Тата и медведь

Диана Маш, 2019

Что делает среднестатистическая ведьмочка, если ее на машине чуть не переезжает оборотень? Не знаю насчет среднестатистической, а я, Тата Звягинцева, сразу насылаю заклятие, напрочь убивающее страстные желания, и совершенно не важно, что снимать свои заклятия я еще не умею. Может это научит самоуверенного хама, что с ведьмами шутки плохи. На войне, как говорится, как на войне!

Оглавление

Из серии: Мир Трибунала

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тата и медведь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Я проснулась со стойким ощущением, что этот день должен быть просто отличным. Нет, солнце светило, как обычно, и птички пели все также за окном, но сегодня сбудется моя самая заветная мечта. Я, наконец-то, забрала документы с истфака государственного университета Проточного, куда подавалась год назад, за компанию с сестрой, и несу их сегодня в политехнический, поступать на дизайнерский факультет.

Вот Воля, моя сестра, хотела открыть собственный магазинчик и упорно к этой цели шла, перепрыгивая все преграды и нередко расшибая о них лоб, но не сходя с пути. Мечтой моей второй сестры Радмилы было стать прославленным историком, участвовать в раскопках и открывать древние тайны, или чем там эти историки занимаются. Я же увязалась с ней за компанию, так как не представляла себя отдельно от семьи, да и в отличии от них не знала, чего мне в этой жизни нужно.

Мы с сестрами тройняшки, но не это самое интересное, мы тройняшки-ведьмочки. Абсолютно разные внутри, внешне мы также мало походили друг на друга. Вольга — брюнетка со смешинками в карих глазах, Радмила — голубоглазая блондинка, что совсем не сказывается на ее умственных способностях, а я, Тата Звягинцева, как самая каноническая ведьмочка, рыжая и зеленоглазая.

С трех лет оставшись сиротами после смерти родителей в авиакатастрофе, мы перешли под опеку маминой сестры Стефы, нашей тетки, и ковена ведьм, куда раньше входила и наша мама.

Так и росли в холе и неге, в лоне семьи. Даже в школу не ходили, ограниченные, по настоянию тетки, домашним образованием, довольно специфическим, надо заметить. Стефа боялась, что мы можем ненароком в школе проболтаться о том, кем являемся или того хуже, заколдовать одноклассников до смертельного исхода.

Так все и продолжалось, пока нам не исполнилось по девятнадцать и, пока у нас не состоялся серьезный разговор с семьей о планах на будущее. Мои сестры тут же озвучили свои желания. Не получив в ответ ни одобрения, ни порицания от ковена, они расслабились и наступила моя очередь отвечать.

Пауза затянулась на минуту, но затем я все же выжала из себя:

— Ну я, наверное, в универ, с Радмилой за компанию. Чего нам разлучаться? — фальшивая улыбка никого не обманула, но и слова поперек мне не сказали.

Так год своей жизни я и потратила на ненужные лекции о мировых войнах, древних племенах и международных отношениях. Потратила бы, наверное, и еще года три, если бы в один прекрасный день, наш сосед Ивашка не познакомил нас с сестрами с компьютером, и я не увлеклась такими программами как фотошоп и иллюстратор, твердо для себя решив, что именно с дизайном и хочу связать свою жизнь.

И вот сегодня мои грезы станут явью. Я нашла университет, где засчитают мой потраченный на истфаке год, и я смогу поступить на второй курс факультета искусства и дизайна, и сегодня иду подавать документы.

— Вставай, соня! Все на свете проспишь, — пропела я прямо в ухо мило посапывающей Радмилы.

Воля переехала в Пересвет, где сейчас живет с мужем-инквизитором в ожидании семейного пополнения, поэтому мы с Радой в комнате остались вдвоем. Так как домик у нас небольшой, выделить каждой по комнате Стефа не могла, да мы и не сильно хотели, привыкнув быть все время вместе.

В меня полетела тяжелая подушка, припечатавшая к кровати.

— Изыди сатана, — хриплым спросонья голосом протянула Рада, — я в три ночи только легла.

Логично было бы предположить, что она до трех пропадала где-то на тусовках с друзьями, но зная сестру можно было со стопроцентной уверенностью заявить, что провела она это время за чтением своих научно-исторических книжек в городской круглосуточной библиотеке. Мы с тетушкой не раз забирали ее оттуда, когда Рада теряла счет времени и засиживалась до утра.

Оставив сестру и дальше видеть сладкие сны, я, как была, в шелковых черных пижамных шортиках и топе, прошла на кухню, где витал запах чего-то горелого, а значит уже хозяйничала моя любимая тетушка Стефа.

Для любого, незнакомого с ней человека, выглядела она экстравагантно, в своем ярко зеленом облегающем платье, подол которого был утыкан перьями, и в огромной коричневой остроконечной шляпе, напоминающей ведьминский фольклорный атрибут. Но мы с сестрами уже настолько привыкли к ее своеобразному стилю, что просто его не замечали.

Стефе недавно исполнилось сорок, но со своим кукольным личиком и худощавым телосложением ее часто принимали за нашу с сестрами ровесницу. А «особый» стиль придавал ей шарма и сражал мужчин наповал. Наш порог ежедневно обивали поклонники тетушки, на которых она не обращала ни малейшего внимания, проводя все свое время в отдельной комнате, которую переоборудовала под собственную лабораторию, и где ежедневно проводила различные опыты с зельями и заклятиями.

Старшие ведьмы из ковена сплетничали, что в молодости у Стефы был бурный роман с вожаком расположенной в Проточном общины медведей-оборотней, верберов, как их называют в нашем мире. И что она даже была его истинной, но его люди не захотели принимать в семью ведьму, так как отношения между нашими видами всегда были натянутыми, ну а вожак, встав на их сторону, оставил ее. А после того, как ведьмы, которые были не в состоянии смотреть на муки Стефы, провели сложнейший ритуал и сняли с них узы единения, он женился на такой же оборотнице, как и сам, которая родила ему сына, но прожила после этого недолго, оставив того вдовцом. Оборотень же, наглая рожа, долго не ждал и имел смелость, после всего содеянного, заявиться к Стефе и просить вернуться к нему, но моя тетушка, настоящая ведьма, обиды не простила и сказала, что, если он еще раз переступит порог ее дома, его вынесут вперед ногами. Он, конечно, ушел, а она еще неделю лила слезы.

После этого тетушка долго о нем не слышала, но вот последние лет пять этот нахал снова активизировался. Похоже ведьминский ритуал по снятию уз не такой уж долговечный. Теперь этот оборотень шлет каждый месяц Стефе по букету ее любимых тюльпанов с запиской, где значится лишь одно слово — «прости». Где он берет эти цветы в любой месяц года мы можем только предполагать. Тетушка же, первые четыре года, сразу забрав букет из рук курьера шла на кухню засовывать его в мусорное ведро, но вот последний год она все чаще забывает это сделать и оставляет на столе, а мы с сестрами ставим в вазу и наслаждаемся ароматом.

Вот и сейчас на столе красовался огромный букет, запах от которого витал по всей кухне, перебивая горелый душок.

— Что у нас на завтрак? — Бодро поинтересовалась я, оседлав стул.

— Омлет подгорел, так что на выбор бутерброд с сыром или бутерброд без сыра, — озвучила тетушка наше «богатое» меню. Повар из нее был не очень хороший, но любили мы ее не за это.

— С сыром, — не растерялась я. Даже скудный завтрак не сможет мне сегодня испортить настроение, в этом я была уверенна.

Шлепнув на тарелку кусок поджаренного черного хлеба с кусочком расплавленного сыра сверху, и подвинув ко мне кружку ароматного кофе, Стефа села напротив и подперла руками голову.

— Ну чего? — Не выдержала я ее пристального взгляда, — Я все решила! И на этот раз все серьезней некуда.

— Я знаю, милая, — наконец-то улыбнулась тетушка, — но я смотрела в шар.

Тут-то она и привлекла мое внимание. Шар Стефы, доставшийся ей по наследству от матери, показывал будущее и настоящее, но не прямыми образами, а расплывчатыми и трактовать их могла только хозяйка. Мы с сестрами часто просили ее заглянуть в него, чтобы узнать будет ли удачным то или иное наше предприятие и никогда об этом не жалели. Шар показывал только правду, не всегда приятную, иногда непонятную, но наперекор ему мы ничего и никогда не делали.

— Что ты увидела, Стефа? — нетерпеливо спросила я, быстро пережевывая кусочек бутерброда.

— Ничего определенного, — задумчиво протянула она, — но сегодняшний день изменит твою жизнь. Правда, не ясно в какую сторону, вроде как, это зависит от тебя. Так что будь осторожной, Таточка.

Она протянула мне пузырек с желтой жидкостью.

— Это обережное зелье, я сварила его пару часов назад специально для тебя, выпей прежде, чем выйдешь на улицу.

— Спасибо, — пробубнила я, запивая кофе остатки хлеба.

Минуту спустя я схватила зелье и собралась помчаться обратно в свою комнату, чтобы переодеться, захватить документы и отправиться в расположенный не очень далеко от дома университет.

— Пожелай мне удачи, — прокричала я Стефе выходя за дверь кухни. Если она что-то и ответила, я уже не слышала.

Собираясь как метеор и стараясь не разбудить сестру, я натянула на себя белую блузку и узкую черную юбочку-карандаш длиной до колен. Сегодня, как никогда, хотелось выглядеть прилично и ухоженно перед новыми одногруппниками. Как-никак мне с ними без малого три года теперь почти ежедневно видеться, а встречают, как все знают, по одежке.

Собрав волосы в высокий хвост, я подвела губы помадой, подмигнула своему отражению в зеркале и, схватив рюкзачок с документами, подошла к постели сестры. Я чмокнула Раду в щечку, оставив красный след, и не смогла сдержать улыбку, увидев, как это блондинистое чудо недовольно поморщилось.

Только у входной двери я вспомнила про Стефино зелье, достала его и тут же выпила.

Великая богиня Бенидикта, какое же оно горькое!

Тетушка явно не поскупилась на яд черных жаб, который является основным ингредиентом данного зелья. В желудке громко заурчало, и я, надеясь, что никаких побочных эффектов мне не грозит, выбежала из дома.

Дорога до университета заняла у меня минут тридцать и из них лишь десять на автобусе. Я бы до остановки и быстрее доковыляла, но не на десятисантиметровых каблуках, в которые сегодня облачилась. Красота требует жертв и, в моем случае, немалых.

Внутри здания меня ждал шум и гам. Перед дверью приемной комиссии высилась огромная арка вся, увешенная красными шариками и огромными искусственными цветами. Туда и обратно шныряли первокурсники с родителями и было не протолкнуться. Кое как бочком пробравшись в кабинет, я уселась на единственный свободный стул, стоящий перед столом, где сидел бледный, худощавый, но, при этом, привлекательный блондин лет тридцати, волосы которого были собраны в высокий хвост. Пробежавшись по мне взглядом, он слегка улыбнулся и чуть ослабил галстук цвета морской волны с маленькими солнышками, который совершенно не портил его образ, а даже как-то молодил.

— Здравствуйте, прекрасное создание. Чему обязаны видеть вас в нашем университете? Для первокурсницы вы выглядите немного старше, — бархатистый голос очень шел этому блондинчику.

— Здравствуйте, — смущенно пролепетала я, услышав в свою сторону комплимент от такого представительного мужчины. Мне всегда нравились парни постарше, поэтому перед таким экземпляром, я, точно, не могла устоять. — Я пришла поступать на второй курс дизайнерского факультета. Перевожусь к вам из государственного университета.

Я достала все документы из рюкзачка и передала их блондину.

— Значит, Тата. Какое красивое имя. А меня зовут Олег. Олег Иванович, точнее. Буду вести у вас курс по системам визуальных коммуникаций.

«Так он еще и преподаватель. Как интересно».

В голове тут же завертелись сюжеты бульварных романов на тему студентки и преподавателя, которые я тут же начала от себя отгонять. Я сюда учится пришла, или как?

— Приятно познакомиться, — пролепетала я и снова покраснела. Ну не привыкла я к комплиментам, у меня на них одна реакция: пунцовое лицо и нервное хихиканье.

Олег же, (даже мысленно не получалось называть его по имени-отчеству), начал что-то выписывать из моих документов в свой журнал, затем вернул их мне с покровительственной улыбкой на лице.

— Ну вот, почти все готово. Осталось пара штрихов, но для этого придется пройти в мой кабинет. У меня тут внизу закончились шаблонные договора, а вам осталось его подписать, и вы приняты.

Услышав заветные слова «вы приняты», мне захотелось вскочить со стула и прыгать пока не закружится голова, но так как находилась я не одна, да и на преподавателя надо было произвести положительное впечатление, а не строить из себя маленькую девочку, пришлось собраться и последовать за Олегом.

Кабинет находился на втором этаже здания университета. Он был небольшим и обставлен по минимуму: стол, стул и шкаф в углу. Стул мне не предложили, поэтому я осталась стоять, а сам Олег, порывшись в шкафчиках стола, извлек кипу бумаг, выбрал из нее несколько и протянул мне, на ознакомление и подписание.

Договор был стандартным и его экземпляр висел на сайте универа. С ним я была хорошо знакома, поэтому прошлась быстро глазами и подписала. Все это время, мой новый преподаватель стоял неприлично близко позади меня, а его дыхание шевелило волосы на затылке. Так как роста я небольшого, то даже на каблуках не доставала макушкой до его плеча. Не скажу, что мне было неприятно такое внимание со стороны мужчины, но мы, как бы, незнакомы, плюс я его будущая студентка, а он так странно себя ведет.

Закончив с бумагами, я резко обернулась, но так как Олег не сдвинулся с места, я не удержалась и от неожиданности шлепнулась попкой на стол. Он наклонился еще ниже, и мне показалось, что он вот-вот меня поцелует, но блондинчик лишь взял подписанный с моей стороны договор и чуть отстранился.

— Как от вас чудесно пахнет, Тата. Прямо букет весенних цветов, так бы и наслаждался, — каждое его слово отдавало каким-то странным щелчком, но значения я этому не придала, может у человека с зубами проблемы, зачем его смущать? Но похоже, Олег все же решил меня поцеловать, судя по тому, как медленно его лицо начало приближаться к моему. Я бы может и не возражала, все-таки внешне он был мне очень симпатичен, но возразило тетушкино обережное зелье, которое громко, на весь кабинет, забурлило у меня в желудке. Олег отпрянул в сторону, а я, не зная куда деваться со стыда, резко вскочила со стола и побежала к двери, не забыв свой рюкзачок.

— Извините, я сегодня не позавтракала, вот желудок шалит, — начала оправдываться я, застыв в проеме.

— Ничего страшного, Таточка, — все еще улыбаясь пропел Олег, — сходите в нашу столовую, она сейчас открыта. Кормят там замечательно, сами убедитесь. А потом не забудьте ознакомиться с расписанием ваших занятий, оно висит внизу на стенде. Увидимся завтра.

Я быстро поблагодарила его и направилась первым делом на первый этаж, к стенду с расписанием. Решив начать с него и лишь затем, переместиться в столовую.

Вокруг стенда уже собралось несколько человек, которые фотографировали расписание на телефоны. Я же относилась к людям, любящим блокнотики, поэтому достав из рюкзачка свой, в ярко красной обложке, начала старательно все записывать. Тут то я и заприметила девушку, стоящую слева от меня и тоже переписывающую расписание в блокнот. Она была выше меня на пол головы, одета в легинсы и бесформенный, но очень симпатичный свитер (тут я сделала пометку поискать себе в интернет-магазинах такой же). На носу у нее красовались стильные очки, а волосы были собраны в небрежный пучок, выбившиеся из которого прядки, очень мило обрамляли ее красивое личико.

Девушка, очевидно, заметила мой пристальный взгляд и, повернувшись в мою сторону, широко улыбнулась.

— Привет, — поздоровалась она, — ты к нам на дизайнерский?

— Да, — обрадовалась я первому знакомству, — перевелась на второй курс.

— Ого, какое совпадение, я тоже на втором, — она подошла ближе и поправила съехавшие на нос очки. Это очень напомнило мне Радмилу, правда данный жест сестры и взгляд сквозь очки часто отдавал строгостью, так как делала она его в момент, когда читала нотации, ну то есть часто.

— Меня, кстати, Алена зовут, — представилась новая знакомая не переставая улыбаться.

— Я Тата, очень приятно познакомиться, — мы обменялись улыбками, закончили переписывать расписание и отошли чуть в сторону.

Я решила брать девушку в оборот, так как новая подруга мне здесь очень бы не помешала, а она была, вроде, милой и хорошо ко мне расположена.

— Я тут собираюсь вашу столовую заценить, не хочешь составить мне компанию? На самом деле я даже не знаю, где она находится, и провожатый бы мне не помешал, — призналась я Алене.

— Да, конечно, — легко согласилась девушка, — я тоже проголодалась. Брат утром оставил без завтрака, очень торопил сюда за расписанием. А вот, кстати и он.

Алена указала куда-то в сторону входной двери, откуда к нам шла ее точная копия, правда мужского пола, с короткими волосами и без очков.

— Ничего себе, близнецы, — не сдержала я удивления.

— Да, и он, кстати, тоже на дизайнерском. Ты не против, если в столовую он пойдет вместе с нами?

— Нет, конечно, — тут же заверила я ее.

Брат Алены подошел ближе, и она представила нас друг другу. Парня звали Алексей, и он оказался таким же милым, как и его сестренка. Я рассказала этим двоим, что тоже являюсь одной из тройняшек, а также о неудачном опыте обучения на истфаке, они же, поведали о здешних порядках и преподавателях (об Олеге я их не расспрашивала, решив оставить обсуждение на потом). Вот так, за разговорами, мы уже вели себя как лучшие друзья.

— Как ты добилась такого цвета волос? — спросил меня Алексей, когда мы дружной компанией направились в столовую, — я давно хотел перекраситься в рыжий цвет, чтобы как-то отличаться от Аленки, раз она не хочет этого делать. Надоели постоянные поддразнивания.

— Это мой натуральный цвет, — заверила я его.

Алексей скептически взглянул в мою сторону, но промолчал. Оно и не удивительно, мало кто из людей верит, что ярко рыжего, чуть ли не оранжевого цвета я добилась благодаря генам (да-да ведьминским!), а не с помощью краски.

Мама была рыжей и зеленоглазой ведьмой, перед которой не устоял наш блондин отец. Мне достался ее цвет волос, а Радмиле папин. Вольга же выделялась черным цветом, и мы часто в шутку называли ее приемной, но так как мы тройняшки и от внешнего сходства никуда не деться, она никогда не обижалась.

— А что за поддразнивания? — не смогла не полюбопытствовать я.

— Да есть у нас тут некоторые хамы, — негодующе встряла Аленка, — то у Лешки телефончик попросят в шутку, а потом гогочут на все здание, то начнут издеваться — называть красоткой и говорить, что с длинными волосами ему больше идет. Да и вообще в женском роде обращаются. Я даже очки носить начала, чтобы нас различали.

— Не заводись, сестренка, я уже привык и не обращаю внимания. Тата, ты просто обязана попробовать местные булочки с корицей. У нас в столовой их готовят так, что пальчики оближешь, — сменил тему Алексей, а я и не возражала, не захотев бередить чувства парня. На вид он был худощавым и не очень мускулистым, так что вряд ли часто конфликтовал со своими сверстниками, предпочитая отмалчиваться, а всякие местные хулиганы, похоже, этим пользовались.

Так за разговорами мы и пришли в место, которое я бы никогда не смогла назвать обычным словом — «столовая». Столовые я ассоциировала с огромным помещением с кучей столов со скамейками вместо стульев и огромной очередью за едой, где тетушки с огромными половниками плюхают тебе на тарелку что-нибудь зеленое или коричневое и кричат «следующий». Так, по крайней мере, было в моем прошлом универе. Здесь же находился настоящий ресторан, с отдельными столиками по четыре стула за ними. Все отделано в стиле «лофт», по молодежному и красиво. Вместо продольного столика с подносами и тарелками, в углу стоял огромный круглый шведский стол, куда официанты приносили все новые и новые блюда, а студенты их разбирали.

— Ничего себе, — не сдержавшись от такого великолепия присвистнула я, — я остаюсь тут жить!

Посмеявшись, мы набрали себе гору еды, за разговорами дружно расправились с нею (а Лешка не соврал и булочки в этой «столовой», действительно, божественные), и направились на выход из здания. На улице распрощались, пообещав друг другу завтра встретиться на этом же месте и дружно отправиться на первое занятие.

Утреннее предчувствие меня не обмануло. Это, действительно, был прекрасный день. Мало того, что я поступила на любимую специальность в отличный универ, так еще и умудрилась в первый же день завести друзей, чего со мной раньше не бывало. Всю жизнь моими лучшими подругами были сестры. С другими людьми я знакомилась не очень охотно и также в сопровождении сестер. Да и не было у меня ситуаций, когда я бы оставалась одна. Всегда одна из кровинок была рядом и прикрывала тыл. А тут я не только не растерялась, но и первая пошла на контакт. Есть чем гордиться!

Заспешив к остановке, я передвигалась так быстро, как позволяли каблуки. По пути нужно было перейти дорогу, поэтому я дождалась зеленый и беззаботно поскакала по зебре. Движение здесь было не интенсивное, поэтому по сторонам я не смотрела, тем более что горел нужный мне свет. Чуть замешкавшись на середине, я услышала сначала скрип тормозов, затем крик людей с другой стороны дороги, и только потом осознала, что уже не стою на земле, а лежу на ней, не чувствуя ни рук, ни ног, и уставившись в голубое небо.

Великая богиня Бенедикта, прошу, пусть это будет рай, для ада я не большой фанат жары!

Оглавление

Из серии: Мир Трибунала

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тата и медведь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я