Маша и МЕДВЕДИ. Продолжение сказки

Ирина Эльба, 2020

Устроившись на работу в брачное агентство «МЕДВЕДИ», я и представить себе не могла, как изменится моя жизнь. Помимо основной задачи – поиска истинных половинок для фантастических существ, на меня повесили организацию свадеб. И не абы кого, а собственных работодателей! А в результате один из братьев-начальников, отмеченный непонятным проклятием, достался в женихи… мне! И теперь на горизонте маячит необходимость пройти Испытание невест. Но самое страшное – предстоящее знакомство с родителями Потаповых! В общем, сказка продолжается…

Оглавление

Из серии: Маша и МЕДВЕДИ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маша и МЕДВЕДИ. Продолжение сказки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Теория 2. Если бы, да кабы…

Уже второй день бушевала непогода, злым ветром завывая за окном и бросая соленые брызги на толстое стекло. Тяжелые синие тучи висели низко-низко, почти сливаясь с темными водами моря.

Гроза… Есть в ней что-то особенное, первобытное… Пугающее и завораживающее. Ей посвящают картины и стихи, ее воспевают в песнях. Грозовое небо… Каждый находит в нем что-то свое — страшное, грустное, опасное. Для меня же это — темное крыло огромного дракона… с активным потоотделением. И хоть тресни, а по-другому мыслить не получается.

— Любимая, ну чего ты стоишь на сквозняке? Заболеть решила? — Закрыв окно, Дарий приблизился и обнял, делясь теплом своего тела.

Я даже не заметила, что успела так основательно продрогнуть. Вот что значит полное погружение в свои мысли. А подумать было о чем…

— Сейчас болезнь волнует меня меньше всего.

— Ты из-за родителей Демьяна такая задумчивая?

— Да… Мы ищем иголку в стоге сена, а время у нас ограничено…

— Чудо, мы со всем справимся.

— Должны справиться, иначе Шапочка может потерять Лию…

— Ты действительно думаешь, что она согласится на предложение Зигмунтуса?

— Не знаю, но рисковать не хочу!

На некоторое время воцарилась тишина, прерываемая лишь раскатами грома. Снова вернувшись к созерцанию бушующего моря, я мысленно воспроизвела картинку предыстории нашего пребывания на родине эльфов…

— Ну… если проблема только в этом… — коварный шепот стал точкой в нашей семейной беседе.

На террасу заскочило нечто козлокопытное с бородкой и в нелепой безрукавке ярко-алого цвета.

–…найти родителей несложно — надо только очень захотеть! Ведь нора, через которую уже пролетел наш юный друг, как раз-таки и помогает освободить дух и очистить тело, приводя к единению две грани — прошлого и настоящего… — Пока бородатый вещал о «великом», я наклонилась к Демьяну и тихонечко поинтересовалась, не тот ли это черт, о котором недавно беседовали братья. Оказалось, что тот самый. Интересный экземпляр!

— Уважаемый! — улучив момент, пока фавн сделает паузу для вдоха, позвала я. — Не очень понимаю несколько вещей. Во-первых, с чего вы вдруг решили помочь нам в поисках родителей Демьяна? Во-вторых, как вообще узнали об этих самых поисках? И в-третьих, зачем рассказываете нам, по сути, бесполезные вещи? Если знаете что-то конкретное, так и скажите!

— Так я и говорю! Если ваш эльф хочет найти родителей, он должен только пожелать этого! А интерес у меня самый прямой: Лианея — дочь моей Сакуры.

— Ага, значит, вы решили сплавить падчерицу и переехать к пассии?

Умный ход, ничего не скажешь.

— Ничего подобного! — неподдельно возмутился Зигмунтус. — В первую очередь я забочусь о самой Лианее! К тому же, не все так просто. Этот поиск станет своеобразным испытанием! Если ваш эльф справится с поставленной целью, то я отдам ему доченьку. Ежели нет…

Договаривать фавн не стал, но этого и не требовалось. Слишком уж красноречивым и недобрым был взгляд. Та-а-ак, надо выручать друга!

— Так что вы там про исполнение желаний и проход говорили?

— Волшебная нора помогает освободить дух и очистить тело, приводя к единению две грани — прошлого и настоящего… — снова начал пространную речь фавн.

Пока он распинался про очищение, я наклонилась к Шапочке и тихо поинтересовалась:

— Дем, а ты в нору на голодный желудок нырял?

— Вроде да, — задумчиво пробормотал он. — Нет, точно! Перед обедом дело было. Я потом еще чуть с голоду не умер, а что?

— Да я вот про очищение тела подумала… Как бы не оконфузиться, если прыгать буду. А то у меня после знакомства с рыбками еще парочка желаний осталась…

— Ты прыгать не будешь! — твердо заявил Дарий, а затем обратился к Зигмунутсу. — И что вы предлагаете?

— Если юный эльф действительно так хочет найти своих родителей, ему всего лишь необходимо повторно пройти по пути белого кролика…

Не успели мы вернуться обратно на террасу после проводов Демьяна «в нору», а он уже подбегал туда же с другой стороны. Еще и с дриадой!

Как в дальнейшем выяснилось, прыжок особых результатов не дал. Вместо родительского дома, наш «ПэКафил» снова очутился в спальне Лианеи. Какая неожиданность, кто бы мог подумать, ага!

— Да-а-а, говорили мне подруги, что у мужиков все мысли об одном, а я не верила! — глядя на смутившегося Шапочку, не смогла удержаться от подкола.

— Не в этом дело! — А вот дриада смущенной не выглядела нисколько. — Скорее всего в данном случае эльфийская поисковая система не годится. Это может быть связано с дальностью расстояния или не тем расположением звезд…

— Но суть одна — надо искать новый способ! Может, ритуал какой магический провести? Например, выйти в полнолуние с лунным камнем в зубах на священное поле, обнаж… — начала предлагать я, но Дарий перебил.

— Об «обнаж…» даже не мечтай!

— Потом поговорим об этом, — пообещала я, выдвигая очередное предложение. — А если опробовать немагические способы? О! Давайте дадим объявление по типу: «Пропал мальчик! Рост метр двадцать. Нашедшему полагается велосипед!» — вспомнила я любимый с детства мультик.

— Чудо, у нас не мальчик пропал, а родители!

— Тогда перефразируем! — не отчаялась я. — «Найден мальчик, рост такой-то…» Демьяшка, а какой у тебя рост? Ладно, не важно! «…в довесок к мальчику прилагается велосипед и крепкая надежная семья!» Я гений?

— Ты — Чудовище! — покачал головой Дарий, но я на него даже не обиделась.

На правду ведь нельзя дуться. А то щеки как у хомяка будут! И вообще, все-таки я — гений! Потому что путь к родителям Демьяна все же нашла.

— Ребята, у нас же здесь живут волшебные рыбки, да?

— Угу… — как-то обреченно прогудели товарищи заговорщики.

— А это значит что?

— Что? — опять же нестройный хор голосов.

— Что у нас есть все шансы найти Сивку-Бурку, волшебную щуку или, на крайняк, лебедь белую. У кого-нибудь есть предположения, откуда можно начать поиск?

— Скажите, пожалуйста… — снова заговорила Лиа, — …а джинн вместо всех перечисленных животных подойдет?

— И она еще спрашивает! — возмутилась я, отмахиваясь от предостерегающего взгляда жениха. — Покажешь, где водится эта синяя субстанция?

— А почему синяя? — удивилась дриада, вставая с места.

— Я тебе как-нибудь потом дам посмотреть мультик «Аладдин». Все поймешь! А сейчас веди меня, мой верный Иван Сусанин!

И Лианея повела, ага… в свою спальню! Не плод, а проходной двор какой-то! Хотя, это уже проблемы мохноногого отчима и ушастого ухажера. Мне важнее потереть волшебную лампу, загадать желание и… еще парочку, для закрепления, так сказать. Увы и ах, с лампой меня ждал полный облом!

Оказывается, за все прошедшее в пансионе время, я так и не дошла до главной достопримечательности дриад — мадам Сим Симы Махалайевны! И все бы ничего — плод у нее обставлен в лучших традициях наших ведьм, черный кот под боком да стеклянный шар на столе… Только вот эта самая Сима оказалась мужиком! И не абы каким, а джинном! Причем вполне нормального человеческого цвета. Вот оно — первое большое разочарование в моей жизни! Я даже из-за вымышленности Деда Мороза так не расстраивалась! А он, кстати, существует! Братья меня как раз познакомить обещали.

Так вот, джинн оказался личностью…неординарной. Мало того что смахивал на известного телевизионного артиста, тоже любящего одеваться женщиной, так еще и характер… Слов нет, одни восклицания! И вот эти восклицания у меня проявились в полной красе, когда Сима отправил нас… в другую реальность, к эльфам в гости. Странно, что Потаповы сами до этого не додумались?!

Вот так мы и оказались в той попе, в которой оказались. Нет, в начале все было прекрасно! Огромный мир, где материк поделен между пятью эльфячьими видами. Или эльфийскими… Фиг поймешь! И на территории одного из них располагалась нужная нам библиотека. Собрав все необходимые сведения и поставив остальных братьев в известность — куда и зачем мы топаем, перенеслись собственно на Эльфорию. Это я так сократила языколомательное и глазоскосительное название, облегчив жизнь своему мозгу.

Нужная нам библиотека находилась в землях Лунных эльфиков, и представляла собой огромное… дерево! Примечательно данное хранилище знаний было тем, что с него свисали светящиеся ветки-лианы, к которым можно было «подключаться». После инициации сознание переносилось в базу данных, где книжные черви помогали искать нужную информацию. Впервые увидев это чудо вживую, я поняла, где Кэмерон почерпнул декорации для своего «Аватара». Ну да Оскар ему судья — каждый тащит идеи откуда может. Так вот, всем хороша была эта библиотека… За исключением одного маленького нюанса — дерево, конечно же, росло в естественной среде, то есть на открытом воздухе. Поэтому во время дождя «читальный зал» не работал. И вот мы два дня обивали корни сего заведения, но войти в базу данных библиотеки не могли. Поэтому, отпустив Дария в очередной раз попробовать «уладить» вопрос с погодой, хотя он разве что шаманские танцы с бубном еще не испытывал, я прокручивала в голове все, что знала о темном маге.

Расследование у мальчиков шло полным ходом. Узнав о разговоре в универе, братья стали ударно перепроверять все прошлые случаи столкновения с темным, все имеющиеся факты, и смогли найти дополнительные зацепки. И, как это ни грустно, все ниточки вели в мою Альма-матер. По сути, темный уже давно строил свои коварные планы у меня за спиной! Поежившись от этой мысли, неосознанно оглянулась и вздрогнула — в двух шагах от меня стоял молчаливый темный… Дарий. Его взгляд был таким грустным и несчастным…

— Машенька, почему ты тянешь со свадьбой? Что со мной не так? Твой отказ разрывает мне душу, а подарок сжимает… сердце, словно тисками.

— Дар, я не знаю… Все так быстро произошло! Наши отношения скачут, как гоблинские горки, и я боюсь… Давай пока оставим все, как есть? Ведь пожениться мы всегда успеем, да?

— Ох, чудо, почему ты такая упрямая? Я не хотел тебе этого говорить, чтобы не давить. И опять же лишний козырь в рукаве…

— Да-а-ар, — протянула я. — Ты вот сейчас о чем?

— Машенька, понимаешь, если и дальше будешь отказываться от свадьбы и упрямиться, как ослик…

— Сам ты ко… — хотела я вернуть комплимент, но «жених» закрыл ладонью рот и закончил:

–…то ты, как бы тебе это помягче сказать — превратишься в маленького миленького и очень настоящего ослика. Я серьезно. Вот посмотри — ушки у тебя уже удлиняются и так будет, пока они не отрастут совсем, а потом появится хвост.

Я лихорадочно схватилась за уши, и дикий вопль сотряс помещение.

— А-а-а, у меня уши, как у Иа! И что — хвост тоже будет как у него? И все время теряться?

В панике подбежав к зеркалу, я принялась осматривать и ощупывать то, что раньше считала идеальными ушными раковинами. Если честно, они и сейчас выглядели мило, хоть и необычно, изящно удлиняясь навстречу солнцу.

— Дарий, как же так? Что происходит? И что делать, в конце концов?

— Обвенчаться… — он отцепил одну руку от ушка и поцеловал пальчики. — Как только пройдет обряд, все устаканится…

— А после бракосочетания они станут, как были? Это, конечно, стоит того, чтобы выйти замуж, но как же родственники? Твои братья… мои родители? А подружка невесты?

— Ты уже и подружку успела выбрать?

— Конечно, Изяслава!

— А-а-а, э-эта подружка, — усмехнулся Дарий. — Ничего этого не нужно. Эльфы, в смысле лунные, проводят обряд только для двоих любящих, поэтому кроме них и Жреца Луны больше никого не будет. А платье — ну найду я тебе платье, хотя в лунном свете ты бы выглядела прекрасно и обнаж… — заметив активные мыслительные процессы на моем лице, Дарий сменил тактику. — А родственников мы на повторный обряд пригласим. Дома… Можем хоть весь универ твой позвать! — А потом пробубнил под нос, видимо надеясь, что я не услышу. — Глядишь, и черного мага заодно поймаем.

Тут я задумалась сильнее.

— Ну, в принципе, я не против. Только теперь получается, что я согласилась только под давлением обстоятельств, а не потому, что люблю. А я не хочу, чтобы ты так думал! — и, приняв решение, выдала. — Нет! Пусть я буду осликом, эм-м-м, ослихой, но зато ты будешь уверен в моих чувствах!

— Ох, Машенька, как же с тобой сложно! — нервным жестом Дарий растрепал волосы. — Нет никакого давления обстоятельств. Есть я… есть ты… и мы любим друг друга! Давай уже поженимся?

— Как это нет давления? А уши, хвост, а Иа, в конце концов?

— В общем, это не ослиные ушки, просто у лунных эльфов такой пропуск на их территорию… У приезжающих в первые два-три дня уши трансформируются из человеческих в эльфячьи. Но, как только мы уедем, и пересечем границу их владений…

— Уши сами отвалятся! — провозгласил влетающий в комнату Демьян. — Все ребят, собирайтесь! Я договорился со Жрецом. Обряд проведут через час. Кстати, по непроверенным данным у этого перца есть незарегистрированный доступ к базе данных. Поэтому пока он будет отвлекаться на вас, я попробую отыскать нужный канал и подключиться к системе. Еще десять тысяч гигабайт данных, и золотой ключик, то есть мои родители, у нас в кармане!

— Где? — я даже заглянула в нагрудный карман Шапочки, но углядела лишь дырку.

* * *

Громкий звук, эхом прокатившийся по помещению, возвестил о падении моего оцепенения или ступора — уж не знаю, что из них приключилось, как только я услышала о судьбе, уготованной моим бедным ушкам. Озираясь по сторонам, я начала потихоньку раскладывать по полочкам мысли. Во-первых, информация о скоропостижном опадении ушных раковин вывела из строя мой вредный характер, чем не преминули воспользоваться братцы. Во-вторых, Дарий притащил меня в «храм», где сейчас полным ходом шел обряд венчания. И, в-третьих, как я отомщу этому Кобелюке за розыгрыш с ушами?!

— Уже приятно, что за свадьбу ты мстить не собираешься, — услышала я веселый шепот… еще жениха или уже мужа? Короче — брачующегося.

— Против свадьбы я ничего не имею, пусть будет! — зашептала я в ответ, пока Жрец, или кто там в балахоне, наяривал круги по залу. — Но то, что ты посягнул на святое… И чтение моих мыслей тебя не спасет от приближающейся мести.

— Солнышко, после нанотрусов я готов ко всему!

— Значит к допросу тоже? Сознавайся — к чему вся эта спешка?

— Ну, ты же хотела побыстрее найти кровных родителей Демьяна? А он сейчас как раз имеет все шансы прошерстить книгохранилище. Хотя, в данном случае, наверно, корнехранилище более верное определение.

— Дар, не увиливай! — попробовала снова возмутиться я.

— Машенька, неужели тебе совсем не нравится церемония, что ты все время отвлекаешься? Оглянись вокруг — красота какая…

Ну, красота… не спорю. А разве можно назвать иначе здание, построенное без единого камушка? Точнее, сплетенное без камней вообще. Как и в пансионате у дриад, каждый миллиметр этого места был живым, состоя из переплетений гибких лиан. Нежные лепестки медового цвета ложились в сложные узоры, вместе представляя собой рисунок созвездия-покровителя — Большой Медведицы. Или, как еще его называют — большой ковш. Кстати, у Лунных эльфов даже есть определенный день, когда они отмечают «рождение» своего второго покровителя после Луны. Эту священную ночь положено провести на молитвенном поле… с большим ковшом на голове. Кто побогаче заказывали «головные уборы» из лунного серебра с лунными же камнями. У более бедных эльфиков такие ковши передавались из поколения в поколение и хранились в специальной «ковшевой». Впрочем, вернемся к описанию храма.

Так вот, в нем все было зеленым, красивым и ароматным. При входе проводился жесткий фейс-контроль, так что нас с Дарием развели в разные стороны, так сказать: «Девочки — налево, мальчики — направо». Войдя в отведенную мне комнату, сначала немного потопталась на месте, а потом, следуя какому-то шестому чувству, начала раздеваться. Сейчас сама себе удивляюсь, но тогда ни разу не взбрыкнув, разоблачилась. Правда нижнее белье оставила — вот еще! Подарок Медуз, между прочим! А такую ценность абы где не бросают.

Так вот, освободившись от мирских вещей — любимый комплектик не в счет, — я двинулась дальше, на свет. Свет был в конце туннеля. Мдя-а-а, вот не будь я в тот момент такая оцепеневшая от перспективы лишиться ушей, фиг бы куда пошла! Однако все оказалось более чем мило — дойдя до конца коридора, я попала в помещение, залитое лунным сиянием. Попадая на кожу, свет становился как будто… материальным, туманным облаком окутывая фигуру. Через некоторое время на мне уже красовалось обворожительное платье: нежное, эфемерное, сотканное из лучиков, но при этом не прозрачное.

С женихом мы встретились уже в центре зала, под перекрестным светом великого ковша и круглой луны. Дарий, как и я, был одет в «лунное сияние». Правда, костюмчик был какой-то странный, похожий на банный халат, но любимого это не портило. Вот ведь — красава!

Дойдя в воспоминаниях до сего момента, я вновь посмотрела на почти мужа.

— Ой, а у тебя, оказывается, тоже ушки выросли! — изумилась я.

— Конечно. Это своеобразное подтверждение моего права пройти обряд в этом месте.

— Ну, сла-а-ава хомячкам! Значит, не у меня одной потом уши отвалятся? — Ой, кажется, я это слишком громко сказала, потому что жрец как-то подозрительно покосился в нашу сторону.

— Главное, чтобы ничего другого не отвалилось…

— Смиритесь! — громко произнес жрец, так что я даже вздрогнула. — Смиритесь, потомки древних лунтиков! Ибо находитесь вы в храме, который примирит вас с собой и окружением! В этот священный лунный день вы обменяетесь клятвами перед ликом Луны и любимым питомцем ее. Клянешься ли ты, Дарий, затмевать для своей жены весь мир, как солнце затмевает луну, давая ей отдых от трудов праведных? Проводить с ней все ночи, озаренные светом Богини нашей, сохраняя верность?

— Клянусь!

— Клянешься ли ты отдать жене своей самого себя вплоть до кончиков ушей?

— Клянусь!

— Клянешься ли ты, разделять горести и радости, как восходы и закаты разделяют день и ночь?

— Клянусь!

— Клянешься ли ты любить и почитать ее, покуда хотя бы одно ухо твое тянется к Луне?

— Клянусь!

— Будь счастлив Дарий, — закончил Жрец первую часть «марлезонского балета» и повернулся ко мне.

— Клянешься ли ты, Марий…

— Я — Маша!

— Клянешься ли ты, Ямаша, быть опорой для мужа и прикрывать его спину, дабы враг не подкрался к нему с тыла, мешая трудиться на благо семьи вашей?

— Кхе-кхе, это от каких таких врагов я должна этот «тыл» защищать? — Брови сами собой поползли вверх. — И вообще, там пояс верности есть…

— Чудовис-с-ще, — тихо прошипел Дарий.

— Клянусь!

— Клянешься ли ты, проводить с ним все ночи, озаренные светом Богини нашей, сохраняя верность?

— Без проблем! По ночам только и буду!

— Клянешься ли ты отдать мужу своему самое ценное, вплоть до кончиков ушей?

— Ну-у-у, я как бы уже… это самое…

— Клянешься? — грозно переспросил жрец.

— Клянусь-клянусь, — залепетала я, увидев какие клыки скрываются под верхней губой. Ой, ежики чернобыльские…

— Клянешься ли ты разделять горести и радости, как восходы и закаты разделяют день и ночь?

— По-любому!

— Клянешься ли ты любить и почитать его, покуда хотя бы одно ухо твое тянется к Луне?

— Да ты гонишь! Никуда оно не тяне… клянусь-клянусь, а то как же, пока тянется — буду почитать. А что именно почитать надо? Только не говорите, что Камасутру…

— При свидетелях — Светлоликой Богине нашей и любимом питомце ее, объявляю вас мужем и женой! И будете вы вместе, как две половинки одного ореха мудрости! И умрете в один день! — грозно рявкнул Жрец Луны, а потом отошел в сторону, открывая алтарь, ранее мной не замеченный. — Можете приступать к супружескому долгу!

— Дарий, он сейчас так прикалывается или как?

— Боюсь, родная, что все на полном серьезе.

— Дарюшечка, а поженились мы тоже на полном серьезе?

— А были сомнения? — удивленно переспросил парень.

— Я думала, что это отвлекающий маневр… Да-а-аренчик мой, так мы что, реально теперь женаты?!

— Почти… Сейчас на алтаре все подтвердим и да, будем официальными супругами. Кстати, Потапова Чудовище… то есть Машуля… Мне нравится, как звучит!

— А вот мне все это не нравится! Совсем! Ой! Дикобразов Жрецу на топчан!

Одежда из лунного света, прежде скрывающая наши тела, внезапно рассыпалась белыми лоскутками тумана, оставляя меня в нижнем белье, а любимого — в чем мама родила… и рыбки наградили. И, все бы ничего, но он в этот момент повернулся ко мне спиной и…

— Да-а-арий, а что это с твоей родинкой-татушкой? — подозрительно глядя на светящееся пятно, недобро поинтересовалась я.

— А что такое? — муж попытался изогнуться и посмотреть на свое полупопие, но получалось плохо.

— Не поверишь, но у тебя там цифры. И они стремительно приближаются к нулю!

Любимый не ответил, но судя по довольной улыбке, на такой исход событий он и рассчитывал. Та-а-ак, а вот это уже любопытно!

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

— Хочу, но только после исполнения супружеского долга. Так что иди ко мне, Чудо!

— И не подумаю! Одно дело наедине, в пещере! И совсем другое на глазах у ушастого вуайериста! — при этом замечании в соседнем помещении что-то рухнуло на пол.

— Девочка моя любимая, я сам не рад, но так надо. Иначе брачные браслеты не до конца напитаются силой.

— Браслеты? — удивленно спросила я и только тут заметила вязь, которая появилась на руке.

А я-то глупая думала, что она после обручения пропадет и больше не появится. А оказывается, эта кака только и ждала момента, чтобы проявиться. Нет, я не спорю — красивая штучка! Но как я ее родителям и друзьям объясню? Бли-и-ин!

— Сила? — снова спросила я, только на этот раз задумчиво.

— Сила, — подтвердил любимый. — Это чтобы ты мне не вздумала изменять!

— То есть? Значит, я после обряда изменять не смогу, а тебе — можно?

— Мне тоже нельзя, — рассмеялся любимый, разворачиваясь и начиная медленно приближаться. — Если не забыла, эта штука, — выразительный взгляд на эластичные труселя, которые как-то неожиданно превратились в стринги, — реагирует только на тебя.

— А если бы не реагировали, изменял бы? Я так и знала, что все мужики — кобели!

— Чудовище, ты опять?

— Что я опять?

Ответить Дарию не дал душещипательный звук, сотрясший листочки и цветы храма. Пресвятые хомячки, кто мучает кошку, да еще и в рупор? Руки бы оторвала!

— Девочка моя, кажется, с выполнением супружеского долга придется обождать!

— Что, кошки мешают восстанию мужской силы? — да-да, когда я обиженная, бываю очень вредной.

— Если бы! Кажется, Демьяна рассекретили.

— С чего такие выводы? — уже направляясь к выходу из храма, полюбопытствовала я.

— Тревожная сирена, — кратко пояснил муж, срывая с ближайшего окна невесомый тюль и ловко заматывая меня.

А дальше был веселый забег по площади, среди многочисленных торговых палаток и таких же спешащих куда-то эльфиков. Демьяшка появился совершенно неожиданно, буквально свалившись нам на голову с крыши одного из зданий. Ошалело похлопав друг на друга глазками, мы пришли к логичному умозаключению — надо драпать домой. И срочно!

* * *

Над городом продолжала выть сирена, пока мы втроем совершенно непостижимыми тропами добирались до квартиры, в которой остановились на время пребывания на планете. И только внутри, закрыв массивную дверь на ключ, смогли перевести дыхание.

Выпив два стакана сока, я уже собиралась было плюхнуться в мягкое кресло и дать отдых уставшим ножкам, как поймала влюбленный взгляд Дария, скользнувший по обнажившемуся телу. Ой, даже не заметила, где и когда потеряла тюль… И только сейчас обратила внимание, что любимый немного похудел, но от этого почему-то стал выглядеть еще соблазнительнее… Ой, кажется я все-таки хочу исполнения супружеского долга!

Услышав, как закашлялся Демьян, мы не сговариваясь ломанулись одеваться. Желания желаниями, но надо все же решить, как будем выбираться из внезапно образовавшейся попы!

Ну вот, теперь, спустя пару чашечек кофе можно и выслушать занимательный рассказ Демьяшки.

— Вещай! — предложила я новоявленному родственнику, — пока я добрая. А то потом у меня по плану инквизиция над этим… смертным недоэльфом. Сейчас меня еще сдерживают слова жреца о том, что умрем мы в один день… Но как только придумаю способ обойти эту клятву…

— Значит ситуация на данный момент такова, — начал Шапочка. — Этот жнец…э-э-э — Жрец, оказался не так прост. У него действительно есть свой отдельный канал связи с их растительной базой данных. Мало того, он является одним из шестнадцати хранителей секретных путей. Как я понял, эта информация никому не известна и абсолютно секретна, так как хранители незаконно отслеживают местонахождение и перемещение всех эльфов, рожденных на этой планете, а также всех лунных эльфов в принципе. Я до конца не разобрался, как они это делают, но тут скрыться не помогают даже смена ФИО и ПМЖ. Так вот, все, что они собирают, — имена, пароли, явки, тьфу ты — телепорты, хранится в ней, даже не так — в НЕЙ! Нейронно Ебинарной Йопе! Она — просто чудо! Вы себе даже не представляете! — Демьян вскочил и перешел на восторженный слог с придыханием и стояком ушей. Или уши стойкой? В общем, был в полном ауте. — А какая у нее защита! Не каждый отец свою несовершеннолетнюю дочь так защищает, как эльфы эту НЕЙ. Я, как только увидел, у меня пальцы зачесались залезть к ней под Файервол[4]. А как только она отдалась… Мне так хорошо никогда не было!

— Дарий, — прошептала я мужу, пока этот компьютерный гуру пел дифирамбы какой-то незнакомке, — а ты уверен, что он сейчас не про девушку говорит?

— Уверен-уверен, Машуль, — улыбка любимого заставила сердце биться быстрее. — Просто он с детства так увлечен компьютерами. Мне Лиа понравилась уже за то, что смогла отвлечь его больше, чем на тридцать минут! Поэтому я и ввязался в эту авантюру.

— Да-а-а… ПэКафилия налицо…

А Демьян тем временем продолжал:

— Имея исходные данные о том, в каком телепорте меня забыли и какого числа, я смог получить координаты выхода всех эльфов, прошедших через него в тот день. И хоть мои подозрительные предки перелогинивались при каждом удобном случае — моя девочка поведала все свои тайны и… вычислить конечную точку их пребывания оказалось делом техники! Однако результат меня сильно удивил… — И нам тихим шепотом поведали, в чем это удивление заключается.

Да уж, жизнь в семье Потаповых, наверное, никогда не будет скучной, радуя разнообразием разных нелепостей. И уже думаешь, что больше никогда не будешь так смеяться — держась за плоский животик, чтобы его случайно не разорвало. Однако же…

Мой приступ веселости мальчики пережидали с разными выражениями лиц — один смущенный, а второй — задумчивый.

— Ну это надо же! Колоритная семейка получается. Я — несостоявшаяся воровка провизии и невест, Демьян — хакер растительной флоры, папенька его — ЗЭК, и еще не ясно, по какому обвинению! Дарий, а тебя случаем не привлекали? Например, за эксгибиционизм во время фотосессии? — лукаво посмотрела в сторону мужа я.

— Нет, лунтик мой, только за стриптиз в баре, — парировал этот Адонис завораживающим шепотом.

— Покажешь? — Ага, знай наших! Меня такими заявлениями не смутить, особенно после вечеринки с Медузами.

— А ты слово заветное скажешь? А то, боюсь, стриптиз будет неполным…

А-а-а я, кажется, знаю, как отомстить несносному блондинчику, и чтение моих мыслей его не спасет! Буду думать о… о… о белых хомячках! Вот! И обязательно с рожками и хвостиком. Прямо так и тянет издать зловещий хохот, именуемый в сети — «гы-гы» или «аццский смех». Кстати, любопытно, а на практике так кто-нибудь ржал?

— Машенька, а ты не могла бы последнюю мысль еще раз переподумать? Я что-то суть не уловил.

— Так, хорош тут! У меня невеста, понимаешь, вне зоны доступа, а вы дразнитесь! Давайте ближе к делу, — пробурчал недовольный и все еще смущенный Демьяшка.

— Можно и ближе, — многозначительно протянул Дарий, пару секунд пристально глядя мне в глаза, а потом, резко сменив тональность, продолжил. — Где, говоришь, тюрьма находится? На нейтральных землях? В третьем измерении пятого подпространства? — и, получив утвердительный кивок от брата, изложил ход дальнейших действий. — Да уж, далековато забрались. Ладушки, на сегодня впечатлений хватит. Да и подумать над планом надо, поэтому предлагаю сейчас отдохнуть, а уже завтра связаться с близнецами. Пусть договорятся с Путешественницей о перемещении. В таком вопросе помощь не помешает. Так, на сегодня все? Тогда по кроваткам!

Некоторое время спустя в спальне…

После обжигающего душа и не менее обжигающих поцелуев мужа, но и только(!), я наконец-то провалилась в блаженный сон. Точнее, это он поначалу был блаженным, потому что без сновидений. Зато потом…

Приснившийся Жрец Луны в ядрено-розовом поясе верности, больше напоминавшем большой памперс, в первое мгновение вызвал детское желание закрыть глаза руками. А еще лучше залить их кислотой, потому что это был совершеннейший ужас! Дальше — хуже, поскольку помимо розового безобразия этот ночной кошмар обладал ушами… подобно конфетти осыпающимися на пол золотыми звездочками. И ладно бы просто осыпались и все! Так нет же, они снова отрастали и снова падали, раз за разом образуя на полу созвездие Большой Медведицы! Мля-а-а, надо переходить на ромашковый чай с афабазольчиком!

За то, что меня разбудили посреди ночи, пожалуй, я была благодарна впервые. Только вот все позитивные порывы сошли на нет, когда я услышала голос мужа.

— Чудовище? — шептал мне на ушко Дарий, тесно прижимаясь к спине. Скажи заветное слово…

— Я тебя люблю? — не открывая глаз, поинтересовалась мстительная я.

— Я тебя тоже люблю. Очень! Но речь сейчас о другом… Машу-у-уля, ну ты же ведь тоже этого хочешь! Я чувствую! Ну, скажи… — шепот молодожена из эротического переходил в просительный.

— Руку с груди убери!

— Да было бы за что держаться! Вообще отощала! Одни кости, да мышцы остались. А вчера такой соблазнительный оптический обман был!

Вот что хорошее белье с телом делает!

— Если у меня ничего нет, что же ты это самое «ничего» массируешь?

— Ничего подобного! Я руки убрал!

— Ага. А домогается меня святой дух?

— Нет, Машуля, всего лишь я, — раздался хриплый голос. — А теперь заткнитесь и дайте поспать!

— А-а-а, барабашка! — заорала я, подскакивая на кровати.

В комнате мгновенно зажегся магический свет, выхватывая из темноты три прифигевших лица.

— Ты?! — зарычал Дарий.

— Ты?! — возмущенно ткнула пальчиком в ночного гостя, попутно прикрываясь подушкой, прихваченной с кровати.

— Вы?! — возмутился Катэ, а это был именно он, а затем ткнул пальцем в Дария, гневно глядя мне в глаза: — Что он здесь делает?

Я перевела взгляд на мужа, но тот решил поиграть в синхронисток, и зеркально отразил жест клыкастика, ткнув в того пальцем:

— Что «он» здесь делает?

— Что вы оба тут делаете?! — кажется, я была возмущена больше всех. — Взяли ведь трехкомнатный номер, чтобы у каждого была отдельная спальня. Так нет же, надо мне нервы трепать. Садисты! А ты, — грозный взгляд на Катэ, — еще и сволочь!

— Я тоже рад тебя видеть, любимая и неверная женщина! И по-прежнему жду ответа — что эта блондинистая морда здесь делает?!

— Супружеский долг пришел исполнять! — елейным голос ответила «блондинистая морда».

— Очередь займи, — невозмутимо парировал клыкастик, но смачный зевок испортил всю картину.

— Как же давно я мечтал набить тебе морду… — прошипел муж.

— Тут тоже очередь! — пробежавшись когтями по подушке, перевела кровожадный взгляд на Катэ.

Правда, мужчины меня уже не слушали…

— Газпром… мечты сбываются… — растерянно прошептала я, глядя на два тела, сплетающихся в «страстных» объятиях, а потом с подушкой наперевес ринулась в бой.

Полчаса спустя. Гостиная комната…

— Да, Машка, с тобой, что ни день, то приключение! — усмехнулся Демьян, косясь на двух мужиков с разбитыми мордами.

Они сидели напротив диванчика, целиком и полностью занятого мною любимой, и прожигали парой обиженных глаз. Почему парой? Да потому что у каждого осталось лишь по одному действующему. Вторые обзавелись осветительными принадлежностями и в настоящее время лечились посредством кусков мяса. Да-а-а, никогда бы не подумала, что скачусь до такого! То за меня скелеты вступаются и на дуэль вызывают, то обычные мужики на моей же постели друг другу морды квасят. Вот она, светлая девичья сказка! Только что-то она фильмы Тарантино напоминать начала.

— Ну что, так и будем молчать? — Демьяшка примостил полупопие на подоконнике, тут же доставая из воздуха планшет.

— А что говорить? — с царственным видом переспросил Катэ, правда, шмат мяса изрядно портил вид.

— Для начала, где ты шлялся? Потом можешь поведать, почему за все время не написал ни слова… Потом рассказать, как оказался на этой планете, да еще и в моей комнате, да еще и голый?!

— Уж лучше ты расскажи, как умудрилась выскочить замуж за это недоразумение? — кивок на мужа, причем кивок такой, что болтавшийся кусок мяса хлестанул клыкастика по носу.

— Как-как? Шли… упали… почти потеряли сознание. Очнулись — переспали. А потом мне сделали предложение, от которого просто невозможно было отказаться!

— И что же он тебе предложил?

— В смысле мне само предложение сделали так, что отказать — не вариант! — Поймав возмущенный и обиженный одноглазый взгляд мужа, мягко улыбнулась ему. — Но я ни о чем не жалею. Так что, если со мной разобрались, жажду услышать душещипательный рассказ уважаемого Катэйра!

— Да уж, у меня история действительно… щипательная. Такая, что руки сами к успокоительному тянутся!

— Может, обойдемся без драматизации? — Да, я злая и обиженная, но у меня на то есть причины.

— Что же, слушай. Ты же помнишь, что я отправился сопроводить своего побратима до дома, поскольку он после плена был физически не способен вернуться самостоятельно? Поездка не предвещала ничего непредвиденного. Я уже объяснял, что до места назначения нам необходимо было построить несколько телепортов требующих больших энергозатрат. Собрата до места я доставил без проблем, хотя это и отняло некоторое время.

Однако на обратном пути я несколько расслабился, да и спешил к тебе, Машенька… Так вот, при построении одного из переходов я не учел приближение фантасмагорической бури, поскольку для обывателей она совершенно безобидна. Но вот для магов… Такая буря может быть заряжена протонными частицами, которые частенько сбивают точки выхода. При перемещении меня накрыл проходящий фронт…

Очнулся я под шикарным балдахином, на котором красовались все позы из Камасутры. И это была только часть беды… Стены, пол и даже потолок были так же в картинках. Причем, таких… Явно специально на магов рассчитанных, потому что простым людям такое не вытворить. Веришь, я так увлекся изучением, что на некоторое время даже из реальности выпал. Думал, вернусь — тебя порадую… — зубной скрежет и злобное рычание со стороны Дария заставили улыбнуться. — Впрочем, сейчас не об этом. Так вот, сколько был в отключке — неизвестно. Попробовал помагичить и понял, что мой резерв на нуле. И тут сбоку раздался чарующий женский голос…

— Галлюцинация? — серьезно спросила я.

— Нет, Машенька, — Люцифия. Ты чуток не угадала с именем. Оказалось, она дочь местного владыки. Жила вместе с матерью в серале при дворце и смиренно ждала совершеннолетия. Насколько «смиренно», можно судить по картинкам… Так вот, мое бессознательное тело она обнаружила в саду. Ирония судьбы — я лежал на клумбе декоративного чеснока…

«Жаль, что не настоящего! Еще бы луковых стрелок в…» — подумалось мне.

— Между прочим, я все слышу! — с некоторой обидой в голосе произнес рассказчик.

— А мне нравится ход ее мыслей! Продолжай, любимая, — коварно улыбнулся Дарий.

— В общем, я подумал, — тяжело вздохнул клыкастик, — что это знак…

— Дорожный? — Да, когда злюсь, я становлюсь жутко вредной.

— Денежный, Маш! — огрызнулся Катэ. — Вы можете не перебивать? Или дальше можно не рассказывать? Замолчали? Вот и славно. Значит, сераль этот был под завязку нашпигован охранными сигналками и амулетами. Вырваться оттуда, пока не восполнится энергетический резерв, было нереально, поэтому начал прикидывать план побега…

Сераль шейха Большеуха был воистину раем для мужчины — куда ни глянь, прекраснейшие девушки со всех миров. Их было больше сотни — красавицы разных рас, прибывшие, чтобы просить защиты великого и благодушного Большеуха. А он, сухонький ушастый старичок, не мог никому отказать.

— Боже, и здесь ушастые? Вот расплодились-то, как кр… — я спешно закашлялась. — Ой, Демьянчик, прости! К тебе это не относится. Так что там про Большого Уха? — решила я отвлечь внимание от своей оплошности.

— Сераль у Большеуха называлась так весьма условно…

— Мы веселые медузы… мы похожи на арбузы… Ой! — видимо задорную песенку детства я пропела слишком громко, поскольку подушка, лежавшая рядом, ощутимо стукнула меня по попе. Вокруг одни изверги!

Так вот, сераль у Большеуха называлась так весьма условно. Скорее уж частный курорт для женщин, сбежавших в поисках лучшей жизни. И, надо признать, они ее нашли! Главной в этом цветнике была жена шейха — Лапоушель. Умная и целеустремленная от природы, она очень быстро пристроила всех девушек к работе, открыв несколько кружевных, глиняных и портных лавок. И ведь всем хорошо — и девушки при деле, причем помимо жилья и бесплатного питания еще и проценты от продаж получали, и хозяева довольны.

Вроде бы, что еще для счастья надо? Оказывается — все-таки мужиков не хватало… Стражники, денно и нощно стерегущие территории шейха, больше напоминали котов, объевшихся сметаны, нежели нормальных и адекватных эльфов. А все почему? Потому что затра… поднадоели им женщины. Но разве против долга попрешь? Вот и приходилось бедным ушастым отрабатывать свой хлеб. Только и они женщинам приелись, так что на каждого новенького те реагировали весьма бурно. Всю эту бурю я успел ощутить на себе сполна, когда в один из дней, в обход запрета Люцифии, покинул комнату… Еле ноги унес от любвеобильных дамочек! И никого из них даже не интересовало, как я там оказался. Вот этот момент и стал толчком для активных действий!

Начав с коротких вылазок, я постепенно изучал дворец, пытаясь отыскать потайные ходы. Уж не знаю, они были так хорошо замаскированы или я плохо искал, но в итоге, вместо ожидаемого выхода в город, нашел вход в сокровищницу… Да-а-а, никогда не думал, что во мне проснется жадность! Но винить меня нельзя — я в жизни не видел столько артефактов в одном месте! Чего там только не было… Не сокровищница, а мечта! И вместе с этой «мечтой» у меня родилась надежда на скорое освобождение из плена Люцифии.

Проводя в сокровищнице по нескольку часов, я постепенно изучал каждый магический предмет, раскладывая его свойства по полочкам. Это было интересно и весьма познавательно, но… время стремительно летело вперед, а моя вера в лучшее таяла.

И в очередной день, уставший от игры в прятки, я пришел в сокровищницу, чтобы застукать там… воровку. О-о-о, эта встреча была неописуема! У меня до сих пор синяки с тела не сошли! Но суть в другом — мы смогли договориться с этой чертовкой, и она согласилась вывести меня из серали в обмен на ответную услугу.

Дело, в общем-то, оказалось пустяковым — найти предмет с определенным магическим фоном. И я нашел его.

На что такая штука воровке, я узнать так и не смог, — у нее стоял блок на чтение мыслей, но оно и к лучшему. Как говорится — меньше знаешь, меньше огребаешь!

Свое слово девушка сдержала, и я все-таки вырвался на свободу. Как же это было прекрасно! За забором серали даже воздух был другим. И я радовался каждому мгновению, неотступно следуя за спасительницей.

В благодарность за помощь или из доброты душевной, уж не знаю, она обещала показать мне один занятный артефакт и пригласила к себе в дом на завтрак…

— Ага, — скептически проворчала я, — это теперь так называется.

Неожиданно оказавшийся рядом Дарий навис надо мной дамокловым мечом, отчего мясо с его глаза съехало и неаппетитно свесилось с подбородка. Ой, подумаешь! Тоже мне ревнулька нашлась…

— Вот там-то я и рассмотрел в подробностях, что еще с собой прихватила воровка. — Катэ никак не отреагировал на наши с мужем копошения, продолжая рассказ. — Никогда не думал, что в лифчик помещается столько добра! Прям черная дыра какая-то! А сверху все эти богатства накрыла та самая вещица, которую я помог отыскать — блуза с короткими рукавами из тончайшего кружева полосатой расцветки — белая полоска и синяя, потом опять белая и опять синяя…

Я прямо-таки умилилась нежному выражению лица клыкастика. Нет, я не поняла — это что еще такое?

— А потом она показала мне обещанный предмет — Лунную призму, дающую силу! Артефакт, превращающий обычного эльфа практически в Супермена!

На этом месте моя и без того буйная фантазия пошла в разнос. Почему-то вспомнился Жрец из лунного храма, и я представила, как он под покровом ночи взбирается на крону священного сооружения, скидывает плащ, под которым оказывается облегающее трико а-ля Супермен с бессменными труселями и ковшом вместо буквы S на груди. Поднимает вверх навстречу Луне левую руку, а в ней зажата светящаяся КЛИЗМА. И, вытянувшись стрелой навстречу своей покровительнице, он произносит «Лунная клизма — дай мне силу!» — и взмывает над миром.

Гомерический хохот сотряс нашу обитель. Дарий и Катэйр ржали как кони, требующие жрачки. Вот уж не думала, что найдется что-либо способное их примирить… Один Демьян сидел и недоуменно хлопал глазками.

— Эй, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? С чего вдруг такое веселье в наши непростые будни? — наконец не выдержал он.

Пока Дар пересказывал брату, что именно они подсмотрели у меня в голове, я обратилась к Катэйру.

— Кстати, ты так и не сказал, как зовут твою спасительницу. Или вы даже познакомиться не успели?

— Ну почему же, успели. Пока нас этапировали, мы много о чем успели поговорить. Ее зовут Кара МакКой. Родители дали ей имя в честь какой-то великой женщины, прославившейся экспроприацией у экспроприаторов. — Увидев наши вытянувшиеся лица, Катэ решил пояснить. — Ну, она отнимала сбережения у богатых и раздавала их бедным. Машуля, не надо смеяться! На ее далекой родине о ней даже слагали видеолегенды и аудиосказки. В общем, Кара решила пойти по ее стопам, но начать, как вы понимаете, ей пришлось с самого низа — в смысле воровкой стать.

— Ну, допустим, — продолжала я веселиться над этим Робин Гудом в юбке, или нет — лучше в трико. — А зачем ей все эти полосатые тельняшки и лунные клизмы?

— Призма, Машенька! Приз-ма! Ну как ты не понимаешь, имея все эти артефакты, она надеялась повысить уровень своего мастерства и наконец-то начать экс… эскпрс… экспропри…

— Воровать по-крупному, короче, — перебила я. — Вот недаром меня мучили плохие предчувствия на твой счет! Связался с дурной компанией!

— Ладно, это все весело и интересно, но нисколько не объясняет, как ты оказался в нашей спальне, да еще и в таком виде? — строго спросил Дарий.

— В МОЕЙ спальне, — поправила я его.

— Да, в моей спальне ты как оказался? — невозмутимо исправился муж, а я аж воздухом подавилась и закашлялась от такой наглости.

— Вы постоянно мешаете мне рассказывать! — заявил клыкастик, подавая мне стакан воды.

— Спасибо! — откашлявшись, поблагодарила я. — А…

— Так во что тебя втянула эта Робингудша? — заинтересовался Дарий. — Если бы я не знал, что Чудовище единственный ребенок в семье, решил бы, что ты познакомился с ее сестричкой.

Услышав это заявление, я сразу прицелилась локтем в бок любимого супружника, но окончание фразы вынудило меня мимикрировать под диван. Вон и Демьян закашлялся. С учетом отсутствия биологического папки неожиданные родственники очень даже могли всплыть.

— Чего это вы все раскашлялись? — спросил Катэ, подавая теперь Шапочке стакан с водой. — У вас тут точно никаких бацилл нет? А то подхвачу неизвестно что, а мне сейчас болеть никак нельзя.

— Кроме тебя, тут другой заразы не водится, — парировал Дарий и зачем-то кинул в Катэ уже порядком заветревшийся кусок мяса. — Ты от темы не увиливай — кто и куда вас этапировал?

— Ох, тут так глупо все получилось. Увлекшись изучением артефактов, я потихоньку начал читать Каре лекцию о том, что воровство это плохо. У нас развернулась нешуточная такая дискуссия. И в пылу спора мы совершенно не заметили, как налетели Вакхароги и повязали нас.

— Кто налетел?

— Вакхароги. По-вашему, Машенька, — это полиция. Так что взяли нас тепленькими со всеми артефактами, не разбираясь, кто их воровал. И повезли в тюрьму — Крематорию[5]. В общем, по ходу дела нам пояснили, что Лунные эльфы заявили о краже у них священного артефакта — Лунной призмы — и подали запрос на задержание подозреваемой, Кары то бишь. Но так как Вакхароги напрямую Лунным не подчиняются, а в нюансы дела вникать не стали, то нас задержали до выяснения всех обстоятельств.

Мы с братьями сидели и ошарашено переглядывались. Таких совпадений не бывает. Просто не может быть! Катэ сидел именно в той тюрьме, где обитал родитель Демьяна. А клыкастик тем временем, как-то по-своему растолковав наши гляделки, решил сворачивать рассказ.

— Короче, опуская ненужные подробности, я решил взять Вакхарогов на понт. Напросился на следственный эксперимент, заявив, что являлся мозгом операции по краже Лунного артефакта. Вот меня и перевезли на место кражи — сюда, на территорию Лунных эльфов. А здесь мне уже удалось от них слинять…

Все же, как бы ни нахваливали себя Лунные — не в обиду, ушастый! — а силой и скоростью им со мной не сравниться. Жаль только, что сирену эту чертову сразу врубили. Я чуть не оглох, пока по городу мчался! А в спальне я оказался просто — пришел по следу своего маячка. Сначала даже не поверил, зато потом… Счастью не было предела! И я понял — Машенька, нам просто судьба быть вместе!

— Поздняк метаться, дорогой друг! Я другому отдана, и буду век ему верна…[6]

— А это мы еще посмотрим, — проникновенным голосом отозвался Катэйр, явно нарываясь на очередной мордобой.

А я? А что я? Плюнула на все, стряхнула с волос оставшиеся после предыдущего побоища перья из подушки и… пошла спать к Демьяшке. Обо всем случившемся, как говорится, я подумаю… Не-е-е, ну нафиг! Не буду ни о чем думать! Пусть мужики сами разбираются. Мое дело маленькое — устраивать им поводы для мозговых штурмов, и со своей задачей я справляюсь исправно! А главное — всем весело! Все-таки классно быть гением!

Доказательство 2.

Я сидела в нашей штаб-квартире, на обшарпанном диване, и остервенело резалась в танки.

Умом-то понимала, что бледно-зеленый цвет кожи с неизвестно откуда взявшимися крапинками, мне не шел. Да и завядшие, тряпочкой повисшие кончики ушей никоим образом не убеждали Потаповых в моем отличном самочувствии. Однако отведенная мне роль диванного пуфика категорически не устраивала. Нет, ну что за несправедливость? Все при деле, а я тут фигней страдаю.

В нашей спасательной миссии с самого начала все пошло наперекосяк… Получив от близняшек сигнал с координатами места встречи, мы экстренно эвакуировались туда, поспешно убегая со взбудораженной планеты. Катэ, естественно, взяли с собой. И как бы ни хотелось повредничать и бросить его на произвол судьбы, нельзя было не учесть одного немаловажного факта — он обладал информацией о тюрьме.

И вот мы, четыре погорельца, сматывающиеся налегке, с чувством глубокого удовлетворения покидали столь негостеприимную планету лунтиков. И все бы ничего, но по прибытии в точку сбора оказалось, что оставшиеся братья решили составить нам компанию в спасительной миссии.

Максимилиан, самый старший из Потаповых, так и заявил, мол, раз нельзя отговорить нас от этой затеи — организации побега — то лучше ее возглавить. Так хоть потери и разрушения минимизируются.

Изя же перевел это заявление на нормальный язык: «Машуля, да ты чего?! Такая заварушка бывает раз в сто лет! Когда еще повеселимся?»

Ох, кажется, я заразила Потаповых криминальными наклонностями! Ну, может не совсем наклонностями, но вирусом точно! И теперь мои недавние шутки на тему правонарушений стали обретать реальное воплощение. Вон — уже обретают! Это я про план тюрьмы и медленно вырисовывающиеся на нем точки под чутким руководством клыкастика. Впрочем, все по порядку…

Для начала о штабе. Это была однокомнатная квартирка в небольшом доме, расположенном недалеко от точки выхода в пункте назначения. Но стоило Максу положить в центре комнаты какой-то камень — пространство ощутимо увеличилось, и обустройство штаба началось!

Сперва Демьян притащил чудо-юдо морское, даже если не морское, то чудо-юдо однозначно: круглое, скользкое, плоское и подвижное, как мальки в банке.

— Это генератор, — пояснил Шапочка, подвешивая чудо-юдо прямо в неводе к потолку.

— Демьян, а ты уверен, что ему аквариум не нужен? Ой, он глазики открыл. Привет Генератор! Я — Машуля, — решила побыть вежливой я и познакомиться с новым питомцем.

— Машу-у-уля, — заржал рядом Изя, — это же генератор! Ты с лампочками дома тоже здороваешься?

— И даже со стиральной машинкой! Она у меня, знаешь, какая умница? — сделала серьезное лицо. — Ой, ты пошто животинку обижаешь? — грозно вопросила я, увидев, что Шапочка пытается присосаться к бедному животному каким-то шлангом. — Как официальный представитель Гринписа на данной территории, предупреждаю — полож эту шлангу и не подходи к бедному Генератору.

Однако наш ПэКафил только отмахнулся от меня и с довольным «Да будет свет!» прихлюпнул свой шланг к брюху чуда-юда. Ярко вспыхнув, животное засияло приятным белым светом, позволяя наконец-то в деталях осмотреть помещение.

— Ой, Машуля, а чего это ты зеленого цвета? Давай-ка ты подальше отойдешь? А то наш улов тебя еще за водоросль примет и решит резерв пополнить.

И вот с тех пор я сижу на этом диване, в самом эпицентре полномасштабных приготовлений к ограблению века! Или к побегу века — тут уж как карты лягут — либо мы этого эльфа украдем, либо поможем бежать. На этой гениальной мысли я решила узнать, что говорит мироздание по данному вопросу, и с головой погрузилась в планшет.

А мальчики тем временем развили бурную деятельность. Шапочка опутывал помещение проводочками, то и дело поглядывая на шкалу, прикрепленную к чудо-юдику. Видать, боялся перегрузки. Близнецы сидели под потолком, экспериментируя с новым оборудованием. Елисей просматривал финансовые сводки по сотрудникам, дабы найти слабое звено, а Дарий раздобыл где-то поэтажные планы и подсунул их для обработки Катэ. Вот не даром говорят, что смех объединяет! Стоило этим двоим совместно поржать, так уже «не разлей вода». Теперь надо держать ухо востро — как бы они против меня дружить не начали! И судя по взглядам, которые в этот момент бросили на меня прохвосты, — моя мысль была услышана, обмозгована и взята на вооружение. Эй, мы так не договаривались!

— А кто-нибудь может объяснить, зачем мы собрались лезть в эту тюрьму? — неожиданно раздался голос Максимилиана.

— Как зачем? Вызволять биологического папу Демьяшки, — оторвалась я ненадолго от планшетика.

— Ну, это-то понятно. Только вот вы уверены, что он хочет свободы? Кто-нибудь с ним разговаривал или хоть как-то общался?

— А зачем? Хочет, не хочет — а надо!

— Ну, раз «надо», — передразнил меня Макс, — тогда, ребята, давайте еще раз обсудим варианты и уже определимся с выбором.

— Мы можем добиться организации публичной библиотеки на территории тюрьмы! — просмотрев предложенные планы, я внесла свою лепту в обсуждение.

— Зачем? — не понял Макс.

— Не знаю, но так в «Побеге из Шоушенка» делали. А этот фильм, как-никак, семь «Оскаров» взял.

— Машуля, там герою для побега двадцать лет понадобилось! У нас нет столько времени, — снисходительно произнес Дарий.

— Да ладно! Демьяшка все равно жениться не очень-то спешит. Ой! — закрыв рот ладошкой, я наблюдала, как вытягиваются лица у Макса с Елисеем, а близнецы падают с потолка. — Демьяшка, ты им не рассказывал, да?

— Как-то повода подходящего не было. Но теперь это уже не имеет особого значения, Машенька! — взгляд Шапочки был далек от дружелюбного. — Кстати, никогда не рассматривала скотч, как постоянный аксессуар?

— Только попробуй, — в один голос рыкнули Дарий с Катэ, вызывая у меня искреннюю улыбку. Защитники мои!

— Цыц всем! Лучше продолжим обсуждать варианты! Какие еще есть предложения? — старшенький вернул беседу в производственное русло.

— Нам надо найти среди охранников тюрьмы кого-нибудь с простатитом и вылечить его! — снова подала блестящую идею я.

— И что нам это даст? — с любопытством спросил Изя.

— Как что? В знак благодарности он выведет нашего эльфа ночью на свободу, в обход всех кордонов. Так в «Зеленой Миле» было, — изобразила я самодовольную улыбку. — Ой, правда, предварительно, наверно, придется из эльфа негра сделать… Демьян — ты же не против?

— Кто-нибудь — отнимите, наконец, планшет у этого Чудовища! Операция еще не началась, а у меня уже нервных клеток не осталось.

— Кто чудовище? Я — чудовище?! Да у тебя сейчас не только нервных, но и мыслительных клеток не останется. Хам! «Медведь, бурбон, монстр»[7] — вот! И вообще, — тыкнула я пальцем в мужа, — ты еще постучишься ночью в мою с… — увидев вытягивающиеся лица ребят, я поспешно затихла.

— Машенька, мне кажется, или ты чего-то не договариваешь? — заинтересовался Изя.

— Да, Изя, вам давно пора узнать страшную правду! Ваш брат — настоящее обуревшее животное!

— Ой, Машенька, так ты уже знаешь? — радостное удивление прямо лучилось из Изяслава.

— Что я знаю? — пробурчала, так и не успокоившись.

— Ну, что Дарий мог стать мед…ведем, — окончание фразы друг произнес уже полушепотом, увидев красноречивый кулак старшенького.

— Та-а-ак, — многозначительно протянула я и передразнила, — мне кажется, или кто-то чего-то не договаривает?

— Изя, верни ребенку планшет и не мешай радоваться жизни, — проникновенно изрек Дарий, предусмотрительно не приближаясь ко мне. — Солнышко, давай мы с тобой поговорим в более уединенной обстановке? — и, обведя скептическим взглядом замерших братьев, добавил: — Хотя, боюсь, в нашей семье это непосильная задача.

— Так, — взял ситуацию в свои крепкие руки Макс. — Будем разбирать косяки, поделив их по степени важности. Сейчас приоритетно разобраться с тюрьмой и как можно скорее вернуться домой. А дальше будет видно. Итак, на чем мы остановились?

Стоит ли говорить, что ни одна из моих идей не прижилась? А то, что в выбранном сценарии я играла главную роль? И это все при том, что оставшуюся часть разговора я провела на обозначенном выше диванчике, в компании все тех же танков. Даже не буду лишний раз напоминать, что все мужики — козлы. Пожалуй, природа этот момент определила лучше меня…

* * *

Крематория… Так Катэ описал конечную точку нашего путешествия, в которой располагалась тюрьма особого режима, где рассвет напоминает Ад, огненным шквалом проносящийся по поверхности, уничтожая все на своем пути. Где с неба сыплется вулканический пепел, серым одеялом укрывающий острые зубья мертвых скал…

Планета, на которую мы должны были приземлиться примерно через пятнадцать минут, ничего общего с этим описанием не имела. Крематория, ага, как же… Т-03! Вот как это место называлось и примерно так же выглядело! А Катэйр… слов для него приличных нет! Шутник, блин!

Так вот, Т-03 — четвертая подпространственная реальность, располагающаяся на нейтральных землях. Она выполняла роль колонии для воров, правительственных шпионов и людей (да и нелюдей) приближенной направленности. То есть тех, кого в расход пускать жалко, но нужен «глаз да глаз». Именно здесь и сидел отец Демьяшки, оказавшийся бывшим агентом. За что его посадили, нам выяснить так и не удалось, но это и неважно. Не убийца, не Темный властелин — и ладно! Остальное пустяки.

— Чудо, до начала операции три минуты. Ты готова?

Вместо ответа просто кивнула. Да и не пристало госпоже разговаривать с рабами. А я именно Госпожой и была. Мариэлла Светлоликая — вдовствующая графиня и безутешная женщина, у которой украли последнюю память о почившем муже. И вор сейчас находился на этой самой планете. Я, кстати, прибыла сюда для опознания и дачи показаний.

Звездолет опустился плавно, лишь слегка подпрыгнув у самой земли. Тем не менее, я отчаянно вцепилась в руку мужа, крепко зажмуриваясь. Ну что поделаешь, боюсь я летать. Когда рискуешь попасть в какую-нибудь воздушную яму или в грозу, или… Да мало ли, что может случиться с летательным устройством!

— Моя госпожа, мы уже прибыли! — Ну все, началось в колхозе утро…

Величественно кивнув, я позволила своему негласному мужу, выполняющему функции раба и охранника, вывести меня на свет божий. Следом шествовал Елисей, заменявший пилота и моего поверенного. В их сопровождении я и отправилась в главное здание, где мне предстояло не самое легкое дело. Впрочем, обо всем по порядку!

Пожалуй, следует для начала отметить отвратительный климат данного мира, где на улице совершенно невозможно находиться без маски. Недостаток кислорода и высокое давление вызывали головокружение и прилив крови к голове. Приятного мало. Далее отдельным недобрым словом стоит выделить жителей Т-03, преимущественно мужского пола и с очень скверным характером, что и не удивительно — кровь зачастую приливала не к той части тела. Несмотря на проживающие здесь смешанные расы, повадки у всех были схожи — стоило им увидеть женщину в платье, как в глазах вспыхивал дикий огонь. Животные… Озабоченные мужланы, у которых на лицах отчетливо проступали все желания и эмоции. Даже смотреть противно!

Впрочем, особо смотреть мне и не дали. Дарий все время старался идти так, чтобы закрывать меня от любопытных и алчущих взглядов, с каждой минутой мрачнея все больше. И его можно было понять — не особо хотелось светить магические способности. Мало ли что может произойти? А паранджу или хотя бы наряд из плотной ткани на меня надеть не рискнули. Хомячки знают, как ситуация повернется. Вдруг мне понадобится отвлечь тюремщиков, тем более что их так легко соблазнить?

А сразу на входе в следственный изолятор, мне на руку нацепили браслет, блокирующий магию. Еще бы — как представительница знатного рода, я просто-таки обязана была обладать силой. А вот на моих рабов даже не глянули. На то и был расчет… Ведь сильные маги никогда не пойдут в рабство, а значит, мои мальчики — простые, неопасные люди. Ага, как же! Но это наш маленький секрет.

— Госпожа, — встречающий меня мужчина лет тридцати на вид был какой-то неопределенной расы, больше напоминающей собаку с человеческим телом. Жутковато! — Добро пожаловать на Т-03! Достопочтенный начальник СИЗО приносит свои глубочайшие извинения, но в течение ближайшего часа он не сможет принять вас. Согласитесь ли вы дождаться его в одной из гостевых комнат?

Промолчав, я просто скривилась в презрительной гримасе, выражая таким образом всю степень своего негодования. Елисей же, уполномоченный озвучивать мою волю и желания, поспешил навести справки и разрулить ситуацию. Хоть убейте, но лишнего часа у нас не было. Максимум полчаса, потому что потом начнется представление…

Пока наш главбух под прикрытием развлекался, мы с Дарием прошли в небольшую комнатку с мягким диванчиком, столиком, на котором сиротливо ютился графин воды и стакан, да с мужиком бандитской наружности, подпиравшем стенку. Это он, видать, нас охранял. Или от нас… Тут уж как посмотреть. Кстати, мужик был очень интересного синего цвета. С бодуна что ли? Впрочем, важнее было избавиться от него, потому что в голове вспыхнула гениальная мысль — вот мой шанс откровенно поговорить с мужем, не дожидаясь маниакальных аффектов!

Во время планирования операции, да и при подготовке к ней, у нас не было возможности обговорить «темную историю» с татушкой. Так что на данный момент вопросы меня разрывали, рискуя в любую минуту прорвать плотину спокойствия и невозмутимости.

— Милейший, — от такого обращения у мужика непроизвольно дернулся глаз. — У вас нет желания поработать Атласом с другой стороны двери?

— Простите? — Густые бровки-линии стали медленно превращаться в «домики».

— Не прощу, неуч! Я не могу находиться в одном помещении с мужланом, который даже не знает мифологию!

Передернув тоненькими плечиками, я подошла к дивану и уже собиралась было сесть, но тут снова скривилась.

— Боги и Демиурги вселенной! Я что, должна пачкать свое платье от Чудашко этой мерзкой обивкой?!

— Если госпожа позволит, я застелю эту грязь своей рубашкой, — уже расстегивая пуговицы, произнес Дарий.

Честно говоря, я еле-еле сдержалась, чтобы не ляпнуть какую-нибудь глупость. Кто бы знал, с каким трудом мне это далось…

— Дозволяю! — степенно кивнула я.

Как только зеленый шелк лег на диванчик, я присела на самый краешек, в очередной раз морщась.

— Боги и Демиурги, отчего он такой жесткий?! Мое нежное тело не привыкло к такому ужасу! Как, скажите мне на милость, я должна прождать целый час в таких условиях? Беспредел!

— Госпожа, вы позволите?

— Дозволяю! Но тебе придется позже постараться, чтобы отблагодарить за мою щедрость.

И под офигевшим взглядом синенького мужика, Дарий сам сел на диван и перетянул меня к себе на коленки. Ух, кайф!

— Так-то лучше. Та-а-ак, а что у нас с водой? Она что, обычная? Не обогащенная?! — с ужасом вскричала я. — Не молодящая?!

Ой, даже не знала, что такие большие мужики умеют так быстро сереть и бесшумно передвигаться. Вроде только стенку подпирал, а тут раз — и след простыл. Кла-а-асс! Теперь надо не теряя времени брать быка за рога. То есть мужа за его Фаберже и выбивать правду!

— Дар? Дарюшечка… А ты мне ничего рассказать не хочешь?

— А должен хотеть? — невинно поинтересовался муж.

— Обязан просто гореть желанием! — кивнула я, обнимая его за шею и целуя в подбородок.

— В настоящее время я начинаю гореть другим желанием… — с нотками хрипотцы прошептал любимый, медленно поднимая подол моего платья.

— Это каким же? — лизнув нижнюю губу мужа, лукаво переспросила я.

— Очень неподходящим для общественного места. Впрочем, еще мгновение, и мне будет абсолютно плевать на все и всех! — Пара неспешных движений и моя шея оказалась в опасной близости от алчных губ мужчины.

Теплое дыхание вызывало мурашки, а ласковые прикосновения губ — учащенное дыхание, перемешанное со стонами. Сильные руки крепко прижимали к желанному телу, а ловкие пальцы умело пробуждали чувственность. Я была инструментом, на котором играл опытный музыкант. Он — воздухом, который нужен для дыхания. Мы — жажда, которую не утолить… не проигнорировать… от которой не спастись… Мы — души, желающие самого древнего в мире танца…

С трудом оторвавшись от мужа, провела пальцами по чуть припухшим губам.

— Ты опять хочешь увести разговор в сторону? Не выйдет! — Я соблазнительно улыбнулась. — Сознавайся, что означает твоя тату…

— Это не тату, — перебил хриплый голос.

— М-м-м, родимое пятно?

— Не угадала!

— Переводная картинка?

— Где-то я все это уже слышал, — усмехнулся Дарий. — Ты ведь не отстанешь, да?

Я отрицательно покачала головой и приготовилась внимать.

— Это случилось много лет назад. В одном далеком королевстве — Альмарине. Край мастеров по металлу и камням, славившийся на все миры своими артефактами. Волшебное место, где властвовала черная королева… История умалчивает, почему народ прозвал ее Черной — то ли за эбонитовый цвет кожи, то ли за состояние души. И вот однажды…

— Шахерезада Батьковна, — перебила я этого сказочника, — издеваешься? Ты мне еще сказки «Тысячи и одной ночи» начни рассказывать, чтобы я основательно уснула и до начала операции уже не просыпалась.

— Что, отвертеться совсем не удастся? — вздохнул он.

— Нет, раб, вещай! Описательную часть можешь опустить — давай по существу.

— Прибыли братья Потаповы на территорию Черной королевы по вполне понятной причине — поиск избранницы для заказчика. Однако подписание брачного договора с будущей невестой несколько затянулось, и мы с близнецами окунулись в светскую жизнь. Там-то меня и засекла Королева. Не увидев во мне должного подобострастия, начала полномасштабные ухаживания, осаждая меня как крепость. А поняв тщетность своих притязаний, попыталась выкрасть! Хорошо братья помогли отбиться. После такого я, естественно, приложил все усилия для ускорения подписания договора. И как только формальности были улажены — поспешил свалить домой.

К сожалению, она вычислила место эвакуации — иначе и не назовешь, и пришла меня проводить, напоследок наградив проклятием. Общая суть примерно такая — раз я не оценил ее царственного внимания, нанеся тем самым Королеве глубокую рану, то такое же ранение получит та, кого полюблю всей душой, и за чье внимание буду бороться. Проклятие вступит в силу, как только душа и тело взорвутся в «едином фейерверке наслаждения», и как только оно схлынет, любое касание избранницы будет приближать меня к превращению в животное.

— Животное? — переспросила я.

— Да, в медведя. Такого же черного, как сама Королева, — прошептал Дар.

–…в панду? Дарий — ты панда-оборотень?! — воскликнула я с детским восторгом.

— Почему панда? Они же не черные, — опешил муж.

— Неважно, ассоциации такие, — отмахнулась я. — Покажи скорее!

— Не могу. Как только обряд в эльфийском храме завершился, пусть и не совсем так, как хотелось, проклятие разрушилось, и медведем я больше не стану!

— Это что же получается, такой классный девайс и не работает? — я надула губы и собралась обижаться.

Пытаясь вернуть меня в адекватное русло, несостоявшаяся панда поинтересовалась:

— А больше ты ничего не хочешь знать? Может быть, загадочные цифры все еще вызывают интерес?

— Ну и?

— Дело в том, что проклятье эта ведьма кинула уже мне в спину, по остаточному следу перемещения. И главное — попала, засранка, прямо в мягкое место! А я с детства уколов боюсь. Ну так вот — телепорт наложил искажения и, как я в последствии догадался по вензелям на знаке, срок на его деактивацию мне оставили в шестьсот шестьдесят шесть часов с момента «фейерверка».

— А почему именно это число?

— Не знаю. То ли искажение произошло, то ли королева была поклонницей древнего культа…

— Точно? А может, по числу твоих бывших?

— Точно, Машенька! Не сомневайся. Помнишь в храме обратный отсчет пошел? Вот именно потому, что условие выполнено, таймер и стал обнуляться.

— То есть?

— А то и есть. Чудовище, оставь моих бывших в покое. Так же как я оставил всех будущих. Это действительно был своеобразный таймер — шестьсот шестьдесят шесть часов мне давалось на то, чтобы уговорить любимую выйти за меня замуж и совершить обряд. При этом прикасаться к ней я не мог до тех пор, пока не получил бы согласия на предложение. После этого на интуитивном уровне пришло осознание, что могу тебя обнять… но как только ты пыталась пойти дальше — у меня шерсть начинала пробиваться! Поэтому я и остановил тебя тогда… на озере. Чтобы не напугать…

— Ну ладно. Сделаю вид, что поверила. Что еще я должна знать?

— Номер моего счета в банке?

— М-м-м, дальше?

— Текст брачного договора?

— Что?!

— Ну, я все-таки юрист…

— Жопа с ушками ты, а не юрист! — обиженно фыркнула я и соскочила с колен любимого. Надо сказать, что вовремя.

Давешний охранник с синюшным отливом, несколько раз коротко стукнув в дверь, распахнул ее. Удерживая в руках бокал с прозрачной жидкостью, он гордо прошествовал в нашу сторону и, чуть склонив голову, протянул его мне. Это, я так понимаю, «живая» вода пожаловала? Та-а-ак, и что теперь делать? Отказаться от питья и еще подразнить синенького или же поблагодарить? Эх, прям даже не знаю…

К счастью, ответить или сделать я ничего не успела. Прямо за охранником зашел Елисей с папкой бумаг. Поклонившись мне, он жестами указал на дверь и попросил поторопиться. Намек понят…

Начальник следственного изолятора — мужчина почтенного возраста, с проседью в рыжих волосах и милым лисьим хвостом, очаровал меня с первых минут знакомства. Как-то иначе я представляла себе власть имущего товарища… Толстенького и изворотливого мужичка, или же, наоборот, молчаливого и угрюмого мужчину… Но никак не милого и общительного перевертыша, обращающегося ко мне с почтением, но без подобострастия. Эх, приятно, что где-то еще водятся такие интересные личности!

— Скажите, графиня, каким образом вы собираетесь проверить этого эльфа? — поинтересовался Лесельо Ньор — он же рыжий начальник.

— О-о-о, ничего не может быть проще, уважаемый, — улыбнулась я, поглаживая свой кулон в вырезе платья. — С помощью родового артефакта это сделать несложно. Единственное, последствия могут быть самыми непредсказуемыми…

— В каком смысле?

— В прямом. В зависимости от степени вины проверяемого, артефакт ведет себя по-разному. Так что на все воля случая и благоразумия подозреваемого. Если сознается сам — хорошо, а нет — то пусть решает судьба!

Мужчина предпочел не комментировать мою последнюю реплику. Да и время разговоров закончилось — как-то сложно вести беседу, шествуя по каменному подземелью с многочисленными камерами, из которых то и дело доносились крики и нервные бормотания.

— Скажите, уважаемый… Вы всех подозреваемых пытаете?

— О каких пытках речь, графиня? Тут имеет место быть сыворотка правды и ничего более. Все-таки мы не в средневековье живем, чтобы прибегать к таким методам!

— А весь этот антураж — факелы, каменные стены, крысы…

— Тут все немного банальнее, госпожа. Факелы установлены из-за простой экономии — все-таки наше учреждение ограничено в средствах. Каменные подвалы используются в качестве следственных изоляторов, потому что имеют отменную звуконепроницаемость, а также ограждены от магического воздействия. Крысы же, графиня, всего лишь перевертыши… охрана.

— Ой… Неудобно получилось… — тихо промолвила я, сворачивая следом за Лесельо и проскальзывая в услужливо распахнутую дверь.

Изнутри камера выглядела вполне пристойно, только не хватало большого зеркала, за которым пряталась аппаратура и еще с десяток людей. Светло, тепло и чисто. За небольшим столиком сидел мужчина неопределенного возраста, с прищуренными глазами и упрямо сжатыми губами.

— Молчит? — спросил рыжий начальник.

— Молчит, — подтвердил крутящийся тут же охранник.

— Да уж, такой точно никогда и ничего не расскажет, — жеманно поджав губки, нахмурилась я. — Тем паче стоит воспользоваться артефактом. Пусть он нас и рассудит!

С этими словами я сняла кулон и, передав его Дарию, дождалась, пока он всучит камень подозреваемому. И только после этого задала вопрос:

— Причастен ли ты к краже артефакта «Ледяное пламя»?

— Нет! — шевельнулись губы в глухом ответе.

Камень моего кулона ярко вспыхнул, намекая, что мужчина врет. Тогда я задала следующий вопрос.

— Артефакт говорит обратное. Подумай хорошенько, прежде чем ответить. Ты украл «Ледяное пламя»?

— Нет! — было его последнее слово, и тут-то случилось страшное…

Камень загорелся зеленым пламенем, которое мгновение спустя перекинулось на руку подозреваемого. Быстро распространившись по телу, буквально за минуту оно охватило всего эльфа, медленно сжигая того в праведном огне. Все присутствующие смотрели на происходящее со священным ужасом, не решаясь хоть как-то помочь кричащему мужчине.

Когда на пол осыпался серый пепел, а истошные крики поглотили каменные стены, я равнодушно посмотрела на остатки некогда живого существа.

— Виновен. — Никаких эмоций. Простая констатация факта. — Раб, забери мой кулон и вытри его как следует!

Повинуясь, Дарий быстро вытащил из кучки пепла мою цацку и принялся усердно тереть о свою рубашку.

— Преступник найден и признан виновным. Приговор приведен в исполнение. Справедливость восторжествовала! Для улаживания всех формальностей можете обращаться к моему поверенному. Здесь же мне больше делать нечего.

— Но как же так? — прошептал рыжий лис. — Что же мне делать с… с пеплом?

— Можете посыпать им голову. Древние считали, что это приносит удачу.

С этими словами я отобрала у Дария камушек и, снова повесив на шею, гордо направилась к выходу. Кажется, роль бессердечной стервы мне удалась безупречно. По крайней мере, в глазах начальника СИЗО читалось именно это. Ну-с, значит, все разрешилось и задание можно считать выполненным. Осталось только свалить с планеты…

А еще как можно мягче рассказать Демьяну про случившееся. Что-то мне подсказывает, что сожжение живого существа он не простит никогда. Но, так надо было. И здесь уж злись — не злись, а содеянного не исправишь. Такова жизнь…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маша и МЕДВЕДИ. Продолжение сказки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

4

Файервол (англ. firewall, от fire «огонь» + wall «стена») может означать: Межсетевой экран (брандмауэр) — технологический барьер, предназначенный для предотвращения несанкционированного или нежелательного сообщения между компьютерными сетями.

5

Планета Крематория из фильма «Хроники Риддика», на которой держат особо опасных преступников.

6

Цитата из романа «Евгений Онегин» А.С.Пушкина.

7

Цитата из к/ф «Медведь» 1938 г., являющегося экранизацией одноименной пьесы А. П. Чехова.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я