Призыв – дело серьезное. Ошибка в ритуале

Любовь Черникова, 2020

Я пошла на преступление, чтобы призвать защитника, который обеспечит мне победу в дуэли. А еще черный диплом с отличием, карьеру во дворце и безбедное будущее… Стоп! А почему в круге призыва вместо шипасто-клыкастого монстра, какой-то мужик? …Кажется, у меня проблема!.. Серьёзная такая. Двухметровая, черноглазая. С квадратным подбородком, боевыми татуировками на плечах и груди, внушительными бицепсами, идеальным прессом и… тлеющими штанами! Очень-очень злая проблема!

Оглавление

Пролог

Особняк рода Андери́. Немного заполночь

Ирис Кро́у, адептка

Ударная волна толкает в грудь. Не устояв на ногах, сажусь с размаху на пятую точку и скольжу по гладкому, выложенному плиткой полу, но круг удерживаю.

Спокойно! Все по плану. Я же не низшего духа призываю, а демона-защитника категории не ниже «дельта» по классификации Аарона Данте как-никак. Отсюда и эффект. Учту на будущее, чтобы подстелить что-нибудь мягкое.

Приняв устойчивое, а, точнее, усидчивое положение, с затаенным ожиданием продолжаю подпитывать магией круг призыва. Дается это непросто, но в душе, помогая, мягкими лапками нетерпеливо топчется предвкушение. Так бывает, когда ждешь-ждешь подарок на день рождения, и вот он у тебя в руках! Осталось только вскрыть красиво упакованную коробку и заглянуть внутрь.

Внутри моей подарочной коробки, то есть круга призыва, уже формируется и приобретает очертания силуэт существа.

Да! Я — лучшая! Я смогла!

От обуявшего меня восторга хочется заорать и пуститься в пляс, но я сдерживаюсь. Первое правило призывателя — не отвлекаться во время работы.

Сквозь дымку, окутавшую место ритуала, отчетливо просматривается сидящий на корточках силуэт… Мужской. И какой-то слишком уж… Человеческий?

Выглядит все так, будто мужчина только что спрыгнул с высоты и вот-вот поднимется. Но это что еще такое? А где кожистые крылья? Где когти размером с добрую саблю? Где страшная пасть с миллионом зубов, или хоть какие-нибудь бивни и ядовитое жало, наконец? Я тут демона призываю или…

Хмурясь от легкого разочарования, вытягиваю шею, стараясь получше разглядеть существо. Ритуал пока в процессе. Наверное, демон вот-вот достигнет положенных размеров и окончательной формы.

Вот-вот. Еще чуть-чуть…

Тщетно пытаюсь себя успокоить, но уже понимаю — бивней и когтей не будет. Переход завершен, и путь в другой мир закрылся. Все. Что призвалось, то призвалось.

Свечи разом гаснут. Дымка над местом проведения ритуала быстро развеивается, оставляя легкий запах ладана. В окно смотрит полная луна, заливая мертвенным светом холл старинного особняка и… полураздетого мужчину, который с каждым мгновением становится еще более раздетым.

Еще немного, и он совсем без ничего останется!

На три вещи можно смотреть бесконечно. Одна из них — огонь. А от огня, медленно пожирающего чужие штаны, так и вовсе глаз не отвести!

А если эти штаны еще и на столь великолепном экземпляре…

Поджарый, ни грамма лишнего жира. Лунный свет играет на мускулистом торсе. Сильный, хищный, опасный. А каким еще может быть демон?

Демон-защитник, не спеша, точно красуясь, поднимается. Выпрямляется во весь рост, демонстрируя стать, разворот могучих плеч и идеальный живот, покрытый отчетливыми кубиками. Мой взгляд невольно опускается вдоль дорожки темных волос еще ниже и…

С неподдельным интересом я несколько мгновений наблюдаю, как тлеет ткань, расширяя и без того огроменные дыры на столь важном предмете гардероба как штаны.

Ох! От волнения меня всегда пробивает на расчеты.

Подходящая формула для подсчета времени, за которое площадь штанов демона достигнет критической величины, крутится где-то рядом, но на этот раз ускользает. Наверное, от шока.

Заставляю себя встряхнуться и, осознав, что самым непристойным образом разглядываю почти обнаженного мужчину, хоть и демона, мгновенно тушуюсь. Щеки вспыхивают так, словно мне подсыпали острого красного перца на ужин.

Нельзя отвлекаться на такую ерунду, как стыд или приличия, во время ритуала.

Ирис, соберись! Это всего лишь призванное существо, оно может выглядеть как угодно! И относиться к нему следует лишь как к призванному существу. Его подчинять надо, а не разглядывать!

Но я по-прежнему стою и смотр…

Он хорош. Мужественное лицо, на которое позволяю себе глянуть лишь мельком, опасаясь встретиться с демоном взглядом. Бицепсы-трицепсы в нужных местах, плиты грудных мышц, и эти симпатичные мерцающие мягким светом завитушки, что их покрывают. То есть, татуировки…

Боевые татуировки! Бо-е-вы-е!

И мерцают они неспроста, а потому что он сопротивлялся призыву!

Мамочки…

Не желая смирно дожидаться, когда соизволю разъяснить, зачем мы все здесь собрались, демон с легкостью преодолевает первый защитный контур. Разрывает его, точно гнилые нитки. Брезгливо перешагивает второй и без труда пробивается сквозь третий — последний, отмахиваясь от чего-то невидимого. Отирает ладонью лицо и даже слегка плюется, как бывает, когда в паутину вляпаешься.

Раз. Два. И, три!

И между нами больше ни единой магической преграды.

Ничегошеньки!

«Хрю́стон, у нас проблемы!» — мысленно цитирую старого ректора, взывающего к духу-хранителю академии.

Дух ожидаемо не откликается. Чего ему в особняке Андери делать-то? Рассчитывать придется только на собственные силы.

Шумно сглотнув, смотрю на демона. То, что он демон, сомнений не возникает — вон как штаны на нем бодро горят, а ему хоть бы хны. А вот защитник ли? Этот момент пока под вопросом. Сначала стоит его подчинить, а потом проверять. Только вот как это сделать без защитного круга?

Я не из трусливых, но сейчас растеряна и напугана так, что по спине бегут мурашки размером со среднюю крысу. Скользкие и противные. Их топот, должно быть, слышен на милю вокруг. А в голове молоточком артефактора бьется одна мысль: как такое могло произойти? Где я допустила ошибку в ритуале? Да чтобы я и ошиблась?!

Заметив мое смятение, демон удовлетворенно хмыкает.

Не выдержав столь мощного психологического давления с его стороны, ослабляю и без того свободно болтающийся на шее галстук и начинаю тихо-о-онько отползать. Ме-е-едленно. По волоску. И еще, и еще…

Напрасная трата усилий. В несколько шагов преодолев разделяющее нас расстояние, демон нависает надо мной всей своей мышечной массой, вблизи особенно внушительной, угу…

Замираю мелкой птичкой, готовой вспорхнуть из-под ног в любой миг. Даже сердце усмиряет бег, стучит чуть потише.

Ошибка призыва продолжает демонстративно нависать, словно намеренно не глядя на меня, унижая невниманием — якобы не видит во мне опасности. Кривя породистую морду, любуется интерьерами и убранством холла, состоящим из накрытой белыми чехлами мебели и паутины в темных углах.

Я, напротив, жадно его рассматриваю, пока выдалась такая возможность. Призванный приковывает взгляд и будит чисто женское восхищение. Мужественный подбородок, покрытый щетиной, с такого ракурса кажется еще более квадратным. Жесткие на вид темные волосы непослушно взъерошены и отливают багрянцем в лунном свете. Прямой нос и густые брови.

Хорош собой, зараза, нечего сказать!

Вот только я бы предпочла шипы и ядовитые жала, чем эту презрительную мину, которой он меня удостоил. Как-то обидно даже…

Позабыв обо всех правилах, с вызовом смотрю прямо в горящие яростью глаза демона, в выражении которых нет ни намека на что-то доброе и светлое для адептки-выпускницы Ирис Кроу, если мне, конечно, суждено дожить до выпуска…

Ярко вспыхнувший на остатках почти потухших штанов огонек, снижает накал. Задорные оранжевые язычки, не причиняя вреда, лижут кожу демона, в попытках дотянуться до пока еще целого пояса. А вот ткань не так устойчива к огню, ее уже настолько мало, что ни хвост не спрятать, ни бивень, ни…

…Веселенькой расцветки нижнее белье, по какой-то загадочной причине совершенно не пострадавшее.

— Розочки? Ой!

Не ожидая столь экстравагантных изысков от грозного демона, нервно хихикаю. Губы мужчины шевелятся, звучит отрывистая фраза на незнакомом языке. Я даже не сомневаюсь, что это ругательство, а не заклинание какое-нибудь. Остатки штанов гаснут, точно испугавшись гнева хозяина.

Осознав, что самым неприличнейшим образом пялюсь, куда добропорядочной девице не полагается, поспешно вскидываю взгляд и попадаю в плен черных, как сама тьма, глаз. И, не в силах вынырнуть наружу, безвозвратно тону в их глубине.

На мгновение холл особняка Андери куда-то исчезает, сознание подергивается дымкой, но тут же приходит понимание — в мою голову пытаются влезть!

Тревожным сигналом разгорается намертво вбитое в память преподавателями второе правило призывателя темных существ — не смотреть призванному существу в глаза ни при каких обстоятельствах!

С огромным трудом опускаю ресницы, разрывая зрительный контакт. Теперь вижу только губы демона, которые кривятся в усмешке. От страха потеют ладони и холодеют ступни. Голова кружится. Хорошо, что сижу, не то вряд ли смогла бы удержаться на ногах. Во рту пересохло так, что язык не ворочается. Ужасно тянет облизнуть губы.

Передо мной не существо категории «дельта», это — чистой воды «альфа». Один из высших демонов! Кран-тец…

Больше не рискуя поднять взгляд, на призванного, глотаю вязкую слюну и судорожно соображаю, что же дальше делать? Альфа добровольно на сотрудничество не пойдет, но и никого другого я уже не призову — магически истощена, и время безнадежно упущено.

«А может, это шанс?» — Выглядывает из мрака безысходности неисправимая оптимистка — та самая часть меня, что умеет любую ситуацию обернуть себе на пользу. Она будто намекает: «Ты же хотела что-нибудь эдакое, Ирис? Так вот оно! Бери, если смелости хватит. И решимости. И удачи…»

Всего мне хватит, если позаимствованный у тетушки Марджери артефакт сработает, как она рассказывала. Да, артефакт абсолютного подчинения я тоже стащила. Вот так одно преступление влечет за собой другие. Ай-яй-яй! Мне действительно стыдно, но каяться буду потом. Меня вновь охватывает возбуждение. «Альфа»-то всяко покруче будет, чем «дельта». С таким демоном-защитником я точно выиграю дуэль, ради которой все это и затеяла.

Действовать следует прямо сейчас, пока демон не сообразил, что к чему. А то прибьет раньше, чем пикнуть успею.

Первым делом следует подняться. Сидя использовать артефакт подчинения не выйдет. Ну и молиться Вездесущему, чтобы все пошло как надо, а не как обычно.

Как обычно, все идет «как обычно».

Словно подслушав мои мысли, демон переходит к следующему этапу развития наших взаимоотношений.

Жесткие пальцы, способные крошить камень, хватают мои плечи, и я оказываюсь на ногах — прямо как и планировала. Но тут же демон запускает пятерню в мои волосы на затылке. Больно стискивает, запрокидывая мне голову, поворачивая лицом к свету, обнажая горло…

Нож? Когти? Зубы?

Как именно он собирается меня убить? Какова вероятность, что загрызет?

В голову снова лезут формулы, а сердце заходится от ужаса, но я не проявляю ни намека на сопротивление. Скосив глаза, стараюсь сохранить зрительный контакт с демоном, вопреки всем правилам и заветам.

Мне смертельно страшно! Боюсь-боюсь-боюсь!

И все же — пусть видит только мою панику, а не то, что я за ней стараюсь скрыть.

— Такая маленькая, хрупкая, — слова демона сочатся сладким медом, голос у него неожиданно приятный. Пальцы свободной руки проходятся по моей скуле, убирают в сторону непослушную прядку. Подушечка Большой палец скользит по нижней губе, нажимает, приобнажая плотно стиснутые зубы. — И такая наглая, — заканчивает он, подаваясь ближе.

Не выдержав, жмурюсь и затаиваю дыхание, ожидая, что сейчас обдаст смрадом из пасти. Да-да, я не поведусь на привлекательный облик. Недаром я лучшая призывательница на нашем факультете, подвинься Маклюс! Все признаки демонических сущностей наизусть давно выучила.

Но дыхание мужчины на удивление свежее и теплое. Упругие губы почти касаются моих, когда он изрекает главную мысль своего повествования:

— Да как ты посмела?!

При каждом слове наши губы соприкасаются. Это похоже на череду магических вспышек. Эдакое обжигающее обещание поцелуя. Как будто проглотила малюсенького молниевика, и он пытается выбраться наружу, разрядами щекоча живот изнутри.

Безумно хочется податься вперед и получить обещанное! Удивленная собственной реакцией прихожу в себя. Вот он — нужный момент! Пора действовать!

— Не совсем по плану, ну да ладно, — нагло заявляю в лицо демону и использую свой главный козырь.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я