Шаманы Байкала. Путевые заметки
Михаил Юровский, 2016

Люди всю жизнь находятся в поисках любви и счастья. Но настоящая любовь приходит редко, а счастье, как и смысл жизни, ищут слепо и интуитивно. В чем же смысл нашего путешествия на Землю? Прежде всего это увлекательный процесс познания, и я приглашаю вас в такой путь! Мои путевые заметки откроют вам новые грани различных отдаленных мест и уклада Шаманов Байкала! «Никто не верит в то, что ветер и небо над головой – все что нужно человеку… Когда хочет человек свободы и вечности – он ее ищет всюду. И находит! На обочине, на берегах Байкала, в любых встречах, в пути…» (Петра)

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шаманы Байкала. Путевые заметки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Юровский Михаил, 2016

© Издательский дом Кислород, 2016

© Дизайн обложки, Петр Папихин, 2016

© Фото на обложке, Валентин Хагдаев, 2016

© Рисунки Геогрий Инешин

© Рисунки Дмитрий Титов

* * *

От Автора

Байкал… Вечно юный и вечно преображающийся мир воды. Сколько на него не смотри, он неизменно остаётся чистым, живым и сверкающим на протяжении миллионов лет, вбирая в себя сотни рек и питая и мир идей, и мир людей тысячелетиями. При этом он не океан, вездесущий и мятущийся, он — центр мира обновлений.

Но, попадая на берег Байкала, всякий раз ощущаешь себя оказавшимся на необитаемом берегу океана. Может, дело в хрустальной прозрачности его вод, может, в том, что он всегда суров и переменчив, а скорее в том, что Байкал, как считают уже многие учёные, растёт, становясь новым океаном, с каждым годом поднимая свой уровень на один сантиметр. Глобальное потепление, как известно, сопровождается таяньем ледников, благодаря чему частично и формируется необъятный пресный бассейн Байкала, пополняющийся в основном за счёт многочисленных горных рек и ручьев. А ещё Байкал — это бесспорный очаг протокультуры отдельных народов мира.

Шаманизм — одна из наиболее древних религиозных традиций человечества, предшествующая появлению всех мировых религий. Языческие верования, связанные с почитанием духов предков, духов Неба и Земли, восходят своими корнями к глубокой древности — к неолиту и, возможно, даже к палеолиту. Шаманизму посвящены сотни книг. Большинство его исследователей сходятся во мнении, что древние шаманские техники известны во всех уголках мира и поразительно схожи между собой. Эти древние духовные практики почти не изменились за всю историю человечества и сохранились до наших дней во многом в первозданном виде. С живыми носителями этих традиций и обрядов мне и хотелось бы познакомить читателей этой книги. Однако описывать их вне территории их проживания немыслимо, поэтому в моё повествование естественным образом будут вплетаться и рассказы о Байкале как о хранилище знаний, и мои путевые заметки.

Обычно знакомство рядового туриста с этим сибирским озером начинается в порту Листвянки. Именно туда свозят практически всех туристов из ближайшего к нему полумиллионного Иркутска. Как-то, лет двадцать назад, я добирался автостопом до Тихого океана, и мне довелось соприкоснуться с этой потрясающей чистотой воды и воздуха. Естественная бухта Байкала, Листвянка, стала своеобразным заливом, где автомобильные маршруты как бы перетекают в извилистый пунктир маршрутов моторок и яхт всех мастей, которые так и манят наведаться к гордым красотам преимущественно труднопроходимых берегов Байкала. Оставьте позади продавцов омуля холодного копчения (основного деликатеса в здешних краях) и обратите свой взор на предлагаемый вам выбор из трёх самых посещаемых прибрежных мест: добраться до острова Ольхон, до пляжной бухты Песчаная или до самого Северобайкальска — верхней оконечности озера. А на противоположном берегу раскинулись просторы, принадлежащие уже Бурятии.

Говорят, что нет ничего, кроме наших желаний. А желание трансформировать их во благо для всех — это наш и только наш выбор Пути. Выбор идти по этому Пути, делая то, что приносит радость и удовлетворение в первую очередь нам самим. Делая то, что нравится, и, делая это с любовью, мы пребываем в гармонии с самими собой, в покое и благодати.

Это естественным образом вдохновляет нас на творчество, на созидание и начинает приносить свои благодатные плоды, благодаря которым возникают желание и даже потребность делиться с окружающими. Вот вам и трансформация своих желаний во благо для всех! И родиться в этом мире для этой цели человеком — это замечательно.

Я родился человеком. Странствия по неизведанным землям и дальним краям — это моя страсть, которая у меня в крови, которая не знает утоления, а лишь временное, ненадолгое насыщение. И у меня есть сильное желание делиться с другими всем тем, что я вижу и познаю в своих странствиях. Это и есть сейчас моя жизнь: я — странник по своей натуре. Я отправляюсь туда, куда зовёт меня моя душа, в пути знакомлюсь с самыми разными, удивительными местами и людьми и пишу об этом, как умею, свои книги, а значит, я благословлён трижды, чего от души желаю и каждому из вас, читающих сейчас очередную подборку моих путевых заметок.

И чем больше я странствую, тем сильнее и явственнее ощущаю связь между всем и вся, между макрокосмосом и микрокосмосом. Я чувствую себя подобно водному потоку, который свободен в своем движении и неизменно прокладывает свой путь через все преграды и препятствия. А вода, как и люди, живая и обладает способностью хранить память! Есть один врач в Германии, который провёл ряд исследований на эту тему. Он попросил пять разных людей окунуть в воду один палец и исследовал каплю воды, которая образуется при этом на его кончике. Он был удивлён, обнаружив, что эти пять капель образуются по разным моделям, отражая как в капле воды (прошу прощения за каламбур!) характерные особенности своих хозяев! А это означает, что вода не безжизненна и у нее есть память. Да и могло ли это быть иначе? Ведь вода — основа нашей жизни, благодаря которой выживают все живые существа на нашей планете!

Но вернёмся к Байкалу… В тот раз мне необходимо было попасть на противоположный берег — в порт Бабушкин. К несчастью для меня, катера туда почему-то не ходили. Тогда я решил для начала просто понырять с причала, чтобы смыть с себя дорожную лихорадку затянувшегося, непрерывного передвижения. Накупался, а после меня всё же отвезли на маленьком баркасе чуть южнее, аккурат к уникальной узкоколейке[1], проложенной вдоль юго-западного побережья ещё при царе-батюшке. Рабочий паровозик, именуемый здесь в простонародье «мотаней», дымит вдоль самой кромки берега, заныривая по пути примерно в пятьдесят живописнейших тоннелей. Кругобайкальская железная дорога — это эстетический шок, когда из сырой темени очередного тоннеля ты вдруг выныриваешь в солнечный свет и бирюзовую даль озера, которая на горизонте сливается с не менее лучистыми небесами. А на противоположном берегу пульсирует в дымчатом тумане древний хребет Хамар-Дабан… А «железка» всё вьётся и вьётся вдоль изломанного побережья, и тебе уже самому хочется кричать, подражая гомону алчных и отъевшихся чаек, рьяно патрулирующих прибрежную полосу…

Такой же восторг испытываешь, штурмуя безбрежную байкальскую синь на теплоходе «Ракета», гулко летящем против течения на своих подводных крыльях по Ангаре, единственной быстротечной реке, вытекающей из этого самого большого в мире пресноводного водоема.

На берегах Байкала можно столкнуться с самым разным людом — от замкнутых в себе травников-ягодников до иностранных туристов всех мастей, которые не испугались западной пропаганды о необжитости и суровости сибирских краев. Путешественник может высадиться в потрясающей тишине и деревенской заповедности бухты Большие Коты. Нечто позабытое и сокровенное открывается в скромных серых срубах байкальских поселенцев. Кстати, именно в Прибайкалье, в его труднодоступных районах, в большинстве своем и поныне живут сосланные когда-то в Сибирь старообрядцы. Стоит послушать их многоголосные распевочки, чтобы в вас пробудилась генетическая память предков. Ведь песни староверческих поселенцев так напоминают звуки природы: трели птиц, кодовую перекличку животных или дикое и утешающее завывание ветра, который в этих местах дует почти всегда, причём с разных сторон. Особо славятся этим такие ветра, как могучий Баргузин, подчас топящий рыбацкие суда, или свирепая Сарма, срывающая крыши с домов, вырывающая деревья и сбрасывающая с берега в море домашний скот, а иногда и туристов.

На пересечении этих ветров и располагается саблевидный остров Ольхон. В силу своей изолированности остров Ольхон в центре Байкала стал последним оплотом шаманов Северной Азии. Сакральность острова официально признана в конце XX века шаманами Республики Бурятия: остров Ольхон — главное святилище, культовый центр общемонгольского и центрально-азиатского значения, олицетворяющий сакральную прародину бурят. Самый крупный на Байкале, самый загадочный: тут вам и пляжи не хуже гавайских, и горы сродни гималайским, и лесотундра, да ещё ветра и вьюги такие, что не выйти из дому, плюс полное отсутствие дождей летом[2]

Как и у всякого водного побережья, погода здесь крайне переменчива. Впрочем, есть во всем этом одна неизменная величина — вечно ледяная байкальская вода. Так, если вы вдоволь находились-напотелись вдоль крутых и пологих берегов и вдруг решили окунуться в этот бескрайний водоём, то девяносто девять процентов из ста, что тут же пулей вылетите обратно. Без продолжительных закаливаний ноги даже при самой жаркой погоде будут ныть в ледяной воде, как от ревматизма, так что больше минуты в ней и выстоять кажется невероятным. Хотя местные аборигены и купаются, и рыбачат, и плавательные навыки для тамошних рыбаков, как ни странно, при этом вовсе не обязательны. Может, это обязывает их сильнее надеяться на свои утлые суденышки? И это при том, что ловить на удочку в Прибайкалье можно только в отдельных горных ручьях, а в самом озере вылов идёт исключительно сетями. Рыбнадзор шныряет только у городков, а лесничие национальных парков и заповедников давно живут с рыбаками одной артелью, полюбовно решая вопросы и незначительных вырубок, и скрытого отстрела животных редких видов, в частности нерпы. Ведь в советские времена работа там была только на лесопилках.

Кстати, зимы здесь случаются лютующие, и лето часто начинается далеко не в июне, хотя в 2006 году зима в Иркутской области была самой теплой за последние 120 лет! И, главное, неясно по какой причине — возможно, из-за глобального потепления — но тогда срединная часть Байкала в зимний период практически не покрывалась льдом. А это очень опасно для существования байкальского морского тюленя — нерпы. Ведь она размножается только во льдах, да и передвигается, шлёпая ластами-плавниками по поверхности льда — всё-таки с Северного Ледовитого океана сюда перебралась. И безо льда ей, милой, ну никак. А в 2010 году зима, наоборот, была морозной и ветреной, как никогда. Еле выжили тогда, но при этом, несмотря на целую неделю лютых морозов, когда Сарма да Баргузин рвали озеро в клочья, холода не стали помехой для серьёзных штормов на его поверхности.

Вот так незаметно мы уже поговорили немного и о зимнем периоде жизни бесценной жемчужины России — уникального озера с 25-миллионной историей. Кстати, ещё 5 декабря 1996 года, на 20-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО по инициативе нашего правительства Байкал был включён в Список всемирного наследия, и я не мог не упомянуть о столь знаменательном событии.

Но вновь возвращаюсь к своему повествованию. К концу лета заросли всякой растительности на прибрежных камнях озера отмирают, и, меняя свой цвет с изумрудно-зелёного на бурый, размываются байкальскими волнами. Лишь на самых крупных глыбах и валунах, постоянно подхлёстываемых тяжёлыми ударами прибоя, вплоть до ноября можно видеть отдельные маленькие островки зелёной тины. А зимой здесь встречаются только сине-зелёные водоросли. Учёные считают, что эти водоросли, несвойственные для озера, появились на мелководье из-за загрязнения воды сточными водами. Зимой они чётко видны сквозь лёд в виде крупных слив, лежащих на дне.

А прибрежная полоса Байкала либо вся в торосах от ветров, либо в наносах снега от метелей… Зимой здесь столько солнца, льда и света, что испытываешь просто космическую радость, и это здесь в порядке вещей как нечто само собой разумеющееся. Уж поверьте мне на слово!

При стабильном ветре на озере-море можно наблюдать гонки на собаках или «скачки» серфингистов — это когда на специальной доске устанавливаются стальные полозья, а сверху к этой конструкции крепится парус, и в результате получается великолепное средство для отдыха и передвижения, скачущее на многочисленных ледовых колдобинах как собачья упряжка. По гладкой поверхности льда при сильном ветре такой спортивный буер способен развить скорость до 150 километров в час. Любопытный нюанс здесь ещё и в том, что скользящий по неизбежным ледовым трещинам буер издаёт звук, очень схожий с шумом пролетающего аэроплана. Кстати, именно на таких буерах во времена Ленинградской блокады, ночью, по простреливаемому фашистами коридору, осаждённым жителям северной столицы доставлялось скудное продовольствие.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шаманы Байкала. Путевые заметки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Узкоколейная железная дорога.

2

Исторически отмеченный метеорологами факт.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я