Летаргия
Кати Беяз, 2020

Случалось ли у вас такое, что сюжет из сна однажды стал неотъемлемой частью вашей жизни? Более красочной, более эмоциональной и более реальной жизнью, чем та, в которой вы живете? Сон, как яркий осколок стекла в безликом витраже, преображает серые будни, вырывает из реальности и толкает героиню на поиски ответов. Что, если жизнь во сне реальна, а события связаны? Что, если ты одинока в этом мире лишь потому, что твоя единственная и долгожданная любовь живет в мире другом?

Оглавление

  • Глава 1

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Летаргия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Ларри

Мое дежурство подошло к концу. Сделав последние записи в журнале, я схватила плащ и сумку, готовая покинуть здание больницы. Накинув плащ, я обнаружила в его кармане записку:

«Заеду в обед. Долго не спи, соня!»

Сообщение не вызвало особых эмоций, видимо, я слишком устала за эту ночь, чтоб еще думать о дне. В самом начале смены привезли парнишку с рассеченным бедром — пришлось наложить восемнадцать швов. Всего через час в приемном уже была девушка с отравлением — наглоталась таблеток, промывали желудок, выжила. Еще через час у старика прихватило сердце. А в перерывах приезжали с температурами, кашлями и гайморитами — осеннее обострение. Всю ночь в отделение звонил псих и жаловался на внутреннее беспокойство, а когда мы перестали принимать от него звонки, он не поленился и пришел под дверь скорой помощи. После пятнадцатиминутного разговора с ним я уже была рада пьяному дебоширу с переломом.

Было шесть часов утра, и свет мягкой розовой вуалью окутал автомобильную стоянку.

«Где эти чертовы ключи?»

Копаясь в сумке, первые звуки, что я услышала, был визг тормозов. На парковку с дороги влетел тонированный автомобиль, усеянный отверстиями от пуль, заднее стекло которого было вовсе разбито. Он неумолимо приближался ко мне, и я рефлекторно побежала. Автомобиль догонял и уже очень скоро остановился в нескольких шагах от меня. Я услышала, как открылась дверь и кто-то подбежал ко мне сзади. Крепкая хватка парализовала руку, а в поясницу впилось, кажется, самое настоящее дуло пистолета.

— Стоять и без криков, — приказал жесткий голос.

— Что вам нужно? — испуганно зашептала я.

— У нас раненый, ему необходимо вытащить пулю. Сейчас ты разворачиваешься и садишься со мной в машину.

— Но я медсестра, — я попробовала испытать свою удачу.

— Тогда мы с тобой сейчас идем в больницу и забираем с собой хирурга, — пистолет впился в правую почку сильнее.

— Не надо, я вытащу, но у меня ничего с собой нет — ни стерилизаторов, ни инструментов…

— Не волнуйся, заедем в аптеку.

Высокий жилистый мужчина с перебитым носом повел меня к черному автомобилю. На улице было ни души, лишь только один быстро удаляющийся мужской силуэт. Его раньше здесь не было, и он словно не хотел замечать, что происходит вокруг. Взгляд ненадолго застыл на нем, и тот вскоре обернулся. Я тут же поняла — мужчина минуту назад вышел из этой машины. Жилистый усадил меня на переднее сидение, а сам сел сзади и подпер раненого. Тучный водитель надавил на газ, и машина рванула с места. Я торопливо пристегнулась и украдкой посмотрела назад.

— Куда ранение?

— В ногу.

Я глянула на залитое кровью сидение и джинсы раненого, где выше середины бедра был туго затянут коричневый кожаный ремень.

— Далеко ехать? — озадачилась я.

— До аптеки уже почти доехали, впрочем, тут и останемся.

Это было, пожалуй, самое разумное из всех решений, принятых этим утром.

Машину занесло на тротуар, и я вцепилась в дверную ручку. Колеса резко затормозили, и, подавшись вперед, я снова притянулась ремнем к сидению.

— Приехали, — констатировал водитель, вытащил пистолет и направил его на меня. — Выходим!

Я обняла сумку и вышла на безлюдную улицу. Вскоре он догнал и подхватил меня под руку, подводя к окну аптеки.

— Сейчас я отвлекусь на аптекаря, а ты без шуток. Пуля догонит любого, поняла?

Мне не хотелось отвечать на это, но я решила все же взмахом показать, что услышала его.

В окне показался молодой парень, еще недавний студент.

«Не натворил бы чего… героического!»

— Открывай дверь, — глухим басом произнес бандит, угрожая юнцу пистолетом.

Тот округлил глаза и испуганно перевел взгляд на меня. Я постаралась наиболее красочно при помощи мимики попросить его о послушании. Он перевел взгляд на мой врачебный костюм под плащом и встревоженно нахмурился.

Однако вскоре послышался треск замков, и тяжелая дверь отворилась. Громила махнул сообщникам в машине, и жилистый вывел раненого на улицу.

Паренек засуетился, увидав окровавленную ногу полуживого, но довольно крепкого мужчины. Он ринулся к прилавку, но тут же был остановлен громилой. Тот занес руку, чтоб вывести паникера из сознательного в бессознательное состояние, но вовремя остановился.

— Без него я ничего здесь не найду! — агрессивно выкрикнула я.

Громила остановился и пихнул студента ко мне. Раненого уложили за прилавком на полу, и я шепнула парню:

— Мне нужен местный анестетик и дезинфектор открытых ран.

Парень на мгновение застыл у одного из шкафов, словно вспомнил местонахождение препаратов.

— Такое нечасто просят в аптеках, все в подсобке, — он кивнул на железную дверь в углу за прилавком.

Я кивнула и проводила его взглядом. Рука аптекаря незаметно коснулась красной кнопки под кассой, и, ничем не выказав вызова полиции, он зашел в подсобку. В следующую секунду брякнул замок, и мы поняли, что он там закрылся.

«Черт!» — пронеслось в голове.

Бугай тотчас подлетел к двери и принялся ее выбивать. Жилистый был где-то снаружи, отгонял автомобиль, и момент, чтоб выбежать на улицу, показался мне вполне подходящим. Но, если я это сделаю, человек, лежащий передо мной, умрет.

— Эй, сейчас кто-нибудь точно вызовет полицию, — не удержалась я и прикрикнула на громилу.

Тот остановился, звучно выругавшись.

Я подлетела к шкафу, куда смотрел аптекарь, и с облегчением нашла там анестетик. Ниже были обнаружены бинты, тампоны и послеоперационные пластыри. Немного правее был дезинфектор, а на прилавке я нашла различного калибра изогнутые и прямые пинцеты.

Провозившись не менее пяти минут, я наконец нащупала и извлекла пулю. В помещение влетел жилистый, а вдалеке послышались звуки сирен.

— Что там у тебя? Шевелись! — он перегнулся через прилавок, разглядывая залитый темной кровью пол.

— Пулю я извлекла, но задета вена, — мои руки дрожали, но я накладывала тугую повязку уже практически на автомате. — Эти повязки надо постоянно менять. У вас там есть врач, куда вы его везете?

— Есть, — сурово кинул жилистый, — осталось только довезти! Все, поднимайся, пошли! Эй, бери ее, пошли.

— Оставьте меня здесь, я выполнила все, о чем вы просили!

— Шевелись, — пробубнил громила, поднимая меня с пола. — Быстро!

Я схватила сумку, и мы снова выбежали на улицу. Перед аптекой стоял уже совершенно другой автомобиль с другим водителем. Громила забросил меня на заднее сидение, а сам сел спереди. Под бок свалился раненый, которого вскоре подпер жилистый блондин. Вспомнив их стиль вождения, я мигом пристегнулась, и машина рванула с места. Новый водитель — седой мужчина средних лет — управлял автомобилем намного профессиональней громилы. Мы уверенно отрывались от погони, и моя тревога нарастала.

«Зачем они меня забрали? Что будет, когда мы оторвемся? Эти люди — бандиты, как можно ждать от них добра и благодарности? Хотя в первую очередь они все-таки люди…»

Пока я успокаивала себя, мы свернули в узкий переулок, из которого в еще более узкий, пока на пути не появилось выстроенное из серых блоков ограждение. Даже опытный водитель не успел среагировать, и мы на скорости влетели во что-то упругое. Ремни стянули меня, не пуская вперед. Голова дернулась к твердому подголовнику, но в нескольких сантиметрах от него остановилась. Другим повезло меньше, чем мне и двое из бандитов от ударов потеряли сознание. Жилистый выскочил из машины, но был пойман оперативниками. Раненый не имел пистолета и не мог бежать, и я рванула дверную ручку, чтоб выйти к своим спасителям.

— Сидеть, не двигаться! Руки, покажи руки! — раздались крики полицейских.

«Что? Они мне, что ли?» — недоумевала я.

Но когда наручники коснулись моих запястий, все сомнения вмиг исчезли.

— Черт подери, ну и утро! Я заложница!

Ответа не последовало, и офицер пересадил меня в полицейскую машину.

— Я врач, меня похитили, чтоб прооперировать раненого… — я взглянула в глаза полицейскому.

— Расскажете на допросе, — безэмоционально ответил он и хлопнул дверью.

— На допросе?!

Я откинулась на жесткое сидение. Здесь не было привычной мягкой обшивки, двери — из гладкого пластика без единой выемки, вместо стекол — противоударный пластик в мелкие отверстия. Такой же разделял меня с водителем.

— Не потеряйте мою сумку! — переключилась я на водителя.

— Не беспокойтесь, — послышался сухой ответ.

И он был прав, здесь было куда спокойнее, чем в одном авто с бандитами.

Меня завели в переполненный полицейский участок и посадили на раскладные кресла рядом с ночными бабочками, выловленными той же ночью. Они начали приставать ко мне, и после пристального взгляда проходящего мимо громилы я даже различила их слова.

— Замочила кого, подруга?

Я нахмурилась, но вскоре заметила кровавые пятна на своем больничном костюме.

— Я надеюсь, мы будем в одной камере, если ты отхватила одному из них хозяйство! — расхохоталась грудастая проститутка, присевшая рядом и собравшаяся меня обнять.

«Ну, все, хватит!»

Терпению подходил конец. Я вскочила на стул и схватила проходящего мимо полицейского за рукав.

— Где ваш начальник? Я всю ночь оперировала, утром меня выкрали со стоянки, и я оперировала снова! Мне плевать, какие у вас здесь правила, но я не собираюсь сидеть в компании про… В этом коридоре! Отведите меня в отдельную комнату, дайте воды и пришлите следователя!

Высокий, как башня, полицейский покосился и убрал с себя мои руки.

— Сядьте!

Я села, а ночные бабочки перестали быть со мной любезными. После нескольких толчков и колкостей с их стороны высокий офицер все же вернулся за мной. Протиснувшись сквозь толпу разукрашенных металлистов, трясущихся наркоманов и агрессивных подростков, я наконец зашла в абсолютно пустую комнату. Посередине стоял стол, пара стульев, в углу красовался кофеаппарат.

Сейчас это была самая прекрасная вещь, которую я имела счастье видеть. Я схватила один из двух оставшихся картонных стаканов и нажала на кнопку «Латте». Машина скрипнула, дернулась и брызнула на дно молочной пеной. Я не отступала и тут же нажала «Эспрессо» — аппарат плюнул ржавой слюной и принялся мигать.

— Твою ж… — не сдержалась я и ударила по бестолковой машине, которая тут же погасла.

В комнату вошел темноволосый статный паренек с бутылкой воды в руках.

— Младший следователь Смитт. Прошу, присядьте.

Он указал мне на один из двух стульев, что было совсем не обязательно — здесь и так из мебели ничего больше не было.

Смитт поставил на стол диктофон и попросил меня начинать свой рассказ.

Полный подробностей рассказ занял около двадцати минут, после чего он попросил меня дать словесный портрет человека, что предположительно вышел из машины и скрылся близ больницы. Диктофон был выключен, вода допита, и я попросила у Смитта свою сумку, собираясь покинуть здание.

— Мне жаль, но вы пока что не можете покинуть участок, — внезапно осведомил тот.

— Но почему? — мгновенно вскипела я.

— Ваш рассказ будет прослушан старшим следователем, а затем он задаст вам по нему вопросы.

— Что? — зашипела я, словно змея. — Где этот ваш старший следователь? Где он, черт его подери?

Отпихнув Смитта от двери, сквозь которую он хотел улизнуть, я увидела нескольких человек, наблюдавших сквозь огромное окно за допросом громилы. Женщина в строгом костюме, пузатый раскрасневшийся увалень в штатском, странный кучерявый модник в коричневом твидовом пиджаке и пара крепких офицеров в форме.

— Кто здесь старший следователь? — выкрикнула я.

Смитт попытался вернуть меня в комнату, но я снова вырвалась.

— Я устала, не мылась, оперировала в аптеке на полу под дулом пистолета, я ужасно хочу кофе, а еще больше я хочу домой в кровать после ночной смены!

Все пятеро уставились на меня, а Смитт снова потащил в комнату допроса.

— Смитт! — крикнул кучерявый. — Отставить!

Он слегка улыбнулся и прищурился.

— Я сейчас подойду к вам, задам пару вопросов — и вы свободны, — он обратился ко мне. — Договорились?

Его спокойствие и уверенный тон охладили меня, и я вернулась в комнату. Смитт спешно захлопнул дверь, что была оснащена ручкой лишь с одной стороны и с моего места походила на еле заметный прямоугольник в стене.

Старшего следователя пришлось ждать не меньше десяти минут, зато появился он в дверях, держа мою сумку. Он снова смущенно улыбнулся тонкими губами в обрамлении светлой щетины. Его лицо было слегка тронуто веснушками, с которыми контрастировали, словно грозовое небо над золотой пшеницей, серые выразительные глаза.

— Ларри, — он сел напротив, сверля меня взглядом.

— Эмма…

— Скажите, Эмма, как вы оказались на автомобильной стоянке около больницы?

— Мое дежурство закончилось, и я решила, если сейчас нет войны или пандемии, то я вполне могу соответствовать графику, составленному больницей, — напористо протараторила я.

Ларри снова улыбнулся, уйдя в какой-то листок с расписанием, и лишь мельком взглянув мне в глаза.

— Вы вышли на пятнадцать минут позже, именно тогда, когда на стоянку подъехал черный автомобиль марки «ауди» эл оу тринадцать восемьдесят шесть.

— На что вы намекаете, Ларри?

— Мне надо знать, почему так совпало! — уже без намека на улыбку произнес он.

— Потому что я невезучая, — не менее серьезно ответила я.

Он посверлил меня взглядом и снова заглянул в бумаги.

— Аптекарь дал показания, что вы были заодно с бандитами. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Я старалась, чтоб никто не погиб тем утром.

— Поясните, — Ларри откинулся на спинку стула, слегка прищурив глаза.

— Если б юнец сопротивлялся, они б его пристрелили, а если б тянул время, то мог погибнуть раненый, и тогда мы с этим студентом точно не жильцы.

— Откуда вы узнали, где искать в аптеке медикаменты? У вас было чрезвычайно мало времени.

— Аптекарь перед тем, как сбежать в подсобку, уж осознанно или нет, но взглядом дал мне понять, что и где хранится.

Ларри слегка поднял подбородок и брови.

— Да я же видела, что он нажал кнопку экстренного вызова! Вы что думаете, если б я была с ними заодно, то не сказала бы об этом? Вы же явно уже проверили мой телефон и звонки из больницы, неужели не ясно, что я жертва?!

— Мы проверяем, — спокойно ответил Ларри.

В комнату вошел Смитт, что-то шепнул Ларри на ухо и тут же вышел.

Я сымитировала позу Ларри и выдала первое, что пришло мне на ум.

— Что, бугай признался, что я всего лишь заложница?

Ларри резко поднял на меня глаза. Я улыбалась уголками губ, торжествуя маленькую, но все ж победу, и предвкушая долгожданную свободу. Следователь был серьезен и, изучающе застыв на мне, ненадолго погрузился в раздумья.

— По-моему, все очевидно, Ларри, — я практически легла на стол, взывая открытыми ладонями к его благоразумию. — Я могу дать подписку о невыезде, мой отпуск все равно нескоро!

Наконец его лицо приобрело мягкость, а изогнутые губы чуть расплылись в приятной улыбке.

— Мы очень давно ловим их. Эта шахматная партия длится годами, поэтому мне важна каждая их пешка и каждый сделанный ими шаг.

— Что они натворили? — я замотала головой.

— Они специализируются на похищении людей, Эмма, — Ларри встал и зашагал по комнате. — У них есть свои люди практически везде: врачи, юристы, даже полицейские — в прошлом месяце нам повезло пошерстить по отделам и выловить этих блох. Но группировка постоянно пополняется, отличается прекрасной тактикой и планированием.

— Зачем они похищают людей? — нахмурилась я.

— С целью выкупа.

Он снова глянул на меня исподлобья и подошел к бумагам.

— Вот бланк — подписка о невыезде. Подписывайте, и офицер отвезет вас домой.

Я схватилась за ручку и украсила стройный бланк неразборчивой докторской закорючкой.

— Благодарю, Эмма, за ваше содействие полиции, — он протянул мне открытую ладонь.

Я протянула свою, но, как только рука дотронулась до Ларри, по телу прошла будоражащая дрожь. Стараясь скрыть нахлынувшую волну непонятных эмоций, я потупила взор и нервно заморгала. Следователь вышел из комнаты, напоследок застыв в дверях. Я ответно посмотрела на него, все еще недоумевая, что только что произошло между нами.

В комнату вошел офицер.

— Пройдемте!

Вскоре мы были у черного автомобиля, и он открыл мне дверь, приглашая присесть на заднее сидение.

«Сама галантность», — раздраженной мыслью пронеслось в голове.

Я выдавила улыбку и села в затемненный салон — здесь горел тусклый свет, ароматно пахло кофе и сидел Ларри.

— Ваши вопросы не закончились? — не скрывая удивления, произнесла я.

— Закончились, но ваш телефон еще на проверке. Его должны принести с минуты на минуту, а я решил составить вам компанию.

Нас разделял узкий откидной столик, на котором в ожидании томились два картонных стакана с бодрящим напитком и тонкая вазочка с миниатюрной розой. Кофе мигом оказался в моей руке, а вазочка с цветком хоть и была невероятно простой, но притянула взгляд надолго.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Глава 1

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Летаргия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я