У мечты должны быть крылья. Психологическая драма (Юлия Меган)

В южный приморский городок приезжает молодой красавец журналист. Местные барышни влюбляются в него с первого взгляда. Но объект их вожделения оказывается эгоистичным и продажным. И не мудрено – за его спиной стоит сам Дьявол. За материальное благосостояние слуга тьмы требует душу красавца. Тот, терзаясь сомнениями и оправдывая себя философскими рассуждениями, всё-таки её отдаёт. Деньги получены, но степень унижения, которую приходится терпеть герою, переходит все границы. Спасает его любовь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги У мечты должны быть крылья. Психологическая драма (Юлия Меган) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Славка Воробьёв, развалившись на удобном сиденье «ауди», одной рукой держал руль, а другой кидал в рот семечки, лущил их и сплёвывал шелуху в открытое окно.

Покинув брата, парень поспешил на работу. Его начальник, Степан Васильевич Штырь (для своих просто Васильич), был владельцем и генеральным директором местного винно-водочного завода. Славка служил у него личным водителем. Шеф был мужиком не зажимистым и пользоваться служебным транспортом для своих нужд парню разрешал. Будучи на короткой ноге с местными властями, Васильич снабдил набором атрибутов, обеспечивающих беспрепятственный проезд в любую точку области, все принадлежащие заводу машины. Вот и на лобовом стекле «Ауди» красовался гербовый пропуск, открывающий дорогу даже на закрытые государственные объекты, а в багажнике лежал синий проблесковый маячок. Но серебристую иномарку с тонированными стёклами все посты ГИБДД знали и так и никогда не останавливали даже за грубое нарушение правил.


Сегодня пятница, и в два часа дня водителю надлежало уже стоять под окнами кабинета начальника. Васильич в принципе не любил задерживаться на работе, а пятница вообще святой день – работать вредно для здоровья. Особенно после обеда. Поэтому дольше чем до двух Штырь торчать на заводе не желал. Славка должен был везти шефа домой, в загородный особняк. Особнячок был выстроен на морском побережье, километрах в двадцати от города. «Скромный» домик на тысячу квадратных метров, расположенный на участочке в полгектара земли. Там проживало малочисленное семейство Степана Васильевича – жена да тёща.

Подъезжая к зданию завода, Славка сбавил газ и аккуратно, можно даже сказать, чинно припарковал автомобиль на отведённое ему место. Посмотрел на часы – слава богу, успел, приехал даже на полчаса раньше. Неторопливо выбрался из машины и вразвалку подошёл к охраннику, стоящему на входе. Тот приветственно кивнул:

– Чё, передать, что ты на месте?

– Ага, – сказал водитель. – Жду.

И направился назад к машине, слыша, как охранник докладывает по рации о его приезде.

– Эй, Славк! – понеслось вдогонку. – Васильич сказал, машину сменить! «Мерина» возьми! Нового!

– А эту куда? – обернулся Воробьёв. – В гараж?

– Ща спрошу. Ага, в гараж!

Через двадцать минут Славка уже восседал за рулём новенького шестисотого «мерседеса». Васильич приобрёл эту машину совсем недавно, и парень не успел ещё к ней привыкнуть. Сиденья, обтянутые светлой кожей, пахли новизной, руль приятно ласкал ладони, передняя панель мерцала множеством непонятных значков и кнопок, которые ещё предстояло изучить. Главный, на Славкин взгляд, атрибут роскоши – встроенный телевизор – транслировал футбольный матч. Картинка была отвратительной – чёрно-белой, с помехами. Но удовольствия от просмотра это всё равно не портило.

Стрелки часов ещё не успели показать два, а двери проходной уже распахнулись, и оттуда выплыла грузная фигура шефа в сопровождении начальника охраны завода.

Васильичу было сорок шесть лет, но выглядел он на все шестьдесят. Нежная любовь к выпивке и жирной пище сделали его толстым и обрюзгшим. Позади генерального маячила парочка здоровенных ребят в отглаженных костюмах – телохранители, которых тот иногда брал с собой для пущей важности. Славка, забыв про свою вальяжность, суетливо выскочил из машины и распахнул перед шефом заднюю дверцу. Но Васильич сразу садиться не стал, а сперва обошел «мерседес» кругом, одобрительно похлопывая его по бокам, как породистого рысака.

– Какую я лошадку приобрёл, а, Серёж? – обратился он к начальнику охраны.

– Хорошая лошадка, – растянул губы в ниточку тот, изображая улыбку.

– Отличная лошадка, – пропыхтел шеф. – Как раз мне по рангу. Даже у нашего мэра такой нет! Да, Славик? – Взор генерального упал на водителя. – Ты, двоечник, все кнопки на панели изучил? Куда-зачем нажимать, знаешь?

Шеф явно был в хорошем расположении духа, и вопрос прозвучал больше насмешливо, чем строго.

– Все! – Славка моментально уловил настроение Васильича и решил пошутить:

– Как на рояле могу сыграть! Сонату Моцарта!

– Сонату… Брешешь небось опять. – Шеф принялся запихивать своё объёмистое тело на заднее сиденье. – Инструкцию хоть открывал?

– Открывал, Степан Васильич!

– Открывал… Ладно, сейчас проверю.

– Степан Васильич, мне куда садиться? – Начальник охраны решил переключить внимание генерального на себя. – К вам или в машину сопровождения?

Тот шумно вздохнул.

– Сзади езжай. Мне тут одному в самый раз, а с тобой тесно будет.

– Степан Васильич, в целях безопасности хотя бы один человек из охраны должен сидеть рядом с вами.

– Да ладно – в целях безопасности! – отмахнулся тот. – Ты с твоими молодцами мне больше для эскорта нужен, чем для безопасности. Валяйте в «козёл».

Сергей молча захлопнул дверцу. Небольшой кортеж из двух внушительных автомобилей – шестисотого «мерседеса» и «гелендвагена», который Васильич ничтоже сумняшеся обозвал «козлом», – тронулся с места.

– Куда едем? – поинтересовался Славка. – Домой?

– Нет, сначала в ресторане пообедаем, – пропыхтел генеральный.

– В «Прибое»? – уточнил водитель.

– В «Прибое» – где ж ещё. Больше у нас в городе ничего приличного нет, – высказал своё мнение Васильич и добавил: – Кондиционер-то включи! Жарища…

Пропустив мимо ушей последнюю просьбу, Славка послушно порулил в указанном направлении.

– Ну что, брата встретил? – поинтересовался шеф.

– Встретил, Степан Васильич, – последовал ответ.

– Ну и как?

– Да нормально.

– Узнал хоть его? После десяти лет-то?

– Узнал, – кивнул водитель. – Да он и не изменился почти. Десять лет назад такой же был.

– Понятно… А чем он у тебя занимается? В смысле профессия какая?

– Журналист в какой-то газете. Забыл название. Мать говорила, заумная какая-то газета – такая, что и читать не будешь

– Я-ясно, – протянул шеф. На его широком лице проступили капли пота. – Ты кондиционер включил или нет, не пойму?

– Включил, Степан Васильич, а как же! – заверил Славка.

– Так не дует ни черта! – возмутился генеральный.

– Как не дует? Дует. Я уже замёрз, вообще!

– Ты замёрз! Так он на тебя дует, вот ты и замёрз! А ты включи, чтоб на меня дул!

Васильич недовольно заёрзал на сиденье. На Славкином лице отразился мучительный мыслительный процесс. Куда нажимать, он явно не знал. Наконец ткнул в первую попавшуюся кнопку.

– Извините, Степан Васильич! Всё – включил.

– Что ты включил, я опять ничего не чувствую!

– Просто до вас холодный воздух пока не дошёл! Через минуту почувствуете, – изо всех сил выкручивался Воробьёв.

– Через минуту? Ну ладно. Врёшь небось, – проворчал шеф. – Опять инструкцию не прочитал…

Шумно дыша, он направил раздражённый взгляд за окно.

– Ну а как твой брат… как, кстати, его зовут?

– Сашка.

– Ну, а как твой Сашка на машину отреагировал? – решил Васильич продолжить допрос. – Он в такую и не садился небось никогда, только издалека видал!

– Да он пропуск на стекле увидел – понял, что не моя, – ответил Славка.

– Ну, естественно, не твоя. Но всё равно – оценил? Двигатель там, амортизаторы, навороты всякие…

– В «ауди» наворотов-то мало, – пожал плечами водитель.

– Да ладно – мало! В общем, ничего твой брат не оценил, – вынес вердикт генеральный.

– Не, он не понимает.

– Да уж куда ему с журналистской зарплатой в машинах понимать! В своей Москве только на метро небось и ездит… Славка! – выпрямился в кресле Васильич.

– Что? – дёрнулся тот.

– Где обещанный холодный воздух? Я сейчас закиплю тут к чёрту! Минута уже прошла!

– Он дует, Степан Васильич, – засуетился Воробьёв. – Просто пока тёплый, не остыл ещё. На улице слишком жарко. Может, вам пока окошко открыть?

– Вот ещё – буду я пылью дышать. – Шеф недовольно осел назад. И после паузы продолжил: – Ну, от квартиры твой брат точно обалдел! – уверенно заявил он.

– От квартиры – да, – согласился Славка. – «Твоя, что ли?» – спрашивает.

– А ты чего?

– А я говорю: «Да, моя!»

– Поверил? – усмехнулся генеральный.

– Да я потом сам признался, что не моя.

– Ну и зря. Пусть бы думал, что ты – парень не из простых. Пусть бы обзавидовался! Им, москвичам, полезно ихнее место указывать. А то они больно много о себе думают! Понаедут тут и пальцы загибают, – пропыхтел Васильич.

– Да нет, Сашка не такой, – помотал головой водитель.

– Ну, может, и не такой… Хотя мало верится… А остальные все такие! Сидят там, в своей Москве, жируют. К стране, как пиявки, присосались. Вот и надо им в нос тыкать, что мы тоже люди не бедные!

– Всё равно бы кто-нибудь сказал, что это ваша квартира. Красней потом, – отмахнулся Славка.

– Кто же это скажет? – поднял брови Штырь.

– Да хоть мать моя или бабки на лавочке. А то ещё Миледи, если вдруг заявится.

– Миледи? – Упоминания этого имени шеф явно не ждал, что отразилось на его лице. – При чём тут Миледи?

– Как при чём? – удивился Воробьёв. – А вдруг приедет?

– Нет, не приедет. Не приедет она больше. – В голосе генерального послышались грустные нотки.

Славка уловил интонацию и заботливо глянул на шефа в зеркало заднего вида.

– Жалеете, Степан Васильич?

– Нет, – отрезал тот. Но потом засомневался: – А вообще, не знаю… Весело с ней было. Заводная баба. Как выпьет, на столах выплясывать любила. Помнишь, как тогда, в ресторане этом?

– В «Кипарисе»? – услужливо подсказал водитель.

– Да-да, в «Кипарисе»!


* * *


«Миледи» было прозвищем одной известной в своё время актрисы, блиставшей в молодости в советских фильмах, а ныне исчезнувшей с экранов. Несколько лет назад она объявилась здесь, в курортном городе. Занесло её сюда ветром путча, дефолта, безработицы и прочих несчастий. В те годы, в начале 90-х, киноиндустрия новой России пришла в упадок. Алису Павлову, как и многих других актёров, перестали приглашать на съёмки. Будучи невостребованной в профессии, она уехала из Москвы. Как и зачем она попала на Черноморское побережье, не знал никто. Зато здесь, на курорте, бывшая звезда советского кино ухватила удачу за хвост – ей подвернулся Штырь. «Миледи», как её прозвали местные жители за красоту, строптивый нрав и житейскую хитрость, свой шанс не упустила. Став любовницей Васильича, она опустошала его кошелёк регулярно и на весьма крупные суммы. Но тот об этом нисколько не жалел. Взамен Алиса устроила в жизни директора завода настоящий праздник – организовала кинофестиваль. Её не смутил даже тот факт, что на Черноморском побережье уже активно существовал сочинский «Кинотавр». Миледи придумала своё название, хотя и неоригинальное – «Кинокараван» – и начала действовать.

Наприглашала массу знаменитых актёров и режиссёров, которые взяли да и согласились приехать.

Десять дней побережье сотрясали шумные банкеты, фейерверки, пьянки и гулянки. Почему-то именно так Миледи представляла себе кинофестиваль. Она сумела напоить всех, причём к утру мало кто вспоминал, а зачем он, собственно, сюда приехал. Позабыли и про фильмы. Впопыхах, между попойками, присудили кому-то Гран-при и пошли отмечать это событие в ресторан.

Васильич, как спонсор, играл в этом предприятии главенствующую роль. Ему страшно нравилось находиться среди звёзд, закатывать для них банкеты и сутками напролёт пить с ними на брудершафт. Чувствовать, так сказать, свою причастность к большому искусству, сеять разумное, доброе, вечное. Вся эта фестивальная кутерьма тогда встала Штырю в копеечку, но он был только рад.


Для интимных встреч с любовницей Васильич прикупил небольшую квартирку и оборудовал там уютное гнёздышко. Алиса милостиво согласилась какое-то время в ней пожить. Но ближе к зиме на курорте ей стало скучно. Бросив и Штыря, и квартиру, она вернулась в Москву.


* * *


– Да-а, тогда она наклюкалась – будь здоров! – хохотнул Славка. – И все её киношники с фестиваля тоже в «отключке» были. Один там, помню, разулся, босые ноги на стол задрал и чёрную икру из банки наворачивал столовой ложкой. Икра из банки сыплется, все на ней подскальзываются и падают. Та-акая куча мала была!

– Точно! – Васильич тоже засмеялся. – Вот как раз тогда Миледи по столам-то и пошла. Дескать, на полу скользко, так я по столу до туалета дойду. И правда почапала! Рюмочки только – дзынь-дзынь – падают! У официантов глаза на лоб! Смехота!

– Ага, народ-то – одни знаменитости собрались. По телевизору та-акие все серьёзные. А тут нате – нажрались, как свиньи.

– Ну так на халяву-то чего не нажраться, – резонно заметил Васильич. – Платил-то кто? Винно-водочный завод. В такую сумму банкетик тот вылился – страшно вспомнить… – Да ну её, эту Миледи! – махнул рукой он. – Укатила в свою Москву, и чёрт с ней. Кстати, ты в курсе, как она улетала?

– Не-а, – помотал головой водитель. – А чё было?

– Чё было… С бодуна, как всегда, глаза еле продрала, глядь – на рейс опаздывает. Пока до аэропорта добралась, самолёт уже на взлётную полосу выруливать начал. Ну она же крутая мадам, у неё сотовый телефон ещё тогда был. Она давай с этого телефона начальнику аэропорта звонить: «Задержи, – говорит, – самолёт, на пять минут, я на борт сяду!»

– Надо же! – удивился Славка. – Я эту сплетню не знал! И что, задержали?

– Какая сплетня! Правда всё! Мне потом сам начальник аэропорта и рассказывал! – возмутился генеральный. – Задержали – почему нет? Решили «приколоться» напоследок. Трап-то уже отогнали, самолёт на взлётной полосе стоит. Как в него влезешь? Если только сам взлетишь. Весь аэропорт к окнам прилип – что же она делать будет.

– Ну и что она? Требовала, чтобы ей трап подогнали? – Воробьёв был заинтригован.

– Нет, не стала. Догадайся с трёх раз.

– Не могу.

– Лестницу верёвочную ей скинули, она по ней и влезла!

– По лестнице?! По верёвочной?! Мама моя!!! – вытаращил глаза водитель. – Я этого не знал!.. Да как же она смогла?! Это ведь трудно – по верёвочной лестнице… Да-а, даёт Миледи! И что, прямо так, на каблучищах своих, карабкалась?

– Нет, она босоножки скинула и в зубах держала. В люк влезла, а там стюардесса стоит, как соляной столб, ничего сказать не может. А Миледи босоножки из зубов вытащила и говорит: «Чего, мол, смотришь? Шампанского неси!» А та её спрашивает: «Как же вы смогли-то?»

Славка уже вовсю давился смехом.

– А та чего?

– А та говорит: «А я, когда в фильме „Катастрофа“ снималась, научилась».

– Обалдеть! – Воробьёв был в шоке. – Улёт просто! Да-а… А багаж как же? У неё же здесь шмотья чемоданов на десять было!

– А багаж я ей потом контейнером отослал. Да и в контейнер-то всё еле влезло, можно было прицепной вагон спокойно брать.

Васильич внезапно замолк, и в воздухе повисла неловкая пауза.

– А Миледи сейчас, говорят, растолстела сильно, – решил продолжить тему Славка.

Шеф не ответил. Его подёрнутый поволокой, меланхоличный взгляд был направлен за окно.


Так, ни шатко ни валко, обсасывая старые сплетни, они подкатили к ресторану. Васильич, обливаясь потом и матеря бестолкового Славку, так и не сумевшего включить кондиционер, выбрался из «мерседеса». Троица охранников уже поджидала его на улице.

– Что-то больно много вас – стадо целое, – окинув их взглядом, резюмировал Штырь.– Всех кормить не буду, и не надейтесь! Славку вон для компании возьму. Славк, вылезай! Серёга, тоже пошли! А вы здесь сидите, машины сторожите, – обратился Васильич к двоим парням в костюмах. – Их, конечно, и без вас никто не угонит. Но с понтом дела посидите!


«Прибой», по сути дела, был ночным клубом – считалось, очень даже приличным. На первом этаже заведения располагалась дискотека, на втором – ресторан, на третьем – казино. В ресторане взору представала балюстрада, огораживавшая круглое пустое пространство посередине. Облокотившись на её перила, можно было наблюдать внизу танцпол дискотеки, который с наступлением ночи заполнялся людьми. По всей длине окружности балюстрады, в три ряда, стояли довольно простенькие столики – квадратные, накрытые белыми скатертями. В центре такого столика красовалась дурацкая вазочка с искусственными цветами. Ни дать ни взять, вагон-ресторан – не хватало только занавесок из простыни на окнах. Но окон в заведении в принципе не имелось, да и изысканностью вкуса никто из посетителей явно не отличался. Кстати, в зале сидело много народа, хотя рабочий день в стране ещё не закончился. Пока люмпен-пролетариат вкалывал за гроши на своих рабочих местах, здесь было царство богатых и сытых. Оставалось только догадываться, кто же все эти люди, которые, несмотря на пробушевавший не так давно дефолт, могли себе позволить отдыхать в злачных заведениях.


Троица медленно поднималась по лестнице. Одышливый Васильич с трудом переваливал своё грузное тело со ступеньки на ступеньку. Наконец, достигнув-таки второго этажа, мужчины упёрлись взглядами в стройную женскую фигуру. Обладательница подтянутых форм заученно улыбалась, на её блузке в области груди болтался бейджик с надписью: «Светлана. Администратор»

– Дорогой Степан Васильич! – Администратор Светлана обнажила зубы в улыбке. – Мы так рады вас видеть! Для вас самые лучшие места – какие пожелаете! Хотите в VIP-зал с камином, в кабинет или в кабинет с прилегающей спальней?

– С прилегающей чем? – не понял Штырь.

– Спальней! – Светлана усиленно улыбалась. – Степан Васильич, а вы разве не знаете? Вы давно у нас не были!

– Был я у вас на прошлой неделе, никаких спален не видел, – отрезал тот.

– Ну так пойдёмте, я вам покажу. Это у нас сам Вахак Зурабович распорядился сделать, на третьем этаже, рядом с казино. Для супер-VIP-клиентов!

– Трахаться, что ли, в ваших спальнях? – Генеральный любил называть вещи своими именами.

Администраторша игриво захихикала.

– Ну почему же, можно просто прилечь, отдохнуть после сытного обеда!

– А тёлки прилагаются? – решил вступить в разговор Славка.

Светлана захихикала пуще прежнего.

– Ну, если пожелаете, обращайтесь – и это организуем.

– Ясно всё с вами, – подвёл итог Штырь. – На третий этаж не потащусь. Передай Вахе, вместо спален лучше бы лифт построил для супер-VIP-клиентов. Веди в кабинет!

– Как скажете. – Обладательница стройных ножек засеменила вперёд, провожая почётного гостя.

– А может, в каминном зале посидим? – заикнулся Славка. – Чего там, в кабинете, на стены пялиться?

– А в каминном зале на кого смотреть? – буркнул Васильич. – Мы пожрать пришли или в театр? – Секунду подумал и затем смилостивился. – Ладно, пошли в каминный зал!

Администраторша кивнула и, цокая каблучками, провела гостей в боковую дверь.

В полутёмном помещении VIP-зала действительно имелся большой камин, встроенный в стену, но по случаю жаркой погоды, естественно, не топившийся. По бокам от него полукругом стояло несколько низких столиков, окружённых диванами. Посетителей в зале не наблюдалось.

Васильич плюхнул своё грузное тело на диван и недовольно бросил администраторше, протягивавшей ему меню:

– Так! Ты давай-ка иди отсюда!

– Да, конечно, я приму ваш заказ и уйду. – Светлана продолжала улыбаться.

– Я сказал, иди отсюда! – повысил голос Штырь. – Официантку пришли!

– У наших лучших клиентов я принимаю заказы. – В глазах девушки появились тревога и недоумение.

– А я сам буду решать, кто у меня заказ примет! – рявкнул шеф. – Мне твоя рожа не нравится! Иди! Чего встала?!

Славка, услышав эти слова, насмешливо хмыкнул.

Светлана вздрогнула, побледнела, молча положила меню на стол и вышла.

– Дура, блин! – понеслось ей вслед негромко, но в тишине зала достаточно отчётливо.

Воробьёв продолжал ухмыляться.

– Что это вы её так, Степан Васильич?

– Дура потому что! Овца, блин… «Вы у нас давно не были!» – передразнил генеральный девушку. – Я сюда каждую неделю хожу! А то и в неделю по два раза! Я что – такой незаметный?! Или меня легко с кем-то перепутать?! Башкой думать надо, что людям говоришь! Скажу Вахе, чтоб уволил её, к чёрту!..

К столу подошла официантка. Боязливо улыбнувшись, спросила:

– Вы что-нибудь уже выбрали?

– Чего будете? – Васильич исподлобья глянул на сотоварищей. Те замешкались с ответом, и девушка решила взять инициативу в свои руки.

– Могу предложить вам наше фирменное блюдо «Стерлядь по-старорусски», – зачастила она. – Рыба, нашпигованная приправами, запекается на углях, на гарнир подаётся…

– Блин, ещё одна дура! – вскипел Штырь. – Я тебя о чём-нибудь спрашивал?!

Официантка растерянно замолчала.

– Я тебя о чём-нибудь спрашивал?! – Генеральный покраснел от натуги. – Я вот им вопрос задал! – указал он на своих спутников. – А ты чего затараторила?! Ты не видишь, к кому я обращаюсь? Ты слепая?! Или тупая?!

Девушка изменилась в лице.

– Пошла вон отсюда! Дура! Другая пусть придёт! Поумнее!!!

Оскорблённая официантка выбежала из зала.

– Ваха одних дур набрал, блин. Овец тупых каких-то, – продолжал негодовать Васильич. – Скажу, чтоб всех уволил!

Через минуту на подгибающихся от страха ногах к столу подошла третья девушка. Натянув улыбку на лицо, она молча застыла – в глазах плескался ужас.

– Мне голонку и пиво «Балтика», ноль пять, тройку, – снизошел наконец шеф и сделал заказ. – Пиво чтоб холодное принесла, а не мочу козлиную! Вам чего взять? – спросил он у Славки с Сергеем.

– То же самое, – ответил водитель.

Штырь недоумённо поднял брови.

– Не понял! Ты, двоечник, за рулём пиво пить собрался?

– А, девушка! – всполошился тот. – Вместо пива минеральную.

Официантка кивнула и перевела взгляд на начальника охраны.

– То же самое, и тоже с минералкой, – поддержал компанию Сергей.

– Всё? – трясущимися губами прошептала официантка.

– Всё! – отрезал Васильич. – И скажи там, на кухне, чтоб через пятнадцать минут было готово! Иначе всем головы поотрываю!

– Да-да, конечно. – Девушка согнулась в полупоклоне и попятилась назад. Оступилась, но сохранила равновесие, и мелкими шажками быстро-быстро зашагала к выходу.

Славка ухмылялся. Сергей молча наблюдал за сценой, не выражая никаких эмоций. За время службы на винно-водочном заводе начальник охраны насмотрелся всякого. Эта ситуация была скорее обыденной, чем из ряда вон выходящей. Штырь любил «строить» обслуживающий персонал – официанток, горничных, продавщиц. Он делал это изощрённо, явно получая удовольствие. Особая нелюбовь у шефа была к крупье казино. Когда проигрывал, Васильич материл их нещадно, а проигрывал он практически всегда. Нынешний случай в ресторане был так, мелочью, на которую даже не стоило обращать внимания.

Девушка принесла заказ и удалилась. Три огромные свиные ноги, истекающие жиром, возвышались на тарелках. Мужчины принялись за поедание мяса.

– Вот готовят здесь хорошо, – удовлетворённо прочавкал генеральный, – повар хороший. А официантки дуры.

– Да бабы все дуры, – тоже с набитым ртом промычал Славка. – У них в башке только одно – как бы замуж побыстрее выскочить. А в другом направлении мозги не работают.

– А если выйдут замуж, то о чём думают? – скептически поинтересовался Сергей.

– А если выйдут замуж, то вообще ни о чём, – хохотнул Славка. – У них тогда мозги сразу отключаются за ненадобностью.

– Они тогда начинают думать, как бы им побольше денег потратить, которые муж зарабатывает! – веско высказался Васильич. – Такую губу раскатывают, что только успевай кошелёк открывать!

– Да? У вас жена много денег тратит? – участливо спросил водитель.

– Нет. – Шеф прихлебнул пива. – Она бы потратила, да кто ей даст! Я её за шестнадцать лет так воспитал, что теперь экономит. А поначалу норовила, да. Один раз меня до ручки довела. Приносит из магазина какой-то лифчик с трусами и трясёт у меня перед носом: «Смотри, – говорит, – какие красивые!» Я ей сразу вопрос: «Сколько стоит?» Она мне: «Ой, да копейки! Пятьдесят долларов». Я от этих слов чуть инфаркт не заработал! У меня в те времена люди на заводе в месяц такие деньги не все получали! А она, видите ли, лифчики по пятьдесят баксов покупает! Я говорю: «У тебя полшкафа забито этими лифчиками!» А она: «Ну а этот же в комплекте с трусами!» Нормальный аргумент, да? – Васильич глянул на собеседников, явно ища поддержки.

Славка хмыкнул, Сергей предпочёл эмоций не выражать.

– Ну, и чё вы сделали? – Воробьёв смачно глодал свиную ногу.

– Да, что я сделал… Мозговое внушение. «Вот теперь, – говорю, – и жри свой лифчик всю неделю! На еду денег не получишь!» Деньги в сейф закрыл, чтоб без спроса не хапала. Ничего, недельку на голодной диете посидела – поняла, что к чему. Теперь в глаза заглядывает и, чуть что, кланяется.

– Так что ж, вы ей денег совсем не даёте? – уточнил водитель.

– Почему, даю. Продукты надо в дом покупать. Бегает, ищет, где подешевле, и за каждую копейку отчитывается.

– Лифчики больше не приносит?

– Приносит, только по пятьдесят рублей, а не по пятьдесят баксов.

Повисла пауза, во время которой все сосредоточенно ели.

– Нет, я вообще эту тему не понимаю, – решил продолжить Штырь. – Зачем покупать дорогое нижнее белье? Кому его показывать? Вот я шестисотый «мерин» купил, так его все видят. А лифчиком кто будет любоваться? Даже если он в комплекте с трусами? Любовник?

– Вы, – пожал плечами Славка.

– А мне на фиг не надо на него смотреть, – отрезал генеральный. – Я мужик, я на сиськи люблю смотреть, а не на тряпки.

– Так вы бы ей это объяснили.

– Так я и объяснил. – Съеденная свинина настроила Васильича на мирный лад.– Говорю же, теперь денег много не тратит. А хочет много тратить – пусть идёт зарабатывает! Правильно я считаю?!

– Правильно! – бодро отозвался водитель.

– Вот именно, правильно… Так что, Славик, надумаешь жениться, ищи жену экономную! Чтоб бабки не транжирила почем зря. Да, Серёга? – обратился Штырь к начальнику охраны и зачем-то потрепал его по загривку. Тот выдержал экзекуцию с каменным выражением лица.

– А ты чего молчишь? – спросил его генеральный. – У тебя жена экономная?

– Нормальная, – подал голос тот.

– А ещё лучше, – решил высказаться Славка, – чтобы жена работала и мужа содержала.

Услышав эти слова, Васильич удивлённо вздёрнул брови.

– А что? – продолжил свою мысль водитель. -У меня один друган пристроился. Жена пашет, он дома сидит. Баба, правда, старовата – ей тридцатник уже. Зато с квартирой, с машиной, бухгалтершей в супермаркете работает, деньги лопатой загребает. Он ей про любовь в уши надудел, она и растаяла.

– Правда, что ли? – не поверил шеф.

– Конечно, правда, – кивнул Воробьёв. – Чего мне врать? Пацан живёт весь в шоколаде. Спит до обеда, потом до вечера телек смотрит. Вечером жену идёт с работы встречать.

– Надо же, – удивился генеральный. – Какие нынче нравы пошли. Мужики бабам на шею садятся. И жена его такого терпит?

– Не просто терпит, а ещё и рада по уши, – заверил Славка. – Она до тридцати лет просидела, замуж никто не брал. Рыдала в платочек, что старой девой останется. А тут вдруг такое счастье привалило – мужик. Она теперь с него пылинки сдувает.

– Так он женился или просто с ней живёт? – покачивая от удивления головой, уточнил Штырь.

– Женился, пришлось, – последовал ответ. – В этом плане она его прижала. Ультиматум поставила – или женись, или пошёл вон. Он и расписался. Да подумаешь – развестись-то всегда можно. Бабам штамп в паспорте важнее жизни. Ну вот она его и получила, теперь ходит довольная.

– Страшная небось?

– Ну как сказать – обыкновенная. Не фотомодель, конечно. Но для моего другана сойдет. Он сам не Ален Делон.

– И что, он просто сидит дома, и всё? – не успокаивался Васильич. – Ему не надоело? По-моему, если дома всё время сидеть, от скуки взвоешь.

– Ну он вроде бы не просто сидит, а рейса ждёт, чтобы в море уйти, – почесал затылок водитель. – Кто-то там ему что-то наобещал. Но сейчас в море уйти, сами знаете, без связей просто нереально. На чём идти-то? Судов-то нет.

– Да, от нашего флота ничего не осталось, – согласился шеф. – Все суда флотское начальство приватизировало. А потом с этими судами кто куда рванул. Теперь наши кораблики где только не встретишь! Под иностранными флагами ходят.

– Что, прямо ни одного судна не осталось? – снова подал голос начальник охраны, видимо заинтересованный темой.

– Почему? Ржавые посудины, никому не нужные, остались. На таком корыте в море выйдешь – и только богу молись, чтоб не затонуть. Им давно в металлолом пора, а их всё в рейсы снаряжают, – ответил Штырь.

– Ага, – добавил Славка, – проболтаешься на таком судёнышке полгода, жить не захочешь. А заплатят гроши. Так лучше уж дома сидеть.

– А на иностранных судах хорошо платят? – Сергей явно хотел войти в курс дела.

– Хорошо, – ответил Славка. – А ты пойди устройся к иностранцам! Английский надо знать плюс всякие международные морские штучки. Диплом соответствующего образца иметь, конкурс пройти. Очередь – сто человек желающих.

– Или просто дать взятку кому надо, – хохотнул Васильич. – За тысячу «зелёных» тебе и диплом сляпают, и без конкурса первым на очередь поставят.

– Не, у иностранцев фишка с взяткой не проходит, – мотнул головой Воробьёв.

– Это ты ходов не знаешь, – махнул рукой Васильич. – Спорим, я твоего другана за неделю на любое иностранное судно устрою?

– За тысячу «зелёных»? – уточнил водитель.

– Тысяча – это только на взятку тем, кто конкурс проводит. И две тысячи мне за посредничество, – шеф запальчиво глянул на водителя, а затем расхохотался.

Сергей со Славкой переглянулись. Усмехнувшись шутке генерального, Воробьёв ответил:

– Да нет, я думаю, моему другану этот рейс на фиг не нужен. Это он так, отмазку придумал, чтобы окружающие не донимали. Типа я такой бедный-несчастный, хочу работать, но нету возможности.

– Так получается, баба его полностью содержит?

– Ага, – кивнул водитель.

– Это не дело. Я бы со стыда умер ходить и у бабы денег на сигареты просить, – высказался шеф. – Позорище!

– А он не курит, – пожал плечами Славка.

– Всё равно. Да и баба эта скоро поймёт, что он из себя представляет, и бросит его.

– Нет, не бросит, – возразил Воробьёв. – Ей тридцатник уже. Кому она на фиг нужна в таком возрасте? Ей же рожать надо. Пока другого мужа будет искать, уже родить не сможет – годы-то идут. Да и не факт, что она другого мужа найдет. Мы, мужики, сейчас в дефиците!

Славка довольно откинулся на спинку стула.

– Это точно! – с готовностью согласился Васильич. – А хорошие мужики вообще на вес золота!

– Хорошие – это какие? – решил уточнить начальник охраны.

– Хорошие – это те, которые могут и бабу обработать, и денег заработать, – поучительным тоном высказался Штырь. – Такие, как я! Ну, и как вы со Славкой. Я, кстати, по этому поводу знаете что думаю? Лет через сто наступят такие времена, что хороших мужиков будут просто с аукциона продавать.

– Чего? – Славка даже подавился свининой. – Вы как скажете, Степан Васильич!..

Сергей вопросительно поднял брови.

– А что? – продолжил шеф свою мысль. – Именно с аукциона, и никак иначе! И бабы будут за нас платить. Вернее, нам платить. Хочешь замуж? Плати бабки. Кто больше заплатит, той и хорошего мужика в мужья. Нормальная тема, а?

Сергей со Славкой снова переглянулись.

– Да нет, не будет такого, – мотнул головой водитель. – Чё-то уж совсем…

– Будет-будет, – уверенно заявил Штырь. – Бабы и так на нас гроздьями вешаются, глаза друг дружке выцарапывают. А через сто лет просто всё приобретет более цивилизованную форму. Аукцион! Заплатила – и ты при муже.

– А разводиться, получается, нельзя? – хмыкнул начальник охраны.

– Не, можно, – хохотнул Воробьёв, – бабки получил, а на следующий день развод. И опять на аукцион, пусть опять какая-нибудь дура платит. Красота! Степан Васильич, нормальная тема! Мне нравится!

– Брачный договор будут составлять! – продолжал авторитетно вещать генеральный. – К примеру, за пятьдесят тысяч долларов пятьдесят лет совместной жизни.

– Что-то маловато! – возмутился водитель. – По штуке баксов в год! Копейки просто. У меня зарплата двести баксов в месяц. Если я ей буду всю зарплату отдавать, эдак она быстро свои бабки отобьёт! И ещё в наваре останется!

– Дурак, что ли? Всю зарплату отдавать! Полтинник в месяц, и хватит с неё, – отозвался Штырь. И, блаженно откинувшись на спинку дивана, произнёс: – Ладно, это действительно всё шутки. А в общем, мужики, суть какова? Нас мало, и мы должны себя ценить! И бабы должны нас ценить! И не лезть, когда их не спрашивают! Правильно?

– Правильно, Степан Васильич! Абсолютно с вами согласен! – воскликнул Славка.

Сергей молча кивнул.

Тем временем шеф засобирался.

– Ну что, ребята, поели? Пора в путь-дорогу. Где там эта дура, пусть счёт принесёт!

В дверном проёме возникла официантка, неся на подносе кожаную папочку с вложенным в неё счетом. Васильич мельком глянул на трёхзначную цифру, небрежным жестом кинул на поднос купюру и проворчал:

– Ладно, сдачи не надо. Пригласи-ка мне повара, который это мясо готовил.

– Что-нибудь не так? – решилась открыть рот девушка.

– Пригласи, я сказал!

Официантка мигом рот захлопнула и поспешила ретироваться.

В зал вплыла объёмистая фигура повара в белом колпаке.

– Слышь, мужик, хорошее мясо готовишь. Молодец! Держи за труды! – Штырь вложил в ладонь мужчины стодолларовую купюру.

– Эй, вы! – обратился он к ожидавшим его Славке и Сергею. – Геть на выход!

И троица потопала к дверям, провожаемая благодарным взглядом повара.

– Вообще-то мне отлить нужно. – Васильич резко изменил траекторию движения и направился к туалету. Водитель поспешил за ним, начальник охраны проводил обоих до двери и остался снаружи.


Переминаясь с ноги на ногу и явно тоже желая посетить заветную кабинку, Сергей услышал в соседнем, женском помещении, сдавленные рыдания. Дверь была приоткрыта, и он решил заглянуть. Администратор Светлана нервно курила у подоконника, рядом вытирала слёзы официантка, на которую недавно наорал Васильич.

– Ладно, хватит реветь, – Светлана выбросила окурок и принялась кусать ноготь. – Меня он тоже дурой обозвал, я же слёзы не лью.

– Ну за что, Свет, ну за что?

– А ни за что! У него денег много, поэтому он всегда прав. А ты терпи, ты никто и звать тебя никак! Хочешь здесь работать – терпи. А не хочешь – увольняйся, дорога открыта. На твоё место очередь стоит, в затылок дышит. Иди в больницу санитаркой! Дерьмо выгребай из-под лежачих больных за пятьсот рублей в месяц! Хочешь?!

– Нет! – Девушка судорожно всхлипывала.

– А нет – тогда вытирай сопли и марш в зал, клиенты ждут!

Официантка закивала, высморкалась, вытерла потёкшую тушь и, вздохнув, вышла из туалета. Заметив Сергея, стоявшего под дверью, испуганно остановилась. Хотела было что-то сказать, открыла рот, но не решилась, а оглянулась на Светлану, ища поддержки. Та тоже увидела охранника, перестала кусать ноготь и вопросительно посмотрела на парня. Тот, не выдержав немых женских взглядов, резко повернулся и скрылся за дверью мужского туалета.

– Свет, это же… – Официантка попыталась найти определение для Сергея, но не смогла.

– Телохранитель Штыря, – помогла ей администраторша.

– А что он здесь делал? А? – растерянно заморгала та.

– Что-что… Подслушивал! – прошипела Светлана. – Теперь побежит, хозяину доложит.

– И что будет? – На глаза официантки вновь навернулись слёзы. – Мы же вроде бы ничего такого не говорили…

– «Что будет, что будет»! – передразнила администраторша. – Не бойся, не убьют! С работы попрут, и всех делов…

– Да я сама уйду, – судорожно всхлипнула девушка. – Вот прямо сейчас возьму и уйду! Зачем мне это надо – нервы трепать ни за что ни про что?!

– Успеешь ещё! Не паникуй раньше времени. Может, и не будет ничего, обойдётся…

Но официантка продолжала всхлипывать.

– Давай, иди в зал! – прикрикнула на неё Светлана. И застыла, глядя, как девушка удаляется, цокая каблучками.

Дверь мужского туалета открылась, из-за неё, шаркая, вывалился Васильич. Хмурым взглядом покосился на застывшую Светлану, повернулся и пошёл прочь. За ним хвостом тащились водитель и начальник охраны. Глаза девушки сузились в щёлочки, кулаки сжались сами собой.

– Ненавижу! Козлы!! Ненавижу!!! – сдавленно прошептала она, сверля взглядом затылок Штыря.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги У мечты должны быть крылья. Психологическая драма (Юлия Меган) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я