Дракон Нерождённый

Илья Крымов, 2021

Майрон Синда прошёл долгий путь, прежде чем уйти от мира. Он был волшебником, исследователем, воином, полководцем – и военным преступником. Он устал. Но даже после всех подвигов и преступлений мир не желает оставлять его в покое. Грядут Последние Времена, чудовища и мор пожирают человеческие земли, из Дикой земли ползёт красный туман, а пророки сходят с ума от голоса в темноте. Майрону придётся вновь встать на пути неизбежного и попытаться развернуть события вспять. Комментарий Редакции: "Огненное" продолжение романа "Песнь копья", в котором помимо увлекательных приключений и жарких сражений герой столкнется с неожиданной проблемой: как не стать богом в мире, где все так жаждут его прихода на грешную землю. Стать богом не сложно, трудно им быть.

Оглавление

Из серии: RED. Фэнтези

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дракон Нерождённый предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог 1. На чужих берегах

Корабль-сокровищница полз по Шаккарскому морю, тяжело переваливаясь, вспенивая воду, скрипя всеми снастями; он был поистине огромен, сто двадцать шагов длины[1], шесть парусных мачт, больше тысячи матросов и ценный груз в трюмах, который сильно отягощал махину.

На время плавания сокровищница получила охрану: пять кораблей, один из которых погиб в самом начале. На страже остался грузный галеон «Ужасающий», фрегат «Несчастье трёх» и пара шхун. Не так уж и мало, ведь в этом море не от кого было защищаться. Самый опасный участок пути караван уже прошёл, — по океану Наг близ эльфийских вод.

Мало кто когда-либо ходил по Шаккарскому морю, его считали гиблым, и не зря. Воды кишели чудовищами, способными утащить корабль на дно; внезапные грозы рождались посреди лета, появлялись моревороты. Эти воды говорили со смертными во снах, призывая ступить за борт. Но только не людей адмирала Солодора Сванна, Короля Пиратов. Караван был в полной безопасности, море не трогало корабли, украшенные чёрным лебедем.

На высокой корме «Ужасающего» стоял его капитан. Человек по имени Дектро был огромен, смуглый, обветренный, совершенно лысый, он по привычке удерживал равновесие на качающейся палубе и держал руки скрещенными на груди. Во лбу капитана виднелся шрам, изображавший свечное пламя, в левом ухе висела серьга, а за кушаком в ножнах дремали два золотых скимитара. Слева, на бычьей шее Дектро виднелся уродливый нарост, сморщенное маленькое личико брата-близнеца, которого гигант поглотил во чреве матери. За это уродство капитан прозывался Двухголовым, что его нисколько не тяготило.

Пират и доверенный флотоводец Солодора Сванна, он вёл на запад уже пятый караван. Четыре прежних завершили свои миссии без сучка, но пятый не задался с самого начала. Король Пиратов открыл для кораблей морские врата западнее острова Балгабар, и, по несчастью, в том месте оказалась какая-то случайная шхуна. Оставлять свидетелей было непозволительно и Дектро послал в погоню собственную шхуну и фрегат «Скверная молитва». Когда уже казалось, что незнакомец обречён, мир вдруг полыхнул и фрегат погиб в огне, а шхуна вернулась в караван побитой собакой. Продолжать возиться со свидетелями Дектро не мог, ведь все эльфийские корабли на неделю пути вокруг уже, наверняка, стремились к месту стычки. Следовало уводить сокровищницу.

Впоследствии эльфы таки нагнали пиратов, но быстро осознали, что добыча им не по зубам. Корабельные маги Дектро и пять сотен Погружённых покончили с врагом меньше чем за час. Потом был призвал волшебный туман, помогший скрыться. Тем не менее приказ Солодора Сванна не удалось выполнить безукоризненно, отчего Дектро всё плавание был мрачен.

Шаккарское море отделяло южное побережье Дикой земли и северные берега Унгикании, чёрного континента. Уже много дней по правому борту тянулись береговые скалы Дикоземья; они перемежались редкими выемками, где лесистая земля опускалась к морю. Одна из таких выемок была пунктом назначения каравана, впереди стало виднеться приметное место, три высоких утёса стояли в воде наособицу.

Штурман встал у руля и возглавил караван. Незнающий мог бы разбиться в том месте даже на дау, но посвящённый провёл корабли без единого повреждения. Караван преодолел полную мелей дорогу к утёсам и сами утёсы тоже, за ними начался коридор с отвесными стенами выше мачт. Галеон вплыл первым, следом протиснулась сокровищница; мелкие суда плелись за её огромной кормой.

Когда стены разошлись караван оказался в акватории огромного порта, зажатого со всех сторон крутыми холмами. На склонах теснились ярусы неказистых строений, точь-в-точь невероятная архитектурная опухоль, запутанная, уродливая, хаотичная. Тайный порт нависал над рейдом, где стояли сотни кораблей. Сокровищница убрала все паруса и начала спускать на воду огромные шлюпки с товаром, остальные пираты бросили якоря.

Когда Дектро ступил на твёрдую землю, портовые власти уже принимали груз, — по причалам шла вереница рабов. Скоро их поместят в хлева и станут откармливать, а когда люди наберут вес, отправятся на жаркие кухни.

Встречающая группа ожидала на привычном месте, — несколько военных чиновников и два десятка солдат, вооружённых до зубов. Они звали себя «шхаур’харрах», но люди двенадцать тысяч лет назад прозвали этот народ «псоглавами». И на собак аборигены действительно походили, но слегка: острые уши на макушке, вогнутые дугой морды, полные зубов пасти; хвосты и ноги как у зверей. Хотя, на взгляд Дектро уроды больше напоминали свиней, — из-за бесцветной щетины и розовой кожи.

Старший офицер поднял руки и стал жестикулировать:

«Добро пожаловать. Ваше плавание прошло хорошо?»

«Как видишь,» — ответил Двухголовый, — «партия доставлена в срок».

«Но у вас не хватает корабля, что-то произошло?»

«Не твоё собачье дело, урод,» — резко показал пират, заставив собеседника прижать уши и оскалиться.

Солдаты переняли его настроение и молча подняли багры. Были они одеты в чёрные, богато украшенные латы, на щитах сверкал золотом собственный символ великого кагана, — острые зубы. Золотые Клыки ждала отмашки чтобы разорвать людей в клочья.

Дектро смотрел на них с презрением, он и один перебил бы этих жалких уродцев, и ещё десять раз по столько, а уж с дюжиной Пучинных на загривке смог бы разрушить хоть весь город. Но Солодор Сванн не велел сориться. Союзники. Что ж, раз этого хотел Король Пиратов, так тому и быть, он, Дектро, не прольёт кровь первый.

Вероятно, схожие приказы были у командира нелюдей, потому что он, проглотив гнев и гордость, показал когтистыми пальцами «приношу извинения» и добавил:

«Мы немедленно доставим на причал припасы для обратного плавания».

«Хорошо,» — одобрил Двухголовый. О том, чтобы матросы отдыхали на суше, среди этой погани, не могло быть и речи. — «Хочу увидеться с багряными жрецами».

Такое требование удивило псоглава, но перечить он не мог, хотя бы потому, что на рейде стояла большая галера, вся сплошь красно-золотая.

«Они сейчас на том корабле. Дожидаются особого груза».

Скоро шлюпка Дектро приблизилась к левому борту галеры, сверху сбросили верёвочную лестницу. Палуба оказалась широка и тоже выкрашена в красный, посреди неё, между рядами скамей стоял небольшой каменный алтарь. От него разило кровью.

— Приветствуем вас, капитан.

На корме галеры был натянут просторный тендалет, из тени которого вышли хозяева; багряные жрецы Рогатых Владык, — вот как их называли другие псоглавы. Из всей этой собачьей породы жрецы сильно выделялись, умели говорить по-человечески, были могущественными отщепенцами. Их презирали, но в них нуждались, ведь багряные практиковали кровавую магию и служили божествам леса. Без благословления тех, Дикоземье поглотило бы каганат будто его и не бывало.

Багряные скрывали свои тела под длинными мантиями очевидного цвета, на головах они носили позолоченные козьи или бараньи личины с огромными рогами и опирались на длинные посохи. От них разило гнилым мясом и тухлой кровью.

— Что привело вас к нам? — послышалось глухое из-под козлиной маски.

— Воля моего адмирала, — ответил Двухголовый. — Солодор Сванн приказал мне встретиться с Чу’Ла.

Они удивились, замерли на слабых ногах и долго рассматривали его.

— Повторить?

— Нет капитан. Но зачем?

— Затем, что таков приказ адмирала Сванна, — без капли почтения сказал Дектро, показывая крепкие жёлтые зубы.

Шрам на его лбу раскалился, а брат-близнец стал беззвучно открывать рот. Багряные жрецы ощутили явление колоссальной силы. До той поры они даже не подозревали, что говорили с магом. С двумя магами в одном теле, если точнее.

— Мы посоветуемся об этом, капитан. Нужно немного обождать.

Команду галеры составляли воины-псоглавы в карминных доспехах. По жесту хозяев они бросились расковывать одного из гребных рабов, тот залился лаем, стал брыкаться, но воины проявили недюжинный опыт и быстро разложили несчастного на алтаре.

— Мы посоветуемся, — повторил жрец, — прямо сейчас.

Он встал над извивающимся рабом, отдал помощнику посох, пошатнулся, и филигранным движением кинжала распорол жертве брюшину. Полезли окровавленные потроха, и жрец стал копаться в них. Он тискал селезёнку, придирчиво разглядывал кишки, бормоча катал в ладонях печень, тыкал когтями в желудок. А раб выл, ибо магия не позволяла душе вырваться из страдающей оболочки.

— А! — обрадовался жрец, поднимая печень над головой. — Ответ ясен! Шепчущий ждёт! Сейчас же!

Одна из шлюпок устремилась от корабля-сокровищницы к галере, и жрецы возбудились. Скоро на борт подняли шестнадцать невольников, мужчин и женщин рода человеческого, взрослых и уже в летах. Таково было особое условие, — волшебники с развитым, оформившимся Даром в придачу к тысячам простых смертных.

Один из магов, старик в ошейнике с керберитовой вставкой, увидев Дектро, натянул цепь и выкрикнул гневно:

— Будь ты проклят во веки веков, урод! Ты и твой подлый хозяин!

Гигант шагнул к рабу и схватил за голову, накрыв ладонью всё лицо. Он мог называть уродами кого хотел, однако, не терпел к себе такого же обращения. А ещё больше Дектро не нравилось, когда кто-то смел отзываться о Солодоре Сванне без должного почтения.

— Прекратить! — потребовал один из багряных. — Не смейте портить подношение!

Истошный вопль привёл капитана в чувство, и раб получил свободу. Относительную. Часть зубов у него во рту были теперь раскрошены и дёсны кровоточили.

— В путь, — мрачно потребовал Дектро, — довольно терять время.

Засвистели бичи, залязгали цепи, галера совершила разворот. Не проведя на суше и часа, пират снова вышел в море. Он занял место в тени тендалета, сложил могучие руки на груди и молча всматривался в даль. Жрецы расселись и повели разговоры на родном языке, а человек подмечал разное. К примеру, он увидел, что из-под задравшейся полы мантии выглянула нога, но не собачья, а козлиная. Золотое копыто блеснуло на несколько ударов сердца и пропало.

Галера шла точно на юг, поднимались и опускались вёсла, лаяли надсмотрщики. Дектро приготовился к долгому плаванию, но стоило берегам Дикоземья пропасть за горизонтом, как впереди появилась земля. Он сразу приметил этот остров, мелкий лоскуток выбеленного солнцем камня. Именно туда рулевой направлял корабль. Всё путешествие заняло примерно треть часа.

Подходя к берегу, галера метила носом в большой тёмный грот. Она скользнула внутрь и пошла в кромешной тьме. Под сводами гуляло эхо, царствовал смрад гнилых водорослей, мёртвой рыбы… чего-то ещё, что Дектро ощущал, скорее, Даром, нежели носом. Наконец корабль остановился, зажглись лампы, воины перекинули сходни на удобный уступ в стене и начали выводить волшебников.

— Идём же, капитан, — волнительно прохрипел жрец, — вам предстоит встреча с великим!

Человек ничего не ответил, но губы его скривились. Приходилось иметь дело с этими убожествами, которые служили каким-то лесным богам; а те, в свою очередь, выслуживались перед Чу’Ла, который, опять-таки, сам являлся слугой. Слуги слуг других слуг, — вот, кто окружал Двухголового. Это роняло престиж адмирала Сванна, но что делать, если приказы отданы ясно?

Троица жрецов пробиралась по каменистому дну грота безумно долго и неловко. К удовольствию своему Дектро понял, что каждый лязгающий шаг причинял им боль; это отвлекало его от чувства подавленности. Пучинные, сопровождавшие капитана, выглядели встревоженными и даже испуганными, что нечасто водилось за ним.

Грот тянулся довольно глубоко под землю. Он был естественного происхождения, тёмный, местами узкий, пропахший чем-то зловонным и… неправильным. Так это чувствовалось. Любой звук отдавался эхом от стен, но со временем оно стало звучать глухо, будто воздух загустел. То же происходило с застеклёнными лампами, — их свет слабел. Вскоре темнота сделалась почти осязаемой, разглядеть дорогу было тяжело, и тогда впереди, внизу, прорезался новый источник света, яркий, голубой, лучистый. Наклон увеличился, наконец они вышли в пещеру белого известняка, залитую чудесным свечением.

В дальнем конце крупные булыжники окаймляли водную гладь, именно вода освещала эту подземную полость.

— Смотрите, капитан, вы на пороге познания великой тайны.

И Дектро посмотрел. Оказалось, в круге валунов был колодец, уходивший на необозримую глубину. Вода была неописуемо чистой, как будто светилась сама собой, и хранила великую красоту. Стены колодца облепили яркие кораллы и танцующие водоросли, между ними плавали безумной красоты рыбки; моллюски в сверкающих панцирях неспешно ползали по стенкам. Мир тропического мелководья, сокровище юго-восточных морей… только одно ломало иллюзию, — чудовища в воде.

Тончайшие фосфоресцирующие скелеты мурен с пульсирующими мешочками органов; уродливые, совершенно неправильные чудовища. Рыбки не боялись их, плавали рядом, глупые.

— Что это?

— Руины одного из древних храмов растворились в скалах, разнеслись над морем бессчётными ветрами. Но святая святых осталась здесь, в безопасности.

— Где Чу’Ла?

— Проявите терпение, капитан. Подношение прежде всего!

Двухголовый лишь теперь заметил, как изменились остальные. Магов шатало, они едва держались в сознании; даже его Пучинные выглядели жалко, обливались потом… нет, морской водой. Плохо.

— Приступим!

Багряные жрецы подняли посохи и громко стукнули ими об пол, где виднелось множество вмятин. Они запели на незнакомом языке, не человеческом и не пёсьем, неправильном языке, который заползал в голову склизкими холодными щупальцами и обвивал разум… Лицо Дектро исказилось гневом, брат-близнец открыл крохотные глаза и стал беззвучно шевелить губами, больно разгорелось во лбу свечное пламя. Невидимые щупальца вздрогнули, съёжились, убрались прочь.

Карминная стража освобождала магов. Первым оказался старик, недавно оскорбивший пирата, он тихо стонал и ронял слюну. Под звуки молитвы жертву подтолкнули к колодцу, та двинулась спотыкаясь, остановилась, получила толчок в спину и с плеском перевалилась через камни. Дектро наклонился и увидел, как тело медленно пошло вниз. «Мурены» оживились, скелеты заработали хвостами, каждая хотела успеть отхватить свой кусок… нет, победитель получал всё.

Первая «мурена» обвила шею человека длинным костистым телом, рёбра в задней части позвоночника стали длинными тонкими иглами, которые вошли магу в поясницу, затем другие рёбра пронзили кожу вдоль хребта. Жертва дёрнулась, выгнулась судорожно, из распахнутого рта вырвалось облако пузырей, а затем жизнь в глазах иссякла. Два существа, ставшие одним, поплыли вниз, дальше на глубину.

Других магов бросали в воду по одному и к каждому цеплялось чудовище. Когда ушёл шестнадцатый, карминные стражи пали ниц и спрятали морды, а песнь жрецов достигла высшей ноты. Свет больше не разливался по пещере, но сделался сосредоточенным столбом, бившим в потолок. Пирату пришлось отступить, прикрывая глаза рукой.

— Ваша просьба о встрече удовлетворена, капитан. Проявите почтение.

Над водой поднялась уродливая голова с длинной шеей. Дектро понял, что ошибался, — у «мурен» была кожа, совершенно прозрачная тонкая плёнка, на вид хрупкая, ковырни и порвётся. Под ней ходили почти такие же «стеклянные» мышцы, был тонкий полупрозрачный череп со множеством зубов, множество непонятных органов, а по жилам текла не кровь, а энергия. Глаза были… ужасные. Их цветовой пигмент постоянно менялся, пульсировал, смещался и «танцевал» так, что душу выворачивало наизнанку. Вслед за шеей появились широкие плечи и грудь, длинные руки, осиная талия, пара худых ног. Некогда, вероятно, это являлось двумя разными существами.

Даже стойкий ко всему Дектро ощутил явление подавляющей силы, пахшей разложением. В мгновение ока Пучинные схлынули, — их человеческие облики пропали, проявив сущность морских хищников.

— Ты Чу’Ла?

Ответ пришёл прямо в разум Дектро:

«Я-мы Чу’Ла. Я-мы Шепчущий. В собственной плоти. Впервые за многие тысячи солнечных хороводов, капитан. Я-мы живая воля Господ, готовящая мир к их возвращению. Говорите, капитан, вы проделали долгий путь, заслужив это право».

Существо стояло на воде как на тверди, длинные пальцы с перепонками, похожими на мыльную плёнку, чуть шевелились, пасть приоткрывалась и закрывалась, глаза пытались разъесть душу человека.

— Мне поручено…

«Мне-нам известно, капитан. Ваш достославный господин испытывает сомнения и выражает недовольство мной-нами. Ведь я-мы так много просим, но платим лишь обещаниями. Он всё ещё думает как смертный, по привычке считает дни, подгоняемый осознанием конечности своего бытия. Зря. Его ждёт вечность. Отправляйтесь назад и передайте достославному Солодору Сванну, что великие шестерни механизма наконец-то начали движение».

— Его вряд ли удовлетворит такой ответ.

Даже перед лицом чего-то столь отвратительного и сильного Дектро не забывал дерзить. Первая волна страха быстро ослабла, а непробиваемая воля осталась с ним.

«Мурена» широко распахнула пасть, дёрнулась на длинной шее, сверкнули прозрачные зубы.

«Капитан, прямо сейчас каган ведёт огромную армию на восток. Вы знаете, зачем?»

— Вы ему приказали.

«О, нет. Каган идёт возвращать землю, украденную у его предков сотни поколений назад. Землю, которую теперь называют Доминионом Человека. Он жаждет её, как жаждали его пращуры, и у него есть сила, чтобы вернуть дом народу шхаур’харрахов, которых вы зовёте псоглавами. Знаете, откуда она взялась, эта сила?»

— Вы ему её дали.

«О, нет. Эту силу его народ копил в Мерместусе, краю, который вы зовёте Дикой землёй, чтобы потом, ныне, единым ударом смести ненавистных врагов. Но у них ничего не получилось бы без благословения лесных богов кез-гхеруб, Рогатых Владык. Это они приютили изгнанных псоглавов, дали защиту и позволили родиться великой силе. Дабы потом, ныне, эта сила сломала печать, не пускающую их в Лонтиль. Ибо Лонтиль — дом кез-гхеруб, отнятый эльфийскими завоевателями».

Длинный прозрачный палец указал в потолок пещеры.

«Небо разделяет алый шрам. Он растёт, но его дело ещё не завершено. Как только воплотятся мечты шхаур’харрахов и кез-гхеруб, воплотится и мечта Господ. Ибо она у этих союзных сторон едина, — вернуть себе дом, несправедливо отнятый завоевателями. И тогда звёзды падут с небес, и из глубин восстанем мы, и затрясётся Валемар, и Солодор Сванн получит обещанное. Все моря и океаны мира станут его. Я-мы завоюем для Господ сушу и всех, кто на ней, а моря отойдут новому богу пучин. Таков был уговор, и он нерушим. Плывите обратно, капитан, и передайте это заверение Королю Пиратов. Я-мы, Шепчущий, проследим, чтобы ваш путь был гладким и безопасным…»

Существо медленно опустилось под воду и растворилось в ней без следа.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дракон Нерождённый предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

96 м.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я