Грешница
Михаил Парфенов, 2013

Тысячи карманников – людей, способных путешествовать между мирами, исследовали бескрайнюю Спираль, пытаясь найти тот самый рай, где нет бесконечных войн, лжи и предательства, но впустую тратили свои жизни. Неуловимый безымянный мир, о котором слагали легенды, оставался миражом. Сантера Джелосс – необычная карманница. Она полукровка. И ей известно, что безымянный мир не выдумка. Но так ли он прекрасен? Место, сокрытое от посторонних глаз, столь похожее на прекрасный ядовитый цветок, одурманивающий одним запахом. Место, откуда никто не возвращался. Какую цену надо заплатить, чтобы увидеть его?

Оглавление

Из серии: Грешница

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грешница предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Ученик ведьмы

Услышав шум, Геберт повернулся и остолбенел. Слова, готовые сорваться с языка, застряли у него в глотке.

Перед ним стояла едва прикрытая полотенцем девушка. С волос и тела струйками стекала вода, прямо на старенький ковер с облезлым ворсом. Не обращая никакого внимания на быстро растущую лужу под ногами и его смущение, она прошествовала в кресло-качалку, где уселась с царским видом. Надменный взгляд зеленых глаз прошелся по всей комнате и ее владельцу в частности. Геб отвернулся и выдавил:

— Так ты девушка?

— А я и не говорила, что я парень, — спокойно ответила она, рассматривая его прищуренными глазами — они превратились в две блестящие изумрудные щелки.

Голос у нее оказался удивительный — глубокий, бархатный, сильный. Ни капли не похожий на хрип оборванца. Или ему это кажется из-за будоражащего вида незнакомки?

Скосив глаза, Геберт вновь посмотрел на свою спасительницу. Та сидела, склонив голову набок, устроив локоть на подлокотнике и опираясь щекой о кулак. Было в этой позе и выражении лица незнакомки нечто надменное, что заставляло мальчика чувствовать себя не в своей тарелке. А ведь это не он, прикрытый одним лишь полотенцем, сидел в квартире незнакомого человека.

— Как тебя зовут, малыш? — Она улыбалась одними губами.

— Геберт Стафи. И я не малыш.

— А меня зовут… Зови меня Сантера Джелосс. Это будет самым честным именем.

— П-приятно… очень. — Геб повернулся к собеседнице и постарался придать себе самый независимый вид. Но кровь все равно предательски окрасила его щеки румянцем, а тело бросило в жар.

— Почему ты принял меня за парня?

— Ты была так одета… и голос у тебя хриплый. И манеры не совсем… — Геб замялся.

Девушка присвистнула:

— Не знала, что одежда служит половым признаком. Но ты прав: я и выглядела, и вела себя неважно.

Она поменяла положение ног. Запоздало Геберту стало понятно, почему незнакомец требовал полотенце побольше. Материя едва прикрывала округлые бедра. Мальчик покраснел еще сильней. Случайно опустив глаза ниже, он застыл в нелепой позе с изогнутой шеей.

Выше колена ногу Сантеры обвивало коричневое существо — нечто вроде древнего морского угря. У него, как и у девушки, были пронзительно-зеленые глаза. Вытянутое тело с волнистым плавником обвивало стройную ногу, а мордочка вгрызалась в кончик своего хвоста. Татуировка была так хорошо выполнена, что казалась трехмерной. Она гипнотизировала.

— Может, оденешься? — сипло выдохнул Геб. Магу внезапно показалось, что угорь насмешливо ему подмигнул.

— Не откажусь. Но моя одежда грязная, ее нельзя больше носить, — рассудительно ответила Сантера. Заметив, как мальчик старательно пытается держать себя в руках, она захотела позабавиться.

Рассуждала карманница просто. Если сейчас она соблазнит мальчишку, жить станет гораздо легче. Верная, влюбленная по уши безвольная пешка в ее положении не помешает. Будет кем прикрыться в случае неожиданного нападения.

Она плавно поднялась с кресла и направилась к юному магу. Мальчика обдало запахом собственного шампуня и жаром распаренного тела.

— Одолжишь свою одежду и… мотоцикл?

— А? Да… На столе лежит моя запасная одежда. Можешь взять. А вот мотоцикла у меня нет.

Геберт замотал головой с бешеной скоростью — разве что уши по щекам не хлопали. Он стал таким испуганным и потерянным, что у Сантеры даже желание развлекаться пропало.

— Жаль, — легко согласилась она и, подхватив одежду, вышла. Уже из ванной донесся насмешливый голос:

— Это чуть лучше моей прежней одежды.

— Ну извини, — очень тихо проворчал мальчик. — Извини, что я бедный.

— Что?

— Ничего, — заверил ее Геб.

— Ты не переживай. — Сантера вернулась в комнату. — Я недолго буду скрашивать твое унылое существование в этом бренном мире. Через пару деньков съеду.

Вот тут Геберт не смог сдержать невольной улыбки. Его гостья была на голову выше и совсем не миниатюрной комплекции. Поджарая, гибкая, с тугими узлами мышц под гладкой кожей, она больше походила на лесную хищницу, чем на простого человека.

Но одежда все меняла. В данный момент вид у гостьи был несколько комичный и по-домашнему уютный в мужских штанах по щиколотку и застиранной футболке, которая едва прикрывала пупок. Налет высокомерия сполз, подобно шелухе, и даже взгляд, казалось, смягчился. Вернувшись в кресло, Сантера снова закинула ногу на ногу, весело подмигнула Геберту.

— Почему тебе негде жить? — спросил Геб. — Ты бездомная?

— Не совсем. Просто я не местная.

— А зачем ты приехала? Хочешь устроиться работать в гильдию?

— Преследуют меня, — равнодушно пожала плечами она, поудобнее устраиваясь в кресле.

Геб икнул:

— Кто?

— Какие-то хмыри. Надоедливые, надо сказать. Уже семь миров от них оторваться не могу. Надеюсь, хоть здесь отдохну. Кстати, у вас очень даже ничего — симпатичное местечко.

— Преследуют… Подожди! Ты можешь пронзать грань времени и пространства?!

— Не так пафосно, но да, — кивнула Сантера.

— Но это же… это же… Я думал, что все это сказки, выдуманные сумасшедшими стариками! Но если они говорили правду… Ты должна рассказать мне о своих приключениях! Какие они, другие миры?!

— Так, так, давай поспокойнее. Чтобы проходить карманы, не нужно быть суперкрутым магом. Нужно родиться карманником. Это врожденная способность, не более. К тому же передается исключительно по наследству.

Сантера сладко потянулась. Посмотрев в окно, из которого доносились веселые детские крики, она предложила:

— Знаешь что… Ты даешь мне на некоторое время ночлег, а я тебе рассказываю все без утайки. Договорились?

Геберт быстро закивал. Потом, вспомнив ее слова о преследователях, вновь разволновался:

— А если они тебя здесь найдут?

— Охотники? Не найдут. С такой-то концентрацией Искр на квадратный метр они все ориентиры потеряют. А если даже и найдут — я просто покину твой дом.

Девушка благоразумно умолчала, что они сделают с мальчиком, если не обнаружат ее. Незачем расстраивать ребенка по пустякам.

— Но почему они тебя ищут? Ты сделала что-то плохое? — наивно поинтересовался Геберт, ожидая услышать отрицательный ответ.

— Сквонг их знает. Может, родственники кого-то, кого я убила, назначили цену за мою голову. Может, им нужен браслет, который я достала из мертвого города. Он, кстати, жутко дорогой. — Карманница любовно погладила широкий костяной браслет на своей руке, тайком наблюдая за реакцией собеседника. — А может, им хочется известности. Я много чего в прошлом натворила. Если поймают — слава и богатство им обеспечены.

Девушка говорила спокойно, словно разговор шел о покупках или погоде. Ее равнодушие пугало.

Геб сглотнул. Восхищение сменилось страхом. Потом паникой.

— Ты шутишь? — с надеждой спросил он.

— Ага. Я знаменитейшая ведьма, меня разыскивают во многих мирах Спирали. Не думаю, что с таким шутят.

Последние слова прозвучали с легким оттенком гордости. И в этот момент Геберт осознал всю комичность ситуации. Он разрешил ведьме-убийце-воровке в розыске, с вызывающей татуировкой и жуткими способностями жить у себя. Под носом у преподавателя классической магии и по совместительству строжайшего сторонника магического кодекса. В городе, где ведьм и тех, кто с ними связывался, сажали в тюрьму.

— Я пропал, — выдавил Геберт и бессильно упал на стул.

— Эй, ты чего? Не надо строить из себя сердечника! — возмутилась Сантера, склоняясь над ним.

— Так ты еще и ведьма? — слабым голосом произнес мальчик.

— А что в этом такого?

— Ведьмам нельзя находиться здесь!

— С чего это? Я хожу, где захочу.

— Тебя посадят, если узнают, кто ты! — завопил Геб и тут же прикрыл себе рот руками.

— А кто, кроме тебя, знает, что я ведьма? — хмыкнула девушка.

Геберт задумался.

— Наверное, никто.

— Вот и к чему по пустякам нервничать? — Сантера отошла и, взяв в руки свой рюкзак, принялась в нем копаться. Ее рука ушла внутрь бездонного джинсового чрева сначала по локоть, потом по плечо. Геб смотрел на эти действия, уже не в силах удивляться. — Я здесь ненадолго. Ты никому про меня не скажешь. А я за это помогу тебе с чем-нибудь… Да хотя бы с приставалами, вроде того черноволосого. И все будут довольны.

— Но мастер Фикус…

Она фыркнула:

— Как ты сказал? Мастер Фикус? А мастера Кактуса и мастера Алоэ у вас нет?

— Да, Фикус. А что в этом такого? — удивился юный маг. — Его так зовут. А про остальных названных тобой мастеров я не знаю. В нашем университете таких точно нет.

— Ладно. Не обижайся. Я просто растения люблю… Так что твой мастер?

— Он будет зол. — Геберт устало посмотрел на свои руки. Ожоги от сегодняшней тренировки до сих пор болели. — Он презирает ведьм за их пренебрежительное отношение к законам равновесия сил. И он, если узнает о тебе, молчать не будет. Ты не можешь здесь оставаться.

— Это значит, что мне нужно уйти? — холодно спросила Сантера. — Хорошо. Я все понимаю: я ведьма, меня ищут ужасные люди. Мне все ясно. Я постараюсь найти себе убежище в другом месте.

Девушка порывисто встала, забросила на плечо рюкзак и пошла к выходу. У двери она остановилась и сказала:

— Извини за причиненные неудобства. Спасибо за все.

— Я не прогоняю тебя. Просто будет трудно скрыть от мастера правду. Но я что-нибудь придумаю, обещаю, — быстро затараторил Геб, чувствуя себя последним негодяем.

Сантера мысленно поздравила себя с победой. Позволив вернуть себя в кресло, она с демонстративно обиженным лицом выслушала извинения и только после этого задала вопрос:

— А кто такой этот Фикус?

— Он мой опекун. А еще преподаватель в Алой Горцении. Мастер живет напротив и помогает мне с домашними делами.

— Где же тогда твои родители? — небрежно спросила Сантера. Просто так, для галочки. Ей требовалось узнать, кто еще мог неожиданно прийти в гости. — Почему они не живут с тобой?

— Мама умерла. Отца не знаю, — грустно ответил мальчик. Говорить на подобные темы ему было тяжело.

Сантера как-то по-особенному зло ухмыльнулась.

— Говоришь, мать мертва, говоришь, отца не знаешь? Заба-авно, — протянула она, с непонятным раздражением тарабаня ногтями по полировке. По лицу ее скользнула неясная тень.

— О чем ты? Что в этом забавного? — искренне возмутился мальчик.

Ведьма подняла лицо, и Геб отвел глаза. Ее голос был сух и резок:

— Личность моего папочки также окутана ореолом таинственности. А мать убили, когда мне стукнуло четыре года. Вот что показалось мне забавным, малыш. Мир полон совпадений.

Геберт пораженно замолчал. Теперь он смотрел на Сантеру иным взглядом.

Успокоившись, ведьма-карманница продолжила:

— Ты пробовал искать своего отца?

— Нет. Я не знаю ни его имени, ни внешности. Мама никогда не упоминала о нем, у нас даже его фотографии нет.

Какое-то время Сантера пристально вглядывалась в лицо Геба, потом откинулась в кресле и беззаботно сказала:

— Аналогично твоему. А кем тебе этот Фикус приходится? Он что, бывший любовник твоей матери?.. Почему он о тебе заботится?

— Нет! Кажется, он наш очень дальний родственник. Когда мама уме… когда ее не стало, он оформил на меня опекунство.

— Какой до-о-обрый фикус. Думаешь, он будет возражать, если я у тебя немного поживу?

— Наверно. Он ко мне по вечерам заходит, чай попить, поговорить о пустяках, помочь с домашней работой. Я ему тоже по хозяйству помогаю. Боюсь, скрыть твое присутствие никак не получится. Что же мне сказать, чтобы он не прогнал тебя? Он, понимаешь ли, очень осторожный и предусмотрительный. А если узнает о том, какая ты… — Мальчик запнулся.

— Какая? Договаривай, — заинтересовалась Сантера. Глаза ее опасно сузились.

— Ну ведьма. Ты же сама так сказала, не обижайся!.. Узнает — нам конец. Тебя сдадут смотрителям и отправят в Коста-Мор. А меня закопают в парке университета и будут показывать за деньги как первого в истории человека-дерево.

— Необычный у тебя учитель. И что за Коста-морда? Слово такое знакомое… Это, кажется, тюрьма?

— Тюрьма для магов, преступивших закон, и всяких опасных существ, — подтвердил Геб. — Говорят, оттуда невозможно сбежать. Любой неподготовленный человек, попавший в эту тюрьму, обязательно спятит — настолько много там созданий, древних и опасных, способных одним дыханием одурманить человеческий разум. Единственные, кто могут находиться в его стенах, — это смотрители. Их долго тренируют, чтобы они сопротивлялись морокам и другому темному колдовству, влияющему на сознание. И никто, кроме них, не знает месторасположения Коста-Мор. Все держится в строжайшем секрете.

— Туда отправляют любого человека, заподозренного в ведьмовстве? — вскинула брови Сантера. Она заранее относилась к любому правосудию с презрением, считая, что ничто не может быть абсолютно справедливым и действенным.

— Нет, конечно! Это же варварство! Сейчас проводят проверку, собирают доказательства, ищут ведьминскую метку. Но обычно до этого не доходит — ведьмы уже давно не вмешиваются в дела магов. После грандиозного поражения в Третьей магической они и всякие темные сущности рассредоточились по всему миру. К тому же вас сложно поймать — метлы слишком быстры.

— Вот как…

— А где твоя метла? — полюбопытствовал Геберт.

Сантера придвинулась к нему:

— Давай откровенность за откровенность. Ты когда-нибудь катался на подобной штуке?

Мальчик отрицательно качнул головой.

— Ну вот! А еще спрашиваешь! Эти метлы — жутко неудобное транспортное средство. Они врезаются туда, куда не надо, и натирают мозоли на интимном месте. Понял?

Геб покраснел от мысли о некоторых частях женского тела. Кашлянул, стараясь скрыть неловкость, и добавил:

— А я и не думал, что в других мирах есть ведьмы. У вас же другие способности.

— Скажем так: я необычная ведьма. Только тсс… — Девушка очаровательно улыбнулась и прижала палец к губам.

Геб заметил, что ногти у нее неопрятные, с коричневой каймой, и очень острые. С такими неудобно сражаться, они будут впиваться в кожу при каждой попытке крепко сжать ладонь в кулак.

Поймав его взгляд и правильно все истолковав, Сантера отмахнулась:

— Не обращай внимания. Давно не стригла. Но даже с этими царапками вырвать у меня из рук оружие довольно сложно. В жизни всякое случалось. Навострилась, знаешь ли… Хотя неплохо бы их обрезать. Ножницы есть?

— Думаю, найдутся. — Геб прошелся по комнате в поисках необходимого. Обшарил все ящички, все вазочки и шкафы. Не найдя ножницы у себя, он обернулся к внимательно следившей за ним Сантере и сказал: — Пойду к учителю, посмотрю у него.

— И я с тобой.

Вдвоем они прошли в соседнюю квартиру, в которой проживал учитель Геберта. Сантера удивленно присвистнула, крутя головой по сторонам:

— Ну и бардак!

Эта фраза очень точно характеризовала квартиру мастера Фикуса. В маленьком на первый взгляд помещении находилось невероятное скопление книг, колб, бумаг, исписанных неровным почерком, — все это было свалено на пол, собрано в высокие кучки и стопки, через которые проходил узкий проем, ведущий на кухню. С потолка, украшенного рыболовной сетью, свисал прямоугольный аквариум. Он держался на цепях, приколоченных к потолку гвоздями. Внутри неторопливо сворачивался блестящими кольцами ядовито-зеленый питон. На криво прибитых полках лежали подозрительные предметы, источающие магическую ауру.

Когда они зашли, питон приподнял голову и высунул раздвоенный язык. Геб без опаски приблизился, взял со стола мешочек с нарубленными крысами и, открыв крышку аквариума, швырнул пару кусков змее. Та быстро заглотила добычу.

— Странные причуды у твоего опекуна. Ведьм он, значит, не любит, а питонов — пожалуйста. Немного обидно. Что это за предвзятое отношение? Мы тоже бываем довольно милыми и едим мышей, — заметила Сантера, подходя поближе и также высовывая язык. Змеи ей нравились.

— Унельги не простой питон. Мастер привез его из Диких земель. Это эмальгамбра допинолис — змея, которой поклонялись древние. Мастер говорит, что эти змеи умеют перерождаться. Что пройдет время, и Унельги станет чем-то потрясающим. Учитель вообще часто путешествует в поисках всяких необычных штучек. Всю квартиру ими обставил.

— А он не боится, что Унельги съест его, когда станет «чем-то потрясающим»?

— Мастера Фикуса? Сомневаюсь, что кому-то захочется его есть.

— А, ну да, ну да. Я забыла, что он у вас любого может деревом сделать, — рассеянно заметила девушка, переступая через сваленные в кучу книги. Ее взгляд зацепил резной металлический шар золотистого цвета, покрытый густым слоем пыли, лежащий на верхней полке. Красивая вещица.

Она шагнула вперед, чтобы рассмотреть находку получше, но споткнулась. Наклонившись, без всякого интереса взяла одну из попавшихся под ноги книг. Раскрыла. Пролистала. Выражение скуки медленно сползло с ее лица, глаза вспыхнули алчным огнем.

В руках ведьмы оказался том практической магии, направленной на развитие контакта с астральной проекцией. Радостно мурлыкая, Сантера опустилась на колени и принялась перебирать ворох книг. Среди этой свалки попадались воистину ценные фолианты. Редкие и очень ветхие, они лежали в пыли и явно использовались учителем Геберта как стулья и подставки для других вещей. Недопустимое кощунство, ее по мнению. Книги — это знание. А знание — это сила.

Взяв под мышку сразу несколько томиков, карманница вернулась в квартиру мальчишки, где разложила их на столе. Дрожащими руками открыла ближайшую книгу. Углубилась в чтение. Среди сотен фолиантов наставника Геберта могла оказаться та самая — книга, хранящая в себе ответы на все вопросы. И ее Сантера безуспешно искала уже много лет…

Входная дверь так и осталась открытой. Ведьма, в пьянящем восторге человека, добравшегося до предела своих мечтаний, забыла о времени. Только когда за спиной раздались шаркающие шаги и дребезжащий голос вопросил: «Мой мальчик, ты уже дома?» — она вспомнила о своей оплошности. Но было уже поздно.

На пороге стоял высокий немолодой мужчина с роскошной рыжей бородой. Волосы на его голове образовывали рыжеватый нимб, одет он был в длинные, до самого пола, одежды красного цвета — цвета их университета, от чего создавалось стойкое ощущение пожара. Застыв на пороге, не понимая, кто перед ним, старик просто изумленно моргал.

— Кто вы? Зачем явились сюда? — наконец смог разомкнуть губы мастер Фикус. Пожалуй, он выглядел испуганным.

— Я? — По лицу Сантеры расползлась до неприличия довольная улыбка. — Я любовница Геберта и здесь живу. А вот вы кто такой, скажите на милость?

Раздался глухой звук впечатавшегося в твердую поверхность тела. Мастер Фикус не перенес таких подробностей личной жизни своего ученика.

— Что ты натворила?!

Вернувшись, Геб был неприятно шокирован увиденным. Ведьма сидела на корточках и с удивленным видом тыкала пальцем в бок распростертого на полу учителя. Тот не подавал признаков жизни.

— Ничего, — равнодушно пожала плечами Сантера. — Просто сказала, что сплю с тобой. Я думала, это решит нашу общую проблему. А он как упал, так с тех пор и не шевелится.

— Что ты сказала? Что я с тобой… в смысле мы… это самое! Зачем? Почему именно это?!

— А что в этом странного? Он умный человек, должен понимать, что ты уже взрослый и у тебя есть некоторые потребности…

— Замолчи!

Геберт схватился за голову. С появлением этой бесцеремонной особы все шло наперекосяк. Подхватив старика под мышки, он оттащил его на кровать. Потом достал лекции и принялся листать их в поисках заклинания-нашатыря. Найдя нужную страницу, возложил руку на морщинистый лоб и только открыл рот, как его зажала чужая ладонь. Учитель привстал с кровати и проворчал официальным тоном:

— Не стоит. Я знаю, насколько плохо вы владеете лечебной магией, господин Стафи. Если желаете меня убить, придумайте менее болезненный способ.

— Мастер, я…

–…очень сожалею, что моя девушка довела вас до обморока? Я принимаю твои извинения, Геберт. Лучшее объясни мне, мой мальчик, когда ты успел завести роман? Ведь только вчера ты так горевал, что Амира Ватри не обращает на тебя должного внимания?

— Учитель! — Бедный мальчик покраснел до самых корней волос. За его спиной согнулась в три погибели от смеха самая разыскиваемая ведьма всех миров.

— У тебя есть другая?! Значит, все, что между нами произошло, для тебя ничего не значит?! Я опозорена! Меня же теперь даже замуж не возьмут! Мама, папа, простите-э-э-э! — Сантера очень натурально взвыла, пряча покрасневшее от смеха лицо в ладонях.

При этих словах в глазах мастера Фикуса появились жуткие огоньки. Геб отчаянно замотал головой, думая, что это просто дурной сон. Ну не может быть, чтобы ему — простому и совершенно бездарному в плане магии парню — на голову свалилась молодая непосредственная ведьма и обвинила бы его в поругании собственной чести. У ведьм ее даже нет!

— Геберт, объяснись! Что ты сделал с этой девушкой? Покайся! — забухтел преподаватель, прожигая гневным взглядом своего ученика и потрясая над головой узловатым пальцем.

Геб застонал.

— Мастер, не верьте! Она просто так шутит. Я только сегодня с ней познакомился! Сантере негде жить, вот я и пригласил ее к себе домой.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Грешница

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Грешница предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я