Две души. Испытания бытом
Надежда Игоревна Соколова, 2017

Ирма и Ирина начинают другую, чуждую им жизнь в новых для них мирах. Смогут ли женщины прижиться в чужих реальностях? Не сломают ли их миры? И если Ирма получила практически всё, о чем так давно мечтала, то желания Иры никто не спросил. И в новом мире она открывает в себе новые способности, которые могут привести к новым проблемам и заботам.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Две души. Испытания бытом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

В эту ночь я буду лампадой

В нежных твоих руках…

Не разбей, не дыши, не падай

На каменных ступенях.

Неси меня осторожней

Сквозь мрак твоего дворца,-

Станут биться тревожней,

Глуше наши сердца…

В пещере твоих ладоней —

Маленький огонек —

Я буду пылать иконней…

Не ты ли меня зажег?

Максимилиан Волошин

Глава 1

Незачем цепляться за тщетные сожаления о прошлом и скорбеть о досаждающих нам переменах, ибо перемены — основа жизни.

А. Франс

Ирина:

О неожиданных многочисленных переменах к лучшему в личной жизни герцога Вартариуса ранос дорт Антариониуса, советника Императора и его правой руки, сильнейшего черного мага Антонии, а возможно, и всего мира, шептались уже давно все, кому не лень, начиная с простых слуг и рабов в его собственном городском доме и заканчивая рафинированным высшим обществом и «особами, приближенными к Императору». Любитель и неизменный участник шумных холостяцких вечеринок (несмотря на брачный договор, искренне считавший себя в душе именно холостяком), счастливый обладатель нескольких роскошных любовниц — дам полусвета, мечта (чаще всего — несбыточная) всех разумных женщин, как замужних и связанных клятвой, так и свободных, всем известный мот и гуляка, он каким-то совершенно магическим способом буквально за одну ночь резко изменился и, к искреннему удивлению окружающих, превратился в примерного семьянина, стал проводить все свое свободное время исключительно в домашнем кругу, на публике каждый раз появлялся только с женой, на которую теперь смотрел с восторгом и обожанием, давая понять взглядами, жестами, а иногда — и словами, любым случайно появившимся в поле зрения мужчинам, что возле его женщины им ловить нечего, что соперников он, влиятельный вельможа и сильный маг, никогда не потерпит. Да и жена его как-то сразу изменилась: похудела, похорошела, в зеленых глазах появилась уверенность в себе; темно-русые волосы отросли еще больше и посветлели, теперь они отливали рыжиной; в на полных чувственных губах — легкая улыбка, временами превращающаяся в саркастическую усмешку, не сулившую собеседнику ничего приятного; и теперь даже ходили разговоры, что боги наконец-то смилостивились над Его Сиятельством и вот-вот одарят герцогскую чету долгожданным наследником и продолжателем рода, а может, даже и не одним.

— Все, не могу больше. Сил моих нет. Блин, ну вот как они все ходят в этих корсетах. Чтобы я еще раз надела что-то подобное, пусть и на официальный вечер!!! Это ж убиться веником! А затем еще и приласкать кое-кого тяжелой шваброй! Варт, ну вот что ты хихикаешь, зараза такой! Расстегни! — высокий плечистый мужчина с лукавыми глазами цвета пьяной вишни, тонким прямым носом и волевым, почти квадратным подбородком на аристократическом холеном лице, по непонятной до сих пор мне причине возжелавший полгода назад взять меня в жены и вытащить ради такого важного дела из другого, родного мне мира, уверенно повернул меня спиной к себе и наконец начал помогать своей ненаглядной супруге избавляться от жутких одеяний. Его тонкие пальцы умело, со знанием дела (сразу видно мастера, привык, блин, к подобным вещам, успел натренироваться!) порхали по застежкам корсета, освобождая мою изрядно похудевшую тушку от этого средневекового пыточного инструмента. Вот еще немного, и наступит счастье!

— Ира, счастье мое, приличным замужним женщинам, практически матерям семейства, не пристало так неприлично выражаться, пусть даже и в спальне собственного супруга, с ним наедине.

— Я тебя сейчас стукну чем-нибудь, доведешь! Уффф… Боги, какое счастье! И дышать стало сразу же легче. Варт, ты все-таки душка, даже когда так нахально скалишься.

Полгода. Я жила в этом чуждом мне мире уже полгода. Как же быстро время летит… Просто исчезает, не успев появиться… Я нагружала себя информацией по устройству мироздания, экономике, географии, истории и прочим наукам, знакомым образованной аристократке чуть ли не с рождения, попутно вникала в поросы домоводства, постигала разницу между рабами, слугами и бастардами, училась с первого взгляда отличать все три категории и старалась не выть от тоски по привычному и, как оказалось, такому дорогому порядку, не по своей воле оставленному на Земле.

За все прошедшие дни, недели и месяцы я ни разу не видела во сне Ирму, хоть и думала о дорогой подруге практически каждый день. Как там она? Смогла ли прижиться? Получилось ли у нее стать частью земного мира? Довольна ли своей новой жизнью? Чем занимается? Вышла ли за своего любезного Антона? Если да, то как у них с наследниками? В общем, уйма самых разных вопросов и ни одного ответа.

К своему новому мужу я с этим не лезла — почему-то чувствовала, что собственник Варт будет (мягко говоря) не в восторге от таких мыслей супруги и захочет переключить мое внимание на что-то другое, более важное, как он полагает, зато очень хотела попасть к дракону и получить ответы на некоторые свои вопросы, постоянно занимавшие меня. Черный маг на все мои приставания отговаривался постоянной сильной занятостью и возней с различными магическими экспериментами: мол, нет у меня в эту самую минуту, женушка моя ненаглядная, ни сил, ни желания, ни возможности тебя переносить куда-либо. Но недавно я все-таки его достала, даром что ли училась в свое время брать измором некоторых не особо ретивых товарищей… И сегодня наконец мы отправляемся в драконье логово.

— Тартанал, Ира. Они называют свои жилища тартаналами.

— Да какая к Шурху разница. Логово — оно и есть логово, как его не называй. Да еще и темное — глаз выколи. Не мог, что ли, нормальное освещение в своей пещере сделать.

— Оно им не нужно. Драконы прекрасно видят в темноте.

— Но я-то — нет! В смысле, не вижу там ничего! И вообще! Варт, вот зачем ты распустил слух, что я беременна?

— А ты против?

Р-р-р!!!! Придушу! Вот возьму подушку и придушу! И даже жалеть не буду! А кстати…

— Я? Против? Ну что ты, милый. Я только за, мой ненаглядный. А уж как твоя мамочка за будет, когда эти невероятные слухи до нее наконец дойдут. Сразу прибежит проверять, не обижаешь ли ты тут ее ненаглядную невесточку.

Всемогущий черный маг спал с лица. Сразу видно родительскую дрессуру. Вот как у него так получается? И не побледнел даже, но сразу весь как-то осунулся.

— Как ты там рассказывала о своем бывшем мире? Свадебное путешествие, да? Не хочешь побывать, например, в горах у гномов? Пожить там несколько месяцев, расслабиться, отдохнуть, отвлечься от ежедневных проблем?

Угу, всегда мечтала. Видимо, чтобы обзавестись комплексом дяди Степы, гуляя среди них и стараясь не наступить ни на кого и ничего не отдавить «братскому народу».

— Ты уверен, что герцогиня не отправится следом?

Смотрит подозрительно:

— Издеваешься?

Ага. Надо ж тебя, умника такого, жизни учить.

— Ну если только самую каплю. Но, Варт, вот теперь серьезно: знаешь, что я услышала сегодня от графини Аурелии ранос тен Прелиниос, давней хорошей приятельницы твоей матушки, между прочим?

— И что тебе сказала эта старая змея?

Ну почему же змея. Очень милая женщина. Если смотреть исключительно издалека и без очков.

— Что в моем положении мне противопоказаны не только узкие корсеты, но и любые спиртные напитки. Мол, а не много ли ты пьешь, дорогая Ирма? Зачем хлещешь бокал за бокалом? Как это отразится на ребеночке? И вообще, что-то ты нервная какая-то стала. На себя совсем не похожа. Язвишь и умничаешь не по делу. Ну вот точно скоро рожать пора будет.

— Нервная? Не заметил. По-моему, ты всегда такая…

Так, где мой любимый метательный снаряд? Не успела. Этот гад, герцог который, ухмыльнулся, крепко обнял и прижал меня к себе, поцеловав в шею.

— Потом будешь драться. Нас ждет дракон.

Ах, да… Эта хвостатая змеюка…

Сразу же после полного переселения в тело Ирмы я вызвала уже знакомую мне швею и приказала ей сшить несколько брючных костюмов разных размеров и фасонов — ходить постоянно в юбках и платьях я не собиралась. Женщина была шокирована, узнав, что такая одежда требуется мне не для прогулок верхом, а для повседневной носки, но спорить с влиятельной клиенткой не решилась. А вот кое-кто из дам высшего света, встретив меня в городе в таком наряде, попытался упасть в оборок. Демонстративно. На руки моему мужу. На меня этот спектакль не подействовал, от брюк и сшитых для них блуз я не отказалась, Варту было все равно: на него общественное мнение не действовало. А высшее общество… Привыкли со временем и теперь только недовольно косились в мою сторону. Что, впрочем, было мне до лампочки.

И вот сейчас я, отчаявшись выгнать из комнаты своего обнаглевшего до неприличия благоверного, переоделась в брючный костюм и с пафосом заявила:

— Веди, о Сусанин!

Муж фыркнул. Я периодически рассказывала ему байки, легенды и мифы Земли, так что он уже был в курсе, что собой представлял тот или иной персонаж.

Портал — и вот мы уже в знакомой темной пещере. Хоть бы не споткнуться, шею не сломать. Вот неужели свет ради меня красивой включить нельзя?

— Ты привел ее, маг. Хорошо. Приветствую тебя, дитя.

Все то же равнодушие, что и раньше. Как будто мне все равно, где я и чем я тут занимаюсь. Ладно, побуду пай-девочкой.

— Здравствуйте. Варт? Ты куда это намылился?

— Пусть идет. Нам нужно пообщаться наедине.

Угу. О чем это, интересно?

— Ты сделала правильный выбор. Твоя сущность стала сильней. Твоя аура сияет намного ярче, чем раньше, в ней стало больше красок и полутонов.

Класс. И почему у меня ощущение подвоха? Большого такого, размером с эту говорящую гору?

— Вы хотите сказать, что мой дракон проснется?

Надеюсь, что нет… Очень надеюсь…

— Только если ты ему позволишь. Но ваше дитя однозначно будет драконом.

Упс. Большой упс. Хорошо, что драконья «заморозка» еще действует, иначе, боюсь, у меня случилась бы истерика…

— А можно поподробней? Как я должна позволить/не позволить ему проснуться? И что за дитя? Я как-то в данный момент не чувствую себя беременной…

Да и Варт провел свою диагностику. И тоже никого внутри меня не нашел…

— Тренировками и обучением, дитя. Только так. Ты теперь замужем, так что…

Стоп.

— Простите, что перебиваю. А при чем тут мое замужество?

Удивление в голосе:

— Муж не сказал тебе?

Прибью. Я прибью этого нахального черного мага. И бить буду очень долго.

— Нет. Что он должен был сказать?

На этот раз голос молчал довольно долго. Потом раздалось:

— Скажи, дитя, по своей ли воле ты согласилась стать его женщиной?

Нет, простой смертью он не отделается…

— Нет. Я шла на обряд с другим мужчиной. Он на какое-то время стал этим человеком, так что обряд был совершен с ним.

Снова молчит. Я начинаю чувствовать, как трещит по швам не только мое терпение, но и хваленая драконья «заморозка». Ой, Ирочка, спокойно. Вот только повторной истерики тебе здесь и не хватало.

Задумчивое:

— У тебя умный муж. И хитрый. Тот, в ком течет кровь дракона, не может связать себя узами брака повторно. Кровь не позволит. Мы можем любить сколько угодно, но останемся с тем, кого выбрали своим спутником первый раз. Я думал, это известно только нашей расе…

Так… Это что ж получается? Если бы я вышла замуж за Мишку, то сейчас бы… Нет, даже думать не хочу! Я бы прибила этого увальня на второй день нашей совместной жизни и ни капли потом не раскаялась.

— Спасибо, что просветили…

Улыбка в голосе:

— Будь честной, дитя. Хотя бы сама с собой. Здесь тебе жить легче и проще.

Угу. Аж три раза.

— Так а что с ребенком? Я вроде как не беременна.

— Пока. Но твой муж правильно делает, что бережет тебя. Всему свое время. Тренируйся, расти своего дракона, старайся быть достойной своих предков. И забудь тот мир. Ты больше не принадлежишь ему. Твой дом здесь. И твое замужество поможет тебе в этом: оно станет якорем, который не позволит тебе сомневаться в правильности твоего пути, пусть и не по своей воле выбранного.

Ирма:

День был на удивление теплым, в воздухе, еще не до конца прогретом после долгих зимних холодов, уже ощущались первые весенние запахи; постепенно просыпались насекомые, прилетали в родные края птицы, радовали взгляд набухавшие на деревьях почки. Весна. Нежное и трепетное время года.

Ребенок толкался уже довольно активно, и я чувствовала себя по-настоящему счастливой. Дите от любимого мужчины, дни без страха и горечи, радость от понимания того, что больше не надо постоянно скрывать под постоянной маской свои чувства и эмоции. Я была счастлива. Непередаваемо счастлива.

— Ирма, милая, тебе нельзя так долго находиться на воздухе. Еще холодно.

Антон. Мой любимый. Мой ненаглядный. Мой муж. Мы поженились через неделю после моего появления в этом мире, а уже через месяц я была, как говорят здесь, «глубоко беременна».

Все реже вспоминала я о своем родном мире, все реже думала о своем первом муже. А вот Ира… О подруге я думала часто. И молилась всем известным мне богам в наших мирах, чтобы она, усмирив свою гордость, нашла наконец счастье с Вартариусом. И, признаться честно, мне поначалу не хватало наших с Ирой совместных снов. Но, в отличие от подруги, во мне не было драконьей крови, так что оставалось только смириться и верить, что у Иры все будет хорошо…

— Уже иду, родной. Воздух здесь просто целебный.

После зимних холодов муж вывез меня на пару недель в более теплый регион, на юг. Здесь климат был спокойней и мягче, и я старалась как можно чаще бывать на улице, наслаждаясь каждой проведенной здесь минутой. С трудом встав с большого плетеного кресла, я походкой пьяной утки пошла в дом.

Ирина:

«О, сколько нам открытий чудных…» Вот же бандит! Нет бы по-нормальному объяснить! Хотя Варт и объяснения… Не дождетесь, так сказать.

Я снова мыслями вернулась к уже прошедшим дням. Когда я проснулась полгода назад в теле подруги, мой дражайший супруг полдня не выпускал меня из постели, как будто наверстывая все упущенное. И откуда только силы взялись, после ритуала-то? А потом я поняла, что Ирма была просто святой женщиной, потому что терпела все выходки своего благоверного, причем терпела молча. Мне пришлось устроить несколько крупных разборок с битьем всей находившейся под рукой посуды, прежде чем чернокнижник наконец понял, что с моим мнением тоже нужно считаться.

Хотя теперь я уже не уверена, что поступила правильно: на меня сразу же взвалили управление домом, видно, чтобы не расслаблялась, и дали карт-бланш во всем, что касается домашнего хозяйства, включая ремонт. Ну я и развернулась, сделала перепланировку, заказала у специалистов новую, качественно отличающуюся от вульгарной старой, мебель неброского и немаркого цветов, наняла нужных людей для малярных и лако-красочных работ, в общем, вспомнила навыки любителя ремонта. После этого муж схватился за голову и практически мгновенно перебрался куда-то поближе к императору, наверное, даже во дворец, навещая меня только два-три раза в неделю, чтобы особо не скучала. Ему, видите ли, нужна постоянная тишина. Крики рабочих его отвлекают от дел. Ну и не уважают черного мага, в ножки не кланяются всякий раз, как он показывается на горизонте, а стараются в срок закончить взятые на себя обязательства. Но ничего, выжили, оба. Зато теперь жилище больше не напоминает дом спятившего нового русского. В комнатах уже намного приятней находиться: даже атмосфера вокруг стала спокойней, умиротворенней и, не побоюсь сказать, элегантней.

— Где ты снова потерялась? Ира, ты меня слышишь?

А? Что? Он то-то говорит, похоже…

— Неа, не слышу. Встречу со змеюкой в деталях вспоминаю и обдумываю.

— С драконом, Ира, с драконом. Прояви хоть немного уважения к древней расе.

Умник…

— Угу, ладно. Так что ты там говорил?

— Только то, что завтра вечером у Императора будет бал. Как ты понимаешь, мы приглашены. Оба.

Какое счастье. Я еще от той, первой встречи с Его Величеством не отошла, как тут, буквально через полгода, будет вторая… Всегда мечтала повторить…

— Варт, меня твои постоянные званые вечера начинают утомлять. Я и в том мире не особо их жаловала, а здесь — тем более.

Хмыканье.

— А у нас с тобой нет выбора: завтра День Семьи, мы обязаны там появиться. Ну или отправимся в гости к моей ненаглядной матушке. Знаю, ты ее обожаешь, но вот меня туда как-то не тянет.

И напрасно. Кое-кому точно мозги вправить не помешает. А герцогиня Аренила ранос дорт Антариониус очень хорошо с этим справляется. Так, что я пропустила?

— Варт, что за День Семьи? Что-то я не припомню у вас такого праздника… И еще… Надеюсь, мне из-за этого праздника не придется встречаться с судьей?

— О судье и его супруге можешь забыть навсегда. Он после встречи с моей матушкой, тогда, в музее, к тебе и на полет дракона подойти не посмеет. День Семьи случается раз в три года — этакий день объединения всех родственников, даже дальних, день прощения и примирения, разрешения всех ссор между родней. Народ собирается за одним столом и после праздничного ужина решает все возникшие за это время вопросы и разбирается со своими проблемами.

— Э… А при чем тогда бал у Императора? Все ж должны сидеть со своими родичами, нет?

— Это давняя традиция. Если ты помнишь, я рассказывал уже, что в свое время у нас постоянно велись жестокие междоусобные войны. Тогда истреблялись целые кланы. Да, власть старалась насильно присоединить выживших к другим кланам, но удавалось это далеко не всегда. И один из Императоров, желая объединить тех, кто не входил ни в один клан, придумал следующий обычай: те из аристократов, у кого семьи нет, могут в этот день присутствовать на специально устраиваемом в императорском дворце праздничном вечере.

— Угу, ясно. Но у нас с тобой родня есть. Твоя матушка не обидится? А другие родственники?

Равнодушное пожатие плечами:

— Мне по статусу положено появляться на таких мероприятиях. Правда, до этого я приходил один.

Ну то понятно. Ирму ты, родной мой, редко когда по-настоящему в свет выводил… Нет, ну вот не хочется мне в гости к Императору… Никак не хочется…

И кто б меня спрашивал… На следующий день, через пару-тройку часов после довольно плотного обеда, я стояла в холле и покорно ждала, пока муж, закончив наставлять бастарда управляющего, откроет портал в императорский дворец. Бальное платье молочного цвета в пол, но с оголенными плечами и чересчур глубоким (на мой вкус) декольте, туфли на жутком каблуке, на груди сияет и переливается последний подарок моего супруга — крупное бриллиантовое колье, в ушах покачиваются в такт шагам тяжелые серьги-висюльки, тоже с бриллиантом. В общем, хорошо одетая породистая лошадь, готовая к скачкам.

Супруг был облачен в черный смокинг — строго и без лишних цацек, как раз как я люблю. Только мне самой такой вариант, увы, не светит…

Портал — и мы в уже знакомом зале. И тот же самый бодибилдер встречает нас у входа.

— Вартариус, рад видеть. Герцогиня, вы просто великолепны! Глаз не отвести! Господин советник, почему вы так редко радуете нас общением с вашей супругой?

Муж буркнул что-то нечленораздельное, я же присела в заученном реверансе:

— Ваше Величество, для меня большая честь…

— Ах, бросьте, герцогиня. Ни к чему сегодня этот официоз. Прошу.

Музыканты заиграли джойт, отказать было нельзя. Пришлось порхать по залу и молиться, чтобы каблуки не подвели. Очень надеюсь, что сегодня обойдется без магической дуэли…

Обошлось. Только вот ноги я стерла чуть ли не до крови, танцуя весь вечер напролет: Император — муж — Император, и так по кругу. Никого, кроме своего непосредственного начальника, Варт ко мне не подпускал — ревнивый стал, зараза…

Наконец-то портал! Мы дома! Какое…

— Сын! Слава всем богам, ты вернулся пораньше! Мы вполне успеем провести День Семьи все вместе!

Ой… Мамочки… Кто это???

Ирма:

Девочка. Все врачи этого мира, обследовавшие меня, единодушно утверждали, что уже через два-три месяца я рожу девочку, дочь. Тоша был на седьмом небе от счастья, я тоже радовалась вместе с ним. С того самого дня, как я очнулась в теле Иры, мы очень редко разлучались: муж боялся, что я могу в любой момент вернуться в свой мир, и старался как можно сильней привязать меня к миру этому. Мы сыграли свадьбу, я ушла в отпуск, и мы несколько месяцев путешествовали по свету. Вернувшись, я немедленно ушла в декрет — Ира оказалась права, её компанией управлять, не имея знаний и подходящего образования, мне было тяжело и неинтересно, так что я полностью посвятила себя налаживанию быта дома. С домработницей подруги, бабой Валей, мы довольно быстро нашли общий язык, Тоша запретил мне перетруждаться, и все свое свободное время я занималась самообразованием, с жадностью поглощая разнообразную информацию. Жизнь была прекрасна.

Усевшись перед зеркалом в спальной комнате, я начала наносить макияж — Тоша был приглашен на семейный ужин. С его родственниками отношения у нас были холодными, но меня это ничуть не напрягало. В этом мире я не боялась никого.

Взяв в руки палетку с тенями, я повернулась к зеркалу и вздрогнула: на меня смотрело чужое, но такое знакомое зеленоглазое лицо.

— Ира? — недоверчиво выдохнула я.

Женщина по ту сторону прозрачного стекла моргнула дважды, потом пробормотала себе под нос что-то о белочке, которая рано слишком в гости пришла.

— Ира, ты… Ты меня видишь?

— Ирма? Блин, это не шиза… Но как????

Хотела бы я знать…

— Понятия не имею. У тебя все в порядке? Ты какая-то бледная…

— Он сбежал…

— Кто?

— Кто-кто… Этот твой… Вернее уже мой… Прибью гада!!!

— Вартариус?

— Угу, он.

— Погоди… Как это «сбежал»? Куда?

— Хрен его знает. Прошипел что-то о важных делах и молниеносно ушел порталом. А мне тут отдуваться!

Вартариус? Сбежал? Как такое вообще возможно? Хотя…

— Его мать приехала?

— Если бы. Все семейство здесь оказалось. Ирма, вот почему ты меня не предупредила, а?

— О чем?

— О том, что их тут как в Китае! Я ж скоро сама сбегу! Подальше от этих горлопанов!

Я растерялась: родные герцога? У него в доме?

— Подожди… А что они у вас делают?

В ответ — гримаса, в которой сложно выделить какое-то одно чувство, скорее смесь раздражения, злости и желания прибить первого попавшегося под горячую руку:

— День Семьи, чтоб его!

Э…

— Ира, но они никогда раньше не появлялись у нас на День Семьи…. Ни разу…

Ирина:

Мужа я готова была не просто убить. Нет, была бы моя воля, я бы его в кандалы заковала, на вертел насадила и медленно поджаривала, я бы…!!! Он сбежал мгновенно, как только услышал голос свекрови и увидел тот ужас, что по невероятному издевательству судьбы зовется любимыми родственниками. Буркнул, что занят следующие сутки-двое, открыл портал и вывалился куда-то. Причем готова поклясться, что с той стороны я слышала изумленный возглас Императора. Пришлось с приклеенной улыбкой и под цепкими взглядами всего клана выслушивать причитания свекрови о невоспитанном сыне — главе семейства. Отпустили меня только через несколько минут, и то предварительно взяли торжественную клятву, что вернусь в обеденный зал я сразу же как переоденусь.

В комнате я, шипя от боли, сбросила возле двери надоевшую за этот вечер шикарную обувь и, матеря на чем свет стоит мужа, «матушку» и весь этот гадкий мир с ненавистными драконами во главе, кое-как доковыляла по ворсистому ковру до одной из стен и устало плюхнулась на небольшой мягкий пуфик возле элегантного туалетного столика из диараны, редкой породы дерева, растущего где-то на окраинах Империи (Варт, естественно, не мог упустить шанса и заказал любимой супруге этот невероятно дорогой предмет туалета, не спрашивая ее на то желания). Овальное зеркало как обычно отразило лицо, ставшее за последние полгода уже привычным, пусть и не родным. Зеленые глаза на немного бледном овальном лице, слегка пухлые губы, нос средних размеров, уже несколько месяцев как впалые щеки, ну и лоб, высокий, открытый. В общем, не королева красоты, но жить можно. Чуть прикрыв глаза, блаженно улыбнулась: хорошо-то как… И никуда идти не надо… ну… По крайней мере, в ближайшие пять-семь минут точно… Можно посидеть и помечтать о том, что вся эта толпа внизу исчезнет сама собой, растворится в воздухе, уйдет порталом, расщепится на молекулы… Хоть бы и в моих мыслях…

Наконец заставила себя открыть глаза, изумленно моргнула и несколько секунд тупо всматривалась в появившееся отражение земной меня, только теперь уже с серыми глазами, отчаянно пытаясь вспомнить, после какого по счету бокала к пьяницам обычно приходит «белочка». Отражение смотрело на меня примерно с таким же выражением. Через пару секунд я услышала:

— Ира, ты… Ты меня видишь?

Тихо шифером шурша… Или… Но Варт же утверждал…

— Ирма? Блин, это не шиза… Но как????

В ответ удивленное:

— Понятия не имею. У тебя все в порядке? Ты какая-то бледная…

Я? Я бледная? Это она еще меня бледной не видела. Пока я просто не совсем привычного оттенка. Из-за одного….

— Он сбежал…

Не поняла, конечно. До Ирмы и раньше многие вещи тяжело доходили…

— Кто?

Действительно, кто… В рифму, блин… Хотя этого заразного чернокнижника особо и не зарифмуешь…

— Кто-кто… Этот твой… Вернее уже мой… Прибью гада!!!

Вот теперь дошло. Наконец-то.

— Вартариус?

И откуда такое искреннее изумление. Как будто она не знает, на что способен ее бывший. Вот и бросить жену на растерзание родичам, своим, между прочим, вполне в силе этого обормота!

— Угу, он.

— Погоди… Как это «сбежал»? Куда?

Наивный ребенок. И не повзрослела же за это время. Хотела бы я знать, где сейчас носит моего благоверного…

— Хрен его знает. Прошипел что-то о важных делах и своем срочном присутствии где-то там, непонятно где, и ушел порталом. А мне тут отдуваться!

Доходило до Ирмы долго. Наконец она выдала:

— Ира, но они никогда раньше не появлялись у нас на День Семьи…. Ни разу…

Весело. То есть сейчас, именно в этом году, когда здесь появилась я, драгоценная свекровушка непонятно почему решила сделать исключение и собрать все семейство под одной крышей. Р-р-р!!!! Вот интересно, в честь чего???

— Так, Ирма, раз уж ты все же здесь. Вспоминай давай, кто из родичей есть кто.

Подруга недоуменно нахмурилась:

— У него старший брат, неудачник, слабак, позор семейства, и две младшие сестры. У всех троих уже свои семьи, у каждого по три-четыре ребенка. О брате-бастарде, служащем в его доме, ты помнишь. Есть еще незаконнорожденная сестра. Но я понятия не имею, где она и что с ней. Ну и дальние родственники: сестра свекрови с мужем и одним ребенком, сыном, и два брата свекра, насколько я помню, там какая-то некрасивая история была… С их женами… Но что конкретно, я прямо сейчас, увы, и не вспомню…

Какая прелесть… Осталось только запомнить всю эту «полезную» информацию…

— Ирма, милая…

Антон. Объявился на горизонте, и связь мгновенно оборвалась. Что ж, будем довольствоваться тем, что имеем.

Появившись в этом доме на правах его законного и уже постоянного жителя, я сразу же понизила служанок Ирмы из личных до обычных, решив, что мне нужен кто-то один, попроще и поспособней. Как оказалось, этим моим требованиям соответствовала только тихая и скромная девочка-подросток, рабыня, не большая красавица, скорее гадкий утенок, среднего роста, пухлая подростковой полнотой, с большим длинным носом, узкими губами, высоким лбом и бледной кожей. Вряд ли этот утенок когда-нибудь станет прекрасным лебедем, но услужливой и послушной девочка была уже сейчас. Плюнув на местные традиции, я стала звать ее по имени и не ошиблась в выборе:

— Она за тебя на куски даст себя порезать, — задумчиво заметил как-то Варт. — Странно. Я первый раз встречаю такую невероятную преданность среди рабов.

«А вы обращайтесь с ними помягче да извольте видеть в них людей», — подумала я тогда, запомнив его слова. Ребенка я защищала и от челяди, и от недовольного ее медлительностью мужа. Плюнув на косые взгляды портнихи, сшила ей несколько нормальных платьев, в которых девочка должна была появляться при гостях, мотивировав это тем, что моя личная служанка должна так же отличаться от остальных слуг, как и я — от местных аристократов. Хотя, наверное, я просто тосковала по своему миру и пыталась заботой о ком-то приглушить это сосущее чувство потери… Супруг не спорил, и за это я была ему благодарна.

— Верис, уложи мне волосы, подправь макияж и иди спать. У нас гости, так что тебе лучше пока поменьше показываться им на глаза. Носи свою робу и будь тенью.

Девчушка понятливо кивнула: о неудовлетворенной сексуальности семейки Антариониус судачили и слуги, и высший свет. Мужики здесь все как на подбор хвастались своей невероятной силой и физической выносливостью, а еще — нежеланием понимать, что можно, а что — нет. И если Варта я худо-бедно обуздала, то с его родичами могли быть серьезные проблемы: подставлять свою служанку не хотелось.

Надев платье попроще, синее, широкое, длинное, почти до пола, с большими рукавами и закрытой шеей, больше похожее на старый любимый домашний халат, чем на настоящее торжественное одеяние, я влезла в ненавистные каблуки и поковыляла, как хромая беременная утка, переваливаясь с боку на бок, матерясь сквозь зубы, к лестнице.

Спускалась я лебедушкой (правда, поющей свою предсмертную песню, но это уже частности). Со стороны, возможно, это казалось величественным действием, наверное, даже довольно медлительным, но у меня банально болели растертые во время танцев ноги. Вот и зал. Конечно же, громкие голоса, споры, обсуждения. Их реально много. Что ж, придется вспомнить методы управления толпой…

Итак, кто есть кто в этом Шанхае?

Говор смолк, едва я зашла в зал. На меня с любопытством уставили глаза разных цветов и оттенков.

— Ирма, детка, рада, что ты с нами!

Свекровь. Высокая, уже пожилая, но все еще красивая женщина, чуть полноватая, что, впрочем, ее не портит, с сильно выдвинутым вперед подбородком, говорившим о ее непростом характере, с правильными тонкими чертами лица, роскошной черной шевелюрой и немного удлиненным носом. Встала с хозяйского места, между прочим. Да, я в курсе, что после мужа она вторая по старшинству в роду и имеет на это место полное право, в виду отсутствия в комнате своего сыночка, но могла бы проявить такт и скромность и рядом посидеть. Но от нее дождешься, как же. А вот кресло по правую руку как раз не занято. Для меня оставили? Ладно, я не гордая, присяду.

— Матушка, рада вас видеть.

Довольно искренне улыбаюсь: правда, между прочим. Аренила хоть и стерва, каких поискать, но все же с Ирмой у нее отношения более-менее наладились. Женщина искренне пыталась помочь невестке хоть как-то наладить быт и отношения со своим ненаглядным упертым сынком. А вот остальную толпу я сюда не приглашала, имен их, как и их самих, не знаю, так что мое радушное приветствие на них не распространяется. Впрочем, посмотрим, что будет дальше. Пока же я уселась за стол и осмотрела новых родственников.

— Ирма, Вартариус женился на тебе довольно быстро и неожиданно, кроме меня, никто не смог побывать у вас на свадьбе («Ну да, а потом видеть неуклюжую толстую дурнушку-невестушку никто и не пожелал, полностью удовлетворившись твоим красочным и наверняка подробным описанием нового члена рода»), так что позволь тебе представить наше небольшое, но дружное семейство: мой старший сын, Лоринариус, его супруга, Орха, их дети, Арниунариус, Ленара, Дира; мои дочери с мужьями, Шонара и Патриус, Ульвира и Цокаранаус; их дети, Жилана, Нариана, Зиманариус, Увара, Донераниус, Гариана, Ориуниаринус; моя сестра с супругом и их сын, Нориада, Гураниус, Хариунарас; и дядья Вартариуса, братья моего покойного мужа, Бориусаран и Ланиусар.

Ой, да, очень небольшое. Видимо, и такое же дружное. Нет, господа хорошие, всех сразу я вас точно не запомню. Так что пока только мило улыбаюсь и киваю в ответ на каждое прозвучавшее имя. Хм… А народу за столом явно больше. Трёх женщин и двоих мужчин, притулившихся все вместе в конце стола, мне так и не представили. Видно, не посчитали нужным. Очень мило… Ладно, потом разберусь, кто есть кто.

— Добро пожаловать, дорогие гости.

«И пусть вам поскорей надоедят ваши хозяева».

Широкая улыбка во все зубы вечно голодного аллигатора-людоеда. Впрочем, здесь такую зверушку не знают, так что моей искренности вполне поверили.

Ужин в «тихом семейном кругу» прошел быстро, тем более с моей-то привычкой к долгим и нудным пиршествам/застольям, всего-то час с небольшим, но оставил после себя тяжелое, неприятное послевкусие: зависть прямо рекой лилась, густая, как каучук, хоть ложкой черпай, причем маскировать это чувство никто особо и не пытался; Варту бешено завидовали все, начиная с его угрюмого неуклюжего громилы-братца Лоринариуса, молчавшего весь вечер, и заканчивая самой младшей женщиной в роду: Гарианой. Девочке совсем недавно исполнилось только девять лет, за высоким праздничным столом ее практически не было видно, а в ее глазах уже можно было четко прочитать: была бы я здесь хозяйкой… Не завидовала одна лишь свекровь, за что я ей была искренне благодарна.

Ели жадно и много. У меня сложилось впечатление, что народ действует по принципу самых бедных слоёв населения: «не съем, так понадкусываю». Они что, у себя дома совсем голодают? Или экономят на всем, считая каждую съеденную ложку? Вот зачем, скажите на милость, Лоринариус положил себе ляжку индейки, если он еще тефтели не доел? А Орха? Для чего ей целых три отбивных на тарелке? Там и так разные салаты горкой навалены…

Та самая пятерка «так и не представленных», вся так же скромно сидевшая в конце стола, за весь вечер не проронила ни звука. Они вообще, как мне казалось, старались дышать пореже, чтобы быть как можно менее заметными, и такое поведение меня настораживало: в тихом омуте, как говорится…

В комнате меня ждали муж и портал. Не став ничего высказывать трусливому черному магу, я шагнула вперед него в открытое пространство и очутилась в небольшой уютной спальне с видом на лес и речку. Двуспальная кровать у стены напротив деревянного окна, рядом — шкафчик для белья и одежды, неподалеку от двери — кресло и письменный стол, над столом — картина в позолоченной (или золотой?) раме, изображающая тихие городские улочки. Вот и вся нехитрая обстановка. Скромно, но со вкусом. Все, как я люблю.

— Нравится?

Вместо ответа я обиженно фыркнула. Муж покаянно вздохнул и поднял меня на руки.

— Меня учили сражаться с нежитью и зарвавшимися коллегами, а не с собственными родичами.

— И поэтому ты великодушно оставил им на прикорм меня. Спасибо. Очень приятно!

— Они еще живы? После вечера, проведенного вместе с тобой? Ой! Ира, не кусайся! Уши мне еще пригодятся.

— Зараза. Вот скажи, зачем твоей матери понадобилось приглашать всех сегодня? Тем более если раньше такие встречи не практиковались?

— А ты откуда знаешь? Ира?

— Что?

— Кто тебе сказал, что раньше таких встреч не было? Я-то уж точно молчал. Милая, посмотри на меня.

— Варт, не переводи разговор! Что они забыли этим вечером в столице? Да еще всем родом!

— Не всем. Две трети примерно. Отвечу. Но только после тебя. Так кто сказал?

Вот же упертый…

— Ирма.

И тишина…

— Ирочка, солнышко мое ненаглядное… Ты ведь сейчас пошутила, да?

Ага, аж два раза.

— Нет. Я действительно видела твою бывшую супругу. И мы с ней несколько минут общались.

Ирма:

Пришел Тоша и прервал наше общение. Ласково улыбнувшись мужу, я через пару минут закончила наносить макияж, и мы отправились к его родным.

Вечер продлился недолго: где-то через час-полтора я сослалась на дурное самочувствие, так свойственное всем беременным женщинам, и мы с мужем уехали домой.

— Прости, родная. Мамин День Рождения. Я обязан был появиться.

Я прекрасно это понимала. Как понимала и то, что мать любит всех трех своих детей чересчур эгоистичной материнской любовью, считая, что те достойны лучших спутников жизни, тем более — ее старший сын. Но эти вечера были для меня настоящей мукой, и я была благодарна местному божеству хотя бы за то, что за полгода это была только лишь третья «семейная» встреча.

Родным Тоши пришлись не по нраву и мой спокойный характер, и моя неконфликтная манера поведения. Мне кажется, Ира им подошла бы больше. По крайней мере, подруга точно смогла бы быстро найти общий язык с задиристой младшей сестрой и надменным младшим братом моего мужа. Впрочем, я не роптала, полагая, что несколько непродолжительных встреч в год — не такая уж большая плата за счастливую жизнь рядом с любимым человеком. Вот и сейчас его нежные губы накрыли мои, и я растворилась в своих чувствах.

Ночью мне не спалось. Лежа рядом с мужем, я тщетно пыталась понять, что же все-таки произошло, почему наше с Ирой общение вновь стало возможным. Так и не додумавшись ни до чего, я уснула.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Две души. Испытания бытом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я