Магия убийства
Лариса Соболева, 2015

В городе при странных обстоятельствах одного за другим убивают людей. Жертвами стали весьма сомнительные личности – альфонс, бандиты, алкоголичка… Все мужчины убиты выстрелом в пах, возле каждого трупа – резиновая змейка. Все убийства похожи на месть. Но каков мотив? Сыщики, Ника и Валдис, пытаются найти хоть какие-нибудь улики, способные пролить свет на эти преступления. Но… неудачи преследуют их. Убийца хитер и коварен. Убийства продолжаются. В дело вмешиваются криминальные авторитеты, которые возмущены гибелью своих братков. Они хотят отмщения и берут в заложники следователя, правда, обещают вернуть его живым в обмен на убийцу. Такого еще не было – мафия диктует условия прокуратуре…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Магия убийства предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

6
8

7

Платон доставил домой Нику, вышел из машины, открыл дверцу, выскочил и Валдис. Они стояли на тротуаре, как три сосны в степи, минуты две. Пока Ника, чувствуя неловкость, которой близко не наблюдалось в Платоне и Валдисе, напротив, их обоих тешило соперничество, не произнесла:

— Вообще-то я уже дома… — И намекнула, что пора разбегаться в разные стороны: — Есть хочется…

— Так давай где-нибудь поси…

Платон и Валдис осеклись, ибо начали фразу в унисон и слово в слово, покосились друг на друга. Ника в уме закончила фразу и ответила:

— Мы же устали…

— Я не знаю, что ты называешь усталостью, я с ней незнаком, — пробурчал хмуро Валдис и взглянул на часы. — Кстати, об усталости. Пойду отдыхать в бар, в который должен прийти мой игрок под номером шесть.

— Ах, да… — вспомнила Ника без радости, так как упоминание о «шестерке», давшем обещание принести сведения о Канарине, грозило продолжением работы. Она действительно устала, просто измаялась возле трупов. — Я совсем забыла. Подожди, переоденусь и пойду с тобой.

— Мы подождем, — заверил Платон.

— И ты пойдешь? — вытаращился Валдис, потом оба уставились в спину Ники, убегавшей по дорожке к особняку.

— Разумеется, — сказал Платон. — Ника под моим патронатом.

— Не повезло мне, — хмыкнул Валдис.

Клара предложила поужинать в «Овражке», расхвалила обслуживание и кухню, Эля соблазнилась, она была большая любительница поесть. Расположились за столиком, причем Эля трещала без умолку, читая меню:

— Я возьму только мясо. Без гарнира. И салат. На ночь желательно не есть, но у меня аппетит просыпается к вечеру, ничего не могу с собой поделать. Мясо хоть не калорийное, если его правильно приготовить. Я люблю готовить, потому что обожаю поесть. Никаких кухарок дома не терплю, рецепты собираю…

И ничего-то в ней нет особенного — по мнению Клары, — а до безразмерной коровы Элечке с ее аппетитом осталось пару лет. Ну, мордаха у нее славная, деревенская, она неглупа, умеет держать себя в рамках, а в совокупности — телка. Обычная телка, которой потрясающе повезло заарканить состоятельного мужика. Впрочем, сегодня Клару занимала не Эля, а те странности, которым она не могла дать объяснения, но искала его, потому и не слушала подружку.

Клара припомнила, как Красавчик говорил о месте пикника на природе. Протока и есть природа, значит, он приехал туда, а его… Но кто и как? С ним должны были быть двое, они-то куда смотрели? Не могла же его пришить белая выдра с мозгами курицы, в самом-то деле! Непонятная ситуация. А что с Роменской произошло? Может, она в алкогольном угаре выстрелила себе в висок левой рукой, а пистолет каким-то образом упал под правую руку? Нет-нет. Голова свесилась на левое плечо, кровь была тоже слева… Фу, как Клара сразу не заметила столько кровищи? Выстрел был сделан в правый висок, значит, она стреляла правой? Левша? Даже в состоянии опьянения Роменская не могла перепутать руки, она же действовала автоматически…

От прикосновения к ладони Клара вздрогнула.

— Ты что? — с недоумением глядя на нее, спросила Эля. — У тебя неприятности? Ты какая-то не такая.

— Нет, у меня все отлично, — рассмеялась Клара. — Просто день сегодня трудноватый, я устала чертовски. Давай выпьем?

— Это я и предлагала, но ты задумалась. — Чокнулись, выпили по глотку. — А вино неплохое, правда?

Подарив улыбку подруге, Клара забегала по залу глазами, не видя вокруг красавчиков, от которых у баб крышу сносит. Сколько еще предстоит водить на поводке Элю, подстраиваться под ее увлечения и вкусы, быть ей интересной? А эта с виду деревенская деваха, одетая дорого, но слишком просто, без лоска, оказывается, интеллектуалка, читает запоем книжки. И не какие-нибудь, а любит, например, Макса Фриша! Кто этот Фриш, что он написал, где она его откопала — Клара диву давалась. Зато Эля час могла рассказывать о Фрише, о его образном стиле — ужас! Оставалось только кивать с умным видом, не читать же всякую лабуду.

К Эле подошел официант и передал записку. Клара не придала этому значения ввиду того, что поняла: записка от очередного Красавчика, который пошел на абордаж. Украдкой она изучала зал — где же он?

Эля развернула листок из записной книжки, прочла:

«Вы и ваша семья в опасности. Остерегайтесь Клары. Мужчины, которые знакомятся с вами, подосланы ею».

На белых щеках Эли выступил румянец волнения, она и растерялась, и удивилась одновременно, подняла изучающие глаза на Клару.

— От кого послание? — улыбнулась та, пригубив вино.

— Да так… — натянула улыбку и Эля.

— У тебя есть тайны от меня, своей подруги?

— Вовсе нет, — стушевалась Эля, лихорадочно складывая записку. — Ну, хорошо, признаюсь. Есть один тип, он преследует меня… Не хочу об этом говорить, он мне неприятен, его преследования надоели. — И положила записку в сумочку, а чтобы Клара не просила показать ее, затараторила, взяв бокал: — Представь, и ко мне цепляются. К толстой и некрасивой.

— По-моему, ты чересчур строга к себе…

— Нет-нет, — запротестовала Эля. — Я считаю своим достоинством умение смотреть на себя со стороны. Знаешь, отчего многие женщины становятся неудачницами и злюками? Из-за неверной самооценки. Ей кажется, она особенная, достойна самого лучшего, что есть в мире, такую женщину не удовлетворит простое семейное счастье, хороший муж и дети, ей этого будет мало.

Эля говорила, не сводя с подруги глаз, а думала о записке. Кто ее написал и почему? Собственно, почему — написано достаточно четко, Элю предостерегают. Вопрос в другом: насколько верна информация в анонимке и чем способна навредить ей Клара? Глагол «навредить» пульсировал в висках Эли. А что еще хочет сделать Клара, подсылая к ней молодых людей? Но это не вязалось с подругой — обаятельной, милой, светской.

Они познакомились полгода назад случайно… Так ли уж случайно? Эля гуляла с собакой и сыном в парке, на скамейку подсела Клара, разговорились и стали подругами. Потом они постоянно созванивались, иногда проводили вечера вместе где-нибудь в ресторане или у Эли дома, ходили в сауну. Клара понравилась ей бесхитростной простотой, манерой общаться, а советы подруги не раз ее выручали. Однажды надо было поехать с мужем на вечер, чего Эля, предпочитая домашнюю обстановку, не любила. Среди важных мужчин и глупых женщин ей было скучно, но ничего не поделаешь. Возник вопрос: во что одеться, чтобы на нее не косились все эти снобы и не посмеивались над ней? Клара потратила целый день, сама возила подругу по магазинам, в результате Эля сразила наповал если не всех, то большинство присутствующих. Она радовалась, обретя в лице Клары друга и советчика.

Эля на вид казалась флегматичной, но это оттого, что она никогда не бросалась в крайности, а, принимая решения, взвешивала и обдумывала каждый свой шаг. И сейчас, после записки, озадачившей и взвинтившей ее, она искала в Кларе черты, которых раньше не замечала в силу своей доверчивости. В первую очередь объектом наблюдения она избрала лицо Клары. На нем была заметна неискренняя улыбка, бегающие и колкие глаза, которые, встречаясь с глазами Эли, опускались, словно Клара боялась, что подруга прочтет ее тайные мысли. Потом Эля обратила внимание на фигуру, но не с точки зрения эстетики. Напряженная поза, зажатая шея, движения резкие и внезапные. Наконец, руки. Они все время были в движении, Клара явно нервничала, а ведь подруги пришли сюда расслабиться, мирно поболтать, отдохнуть от дневных забот. Но пальцы Клары все время что-то хватали — то вилку, то бокал, то салфетку. Если она не хватала предметы, то постукивала пальцами по столу, потирала их друг о друга, будто пальцам чего-то не хватало. А мелкие и суетливые движения характеризуют неспокойное состояние или неискренность.

— Хм, — улыбнулась Клара, на ее лбу нервно запрыгали брови. — Ты странно на меня смотришь, будто изучаешь.

— Только сейчас заметила… — Эля намеренно тянула паузу, Клара напряглась. — Ты очень красивая. Правда, правда.

И смех у Клары был истеричный, вымученный. «Что все это значит? — озадачилась Эля. — Просто так, шутки ради, записки с таким содержанием не присылают. Кто-то за нами следит, возможно, давно. Не за нами. А за Кларой. Этот человек хорошо знает ее, предупредил меня. Но о чем? Что она мне сделает? Тем более моей семье? Я должна все выяснить…»

К столику подошел молодой человек лет тридцати, Клара его видела впервые, наверняка он из новеньких, но уже проверенных. Про себя она отметила: отпадный. Высокий, красивый, в белом костюме — у Эли запросто снесет крышу, перед таким белым лебедем вряд ли устоит эта недотрога.

— Разрешите вас пригласить?

Эля подняла на него глаза — вот и подтверждение записки. Между прочим, с ней часто знакомились мужчины, когда она бывала с Кларой в ресторанах или ночных клубах. Значит, написана правда.

Она пошла с ним танцевать, искоса заметив, что подруга довольна. Главной темой ее мыслей стало: зачем Клара это делает, чего добивается? Элю трясло. Она, как нормальная женщина, ощутившая опасность, хотела ясности.

— Вы дрожите? — спросил белый кавалер, слегка отстранившись и заглядывая зелеными глазами в лицо Эли.

— Не люблю кондиционеров. Вам не кажется, что еще рано создавать прохладу в помещениях?

— Я попрошу, чтобы их отключили. Как вас зовут?

— Эльвира.

— А меня Ричард.

— Красиво, — улыбнулась Эля.

Пусть думают, что все идет по их плану. Эля, как всегда, решила не торопиться, обдумать дома, что означает предупреждение в записке, и понаблюдать за Кларой. Потом был еще один танец с белым Ричардом, затем он попросил разрешения присоединиться к ним, заказал дорогое вино, оказывал знаки внимания обеим женщинам, но в особенности Эле. Когда он вышел покурить, Клара подалась к подруге и заговорщицки захихикала:

— По-моему, этот красавец тащится от тебя. А ты говорила: толстая и некрасивая. Вот увидишь, он назначит тебе свидание, или я не знаю мужиков.

— Но у меня муж… — сказала Эля.

— Да кто мешает тебе иметь мужа и почувствовать себя немножко королевой? Поверь, женщине это необходимо, она расцветает, в результате влюбляет в себя и мужа. Скажи, только откровенно, у вас притупились страсти?

— Ну, в общем-то да… — солгала Эля и потупилась.

Слишком очевидно было желание Клары толкнуть ее в объятия сладкого красавца. Нет, в постель к нему. Зачем?!! Это не поддавалось разумному объяснению.

И он назначил свидание Эле прямо на завтра. Эля некоторое время колебалась, потом согласилась, но не завтра, а в среду. Надо выяснить — зачем им она, стало быть, придется хитрить. Эля отказалась от услуг подруги и взяла такси, тем самым дала возможность двум заговорщикам обсудить победу. Да, только так, а она тоже подумает, как ей быть.

Проводив Элю, Клара предложила Ричарду, или как его там зовут, — не важно:

— Подвезти тебя?

— Не стоит, — отказался он.

— Найди Фриша.

— А что это?

— Писатель, — фыркнула Клара. Она презирала всех этих мальчиков, которые научились лишь баб трахать, а каких именно — им без разницы. — Сходи в библиотеку, возьми Макса Фриша. Еще Камю с чумой… Да, кажется, так. И… эту… Марию Ремарк, она тоже чего-то там настрочила.

— Зачем? — ухмыльнулся он.

— Чтоб поразить Элю интеллектом! — гаркнула Клара. Как же ей надоело воспитывать идиотов. — Выучи наизусть несколько абзацев из разных книг, и она упадет к твоим ногам. Эля разбирается в литературе, ты обязан ее забить. Много не базарь, пусть она говорит.

— Думаете, нам понадобится литература?

Клара окатила его жалостливым взглядом, но воздержалась от замечаний, лишь сказала:

— Делай, что говорю. И посмотри фильмы… Ой, господи, голова уже не варит. Фильмы Кусто Рицы, по-моему.

— Кустурицы, — поправил он.

— Ты знаешь его? — удивилась Клара.

— Так это же модный режиссер.

— Тем лучше. Действуй как на минном поле — осторожно. Фильтруй слова, она не дура. До среды у тебя достаточно времени, так что потрудись.

Клара села в машину, посмотрела на часы — всего-то начало одиннадцатого. Позвонила Мартыну:

— Привет, не спишь?.. Я? Отвезла подругу, еду домой… Хорошо, приезжай, буду ждать.

В баре народу было больше, чем в прошлый раз, и толкотня стояла дикая. Разумеется, чересчур громкое музыкальное сопровождение вообще нелегко воспринимать, а после тяжелого рабочего дня вдвойне тяжелей. При всем при том Ника клевала носом или бессмысленно таращила глаза. «Шестерка» появился, когда у троицы запас сил иссяк и они собрались уходить.

— Сам с ним потолкую, — встал Валдис.

На этот раз он и «шестерка» не стали выходить, устроились у стойки бара.

— Я уже пьяная, — сказала Ника, точнее, крикнула.

— Мама с папой будут ругаться? — поддел ее Платон.

— Вроде того.

Ника уже не в состоянии была обижаться, она думала о кроватке, куда уложит свои уставшие косточки. Вдруг к ним подошли два парня, эдаких два расхлябанных пацана, далеко не хлипких, с круглыми мордами, по которым легко определялось, что намерения у них далеки от добрых. Один положил на столик лапы, наклонился к Нике, напялил улыбочку:

— Девочке скучно?

В слове «скучно» он выделил букву «ч». Ника съежилась, взглянула на Платона, тот свел брови к переносице, опустил глаза и поджал губы.

— Весело. — Она на всякий случай изобразила улыбку.

— Пошли? — кивнул в сторону приставала.

— Куда? — округлила она глаза.

— К нам. Наша компашка повеселей.

— Нет, спасибо…

Но он схватил Нику лапищей выше локтя, приподнял ее, как перышко, она ойкнула от боли, а от его наглости озверела:

— Ну ты! Пусти!..

— А че ты ерепенишься? — агрессивно гаркнул второй. — Не нравимся?

Первый тянул Нику, у нее, естественно, не хватило сил вырваться. И тут Платон подскочил и заехал ему кулаком по роже. Приставала отпустил девушку, после чего оба качка накинулись на Платона, Ника завизжала:

— Валдис!

Да кто же услышит в таком шуме! Ника успела лишь моргнуть, а драка шла уже полным ходом. И как в таких случаях бывает, те, кто танцевал, подключились к дерущимся, потому что кого-то толкнули — он решил дать сдачи, а кто-то просто так, размяться захотел. Под шумок Нику схватил второй пацан из приставал, чего ему надо — он, видно, и сам не знал. Она не растерялась, выплеснула ему в лицо остатки коктейля, он ударил ее по лицу…

— О, началась потасовка, — хмыкнул «шестерка».

Валдис повернул голову и слетел со стула. Бугая, который тискал Нику, он сцапал за жилет, оторвал от девушки и пустил в свободный полет.

— Там Платон! — крикнула Ника.

Валдис понял, ринулся в гущу дерущихся.

Набежали менты, всех без разбора похватали, заломили руки… Потом пришлось долго им доказывать, кто есть кто, они не хотели смотреть удостоверения, но в конце концов отпустили троицу…

Ника пробиралась в свою комнату на цыпочках, однако отец не спал:

— Ника, где ты была?

— Задержалась по работе, — опустив голову, пробежала она мимо него. А в комнате, раздеваясь, ворчала: — Я взрослая женщина, следователь, а боюсь родителей. Все, решено: уйду на квартиру.

Завалившись на кровать, она мигом забыла приключение.

8
6

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Магия убийства предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я