Черная кошка
Ирина Леонидовна Нечушкина, 2019

Если вы девушка с даром предвидения, то ваша жизнь наполнена сюрпризами, а если вы еще и кошка, то с вами может произойти все что угодно. А если вы еще в придачу и черная кошка, то надо подумать, кому бы вам перейти дорогу, чтобы знали, как кошек обижать. Или все наоборот, как в песне… Что-то я запуталась, хотя кошки ничего не путают, они всегда правы. Все, забираю свой красивый черный хвост и иду спать.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Черная кошка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Дверь никак не хотела открываться. Верона зло посмотрела на ключ.

— И почему, когда день и так не задался, еще и это? — недовольно произнесла она, притопнув ногой.

Странно, но дверь сжалилась и открылась. Зайдя внутрь, девушка бросила сумку на маленький круглый столик и стала расстегивать кожаные бежевые сандалии. Она с нежностью оглядела свою квартирку и босиком направилась в ванну, чтобы смыть с себя усталость. Вода заботливо ласкала ее лицо и тело. Верона нервно намыливала себя мочалкой, а потом смотрела, как пена быстро смывается вниз.

Ванная комната была отделана персиковой плиткой с изящными цветами. Полотенца были красиво разложены на полочке. Верона вылезла из ванны, и на ее лице читалось некое подобие удовольствия. Она обвязалась большим махровым полотенцем и посмотрела в слегка запотевшее зеркало. Ее темные длинные волосы вкусно пахли шампунем. Она провела по ним рукой.

— Уже лучше. — пробубнила девушка.

Сварив себе кофе, она уселась на диван. Верона любила свою кухню с темно-коричневой мебелью, с картинками цветов на стене, с большим окном, и удобным мягким диванчиком. Кофе волшебным образом влияло на организм, глоток за глотком, возвращая Вероне силы. Зазвонил мобильный, который остался в сумке в прихожей, и к которому надо было еще дойти.

— Привет!

— Привет, потеряшка.

— Марго, рада тебя слышать. — сказала Верона, возвращаясь к своему кофе.

— Ты что, вместо ужина пьешь кофе? — в голосе подруги послышались неодобрительные нотки.

— Ну, ты же меня знаешь!

— В следующий раз, при встрече, пожалуюсь твоей маме. Только она способна на тебя повлиять!

— Ха! Да вы при встречах только о мужчинах и говорите.

— У кого что болит, тот о том и говорит! — весело пропела Марго.

— Тебе то, жаловаться!

— Я не жалуюсь, просто люблю мужчин! — усмехнулась Марго. — Как там твой белобрысый?

— В порядке. — ответила Верона, зная, что подруга не выносит ее нового парня.

— Ммм… — промычала Марго и добавила: — Сегодня придешь? Посмотрим фильм, поедим мороженого или сходим куда-нибудь.

Верона выглянула в окно. Ей, правда, хотелось пойти, но…

— Давай завтра?

— Какая ты сегодня противная! — высказалась Марго. — Но так как я все равно тебя люблю, то так уж и быть, подожду до завтра!

После разговора с подругой, Верона задумчиво смотрела в окно. Ей очень хотелось на воздух. Просто подышать, побродить. Стрелка часов передвинулась на девять вечера. Она прошла в комнату, которая выходила на маленький балкончик. Здесь они с Марго любили пить чай и перемывать косточки знакомым. Здания в этом районе были максимум пятиэтажные, что придавало этому месту шарм. Этакий пригород, но и не пригород, так как центр совсем недалеко. В центре стояли уходящие в небо высотки, но Верона всегда хотела жить в маленьком уютном доме, в котором знаешь соседей. Теплый ветерок теребил ее темные волосы.

«Надоело», — подумала девушка и, скинув полотенце, прыгнула с балкона. Приземлившись на все четыре лапы, она с удовольствием втянула воздух. Теперь он казался намного интереснее, многограннее. Ее зрение улучшилось, она видела не просто хорошо, а отлично. Ее усы смешно шевелились на ветру. Настроение сразу пошло в гору. Она побежала по темному асфальту. В воздухе витал сладкий запах. Через две улицы она свернула за здание и шмыгнула за белый металлический забор. Она слышала жужжание насекомых и пение сверчков. Мягкая трава пружинила под лапами. Вокруг был заброшенный сад. Верона не понимала, почему он заброшен, ей самой это место очень нравилось. Может что-то случилось с хозяином, а его дети не хотят здесь жить. Так часто бывало. Небольшой дом с облупившейся краской стоял посередине. За домом был маленький бассейн. В нем не было воды, только одинокие плиты. На всем лежал отпечаток заброшенности, но это не смущало Верону. Если здесь все привести в порядок, то это будет довольно престижное место. Маленький пруд с зеленой водой, пересекал красиво изогнутый белый мост. Верона в пару прыжков оказалось посередине него. Она легла и положила головку на лапы. В пруду отражались звезды, луна только-только пошла в рост и казалось совсем тоненькой. Также в пруду отражались два больших зеленых кошачьих глаза. Верона усмехнулась, хотя в кошачьем обличье усмехаться было трудно, скорее подрагивали усы. В этом месте было совсем тихо, вода в пруду умиротворяющее действовала на девушку. Черная шкурка подрагивала на ветру. Пахло водой и ряской. Вокруг пруда стояли кусты и деревья. Очень хотелось поиграться с ряской, но лапка не дотягивалась, а только лениво висела над водой. Очень скоро ее потянуло в сон.

«Невероятно, как быстро ушли все дневные проблемы, просто забылись!», — подумала девушка. В мире кошки все было по-другому, проще и ближе к природе. Людские проблемы были далеко. С неохотой девушка побежала обратно, по пути наслаждаясь теплым летним вечером.

В комнате Вероны была большая кровать с красивым постельным бельем. Девушка не понимала маленьких кроватей, они просто вызывали у нее неприязнь. Она любила спать, раскинув руки и ноги и перекатываясь по всей постели. Белый ковер освежал комнату. В углу стоял большой фикус, который ей подарила мама, говоря, что он принесет счастье в дом. Сначала Верона не обрадовалась подарку, но потом уже не могла представить себе свое место без ее большого друга. Он вымахал под два метра и протирание его листьев, было неким подобием медитации. Девушка уже вовсю мирно спала, когда на улице затормозил мотоцикл. Мужская фигура в кожаной куртке и черном шлеме облокотилась о соседний дом. Мужчина стоял и смотрел на балкон Вероны. К сожалению нельзя было узнать его взгляда, так как он не снимал шлема. В доме практически везде было темно.

«Спит», — подумал мужчина.

Он стоял на пустынной улице и не сводил с ее окон взгляда. Потом резким движением оседлал свой мотоцикл и с грохотом умчался в ночь.

Глава 2.

Вставать не хотелось, и Верона валялась в кровати. Совесть, чтоб ее, упрямо твердила: «вставай».

— Встаю, встаю, и без тебя знаю, что дела есть.

Верона сладко потянулась. Давно она так хорошо не спала, хорошо, что хоть иногда у нее были выходные от ее снов.

Девушка облачилась в обтягивающие черные джинсы и черную футболку. Наспех налила молока с хлопьями и, жуя их, ходила по дому. Когда с завтраком было покончено, она схватила шлем и кожаную модную куртку и направилась вниз. На пути по лестнице ей встретилась соседка, женщина сверкала злобными глазками и наверно готова была вцепиться в волосы Вероне.

— Опять вы на своем ужасном мотоцикле ночью гудите, спать не даете, честным людям.

«Доброе утро», — подумала Верона.

— Я вчера не ездила на мотоцикле. — уверенным тоном сказала она. — Может к вашему сыну друзья приезжали?

— Мой сын, это вам не шпана какая-то. Он с такими не якшается.

— Я опаздываю, хорошего вам дня! — сказала Верона и зашагала вниз.

Маленькая пухлая женщина еще долго махала своим кулачком и обещала обратиться куда надо.

«Соседи!..», — с тоской подумала Верона.

Она вывела свой байк на улицу и закрыла забор. Она всегда хотела ездить на мотоцикле. В школе вместе с мальчишками она листала авто журналы и восхищалась красотой байков. Мечты сбываются! Верона надела шлем и завела мотор. Ее красивая женственная фигура изящно смотрелась на металлическом коне. Дорога и ветер. Свобода. Машины пролетали рядом, серая дорога вела к центру. Маленькие домики стали сменяться высокими небоскребами и шопинг плазами. Город утопал в выхлопных газах. Жить в центре скоро будут в противогазах. Поэтому Верона любила отдаленные районы со спокойным раскладом жизни. Здесь была бурная река, тебя подхватывало течение, и ты несся с такими же жертвами по жизни, не успевая замечать важные вещи, а остановиться было сложно. «Просто муравейник», — подумала Верона. Она притормозила мотоцикл около тату салона. В нем работал ее друг.

— Привет Верона! Давно не заезжала!

— Времени не было.

— На друзей всегда должно хватать время! — погрозил Фри.

Его прозвище всегда вызывало некое подобие улыбки на лицах людей, но он страшно гордился этим прозвищем. Настоящего имени не знал никто. Даже в правах и паспорте значился «Фри». Ему было около двадцати пяти лет, а он уже был знаменит в своих кругах. Хороший тату мастер на вес золото. У него было развито чувство прекрасного, и он видел клиента насквозь. Знал, что может предложить, рисовал наброски. Жаль он не пошел в художественную академию.

Верона перебирала его новые рисунки в альбоме. Друг курил сигарету, сидя на потертом коричневом кожаном диване и наблюдал за ней.

— Хочешь, покажу тебе свою новую тату? — поинтересовался он.

— У тебя что, старых тату было мало? — сказала Верона, не поднимая глаз от набросков.

— Ты же не интересуешься тату! — подозрительно сказал Фри, выпустив дым изо рта.

В его манере поведения было нечто странное, он любил наблюдать, был спокоен и уравновешен.

— Я просто… — Верона не была уверена, что «просто».

— Ну, скажи же, что мучает тебя, крошка!

Он всегда называл ее крошкой, когда хотел чуть позлить, но в этот раз она пропустила это мимо ушей. Фри смотрел на свою красивую подругу, он всегда восхищался ею, но никогда не мог и подумать, что они могли бы встречаться. Совсем разные уровни. Он знал, что не для нее.

— Я ищу кое-что.

Фри кивнул головой, как бы приглашая ее к разговору, и затушил сигарету о керамическую пепельницу. Ему нравилось ее задумчивое выражение, ее глаза остановились на нем.

— Это сова.

— Сова? — Фри сощурил свои карие глазки. — У меня нет такого наброска. Сов редко делают, я бы сказал, за мою практику никогда. Знаешь все больше фениксов, голубей, орлов, всяких других птах.

— Разве сова не символ мудрости?

— Символ мудрости, но мудрых людей так мало! — сверкнув пожелтевшими от сигарет и кофе зубами, сказал Фри.

«Надо меньше пить кофе!», — подумала Верона, хотя ее зубы были идеального цвета.

— Раньше сову накалывали только люди особого класса.

— Особого класса? — зеленые глаза Вероны заинтригованно блеснули.

— Могущественные люди. — прошептал Фри, а потом рассмеялся: — рассказывать тебе истории так приятно!

Верона хлопнула его по плечу.

— Слушай, знаю, это звучит странно, но если кто-то закажет у тебя сову, можешь мне звякнуть?

— Только если посмотришь на мое новое тату!

— Только если оно на приличном месте! — закатила глаза Верона.

— Приличнее не бывает! — сказал Фри, расстегивая ремень на рваных джинсах.

— Хей! — воскликнула Верона, резко отворачиваясь.

— Люблю смущать красивых девушек. Ладно, шучу, — он снял майку, — вот смотри!

Верона посмотрела на его спину, помимо его старых тату, на лопатке появилась новая. Это была ящерица.

— Красивая! Теперь тебя не поймаешь, хвост отбросишь и убежишь!

— Что-то вроде. — рассмеялся Фри. — Тебе нравится?

— Пока что она самая красивая из всех! Хотя думаю, что не последняя.

Смешно выпятив губки, Фри покачал головой.

— Как ты доверяешь себя другим мастерам?

— Я просто прошу их надеть перчатки! — подмигнул он.

— Как с клиентами?

— Хорошо, не жалуюсь. Утром, конечно, все обтутаированные, где-то бродят, но под вечер отбоя нет!

— Мне пора!

— Куда, посиди еще немного!

— Моим легким надо наружу.

— Я и забыл, что принцессы весьма привередливы!

Верона обняла друга перед уходом и обещала заезжать почаще. На улице светило солнышко. Люди спешили по делам. Ее байк стоял рядом с припаркованной белой Хондой друга. Солнце отражалось в окнах высоток. Несколько минут Верона позволила себе постоять под лучами и как кошка насладиться теплым днем. Когда она садилась на байк, то услышала свист и крик:

— Эй, детка подвезешь меня? — кричал помятый и слегка не протрезвевший мужик.

Он нагло размахивал рукой и, пошатываясь, шел к Вероне.

— Как же засранец, садись. — пробубнила себе под нос Верона и крикнула: — конечно подвезу, такого обворожительного джентльмена!

У мужика на лице отобразилось удивление, а потом радость. Он направился к девушке, поправляя лохматые волосы. Только ему осталось проделать пару шагов, как она, резко нажав на газ, рванула с места. Мужик послал ей воздушный поцелуй и развел руками. Фри смотревший в окно и куривший очередную сигарету весело усмехнулся. Да, помимо внешности, у нее еще был и характер!

В магазине было пусто. На светлой плитке на полу поблескивало солнце. Полки были чисто вымыты, пыли не было. С потолка спускалась интересная люстра в японском стиле. На стенах были развешаны большие картины. На одной была изображена сакура и голубая птичка. В магазине был особый запах. Запах кофе, запах чая, запах трав, корицы. В красивых сервантах, стояли блюдца и чашечки. Разные наборы чаев, в металлических и стеклянных банках, всевозможные упаковки кофе, разные травы и специи хранились в декоративных маленьких бочках.

— Добрый день Верона! — поздоровалась девушка, стоявшая за прилавком.

— Привет Бет! Как торговля.

Пока они говорили о делах, Верона проверяла бумаги и счета. Это был ее магазин. Сначала все отговаривали ее от этого шага, но она решила рискнуть. Потом медленно, но верно дела пошли в гору. Магазин стал приносить ежемесячную прибыль, и Верона наняла продавца. Хоть и было много супермаркетов и фирменных магазинов, людей тянуло в маленькие и уютные места. Верона заказывала чай и кофе из разных стран, она сама перепробовала большую часть из товара, чтобы знать, что продает. Ее покупателями были ценители чая и кофе. Она сделала много каталогов с разновидностями и полезными свойствами того или иного чая. Описала разновидности обжарки кофе, степень обжарки, идущий от легкой до сильной. При этом в мире нет документа, который регламентирует требования к обжарке кофе. Особенно пожилые дамы любили закидывать Верону каверзными вопросами, поэтому что бы Бет было легче, все было подписано.

— Добрый день, девочки! — пожилая бабулька в розовой панамке вошла в магазин. — Как у вас вкусно пахнет! Моя соседка сказала, что здесь она купила очень вкусный зеленый чай. Как же он назывался?

Бабушка полезла в свой темно коричневый ридикюль. Достав бумажку, свернутую в несколько раз, она, облизнув кончик пальца, открыла ее.

— Вы не прочитаете! — протянула она Вероне записку.

— Молочный улун.

— А чем он так хорош и почему молочный? — спросила бабулька, обмахиваясь панамкой.

— Это специальный чай, его листья обрабатывают молочным экстрактом. Есть и другой способ, когда куст поливают растворимым молоком и опрыскивают раствором сахарного кубинского тростника.

Бабушка удивленно заморгала:

— Вот ведь китайцы придумают!

— Чай очень полезен для омоложения кожи, при тяжестях в желудке, для повышения работоспособности.

— Беру, беру!

Верона проводила бабульку к выходу, рассказывая про разновидности чаев, та кивала и внимательно слушала.

Колокольчик звякнул, оповещая о новом покупателе. Верона ушла в подсобку, чтобы сделать нужные заказы. Она слышала, как Бет рекламирует Органик Буги из Уганды. «Хороший работник, прибыль хозяину», — подумала она. Бет умела уговаривать и красиво описывать товар. Ее прежняя работница не только опаздывала на пару часов, так еще и часто приходила в не трезвом виде. Другая часами висела на телефоне, а с покупателями была не рыба не мясо. Верона вздохнула, и глянула на свои маленькие голубые часики. Время обедать. Хлопья с молоком провалились и исчезли.

В паре кварталов было приятное кафе, в котором была нормальная, приближенная к домашней, кухня. Верона заказала себе овощной суп, и рис с курицей. После еды резко потянуло в сон. Кошка есть кошка. Но позволить себе этого она не могла. Зазвонил телефон.

— Привет малыш, я прилетел, давай увидимся.

Верона откинулась на сиденье, размышляя о том, что за эти дни совсем не вспоминала о Дрейе.

— Привет. Как полет?

— Ты скучала?

— Ага… — соврала Верона, теребя салфетку.

— Я тоже так скучал, ты просто не представляешь! Давай встретимся сегодня!

— Сегодня я не могу. Давай завтра! — Верона вспомнила о данном обещании Марго.

Странно, но провести вечер с Марго ей хотелось больше, чем увидеть Дрейа. «Странная я», — подумала девушка, заправляю за уши выбившиеся пряди волос. Она не помнила таких отношений, где бы ей хотелось бежать, нестись к человеку. Просто свидания, встречи, но все было не тем! Слишком просто… Слишком обыденно… Ее всегда привлекала загадка, интрига, что-то неуловимое. Чтобы рядом с ним быть собой, чувствовать его силу, замирать под его взглядом. Она взмахнула ресницами и посмотрела через стекло на улицу. Ни облачка. Вероне еще надо было заехать забрать документы и дозвониться до одной новой фирмы, поставщику чая. По улице шла девушка с толстым английским бульдогом. Он еле передвигал ножки сосиски и на его морде было написано явное неудовольствие. Верона улыбнулась и ее лицо смягчилось. Она любила животных, особенно собак, но взять себе по особым кошачьим причинам не могла. Одной кошки дома достаточно!

— Вот и ты! — пропела Марго, обнимая подругу.

— Вот и я!

Верона просияла, они с Марго любили друг друга как сестры.

— Давай дам тебе что-нибудь, переоденешься.

Верона натянула удобную пижаму, и они с Марго уселись на диване в гостиной.

— Я испекла пиццу!

— Класс!

Марго чудесно готовила итальянскую кухню. Она даже сама смахивала на итальянку. Небось, там бы ее приняли за свою. Ее черные кудряшки весело пружинили, когда она поворачивала голову. Да и ее темперамент был « горячим » особенно это выявлялось в отношениях с мужчинами. Она быстро кидалась с головой в отношениях, летала в облаках, любила, скандалила и быстро расставалась с избранниками. А спорить с ней можно было часами.

— Пицца пахнет не выносимо соблазнительно!

— Так это же я ее готовила! — подмигнула Марго, накрашенными ресницами.

Они уплетали пиццу и смотрели боевик. Марго то и дело вставляла свои комментарии по поводу всего, поэтому ходить с подругой в кино было весело, особенно когда уставшие от жужжания Марго люди, поворачивались и недовольно пронзали ее взглядом. На что она пожимала плечами и громко произносила:

— Ну, так вы и сами видите, какой главный герой осёл!

— Марго, как хорошо, что ты есть! — искренне произнесла Верона и положила свою головку на плечо подруги.

— Да я знаю, что тебе со мной небывало повезло! — рассмеялась Марго и погладила темную головку подруги. — Твой белобрысый вернулся?

— Вернулся. — безучастно бросила Верона.

Марго с интересом на нее взглянула:

— Найди себе нормального мужика, зачем тебе этот сладкий слюнявчик?

Верона нежно засмеялась.

— Тебе ведь он ужасно неприятен?

Подруга кивнула в ответ и ее кудряшки снова ожили, соглашаясь с хозяйкой.

— Ты такая красивая девушка, такая молодая. На тебя обращают внимания такие классные парни, а ты… Верона, ты сверх привлекательна, хоть бы пользовалась этим!

Марго недовольно вздохнула. Ее подруга была просто бомба. Красавица. Высокая, длинные ноги, красивая фигура, а лицо!.. Глазища, зеленые, прямо как у кошки!

— Спасибо Марго. Мне приятно слышать от тебя это. Кстати ты тоже очень ничего! — показав язычок, засмеялась Верона. — И не такая уж старая, всего на два года старше меня!

— Я знаю! — весело ответила Марго, выпячивая свою пышную грудь.

Вероне было двадцать пять, и она еще никогда не влюблялась. Может она бесчувственная? Или просто с другой планеты, где живут марсианские коты.

Полфильма девушки проболтали, и только к концу сюжет захватил их. Красивые машины и бешеная погоня. Главный герой, накаченный красавец, трогательно расправив плечи, шел на смерть, чтобы спасти любимую.

— Бла, бла, бла! — в конце сказала Марго. — Американские фильмы все похожи!

— Зато в жизни нет одинаковых сюжетов.

— Останешься?

— Нет, завтра надо съездить к поставщику, глянуть на товар. Не хочу покупать кота в мешке.

Мысленно Верона засмеялась, только ей понятной шутке.

Марго поцеловала ее на прощанье. Ее смуглая кожа красиво оттенялась розовой кофтой.

— Меня пригласили на свадьбу. Моим кавалером будешь ты!

— Не люблю я свадьбы!

— А пойти придется! — сказала Марго, направив на Верону ярко накрашенный ноготок. — Там мы найдем и мне и тебе классных парней.

Верона все отнекивалась и надеялась найти предлог, чтобы не ходить. Конечно, зная Марго, на это не стоило слишком надеяться.

Когда она уже мчалась на своем мотоцикле домой, то ей вдруг захотелось посмотреть на волны. Море было в тридцати минутах езды, но это того стоило. Мчась по темным улицам, она думала о свадьбах. Зачем они нужны? Какой бред! Все эти клятвы, кольца, штамп в паспорте. Неужели этот штамп обещал счастье? Верона поморщилась. Она не собиралась замуж, хотя многие ее родственники только и мечтали об этом. Хорошо хоть ее мама понимала и всегда поддерживала ее.

Повернув ключи, Верона слезла с байка. Дорога вела около моря, и большие наброшенные камни были типа набережной. Морской солоноватый воздух очищал легкие от проведенного дня в городе. Верона села на большой камень и стала смотреть на бьющиеся волны. Это место казалось таким девственным. Вдалеке виднелись огоньки рыболовных судов. Рыбаки наверно резались в карты и при этом грязно ругались. Их дикий вид мог напугать любого. Толстые растянутые свитера, небритые лица, мощные руки. Вероне всегда хотелось выйти ночью на рыболовном судне в море. Ночь, волны бьются о корабль и бесконечное небо. Она жадно вглядывалась вдаль, но ее человеческое зрение не было таким острым, как кошачье. А нос не мог уловить всех запахов. Вдалеке над суднами кричали чайки. Верона всегда посмеивалась над портовыми чайками, называя их курицами. Они были просто неприлично большими и важно ходили взад и вперед, бесстрашно смотря своими черными бусинами-глазками на работников и прохожих.

Вдруг шум подъезжавшего мотоцикла напугал ее. Она вглядывалась в темень, пытаясь рассмотреть гостя и надеясь, что не попадет в неприятности. Ведь одинокая девушка хорошая добыча для всяких гадов.

Мотоцикл резко затормозил, и звук шин бессовестно нарушил тишину этого места. Верона напряглась, надеясь, что ее не видно, но незнакомец направлялся к ней.

— Одна в таком опасном месте? — голос был знаком, хоть она и слышала его всего лишь пару раз.

— Незнакомец в шлеме. — произнесла Верона, вставая и отряхиваясь.

Она пыталась проникнуть сквозь его шлем, но это было невозможно. Он стоял, уперев руки в бока, и пристально смотрел на море.

— Здесь красиво. Я тоже люблю бывать тут, но это место небезопасно для тебя.

Верона первый раз стояла рядом с ним так близко. Его черная кожаная куртка облегала атлетическое тело. Он оказался, чуть ли не на голову выше ее. Его красивые широкие плечи наверно сводили женщин с ума. Но вот его лица Верона никогда не видела. А то, что запретно, то очень хочется узнать.

— Сегодня ты снимешь шлем? — улыбнувшись, спросила она.

Фигура дернулась. Он отрицательно покрутил головой.

— Почему?

— Ты любопытна.

Верона, разочаровано покачав головой, направилась к дороге, но тут он резко перехватил ее запястье и привлек к себе. Ее сердце бешено застучала. Он же не причинит ей вреда? От него вкусно пахло, а от всей его сущности веяло силой и властью. Она задрожала.

— Не бойся! — властно сказал он. — У меня есть пари.

— Пари? — выдохнула Верона.

— Да, если ты обгонишь меня до первого светофора, то я сниму шлем.

Он резко отпустил ее, и она почувствовала холод. В его объятиях было гораздо теплее.

— А если обгонишь ты?

Он усмехнулся и направился к своему мотоциклу. Верона последовала за ним, как рыбка на крючке, уж очень ей хотелось увидеть его лицо. Очень… Особенно после сильных объятий.

Он сел на мотоцикл и вальяжно оперся на руль руками.

— Ты все еще заинтересована?

— Какая цена? — кокетливо наклонив голову на бок, спросила Верона.

Он пальцем указал на ее лицо. От этого мурашки побежали у нее по спине.

— Поцелуй.

Верона усмехнулась. Вечер приобретал интересный фривольный оттенок. Она перебросила свою длинную косу за спину, подумав, не интереснее ли будет проиграть…

— Странно если я проиграю, то целуя меня, я увижу твое лицо?

Он отрицательно покачал головой. Она непонимающе посмотрела на него.

— Я завяжу тебе глаза.

Верона крутила шлем в руках. Кошачья интуиция подсказывала, что он ее не обидит. А кошки, они такие, многое знают… Странный мужчина, с хрипотцой в голосе привлекал ее, но она была рассудительном человеком, по крайней мере, иногда. Но не сегодня.

— Только один легкий поцелуй. — твердо произнесла она и в ее глазах зажглась опасность, предвкушение гонки.

— Один поцелуй. Всего один. Но мало ли это?

Она не совсем поняла, что он имеет в виду и стала надевать шлем. Мотоциклы поравнялись. Раз, два, три… Шум шин рассек воздух. Вокруг все пролетало с огромной скоростью. Глаза Вероны были сосредоточены на дороге. Она забыла даже где находится. В голове стучала одна мысль: «победить». Ее руки крепко сжимали руль. Кровь стучала в висках. Слева море билось о камни. Дорога повернула, и они направились в город. До первого светофора оставалось совсем немного.

— Ну, давай же! — скрипела зубами Верона.

Мотоцикл незнакомца вырвался вперед, его черная спина, его руки и ноги, все это казалось частью байка. Краем глаза Верона заметила светофор, на нем горел красный свет. Дорога была пуста. Мужчина резко затормозил. Верона чуть не выругалась и подъехала к нему. Кровь неслась по ее венам, она злилась, что проиграла. Было бы приятно надрать задницу этому самоуверенному типу! Она сняла шлем, ее глаза недовольно сверкали. От напряжения ее руки немного дрожали. Незнакомец рассмеялся.

— Прошу прошения! — сказал он, поклонившись.

Верона провела рукой по волосам, он еще и издевается!

— Ну? — протянула она.

Он подошел к ней медленным шагом и снял с себя шелковый щегольский шарф. Верона прикусила губу. Обещала, значит надо выполнять. Его руки ловко завязали шарф. Верона потеряла видимость, и теперь работал ее нюх. Она глубоко вздохнула мужской парфюм. Вся ночь показалась ей сном. На дороге никого кроме них не было. Вдруг горечь от поражения сменилась на любопытство. « Как интересно он целуется? », — пронеслось у нее в голове. Она старалась расслабиться, но у нее это плохо получалось. Она ждала поцелуя. Ее губы хотели почувствовать тепло губ этого таинственного незнакомца.

Он медлил. На светофоре загорелся зеленый. Мужчина нежно провел ладонью по ее щеке. Она вздрогнула от неожиданности. Он снял шлем и смотрел на губы девушки. Его взгляд был серьезным и напряженным. Его губы дрогнули, и он наклонился к ней, скользнул по ее ухо, тронув маленькую золотую сережку, и прошептал:

— Не сегодня, я заберу долг в другой день.

Верона оглушено стояла, думая, что ослышалась. Мужчина, надев шлем, сел на мотоцикл.

— Не гуляй ночью одна!

Услышав шум отъезжающего байка, Верона разочарована, сняла шарф.

— Я все равно увижу тебя без шлема! — крикнула она, топнув ножкой.

Под шлемом на лице мужчины, скользнула улыбка.

Верона смотрела ему в след, сжимая его шарф, потом поднесла его к носу и глубоко вдохнула запах незнакомца. Черный с белым рисунком шелковый шарф шмыгнул ей в карман. Этот тотем она решила оставить себе.

Глава 3.

— Я так по тебе скучал, Верона. В путешествие только о тебе и думал. — Дрей ласково заглядывал в глаза Вероне.

— Не сегодня Дрей! — очаровательная улыбка мелькнуло на ее лице.

Верона не хотела приглашать его в дом, а он как кот терся о дверь. Ей уже хотелось взять его за шкирку и выкинуть наружу.

— У меня не убрано, да и надо проверить до завтра некоторые документы.

Дрей не по-мужски надул свои губки.

— А я так скучал. Ну ладно, в другой раз.

Когда он ушел, Верона почувствовала укол совести. Она сбросила одежду и, обернувшись кошкой, выскользнула на улицу. Дрей шел к своей машине и разговаривал с кем-то. Его лицо не показалось девушке расстроенным, он развязно смеялся и размахивал руками, объясняя что-то.

Верона села рядом и стала слушать.

— Да детка, только вернулся, да, давай заеду. Солнце, как же я по тебе скучал. — Говорил он, шаря по карманам в поисках ключей.

Верона зашипела.

— Пошла отсюда! — замахнулся Дрей, и его красивое лицо модельной внешности, исказилось злобой, затем он поспешно добавил: — Нет, детка это я не тебе. Значит увидимся. Ну, все, я еду!

Он выключил мобильный и наконец, нашел ключи.

— Терпеть не могу кошек! Особенно черных! — сказал он, садясь за руль.

«Вот и правильно делаешь», — подумала Верона и перешла ему дорогу.

Вечер прошел в тишине наедине с собой. Верона медленно пила зеленый чай с молоком на балконе и думала о жизни. На столе лежали зефирки и шоколадные конфетки с халвой. На улице подъехала соседская машина, из которой выскочили два маленьких мальчика и их мама, нагруженная пакетами с покупками.

— Нет, не трогай это. Идите в дом!

Рыжеволосая женщина, пыталась втолкнуть разбегающихся шалопаев в ворота. Верона вспомнила себя в детстве, такую маленькую с темными косичками и странном зеленом платье. Мама говорила, что она была золотым ребенком. Потом школьные годы. Она была очень скромной, и у нее не было ухажеров. Девчонки встречались с парнями, ходили на свидания, рассказывали друг другу подробности, а у Вероны никого не было. Даже подруг у нее было мало. Она выбирала их очень тщательно.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Два важных правила запомни для начала:

Уж лучше голодать, чем, что попало есть.

И лучше будь один, чем с кем попало.

Омар Хаям однако, не был глупцом. Верона сделала новый глоток теплого чая и пальчиками дотянулась до сладкой зефирины.

Однажды, в выпускном классе, с ней случилось нечто выходящее за рамки обычного. Просто разбивающие эти рамки вдребезги. Ночью она проснулась с осознанием того, что она уже не она. Ее глаза хорошо видели в темноте, а черный хвост от шока встал трубой. Она, не понимая, что делает, спрыгнула на ковер и направилась к зеркалу. Там ее ждал сюрприз. « Наверно это просто сон! », — подумала девушка и хотела протереть глаза, но лапами это сделать было трудно. В зеркале на нее смотрела черная кошка. Ее зеленые глаза переливались и красиво блестели. Тут же показался черный хвост, она покрутилась вокруг и не обнаружила ни одного пятнышка. Полностью черная! Самое странное, что Верона не испугалась, она прекрасно себя чувствовала, даже лучше чем обычно! Нос кошки мог легко унюхать еще стоявший с ужина запах котлет. Посапывание мамы также навело ее на мысль, что со слухом теперь тоже лучше, а о зрение говорить вообще не приходилось. Утром она проснулась и разочаровано поняла, что это был всего лишь сон. Но на следующую ночь это повторилось.

После этого ее жизнь полностью изменилась, прежняя Верона исчезла. Уверенность и кошачья грация сделали свое дело. Даже собственная мама была удивлена.

— Ты видоизменилась. Просто глаз не оторвать. — мама восхищенно вскинула руками, в ее глазах читалось такое восхищение, что Верона в первый раз в жизни почувствовала себя красивой.

Мужчины поворачивались вслед, в школе за ней пытались ухаживать самые красивые парни, но она с улыбкой перебрасывала свои прекрасные темные волосы и уходила прочь. Девчонки шептались за спиной. Как скромная девушка, которая не отрывала глаз от парты, превратилась в уверенную шикарную модель с грациозной походкой.

Верона сосредоточилась на своих новых способностях и все чаще превращалась в кошку, чувствуя, что это именно то, чего ей так не хватало. Этот город, его улицы и крыши домов, стали для нее тайным миром, спрятанным ото всех.

Дрей оказался простым бабником, но это не волновало ее. Она просто прельстилась его сладкой модельной внешностью, за которой скрывалась пустота. То, что их отношения закончились, радовали ее как новогодняя елка. Свобода. Она легко вздохнула. «Надо сообщить эту новость Марго!», — подумала она. В голове быстро пронесся образ незнакомца в шлеме. Его шарф лежал в тумбочке, она не притрагивалась к нему после того вечера. Теперь ей захотелось потрогать шелковый материал и почувствовать парфюм, который кружил голову.

Ночь выдалась нервной. Верона проснулась ото сна, в котором мужчина разбивается на машине и его кровь везде, на руле, на сиденьях и стекле. Чтобы успокоиться, она взяла мятную мазь с тумбочки и намазала себе виски, Запах мяты быстро распространился по комнате. В ее голове стоял образ мертвого мужчина, особенно его, странно пустых, стеклянных глаз. Она хорошо запомнила его лицо, и место откуда он отъезжал. Это был грязный ночной паб «Грета», с выпивкой и чем еще хотите… О да, таких снов у нее было много.

— Значит, завтра придется идти на дело. — сонным голосом прошептала она.

Верона припарковала свой мотоцикл около паба. Вокруг стояли тачки раздолбайки и нужный ей красный Ниссан Жук. Он выделялся здесь, как овца среди свиней. Зачем этому мужику надо было идти в такой дешевый паб? Верона не собиралась заходить внутрь и стала терпеливо ждать снаружи. Ее зеленые глаза внимательно наблюдали за входом. Она сцепила руки на груди, зная, что от своих снов можно ждать чего угодно. На окна паба были красные занавески, прямо улица красных фонарей. Оттуда доносилась музыка, которую Верона называла «сплошная головня боль». Тук, дук, кряк. Верона поморщилась. А ведь, возможно, придется ждать всю ночь. Небо было затянуто облаками. От помойки противно несло стухшей едой. Маленький котенок, выбравшись из картонной коробки, качаясь, направился к Вероне. Он потерся о ее кожаные сапожки и тихо замяукал.

— Прости малыш, у меня с собой ничего нет. А там только пиво подают, поверь тебе оно не понравится.

Котенок, покрутившись около ног девушки, опять вернулся в свою коробку и свернулся в калачик. Время умело тянутся долго. Верона немного походила, чтобы размять ноги. Повезло еще, что пьяные посетители, выходя из паба, не смотрели в ее сторону. Она сливалась с темнотой. Смешная серая футболка с Микки Маусом с клыками, пародировавшая вампира, скрывалась за ее любимой черной курткой. Черные джинсы и удобные сапожки были на все случаи. Верона любила красивые платья и юбки, но мотоцикл она любила больше, и из-за этого приходилось чем-то жертвовать.

Глаза девушки переметнулись на красные часики. Час ночи. Глаза начинали предательски слипаться. Она недовольно глянула на паб. «Ну, где же ты?», — думала она.

Через пятнадцать минут вышел мужчина, лицо которого стояло у нее перед взором всю ночь. Он был одет в синий костюм, галстук в горошек слегка съехал набок. Походка мужчины говорила о том, что выпил он не один стакан.

«Ну и теперь что?», — подумала Верона.

— Эй, вы же не собираетесь за руль! — крикнула она к нему, подходя.

— Еще ик, как ик собираюсь. — от мужчины разило алкоголем и он еле связывал слова.

— Вам лучше поехать на такси. Давайте я его вызову! — сказала Верона, доставая свой мобильник.

— Не надо мне ик такси! — злобно посмотрев на нее, крикнул мужик. — Что ты ко мне пристала. Обворовать хочешь?

Вот и помогай людям. Всегда одна благодарность. Верона положила ему руку на плечо.

— Вы пьяны и никуда не поедете. Вдруг вы попадете в аварию?

— Отвали! Сказал же! — он грубо оттолкнул ее руку и залез в машину.

Верона стала барабанить по стеклу, но он не обращал внимания. Нет, чтобы все было проще! Машина, взвизгнув шинами, резко рванула со стоянки.

— А мне вообще спать хочется, но я же здесь ради тебя! — крикнула Верона, бросившись к байку.

Машина летела по дорогам, доносились ругательства и бибиканье тех машин, которых пьяный подрезал. Верона никак не могла догнать его. Сон и его стеклянные глаза не давали ей сдаться. Она выжимала газ, сама рискуя. Все могло случиться в любую секунду. Верона вырвалась и поехала с ним наравне.

— Остановись! — кричала она, но никто не слышал.

Мужчина, вцепившись в руль, гнал как сумасшедший. В его глазах стояли слезы. Он смахивал их рукой, но они снова появлялись. Огни машин раздражали его, он хотел вырваться отсюда. Из этого замкнутого круга. В его сердце было столько боли, что он не понимал, зачем жить дальше. Глаза любимой жены всплывали в памяти.

— Почему ты ушла? — шептал он, глотая соленые слезы.

Его внимание привлек мотоцикл, водитель, которым была все та же наглая девица с косой. Она явно пыталась его затормозить.

— Упрямая девица! Оставьте меня! Все вы! — заревел он не своим голосом и надавил на газ.

Верона увидела поворот и тот строительный забор, ее глаза расширились, страх, что она опоздала, заставил сделать ее глупый поступок. Она увеличила скорость и надавила на Ниссан, стараясь сбить его с курса.

— Что ты делаешь, глупая девица? — зашипел мужик, зная, что она его все равно не услышит.

Тут в его голове пронеслась мысль, что у нее тоже возможно есть муж, и что будет с ним, если с этой дурехой что-то случится. Вдруг он потерял контроль, его машину занесло на повороте, в пьяных глазах застыл немой вопрос. Крепкий удар, скрежет, боль.

Верона бежала к Ниссану, весь его перед был покорежен. Она молилась высшим силам, чтобы мужчина выжил. В голове мелькали образы его мертвого лица. Она с силой прикусила губу и почувствовала привкус крови. Ее длинные ноги быстро пересекли дорогу и оказались около забора. Она со страхом заглянула в машину. Кровь текла из разбитой брови мужчины. Но он был жив! Мужчина плакал и молился. Верона покачнулась от пережитого и глубоко вздохнула. В голове шумело. Усталость навалилась на нее тяжелым покрывалом, и она прислонилась к бетонному забору. Мужчина повернул голову и их глаза встретились. Он дрожащей рукой открыл дверцу, повторяя:

— Почему ты ушла?

— Вам нужен доктор! — послышался голос девушки.

— Вы, почему вы это сделали?

— Я хотела спасти вас…

— От кого? — непонимающе заморгал мужчина.

— Видимо от вас самого!

Верона привезла мужчину в госпиталь, где ему наложили швы на бровь.

— Я хотел умереть.

Верона пила кофе и слушала его исповедь.

— Моя жена. Она ушла от меня.

— К другому?

Мужчина, покачав головой, грустно усмехнулся.

— Если бы. Она умерла.

— Мне жаль! — Верона погладила его по руке. — У вас есть дети?

Она хотела найти зацепку для него, чтобы объяснить ему, что жизнь продолжается.

— Нет, но мы очень хотели.

Синий костюм мужчины сильно помялся. Лицо опухло, бровь была залеплена пластырем, но больше всего вызывали жалость его глаза.

— А родители? Братья, сестры? — Верона сделала очередной глоток не особо качественного кофе из автомата.

— Родители и сестра. — мужчина полез в свой бумажник и достал оттуда фото маленькой девочки. — Это моя племянница. Она меня обожает.

Верона взяла в руки фото маленькой девочки и вздрогнула, эта девочка напомнила ей другую…

— Вот видите, сколько у вас причин быть сильным. Ведь до этого вы вели себя как слабак. Вам больно, но вы подумали, если бы сегодня ночью вы разбились на смерть, что бы было с вашей мамой и отцом? Вы думаете причинить им такую боль это честно? А ваша сестра? Ей может понадобится ваша помощь, поддержка. А эта маленькая девочка, почему бы вам сейчас не сконцентрироваться на них.

Мужчина странно уставился на Верону.

— Вы… — он смущенно прокашлял. — Вы ангел?

Верона нервно рассмеялась и выкинула бумажный стаканчик в стоявшую рядом урну.

— Нет, далеко не ангел и мне пора. Задумайтесь над моими словами. Перестаньте пить, и как бы ни было трудно, постарайтесь вернуться к нормальной жизни, я уверенна ваша семья вам поможет. Только дайте ей шанс!

— Но вы пришли ко мне, откуда вы знали? — мужчина цеплялся за руку Вероны, как утопающий.

Верона устало вздохнула, ее зеленые глаза заглянули в глаза этого человека:

— Я пришла и это главное.

Она высвободило свою руку, и направилась к выходу, обходя докторов и больных.

— Спасибо! — прошептал мужчина, который точно знал, что ангел пришел ради него, а значит, ему стоит жить дальше.

Верона думала о девочке на фото. Ей было года четыре, так же как и той… Она до сих пор помнила все до самой маленькой детали… Странные сны похожие на реальность стали приходить к ней по ночам. В то время она просто поверить не могла, что это правда. В одном из них она увидела четырехлетнюю девочку. Это было за городом, около старой фермы. Там стояли одноэтажные бедные домики. По полю ходили коровы, размахивая хвостами и отгоняя мух и слепней. Ржавый трактор стоял посереди поля и напоминал некое чудовище. Верона стояла и вдыхала свежий запах скошенной травы. Она не знала, чего ждет и немного хмурилась. На дороге никого не было, она играла с косой, перебрасывая ее в руках. Уже собираясь уезжать, она увидела девочку, выбегающую на дорогу. Как в ее сне. Красный мячик катился, не останавливаясь, а девочка бежала, не поднимая головы, выставляя свои загорелые ручонки. Ужас от того что ее сон может сбыться сковал Верону. Она застыла и смотрела на происходящее. Розовые щечки ребенка, ее приоткрытый ротик, маленькие голубенькие сандалики, бежевое платье с грязным пятном посередине. Где-то лаяла деревенский пес, сидя на цепи. Краем глаза Верона увидела летящую фуру, ее водитель бы не успел затормозить… Все произошло в одну секунду, Верона бросилась к девочке и, обхватив ее вокруг талии, вытолкнула с дороги. Она спиной почувствовала сильный толчок ветра от пронесшейся фуры. Даже асфальт вздрогнул. От пережитого страха Верона не могла оторвать рук от девочки. Она просто сидела и смотрела на нее. Девочка зарыдала. Верона тоже чуть не зарыдала, но взяла себя в руки. Никто ничего не видел. Никто не бежал к ним. Жизнь продолжалась. Тут в уши снова начался вливаться поток звуков. Мычала корова, проехала машина, недовольно кудахтала курица. Маленькие слезинки девочки текли по ее щекам.

— Не плачь. Все хорошо.

Поняла ли девочка, что с ней произошло, но она вздрагивала и стояла с опушенным лицом.

— Больше никогда, слышишь, никогда не выходи на дорогу. Это очень опасно и может быть бо-бо!

Девочка закивала, Верона, подобрав ее мячик и крепко держа ее за руку, перешла дорогу. Она злилась на родителей девочки, злилась на то, что этот ребенок мог так глупо умереть. Такая маленькая. Ее светлые волосы были завязаны в хвостики. Она послушно шла рядом.

— Где твои мама и папа?

Девочка указала на участок за домом. Тогда Верона высказала родителям все. Мать девочки сидела со слезами на глазах. Отец, краснея, стоял в сторонке.

Немного отъехав от этой деревни, Верона села и закрыла руками глаза. Она сидела прямо на траве, в чистом поле. Вокруг жужжал пчелы, а по земле бежали муравьи. Солнце стояло высоко в небе. Она не могла прийти в себя. Ей было плохо. Еще неделю она отходила от этого случая, все вспоминая глаза малышки.

Звонок мобильного раздражал, сначала Верона даже не могла понять, что так ужасно трезвонит. Она подняла голову от подушки и сонно смотрела по сторонам. Ее темные волосы смешно сбились на голове, пару прядей прилипли к щеке, оставив там свой след. Рука потянулась к мобильному, и долго не могла его нащупать на прикроватном столике.

— Але. — прохрипел ее голос.

— Доченька, ты еще спишь? Ты что забыла? Мы же сегодня завтракаем вместе! Я уже выезжаю, хотела попросить тебя привезти мне того чаю…

— Да мама, уже еду…

Верона перевернулась на спину. Она совсем забыла. У них с мамой был уговор на еженедельные завтраки вместе по средам. Вчера она легла спать около четырех утра. А сейчас только девять. Повезло… А в девять тридцать она должна быть в их любимой кафешке.

Стащив свое филейное место с не отпускающей из своих объятий кровати, она пошла собираться. Ради мамы она надела красивую красную блузку с золотыми пуговками с вырезом и облегающую белую юбку до колена. Немного подкрасила и без того темные ресницы и до блеска расчесала свои длинные волосы.

— Все ради тебя мамуля! — сказала Верона, подмигнув зеркалу.

Глаза болели от недосыпа или еще чего-то. Кто его знает. Верона взяла свои черные очки от солнца и выбежала на улицу. Яркое солнце просто жарило асфальт. Мотоцикл стоял и обиженно провожал хозяйку фарами.

— Не сейчас мой маленький! — ласково погладив его, сказала Верона.

Ее мама не выносила мотоциклы. А свою дочь на этих металлических опасных штуках — особенно. Поэтому каждую среду утром Верона бежала на автобус или маршрутку, чтобы явиться к маме, не раздражая ее. Хотя вот маршрутки, это ведь особая история, на них опаснее, чем на мотоцикле с закрытыми глазами. В транспорте было душно, волосы прилипли к затылку. Верона обмахивалась своим красным клатчем. Благо ехать было не очень далеко, когда она вышла из автобуса, то с благодарностью ощутила ветерок. В глаза ударило яркое солнце, вызывая резь и слезы, и она поспешно надела очки. «Вроде не вампир, всего лишь иногда появляется хвост и уши!», — подумала Верона.

Кафе, где они с мамой любили завтракать, находилось на первом этаже, в длинном одноэтажном здании. Яркая вывеска зазывала покупателей. На улице стояли баннеры с рекламой завтраков, обедов, бизнес ланчей. Здание было ярко светло-зеленого цвета. Такие же были кожаные кресла и столы. Место вызывало позитивные эмоции. Готовили там неплохо, и всегда все было свежим. Верона прошествовала в зал, ища нужный столик.

— Я тут! — услышала она голос мамы.

Верона, поцеловав маму в щеку, плюхнулась на диванчик. Столик стоял около окна и выходил на узкую улочку.

— Как ты? — спросила Верона, хотя сразу заметила, что мама просто сияет.

На ней было длинное синее платье, модная короткая стрижка обрамляла красивое еще молодое лицо. На веках были синие тени, оттеняющие ее серо-голубые глаза. Крупное украшение лежало на груди.

— Ты чудесно выглядишь! — воскликнула Верона.

Женщина положила ладонь на руку дочери и счастливо улыбнулась.

— У меня новости, мне не терпелось с тобой ими поделиться. Я начала встречаться кое с кем.

— Это просто здорово! — сказала Верона, снимая солнечные очки и пытаясь привыкнуть к яркому освещению.

— Я будто бы заново родилась. Я вся летаю! Я влюблена! — громко закончила мама, заставив этим обернуться пару любопытных женщин.

— Мама, я так за тебя рада!

В кафе сновали люди, уже с утра замученная официантка подбежала к нам:

— Будете делать заказ? — спросила она, смотря пустыми глазами на блокнот и жуя жвачку.

— Я буду яичницу с помидорами и сыром, булочку с кунжутом и круассан к чаю.

Карандаш девушки быстро летал по бумаге.

— А мне две яичницы с беконом, два кофе и пару сладких сдобных булочек.

Официантка отошла, унося заказ.

— Эм, мам, ты это что все двойне?

Мама невинно похлопала ресницами. Тут до Вероны дошло, что сегодня будет не совсем семейная встреча.

— Где он? — удивленно спросила она.

— Сейчас подойдет! И вы познакомитесь. Он тебе точно понравится!

Верона не особо была в настроение с кем-то знакомиться или даже просто вести беседу. Она приехала только ради мамы, думая, что отдохнет в ее компании, а тут такой сюрприз. Голова была тяжелой, хотелось превратиться в кошку и проспать полдня на скамейке. Она даже с испугом провела рукой по голове, боясь, что там уже проступили кошачьи уши.

— А вот и он! Дорогая, познакомьтесь!

Верона с вымученной улыбкой повернулась к маминому новому ухажеру и чуть не прикусила себе язык. Ослепительно улыбаясь, ей протягивал руку молодой парень, его смуглая кожа, козлиная бородка и темные хитрые арабские глаза сразу вызвали неприязнь у Вероны. Ко всему этому, тот еще нахально заглянул ей в вырез.

«Я сплю!», — твердо сказала себе девушка.

— Ну, просто очень приятно с вами познакомится. Я о вас столько слышала. — сказала Верона многозначительно посмотрев на маму.

— Привет моя ягодка. — приторно сладко произнес парень и поцеловал маме руку.

По ее летающему в облаках лицу, было ясно, что она погрязла в этом деле глубоко!

— А я о вас, сколько слышал! — подмигнул он ей, садясь.

— Мило. — сказала Верона барабаня по столу.

— А вот и завтрак, Мо я заказала тебе яичницу с беконом, как ты любишь! — воскликнула мама.

Верона тыкала вилкой в яичницу и помидоры, думая, что это зад этого проходимца.

— А сколько вам лет? — спросила она, как могла невинно.

— Двадцать четыре. Я приехал как студент в вашу страну. И вот бог послал мне это неземное чудо. — Промурлыкал он так, что Верона была уверена, он делает это не хуже ее.

— Да, нам так повезло. Только наши глаза встретились, и разгорелось пламя. — Сказала мама, заглядывая своему парню в глаза.

Они еще долго мило ворковали, а Верона боролась с собой. « Моей маме хорошо, она цветет и улыбается, что мне еще надо? », проводила она с собой мысленную беседу.

Кофе с круассаном слегка вернули ее к жизни, и она уже стала смотреть на все проще. Нравится, пусть делает что хочет! Они с мамой были больше сестрами друг другу, чем мама с дочкой. Легко делились разными подробностями, советовались, полагались друг на друга.

«В жизни нужен разный опыт», — философствовала Верона, допивая последние глотки кофе.

— Ваша мама, она так талантлива, ее картины, произведение искусства.

— Ты меня захвалишь!

— Нет, это чистая, правда! — сказал он, улыбаясь шире, чем голливудские звезды.

Весь завтрак был сплошной сдобной булочкой, приторно-сладкой. Мама предложила ей провести с ними вместе день, но Верона, отнекиваясь, сказала, что не хочет мешать их романтической обстановке. Провести с ними завтрак это еще то, а целый день… Они попрощались, обещав созвониться.

Доехав до дома, Верона устало плюхнулась в кровать, при этом зашторив окна, и надеясь, что никто не помещает ей выспаться.

— Марго у меня есть для тебя две новости! — сказала Верона, отбрасывая свои густые волосы за спину.

Она разговаривала в наушниках, что давало ей шанс заниматься разными делами. В данный момент девушка тщательно с любовью протирала листья фикуса. На ней были светлые коротенькие бежевые шортики и ярко-розовая футболка, которая невероятно была ей к лицу. Девушка вставала на цыпочки, чтобы дотянуться до верхних листьев вымахавшего растения, и от этого ее ноги казались невероятно длинными.

— Типа плохая и хорошая? — спросила Марго.

— Что-то вроде.

— Ну, тогда начни с хорошей.

— Я рассталась с Дрейем.

«Только он об этом еще не знает», — подумала Верона.

В трубке раздался протяжный визг.

— Ура! Это простоя лучшая новость за неделю. Теперь ты точно пойдешь со мной на свадьбу!

«О нет, свадьба, надо было сказать о Дрейе после нее. Теперь труднее найти предлог», — поморщила свой маленький носик Верона.

— Ну, а вторая новость? Ты там что, заснула?

— Вторая новость — мама начала встречаться с новым ухажером.

— Так это же здорово. Позвоню, поздравлю!

— Ты его не видела, этому чудо двадцать четыре года, он студент. Противненький такой, тощий, штаны с задницы сползают. А бородка! Вид этой бородки вызывает во мне странное чувство, что он сейчас заблеет!

Марго рассмеялась в трубку:

— Не завидуй своей маме! Какая она проказница, однако.

Марго веселилась от новости.

— Да я уже подумала, пусть делает что хочет, не детей же ей с ним воспитывать!

— Значит, твоя мама наслаждается с молодым, а мы одни. Что за дела!

Верона могла точно сказать, что подруга сейчас накручивает на палец свои кудри.

— Я проспала полдня, надо в магазин, холодильник пустой.

— Приезжай ко мне!

— Нет, дома прибраться надо.

— Ты платье на свадьбу выбрала?

— А что нельзя прийти в джинсах и старой растянутой футболке?

— Очень смешно, я тебя тогда от своих пицц на месяц отлучу.

— Нет, Марго, только не это!

Спать не хотелось. Вот так сбивался ритм. Верона гуляла по городу в обличье кошки. Ее хвост красиво пушился, а глаза довольно блестели. Она была в своей стихии. В домах горели окна, кто-то смотрел телевизор, кто-то рыскал по интернету или играл в разные игрушки. Город был окутан покрывалом ночи. Глаза кошки хорошо видели в темноте. Проходя мимо контейнеров с мусором, Верона услышала пьяный голос:

— Киса, киса иди сюда, папочка тебя погладит.

Верона обернулась и увидела сидячего прямо на асфальте мужчину. Ему было около сорока. Он был пьян. Нос кошки слегка поморщился.

— Киса не бойся, я тебя не обижу. Знаешь, я немного выпил, вот и сижу здесь. Жена если такого увидеть, так надает.

В его голосе не было агрессии или злости. Кошка могла почувствовать, что он неплохой человек. Этот район ночью был не особо безопасный. Здесь часто ошивались различные шайки, бандюги и наркоманы. Верона, сев напротив него, искренне сказала:

— Мужик, иди-ка, проспись!

Кошка грациозно взмахнула хвостом, поднялась и протопала дальше. Мужик сидел с приоткрытым ртом и расширенными глазами. У него вроде даже начался нервный тик, потому что правый глаз пару раз дернулся.

— Ну, я и надрался, осёл! Надо завязывать! Правильно жена говорит, с этим не шутят! — он поднялся, и пошел прочь, приговаривая: — Кошки не разговаривают! Это против природы. Да если бы моя собака со мной говорила, то я бы не выдержал. «Выгуляй меня, дай жрать, почеши мне за ухом, почему ты сидишь на диване, а мне нельзя, сам намордник надевай».

Глаза кошки весело блеснули, а на морде заиграла веселая ухмылка.

Верона взбивала сахар с яйцами, собираясь испечь кекс. На кухне играла романтическая французская музыка, за окном светило заходящее солнце. Когда тесто для кекса было готово, Верона добавила туда цукаты и изюм. Аккуратно вылив все в хлебопечку, она поставила время и пошла, готовить салат. Сегодня она пригласила маму с Марго. Хорошее вино охлаждалось в холодильнике. Бокалы стояли на столе. Она надела легкое голубое платье с просторным низом, ее волосы были убраны в аккуратный пучок. Она грациозно скользила по кухне, делая все необходимые приготовления. Ей был необходим девичник. Уже неделю она не видела важных снов, и это мучило ее. Столько людей могли находиться в опасности, а у нее был шанс спасти кого-то. Хоть и капля в море, но все же.

Верона благодарила высшие силы за свой дар, хоть иногда он ей давался нелегко, но разве может быть по-другому? Она боялась, что он может пропасть, и каждый раз, когда сны долго не приходили, ее нервозность повышалась. Без этих снов, она не могла чувствовать себя полноценным человеком. Ей казалось, что она просто существует. Многие люди жили весьма обычными жизнями, дом работа, готовка, стирка. Они не задумывались, зачем живут, что приносят в жизнь. Мозг Вероны работал по-другому, она боялась обычной жизни, ей надо было чувствовать, что она делает что-то нужное, правильное.

Хорошо, что кошка в ней занимала большое место, потому, что в облике кошки, все казалось проще. Она могла расслабиться и долго сидеть, наблюдать за цветами, птицами, людьми, течением облаков по небу. В теле кошки она была скорее наблюдателем. Она могла оценить богатство и красоту этого мира. Как японцы гуляют по паркам и часами смотрят на цветение сакуры, находя в этом огромное удовольствие и философию мира. Или чайная церемония, да разве наши люди умеют пить чай? Они опрокидывают кружку чая в рот, заедая килограммом сладостей, и бегут дальше. А надо уметь сесть, расслабиться, сделать глоток свежезаваренного ароматного чая и поговорить о приятном с родными. Иногда надо уметь замедлить движение и просто дышать, смотреть, видеть… Чего так не хватает людям в бешеном ритме жизни. Потом начинается депрессия, болезни, нарушение сна. Мы не хотим слушать, что происходит у родных и близких, потому что своих забот хватает. А если мы выделим время и поговорим, расскажем о своих волнениях, неприятностях, выслушаем других, то сразу полегчает.

Вот поэтому Верона и решила пригласить маму с Марго. Провести с ними время поболтать о девчачьем и вкусно поесть. В данный момент она насаживала на шпажки красную рыбу, огурцы, булочку с кунжутом и красный перец. Легкий салат и закуски были готовы. Кекс пекся в печке и по кухни распространялся вкусный аромат.

Марго приехала первой, она сняла свои потрясные черные под змеиную кожу туфли и прошла в кухню, вдыхая разные запахи.

— Я так голодна! — воскликнула она, поглаживая живот.

— Ждем маму и начинаем.

Скоро раздался звонок, и появилась мама.

— Добрый вечер Айрис! — Марго обняла улыбающуюся женщину.

Они перекинулись комплиментами, и прошли на кухню, где Верона доставала красное сладкое вино.

— Выпьем за нас! Таких красивых, обаятельных и привлекательных. — сказала Марго и ее зубы блеснули в улыбке.

— Хорошо сказано! — потрепав Марго по плечу, сказала мама.

Вино теплом разливалось по желудку, а закуски исчезали со стола. Красная рыба была в меру соленая, что оценила Айрис. С кухни слышался смех и голоса. Верона забыла о своих волнениях и просто отдавалась вечеру в хорошей компании. Уже после пары бокалов, разговоры сменились на более личные. Марго рассказывала о своей первой любви. Как она пригласила его на день рождение, и там же первая поцеловала. Потом мама рассказала о своей первой любви. Верона сидела и в ее глазах блестела что-то похожее на грусть. Ей рассказать было не о чем. Ведь она никогда не любила. Марго засыпала маму вопросами. Об отце Вероны никогда не заходил разговор, девушка знала, что маме неприятно о нем вспоминать. А Марго хоть и была болтушкой, но в интуиции и уме превосходила многих.

— Хорошие были времена! — сказала мама.

— Ходят слухи, что у вас и сейчас неплохие времена. — засмеялась Марго.

Верона пнула подругу под столом. Мама скромно заулыбалась.

— Да я раньше и не представляла, что так хорошо быть с молодым. Они такие активные, веселые. С ними заново начинаешь жить. От них не услышишь занудные речи старых пердунов.

— А как он в постели? — спросила Марго.

«Да, вина ей больше не наливать», — подумала Верона, отодвигая вторую бутылку подальше.

— Хорош! Ох, как хорош.

Марго выпятила губенку, подумывая, что на свадьбе должна найти себе парня.

Все остались на ночь, Верона расстелила Марго диван на кухне, а с мамой поделила свою любимую кровать. Они до поздней ночи втроем лежали, переговариваясь и переключая каналы.

Перед тем как заснуть, Верона подумала, что это счастье быть с двумя самыми любимыми людьми вместе.

Ей снова снился тот же сон. Она стоит в тату салоне Фри и смотрит на бумажный набросок. На том изображена сова, с очень умными глазами. Птица похожа на живую и от этого по спине Вероны бегут мурашки. Тот, который заказал тату, стоит рядом, но она не может его разглядеть, лишь чувствует его энергию. От него исходит такая мощь, что просто не верится, что это человек.

— Да, именно то, что я хотел. — голос посетителя смахивает на скрежет металла.

Фри странно на него смотрит, потом берет набросок:

— Где вы хотите наколоть ее?

На этих словах Верона проснулась. Мама лежала на боку и девушка долго не могла понять, кто спит с ней рядом. Из окна дул освежающий ветерок, любимый фикус молча стоял в углу.

Глава 4.

По парку были разбросаны столы с белыми скатертями. Музыканты играли на скрипках. Классическая музыка ласкала слух. Марго была великолепна со своими черными волосами в красном платье со смелым вырезом. Кавалеры попадали туда, и вытащить оттуда их было уже сложной задачей. Марго флиртовала и упивалась вечером. Верона стояла в сторонке около большого куста роз и вдыхала их аромат. Ее глаза перемешались по танцующим. Сегодня она была особенно красивой, с высокой прической открывающей длинную нежную шею, длинными серьгами, гордой осанкой и таким притягательным взглядом. Как королева она спокойно стояла и наблюдала за гостями, возвышаясь над всеми. Что-то в ее взгляде отпугивало мужчин, которые искали развлечения на одну ночь. Она изящно держала бокал за тоненькую ножку и смотрела, как переливается шампанское. Она лишь слегка пригубила его, потому что, как не похоже это было на девушек, она не любила шампанское. Только благородное вино. Синее платье, с соблазнительно открытой спиной, тянулось до земли. Оно облегало тонкую аристократичную талию девушки и свободно спускалось дальше. Верх было отделан маленькими переливающимися синими камешками и при движение казалось, что сами звезды спустились на это созданное чудо. На веках лежали сине-зеленые тени, делая взгляд более глубоким.

Марго то и дело махала ей рукой и посылала недовольные взгляды, приглашая танцевать. Верона лишь пожимала плечами, наблюдая за парком. К ней подходили разные молодые люди, сраженные ее красотой, но она ловко избавлялась от их компании.

«Завтра придется выслушать гневные потоки слов Марго, но это будет завтра!», — подумала Верона. Она смотрела на мужчин, пытаясь найти в ком-нибудь изюминку для себя, но все было не тем.

— Наверно я слишком привередлива! — сказала девушка розам.

Вечер обещал быть долгим, жених с невестой танцевали под звездным небом. Это было красивое зрелище.

— Почему ты не танцуешь? — разражено воскликнула Марго, подходя к ней.

— Марго, ты танцуешь за нас двоих! — усмехнулась Верона.

— Если бы я тебя плохо знала, подумала бы, что ты завидуешь!

— Нет Марго, я рада за тебя, но себе никого не подобрала.

— Ты посмотри, раскрой глаза, сколько красавцев в одном месте. Я сама видела, как к тебе подходили, а ты все свой нос воротишь.

— Мне они не приглянулись.

— А вон тот, посмотри, он целый вечер за тобой наблюдает.

Верона посмотрела, куда указывала Марго, там стоял симпатичный парень, и смешно дергался в такт с музыкой.

— Не, не мой вариант.

— Чем плох? — уперев руки в бока спросила Марго.

— Ты мой зайчик! — подмигнула Верона.

Марго поморщилась, а потом засмеялась.

— Ну, сама смотри, я хочу, как лучше!

— И я тебя за это люблю! — обняв подругу, сказала Верона.

— Хватит тут обниматься, а то мои ухажеры подумают невесть чего, а ведь у них ноль шансов если сравнивать с тобой!

— Иди и развлекайся, я тут еще похожу, обещаю даже посмотреть на мужчин, а потом возьму такси и домой!

Марго запротестовала, сказав, что она отвезет ее домой. Но Верона не хотела портить Марго вечер, поэтому настояла на своем.

Немного погуляв по парку и сделав, что обещала, а именно посмотрев на противоположный пол, Верона вышла за ворота и направилась к дороге, поймать такси.

Ей было грустно, но она не знала почему. Наверно такое иногда бывает с людьми без причины. Она шла медленным шагом, подталкивая упавший с дерева листок туфлей.

— Вас подвезти?

Этот голос был знаком девушки. Она замерла с улыбкой на губах.

— Вы меня преследуете? — серьезным тоном спросила она.

Мужчина в шлеме направился к ней. Его мотоцикл виднелся за его спиной.

— Нет, случайно тут оказался.

— Правда? — лукаво подняв бровь, спросила Верона.

Мужчина протянул ей руку:

— Давайте подвезу.

— Но в таком платье, это не так и удобно.

— Что-нибудь придумаем! — прошептал мужчина.

Он резким движением снял свою кожаную куртку и накинул Вероне на плечи. Девушка сразу оказалась в окружение его запахов и парфюма. Она и не знала, что так скучала по этому аромату. В ее глазах промелькнуло удовольствие. Мужчина заметил это, и еще он заметил, что она сегодня обжигающе красива. Просто дух захватывало. Он нежно, но в то же время собственнически, взял ее за руку и повел к мотоциклу. Верона молчала, вечер начинал ей нравится. Печаль осталась на дороге у парка, брошенная своей хозяйкой…

Сесть в таком платье на мотоцикл было затруднительно, Вероне пришлось поднять платье, при этом сильно оголив ноги. После этого она обняла мужчину за талию. Байк заревел и ринулся в ночь. Она не боялась ехать с ним. Все ее чувства были обостренны, в голове проносился хоровод мыслей. Оба молчали, но слов как таковых и не нужно было. Черная дорога, мигающие фонари и знаки, все проносилось мимо. Вероне хотелось, чтоб дорога тянулась и тянулась. Ей было хорошо сидеть за его широкой спиной. Спокойно. Ей захотелось свернуться у него на коленях и помурлыкать, пока он будет гладить ее по шерстке. «Что за странные мысли», — улыбнулась девушка. Потом вдруг вспомнила, что не говорила ему адреса, но любопытство перевесило, и она стала наблюдать, куда он ее везет. Вскоре показался ее район, а потом мотоцикл затормозил прямо у ее дома. Разжимать рук не хотелось, но нужно было. Она отпустила его и слезла с байка. От ветра из прически выбилось пару прядей. В доме в нескольких квартирах горел свет. В воздухе витал запах мясного рагу.

— Ты знал, где я живу! — сказала Верона, посмотрев на него в упор.

— Мы давно знакомы! — послышался мужской красивый голос с хрипотцой.

— Странно, но вот я о тебе ничего не знаю. Разве это честно. Ты можешь видеть мое лицо, а я твое нет… — сказала Верона, подходя к нему.

Мужчина встал с байка и вплотную подошел к девушке.

— А мне кажется, ты знаешь меня лучше, чем кто-либо. — он взял ее руку и приложил к шлему в то место где должна была быть его щека. — И ты видишь меня не глазами, а этим. — он указал на сердце девушки.

В глазах Вероны отразилось удивление. Ее сердце учащенно застучало. Никогда и никто не говорил ей таких интересных слов. Этот мужчина, как паук окутывал ее своей паутиной. Но она сама желала этого. Она хотела, чтобы он, наконец, снял шлем, и она смогла бы увидеть его лицо. Она, молча, смотрела на него. Его рука нежно заправила прядь волос за ее ухо. От такого скромного жеста внутри у Вероны все перевернулось.

— Мне пора. — Вероне показалось, что она ослышалась.

— Что? — непонимающе переспросила она.

— Мне пора…

Верона машинально стянула куртку, греющую ее плечи и спину, и протянула ему. Когда он уже сел на байк, то сказал:

— Мне трудно было отвести от тебя глаз сегодня.

Верона усмехнулась, и на ее щеках появились две нежные ямочки.

Загудел мотор, и Верона была уверена, что завтра утром соседка будет колотить ей в дверь с криками. Но разве сейчас это важно? Она смотрела на его спину.

— Скажи хотя бы имя! Это позволено? — мягко попросила она.

— Леон! — бросил тот через плечо.

— Леон? Как в фильме что ли? — удивилась Верона, думая, что он шутит.

— Скажи спасибо моей маме! — пожав своими широкими плечами, сказал Леон.

— Я не Матильда. — пародируя его, пожала плечами Верона с очаровательной улыбкой.

— Ну, мне «Верона», нравится больше, романтичнее… — сказал он отъезжая.

— Леон значит, надо будет прикупить себе аглаонему.

Зайдя к себе в квартирку, девушка подумала, что и имя ее он тоже знает…

Черная кошка спала на скамейке в Центральном парке, солнце пригревало ее шкурку, теплый ветерок теребил усы. Иногда она приоткрывала свои кошачьи глаза и лениво обводила взглядом парк. На соседней скамейке сидел пожилой мужчина и, развернув газету, как в шпионских фильмах, читал новости. По дорожке бежал мужчина. Ему было лет тридцать пять. На нем был дорогой спортивный костюм и часы. Майка под курткой вспотела и приобрела серый цвет. Обручального кольца на пальце не было, взгляд то и дело скользил по девушкам. Справа шла женщина, выгуливающая своего пса, сначала, увидев кошку, пес счастливо завилял хвостом, типа « сейчас погоняю », но вскоре как-то скукожился и попятился обратно. Собака не понимала что у нее с нюхом, вроде на вид кошка, но не кошка. При этом черная бестия еще и язык ему показала. Наверно привиделось! Пес опасливо пробежал мимо, то и дело, поворачивая голову обратно. Непонятливая хозяйка тащила его на неудобном поводке, что сильно мешало резвиться и прыгать. Сколько раз он пытался ей объяснить, и сгрызал поводок вместе с ошейником, но та ведь упрямая человечина, откуда-то приносила новый, так еще и по уху давала газетой. А ведь обидно! По любимому уху газетой!

Кошка снова прикрыла глаза и продолжила отдыхать. Благо со скамейки никто не сгонял. Да и детей, которые любили схватить за хвост и усы, поблизости не было. Однажды, как раз таки в этом самом парке один, к слову сказать, не самый лучший ребенок, больно схватил спящую кошку за хвост, при этом кошка, выйдя из прекрасных сновидений, совсем забыла, что она кошка и завопила такими непристойными словами, что ребенок, расширив глаза и крича, побежал к маме. Кошке быстро пришлось ретироваться, чтобы не объяснять его маме, как ее ребенок должен вести себя с животными.

От этих воспоминаний кошка недовольно фыркнула и покачала головой. Вставать было абсолютно лень, ведь всю прошлую ночь она пыталась спасти глупца. Все началось со сна, Верона не смогла узнать места и со страхом неудачи поехала к морю. Большие камни вместо набережной и светлая дорожка от луны на море были ее попутчиками. Она ехала медленно, боясь пропустить нужное место. Дорога тянулась длинным тощим рукавом. В одном месте стояла машина с целующейся парочкой, в другом парни распивали пиво и пели песни, от которых глох даже шум мотора. Верона вглядывалась вдаль, но все было не тем. Шлем почему-то стал давить на голову или просто голова распухла от напряжения. Она резко затормозила мотоцикл и грубо стащила шлем. Верона вздохнула от облегчения и взглянула на море. Оттуда доносились крики о помощи.

Во сне она должна была не дать человеку прыгнуть в море, но он уже был там! Она быстро скинула свои ботинки и куртку и побежала по направление к голосу. Этот молодец заплыл довольно далеко. Его ботинки и брюки приютились около бутылки водки и стакана, который стоял на одном из камней. Тут же валялись пакетики от крекеров. «А где соленые огурцы для закуски?», — пронеслась совершенно глупая мысль в голове у девушки. А потом она прыгнула. Прыгать, конечно, не хотелось, но в такие минуты человек вряд ли думает, он просто делает. Холодная вода на несколько секунд захлестнула все остальные чувства девушки, ее одежда моментально намокла и стала казаться очень тяжелой. Она старалась плыть быстро, но мужчина не приближался. Свет от луны не давал потерять его фигуру в черном море. Хорошо еще, что не было сильных волн.

— Помогите! Помогите! — кричал он, и бил руками о воду.

Девушка упрямо плыла к нему, понимая, что мужик то не из маленьких. «Вот подфартило», — подумала она. Человек уже практически стал уходить под воду, когда она двумя мощными движениями все же подплыла к нему, схватив за футболку. Что тут началось, его руки, руки отчаявшегося человека схватились в нее мертвой хваткой, потащив ее подводу. Когда в очередной раз вода захлестнула голову девушки, она со всей силой ударила его. Почувствовав, что его руки ослабили хватку, она освободилась от него и схватила его за шею, придерживая.

«Чтобы я еще раз рисковала своей жизнью ради пьяного дурака!», — злилась Верона. Почему люди по глупости попадают в такие положения, а она должна их спасать. Берег казался просто невыносимо далеко. Руки отказывались плыть, дыхание сбилось. Вода медленно и терпеливо ждала своих жертв. «Еще немного, еще…», — подбадривала себя Верона, боясь, что страх может высосать последние силы. То ли берег удалялся, то ли Верона совсем не продвигалась. Краем уха она услышала всплеск, но был ли он? Силы ускользали, мужчина казался непомерно тяжелым. Надо бы помолиться, но даже на это не было сил, прямо как ребенок ей просто хотелось позвать маму. «Мамочка, мама я так не хочу тебя расстраивать. Я хочу видеть тебя счастливой. Будь, с кем хочешь, хоть с восемнадцатилетним парнем. Лишь бы твое сердце радовалось, а на губах играла озорная улыбка», — тут мощный толчок оторвал Верону от ее мыслей. Она увидела лицо мужчины, он что-то говорил ей. Она напрягла слух и кроме шума волн услышала его голос:

— Я возьму его! Попробуйте доплыть, вы выбились из сил.

Тяжелая ноша исчезла. Руки освободились. Верона старалась восстановить дыхание и устало плыла к берегу. Неужели спасена? Ее внутренний голос ликовал, море показалось розовым от счастья, а берег не таким далеким. Она повернула голову и увидела, что пришедший на помощь мужчина мощными толчками плывет к берегу.

Когда она выбралась из моря и помогла затащить пострадавшего на камни, то силы покинули ее. Она легла и закрыла глаза. Руки и ноги отваливались. Даже дышать было больно, грудную клетку сводило. Мокрая одежда противно прилипала к телу. Ветерок на суше не казался таким уж теплым.

— Вы такая молодец! Храбрая девушка.

Она что-то промычала в ответ. Пострадавший, тараща глаза и плохо понимая происходящее, хрипел и откашливался.

— Вы в порядке?

Верона кивнула.

— Я увидел вас случайно, сначала даже подумал, что парочка балуется в море, но остановился, чтобы проверить. И вот… — он сделал неопределенный жест рукой.

— Спасибо. — язык Вероны еле шевелился.

— Это ваш друг?

Девушка отрицательно покачала головой.

— Значит, ему просто повезло, что вы оказались в нужном месте в нужное время!

— Наверно. — подняв глаза к небу, сказала Верона.

Спасший всех мужчина повез пострадавшего в госпиталь. Верона отказалась от какой-либо помощи, и он просто пожав ей руку, уехал. От того, которого она спасала и тащила на себе в море, чуть сама не утонув, не послышалось и легкой благодарности.

«Хрен с ним. Главное я жива», — подумала девушка. Еле поднявшись, и сев на мотоцикл Верона поехала домой. Лицо саднило от соли, тело продрогло в мокрой одежде. Сначала она злилась на вселенную, что та послала ей этот дурацкий сон, из-за которого она чуть не умерла, но потом она стала понимать, что все было не случайно. Вселенная все же заботилась о ней, ведь другой человек пришел на помощь. Просто в этот раз, ей нужно было продержать утопающего несколько минут до приезда мужчины. Все так странно. Математически рассчитано, хотя иногда все равно кажется глупым.

Теплый душ и постель, в тот момент она могла много отдать за это.

После этого она пообещала себе целый день лени! Все равно даже лапами было трудно передвигать. Поэтому-то кошка спокойно дремала на скамейке, греясь на солнышке.

Глава 5.

Звонила Бет и сказала, что закончился чай «Пуэр». Вероне еще надо было забрать выручки, и заплатить аренду за свой магазинчик. Поэтому с утра она занималась делами, во время обеда позвонил Дрей и всячески жаловался на полосу неудач. Его выгнали с модельного агентства, забрали квартиру, и теперь ему негде жить. Ко всему его любимая машина сломалась, и он ездит на метро. Верона слушала краем уха, заполняя документы.

— Почему бы тебе не пожить у той… — Верона постаралась вспомнить имя девушки, с которой он говорил. — Кейси или Мейси.

Сначала была неловкая тишина с другой стороны, а потом заикающиеся оправдания, мольбы о прощение. Верона улыбнулась, поняв, как ей все это безразлично.

— Я тебя прощаю. — сказала она, выключая телефон и ставя его номер в черный список.

Иногда так хорошо не испытывать чувств к таким козлам как Дрей…

Вечером она решила прокатиться на мотоцикле по городу и заехать к Фри. Зная его пристрастия ко всему кофейному, она испекла ему тирамису. Всю неделю ей ничего не хотелось делать, просто лень напала. Такая ленивая лень. Она валялась допоздна в кровати, смотрела всякие глупые программы, навертывала круги по дому или просто читала книжку на балконе, попивая чай. Кошачья сторона ее характера была ужасна рада таким вот действиям. Еще иногда она думала о незнакомце в шлеме, увидит ли она когда-нибудь его лицо?

В салоне было сильно накурено, крупная блондинка стояла за стойкой, листая журналы. У нее был сделан пирсинг над губой.

— Вы записаны? — она подняла удивленные глаза на Верону.

— Вы новенькая?

— Да. — на плече блондинки красовалась тату дракона.

— Я к Фри.

— Он занят с клиентом. — девушка уставилась на Верону. — Можете присесть, подождать.

— О нет, спасибо! — мило улыбнувшись, Верона проследовала в комнату, где творил Фри.

— Вам туда нельзя!

— Можно, можно! — похлопав ресницами, сказал Верона.

В комнате перемешивался запах ароматических палочек с сигаретами. На кресле сидел молодой накаченный парень. Фри сосредоточенно накалывал ему тату на спине.

— Привет Фри!

— Привет зай. Пожрать чего принесла?

— Откуда ты знаешь? — спросила Верона, вытягивая коробочку, куда она запихала тирамису. — Только он мог немного помяться.

— Если вкус не изменился, то пофигу.

В комнату вбежала блондинка:

— Вам сюда нельзя! Я же вам сказала! — грозно произнесла она, уперев руки в бока.

Верона посмотрела на Фри ангельским взглядом. «Разве такой чего-то нельзя?», — усмехнулся Фри.

— Ей можно! — произнес он.

Блондинка, недовольно сверкнув глазами и выпятив нижнюю губку, медленно вышла из комнаты.

«Как легко влиять на мужчин, нужно только иметь милое личико! Да и зад у этой темноволосой тоже ничего!», — подумала она, открывая следующий журнал.

Клиент, которому Фри делал тату, сразу встрепенулся. Он осмотрел красивую девушку с ног до головы, примерно три раза. Потом выпятил грудь и заиграл мускулами:

— Привет! — произнес он, растягивая звуки.

— Она не для тебя! — гаркнул Фри.

— Это ей решать! — сказал парень, взлохматив свои волосы.

— Не спорьте, у меня уже есть мужчина на вечер.

— Это кто же? — сверкнул глазами Фри.

— Мой мотоцикл! — засмеялась Верона.

Она обошла клиента и заворожено смотрела, как Фри накалывает тату. Странно, но это даже успокаивала, хотя иногда вызывало неприязнь, смотря, какой рисунок, он делал.

— Как твоя ящеричка, Фри? — спросила Верона.

— Дрыхнет.

— А у тебя есть тату? — спросил клиент Фри.

— Нет, я их не люблю.

— Ну и правильно, я тоже предпочитаю, чистую девичью кожу.

Когда Фри закончил, то предложил попить кофе. Клиент перед уходом, не переставая флиртовать с Вероной, спросил:

— Точно не хочешь со мной чего-нибудь выпить?

— Спасибо за приглашение, но сегодня у меня уже есть планы.

— Давай хоть свой мотоцикл покажу.

Они вышли на улицу, и как недавно парень хвастался мускулами, то сейчас он хвастался своим байком.

— Вот мой телефон, позвони! — с надеждой сказал парень, протягивая свою визитку, и с шумом, подняв мотоцикл на заднее колесо, поехал по улице.

Верона усмехнулась и вошла обратно в салон. Немного усталый Фри ждал ее с ложкой наготове.

— Ну, насмотрелась на байк, а я тут слюнками исхожу, по-джентельменски тебя жду! Садись уже. — сказал он, протягивая ей блюдце.

— А что же вы? — удивилась Верона, приглашая блондинку.

— А меня не приглашали! — возмутилась та, наконец, улыбнувшись.

Съев все до крошечки, Фри поставил блюдце на стеклянный стол и пододвинул к себе пепельницу. Верона, покрутив в руках визитку, выбросила ее в урну.

— Не повезло парню! — высказалась блондинка.

Верона лишь виновато пожала плечами.

— Как с личной жизнью? — спросил Фри, хотя обычно никогда не задавал подобных вопросов.

— Да, никак! — искренне ответила Верона.

Блондинка недоверчиво хмыкнула:

— Это у тебя никак?

Верона лишь улыбнулась.

— Ты ее просто не знаешь, она сама по себе, как кошка. — гордо произнес Фри.

— Даже кошкам нужна любовь и ласка! — задумчиво произнесла блондинка.

— Вот для этого у нее есть я! — пошутил Фри.

— Это да! — подтвердила Верона, потеревшись головой о плечо Фри, от чего тот довольно заурчал.

— У нас у всех все будет хорошо! — философски произнес Фри, при этом цвет его глаз был не отличим от кофе, которые он только что выпил.

Вот за это Верона его и любила. Такой простой, позитивный и главное друг!

Уже перед уходом, Верона спросила Фри о сове, но получила отрицательный ответ.

— Если тебе это так важно, то я сообщу!

Выйдя на улицу, Верона немного постояла, освобождая легкие от дыма сигарет. Даже ее волосы пахли сигаретами. «Уфф, Фри, если бы ты бросил курить, то лучше друга и придумать нельзя было!», подумала Верона.

Верона не спеша ехала домой, она думала над словами Фри. Как же он хорошо ее знал. «Она сама по себе, как кошка», — слова то и дело звучали в ее голове. Неужели это так, и ей никто не нужен. Вот бабушка думала иначе: «женщина всегда должна быть при мужчине, без них она ничто». Верона засмеялась, поэтому-то бабушка выходила замуж три раза. Три раза глупые клятвы и обещания. Человек просто обожает нарушать данные клятвы, может лучше уж их совсем не давать?

Она резко затормозила, потому что, какой-то ненормальный на мотоцикле перегородил ей путь. Она была так далеко в своих мыслях, что чуть не наехала на него, но вовремя остановилась.

— Что ты делаешь? — закричала она, замахав на него руками.

Мужчина вальяжно махнул рукой, чтобы она следовала за ними, сначала Верона хотела его послать куда подальше, но потом улыбка появилась на ее лице. Как же она сразу его не узнала, это ее тайный гонщик. Домой не хотелось, и она поехала за ним.

Ехали они довольно долго. «Куда он меня везет?», — удивлялась Верона. Улицы сменялись, дорога была ей незнакома. Тут дорога резко пошла в горку. Из-под колес вылетело несколько камешков. Мотоцикл, помешанного на своем шлеме мужчины, обогнал ее и первым взобрался на утес. Верона подъехала и увидела открывающийся оттуда вид. Она выдохнула весь воздух и снова вдохнула. Там было так красиво! Она первый раз была в этом месте. Это был утес, он возвышался над морем. Темные волны упрямо бились об него, посылая снопы брызг в разные стороны. Девушка сняла шлем, позволив свежему соленому воздуху обдувать ее лицо и теребить волосы. Одинокая фигура мужчины стояла чуть поодаль, казалось, что он часть этой картины. Такой же дикий и свободный как природа. «Зачем он привез меня сюда», — подумала Верона. Мужчина шелохнулся и направился к ней. Он взял ее ладонь в свою и повел ее к краю утеса. Шаг за шагом, они приближались к обрыву. Верона занервничала, глубоко в душе надеясь, что он не маньяк и не скинет ее с утеса в море. А лететь неблизко, да и острые камни внизу. Она поежилась от своих «радостных» мыслей.

— Ты до сих пор боишься меня? — странным тоном произнес Леон.

— А не должна? — вопросом на вопрос ответила девушка, и в ее прекрасных глазах мужчина увидел замешательство.

— Нет… — просто ответил он.

— Я даже никогда не видела твоего лица. — прошептала девушка. — Зачем ты привез меня сюда?

Они стояли около края утеса. Руки мужчины хотели обвить ее талию, но он боялся ее спугнуть.

— Чтобы показать тебе все это! — он обвел рукой море и утес и указал на небо: — Видишь!

На небе светила полная луна и россыпь звезд служили ей свитой.

— Это прекрасно! — искренне сказала Верона.

Мужчина наблюдал за ней. Он знал, что она оценит это. Никак другие, ценили только золото и бриллианты. Ее прекрасное лицо освещалось светом луны. Мужчина вздрогнул. Ему так хотелось…

— И еще я привез тебя сюда, чтобы забрать долг.

Девушка подняла на него свои большие глаза.

— Долг?

— Именно! — уверенно произнес он.

— Разве мы оговаривали долгосрочность платежа. Может быть, время уже истекло! Купон просрочен. — лукаво улыбнулась Верона.

— Не будь трусишкой! — засмеялся он, зная как ее подколоть.

Она гордо вскинула голову и расправила плечи, в ее глазах засветилась сила и уверенность.

— Хорошо! — громко произнесла она.

Верона посмотрела вниз с утеса, где было темно и опасно. Этот мужчина всегда заставлял ее не думать, а действовать. С ним она чувствовала прилив эмоций, адреналина и могла решиться на странные поступки.

— У тебя нет шарфа, чтобы завязать мне глаза! — наклонив голову набок, весело произнесла Верона.

— Ты их закроешь ради меня.

— А вдруг я буду подглядывать?

Мужчина не ответил. Она постаралась прогнать напряженность и не думать, что он скрывал под шлемом.

— Закрой глаза! — произнес он хриплым таким красивым мужским тембром.

Верона подчинилась. Она вся замерла, боясь пошевелиться. Бабушка бы явно не одобрила такого поведения. От этого Верона засмеялась. Она не бабушка. Она всегда стремилась к свободе, людское мнение часто портило людям жизнь.

Сначала его теплые ладони коснулись ее лица, и от этого она не смогла сдержать дрожь. Его руки были на удивление нежными и мягкими. Она боялась открыть глаза, чтобы не испортить обещание и с силой сжимала веки. Он привлек ее и их тела соприкоснулись. Его запах, как всегда кружил Вероне голову. Когда его мягкие губы коснулись ее губ, она с удовольствием выдохнула, как будто бы ждала этого поцелуя давным давно. От этого по венам Леона сразу потекло приятное тепло. Он медленно прижался своими губами к ее, ласково целуя. Верона подумала, что никогда ни один мужчина так нежно не целовал ее. Теперь уже ей самой не хотелось открывать глаз, а лишь полностью погрузиться в этот загадочный мир поцелуя. Касание губ, срывающиеся дыханье, их запахи, разбивающиеся волны, ветер, все это было лучшим дополнением к этой сказке. Вдруг она потеряла его губы, и это показалось ей ужасным. Как теперь она будет дышать?

— Все? — стараясь не показать своего разочарования, произнесла девушка, не открывая глаз.

— Ты разве не помнишь, что сама настаивала, чтобы поцелуй был один. Легкий поцелуй! — напомнил ей его хриплый голос и вдруг его шепот застал ее врасплох. — Можешь открыть глаза.

— Ты уверен? — удивленно спросила она.

— Да! — его голос прозвучал так чисто, что она поняла, для него пришло время.

Верона медленно открыла глаза и наконец, увидела лицо, которое так желала увидеть. Оно было совсем рядом. Серые глаза мужчины не сводили с нее глаз. Его длинные черные ресницы слегка подрагивали. Она долго и с удовольствием смотрела в глаза Леона, такими умными и глубокими они ей показались. То ли ночь так подействовала на нее, то ли этот момент и правда был самым необычным в ее жизни, хотя чего только у нее не бывало. Темно-каштановые прямые волосы, гордые скулы и пухлые губы. Верона увидела шрам на щеке…

Леон стоял, не двигаясь, он боялся, что увидит отвращение на ее прекрасном лице. Он боялся даже намека на это в ее глазах. Но сегодня он решил рискнуть, если она та, какой он ее себе представляет, тогда ему нечего бояться. Ведь для него она отличалась ото всех. Глаза девушки спокойно посмотрели на шрам и скользнули дальше к губам, а потом снова поднялись к его глазам. Она впитывала его образ, и была поражена, таким мужественным он ей показался. Таким сильным. Воспоминания о Дрейе, который был таким пай мальчиком, сладким и воздушным, заставили ее улыбнуться. Ей всегда нравились настоящие мужчины. Странно, по голосу она всегда давала Леону больше лет, но на вид ему было лет двадцать восемь. Хотя глаза, им было больше ста, таких глаз она еще не видела. Живой ли он? Не статуя, сделанная рукой скульптора? Она потянулась к нему, чтобы почувствовать его тепло, хотя ей было немного неловко. Ведь все что у них было это один короткий поцелуй. Она вспоминал его слова «Один поцелуй. Всего один. Но мало ли это». Теперь она понимала их значения…

Леон почувствовал, как Верона потянулась к нему, и незамедлительно обнял ее, окутав своим теплом. Девушка еле вскрикнула, но не из-за него, они просто стояли очень близко к обрыву.

— Не бойся! — сказал он, заглянув ей в глаза.

— Ты всегда говоришь одно и то же! — усмехнулась девушка и в ее глазах заплясали веселые искорки.

— Я просто хочу, чтобы ты не боялась. Поэтому я снял шлем, мне неприятно видеть недоверие в твоих глазах или мысли, что я скину тебя с утеса.

Верона расширившимися глазами посмотрела на него.

— Мои мысли что, на лбу написаны?

— Иногда! — сказал он, погладив ее лоб.

Они стояли на краю, понимая, что оба хотят прыгнуть в омут с головой. Их тела соприкасались и дарили друг другу тепло. Они практически не разговаривали, боясь спугнуть шарм этой ночи. Только иногда заглядывали друг другу в глаза, ища там ответы. Их губы больше не соприкасались. Лишь один поцелуй. Только объятия. Вдыхание друг друга. Они стояли так несколько часов, даже не замечая, как идет время.

— Ты засыпаешь! — ласково произнес он.

— Совсем нет. — прошептала Верона.

— Я сопровожу тебя до дома.

Верона кивнула. Она совсем как кошка нехотя вылезла из таких теплых рук и села на мотоцикл, когда он надел шлем, то все быстро вернулось на свои места. Она даже не была уверена, видела ли его лицо или все это ей приснилось.

Мотоциклы затормозили около ее дома. Оба чувствовали себя странно. Только что у них были такие личные моменты, которые они пережили вместе, а тут, вроде и подойти страшно. Верона смотрела на Леона, надеясь, что он снова снимет шлем. Ей хотелось перед уходом увидеть его глаза.

— Спокойной ночи, Верона. — сказал он.

— И тебе…Леон. — добавила девушка, когда он уже отъехал.

Странно, что-то кольнуло у кошки в ее сердце.

Леон лежал с закрытыми глазами на кровати. Он вспоминал ее лицо, ночные тени, лежащие на нем. Мужчина вдохнул, надеясь уловить ее аромат, но этого не случилось, что даже разозлило его. Он думал о ней. Он знал кто она. И в этом была трагедия. Сначала это расстроило его, но он всегда играл по своим правилам, и в этот раз он не позволит кому-то тасовать его колоду. Странно, как она могла быть одной из них. Ведь они совсем другие. Может он все же ошибается? Хотя нет, вряд ли… Еще он твердо знал, что сделает все, чтобы влюбить ее в себя! Хотя это было не так просто, как с обычной девушкой…

— Ты меня слушаешь? — Марго уставилась с упреком на Верону.

— Конечно! — уверенно ответила та, не помня ни слова, что произнесла Марго.

Марго недоверчиво взглянула на подругу и махнула на нее рукой. Они сидели в одном из кафе на центральной улице города. Снаружи доносилось беспрерывное бибиканье машин и нервных таксистов. Было воскресенье, и Марго не работала в офисе. Подруга была одета в красивую облегающую синюю юбку и белую сексуальную блузу. Она играла со своими кудряшками и попивала безалкогольный махито. Верона была без байка, так как Марго заехала за ней на своем маленьком черном Фольксвагене жуке. На Вероне была яркая юбка макси с цветами и нежная белая майка с кружевными лямками. Она надела белые сандалики, зная, что на каблуках ей не поспеть за Марго. День был солнечным, хотя пару облачков плыло по небу, обещая к вечеру дождь.

Подруги собирались на выставку картин современных художников, где так же выставлялись картины мамы Вероны. Хотя Марго шла только чтобы посмотреть на нового молодого парня Айрис. Выставка находилась в пару кварталов от их кафе.

— Как ты живешь в центре? — вздохнула Верона, когда с улицы донеслась новая порция бибиканья и ругани.

— А как ты живешь в своем скучном районе, где только велосипеды проезжают?

— Я хотя бы могу открыть окна и подышать воздухом, а не этим! — Верона махнула рукой на черные выхлопные газы, вырывающиеся из недр старого автобуса. — Неужели они еще на ходу?

— У меня кондиционеры, зачем мне открывать окна! — усмехнулась Марго, смотря за спину Вероны.

Марго могла бы иметь хорошую просторную двушку в менее престижном районе, но подруга любила быть в центре. В центре событий, в центре города, центре внимания… Ее маленькая квартирка располагалась в одной из высоток на пятнадцатом этаже. Зато до офиса было рукой подать. И цены на такие квартиры никогда не падали.

Марго быстро взбила прическу и направила свой хищный взгляд на подходящего к ним мужчину.

— Какой симпатичный! — ткнула она Верону под столом.

— Здравствуйте леди! — произнес мужчина, сверкая белоснежными зубами.

Он сразу напомнил Вероне дантиста, который своими идеальными зубами смущает своих клиентов, заставляя их идти на сотое отбеливание.

— Добрый день! — Марго захлопала густо накрашенными ресницами, а Верона, не обратив на парня внимания, продолжала пить из трубочки.

— Могу я присоединиться к вам? — сказал он, уже отодвигая себе стул.

— Было бы неплохо! — засмеялась Марго.

Верона знала подругу много лет, поэтому знала все ее повадки и методы соблазнения. Она усмехнулась, когда Марго красиво наклонилась, выставив свою шикарную грудь в нужном свете. Мужчина что-то промямлил и посмотрел на Верону. Марго застучала ноготочками по столу.

— Я бы заказал вам выпить, но вы уже меня опередили! — неловко произнес мужчина.

— Вы не представились! — промурлыкала Марго.

— Рэйэн.

Верона подняла свои глаза на мужчину, который явно чувствовал себя неловко.

— Я вообще-то спешу, но был бы очень рад, если бы вы мне позвонили! — он достал свой номер, который Марго с радостью собиралась принять, и передал его Вероне. — И мы бы встретились где-нибудь вдвоем.

Когда он вышел, то Марго ударила кулаком по столу и закатила глаза.

— Ну почему так всегда, он же мне понравился! Иногда я злюсь на твою ангельскую внешность и эти большие невинные глазки, прямые длинные волосы.

— Перестань Марго, просто тебе надо сменить линию поведения.

— Как это?

— Это не так! — сказала Верона, передразнивая поведение подруги, хлопанье ресницам, выдвигание своей груди, томный взгляд.

— Да ладно, я так не делаю.

— Делаешь! — засмеялась Верона, — Еще как делаешь!

Марго поморщилась:

— А как надо? Как ты? Даже не взглянула на него, а получила его номер.

— Некоторым нравится добиваться девушку! — Верона показала язык подруге.

— Все поехали в галерею, ты мне уже испортила настроение! — грозно сказала Марго, вставая.

По дороге Марго произнесла:

— Прости, что была немного груба в кафе, я люблю тебя!

— Да знаю я, Марго.

В галерее толпились весьма странно одетые люди. У одной барышни чуть ли не корабль возвышался на голове, на другой было одето минимум одежды, третья изображала из себя нимфу. Мужчины тоже веселили Верону. Один пришел в майке, в которой он наверно рисовал все свои картины, она вся была испачкана краской.

— Посмотри сюда! — шептала Марго, указывая на мужчину в гавайской рубашке и розовых шортах. — Он наверно прямо с самолета.

Одна пожилая дама была одета в меха, она медленно обходила картины и рассматривала их в свои очочки. При этом она что-то говорила сама себе.

— Это моя лучшая клиентка! — сказала Айрис, подходя к девушкам со спины.

— Правда? — захихикали они.

— Да, поэтому хватить так на нее пялится! У нее не меньше 10 кошек, и каждый раз она заказывает у меня картину с одной из них!

Айрис в основном рисовала домашних питомцев на заказ. У нее еще была коллекция картин для детей. На одной из них был нарисован красивый старинный темно-коричневый сундук, на котором сидели мягкие игрушки. Верона любила эту картину.

— А где он? — многозначительно посмотрев на Айрис, спросила Марго.

— Он там! — усмехнувшись над явным любопытством Марго, произнесла Айрис.

Верона, стараясь не выдавать своих истинных чувств к этому чуду, посмотрела, куда указывала мама. Этот длинный худой жердь стоял в окружении женщин и что-то мило им говорил. Он был одет в костюм и делал заинтересованный вид.

— Охо… — округлила глаза Марго.

— Ого! — произнесла Верона отворачиваясь.

— Простите девочки, мне надо поговорить с гостями, а вы пока наслаждайтесь выставкой.

Марго и Верона покружили по залу, причем Марго громко обсуждала каждую картину.

— А эту кто рисовал? Или лучше спросить чем! Ершиком для унитаза?

Рядом стоявший художник ошеломленно взглянул на явно лишенную всякого вкуса девицу и обиженно отвернулся.

— Марго если бы они знали твою машину, то прокололи бы ей шины. Держи рот на замке. Это же художники. Они подвержены депрессиям.

— Да я до сих пор не понимаю «черного квадрата» Малевича. Вот намалевал то!

Выйдя с выставки, они решили пройтись по магазинам. Конечно, в основном это была идея Марго, потому что шопинг помогал ей пережить все! Когда умерла ее любимая собака, которая была с ней с детства, то она ходила по магазинам часов восемь, даже не передохнув.

— Звонила мама и спрашивала, как я поживаю, не нашла ли себе мужа! Мужа! Да у меня даже парня нет! — жаловалась Марго. — И почему все мои родные думают, что выйти замуж это цель всей жизни.

— Сколько же тут народу. И почему мы всегда ходим по магазинам в воскресенье? — жаловалась Верона, стараясь, чтобы в очередной раз кто-нибудь не наступил ей на ногу.

— Потому что некоторые работают!

Марго остановилась в рядах с нижнем бельем. Верона еле протискивалась среди дамочек.

— Как тебе этот? — Марго показала ей красный комплект.

— Марго, красный цвет на тебе, как… — Верона пыталась найти сравнение. — Короче, ты и сама знаешь, что в нем будешь неотразима.

— Просто, услышать это от тебя так приятно! — сделав милую гримасу, произнесла Марго. — Купи и ты чего-нибудь!

— Нет уж, после последнего похода с тобой в магазин нижнего белья, у меня комод не закрывается!

— Значит, я не зря живу! — рассмеялась Марго.

Белая блузка Марго и ее черные кудряшки мелькали повсюду. Она так умело лавировала среди покупательниц, что Верона еле поспевала за ней. Кошачья сторона просилась погулять или поспать, но с Марго об этом можно было и не мечтать. Воскресенье без покупки, не воскресенье!

— Тебе бы пошла эта юбка! — сказала Марго, прикладывая ее к Вероне.

Верона задумчиво смотрела на витрины, явно где-то витая.

— Мне начинает казаться, что ты от меня что-то скрываешь! — сказала Марго, постучав каблучком об пол.

— Отчего же? — хитро улыбнулась Верона.

— Оттого же, твои ямочки целый день не сходят с щек. Ходишь, улыбаешься без причины!

— Я просто обожаю ходить с тобой по магазинам!

— Наглая врунишка! Ну ладно, захочешь, сама расскажешь.

Загрузив Фольксваген, девушки поехали к Марго. В квартирке была приятная прохлада. Окна были закрыты, и поэтому шум с улиц не так донимал. Пока Марго заново примеряла все покупки у зеркала, Верона смотрела с пятнадцатого этажа на людей муравьишек.

— Жалко с этой стороны не видно моря. — Верона обожала море.

— Ха, если бы отсюда можно было видеть море, то вряд ли я смогла бы позволить себе ее купить!

Марго вышла в новом платье, которое ухватила со скидкой. Оно потрясно на ней сидело!

— Вауу! — Верона даже приоткрыла рот.

— Вот такая реакция мне и нужна.

Девушки вместе приготовили обед, суп из копченостей, пасту с грибами и сыром и салат. Наевшись и помыв посуду, они лениво разлеглись на кровати и стали смотреть мультики. В голове Вероны возник образ Леона. Она вспоминала его притягательные глаза, интересное лицо и тот шрам, который кто-то оставил ему навсегда, как непрошеный подарок. Шрам хорошенько рассекал его щеку. Но для Вероны это не имело никакого значения, она оценивала людей по другим данным. Она как кошка к ним принюхивалась. Могла почувствовать их энергию, а от того парня веяло морским бризом и свободой. Она вспомнила его объятия, и по телу разлилось тепло. Разве у нее в жизни были такие объятия, из которых не хотелось вылезать. Она вспоминала тот вечер, как подарок вселенной. Верона спрятала его в укромном местечке в глубине своего сердца. Даже если она его больше никогда не увидит, то воспоминание все равно останется. Он вел себя так нежно, даже поцелуй, который он позволил себе, можно было бы назвать детским, хотя он заставлял бурлить кровь по-взрослому…

— Эй! — кто-то дотронулся до ее плеча. — Просыпайся, я заварила чай, и плитка шоколада с огромными орехами ждет на столе.

— Я что, заснула? — удивленно оглядываясь, спросила Верона.

— Да! — покачав пальчиком, произнесла Марго. — И я одна досматривала мульт!

— Прости, Марго. Это все твой матрас виноват! — хитренько посмотрев на подругу, сказала Верона.

— В кого ты такая хитрющая? Да еще и поспать любишь, как кошка.

— Что точно, то точно! — сделав забавную гримаску, сказала Верона, стараясь привести волосы в порядок.

Марго довезла Верону до дома и, поцеловав на прощанье, пожелала спокойной ночи.

— Так завтра на работу не хочется. — произнесла она зевая.

Верона помахала ей рукой и направилась к себе, после центра города, это место напоминало ей рай!

Леон стоял в тени улицы, он наблюдал за девушкой. Она вышла из машины своей подруги, перекинула свои темные волосы за спину и, наклонившись к стеклу, что-то сказала. Потом грациозно пошла к дому. Через пару минут в ее спальне включился свет. Леон не спешил, он стал наблюдать за черной мазерати. Машина, включив фары, развернулась и уехала. Леон не в первый раз встречал эту тачку в этом районе…

«Перед конечно, классический и элегантный, но вот зад, абсолютно простой, 590 лошадиных сил, разгон до ста километров за 5 секунд. Около пяти секунд», — думал, Леон.

Верона услышала звук отъезжающего мотоцикла и быстро выглянула в окно, но уже никого не застала. «А соседка не врала…», — подумала девушка, расчесывая волосы перед сном.

Глава 6.

— Мама, твои картины прекрасны, не слушай ты критиков, они на то и критики, что сами ничего создать не могут, а только языком молоть!

Верона общалась с мамой по вебкамере. У той было слегка подавленное настроение.

— Да я самоучка, но ведь многим нравится! — вздыхала Айрис, сидя в шелковом розовом халатике.

Вдруг перед носом у Вероны, ну не совсем перед носом, а на экране компьютера она увидела прошедшую около мамы мужскую задницу в белых боксерах.

— Мама, только не говори мне… — Верона указала пальцем за спину Айрис.

— У Мо были проблемы с квартирой и он переехал ко мне. — невинно сказала мама.

— Да ты что? Бывает же! — Верона еле сдержалась, чтобы не высказаться по этому поводу.

«Молчи!», — думала она.

— Привет, сладкая! — с легким акцентом сказал Мо, появляясь из кухни, откуда прихватил пару маминых пирожков и кофе.

Он нагло разлегся на кровати и вцепился в булочку зубами.

«Аха, мама, а мне так на кровати есть нельзя. Вот тебе и справедливость», — думала Верона.

— Привет Мо, не пролей кофе на мамины любимые простыни! — сказала Верона, сверкнув глазами на маму.

Тот лишь нагло улыбнулся, зная, что такому котяре все сойдет с лап! Но это была не последняя новость для Вероны…

— Солнышко, бабушка приезжает!

— Ммм… — испуганно промычала Верона, начиная молиться.

— И я хочу тебя попросить… Ну раз уж здесь такое дело. Ты и сама понимаешь, что бабушке лучше остановиться у тебя! — быстро закончила мама.

Сначала до Вероны доходил весь смысл этих слов, потом по телу прошла дрожь, а потом она вскрикнула:

— Нет, мама! Нет!

— Ну, девочка моя, я же всегда за тебя, я буду у тебя в долгу! — глаза мамы походили на глаза кота из «Шрека», и как они у нее так хорошо получались.

Верона понимала, что проигрывает.

— Насколько она приезжает? — со страхом в голосе спросила она.

Мама вытянула губки и, не смотря в камеру, тихо сказала:

— Дней на десять.

Из Вероны вырвался возглас. Она, просто молча, смотрела на экран и не могла найти слов…

— Ты у меня в очеееень большом долгу. По самое то!

— Спасибо доченька!

Вероне надо было прийти в себя, а затем она позвонила Марго и жалобным тоном произнесла:

— Марго, ты не представляешь!

— Что случилось? — испугалась Марго, не припоминая такого тона у подруги, и уже готовой нестись к ней.

— Бабушка приезжает, и будет жить у меня десять дней! Десять!

Марго облегченно вздохнула, это не смертельно, хотя, вспоминая последние разы, проведенные в компании бабули Вероны, она чуть заикаться, не стала.

— Что за проститутская блузка, ну-ка застегнись, да и юбку бы подлиннее, отдай эту гадость, не ешь это, не грызи ручку, тебя мать от кого родила, ты почему такая смуглая, небось, нагуляла! Сходи в церковь! Замоли грехи! Тебе уже давно ребенка иметь пора, а ты мультики смотришь! Куда пошла, я с тобой разговариваю… — в голове Марго до сих пор звучали все эти слова, заставляя ее вздрагивать.

— Сожалею, малышка. — произнесла она, а потом быстро добавила: — Да и знаешь, я как раз таки все эти десять дней буду очень занята!

— Предательница! — прошипела Верона в трубку.

«Лучше уж услышать это, чем то, что еще ей собиралась сказать бабушка Вероны», — подумала Марго.

— Привет! — Верона обняла свою бабулю и взяла ее тяжеленный чемодан.

«Что у нее там?», — подумала она, еле таща его к такси.

— Чего-то ты подурнела как-то! — сказала бабушка нахмурившись.

«Спасибо, бабуль», — подумала Верона. К концу этого отпуска придется идти к психотерапевту и тратить огромные деньги для душевного равновесия. Боже и как ее мама жила с ней? Хорошо еще, что Верона иногда увлекалась йогой и медитацией, поэтому сейчас она представляла спокойное море, на котором отражались звезды. И еще делала глубокие вдохи.

— Как доехала? — спросила Верона, с радостью вручая чемоданище таксисту, и разминая пальцы.

— Устала! Я же вам не молоденькая козочка.

— Ну, ничего, вот приедем, и можешь поспать!

— Я что в такую даль поспать ехала? Почему я не могу остановиться у Айрис? — спросила бабуля.

«Да, почему???», — спросила Верона себя.

— У нее ремонт, там пахнет краской, везде все заставлено, тебе это неполезно бабуль, а у меня чистый воздух и покой! — ответила она.

«А покой нам только снится», — тут же подумала Верона.

Когда они доехали до дома и таксист назвал цену, то бабушка аж подпрыгнула:

— Сколько? Вы в своем уме? Грабители! Наверно счетчик подкрутил!

— Бабуля выходи! — поднажала Верона, видя, что таксист покраснел от злости. — Держите!

Из-за бабушкиной реплики, пришлось самой доставать ее чемодан, потому что от таксиста помощи ждать не приходилось. Едва чемодан был достан, как он рванул с места.

Войдя в дом, бабушка обежала все своим зорким взглядом. Верона еще только плелась с чемоданом по лестнице, как уже услышала:

— Здесь пыль! — ткнула бабушка пальцем на столик в прихожей.

— Да я только вчера протирала!

— Значит нужно протирать каждый день.

Бабушка с видом главнокомандующего прошлась по квартире, то и дело, вставляя свои замечания. В ванной ей не понравился коврик для ног, на кухне было мало места и все никак у людей, столик на балконе, это плохо, разве можно есть прямо тут, когда на улице люди проходят.

— Зачем такой цветок то огромный? — набросилась она на любимый фикус.

— Мама подарила.

— У нее всегда не было вкуса. — с видом знатока бабушка покачала головой.

Тут ее взгляд лег на джинсы, на кровати, которые Верона поспешно положила туда, переодеваясь в платье, дабы встретить бабушку в приличном виде.

— Какая дурацкая привычка разбрасывать вещи. Так тебя никакой мужчина не вытерпит!

«День номер один», — с ужасом подумала Верона.

— Привет Бет!

— Добрый день Верона.

— Как дела в магазине?

— Со вчерашнего дня все хорошо. Вы вчера тут были.

— Да и я заметила, что ты какая-то усталая! — с сожалением в голосе сказала Верона.

— Я? — девушка испугалась за свою работу. — Нет, что вы, я полна сил!

— Помнишь, ты хотела съездить к родителям на пару дней загород? Так вот я подумала, что сейчас самое время.

— Это так неожиданно! — воскликнула девушка.

— Да что уж там, отдых пойдет тебе на пользу, ты приедешь, и продажи повысятся.

— Ну, я прямо и не знаю, так просто бросить вас. — в голосе девушки слышались неуверенные нотки.

— Бет, ты ценный, хороший сотрудник, позволь позаботиться о тебе, езжай, проветрись! — уверенно произнесла Верона.

Бет, наконец, согласилась, сделав большой подарок Вероне. Она выключила телефон и с огорченным видом вошла в спальню, где бабушка смотрела сериал.

— Бабуль, продавец только что позвонила и сказала, что ей срочно надо уехать на пару дней.

— Правда? Разве таких ненадежных людей можно держать у себя под боком?

— Ничего не поделаешь, мне придется пару дней ей заменять.

— Ну, ничего, я к подруге съезжу.

— Да конечно, ты же не приехала сюда, дома сидеть!

Верона протирала полки в магазине. Переставляла чай и записывала, что подходит к концу. Сегодня покупателей было немного.

— Да Марго, а ты думала! Да я чуть не предложила денег Бет, чтобы она уехала. Соврать? Ха, ты мою бабулю совсем не знаешь, сегодня она приехала со мной в магазин, а если б тут была Бет? Представляешь, она сказала, что не понимает, как мой магазин еще не закрылся, ведь здесь продается всякая чушь! А картины на стенах, она предложила сжечь, еще обозвав летящую цаплю в небе, куропаткой! Нет, и еще раз нет! Она каждый день смотрит свои сериалы, я уже выучила кто такой Педро, его жена и подноготную их десятерых детишек! — быстро тараторила Верона, нервно переставляя одну и ту же банку чая уже в пятый раз.

— Ты сильная Верона, ты переживешь! — подкалывала подруга.

— Вы меня с мамой подставили. А мне нужна поддержка!

— Прости, не могу говорить, босс косится, и явно не в мой вырез на блузку.

«Ну вот, даже поговорить со мной времени нет!», — надула губки Верона.

Уже было время закрывать магазин, но идти домой не хотелось, даже ее фикус поник от бабушкиной энергетики. Она сняла фирменный передник, дизайн которого сама разработала для магазина. На нем был китайский глиняный заварник, и нежная кружка, из которой выглядывал листок мяты. Сам передник был зеленого цвета.

Она перекинула сумочку через плечо и, закрыв магазин, вышла на улицу. Напротив магазина стоял знакомый мотоцикл и его хозяин. Под кожей забились искорки радости, но она не выдала их, сохраняя на лице спокойное выражение. Он приходил, когда хотел, уходил, как хотел, поэтому она тоже собиралась играть по своим правилам. Гордо взмахнув волосами, она, сделав вид, что не узнала его, направилась по улице. Ее уши прислушивались и наконец, уловили звук мотора. Она усмехнулась, и ее зеленые глаза весело блеснули. Хитрая кошка. Мотоцикл перегородил ей дорогу, прямо на пешеходной зоне.

— Я собираюсь довезти тебя до дома. — услышала она голос, который заставлял ее забывать все вокруг.

— А я собиралась пройтись. — упрямо качнув головой, сказала она, и обошла мотоцикл.

Она шла по дороге, а мотоцикл следовал за ней.

— Ты что собираешься преследовать меня? Откуда ты вообще знал, что я тут.

— Проезжал мимо и случайно наткнулся! — нагло врал Леон.

— Тогда, привет и пока! — сказала Верона, взмахнув ресницами.

— Так не пойдет! — сказал он еще упрямее. — Я довезу тебя до дома.

— Я поеду на автобусе, вот он, кстати, подъезжает к остановке! — сказала девушка и побежала, чтобы не упустить свой автобус.

Всю дорогу сидя у окна, она наблюдала, как мотоцикл едет рядом. «Упрямец», довольно улыбнулась она. Ей нравилось, когда мужчина умел добиваться, а не сразу легко отступал. На каждой остановке автобуса, он тормозил прямо напротив ее окна и поворачивал к ней голову. Ей страшно хотелось увидеть его лицо и прижаться к его губам. Когда она вышла на своей остановке, то он не подъезжая близко, следовал за ней, а когда она дошла до дома, то, не успев повернуться, уже услышала, что он уехал.

Бабушка смотрела боевик и так охала, что даже не услышала, что вернулась внучка.

— Я тебе ужин приготовила.

— Бабуль, не стоило!

— Как так, я же тебе родной человек!

На следующий день, закрывая магазин, Верона с удивлением обнаружила Леона, стоявшего около здания. Он подошел и уверенно взял ее за руку.

— Ни каких автобусов сегодня!

— Это мне решать!

Леон резко развернулся:

— Можно ваше величество я довезу вас до дома?

— Уже не плохо, но тебя еще воспитывать и воспитывать! — торжественно произнесла Верона.

Она подошла к мотоциклу и встала рядом:

— А можно я поведу? — сделав ангельские глазки, спросила она.

Леон прям, застыл и не знал, что делать.

— Может быть, когда-нибудь, но было бы приятнее, если бы твои руки обнимали меня за талию.

Верона лишь улыбнулась и села сзади. Она сама была не прочь обнимать его сильную фигуру и наблюдать за поворотом головы. Движение мотоцикла и запах Леона убаюкивали ее, она даже не заметила, как они быстро добрались. Верона не хотя слезла с байка и уже собиралась уйти.

— Уходишь, не попрощавшись? — хрипло, произнес Леон.

«Боже, ну и голос, такой опасный и зовущий», — пронеслось в голове у Вероны.

— Пока. — просто сказала она.

Пока она не ушла Леон быстро соскочил с байка и снял шлем. Он подошел к ней вплотную, и она снова могла увидеть его лицо. Значит, ей не приснилось, вот он, стоит прямо перед ней. Его руки нежно потянули ее лицо к своему, у обоих в глазах вспыхнула жажда… Верона так желала этого поцелуя, что хотела притянуть его и не отпускать, пока не напьется из этого источника. Их губы практически соприкоснулись, когда они услышали голос:

— Добрый вечер, молодой человек!

На дороге стояла бабушка в домашнем халате и тапочках. «Наверно быстро бежала», — стиснув зубы, подумала Верона.

Леон не двигался, нежно водя большим пальцем по щеке Вероны.

— Добрый! — ответил он кратко и снова перевел свое внимание на Верону.

Глаза девушки почему-то были напряжены.

— Я бабушка Вероны, может, перестанете ее лапать перед пожилым человеком.

Леон увидел, как Верона опустила глаза к земле и вся ситуация вызвала в нем прилив хорошего настроения.

— Конечно! — сказал он, поднимая руки вверх, как перед досмотром полицейских.

— Значит это твой жених.

«Бабушка, пожалуйста, замолчи», — краснея, подумала Верона.

— Нет, бабуль, это мой знакомый… — прокашлялась девушка и добавила: — Друг.

— Ну да, конечно, друг, стоять на улице и целоваться перед всем домом, соседями, ты же здесь живешь! Да он же нагло тебя лапал!

— Не вините внучку, вы же знаете, плохие парни и все такое!

— Так ты мне зять или не зять? — спросила бабушка, тыкая в Леона пальчиком.

Щеки Вероны еще никогда так не горели, она была готова превратиться в кошку и убежать на четырех лапах подальше отсюда.

Леон почувствовал ее стыд, и нагло прижав ее к себе, поцеловал в висок.

— Конечно зять! — громко выговорил он.

— Что ты делаешь! — тихо зашипела на него Верона.

— Ну, слава Богу, а то ей уже двадцать пять! — голос бабушки смягчился.

— Мы как раз думаем, кого приглашать на свадьбу! — многозначительно посмотрев на бабушку, произнес Леон. — Ну, сами знаете, открытки и всякое такое, могут ведь, и затеряться по дороге.

— Моя точно не затеряется! — вернув Леону взгляд, сказала бабушка.

Леон гладил Верону по волосам, используя момент.

— Я пойду. — тихо выговорила она, не поднимая на него глаз.

Он нехотя ее отпустил. Хотя под руками еще чувствовал шелк ее волос.

Бабушка отошла на несколько шагов и уже стала обсуждать Леона:

— Нашла себе какого-то ущербного. Щека вся продырявлена, бандюга наверно. А твоя мать знает?

Верона резко обернулась, и увидела в глазах Леона боль, а потом скользнувшее пламя. Ей самой было больно слышать такие слова о нем. Наверно он вообще никогда не вернется после такого…

Мотоцикл рыкнув, скользнул во тьму, забирая того, кого она так жаждала поцеловать.

Бабушка пила чай со своей любимой подругой, хорошо, что еще Верона уговорила их сделать это в кафе, потому, что по последнему разу помнила запах стоявший в квартире старушки. Нос кошки такого бы второй раз не выдержал. Их столик стоял на улице под большим дубом. Верона просматривала страницы в интернете по мобильному, лишь бы не прислушиваться к их разговору.

— Ты так хорошо выглядишь! — сказала бабушка своей подруге.

— И ты тоже тыковка.

Бабушка около часа гладила модные белые брючки и блузочку непонятного цвета, для встречи с подругой. С ней она была так добра и мила, ни одной колкости. Просто не верилось…

Верона зашла на страничку, где были представлены новые модели мотоциклов. Она прямо глаз не могла отвести от них.

— Вот время пришло, девицы такие худющие, изматывают себя диетами.

— Да посмотри на мою. — Верона навострила уши.

— Тощая! — сделала свой вывод подруга бабушки.

— Не то, что в наши времена, все везде было! Я помню, за мной ухаживал один летчик, так вот… — Верона постаралась переключить свое внимание на мотоциклы.

Ночью дождя так и не было, поэтому по городу гуляла духота и заставляла людей потеть. Бет вернулась, и больше не было отговорок, чтобы уходить на весь день. Леон не появлялся, хотя после бабушкиных слов, он наверно даже адрес вычеркнул из своей головы. От этих мыслей Верона нахмурилась, все еще с трудом вспоминания, тот ужасный вечер, который мог бы закончиться совсем не так, если бы бабушка не дежурила на балконе.

— Кстати, нету ли у тебя на примете, какого-нибудь порядочного молодого человека.

— Надо подумать! — бабулька выпятила нижнюю губку.

— А то не нравится мне выбор моей внучки, бандюга, щека изрезана, глаза страшные! На гориллу похож.

Верона злобно посмотрела на бабушку, напрочь забыв правило «не обращать внимание».

— Да ты что! — взмахнула руками старушка, чуть не упав с плетеного стула. — Я думала, она у тебя умнее.

«Как видите, нет», — злобно подумала Верона, сквозя бабуль не добрым взглядом.

Завтра мама Вероны обещала провести целый день с бабушкой, что приносило в душу девушки невероятный восторг. Эти дни тянулись так медленно, как заколдованные. Пока не попробуешь соль не поймешь, что такое сахар. Теперь девушка понимала, что для счастья нужно мало. Просто жить одной в своей квартире и не слышать бесконечных недовольных реплик. Бабушка превратила их дни в доску с расписанием. Обед во столько, ужин во столько. Завтрак, когда она проснется, а это около семи утра, когда Верона еще наслаждалась своими сновидениями. Причем, Верона спала на кухне на раздвижном диване, чтобы не ложиться с бабушкой в девять вечера. Почему бабушка не пошла в политику? Она бы могла стать женщиной президентом. Ох, стране бы повезло… Люди бы маршировали по улицам, пошел не в том, направление на расстрел, все бы ходили в форме, чтобы не отличаться. Еще и комендантский час.

Верона радостно потирала руки, передавая бабушку маме. Один день спокойствия!

— Мама, как я рада тебя видеть! — воскликнула Айрис.

— Что за платье длинное такое, по земле всю грязь собирать! — не довольно указывая на мамино платье, сказала бабушка. — А прическа? Ты похожа на мальчишку!

Мама нервно провела рукой по модной короткой стрижке и невесело посмотрела на Верону. Верона, посмотрев на маму, пожала плечами и быстро смылась, пока что-нибудь бы пошло не так.

Черная кошка незаметно скользила по крыши, сливаясь с ночью. Темнота окутывала ее, но кошачьи глаза даже наслаждались приглушенным светом. Краем глаза она заметила легкое движение, но это была всего лишь птица, которую она невольно спугнула. Голубь быстро взлетел на крышу повыше.

— Я не ем голубей! — сказала кошка.

Ее взгляд скользнул дальше, огибая другие дома. На одном балконе она заметила пятнистую кошку и мяукнула. Кошка подняла голову и странно посмотрела на свою сородичу. Да, в общение с кошками у Вероны были проблемы. Вроде и мяукала она похоже, но они ее не понимали, скорее даже избегали. А когда она была в человечьем обличье, то все кошки, и особенно коты, липли к ней.

Было забавно перемешаться по крышам домов, это был совсем другой мир. На одной из крыш примостилась влюбленная парочка, когда Верона обходила их, то девушка вскрикнула.

— Это всего лишь кошка! — успокаивал ее парень, явно, пытаясь залезть под ее майку.

«Всего лишь кошка?», — недовольно хмыкнула Верона и, распушив хвост, проследовала дальше, крикнув издалека:

— Не забудьте о предохранение.

Ее голос разнесся по крыше, отчего девушка с парнем резко вскочили.

— Я же говорила тебе, здесь кто-то есть! — испугано затараторила девушка и схватила свою сумку.

Парень разочаровано поплелся за ней, озираясь по сторонам.

«Я только предупредить хотела!», — ухмыльнувшись, подумала Верона.

Она села и стала наблюдать по сторонам. Внизу был темный закоулок, который был пуст, вдалеке ехали машины, освещая себе дорогу фарами. Сегодня она чувствовала себя довольно странно, ее что-то тянуло в это место. Она принюхивалась, и розовый носик кошки слегка подрагивал. Из открытых окон доносился звук телевизора, запах еды, у кого-то что-то пригорало. В одном окне ругались супруги. Кошка взглянула на небо, по которому двигались облака, то открывая ей видимость на звезды, то снова пряча их. Она посмотрела на луну, которая уже шла на убыль и на нее нахлынули воспоминания о первом, может быть и последнем поцелуе с Леоном под полной луной. Он ведь выбрал такое красивое место для их встречи. Кошка замурлыкала, улыбаясь себе под нос с усами. Она расслаблено витала в своих мыслях, пока не услышала сдавленные всхлипы девушки и ее попытки закричать. Кошка резко вскочила и, изогнув спину, зашипела. Она посмотрела вниз и увидела, как здоровенный детина, похоже, даже военный, тащит молоденькую девушку, зажимая ей рот, своей огромной ладонью. В глазах девушки стоял такой ужас, что у кошки зашевелилась шерстка на спине. Закоулок, куда он ее притащил, был пуст. Уши кошки легко различали всхлипывание девушки.

— Заткнись! — грубо сказал детина, зажимая ее шею в своих руках. — Или я тебя убью.

В глазах девушки читалось полное отчаяние. Сердце кошки сжалось от сострадания. Вокруг никто не знал, что происходит у них подносом. Из окна напротив доносился шум рекламы:

— Если вы закажите прямо сейчас один из указанных товаров, то вам в подарок будет еще и…

Мужчина стал расстегивать свои штаны, прижимая девушку к стене.

— Грязный ублюдок! — выругалась кошка, хотя обычно не использовала такие слова, но тот, кому они были обращены, заслуживал гораздо большего.

Верона покрутила головой, ища план действия, но плана не было. Кошка быстро побежала к краю и прыгнула на первый балкон, потом на следующий и так пока не остался один этаж. Со стороны могло показаться, что кошка движется с невероятно большой скоростью. Верона же просто боялась опоздать. Крепкие лапы оттолкнулись, и Верона почувствовала, как ветер колышет шерстку. Странное чувство, что то, за чем она пришла, близко, промелькнуло в голове. Падение казалось долгим, но было молниеносным. Она выпустила когти, целясь прямо в лицо насильнику. Послышался вскрик девушки, детина, не ожидавший такого, вцепился в кошку, тем самым открыв путь к отступлению своей жертвы. Девушка, не оглядываясь, бросилась бежать.

Когти Вероны глубоко вонзались в его лицо и плечи. Он грубо схватил ее и приложил о землю. Резкая боль пронзила кошку и не успела она увернуться, как ее ударили под живот. Перед мордой стояла злое лицо, по которому струйками текла кровь. Мужчина был зол и решил выместить всю свою злость на черной кошке. Она пыталась встать на лапы, но боль пронзила все тело. Детина поднял ее и стал душить. Место той жертвы теперь была новая. Верона уже не могла вдохнуть и глотка воздуха. Перед глазами все чернело. Острая боль разливалась по телу. Она боялась, что он легким движением переломает позвонки. Страх, и боль. Это все, что в данный момент чувствовала кошка.

Мужчина разнял руки, и кошка упала на асфальт, у нее не было сил, чтобы отползти и она вся, сжимаясь в комочек, ждала нового удара. От попадавшего в легкие кислорода чуть прояснилось в глазах. Хотя грудь горела и каждый вздох был ужасной пыткой. Удара не последовало, в уши стал вливаться шум, происходящий рядом. Кошка приоткрыла глаза и увидела странную картину. Высокий черноволосый парень бил мужика, красивыми хорошо отработанными ударами. Мужик отлетел к стене, по его голове текла кровь. Некое подобие удовольствия от этой картины почувствовала побитая кошка. Она не видела лица новоприбывшего и не знала, откуда он появился.

— Значит это твоя шлюшка только что убежала от меня? — заскрежетал зубами военный.

Мужчина нанес ему еще один удар, разбив ему рот, хрустнул зуб, и кошка увидела струйки крови текущие изо рта насильника.

— Не знаю о чем ты, но это все из-за нее! — послышался сильный мужской голос.

— Из-за кошки. Да ты спятил!

— Вполне возможно! Попрощайся с жизнью, попроси у высшего источника прощения, хотя такие жалкие душонки ему не нужны!

Кошка не верила своим глазами и ушам. Что происходит? Парень легко поднял военного, который был совсем не маленьких размеров, и резко крутанул его шею. Такой неприятный хруст разнесся по закоулку, что кошка чуть не потеряла сознание, хотя держалась из последних сил. Этот парень только что убил того громилу. Глаза военного потухли, его тело казалось, принадлежало кукле марионетке. Верона первый раз в жизни видела, как умер человек. И это зрелище было не из приятных. Черноволосый направился к ней, она плохо видела его лицо. От него веяло той странной энергией, которая вела ее сюда. Он присел около нее и с интересом посмотрел на кошку.

— Не бойся! — спокойным тоном сказал он и аккуратно поднял ее на руки.

Кошка почувствовала боль, но не потому, что он взял ее неправильно, просто все тело болело. Руки, которые так легко только что забрали жизнь у человека, окутывали ее теплом, от них шла сильная энергия. Он нес ее по улице, у Вероны кружилась голова, и она боялась отключиться. Перед глазами мелькала его светлая рубашка, с коротким рукавом. В глазах то темнело, то прояснялось. Она пыталась вздохнуть, но боль в груди мешала ей, поэтому вдохи были совсем короткие, что не давало ее телу облегчения. В глазах опять потемнело, и кошка потеряла сознание, за которое так отчаянно цеплялась.

Глава 7.

Верона проснулась. Возвращение ото сна не принесло ей радости. Все ее тело саднило, ребро болело, голова кружилась. Очень хотелось пить. Желудок тоже был пуст, но это было не так важно как мучившая жажда. Девушка застонала. Она медленно открыла глаза. «Боже, где я?», — подумала она. Верона слегка повернула голову и вскрикнула. В ее глазах отразился ужас. На нее смотрел красивый черноволосый парень, который лежал рядом в одних трусах. Его накаченная грудь слегка шелохнулась. Она заметила на ней пару черных волосков. Он посмотрел на Верону своими проницательными глазами, которые ничего не выражали. Его глаза были красивого зеленого цвета и очень напоминали цвет глаз Вероны. Его лицо было просто не прилично красивым. Темные волосы обрамляли аристократичные черты, короткие усики и модно подстриженная бородка добавляли ему шарма. Марго бы сошла с ума, увидев его. Тут Верона часто задышала, боясь опустить взгляд на себя.

«Только бы не…»

— О нет! — вскрикнула она, увидев свое обнаженное тело.

Парень спокойно наблюдал за ней. Она резко схватила одеяло и обернулась им. В ее прекрасных глазах стоял страх, она застыла, не зная, что делать, что сказать.

— Кто ты? — спросил парень.

— Голая девушка в твоей кровати, ты не заметил?

— Я не вожу девушек в дом, поэтому есть два варианта.

— Ты напился и забыл свои правила? — спросила Верона, пытаясь сбить его с курса.

— Нет! — медленно ответил парень, не сводя с девушки глаз. — Вчера я спас одну кошку, черную кошку, и принес ее домой. Так как ветеринарные все были закрыты, то я решил оставить ее на ночь.

— Но я не вижу никакой кошки в твоей комнате. — сказала Верона, оглядывая шикарную комнату.

— А я вижу. Это и есть второй вариант. — сказал парень резким прыжком оказавшись рядом с Вероной.

Девушка опустила глаза на шикарное шелковое постельное белье, думая как выйти из этой запутанной ситуации. В этот момент, она выглядела так невинно и обворожительно, что парень смягчился.

— Расскажи мне. Я никому не выдам.

— Мне пора! — сказала Верона, пытаясь встать, но от боли так потемнело в глазах, что она упала на подушки, тяжело дыша.

— Я тебя никуда не отпущу. — просто сказал парень.

Верона сильно напугалась, так еще и воспоминания о прошлой ночи вливались в ее голову. «Он убил человека», — думала она.

Зеленоглазый парень встал над ней и провел рукой по ее телу.

— Что ты делаешь? — зашипела Верона, сверкая глазами.

— В данный момент, твои глаза совсем как у кошки.

— Что тебе от меня надо?

— Правду.

Парень снова положил свои руки на ее тело и стал двигать ими.

— Отпусти меня. — закричала Верона, не в силах бороться с ним.

— Позволь мне, я помогу тебе. — его лоб нахмурился и появились морщинки.

Его руки скользили по ее телу, сначала Верона не могла ничего понять, но потом почувствовала невероятную легкость и облегчение. Ее тело наполнялось волнами, энергия плавно перетекала по всему ее существу. Она видела свет исходившей из его ладоней, он закрыл глаза и просто водил руками по ней. Ссадины на руках исчезали, синяки налившиеся кровью уменьшались и пропадали совсем. Верона смотрела на все расширившимися глазами, практически не дыша.

— Расслабься. — произнес его спокойный голос.

Верона блаженно закрыла глаза, позволяя ему делать с ней это чудесное исцеление. Она желала этого, боясь, что он отпустит свои руки.

— Как хорошо! — произнесла она.

— У тебя ребро сломано, поэтому больно дышать. Я переведу свои руки к твоей груди, доверься мне.

Верона натянула тонкое одеяло повыше к шее, но позволила ему делать то, что он делал. Боль в груди проходила, дышать становилось легче, ей казалось, что она видит, как срастается кость. Как ей повезло вчера, что он пришел. От этой мысли слезы выступили на глазах.

— Тебе больно? — насторожено спросил парень.

— Нет. — тихо ответила она.

— Почему ты плачешь?

— Я не плачу.

— А что тогда это? — он коснулся пальцем слезы около глаза.

— Я счастлива.

— Правда? — удивился парень. — Отчего же? Тебя вчера чуть не убили.

— Ты пришел. — тихо произнесла Верона.

В глазах парня промелькнуло что-то странное. Он ничего не ответил. От его рук исходила такая приятная энергия. Верона не знала, что жизнь подарит ей такую встречу. «Чего только нет в этом загадочном мире. Сколько секретов хранит наша вселенная…», — подумала она.

— У тебя на шее синяки, могу я?

Верона кивнула, парень пододвинулся к ней и нежно положил ладони на ее шею.

— Меня зовут Адриан.

Верона промолчала.

— Если хочешь, можешь немного поспать тут! — Адриан указал на свою кровать.

— Ты и, правда, не водишь девушек сюда? — любопытство возвращалось к кошке.

Адриан мило усмехнулся и заглянул ей своими зелеными глазами в глаза:

— Нет. Я закончил.

— Когда ты лечишь, из твоих рук исходит такой красивый свет.

Парень вздрогнул.

— Ты можешь видеть его… — это не был вопрос.

Он зачарованно посмотрел Вероне в глаза. От него исходило что-то родное. Верона была поражена своим чувством.

— Ты знаешь мой секрет, почему тебе не рассказать свой? — прошептал он, убирая прядь запутавшихся волос с ее лица.

Такой личный жест потряс Верону. В нем было что-то странное.

— Я спас тебя и исцелил. Я немного заслужил твоего доверия.

— Я кошка. С хвостом и ушами.

Парень нежно рассмеялся.

— Почему тот мужчина хотел убить тебя? — его лицо нахмурилось.

— Я гуляла по крыше.

Парень ухмыльнулся. Верона осуждающе взглянула на него.

— Продолжай.

— Я увидела, как тот военный хотел обидеть девушку.

— Изнасиловать? — уточнил Адриан, от чего Верона вздрогнула.

— Да… Я бросилась на него, а девушка убежала. Остальное ты знаешь!

Адриан взглянул на девушку, которая не назвала своего имени ему. Ее нежное лицо выглядело напряженно, она не доверяла ему. «И правильно делает», — подумал Адриан. Ее глаза были по-настоящему красивы, а густые шелковые волосы спускались ниже груди. Она смешно закуталась в одеяло, хотя все что надо Адриан уже видел. Но, то, что его привлекло, скрывалось за внешностью, не зря он следовал за ней. Девушка зевнула. Он отодвинулся от нее.

— Поспи.

— Мне, правда, надо идти.

— Твои силы быстрее восстановятся, если ты поспишь. Я буду недалеко.

Верона хотела уйти и хотела остаться, абсолютно не понимая, что с ней. Слабость после лечение не давала ей подняться. Лень и сонливость расползалась по телу. Она еще раз зевнула, на что указал Адриан.

— Останься. Не бойся меня. — произнес он, также как когда то произнес Леон.

— Хорошо, но только на часик! — сказала девушка, сворачиваясь калачиком.

Адриан улыбнулся, выходя их комнаты.

Вероне снилось сны, но она не запомнила, ни одного. Значит, они были не такими уж и важными. Она проснулась и лежала в полной тишине. Кто-то гладил ее по шерстке, и она невольно мурлыкала себе под нос. По шерстке? Верона открыла глаза и увидела Адриана, и свою лапу. Лапа? Верона шмыгнула под одеяло и превратилась в себя.

— Ты гладил меня по шерстке? — сурово выговорила она.

— А ты любишь против шерстки? — нахально сощурив глаза, сказал Адриан.

— Это как бы личное! — воскликнула она.

— Ну, мне не привычно, лежит себе кошка, вот я и решил погладить, так она еще и мурлыкать начала. Наверно понравилось.

Верона недовольно на него уставилась. А он даже взгляда не отвел. Бессовестный!

— Мне нужна одежда. Можешь одолжить мне что-нибудь? — уже поласковее спросила она.

— Но у меня ничего нет в горошек и в цветочек. — фыркнул он.

— Дай свою футболку! — потребовала девушка.

— Спаси, приведи в дом, исцели и еще дай свою футболку. Я что, общество по защите кошек.

— Ты хочешь, чтобы я поехала домой голой? Я даже до автобуса не дойду.

— Ладно, посмотрю, что у меня есть.

Все вещи у Адриана были с фирменными бирками. Что не вещь, то бренд. Он кинул пару футболок на выбор и еще достал спортивные штаны. От всего исходил аромат свежести. Верона выбрала одежду и, попросив его отвернуться, надела штаны и белую футболку. Парень похихикал и сказал:

— Ты потрясна!

Верона подошла к зеркалу и, увидев себя, сама чуть не прыснула со смеха. Рядом стоял красивый парень, и она машинально привела свои волосы в порядок. Ее рука пробежала по шее, где еще утром были страшные кровоподтеки. Она перестала улыбаться и подошла к Адриану.

— Адриан, я благодарна тебе за все! Спасибо!

Он, молча, принял благодарность и его глаза снова стали серьезными.

— Я довезу тебя до дома.

— Я и так отняла у тебя кучу времени.

— Время понятие растяжимое.

Верона шла рядом с Адрианом. Его квартира была просторной и шикарно обставленной дорогой мебелью. Но когда она увидела его тачку, то просто обомлела. Это был двухместный аристократичный темно-зеленый Порше с кожаным светло-коричневым салоном. Адриан открыл дверцу Вероне и затем сел сам. Ключи завели тачку, и она с красивым рычанием выехала из гаража.

— Кошка значит! — усмехнулся он себе под нос.

— Ты обещал сохранить мой секрет!

— Это ты говоришь парню, который исцелил и срастил твое ребро за несколько минут?

— Откуда у тебя это дар?

— У всех нас оттуда! — интересно выразился он.

Верона объяснила, как доехать до ее района. Прохожие то и дело оглядывались на шикарную тачку Адриана.

— Ты же убил человека! — внезапно вспомнила Верона.

— Пусть твою маленькую черную головку с симпатичными ушами это не волнует!

«Как такое может не волновать», — подумала девушка, хотя в душе была рада, что мир избавился от такого маньяка.

Футболка болталась на ней, а штаны старались сползти. Порше затормозил около дома, проходящие мимо парни лет по пятнадцать стали указывать на них пальцем.

— Вот это тачка! Улет!

— И девчонка в ней тоже ничего! — нахально сказал один из них.

— Половое созревание! — улыбнулась Верона Адриану.

Она уже собиралась выйти из машины, как он резко сказал ей сидеть на месте. Потом обошел и галантно открыл ее дверцу. Кошке понравилось такое отношение.

— Спасибо Адриан. За все…

— Пожалуйста, кошка.

Тут послышался душераздирающий вопль, исходивший прямо с балкона квартиры Вероны. Она ударила себя рукой по лбу. О нет, она совсем забыла о бабушке.

— Где ты всю ночь была? — кричала бабуля так, что теперь полрайона знало, что Вероны не было всю ночь.

Адриан поднял брови.

— Здесь я оставлю тебя.

— Каждый день с новым мужиком! — донеслось с балкона.

Верона виновато посмотрела на Адриана.

— Это не так! — стараясь держаться гордо, сказала она.

Тут Адриан наклонился к ее лицу, и Верона в страхе подумала, что он поцелует ее, но он лишь прошептал ей на ухо:

— До свидания, кошка.

Адриан сел в машину, Верона смотрела, как он заводит ее своим блестящим ключом. Потом он подъехал к ней так, чтобы быть прямо напротив нее.

— Я кстати проснулся гораздо, гораздо раньше тебя, — многозначительно прожигая ее взглядом, сказал он, — поэтому мог по достоинству оценить все то, что ты прятала под одеялом.

В глазах Вероны пронеслась гамма чувств, потрясение, стыд, злость и мысль дать по его ухмыляющемуся лицу. Но Адриан закусив нижнюю губу, быстро уехал, хотя она видела его взгляд в зеркале заднего вида.

— Нахал! — крикнула она.

Понуро поднимаясь в квартиру, Верона отчаянно придумывала оправдание для бабушки. Ее злило, что она вообще должна придумывать оправдание, ведь она взрослый человек и сама о себе заботится!

— Ну? — бабушка стояла, уперев руки в бока.

«Хорошо хоть без скалки», — пронеслось в голове у девушки.

— Что бабуль? Завтрак готов?

— Обед! Уже обеденное время! Ты хоть знаешь, как я волновалась! Полночи не спала, твою мать подняла.

— Бабуль прости, я оставила телефон дома.

— Да я догадалась по тому, что он трезвонил на кухне. Что это за одежда? Разве девушки так одеваются? Да с тебя штаны сползают, уж зад виден.

«Соглашусь», — подумала Верона, подтягивая штаны.

— Чтобы по ночам больше не шлялась! Ты вообще еще девственница? — бабушка нависла над Вероной и прожигала ее взглядом, напоминая священника или инквизитора. А с ними шутки плохи!

«Своя жизнь дороже!», — подумала девушка.

— Конечно девственница. До свадьбы! — уверенно сказала Верона, перекрестив два пальца за спиной.

Этот день настал! Верона тащила, но уже с любовью, тяжеленный чемодан бабушки к перрону. День выдался пасмурным, но Вероне казалось, что светит солнце. Она улыбалась себе под нос и напевала песенку. Айрис приехав попрощаться, шла к ним. На перроне толпились люди. Дети не послушно бегали вокруг. Девушка объявляла прибытие поездов. Серое небо нависало над людьми, у многих были зонты в руках. Справа прощалась парочка, и девушка рыдала навзрыд.

— Вот ты, как всегда опаздываешь! — гаркнула бабуля на маму.

— Если бы я пришла, а ты уже уехала, то это бы значило опоздание! — сказала Айрис.

Объявили отправление. Бабушка всхлипнула и потянулась к Айрис и Вероне.

— Как же я люблю вас мои сладкие! Буду скучать. Берегите себя!

Верона с мамой качали головой и обнимали бабушку в ответ.

Верона помогла запихать чемодан в поезд. Бабушка махала им рукой. Поезд зашипел и стал отдаляться.

— Айрис, сними этот шарф, он тебя старит! — ласково произнесла бабушка, выглядывая из окошка.

— Да мама! — сняв шарф и помахав им на прощанье, крикнула Айрис.

Поезд скрылся за поворотом. Айрис и Верона выдохнули. Айрис снова повязала свой любимый шарфик и уверенно направилась к выходу.

— Ты у меня не просто в долгу! — сказала Верона, когда они проходили серое здание вокзала.

— Знаю! — всплеснула руками Айрис.

— Моя психика на соплях висит, мой гардероб нужно выбросить, моя самооценка понизилась!

— Ну, насчет самооценки неуверенна, бабушка сказала, что ты ночевать не приходишь, и каждый день приезжаешь с разными мужчинами!

Верона открыла рот и тут же закрыла.

— Я тебя не виню, если честно, я так за тебя рада, а то хочется тебе личного счастья. — мама трогательно покачала головой.

— Не переводи стрелки. Ты хоть знаешь, сколько всего мне пришлось вытерпеть?

— Детка, а теперь представь, что много лет ты живешь с этой женщиной рядом!

Да, Верона представляла.

— Ладно, мам, иди тебя обниму. Теперь понимаю, почему у тебя психика такая неуравновешенная!

— Хоть кто-то меня понимает.

Мама с дочкой шли, держась за ручки. В кассах стояли очереди. Люди с сумками сидели в зале ожидания. Кто-то ругался и пинал кофейный аппарат, забравший деньги и не выдавший горячего напитка.

— И кстати шарф тебе этот идет!

— Люблю тебя! — сказала мама.

Они вышли на улицу. Верона искала глазами мамину машину.

— Где ты припарковалась?

— Я приехала на автобусе.

— Что-то с машиной? — нахмурилась Верона.

— Мо она понадобилась.

Верона промолчала, после бабушки, все это цветочки. Просто надо добраться до дома, включить телевизор и посмотреть мультики, которые бабушка запрещала ей смотреть. Айрис и Верона дошли до автобусной остановке.

— Вот и мой автобус! — сказала Верона, целуя маму.

— Потом расскажешь мне о том бандюге, с которым целовалась около дома. — подмигнула мама.

— Ну, бабушка! — воскликнула Верона.

Верона порхала по квартире, она, наконец, была одна. Тишина! Приняв долгий душ, она не услышала бабушкиного голоса, напоминавшего ей об экономии воды. Приятный запах апельсинового мыла, которое ей привезла мама из своего последнего путешествия, тянулся за ней шлейфом. Махровое полотенце жалось к коже, впитывая капельки влаги.

— Все хорошо! Тебя никто не выкинет. Тебя тут любят! — говорила Верона своему фикусу, который уныло стоял в углу.

Девушка прошлась до холодильника прихватила мороженое, которое посыпала горьким шоколадом и изюмом, и вернулась обратно в комнату. Она плюхнулась в постель, включая телевизор. Как приятно делать такие вещи. Просто позволять себе маленькие радости и не слышать упреков. Почему взрослые такие законсервированные. Когда она еще жила с мамой, то ей всегда попадало за то, что она любила, есть в постели. И она дала себе слово, что вырастит, переедет и будет делать как хочет. Верона усмехнулась и запихнула очередную ложку мороженого в рот. Для релаксации она включила мультфильм «Барашек Шон». Это было наравне с медитацией.

— Привет Марго!

— Что делаешь?

— Смотрю «барашка Шона».

— Значит, бабушка уехала! — засмеялась Марго.

Подруга была явно в приподнятом настроение.

— Уехала сегодня утром.

— Я так по тебе соскучилась, мне надо столько тебе рассказать! — проворковала Марго.

— Да? Десятидневная занятость закончилась? — сердито спросила Верона.

— Ну, прости меня, от твоей бабушки меня в пот бросает.

— Ладно, рассказывай, что там у тебя.

— При встрече. Мне надо выбраться из офиса. Давай завтра пообедаем вместе?

— Хорошо, я к часу подъеду.

— Целую. Не ешь слишком много мороженого!

«Откуда она меня так хорошо знает», — улыбнулась Верона, поднеся ко рту очередную ложку с ванильным мороженым.

Так как перерыв на обед был всего лишь час, то Марго и Верона скользнули в ближайшее кафе. Они устроились снаружи, дабы подышать свежим воздухом.

— Я и так полдня провожу в офисе! — ныла Марго, обмахиваясь пакетом с документами.

— Хочешь, откроем магазин вместе? — пошутила Верона.

— Нет, это не для меня. Мне надо находиться в коллективе.

— И каждый день демонстрировать им новую юбку, каблуки или блузку.

— Ну, на крайняк новые сережки! — засмеялась Марго. — Ну, ты абсолютна права.

Девушки сделали заказ. Вероне есть совсем не хотелось, и она обошлась порцией салатика и сэндвича с рыбой. Марго наоборот была не обделена аппетитом в тот день и заказала себе три блюда и прохладный морс.

— Ты не представляешь, на днях к нам перевелся новый сотрудник. Он просто очаровашка. Высокий, стройный, глаза как кофейные зернышки, нежные руки…

— Когда это ты успела оценить его нежные руки? — хитро посмотрев на подругу, спросила Верона.

— Ну, он передавал мне документы, а я случайно скользнула по ним своими руками. Он даже покраснел слегка.

— Ну, Марго…

— Да, я такая. — скромно опустив глазки, сказала Марго. — Мы с ним переглядывались несколько дней, а потом он подошел и пригласил меня пообедать вместе.

— И?

— И… — передразнила Марго подругу. — И это на этой неделе в воскресенье, поэтому в субботу мы пойдем выбирать мне новое платье.

— Мы?

— Конечно, ты и я!

— Ну, я не знаю, не уверена, что смогу! — решила помучить подругу Верона, за ее «десятидневную занятость».

— Пожалуйста. Ты всегда помогаешь мне. У тебя это так хорошо получается. Мне иногда кажется, что ты подбираешь мне одежду лучше, чем себе самой!

— Ну, спасибо! — фыркнула Верона. — Ладно, пойду.

«Себе тоже прикуплю чего-нибудь», — подумала девушка. Хотя все ее кавалеры куда-то попрятались. Леон не появлялся с того дня, когда бабушка обозвала его всякими обидными словами. Вероне даже было обидно.

Когда она приехала домой, то заглянув в почту, нашла там письмо, в котором на маленьком кусочке бумажки было написано: «друг гораздо лучше, чем просто знакомый!». Она напрягла память и с улыбкой вспомнила, что назвала Леона сначала знакомым, а потом другом, перед бабушкой. Когда он прислал это? В душе чуть потеплело. Значит, возможно, она его еще увидит.

Верона не могла заснуть. Она переворачивалась с боку на бок. Все ей казалось не удобным. Она скинула одеяло, перевернула подушку, но это не помогло. Встав, она подошла к балкону, подышать воздухом. На улице было тихо. Верона провела рукой по волосам. В ее голову проник образ Адриана. В тот день было что-то странное. Она шла к нему. Тогда она еще не знала, кого ищет. Но теперь ясно понимала, это был Адриан. Она чувствовала некое притяжение, сильную энергию, зов крови. Прыгая по крышам, она никак не могла понять, что ищет. А всю потому, что Адриан перемешался на своем шикарном Порше.

«Странно. Все это как-то странно!», — подумала Верона. Она прошлась по комнате. На вещах лежали тени. Красная кнопочка горела на телевизоре.

— Он спас мне жизнь. — размышляла Верона. — Но я была в облике кошки. Значит, он тоже почувствовал что-то. Он сильный! Очень сильный!

Верона вздрогнула. Находиться рядом с ним было невероятно интересно. Когда он исцелял ее, то такой густой белый светящийся свет срывался с его рук. Она вспомнила свои ощущения. Было легко и приятно. Боль с большой скоростью отступала. Хотя она сама по себе была кошкой, и конечно процесс восстановления занял бы намного меньше времени, чем у человека, но все же, не так быстро. Ей бы пришлось поваляться несколько дней дома. Да и бабушка гостила тут, она бы сразу вызвала полицию, увидев внучку в синяках и кровоподтеках. Поэтому благодарность ее новому знакомому была высокой. Самое странное, в чем Верона себе не признавалась, он напомнил ей саму себя.

Девушка подошла к шкафу и открыла его. Там на верхней полке лежала его белая футболка. Она надела ее и шмыгнула в кровать, надеясь, что теперь быстрее заснет, так и случилось.

На улице горели фонари, освещая дорогу и дома. Пару мотыльков упрямо сновали вокруг них. Мужчина вышел из своей машины и посмотрел на балкон. В квартире было темно, и на балконе никого. Он не хотел приходить, но его просто тащило сюда. Он запустил руку в свои черные волнистые волосы. Пару дней он боролся, но сегодня запрыгнул в машину и примчался сюда. Он мог легко почувствовать ее. Это была некая прекрасная энергия окутывавшая ее существо. Он еще никогда раньше не мог различать энергию, но с этой девушкой было по-другому. «Может быть, рассказать отцу. — подумал он и резко покачал головой. — Нет, пусть это будет секретом, вдруг отец еще скажет, что девушка опасна». А защищать ее ему остро хотелось. Он видел, как ее ударил, а потом стал душить тот человек. Он помнил глаза кошки, которые выражали страх. Зеленые глаза, такой красивый оттенок. Да, ему хотелось защищать ее и в то же время держаться подальше. Но второе было намного труднее сделать. Он вспомнил, как она в кошачьем обличье спала на его кровати, а он гладил ее по шерстке. Адриан усмехнулся и провел рукой по своей модной бородке. Он не был поражен или удивлен, он сразу принял ее такой, какая она есть. Всю полностью с хвостом и хитрым взглядом.

Парень хлопнул по машине рукой. «Будь что будет», — подумал он. И переместился в ее квартиру. Он замер на балконе и заглянул в комнату. Девушка спала. Ее головка лежала на боку, волосы были разбросаны в полном беспорядке. Адриан сделал пару тихих шажков в направлении к кровати. Он присел около нее и посмотрел на девушку. Ее удивительная энергия обволакивала его. От удовольствия он вздрогнул. Его рука направилась к ее лицу, но на полпути, он передумал. Ее одеяло валялось рядом. Он присмотрелся и чуть не засмеялся. Она спала в его футболке. Его футболке! Тепло пробралось в его душу, которую он часто считал холодной.

«Котенок», — ласково подумал он, идя к машине.

Верона проснулась, понимая, что сегодня придется побегать. Почему ей приснился этот сон, она не понимала. Разве это серьезно? Приняв душ, и позавтракав, девушка размышляла, где находится нужный ей магазин. Она включила ноутбук и стала искать его адрес. «Вот он!», — щелкнув пальцами, подумала она. Верона залезла в шкаф, выбирая себе, свежею футболку, она с неохотой сняла ту, которая была на ней. Потом она наткнулась на свою любимую тунику, которую одевала с лосинами. Время у нее еще было, и она немного послонялась по дому, прибираясь. Заглянула в холодильник, не обнаружив там любимого кефира и каких-нибудь фруктов. Фрукты должны быть!

Девушка взглянула на часики и решила выйти на всякий случай пораньше. На улице снова было пасмурно, но дождя не обещали. Хотя кто верит прогнозам! Она вывела свой байк, и с удовольствием почувствовала его под собой. Магазин находился недалеко от аэропорта. Он был для эконом класса. То есть небогатые люди съезжались в него со всех концов города. Куча парковочных мест и металлических тележек. Они были разбросаны по всей площадке. Верона не совсем понимала, как она в такой толкучке сможет найти нужного ей человека. Девушка подошла к выходу и стала дежурить там. Она заново и заново представляла увиденное во сне. Магазин, парковка, подъезжающая фура, для разгрузки товара с другого конца. Она крутила головой, ища дверь для разгрузки. Вроде бы она находилась справа. Люди выходили и входили, бесконечный живой поток. Везде были развешены большие рекламные баннеры с ценами. Сахарный песок со скидками, мука, консервы, яйца в полцены. Верона прошлась, чтобы не затекали ноги, стоя на одном месте. Байк был припаркован недалеко. Девушка подумала о Леоне, где он сейчас? Их нежный поцелуй не выходил у нее из головы. При этих воспоминаниях у нее даже начинали покалывать губы, требуя продолжения банкета. Но сейчас надо было сконцентрироваться на деле. Она серьезно относилась ко всем своим снам, но этот казался до странности не важным и простым. Зазвонил телефон, это была Марго.

— Марго я прямо сейчас не могу говорить!

Но Марго было трудно переубедить.

— Удели мне минуту. Я насчет завтрашних планов. Я заеду за тобой в одиннадцать!

— А что так?

— Мне утром в свой выходной придется закинуть документы в наш офис на севере города.

— Ясненько, тогда в одиннадцать.

— Да знаешь, еще хотела сказать…

Верона прослушала, что говорила ей подруга, она резко наткнулась глазами на женщину с двумя маленькими детьми. Они уже вышли из магазина. Около нее крутились две маленьких девочки, им было лет по четыре. Они были в одинаковых костюмчиках. Их мать толкала загруженную тележку к старенькому автомобилю. Верона повернулась, еще держа трубку около уха, где слышался голос Марго. Как всегда в жизни все было неожиданно и быстро. Молодой парнишка в кепке схватил сумку, которая по глупости женщины валялась в тележке, и бросился бежать.

— О, нет! — воскликнула Верона.

Ее ноги оторвались от асфальта и кинулись вдогонку. Она летела за парнем, который довольно таки хорошо бегал. Ошарашенная женщина смотрела им вслед. Она даже не успела закричать, так быстро все случилось. Она лишь прижала своих детей к груди и чуть не плакала. Верона сразу вспомнила все фильмы, где полицейские бежали за бандитом. Но фильм это фильм. А тут живая улица, с людьми, машинами, велосипедами. Парень несся не оглядываясь.

— Стой, засранец! — крикнула Верона.

Ноги уже стали тяжелеть, а в груди горело. Если бы не кошачья выносливость, она бы уже бросила все это на перекрестке. Парень ловко уворачивался от препятствий и людей. Он летел так, будто бы за его спиной были крылья. Верона поняла, что не догонит его, хотя все еще упрямо бежала. Спина взмокла и туника прилипла к коже. Парень на секунду повернулся и из-под кепки блеснули его горящие глаза. «Наркоман», подумала девушка, не понимая откуда у того такая выносливость. В эту секунду на дороге появился автомобиль, Верона затормозила, а парень со всей силой налетел на него и врезался в лобовое стекло. Мужчина в машине с расширившимися от ужаса глазами, сидел в шоке. Парень скатился на землю, выронив сумку. Верона подбежала к нему, проверяя его пульс. Он был жив, но, по-видимому, находился в отключке.

— Звоните в скорую! — закричала девушка.

Мальчишке было лет пятнадцать, а он уже был в очень плохом состоянии из-за наркотиков. Его бледная кожа и худоба, бросались в глаза. Водитель, разводя руками и оправдываясь, наконец, вышел из машины. На его лице выступили капли пота.

— Я его не видел. Он просто выскочил на дорогу.

— Пожалуйста, успокойтесь и позвоните в скорую! — медленно выговаривая слова, произнесла Верона.

Мужчина кивнул и кинулся к машине, ища мобильный, а потом трясущимися руками набирал телефон, то и дело, промахиваясь и ругаясь по поводу сенсорных экранов.

Верона подняла сумку, которую намеревалась вернуть женщине.

— Вы ждите скорую, а я сейчас вернусь.

— Не уходите, вы же свидетель того, что я не виноват.

— Я вернусь через пару минут. — вздохнула Верона.

Женщина все еще стояла на парковке магазина. Когда она увидела запыхавшуюся Верону, несущую ей сумку, то прослезилась.

— Как мне вас благодарить?

— В следующий раз будьте аккуратнее, я понимаю у вас двое маленьких детей, но не кладите сумку в тележку!

— Я знаю, я такая дура! — всхлипывала женщина, а девочки ничего не понимая, печально смотрели на маму.

— Мама, почему ты плачешь? — спросила одна, дергая маму за юбку.

— Я не плачу родная, все хорошо! — сказала женщина, еще больше разрыдавшись.

— Мне пора. — сказала Верона, почувствовав себя неловко.

— Если бы вы знали, я одна воспитываю близняшек. А в сумке моя зарплата. Если бы вы ее не вернули, я не знаю, как бы мы прожили месяц.

Верона нахмурилась, виня себя, что считала этот сон совсем неважным.

— Я рада, что помогла вам. — тихо сказала она.

— Хотите чаю у меня дома? Вы выглядите уставшей! — спросила женщина.

— С удовольствием, но, к сожалению, мне надо закончить еще одно дело.

Женщина так благодарила Верону, что у той уже щеки начали гореть. Ей было так неловко, что она постаралась быстрее уйти, пожелав им всего наилучшего. Она села на байк, потому что идти было лень, и поехала давать показания.

Скорая приехала, и они аккуратно клали парня на носилки. Рядом стояли полицейские и брали показания. Народу собралось поглазеть много и Вероне пришлось протискиваться сквозь толпу.

— Вот она! — радостно закричал водитель, указывая на Верону пальцем.

На лице у молодого полицейского сразу пропала скука и он встрепенулся. Он важно подошел к Вероне и стал расспрашивать ее о том, что произошло. Верона дала показания, которые растянулись на полчаса, потому что полицейский все очень медленно записывал, бросал на нее томные взгляды, говорил о всякой всячине.

— Я свободна? — наконец спросила Верона.

— Да, вы свободны! — ответил полицейский постарше, оттаскивая за уши своего напарника.

— Но если что-то понадобится мы с вами свяжемся! — крикнул ей, выглядывая из-за плеча напарника, молодой коп.

Верона села грациозно села на свой байк, совсем покорив парня, который вздохнув, смотрел ей вслед.

— Мне бы такую! — мечтательно произнес он.

— Хватит мечтать, у нас еще один вызов. — сказал старший напарник возвращая его с небес на землю.

Глава 8.

— Прости Марго. Именно в момент нашего разговора я случайно заметила как воришка… — Верона пересказывала вчерашнюю историю, дувшейся на нее подруге.

— Правда? — Марго изменила выражение лица «я на тебя обижена» на «расскажи мне все».

— Да и он налетел прямо на машину. Был такой звук удара, что я подумала, парню конец.

Марго охала, но крепко держалась за руль.

— Значит, мой сюрприз придется как раз кстати! — воскликнула она, хитро глянув на Верону.

— Сюрприз? Это шопинг до ночи?

— Нет. Сейчас увидишь.

Марго припарковалась около большего центра. Подруги вышли и направились в красивые крутящиеся стеклянные двери. Милая девушка на рецепшене спросила, записаны ли они. Рядом с ней разрывался телефон и она, ища Марго в списке, отвечала на звонки.

— Да, да вы можете перенести. Хорошо я перезапишу вас на вторник.

Марго постукивала по столу ногтями.

— Надо сделать маникюр! — нахмурилась она.

— Проходите! — найдя их в списке кивнула девушка.

— Спа центр? — недоверчиво спросила Верона.

— Тебе понравится.

И Вероне понравилось. Девушки лежали на массажных столах, и их массажировали с применением масел и разных техник массажа.

— Это чудесно! — мурлыкала себе под нос Верона.

Ее тело наслаждалось каждой клеточкой. Волшебные руки массажиста летали по ее коже, нажимая на нужные точки, после которых приходило расслабление. Рядом балдела Марго, комментируя свои чувства.

— Это волшебно, да, здесь. Ох, ну вы мастер. Как повезло вашей жене.

— Жаль это не после шоппинга с тобой.

— Ты хоть знаешь, что я больше чем за неделю записывалась, чтобы втиснуть нас сюда в субботу! Я же знала, что после твоей бабули тебе понадобится это!

— Ты знаешь Марго?

— Что?

— Кажется, я тебя простила! — сказала совсем прибалдевшая Верона.

Марго улыбнулась и продолжила свои комментарии насчет массажа. После этого девушки сидели в красивой зале и пили чай на плетеных креслах. Посередине был фонтан, и это привносило долю успокоения. Вода переливаясь, взлетала, шуршала, нежно оседала на мраморном дне. Верона наблюдала за ней и пила вкусный чай. Еще несколько таких же довольных клиенток обсуждали это место.

— Марго, здесь наверно жутко дорого! — воскликнула Верона, послушав, что говорят, женщины напротив.

Марго махнула рукой.

— Деньги для нас или мы для денег?

Верона еще полдня благодарила Марго, говоря, что ее тело как в облаках, парит, легкое невесомое. Марго убрала сегодня волосы кверху и надела большие сережки, которые ей шли. При каждом шаге они позвякивали, сообщая о себе. Верона надела удобную обувь, белые шорты и ярко-синюю футболку. Ее распущенные волосы, шелковым покрывалом лежали на спине, соблазняя мужчин. После массажа и письма от Леона она чувствовала себя гораздо лучше, и на ее лице можно было заметить очаровательную улыбку.

— Это на тебя так массаж подействовал? — удивилась Марго, радуясь, что подруга сияет.

— Уху. — хитро ответила Верона, заставив Марго призадуматься.

— Ты с кем-то встречаешься и мне ничего не сказала? — резко затормозив посреди оживленного места, спросила Марго.

Верона похлопала ресницами и обняла подругу.

— Нет, но есть кто-то.

— Кто-то?

— Марго был всего лишь один поцелуй.

Марго приоткрыла ротик.

— Я тут тебе все рассказываю, а ты скрываешь такие подробности! — Марго грозно махала указательным пальчиком, прямо у носа подруги.

— Я не успела, ты сама была занята все эти дни, когда бабушка была здесь. — схитрила Верона, чтобы не обижать любимую Марго.

Марго гордо вскинула головку и ее серьги задребезжали. Она провела рукой по своей прическе и обиженно произнесла:

— И как поцелуй?

Верона засмеялась, хотя она не любила делиться своими личными переживаниями, но пришлось сказать, что он был очень нежным. Глазки Марго заблестели:

— Он что, даже не полапал мою девочку? — засмеялась она.

— Нет, он очень галантен и не похож на других мужчин. — высказалась Верона в конце почувствовав себя глупо.

— Что я слышу? Это же меня ты всегда называла романтической пятнадцатилетней девчонкой.

Верона пожала плечам. Она, правда, не особо хотела говорить о Леоне, ведь он был таким странным и совсем не похожим ни на кого. Она даже не знала, увидит ли его снова. Хотя очень хотелось…

Шопинг центр был под стеклянной крышей, и можно было наблюдать небо. Это было странно и в то же время привлекало сюда народ. Марго и Верона заходили в разные бутики и искали что-то стоящее для первого свидания Марго.

— Нет, не это.

— Марго, здесь такой вырез, что пупок виден.

— Это слишком мрачное.

— Вот иди, примерь!

Верона краем глаза искала себе платье. Большой выбор скорее сбивал с толку. Столько всего было в магазинах, что глаза разбегались. Марго доверяла вкусу Вероны, считая, что та, всегда находит нужную вещь. Поэтому она не особо жаловалась, когда Верона, говорила, нет или просто махала головой.

— Может быть это? — глаза Вероны задумчиво остановились на белом платье.

— Ты уверена? — немного недоверчиво спросила Марго.

— Белое для твоей смуглой кожи самое то, ты будешь выглядеть как роза. Нежная и милая. Платье до колена, плюс очень приличный вырез, который не покажет все, но даст воображению поработать.

— Тебе бы в нашей фирме работать! — сказала Марго, забирая платье из рук подруги.

Через пару минут она вышла из примерочной. Платье сидело изумительно, облегая красивую фигуру. Верона уже по выражению лица Марго видела, что угодила подруге. Она встала в красивую позу, положив одну руку на талию.

— Ну как? — сделав сексуальный голос, спросила она.

На поясе был переплетающийся серебряный ремешок, белый цвет очень шел к темным кудрям подруги и ее смуглому цвету кожи.

— Это то, что мы искали! — уверенно сказала Верона.

После многочасового похода по магазинам подруги пошли в кафе, где подавали итальянскую кухню. Подруги заказали себе лазанью. Тоненькие пласты теста, нежное мясо и расплавленный сыр, таяли во рту.

— Ммм… Обожаю итальянцев!

— Итальянцев или итальянскую кухню? — уточнила Верона.

— Итальянцев, которые умеют хорошо готовить! — весело воскликнула Марго.

Вечером, вернувшись домой, Верона нашла конверт в почтовом ящике, достав его она посмотрела, что он как и в прошлый раз не был подписан, а значит, тот кто его послал, приезжал и лично кинул его сюда. На листе бумаги было написано: «Завтра в твоем любимом месте у моря, где мы спорили на поцелуй, в девять вечера. Леон».

Верона поднялась домой и весело рассмеялась. Встречи с Леоном были для нее отдушиной, и было приятно осознавать, что бабушка не смогла выкинуть его из ее жизни…

— Да Бет, конечно, я все понимаю. Я подменю тебя! — сказала Верона и чуть не ударила кулаком по столу.

Ну, бывает же! Именно сегодня. Верона стояла посреди кухни и не знала что делать. Сегодня встреча с Леоном, а ей надо отработать в магазине. Так она могла бы уйти пораньше, но коробки с новым товаром обещали завезти в восемь.

Ее зеленые глаза недовольно поблескивали. Но делать было нечего, и уже через полчаса она стояла за прилавком, ожидая покупателей. День тек медленно и скучно, она листала журналы Бет, которые были наполнены полной ерундой. «Как узнать изменяет ли он вам», звучала первая статья с кучей советов. Да фиг узнаешь. Захочет изменить, то изменит. Многие мужчины даже жили на две семьи, и только на их похоронах становилось известно.

— Если вы заметили помаду, на его рубашке, то это повод задуматься. — читала Верона.

Явно статью написала девушка, которая пересмотрела кучу мелодрам.

— Если он прячет от вас мобильник, часто, когда ему звонят, уходит подальше, чтобы вы его не слышали. Или резко захлопывает ноутбук, пряча там некую информацию, то… — Верона перелистнула страницу.

На следующей странице была изображена девушка, которая косо смотрела на маленьких детей. Статья называлась: «Почему женщины в современном мире не хотят детей?».

— Бешеный ритм жизни, карьера, страх родов, страх остаться матерью одиночкой. — прочитала Верона и добавила: — вы забыли написать о презервативах! Ведь раньше их не было, поэтому женщины и рожали по десять детей. И кто-нибудь у них спрашивал, действительно ли всех из них они искренне хотели.

Верона вспомнила прочитанную давно книгу «Унесенные ветром». Скарлетт не хотела детей. «Зачем заставлять женщину иметь детей, — думала Верона, — ведь главное это ее желание! Если хочет то это здорово, а если нет… Лучше родиться в семье, где тебя ждали, где тебя готовы любить и прощать. Ребенок не игрушка».

Следующая страница и новая статья: «Как быть идеальной женщиной».

— Мужчины любят девушек с пухлыми губами, красивой и подтянутой фигурой, шикарными волосами и т.д. — Верона вздохнула, прочитав эти строки, и посмотрела на фотографии моделей представленных ниже.

Каждый век новая мода! Когда-то было модно перебинтовывать грудь, чтобы она была маленькой. Пухленькие женщины вызывали мужской восторг. Худоба была признаком нездоровья. Загорелые женщины были крестьянками, а дамы были с белоснежной кожей. Теперь модно быть накаченной со всех сторон силиконом, худой до страха, загорелой до ужаса. Самое интересное, что мужчин привлекает совсем не это.

Верона отбросила журнал куда подальше. Она наверно была не в духе с утра, поэтому так остро среагировала на дешевые статейки. Вошедшая в магазин женщина отвлекла ее внимание, и они около часа выбирали подарок ее невестке. Наконец женщина остановилась на чайном китайском наборе. Он лежал в красивой коробке на шелковой ткани. Заварник был прямоугольной формы, на нем были иероглифы. Маленькие чашечки с рисунком окружали его.

— Ей должно понравиться, она увлекается такими вещами. Любит Фэн-шуй.

Верона упаковала в красивую подарочную бумагу и прикрепила бантик сверху.

Было уже восемь двадцать, а курьер так и не доставил товар. Она пыталась дозвониться в фирму, но никто не брал трубку. Верона разочаровано покачала головой. Около девяти парень внес в магазин несколько коробок и, извиняясь, объяснял, почему он так поздно.

— Хорошо, хорошо! — сказала Верона, выталкивая его за дверь.

Она не доехала, а долетела до дома и, прыгая через ступеньку, влетела в свою квартиру. Душ. Потом шкаф. Вещи летели вверх. Девушка недовольно поджимала губы. Что надеть? На мотоцикле не наденешь красивое платье или юбку. Приходилось выбирать из другого.

Она натянула на себя белые облегающие джинсы и светлую нежную футболку с кружевами. Нацепив на шею кулончик, она взглянула на себя в зеркало и удовлетворенно кивнула.

«Скорее всего, одевалась я зря. Он, наверно, уехал не дождавшись» — думала девушка, гоня свой байк по улицам к набережной.

Ее любимое место находилось за поворотом после светофора. Время было около десяти. Совесть немного мучила кошку, но она же была не виновата!

Он был там. Его мотоцикл стоял около дороги. По венам Вероны быстрее побежала кровь. Она сняла шлем и взбила примятые волосы. Сделав несколько шагов к камням, она увидела его. Он сидел и смотрел на море. А она смотрела на него. Он сидел так, что она могла видеть его профиль. Именно с той стороны, где не было шрама. Как бабушка могла назвать его ужасным? Около него горели свечи в круглых полузакрытых подсвечниках, чтобы их не задувал ветер. Он сидел на постеленном покрывале. Рядом с ним лежала корзинка с едой. Значит, он пригласил ее на пикник.

— Еда остыла. — сказал он, не поворачиваясь, своим хриплым голосом, и Верона с блаженством закрыла глаза, слушая его.

Он знал, что она стоит за его спиной и знал, что она наблюдает за ним.

— Мне очень жаль.

— За то, что опоздала?

— За то, что заставила тебя и наш ужин ждать! — нежно улыбнулась Верона, садясь рядом.

— Думаю, у тебя была на то причина.

— Задержалась на работе.

— Я не знал, что ты сегодня работаешь.

— Я тоже узнала только утром.

Верона устроилась около него на покрывале. Он не сводил взгляд с моря. Его красивые длинные ресницы подрагивали. Вдруг девушка почувствовала, что он положил свою теплую ладонь поверх ее. Она глубоко вдохнула морской воздух. Сидеть здесь рядом с ним было приятно. Даже если они молчали, или перебрасывались короткими фразами.

Он повернулся к ней и заглянул в ее глаза. Она снова могла увидеть их мудрое выражение. Сколько лет этому парню? Его взгляд просто идет из глубины веков.

— Это для тебя. — он вытащил маленький букет васильков из под кожаной куртки.

Верона посмотрела на эти пушистые цветочки, и в какой раз удивилась. Леон был не похож на других. Она приняла их и понюхала. Совсем тонкий и нежный аромат исходил от них.

— Спасибо! — нежно прошептала она.

— А теперь давай есть!

Леон достал еду из корзины, она была упакована в специальные контейнеры. В корзине виднелись фрукты, плитка элитного шоколада, небольшая плоская коробочка и термос.

— Вина нет, потому что я не хочу, чтобы ты ездила в нетрезвом состоянии на мотоцикле.

— Мотоцикл жалко? — подколола его Верона.

Леон посмотрел на нее. В глазах девушки поблескивал огонек от свечи. Ее длинные волосы теребил ветер. Темные как ночное покрывало, они обрамляли ее лицо, делая ее совершенной. Он сглотнул:

— Что-то вроде! — и на его лице появилось ироничное выражение.

Тут Верона поняла, что он никогда не улыбается. Или она просто забыла. Хотя иногда в его глазах мелькало что-то теплое, его лицо оставалось серьезным и спокойным.

Еда была очень вкусной. Верона похвалила ресторан, в которой он ее заказал, на что Леон спокойно ответил, что сам все приготовил.

— Ты сам все это приготовил? — в глазах девушки читалось удивление и недоверие, что явно пришлось ему по вкусу.

— Да. — сказал он, бросив взгляд на ее губы. — мне было приятно приготовить для тебя своими руками, а не заказывать в ресторане, даже не зная, что они туда кладут.

— А ты сам, не положил туда чего-нибудь? — спросила девушка, весело смеясь. — А то мне кажется, я пьянею без вина.

Он опустил свои длинные ресницы, чуть прикрыв свои серые глаза. Верона думала, что вот сейчас он улыбнется, но ошиблась. Свечи романтично горели. Море шумело около камней. Луна пряталась за облаками, превращая это место в темную гавань, и только маленькие огоньки свеч освещали путь. Вероне показалось, что они два путника в этой бескрайней вселенной, которым предстоит длинная дорога, но в данный момент, они позволили себе отдых.

— Где твоя куртка? — резко спросил Леон.

— Я забыла ее дома.

«Слишком торопилась к тебе!», — подумала Верона, заводя прядь волос, которая щекотала ее щеку, за ухо

Он встал и подошел к ней сзади. Она уже была готова к тому, что он снимет свою куртку и положит ей на плечи. Но, то, что случилось, оказалось гораздо лучше… Леон сел сзади, и обнял ее. Любимый ею аромат распространился вокруг нее.

— Так лучше? — хрипло прошептал он ей на ухо.

— Гораздо лучше…

Верона положила свою голову ему на грудь и закрыла глаза, понимая, что этот вечер войдет в список любимых вечеров. Его теплые руки лежали на ее руках. Она слышала, как бьется его сердце. Они сидели молча. Свечи подрагивали в подсвечниках. Леон потянулся за термосом и разлил им чай. Он протянул ей кружку. Потом он открыл коробочку с маленькими пирожными.

— Их ты тоже приготовил сам?

— К сожалению нет.

Верона не видела его лица, но чувствовала его теплую грудь, прижимающуюся к ее спине. Она могла представить, как широкие плечи этого мужчины закрывают ее от ветра и от всех проблем.

— Леон?

— Да.

— Прости за те бабушкины слова. Она не думает, когда обижает людей.

— Я не обиделся.

— Я видела твои глаза. В них промелькнула боль.

— Ты слишком проницательная. — сказал он, нюхая ее волосы.

— Мне жаль.

— Не думай об этом. Я привык на реакцию людей на шрам.

Девушка слегка заерзала и тихо сказала:

— Я думала, что ты не вернешься.

Леон удивленно покачал головой и усмехнулся, но она не могла видеть этого.

— Этого слишком мало, чтобы отвадить меня от тебя.

В сердце Вероны ворвалась теплая волна, омывая его. Эти слова были дороги для нее. До этого момента она и сама не знала, что ей было бы очень обидно, если не сказать больно, если бы он не вернулся…

— Если хочешь рассказать мне, как ты его получил, можешь поделиться со мной.

— В другой раз. — резко выдохнул Леон.

— Хорошо. Помнишь, однажды ты сказал мне, что я вижу тебя по-другому.

— Сердцем?

— Сердцем, душой… Так вот я хотела сказать, — Верона задумалась, а он не подгонял, она старалась подобрать правильные слова, но они ускользали, — меня привлекает не внешность человека, а его внутренний мир. И твой шрам, он не имеет никакого значения. Я принимаю тебя всего…

«Почему когда произносишь вслух мысли, то получается совсем не так!», — подумала Верона, слегка нахмурившись.

Она немного развернулась в его руках, чтобы увидеть его лицо. Оно было непроницаемым. Что за ним скрывалось, какие эмоции? Верона протянула руку к шраму. Леон вздрогнул, но не пошевелился и не оттолкнул ее. Она ласково пробежала пальчиками по его шраму, который разрезал прекрасную щеку. А потом коснулась его губ, которые так нежно умели целовать. Леон посмотрел на нее, но ничего не сказал. Верона, немного застеснявшись такого личного жеста, который она позволила себе с ним, опустила глаза ему на грудь. Тогда он пошевелился и, притянув ее, поцеловал ее волосы.

— Извини. — тихо сказала она, сама особо не понимая за что извиняется.

— За что? — удивился Леон, но он быстро сообразил. — Мне было приятно.

Его хриплый голос вливался в ее уши, а она как кошка расслаблено лежала в его руках. Облака плыли подгоняемые ветром. Леон достал фрукты и стал отрывать виноградины и кормить Верону из рук.

— Я, правда, объелась! — отнекивалась она, и в ее рот снова попадала новая порция винограда.

— Пока тут все не съедим домой не уедем! — в глазах Леона промелькнуло веселое выражение.

«А кто сказал, что я хочу куда уезжать!» — подумала Верона, впитывая каждой клеточкой тела его присутствие.

Верона всегда учила себя уметь наслаждаться жизнью. Это была очень сложная наука. Люди нервничают или слишком торопятся, всегда чего-то боятся, а надо уметь созерцать, впитывать, уметь расслабляться. Еще Верона знала, что жизнь изменчива, сегодня есть, а завтра может и не быть. Поэтому она наслаждалась каждым моментом, проведенным с Леоном. Его взгляды, теплое объятие, шум моря, ночь, спускавшаяся на землю обволакивала собою все.

— Тебе хорошо? — спросил Леон, который наблюдал за Вероной.

Она кивнула, ведь ей и правда было хорошо.

Свечи погасли, и их окутала темнота. Верона все ждала поцелуя, но Леон и здесь отличился, просто обнимал ее и играл с ее волосами.

— Пора! — сказала он.

— А что, уже все съедено?

Он кивнул. Они собрали одеяло и пустые контейнеры в корзину. Верона потянулась и последовала за ним к мотоциклам.

«Столько романтичных моментов, а он не поцеловал меня», — удивлялась девушка.

— У тебя обновка! Кофр! — воскликнула Верона.

— Я приделал это ради сегодняшнего пикника.

— Значит ради меня! — нахально улыбнулась девушка и снова сонно потянулась.

В этот момент, рядом оказался Леон и поднял ее за талию к верху, а потом опустил на землю и прижался губами к ее губам. Лишь на секунду. Одно прикосновение и он отпустил ее. Верона ошарашена, смотрела на него. Странный парень! Она даже не успела отреагировать!

«Если и дальше будет себя так вести, то придется поменять правила и самой прижать его к стенке и целовать до потери сознания», — подумала девушка, садясь на байк.

Они быстро добрались до ее дома. Было полчетвертого утра.

— Леон, спасибо за сегодняшний пикник. Все было так красиво и вкусно! Я до сих пор не уверенна, что все это приготовил ты! — лукаво смотря на него, произнесла Верона.

Он подошел к ней и сжал в крепких мужских объятиях. Верона почувствовала себя так защищено. «Раз у него такие красивые плечи, то и живот наверно накачен, — мысли ворвались в ее голову. — Как жаль, что он так редко снимает кожаную куртку, чтобы я смогла наглядеться на его сильные плечи. Надо будет в следующий раз сделать вид, что я замерзла».

Объятия резко оборвались. Леон смотрел куда-то поверх ее головы. Верона обернулась, уже боясь снова увидеть бабушку на балконе. Но бабушки там не оказалось. На столе, на балконе стояла большая плетеная белая корзина, в которой было просто неприличное количество синих роз. Верона ошарашено смотрела на них.

— Еще один поклонник? — сверкнула глазами Леон.

— Нет, понятия не имею, как они там оказались.

Леон прошел к байку и вытащил из кофра васильки. Он передал их Вероне.

— Спокойной ночи! — сказал он, и даже не поцеловав в щеку, сел на байк.

— Твои васильки мне нравятся больше! — закричала Верона вдогонку, растеряно прижимая маленький букетик к груди.

Войдя в квартиру, Верона сразу прошествовала на балкон. Очаровательная корзина занимала полстола. Синие розы, которых она раньше никогда не получала, таинственно, ждали свою новую обладательницу. Девушка села на стул и стала смотреть на них. «Кто мог послать ей их, хотя не послать, а нагло забраться на второй этаж и поставить на балкон», — думала она. Верона посмотрела вниз, размышляя, как это было сделано. Тут она заметила карточку в букете и потянулась к ней. На ней красивым витиеватым почерком было написано: « зеленоглазой кошке».

— Адриан! — воскликнула она.

Девушка, уже засыпая, подумала, что в их с Леоном прощание все же было нечто хорошее… Ревность, промелькнувшая на его обычно непроницаемом и гордом лице! И кошка заснула с улыбкой на губах.

Глава 9.

Леон злился на себя, что позволил себе так грубо уйти. Она же не виновата, он знал это по ее реакции на букет, но все же не сдержался. Ревность злая штука. Верона такая красивая. Такая умная, веселая, проницательная, да еще много чего!

Он невольно дотронулся до своей изуродованной щеки. Люди часто странно пялились, шептались, или просто жалели его. Но Верона, она смотрела на него как на равного, без глупой жалости или отвращения. Ее взгляд говорил ему, что он такой же как и раньше. Когда она дотронулась до него, то он боялся спугнуть ее. Его шрам почувствовал теплую женскую руку.

Как в ней может течь их кровь? Это каждый день казалось ему менее правдивым. Но он знал правду, он видел ложь, видел, сколько вранья в этом мире, сколько ненужной шелухи. Людей использовали как материал, им никогда не давали настоящих знаний. И эти делали те, одной из которых была она. Знала ли она сама?

Леон вздохнул. Он представил ее искреннее веселое лицо. Такое нежное! Как ему уберечь ее? Нет, она не похожа на ту помешанную на своем господстве, касту. Леон был настоящим противовесом им. Он должен не дать ей стать одной из них. Бессердечной и расчетливой. И в этом он мог положиться только на себя…

Айрис рыдала на кухне и попивала успокоительный чай из трав, который ей заварила дочь. Ее глаза припухли, а короткая стрижка была растрепана.

— Мамочка, прошу, не плачь из-за этого… — Верона еле сдержалась, чтобы не сказать какое-нибудь неприличное слова.

С утра мама как ураган ворвалась в ее квартиру, круша все на своем пути. Верона спросонья даже сначала не поняла, в чем дело, но потом все ясно вырисовалось.

— Нам было так хорошо вместе! Ну, по крайней мере, я так думала! — всхлипывала Айрис.

Вероне было больно смотреть на маму в таком состояние и ей хотелось за уши оттягать Мо, но ведь она предполагала, что так все и закончится.

— На моей выставке он познакомился с этой!

Верона кивнула. Она готовила единственное средство, которое могло успокоить маму — жарила семечки.

— Смотри, чтоб не подгорели. Перемешивай быстрее.

— Да, мам! — совсем соглашалась Верона, лишь бы маме стало легче.

— Она богатая женщина, у нее свой особняк загородом. Вот он и ушел к ней!

«Ну и зачем такой гад тогда нужен?», — думала Верона, стараясь быстро переворачивать семечки.

— Мне жаль! Но я думаю, он тебя не достоин! — сказала Верона, вспоминая эту фразу из последней мелодрамы, что они смотрели с Марго.

Мама промакивала глаза салфеткой.

— Мне было хорошо с ним. Просто давно не было такого. — покачав головой сказала Айрис.

— Я понимаю, но ты должна быть благодарна, что это было. Будет что вспомнить!

Айрис мечтательно закатила глаза. Верона подсунула ей тазик с семечками.

— Да, доченька. Может это самое главное, что есть, что вспомнить в этой жизни!

Как только семечки поостыли, Айрис сразу запустила руку в тазик.

— Я заметила тут у тебя просто шикарный букет синих роз. — хитро посмотрев на Верону, спросила она. — Это от того со щекой, про которого мне бабушка все уши прожужжала.

— Нет, это от одного знакомого. Он мне просто помог в одном деле.

— И подарил цветы! — мама с намеком посмотрел на дочь.

— И подарил цветы. — как можно проще, сказала Верона.

— Шикарный букет, который стоит ползарплаты!

— Зарплаты у всех разные!

— Ты стала такой скрытной последнее время! — надулась мама.

— Нет мам, правда, один раз его видела! — похлопав маму по руке, сказала Верона.

— А что с тем со шрамом?

— Мы встречались пару раз, но пока все несерьезно.

Верона перевела глаза к окну.

— Когда будет серьезно, познакомь нас! — сказала Айрис, ласково убирая прядь волос с лица дочери. — Для меня твое личное счастье очень важно!

Вечером приехала Марго. Она привезла Айрис букет белых и розовых лилий. Он был красиво перевязан широкой зеленой лентой.

— Ты такая умничка! — обняла Верона подругу.

— Когда ты мне позвонила, то я расстроилась за Айрис, она мне как мама. Мы с ней похожи. Мы не как ты, быстро кидаемся с головой, обжигая крылья. А ты совсем другая.

Верона немного расстроилась из-за слов подруги. Но Марго наверняка не хотела ее обидеть. Просто это было правдой. За много лет их дружбы Верона никогда не влюблялась. Даже привязанностей не было.

— А еще я прихватила ее любимые конфеты — чернослив в шоколаде!

Марго, Айрис и Верона болтали на балконе. Тишину прорезал звук подъезжающего мотоцикла.

— А я и не знала, что у вас еще кто-то ездит на мотоцикле. — удивилась Айрис.

Сердце Вероны стало биться быстрее. Зачем он приехал? Парень стоял, облокотившись об байк, и просто смотрел на их балкон. Верона, как ни в чем не бывало, продолжила болтать с подругой и мамой. Хотя то и дело бросала взгляды на Леона.

— Мы с Мо, забрались в чужой дом, когда там никого не было и обнаженными плавали в бассейне.

— Айрис я вами восхищаюсь! — Марго с любовью смотрела на маму Вероны.

— Однажды, когда я писала картину, он…

Верона увидела, что Леон помахал ей рукой, но отвернулась. Парень упрямо стоял дальше, он снял шлем, но его лицо было плохо видно в сумерках.

— По-моему тот молодой человек машет нам рукой! — удивилась мама и тут же подозрительно перевела взгляд на Верону.

— Вряд ли, это он этажом выше.

Теперь уже Марго и мама смотрели на него.

«Уезжай!», — подумала Верона.

— Верона! — разнесся его хриплый голос на полрайона.

— И этажом выше живет девушка с твоим именем? — подняв бровь, спросила Марго.

— Верона иди, спустись! Не прилично же! — воскликнула Айрис.

— Да ничего покричит и уедет. — напряженно улыбнулась Верона, показав свои клычки.

— Веронаааааааааааа! — послышался новый сильный крик.

— Упрямец! — хлопнула по столу Верона, не собираясь никуда идти.

Но когда она перевела взгляд на Марго и маму, поняла, что идти придется! Они с укором смотрели на нее.

— Вы вообще, на чьей стороне?

— На стороне этого парня! — сказала Марго. — Потому что у него очень сексуальный голос.

— Она уже идет! — крикнула добрая мама.

— Спасибо! — махнул рукой довольный Леон.

Верона нехотя встала.

— Не переодевайся ради меня! — нахально подколол ее Леон, прямо читая ее мысли.

— У него еще и чувство юмора! — протянула довольная Марго.

Верона и правда хотела одеть что-нибудь получше, но после его слов, только подбежала к зеркалу и причесалась.

Прямо как есть, в домашних шортиках и простой домашней футболке, она вышла к нему.

— Прекрасно выглядишь! — сказал он.

— Очень смешно! — сверкнула зелеными глазами Верона.

Леон нахально привлек ее к себе, она пыталась его оттолкнуть, но ничего не вышло. Верона прекрасно представляла, как мама и Марго обе пялятся, свешиваясь с балкона.

— Мне все равно во что ты одета! Ты всегда прекрасна. — тихо добавил он.

— Зачем приехал? — холодно спросила Верона.

— Хотел тебя увидеть. — сказал Леон.

Он злился на себя, боясь, что она сломает его. Вырвет его душу. Ведь он хотел влюбить ее в себя, а выходило, что сам терял контроль.

— Увидел, теперь можешь ехать!

— Я знаю, ты злишься из-за того как я уехал. — сказал он вдыхая ее аромат.

— Хватит меня нюхать!

— Но ты так приятно пахнешь!

Сама Верона не могла отказать себе в удовольствие вдыхать его запах, который заставлял ее забыть обо всем.

— Леон, ты приезжаешь и уезжаешь когда хочешь. А тогда ты повел себя грубо! — сказала Верона, делая обиженный вид, хотя самой было приятно, что он так заревновал в прошлый раз.

— Я повел себя глупо! — сказал он, беря ее лицо в свое.

— Только не смей целовать меня при моей маме! — сказала Верона, хотя сама мечтала о его губах.

Уголки его губ слегка приподнялись, но все же, до улыбки было далеко. «Я научу тебя улыбаться, мой загадочный мужчина!», пообещала себе Верона.

— Познакомь меня с ней! — неожиданно выговорил он, не отпуская ее лица из своих теплых ладоней.

Марго с мамой не сводили с них глаз, будто бы смотрели весьма интересную мелодраму. «Нахалки», подумала Верона, в душе усмехаясь.

— Ни за что! Я не знакомлю маму, с кем попало! — выговорила Верона, упрямо задрав носик.

— С кем попало значит! — сделал серьезное лицо Леон. — А мне кажется, что я ей уже понравился!

— Ах ты, хитрец, поэтому ты тут так нежно меня обнимаешь?

— Нежно, хорошо, что ты это сказала.

Верона отняла его руки от своего лица.

— Не познакомлю! — упрямо топнув ножкой, сказал она.

— Посмотрим! — загадочно произнес Леон.

— Теперь уезжай!

— Мне, правда, жаль, что я так повел себя! Но я исправлюсь! — добавил он.

Верона усмехнулась, его глаза сейчас были такими хитрыми. Серые глаза. Такие глубокие. Она отвернулась.

— Я пойду.

— Подожди, я привез тебе кое-что.

Кошачье любопытство не позволило девушки уйти.

— И что там у тебя? — делая не заинтересованный вид, спросила она.

— Подойди ближе.

Верона сделала пару маленьких шажков.

— Поцелуй меня в щечку.

— Что? — прошипела Верона.

— Ты же хочешь получить, то, что я привез для тебя.

— Не знаю. Сначала покажи, а потом я подумаю.

Леон достал маленькую коробочку перевязанную бантиком. Она развязала его и сдвинула крышку. Внутри лежало пирожное, корзиночка.

— Пирожное? — девушка удивленно посмотрела на Леона.

Он кивнул.

— Я сам его испек. Для тебя! — добавил он.

Верона больше не могла делать обиженный вид. Она расплылась в улыбке. Ее ямочки шаловливо заиграли на щеках. Она нежно опустила ресницы, а потом подняла на Леоне свои прекрасные глаза:

— Спасибо.

— А теперь поцелуешь?

Он наклонился и подставил свою щеку, но Верона, обошла его и поцеловала в щеку, где был шрам. Леон дотронулся до своей щеки и не сводил взгляд с девушки.

— Теперь мне хочется печь для тебя каждый день. — пошутил он.

— Помнишь?

Леон покачал головой, не понимая.

— Я, принимаю тебя всего. И кстати не в обиду будет сказано той щеке, это моя любимая! — сказала она, ласково посмотрев на щеку со шрамом.

Леон схватил ее руку и прижал к своей груди. Он ничего не сказал, но смотрел на Верону так серьезно, что девушке даже стало не по себе.

— Хорошего тебе вечера с подругой и мамой! — сказал он, отпуская ее руку.

Леон помахал рукой Айрис и Марго, а затем уехал. Верона смотрела ему вслед, пытаясь расшифровать его странный последний взгляд.

— Иди домой уже! Нам тут не терпится! — крикнула Марго

Верона медленно поднималась по лестнице, пытаясь растянуть те моменты, которые только что провела с Леоном.

— Как можно так долго преодолевать два этажа? — воскликнула Марго.

— Ни каких комментариев! — грозно сказала Верона.

— Да щас! — сердито молвила Марго.

— Что у тебя в коробочке? — с любопытством спросила мама.

— Пирожное корзиночка.

— Ммм, как мило! — сказала Марго.

— Он сам его мне испек. — смешно прикусив нижнюю губу, не сдержала улыбки Верона.

— Еще и печет! — воскликнула Марго, качая головой.

— Если б ты знала, как он готовит! Пальчики оближешь!

— А когда это вы ели его еду? — невинно округлив глаза, спросила мама.

— Так слишком много вопросов! Я пошла, ставить чайник, и не слопайте пирожное без меня.

Когда чай был готов, Верона разделила небольшую корзиночку на три части и весело сказала:

— Заценим, девчонки!

Марго не могла остаться на ночь, и Верона пошла, ее проводить.

— Точно не останешься?

— Я бы хотела, но завтра надо рано ехать в офис, оформлять документы. Да и не появлюсь же я в той же одежде! — сказала Марго, отбрасывая черные кудри за спины.

— Ну, смотри сама! Еще спасибо, что приехала поддержать маму.

Марго садилась в свой черный жук. Она опустила стекло и серьезно сказала:

— Он мне понравился!

— Ты даже его толком и не видела! — воскликнула Верона.

— Я видела твои глаза! — сказала подруга отъезжая. — Они еще никогда так не блестели…

Верона шла по темному городу, не замечая прохожих. Ее глаза скользили по дороге. Ей пришлось припарковать свой байк чуть подальше, чем хотелось, зато в безопасном месте. Ее взгляд был задумчив и печален. Весь этот день не был легким… А началось все как всегда со сна.

Дом номер двенадцать. Во сне появилась табличка с названием улицу, а потом, она увидела девочку подростка, которая стояла на краю крыши. Ветер теребил ее волосы, которые были подстрижены под аккуратное каре. В ее глазах стояла боль. Глубокая, терзающая боль. Ребенок не мог справиться с ней. Она стояла и смотрела вниз. Из ее глаз текли слезы. Город внизу не знал о ней и не знал ее проблем. Она была одна. Страх. Она снова посмотрела вниз. Машины, люди и серый асфальт. Ее худенькие плечики вздрогнули, и она сделала шаг вперед. Последний шаг… А потом страшный крик разорвавший тишину.

Верона поняла, что кричит она. Она сидела в кровати и прижимала колени к груди. Из глаз текли слезы. Несколько минут ей понадобилось, чтобы понять, что она не та девочка и что она у себя дома. Странно, она смогла почувствовать эмоции девочки. А там было темно и холодно. Что-то жгло ее душу. Верона медленно вдыхала и выдыхала. Футболка Адриана прилипла к телу. В комнате было жарко. Верона пошла за стаканом воды, куда бросила несколько кубиков льда. Еще она протерла кубиком свое лицо. Она стояла и думала, что завтра ей придется сделать все, чтобы спасти жизнь подростка.

Вечером Верона сидела прямо на краю крыши. Дом оказался пятнадцатиэтажным. Снизу доносились звуки улицы. Верона смотрела по сторонам, зная, откуда появиться девочка. Что ей сказать? Как ее уберечь от этого шага? Подростки очень эмоциональны. Верона далеко не считала себя умеющей общаться с детьми.

Вскоре открылась дверь, выходящая на крышу. Фигура приближалась медленно, странно покачиваясь. Верона сидела тихо, пока девочка не подошла. Во сне она показалась ей меньше, но вблизи девочке было лет тринадцать.

— Привет! — спокойно сказала она.

Девочка вскрикнула от неожиданности.

— Ты чего так напугалась? — спросила Верона, улыбнувшись.

Кошка могла легко почувствовать, что девочка находилась на грани. Поэтому надо было вывести ее из этого состояния.

— Я думала, что одна здесь! — чуть заикаясь, произнесла девочка.

— Прости, малышка, я не хотела тебя напугать. Я тут сижу, смотрю на город и ем тортик, который сама испекла. Хочешь? — Верона показала на коробку.

Девочка странно смотрела на Верону, в ее глазах легко можно было прочитать, что она не рада гостье. Совсем не рада. Она размышляла, что делать.

— Ты здесь живешь?

Девочка кивнула.

— Смотрю вниз и просто поражаюсь, так далеко. Здесь ведь пятнадцать этажей, верно?

Девочка странно кивнула.

— Если человек свалиться отсюда, то ему будет ужасно страшно, а потом дикая боль. В общем, боже упаси! — сказала Верона, округляя глаза.

— Зато потом свобода. — тихо прошептала девочка, упрямо смотря вниз.

— Знаешь, один мой знакомый, хороший парень, но глупый и слабый. Да именно слабый, потому что он не захотел бороться со всеми препятствиями, которые ему дала жизнь. Так вот, этот глупец прыгнул с дома, но там оказалось недостаточно высоко, так вот он разбился. Но не насмерть. Он рассказывал, что когда сделал шаг в пропасть, то сразу же пожалел об этом, но этого шага было не вернуть. Ты умненькая девочка, понимаешь да? Так вот, он стал инвалидом. И теперь он просто мечтает вернуть тот день, когда сделал роковой шаг. Помимо этого, ему до сих пор снятся кошмары. Но уже ничего не вернуть.

«Я ужасный психотерапевт!», подумала Верона.

Все это время она была напряжена и готова вскочить и перехватить девочку в любую минуту, но часто люди, которым действительно больно, хотят сделать это в одиночку. Верона краем глаза наблюдала за подростком. Та смотрела на девушку и совсем растерялась.

— А если нету сил жить? — тихо спросила она.

— О, поверь, у каждого человека бывают плохие времена, а потом они проходят и все меняется. Надо просто выдержать и ждать.

— А если уже ничего нельзя исправить? — нервно спросила девочка, дергая себя за рукав.

— Иди ко мне, ты стоишь там вдалеке, нам будет легче разговаривать. — как ни в чем не бывало, сказала Верона.

Девочка медленно подошла и села.

— Смотри, правда страшно? — сказала Верона, указывая вниз.

Девочка посмотрела, и в ее глазах появился страх.

— Сделай мне одолжение, доешь торт, а то я уже два куска слопала. Совесть мучает!

Девочка взяла коробку и долго смотрела внутрь, потом слезы брызнули у нее из глаз. Это дало Вероне повод ненавязчиво приобнять ее, а на самом деле вцепиться в нее на всякий случай.

— Что не так? Он так плохо выглядит?

— Нет, — девочка так всхлипывала, что не могла выговорить ни слова.

Верона обняла ее, окутывая ту своим теплом. Девочка казалась такой хрупкой.

— Расскажи мне, ведь не зря мы встретились. Твой ангел заботится о тебе. А когда ты опечалена, то он тоже печалится, и старается сделать все, чтобы ты стала опять веселой.

«Верят ли дети в наше время в ангелов?», — тут же подумала Верона.

— Моя мама, — девочка опять зарыдала, и Вероне приходилось вслушиваться в слова, чтобы разобрать их. — она готовила мне вкусные лимонные пирожные.

«Готовила…Прошедшее время», — призадумалась Верона.

— С ней что-то случилось? — спросила Верона, боясь услышать ответ.

Девочка долго молчала и смотрела вдаль. Верона не разжимала объятий и совсем не знала, что сказать.

— Она умерла. — произнесла девочка.

— Мне так жаль! — сказала Верона, хотя сама терпеть не могла эти слова, разве они могли помочь…

— Мы поссорились с ней! — снова начала всхлипывать девочка. — И я наговорила ей кучу гадостей. Я такая дура! Она не пустила меня с девочками загород, а мне так хотелось поехать. Мама сказала, что будет беспокоиться за меня, но тогда мне было все равно. А потом она…

— Все ссорятся с мамами. Поверь мне. Я со своей не раз ругалась из-за ерунды.

— Но я же больше с ней никогда не померюсь, и она не узнает, как я сожалею.

— Поверь, узнает, твой ангел сообщит ее ангелу, и уже тот передаст ей.

— Я не верю в ангелов! — сказала девочка, немного зло, посмотрев на Верону.

— Ну и зря. — уверенно сказала Верона. — ты его обижаешь, а он всегда оберегает тебя.

Девочка недовольно сжала губки.

— У тебя есть папа?

— Бросил нас с мамой, когда мне было шесть! — сердито сказала она. — Ненавижу его!

— Тогда тебе еще повезло! Мой отец, которого я, кстати, никогда не видела, ушел от мамы, как, только, она забеременела.

— Правда? — спросила девочка, протирая свои красные глаза.

Верона кивнула головой.

— Но моя мама сильная женщина. Она сама меня воспитала! Как бы ей не было трудно, она выстояла и не сдалась.

— Мне так хочется вернуть маму назад. Она наверно умерла думая, что я ее ненавижу.

— Какие глупости. Твоя мама так никогда не думала. Ведь ты ее очень любишь, а мамы такое чувствуют. Она любила тебя и заботилась, и если ты ее любишь, по-настоящему, то ты должна стать сильной, родить свою доченьку и подарить ей любовь.

Девочка странно посмотрела на Верону, и погладила ее по волосам.

— Я бы хотела, чтобы у моей дочери были длинные волосы.

— Значит будут! Попробуй моего торта, я бы хотела угостить одного человека, который мне нравится, но мне нужно твое мнение.

Девочка с видом знатока откусила торт и показала большой палец вверх.

— Очень вкусный, я бы еще клубники сверху порезала кусочками, раз это твоему парню.

— Разве я сказала, что моему парню? — усмехнулась Верона. — Чувствую, мы с тобой подружимся!

— У меня никогда не было взрослой подруги.

— Теперь будет! Я дам тебе свой номер и когда тебе будет грустно, то просто позвони. А если кто-нибудь обидеть тебя в школе, то надеру ему уши!

— У меня нет мобильного.

— Мы что-нибудь придумаем, по-моему, у меня дома завалялся мой старенький.

Девочка сначала сказала, что не надо, она была хорошо воспитана, но потом жажда обладания мобильным пересилила.

— С кем ты живешь?

— С бабушкой, она тоже очень горюет по маме.

— Если с тобой что-то случиться, представляешь, как ей будет плохо!

Девочка, молча, кивнула. В ее головке переваривалось все услышанное. Верона погладила ее по волосам. Девочка была бедно одета.

— Знаешь что, мы сейчас с тобой пойдем в магазин и купим для бабушки и тебя чего-нибудь.

— Зачем?

— Затем, что уже довольно поздно и бабушка будет тебя ругать, а мы ей скажем, что были в магазине.

Верона и девочка, которую звали Севана, спустились вниз, и только тогда Верона поняла, что ей полегчало. В магазине она купила им продуктов, фруктов и еще мороженого. Скорее всего, бабушка жила на пенсию, много денег ушло на похороны, да и от государства помощи как всегда было мало.

— Мне когда-нибудь полегчает? — по-взрослому спросила Севана.

Верона покачала головой:

— Полегчает, но пока будет трудно, но я верю, что ты не подведешь. Да и я рядом! Просто пообещай мне не делать никаких глупостей!

— А тебя и правду привел мой ангел? — девочка заглянула Вероне в глаза.

— Да, он пришел и сказал, что одной очень хорошей девочке нужна помощь. И еще он сказал, что когда эта девочка вырастет, то сама будет помогать людям.

— Правда? — в глазах Севаны стояло удивление.

— Да! — твердо ответила Верона, ведя девочку за руку.

Когда она передала Севану в руки бабушки, которая ошарашено, смотрела на Верону, с сумками с продуктами, то обещала ей вместе сходить куда-нибудь.

— Просто когда захочешь, позвони мне с домашнего!

Девочка кивнула и на прощанье обняла Верону, и они еще долго так стояли. Слезы навернулись на глазах у девушки, но она их быстро смахнула. Ей вспомнилось кучу случаев, когда она рисковала жизнью, спасая человека, а он даже не говорил ей простого спасибо. А тут такое тепло повеяло от девчушки, такая нежность. Она погладила ее по голове и прошептала на ухо:

— Твой ангел всегда будет приглядывать за тобой, поэтому ты не одинока. Даже когда ты засыпаешь, он садиться около тебя и закрывает тебя своими большими, белыми крыльями.

Девочка смешно вытаращила глазки.

Верона заплатила за парковку и выехала на своем мотоцикле. В голове крутились все слова, которые она говорила Севане. Она целый день нервничала, не зная, что будет говорить. Неужели девочке, просто нужно было с кем-то поговорить. Или важным было быть там, в нужное время, ведь человек за пять минут может передумать, а за несколько секунд потерять решимость. Верона не знала, что помогло ей, но она благодарила вселенную. Ей надо поддерживать отношения с Севаной, ведь не каждому человеку повезло быть выращенным обоими родителям. А для девочки, мама это целый мир. Да если бы что-то произошло с ее мамой, то и во взрослом возрасте она бы не знала, как это пережить, а тут ребенок с неустановившейся психикой. «Мама я люблю тебя! И надо почаще тебе об этом говорить!», — подумала Верона, мчась, домой.

День выдался облачным, и иногда налетали порывы ветра. «Хорошо, что мы живем в теплом месте, ведь как кошка, я не выношу холода!», — думала Верона, ожидая Марго.

Она стояла около высокого здания, которое было забито всевозможными офисами и фирмами. Звонила Бет и говорила, что в коробках совсем не то, что она просила. Сегодня надо было разбираться, почему привезли не тот товар.

— Вот и ты! — весело сказала Верона, обнимая подругу.

— Мне некогда, мы ужасно загружены, а тут ты! — нервно сказала Марго.

Верона ухмыльнулась, она-то знала, почему у Марго такое настроение. Сегодня был ее день рождение. А этот день Марго терпеть не могла. Она нервно крутила пальцами свою сережку и с недовольством смотрела на подругу.

— Хорошо, я быстро.

Верона достала из маленькой коробочки любимое пирожное Марго. В него было воткнута розовая свечка. Марго вздохнула, постукивая каблучком. Верона зажгла спичку, которою сразу же сдул порыв ветра.

— Эй, не мешай мне любимую подругу поздравлять! — заругалась она на него, чем вызвала мимолетную улыбку Марго.

Через несколько раз Вероне удалось пожечь фитиль, и она со счастливым видом поднесла пирожное к лицу Марго.

— С днем рождения мой недовольный офисный кротик!

— Это я офисный крот?

— Хватит болтать, задувай свечку, а то ветер за тебя желание загадает и сам сдует.

Марго смешно надула свои щечки и сдула огонек. Верона сразу схватила пластиковую вилку и, нырнув ею в пирожное, запихала кусочек Марго в рот.

— Да я же вся перепачкаюсь!

— Тебе сегодня простительно!

Верона знала, что Марго обожает это пирожное, поэтому не сможет отказаться. Люди с интересом смотрели на них, проходя мимо.

— Да я знаю, что мы красивая пара, благодарю! — издевалась Верона.

— А что в пакете? — подняла бровь Марго.

— Просто пакет. — невинно раскрыв глаза, выговорила Верона.

— А где мой подарок? — подперев бока, грозно спросила Марго.

— А ты же не любишь и не празднуешь дни рождения! — так же подперев бока руками, сказала Верона.

— Подарки то я люблю! — прошипела Марго, протягивая руку. — Давай сюда!

Верона, похихикав, передала пакет подруге. Та недолго возилась с бантиком, просто грубо оторвав его.

— Знаешь сколько времени я потратила, чтобы его упаковать, понежнее!

— Знаешь, сколько времени мы проведем вместе, если меня уволят, из-за таких вот отлучек!

— Ну, ладно тогда, открывай быстрее!

Марго на секунду с удивлением взглянула на подарок, а потом усмешка возникла на ее губах.

— По крайней мере, не буду больше спать одна в большой холодной кровати! — подколола она.

— Для этого он и здесь!

В руках Марго крутила большого медвежонка, на курточке которого было написано: «я лучше любого бойфренда!». Подруга смягчилась и погладила медвежонка по голове.

— Ну, иди сюда! — сказала она Вероне, и они втроем обнялись, Марго, Верона и медвежонок.

— Потом скажешь, как его назвала! А теперь беги!

Марго поблагодарила Верону и умчалась обратно в свой офис. Верона прикусила губу и виновато хлопнула себя по лбу, она забыла сказать подруге, что у той крем около губы.

Верона поехала в магазин, решать свои проблемы. Хорошо еще, что дела в магазине, после небольшого спада в том месяце, снова наладились.

Айрис выглядела гораздо лучше с последней встречи. Она была в легком белом летнем платье, в котором она выглядела лет на десять моложе. Крупные солнечные очки красовались на ее волосах. Верона крепко обняла маму. Она привезла ей новый чай, который недавно поступил в магазин и был достаточно терпким на вкус, чтобы удовлетворить Айрис.

— Что это ты сегодня такая внимательная.

— Я всегда внимательная! — улыбнулась Верона.

Мама не упоминала о Мо и Верона не собиралась заводить о нем разговор.

— Ты же знаешь Марго, она не празднует дни рождения.

— Жалко, могли закатить вечеринку или выбраться вместе куда-нибудь. — сказала мама отпивая кофе маленькими глоточками.

На ее пальце красовался красивый серебряный перстень с белым камнем. Вероне нравилось, что ее мама любила аксессуары и красивую одежду, заботилась о себе. Это здорово. Сама Верона полюбила аксессуары, только после того как стала кошкой. Сегодня она надела трехслойные золотые бусы, которые красиво обрамляли шею и спускались ниже. Они подходили к ее персиковому платью, а платье в свою очередь подходило к легкому загару. Красивые темные волосы девушки лежали на спине. Она макала горячую булочку в клубничное варенье. За окном было солнечно, хотя еще вчера было, похоже, что облака осадили их город.

— Добрый день! — произнес очень знакомый хриплый мужской голос, который Верона никак не ожидала здесь услышать.

Верона даже забыла про булочку и капающее с нее варенье. Она с приоткрытым ртом смотрела на Леона. На нем были кремовые брюки и голубая рубашка с коротким рукавом, которая красиво оттеняла его серые глаза. Из-под рукавов виднелись мощные плечи и руки. Она никогда не видела его в таком виде. Он стал похож на богатенького мальчика.

— Добрый, я не знаю вашего имени! — глаза мамы засияли.

— Леон!

— О, когда-то я очень любила этот фильм, и раз пять его смотрела.

Леон галантно положил на стол около мамы маленький букет бледно-желтых пионов.

— Это мне? Как красиво.

— Могу я составить вам сегодня компанию?

— После такого букета, разве могу я отказать? — улыбнулась Айрис.

Леон сел рядом с Вероной и поцеловал ошарашенную девушку в щеку.

— У тебя джем стекает с булочки. — сказал он и откусил от этой самой булочки.

Он усмехнулся, не надо было уметь читать чужие мысли, у Вероны на лбу было написано: «что ты тут делаешь?».

— Ты забыла, что хотела познакомить меня с мамой сегодня! — громко сказал он, делая удивленный вид.

В глазах Вероны промелькнуло пламя. Она никогда не знакомила парней с мамой. Тем более что они очень быстро вылетали из ее жизни и не были важны для нее.

Мама просто сияла. Доченька, наконец, соизволила сделать такой шаг! Верона отобрала свою булочку от нагло прищурившегося Леона и вцепилась в нее зубами.

— Она никогда меня ни с кем не знакомила. Наверно вы особенный.

«Еще, какой особенный, мерзавец», — подумала Верона и стукнула Леона под столом ногой.

— Я могу, только на это надеется! — очень серьезно сказал Леон и заглянул в самую душу Вероны, где тут же мяукнула кошка.

Мама просто таяла, она болтала с Леоном, смеялась, шутила. Верона задумчиво доедала свой завтрак. Хотя вкуса еды она не чувствовала.

Айрис заметила, что Леон накрыл своей ладонью руку дочери и та странно на него покосилась. Айрис винила себя за это. Девочки влюблялись, а Верона всегда спокойно относилась к своим ухажерам. Наверняка Верона была такой, потому что ее отец ушел до ее рождения. Она не доверяла мужчинам. Если бы Айрис не связалась с тем мужчиной, хотя если бы не связалась, то не было бы ее прекрасной дочери. Как объяснить ей, что не все мужчины плохие?

Верона же явно не имела с этим никаких проблем, ее мама ошибалась. Просто ее сердце не принадлежало никому кроме нее.

— Зачем ты пришел? — спросила она, как только мама отошла в дамскую комнату.

— Я же ясно выразился, что не согласен с твоей позицией! — спокойно произнес Леон.

— Какой позицией? Леон, мы с тобой только раз поцеловались. А ты уже знакомишься с моей мамой.

— Разве это важно? Сколько поцелуев у нас было? — лицо Леона исказилось.

Он резко притянул Верону и поцеловал ее в губы.

— Там уже два поцелуя, и, кстати, я уже знаком с твоей бабушкой.

Они смотрели друг на друга и их взгляды пылали. Верона недоумевала, чего Леон добивается.

— Ну как вы тут? — радостно спросила мама, вернувшись.

— Чудесно! — мило улыбнулся Леон в ответ. — Вы ведь хотели показать мне свои картины. Так вот, я бы с удовольствием на них посмотрел!

Попрощавшись с мамой, Верона скользнула за угол и быстро пошла по улице.

— Я подвезу тебя!

— Ты наглый, самоуверенный тип! — сверкая глазами, сказала она.

— Да, я такой! — сказал он, прижав ее к себе. — И поэтому я тебе нравлюсь!

— Отпусти пиявка! Ты мне не нравишься, особенно в данный момент. — нагло соврала Верона.

Он сделал оскорбленный вид и сказал:

— А я собирался пригласить тебя в кино.

— Кино, как не оригинально.

— Зато практично. Ты любишь мелодрамы?

— Терпеть не могу. Лучше уж чтоб с убийствами! Да еще где всяких наглецов, ставят на место. — сказала Верона, хотя сама терпеть не могла ужасы.

— Я такое не могу смотреть, или тебе придется закрывать мне глаза. Может лучше мультик?

— Разве мужчины ходят на мультики? — подколола его Верона.

— К тем, к которым ты привыкла, видно нет, но я хожу!

— Зачем я вообще об этом говорю, ведь я не собираюсь с тобой в кино!

— Собираешься и уже думаешь, что наденешь.

— И это меня ты назвал проницательной?! — покачала головой Верона.

— Я просто знаю тебя. — тихо сказал Леон.

— Меня никто не знает, даже я сама. — уверенно добавила Верона.

Леон наклонился и прошептал ей в ухо:

— Во-первых, я постараюсь сделать все, чтобы узнать тебя, а во-вторых, пожалуйста, приди в этом платье на свидание!

— Свидание?

Леон утвердительно кивнул головой.

— Он просто лапочка! Какой галантный!

— Ммм…

— У него такая сексуальная фигура! — протянула мама. — А плечи, так и хочется потрогать.

— Мама!

— Не ревнуй, я шучу. Просто отрываю тебе глаза, если ты вдруг не заметила…

— Разве такое не заметишь? — довольная как кошка, ухмыльнулась Верона.

— Я поставила его букет в воду, и теперь он радует мой глаз. Знаешь, я ведь не пишу цветы, но может, сяду и напишу новую картину с пионами.

— Это чудесно, мама!

— Я так рада, что ты, наконец, меня познакомила с ним.

Верона не стала переубеждать счастливую маму в обратном.

— Я даже не замечала его шрама, такой он хороший парень.

— И как ты смогла это понять за полчаса?

— Интуиция!

Когда Верона повесила трубку, она была уверена, что мама уже представляет их свадьбу. И теперь ее будет занимать очень важный вопрос, какое платье купить, чтобы быть самой очаровательной мамой там.

Верона сидела на балконе. Она зажгла свечу и поставила ее в фонарь. Благодаря стеклам, ветер не мог задуть ее. Свет от свечи играл на стене. Сегодня к вечеру похолодало, и Верона куталась в свой любимый плед. Она вспоминала Леона и его поведение. На ее лице блуждала улыбка. Сначала она думала, что он просто играется с ней. Их ночные гонки, короткие встречи, сколько времени она знала его только как «незнакомца в шлеме»? Он всегда волновал ее. Она просто не показывала этого. Кошка в ней знала, что он другой, от него веяло морским бризом, силой, свободой. Даже когда она думала, что под шлемом может оказаться весьма непривлекательный тип, то все же его характер и загадочность увлекала ее. Когда в ту ночь он снял шлем, и она увидела его лицо, то все в ней перевернулось. Его глаза, они были особенно волнительными. Их поцелуй, который заставлял Верону вспоминать его снова и снова.

— Кто же ты? — спросила Верона.

Почему сегодня она вела себя грубо с ним? Ведь она восхищалась его упорством. Зачем ей нужен тот, который не будет бороться за то, чего хочет. «Почему я думаю о нем, все равно я не буду с ним. Ведь у меня есть секреты, и я не могу доверить их никому. Хотя Адриан знает…», — думала девушка. Она понимала, что у нее есть дар, который должен стоять на первом месте. Ведь спасать и помогать людям это самое важное. Это ее предназначение.

Она печально посмотрела вдаль. «Может прекратить с ним любое общение, чтобы он не влюбился в нее, а потом не причинить ему боль. — подумала девушка, а потом покачала головой. — Дело в том, что мне самой уже трудно прекратить эти встречи, которые дают мне столько тепла…»

В темноте на другой стороне улицы, стоял Леон. Он ругал себя снова и снова, что приехал сюда. Ведь он видел ее только утром. Эта девушка засасывала как черная дыра. Леон думал, что он сильный, но уже не мог противиться. «Как бы я хотел сейчас сидеть рядом и обнимать ее, кутающуюся в мягкий плед», — думал он. В сердце резко закололо. «Вдруг она просто не умеет любить. Вдруг я не смогу сломать их систему. Ведь они другие…» Странно, но ему уже было все равно, лишь бы быть рядом, дышать ее воздухом.

— Я идиот! — сказал он дереву. — Но это того стоит…

Девушка спала, ее лицо казалось неспокойным. Похоже, она видела какой-то плохой сон. Адриан обошел кровать. На ней не было его футболки и это немного огорчило его. Девушка вздрогнула и что-то зашептала. Адриан лег рядом и прижал ее к себе, успокаивая. Она была теплой. Он вспомнил, как гладил ее в обличье кошки. Он улыбнулся, поражаясь тому, сколько всего есть в мире.

— Черному котенку снится плохой сон! — прошептал он. — Но я здесь, и ты в безопасности!

— Спасибо! — мило ответила девушка сонным голоском.

Адриан ошарашено посмотрел на нее, но ее глаза были закрыты. Она спала. Он понял, что его сердце бешено стучало. Он облегченно вздохнул. Не надо было приходить, но он давно ее не видел. Сегодня он устал от дел и не мог отказать себе в маленьком приятном визите. Девушка перевернулась с бока на бок, оказавшись прямо в его объятиях. Ее руки обвили его, он замер. В его зеленых глазах промелькнуло несколько чувств. Ее рука медленно пробежала по его руке и спустилась к талии. Адриан нахально наслаждался, и сам как кот практически мурлыкал, но вдруг девушка открыла свои глаза. Сначала, она просто смотрела на него, пытаясь хоть что-то понять, а потом в ее глазах стало пробиваться понимание происходящего и она резко закричала.

Верона открыла глаза и увидела перед собой Адриана. Но через пару секунд он исчез. Испарился! Ее крик еще отдавался в ее ушах. Она так напугалась. Проснуться среди ночи и увидеть мужчину на своей кровати, так еще и обнимать его. Привидится же такое!

«Это все потому, что я думала о нем вчера, перед сном!», — размышляла девушка.

Так ей еще и чудилось, что его запах стоит в комнате. Все было таким реальным. Надо пить ромашковый чай перед сном. Адриан так и не появился после их первой и последней встречи, только букет его уже засохших роз, все еще стоял в корзинке на кухне…

Верона снова опаздывала на встречу. Кстати это было их первое официальное свидание с Леоном. Она даже не хотела думать, из-за чего опоздала. Она помогла человеку, а он не только не поблагодарил, так еще и накричал на нее. Потом она долго ждала автобуса на остановке, и как оказалось, водители автобусов объявили забастовку. «Обязательно сегодня?», — думала она, пытаясь поймать такси, которые проезжали мимо, заполненные клиентами. Ну почему она не взяла сегодня свой мотоцикл? Она злилась, но пыталась успокоиться, чтобы не испортить Леону настроение. Он-то не виноват! Пришлось бежать к метро, а от метро еще идти минут пятнадцать. Верона быстро шла к кинотеатру, понимая, что сеанс давно начался.

Одинокая фигура стояла у входа и ждала ее. Верона виновато взглянула на Леона. Он был в темных джинсах и серой футболке. Его волосы были красиво поставлены гелем.

— Мне так жаль, я задержалась из-за дел. — сказала она, понимая, что не может объяснить ему, что ей снятся вещие сны, а она не может их игнорировать.

Леон поднял брови и долго смотрел на нее. Он знал, что она чего-то не договаривает. Он легко чувствовал ложь. Но он просто кивнул в ответ.

— Сеанс начался?

— Скорее скоро закончится! — подколол ее Леон.

— Мне жаль.

Леон знал, что последняя фраза искренняя, поэтому нежно взял Верону за руку.

— У меня есть идея получше! — сказал он и веселые искорки появились в его серых глазах.

Он потянул ее к припаркованному мотоциклу.

— Знаешь, почему ты тогда выиграл? — хитро прищурив глазки, спросила Верона. — Потому что твой мотоцикл мощнее. Если бы ехали на одинаковых моделях, я бы тебя обошла.

— Не сомневаюсь! — галантно сказал он. — Но знаешь настоящую причину, почему я выиграл тогда?

Верона заинтересовано посмотрела на него.

— Потому что очень, очень хотел поцеловать одну девушку.

Верона даже немного засмущалась, хотя раньше она спокойно относилась к таким словам. Она очаровательно опустила глазки, заставляя Леона еще больше восхищаться ею.

Зазвонил телефон. Голос Марго зазвенел из мобильного.

— Привет Марго.

— Привет! Ты хоть могла сказать мне, что у меня крем над губой, я так ходила несколько часов по офису, ловя смешки на себе. Пока парень, с которым я была на свидание в это воскресенье, неловко мне на это указал.

— Да, прости. Марго мне неудобно сейчас говорить.

— А что так? Я же не успела тебе рассказать, как прошло свидание.

— Я просто сейчас на одной…Ммм… — Верона косо взглянула на Леона. — На одной встрече.

— На свидание она! Свидание! — громко сказал в трубку Леон, получив от Вероны недовольный взгляд.

— Ах, — явная усмешка Марго проскользнула в ее голосе, — так бы и сказала. Тогда до завтра. Хорошо провести вам время.

— Держи! — сказал он, передавая ей красивый новенький шлем.

— Ты купил новый шлем. Красивый!

— Я же не хочу, чтобы ты ездила без него! И да, я потратил время, выбирая, чтобы угодить тебе.

— Зачем ты потратился? Я могла бы захватить свой.

— Хватит болтать! — сказал он, надевая на нее шлем.

— Куда мы едем?

— Тебе понравится!

Леон завел мотоцикл и, наслаждаясь, тем, что девушка обнимает его, рванул с места.

Он остановил мотоцикл посреди моста. Мост был украшен лампами и каждые пять минут менял цвет. Он раскинулся над проливом и был украшением их города.

— Здесь нельзя парковаться! — воскликнула Верона.

— Разве нет? — невинно спросил Леон.

Они сняли шлемы, и подошли к краю. Машины шумно пролетали мимо. Верона посмотрела вниз. Темные воды пролива неслись внизу, попадая в море. Отсюда город казался особенно красивым. Огромная ржавая баржа проплывала под мостом. Казалось, что на ней нет и души, и она сама по себе, как какое-то морское создание. Лодочки, качались на причале. Один старичок только что приплывший с уловом, привязывал свою синюю лодку. Его белая борода развивалась на ветру. Несколько суденышек плыли по волнам. В их каютах горел свет. Весь пролив казалось, был в мелких пятнышках, которыми на самом деле были суда рыбаков. Высокие темные еще недостроенные здания возвышались с правой стороны. Вдалеке виднелся стадион. Чайки громко крича, пикировали к воде или просто прогуливались по набережной.

Верона почувствовала, как ее рука оказалась в теплой руке Леона. Она повернулась к нему и оказалась в кольце его рук.

— Спасибо что надела это платье!

Верона была в персиковом платье, которое ему так понравилось, а поверх ее кожаная курточка. Ветер пытался играть с юбкой, но она упрямо, прикрывала ноги хозяйки.

Мост слегка подпрыгивал от проезжающих машин. Люди выглядывали из окон, смотря на красивую пару, стоявшую посередине моста. Волосы девушки развивались на ветру. Мотоцикл, как преданный пес ждал хозяина.

Леон долго смотрел на нее, изучая ее лицо. Верона вглядывалась в его глаза, пытаясь понять, о чем он думает. Цвет лампочек сменился на красный, и губы Леона прижались к ее губам. Как давно она ждала этого, ее губы со страстью отвечали ему. Его руки крепко обнимали ее за талию, и она прикрыла глаза от удовольствия. «Как хорошо», — пронеслось в ее голове. Она нежно и аккуратно, чтобы не спугнуть его, взяла его лицо в свои ладони и пальчиком пробежалась по шраму. Леон всегда вздрагивал от этого. Он никому не позволял трогать свою щеку, но ей он мог позволить многое. Тем более что от ее рук исходила нежная энергия. Он обнял ее сильнее, она с удовольствием прижалась к нему. Наслаждение от его прикосновений и объятий, заставила кровь прилить к ее щекам. Он открыл глаза и посмотрел на нее. Его рука дотронулась до ее пылающей щеки.

— Верона! — нежно прошептал он ее имя.

— Здесь так романтично! — произнесла Верона, не сводя своих прекрасных глаз с Леона и всем телом, чувствуя город, который со всех сторон мерцал своими ночными огнями.

Верона смотрела на этого загадочного мужчину, серые глаза которого пытались проникнуть в ее душу. Он хотел сказать ей что-то, но в этот миг они услышали полицейских.

— Парковка на мосту запрещена! — сказал один из них в громкоговоритель.

— Думаю нам пора! — улыбнувшись глазами, сказал Леон и схватил Верону за руку.

Они быстро запрыгнули на мотоцикл и поехали ловко объезжая машины, оставив полицейских далеко за собой. Мотоцикл петлял среди улиц, он пронесся по центру и затормозил около уютного кафе. Кафе было небольшим, на маленьких бежевых диванах сидели люди, попивая разные напитки. Смеялась девушка, явно пытаясь понравиться своему ухажеру. Леон сел напротив Вероны и взял ее руки в свои. Она улыбнулась, хотя в душе у нее происходило нечто странное. Ей хотелось бежать от него, потому что он вызывал в ней странные чувства, а сердце говорило «останься, попробуй…».

Леон заметил, что Верона немного нервничает. Он раньше не видел ее такую. Он мысленно улыбнулся, вспоминая, как она смутилась, когда бабушка назвала его своим зятем. Он тогда открыл ее совсем с другой стороны. Нежную и смущающуюся. До этого он знал ее как сильную и бесстрашную девушку. Она отвернулась и стала смотреть в окно. Леон видел ее отражение в стекле. На улице было темно. В кафе играла спокойная романтичная музыка. Это персиковое платье ей так шло, что он не мог отвести от нее глаз.

— Верона?

Леон и девушка подняли глаза. Около их стола стоял красивый парень.

— Мы вместе учились. Помнишь в выпускном классе!

— Ах, да! — сказала Верона, вспоминая самого красивого парня класса, который повзрослев, стал еще привлекательнее.

В школе он ухаживал за ней и предложил встречаться, но тогда она не особо интересовалась отношениями. Да еще он был блондином. А у нее страсть к темноволосым. Она невольно бросила взгляд на темно-каштановые волосы Леона.

Леон, не особо обрадовавшись, что их нагло прерывают, холодно взглянул на парня.

— Я даже не поверил, когда тебя увидел! — сказал светловолосый парень.

«Вот бы и шел дальше!», — подумал Леон.

Парень явно бросал теплые взгляды на Верону, а та, как ни в чем не бывало, болтала с ним. Леон нахмурился, но держал себя в руках.

«Иди уже отсюда», — сказал он мысленно.

— Я бы хотел снова тебя увидеть! Вот мой телефон!

Верона мило улыбнулась, Леон скрипнул зубами.

— Было приятно тебя увидеть. И твоего друга! — добавил парень, странно скользнув по лицу Леона и задержав взгляд на шраме.

— Это мой парень, Леон!

Парень удивленно выпятил губу. Он не ожидал. Такая красавица, а тут этот Леон с ужасным шрамом, уродующим его щеку. Да и вид какой-то бандитский.

Леон же наоборот радостно и нагло ему улыбнулся и снова взял ручки Вероны в свои и, притянув к себе, поцеловал ее пальчики.

— Можешь забрать свою визитку! Она тебе все равно не позвонит! — нежно произнес Леон, подталкивая карточку обратно к хозяину.

— Ей решать!

— Приятно было поболтать! — резко сказала Верона, чтобы избавить себя от неловкой ситуации.

Парень отошел.

— Как грубо! — погрозила пальчиком Верона.

— Я же твой парень! Разве ты сама так не сказала? — вопросительно взглянув на Верону, произнес Леон.

— Я так сказала, чтобы он отстал, он мне и в школе не нравился! — Верона наклонилась через стол, чтобы оказаться поближе к Леону и добавила: — Да я могу сказать это и второй раз, ведь ты впервые улыбнулся!

Леон с интересом посмотрел на нее. Ему многие говорили, что он слишком странный, серьезный, неулыбчивый, но только она хотела вызвать улыбку на его лице.

Верона улыбалась и победно сверкнула глазами.

— Для тебя это так важно?

— Чтобы иногда видеть улыбку на твоем лице? Да! Но только искреннюю, идущую от самого сердца!

— Что ты сделаешь с визиткой? — ревниво спросил Леон.

— Дам тебе второй повод улыбнуться, позволю тебе ее выбросить!

Ухмылка мелькнула на лице у довольного Леона.

Весь вечер был похож на хороший бокал терпкого вина. Верона еще пол-утра вспоминала и прокручивала в голове все события. Леон привез ее домой, не попросился внутрь и даже не намекнул на то, что хочет войти. Это было неожиданно и приятно. Он поцеловал ее в уголок губ и уехал, как всегда в неизведанном направлении. Кошачье любопытство росло. Верона хотела в виде кошки проследить за ним, но разве за мотоциклом угонишься? Марго уже с утра звонила и хотела узнать с тем ли, кто испек пирожное, она встречалась. После этого в середине дня позвонила Севана.

— Это Севана! — ее голос звучал очень грустно.

— Все в порядке? — неуверенно спросила Верона, готовя себе молочный коктейль из банана, ягод, мороженого и меда.

— Мне плохо. Можно с тобой встретиться.

— Конечно, я подъеду. Где ты?

— Я на восточном кладбище.

— А ты не должна быть на уроках? — удивленно спросила Верона взглянув на часы.

— Я сбежала с последнего урока, я хотела прийти к маме.

— Подойди к выходу, я скоро приеду!

Верона быстро оделась, натянув джинсы и голубую футболку и взяв шлем, вышла на улицу. Она заскочила в магазин и купила ромашек с голубой серединкой, они показались ей такими невинными и нежными. У входа на кладбище ее ждала Севана, девочка еще больше похудела. Ее каре было растрепано. На щеках были следы слез.

Верона подошла к девочке и обняла ее, почувствовав ее косточки и даже испугавшись за ее здоровье.

— Ты себя хорошо чувствуешь?

— Я не знаю, что делать. Я пришла к маминой могилке, но испугалась и убежала.

— Пойдем вместе. — Верона взяла девочку за руку.

Они подошли к тому месту, где была похоронена мама Севаны. Грусть сразу окутала Верону. На памятнике было изображено доброе лицо еще такой молодой женщины! Только глаза были уставшими, и уголки были опущены вниз. Сразу было видно, что случилось это недавно. На земле лежали еще не выгоревшие на солнце пластиковые цветы.

— Возьми цветочки и положи их для мамы и расскажи ей все, что у тебя на душе. Она услышит тебя.

Севана нервно стояла над могилкой и долго молчала. Верона не видела ее лица, но знала, что девочка плачет, ее плечи подергивались. Потом девочка присела и положила ромашки на землю. Школьная форма явно была ей велика. Девочка провела рукой по фотографии мамы.

— Мамочка. — зарыдала она в полный голос. — Прости меня. Я так люблю тебя. Верона сказала, что мой ангел передаст твоему, но я захотела сказать это лично. Прости, что вела себя плохо и кричала на тебя…

Девочка продолжала свою исповедь, а Верона старалась не расплакаться и часто моргала, чтобы удержать не прошеные слезы. Севана рыдала навзрыд, но упрямо что-то говорила, из-за всхлипываний Верона уже не могла разобрать и слова. «Вселенная не отбирай родителей у детей! Это так тяжело!», — просила Верона, зная, что ее просьбу невозможно исполнить.

— Пойдем! — прошептала Севана, возвращая Верону в реальность.

— Да, пойдем…

Севана и Верона вышли с кладбища и им сразу полегчало. Девочка не отпускала руки Вероны, ей явно не хотелось идти домой.

— Поехали, погуляем?

Девочка облегченно взглянула на Верону.

— Я привезла тебе мобильник!

— Правда? Ух, ты!

Верона вытащила не особо новую модель мобильника, но зато в хорошем состоянии.

— Вот это да! — воскликнула Севана. — У меня никогда не было телефона!

— А теперь поехали, поедим чего-нибудь!

Севана смешно размахивая ногами, сидела на высоко стуле. Как Верона не уговаривала ее сесть за нормальный столик, той хотелось «как в фильме». Они заказали большую пиццу на двоих и теперь вместе налегали на нее.

— Какая вкусная!

— Ты не пробовала пиццу моей подруги.

Девочка косо посмотрела на Верону. Она хотела стать Вероне лучшей подругой, и напоминание о другой, ее укололо.

— Марго бы тебе понравилась!

— Ммм… — промычала она, запихивая очередной кусок в рот. — Мне нравишься ты.

— Спасибо! — подмигнула в ответ Верона.

Когда с пиццей было покончено, то Верона еще долго удивлялась, куда в такую маленькую девочку столько поместилось. Поистине магия!

— Ну, я объелась! — сказала Севана, похлопывая себя по животу. — А как у вас с тем парнем?

«Любопытная как Марго!», — покачала головой Верона.

— Вы любите друг друга?

Вопрос просто разрезал воздух, воткнувшись в уши кошки. Она пару раз открывала рот и снова закрывала, не зная, что сказать.

— По-моему, — мудро посмотрев на Верону, сказала Севана, — любовь это самое главное!

— Мы просто только начали встречаться… — уклончиво сказала Верона.

— Он о тебе заботиться?

«Какие странные вопросы!», — подумала Верона, заправляя длинную темную прядь за ухо.

— Да. — махнула она головой.

— Хорошо. Не хочу, чтобы ты попала в плохие руки. — серьезно сказала девочка, так же как и Верона заправив прядь волос за ухо.

«Отдам в хорошие руки кошку, — внутри себя посмеялась Верона, — звонить Севане!».

— Знаешь что, кому-то надо домой делать домашнее задание!

— Ой, так не хочется!

Верона отдала свой шлем девочке и повезла ее домой, надеясь, что не наткнется на полицейских.

Глава 10.

Опять вещий сон, Верона нервно дернулась в постели. Он был таким серым и тусклым, что навевал тоску. Каждый раз она спрашивала себя, а так ли ей нужен этот дар и каждый раз отвечала, что без него, жизнь была бы намного пустее. Она провела рукой по лбу и волосам, успокаивая себя. За окном светало, бледные лучи солнца медленно вползали в человеческие жизни. Бедная Марго скоро побежит на работу, а так как у нее уходило достаточно времени на сборы, скорее всего она уже встала. Наверно варит себе кофе и думает, как бы провернуть очередную сделку. Верона почувствовала себя ленивой, но потом поняла, что не хотела, работать на кого-то. Ее ресницы слегка подрагивали, и она размышляла, встать или продолжить спать. Все же она как-то сползла с кровати и решила начать утро с упражнений.

Потом она приготовила себе яичницу, тост с сыром и черный бергамотовый чай, чтобы взбодриться с утра. Она вынесла поднос на балкон и стала уплетать завтрак в гордом одиночестве. Рыжая соседка выбежала из дома, таща за собой своих близняшек и на ходу одевая бирюзовый жакет. Через пару минут ее машина отъехала. Потом вышел мужчина в сером костюме и, поправляя галстук, направился к своему автомобилю, держа кейс в руке. Вскоре появился заспанный сыночек соседки и не спеша потопал в школу. По пути пиная все, что попадется под ногу. Верона, как настоящая кошка, любопытно наблюдала за людьми. Хотя иногда ей вообще хотелось смыться подальше ото всех, но иногда это было забавным занятием. На несколько минут она забыла о сне и спокойно наслаждалась ранним утром. Но когда настырная память возродила сон в ее голове, то она поморщилась. Сегодня ее ждало нечто серьезное…

Выстрел звучал в ушах, заставляя все органы вздрагивать. Верона бежала на звук, оставив байк за углом дома. Почему прозвучал выстрел? Она ничего не понимала, но на всякий случай затаилась перед тем, как выйти из-за угла. Совсем темная улица, тихо, шаги уходящего убийцы, которого она не успела рассмотреть. Только его походка, руки в карманах, так как будто бы он прогуливался по улице. Верона не верила своим глазам. Ветер гнал фантик от конфеты по дороге. Черные окна дом напротив. Здание на снос. Здесь никто не живет. Она стояла несколько минут, боясь, что убийца может вернуться. Также она боялась подходить к одинокому мужчине лежавшему там. Удары ее сердца. Тук, тук, тук… Наконец она пришла в себя и побежала к мужчине. Он лежал на спине, из его груди вытекала кровь. Она была теплой. Верона пыталась нащупать его пульс. В ее глазах было отчаяние. Она не понимала, как такое могло случиться.

— Нет, нет! — твердила она, пытаясь различить пульс, которого, похоже, не было.

Глаза мужчины странно смотрели поверх ее головы. Шумно пролетел самолет, идя на посадку. Его огоньки мелькали в небе. Рядом был аэропорт. Верона несколько месяцев назад встречала там свою маму, которая приехала из путешествия.

Верона потянулась к своей маленькой сумке и достала мобильник. Руки Вероны скользили по мобильному телефону, но звонить в скорую было уже поздно. Пока она пыталась рассмотреть его раны, из его пиджака выпало журналистское удостоверение. Колл Трицкий. Кровь растекалась по асфальту. Мужчина был среднего возраста. Его лицо было чисто выбрито, а костюм хорошо выглажен. Верону затошнило, смотреть в его стеклянные глаза, и просто находиться рядом было нелегким делом.

«Надо уезжать отсюда, пока ее кто-нибудь не увидел. Ему все равно уже не поможешь», — твердил голос разума, а девушка все продолжала цепляться за мужчину, будто бы могла оживить его.

Убийцу она описать все равно не сможет, а ввязываться в полицейскую волокиту ей не хотелось. Она, абсолютно не зная, что делать, вытащила из сумочки влажные салфетки и, протерев удостоверение, снова положила его ему в карман. Насмотревшись сериалов с Марго, она лишь знала, что надо стереть свои отпечатки. Но сериалы смотреть было интересно, лежишь на кровати, ешь что-нибудь, и гадаешь, кто убийца. В жизни все оказалось по-другому. Страшно и мерзко. В ушах стучало, она еще раз взглянула на мертвое тело, уверенная, что теперь оно будет ей сниться, побежал прочь. Верона села на байк, который был припаркован за углом. Руки тряслись, и ключи не хотели влезать в замок. Теплая кровь, еще недавно живого мужчины противно засыхала на коже. Верону стало трясти. Ей хотелось в душ, скорее смыть с себя все это. В ее глазах стояли его мертвые глаза.

Она гнала мотоцикл прочь. Подальше от этой страшной одинокой улицы, где лежал бедный журналист, которого кто-то заказал. Что он делал там один? Наверно его вызвали под фальшивым предлогом на встречу, а он пришел, ничего не подозревая. От уходящего убийцы пахло спокойствием. Совесть его явно не мучила.

В глазах Вероны немного потемнело и ей пришлось сбавить скорость. Голова стала кружиться. И тошнота то и дело накатывала с новой силой. Чувствовала она себя не очень…

Припарковавшись около дома, она еле перекинула ногу, слезая с мотоцикла. Взглянув на свои руки, которые были в засохшей крови, она почувствовала подходящую рвоту. Девушка прижала ладонь ко рту, чтобы немного унять ее. Кто-то положил руку на ее плечо, и она вскрикнула, не на шутку испугавшись.

— Что с тобой? — серые глаза Леона были расширены.

Верона что-то прохрипела, но сама ничего не поняла.

— Тебе надо в больницу! Ты вся в крови! — хриплый голос Леона, зазвучал нервно.

Он разглядывал Верону, медленно начиная паниковать. Футболка, руки и лицо девушки было в крови. В ее глазах был страх. Ему захотелось схватить ее и укачивать на своих руках, сказать, что все будет хорошо. «Она ранена», — крутилось в его голове. Он схватил телефон и стал набирать номер, но Верона резко вырвала мобильный и нажала отбой.

— Это не моя кровь! — ее голос прохрипел.

Она покачнулась, и Леон поймал ее. В ее зеленых глазах, что-то мелькало.

— Надо отвести тебя домой!

Она не сопротивлялась. Ее ноги подкашивались, руки все еще дрожали. Хотелось закрыть глаза, чтобы голова перестала кружиться.

Леон, боясь поранить ее, нежно как мог, поднял ее на руки и понес по лестнице. Она не говорила и просто смотрела перед собой. Он открыл дверь и внес ее в квартиру. Вкусный запах лимонного пирога витал в прихожей. Девушка пыталась что-то сказать, но Леон никак не мог разобрать.

— Душ! — наконец, сказал она.

И он понял, ей надо смыть с себя засохшую кровь и тогда ей полегчает! Он отнес ее туда, куда она указала.

— Уйди! — тихо сказала она.

Леон только понял, что стоит и ждет, чтобы помочь ей. Он боялся оставлять ее одну и даже не подумал, что девушка будет принимать душ одна.

— Прости! — сказал он и быстро вышел.

Пока она была в душе, он нашел кухню и поставил чайник. Вода медленно закипала. Оперевшись рукой об шкаф, он стоял, размышляя, что могло произойти. Верона была сама на себя не похожа. Было больно видеть ее такой. Ему нравилось, что она всегда шутит и подкалывает его, а тут, она была опустошена. «Надо выяснить, может ее кто обидел!», — от мысли, что он сделает с тем, кто мог обидеть ее, он с силой ударил по кухонному шкафу кулаком. Его серые глаза блеснули. Никогда и никому он не позволит обидеть ее. Даже если она не захочет быть с ним, он будет наблюдать за ней издалека и переломает все косточки ее обидчикам.

— Леон! — он аж подпрыгнул, услышав ее голос.

— Я здесь! — он быстро пошел к ней.

Она стояла такая нежная, такая одинокая и смотрела на него как маленький ребенок. Ее руки поднялись, и он понял, что она хочет, чтобы он обнял ее. С невероятной радостью он заключил ее в объятия. Леон еще со страхом разглядывал ее тело, которое было прикрыто полотенцем, боясь обнаружить на нем раны. С ее мокрых волос падали маленькие капельки. Она крепко обнимала его.

— Я здесь, все хорошо. Тебя никто не тронет! — он снова и снова повторял это, чтобы успокоить ее.

Леон разжал объятия, и она с явным разочарованием посмотрела на него.

— Я приготовлю тебе чаю и сразу вернусь. Я привез тебе новых пирожных, которые сам испек, только вот они немного выглядят не так празднично, но поверь они очень вкусные.

От этих слов Верону затошнило. Ее желудок явно не хотел принимать ничего внутрь. Она нервно покачала головой. Пока он делал ей чай, она переоделась в домашнюю удобную одежду и прошла на балкон.

Леон вернулся с подносом. Девушка до сих пор дрожала, а в глазах стоял испуг. Он зашел в комнату и увидел брошенный плед.

— Пожалуйста, зажги свечу.

Леон увидел фонарь для свечи и быстро сориентировался. Когда свеча загорелась, он обернул Верону в плед и, обняв ее, посадил к себе на колени. Девушка положила голову ему на грудь и тихо дышала.

— Выпей.

— Не хочу.

— Тебе полегчает.

Верона пригубила чашку, в которой помимо чая оказался еще и бальзам, который ей подарила мама. Он был настоян на травах. Она поморщилась, желудок пару раз дернуло, но вроде тепло пошло разливаться по телу, и он принял напиток.

— Спасибо, ты быстро нашел что нужно.

— Вообще-то мне пришлось очень быстро открывать все твои полочки и шкафчики, но результат того стоил. — он нежно провел пальчиком по ее носу.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Черная кошка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я