Онкология для пациентов (Ю. А. Захаров)

В норме у любого здорового человека до 500 000 раковых клеток в организме. При этом собственная иммунная система успешно справляется с мутациями и атипичными клетками самостоятельно. Но если клеток становится больше, возникает рак. Как увеличить качество жизни, предупредить рецидив и успешно перенести стандартные виды терапии (химиотерапия, лучевая терапия, оперативное лечение), рассказывается в этой книге. Автор-составитель Захаров Юрий Александрович (MD, Ph. D, professor), онколог.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Онкология для пациентов (Ю. А. Захаров) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Особенности питания при онкозаболевании

Общие принципы: питание должно быть полноценным с повышенным содержанием витаминов (овощи и фрукты), в протертом виде, дробное. Небольшими порциями 4 – 6 раз в день. Никаких ограничений белка нет. А вот легкоусвояемую глюкозу необходимо ограничить, опухоли очень любят глюкозу, особенно потребление сахара необходимо снизить до проведения ПЭТ (формально этого не рекомендуют).

В случае если вам посоветовали ввести в рацион большое количество свежей свеклы (сока) и моркови, то пропорция должна быть следующей: на тарелку натертой моркови всего лишь 1 столовая ложка свежей свеклы – не больше! А если добавляется еще и чеснок – не более 1 чайной ложки на тарелку!

Относительно недавно появился специальный иммунологический тест на т.н. «скрытую пищевую непереносимость» (технология «Иммунохелс»). Я рекомендую сделать этот анализ совершенно всем: и здоровым и больным – тем более тем, кто болен онкозаболеванием – это позволит исключить воспалительную реакцию, которая никак себя не проявляет, кроме как в виде изменения данного анализа. Пройти тестирование можно в любой сетевой лаборатории «Инвитро» (тест на 90 продуктов: № ALL, антитела класса IgG к панели пищевых аллергенов).

Тест основывается на данных научных исследований, демонстрирующих, что определённые субклассы IgG могут быть связаны с реакциями дегрануляции базофилов и активации системы комплемента (включенными в механизмы аллергии и анафилаксии), наблюдениями случаев сочетания атопии с присутствием в сыворотке крови антител IgG к пищевым аллергенам в высокой концентрации.

Повышенная чувствительность к компонентам пищи в большинстве случаев имеет в своей основе иммунные механизмы, связанные с IgE (пищевая аллергия). Наиболее распространённые клинические проявления пищевой аллергии связаны с классическими симптомами аллергии (атопический дерматит, крапивница, анафилаксия, аллергический ринит), симптомами, связанными с желудочно-кишечным трактом (тошнота, расстройство кишечника, боли в животе), есть данные о связи повышенной пищевой чувствительности с мигренью, синдромом хронической усталости. В части случаев реакции непереносимости пищи связывают с участием иммуноглобулинов классов IgG, иммунных комплексов, механизмами клеточного иммунитета, неиммунными механизмами (дефицит ферментов).

Лабораторная диагностика не-IgE-опосредованных реакций пищевой непереносимости может включать в себя тестирование на присутствие в крови IgG-антител к различным пищевым аллергенам. IgG-опосредованные реакции повышенной чувствительности к пище относятся к реакциям замедленного типа, они наблюдаются при длительном поступлении определённого аллергена с пищей.

Результаты тестирования на присутствие IgG к пищевым аллергенам подсказывают оптимальное изменение диеты с исключением или ротацией отдельных компонентов пищи, что может заметно улучшить состояние пациента.

FMD – диета при раке

Диета Fast Mimicking Diet (FMD) была разработана в Институте долголетия школы геронтологии на кафедре биологических наук Университета Южной Калифорнии, США. Исследование проводилось на 39 людях (средний возраст испытуемых – 35 лет) в течение трёх месяцев. Сущность диеты FMD заключается в том, что 1 раз в месяц в течение 5-ти дней подряд калорийность питания и содержание белка в питании резко снижаются. В контрольную (которые ели, сколько хотели) группу вошли 9 женщин и 10 мужчин. В FMD группу вошли 7 женщин и 12 мужчин. Возрастной диапазон составил от 19,8 до 67,6 лет в контрольной группе и от 27,6 до 70 лет для FMD группы.

Расчёт диеты FMD делался так: в первый день FMD калорийность пищи не превышала 54% (в среднем около 1090 килокалорий в сутки для среднего человека) от обычной калорийности рациона. Содержание белка в пище 10% от калорийности, жира 56% от калорийности, а углеводов 34% от калорийности.

Для больных раком, которые были ослаблены до циклов химиотерапии или измождены, многие онкологи считают голодания вредными. Тем не менее, исследования в культуре клеток на животных моделях и на людях показывают, что голодания, наоборот, уменьшают побочные эффекты химиотерапии. Люди переносят химиотерапию без особых проблем. Например, они меньше или совсем не лысеют. Ещё подробнее можно прочитать в статье «Можно ли обратить возраст стволовых клеток вспять?» Были также проведены клинические испытания I фазы по циклам голоданий 24—72 часов у людей, которые проходили курсы химиотерапии рака. Только минимум 72 часа голодания в цикле при химиотерапии было защитным для лимфоцитов и баланса лейкоцитов. Сейчас идёт II фаза исследований. Кроме того, голодания в основном не менее 4 дней в сумме (до и после химии) улучшают состав крови у людей, что может косвенно свидетельствовать о защитной функции голода по отношению к гемопоэтическим стволовым клеткам у человека, как и у животных.

www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2815756

www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC281575


Институт медицины, Гетеборг, Швеция. Снижение ИФР-1 до уровня 105—120 нг/мл снижает риск рака в разы. Предыдущее исследование было проведено в Китае. А ещё одно исследование (смотрите рисунок слева) проведено в Европе. Как мы видим, европейское исследование показывает немного более высокий оптимальный уровень ИФР-1. Китайцы ниже ростом. И возможно, уровень ИФР-1 у китайцев поэтому ниже. Данные исследований европейцев предлагают предположить, что есть уровень ИФР-1, выше и ниже которого риск рака повышается. Этот диапазон примерно от 105 нг/мл до 120 нг/мл. Какой же всё-таки идеальный ИФР-1? Возможно, 105 – 120 – это искажение из-за возраста, и на самом деле идеальный ИФР-1 ещё ниже. Так как с возрастом и риск рака увеличивается, и ИФР-1 снижается. Поэтому у кого ИФР-1 ниже, чем 105 нг/мл, не должны беспокоиться о его повышении. Ведь люди с синдромом Ларона живут и с ИФР-1 <20 нг/мл., и не умирают от рака, и не болеют сахарным диабетом.

www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23015658


В 2—5 дни FMD калорийность пищи не превышала 34% (в среднем около 725 килокалорий в сутки для среднего человека) от обычной калорийности рациона. Содержание белка в пище 9% от калорийности, жира 44% от калорийности, а углеводов 47% от калорийности.

Чтобы рассчитать обычную калорийность питания, можно воспользоваться любым онлайн-калькулятором. Например, такой калькулятор можно найти по ссылке diet.neolove.ru/calc/calc_global_pohudenie/.

Вода

Это основная среда, в которой живут наши клетки, – собственно, мы состоим из воды. Естественно, очень важно, какую воду мы употребляем. Многочисленные исследования показывают, что для профилактики рака и предупреждения метастазирования необходимо употреблять т.н. «водородную воду».

Четырехнедельное потребление обогащенной водородом воды [300 мл] положительно влияет на ряд биомаркеров антиоксидантного статуса у молодых здоровых мужчин. Увеличение активности глутатиона и супероксиддисмутазы, возможно, объясняет антиоксидантный эффект обогащенной водородом воды, при этом снижение окислительного стресса также подтверждается заметным (~ 26%) снижением перекисного окисления липидов, по оценке уровня малондиальдегида в крови [1].

Потребление насыщенной молекулярным водородом воды усиливает экспрессию фактора роста фибробластов 21 (гормона голода) [2], воздействие которого может продлевать среднее время выживания самцов мышей на ~30% и самок мышей на ~40% без ограничений потребления пищи [3]. Активация АМФК фактором роста фибробластов 21 может способствовать здоровому старению и продлевать продолжительность жизни млекопитающих [4].

Самые распространенные способы получения водорода [5] – это PEM электролиз [6] (список устройств ниже, оптовая стоимость ряда устройств мeнее $100) и разложение чистого магния в воде. Максимальное растворение газа в воде 0.0016 г/л при комнатной температуре [7] (хотя возможно кратковременное перенасыщение до 10 000 pbb). Время полужизни насыщенной водородом воды около двух часов [8].

Содержание водорода в дыхании [9] увеличивалось до максимального уровня приблизительно 36 ppm через 10 минут после приема насыщенной водородом воды, после чего уменьшалось до базового уровня в течение 60 минут. Суммарные измерения минутного объема выдоха показали, что 59% водорода выдыхалось. Потеря водорода из воды в течение эксперимента составляла 3% или менее. Выделение водорода кожей оценивалось приблизительно в 0,1%. Основываясь на остаточном балансе массы водорода, приблизительно 40% потребляемого водорода было употреблено организмом [10].

Следует отметить, что у подавляющего большинства людей водород синтезируется и поглощается микрофлорой кишечника [11—14].

На следующей неделе, несмотря на негативный опыт использования китайских устройств, еду на выставку водородной продукции для здоровья: http://www.hweexpo.com/hwe/ (обновление: Китай так и не научился за три года делать качественные PEM генераторы молекулярного водорода).

[1]. Trivic, T., Vojnovic, M., Drid, P., & Ostojic, S. M. (2017). DRINKING HYDROGEN-RICH WATER FOR 4 WEEKS POSITIVELY AFFECTS SERUM ANTIOXIDANT ENZYMES IN HEALTHY MEN: A PILOT STUDY. Current Topics in Nutraceutical Research, 15 (1).

[2]. Kamimura, N., Nishimaki, K., Ohsawa, I., & Ohta, S. (2011). Molecular Hydrogen Improves Obesity and Diabetes by Inducing Hepatic FGF21 and Stimulating Energy Metabolism in db/db Mice. Obesity, 19 (7), 1396—1403. doi:10.1038/oby.2011.6

[3]. Zhang, Y., Xie, Y., Berglund, E. D., Coate, K. C., He, T. T., Katafuchi, T., et al. (2012). The starvation hormone, fibroblast growth factor-21, extends lifespan in mice. eLife, 1. doi:10.7554/elife.00065

[4]. Salminen, A., Kauppinen, A., & Kaarniranta, K. (2016). FGF21 activates AMPK signaling: impact on metabolic regulation and the aging process. Journal of Molecular Medicine, 95 (2), 123—131. doi:10.1007/s00109-016-1477-1

[5]. Dincer, I., & Acar, C. (2015). Review and evaluation of hydrogen production methods for better sustainability. International Journal of Hydrogen Energy, 40 (34), 11094—11111. doi:10.1016/j. ijhydene.2014.12.035

[6]. Paidar, M., Fateev, V., & Bouzek, K. (2016). Membrane electrolysis – History, current status and perspective. Electrochimica Acta, 209, 737—756. doi:10.1016/j. electacta.2016.05.209

[7]. G.W.C. Kaye and T.H. Laby, «Tables of Physical and Chemical Constants,» 15th ed., Longman, NY, 1986, p. 219

[8]. Fujita, K., Seike, T., Yutsudo, N., Ohno, M., Yamada, H., Yamaguchi, H., et al. (2009). Hydrogen in Drinking Water Reduces Dopaminergic Neuronal Loss in the 1-methyl-4-phenyl-1,2,3,6-tetrahydropyridine Mouse Model of Parkinson’s Disease. PLoS ONE, 4 (9), e7247. doi:10.1371/journal. pone.0007247

[9]. https://en.wikipedia.org/wiki/Hydrogen_breath_test

[10]. Shimouchi, A., Nose, K., Shirai, M., & Kondo, T. (2011). Estimation of Molecular Hydrogen Consumption in the Human Whole Body After the Ingestion of Hydrogen-Rich Water. Advances in Experimental Medicine and Biology, 245—250. doi:10.1007/978-1-4614-1566-4_36

[11]. Gut hydrogenotrophs https://microbewiki.kenyon.edu/index.php/Gut_hydrogenotrophs

[12]. Christl, S.U., et al. (1992). Production, metabolism, and excretion of hydrogen in the large intestine. Gastroenterology. 102 (4 Pt 1): p. 1269—77. 160.

[13]. Levitt, M. D. (1969). Production and Excretion of Hydrogen Gas in Man. New England Journal of Medicine, 281 (3), 122—127. doi:10.1056/nejm196907172810303

[14]. Olson, J. W. (2002). Molecular Hydrogen as an Energy Source for Helicobacter pylori. Science, 298 (5599), 1788—1790. doi:10.1126/science.1077123

В статье использованы материалы: Д. Одинокова (ФБ. 2017)

Нитраты и нитриты

Нитраты – соли азотной кислоты. Это элемент минерального питания растений, строительный материал для них. Несомненным лидером по накоплению нитратов оказалась свёкла (около 8 г/кг), за ней идут репа и укроп (свыше 4 г/кг), далее – капуста (до 3 г/кг). Много нитратов определялось в салате и петрушке (более 2 г/кг), меньше – в моркови, совсем мало – в луке. Картофель, томаты и огурцы отличаются умеренной способностью аккумулировать эти соединения. Но при избытке внесенных азотных удобрений накопление нитратов в картофеле может сильно возрасти.

Во всём мире нитриты добавляют как консервант и стабилизатор розово-красного цвета в колбасные изделия и ветчину.

Колбасы, мясокопчёности и мясные консервы содержат самые высокие количества нитритов.

Хлеб, макаронные изделия, молочные продукты содержат незначительное их количество. В свежих овощах и фруктах их практически нет.

Попадая в желудок, эти соединения под влиянием соляной кислоты желудочного сока образуют с аминами мяса и рыбы (амины – продукты белкового обмена) нитрозамины. Подавляющее большинство нитрозаминов является сильным химическим канцерогеном.

Процесс нитрозирования усиливается при копчении, так как коптильный газ содержит нитрогазы и формальдегид, катализирующие образование канцерогенов.

Нитрозамины обнаружены даже в питьевой воде. В некоторых сортах вина и особенно в пиве они определяются в количествах, сравнимых с таковыми в колбасных изделиях.

Эпидемиологи отмечали повышенную смертность от рака у людей, живущих в районах с высоким уровнем предшественников нитрозосоединений – нитратов и нитритов. Так, в некоторых местностях Южной Африки среди негров племени банту широко распространён рак пищевода, где содержание нитратов в питьевой воде значительно выше, чем в других районах. Удивительная способность нитрозосоединений – высокая прицельность: с их помощью можно вызвать опухоли в определённых отделах головного мозга, пищевода и кишечника, в глазном веке без поражения самого глаза, в носовой пазухе, ушной раковине и т. д. Некоторые из нитрозаминов вызывают рак, даже если их ввести в организм один раз!

В эксперименте на животных обнаружено, что чем больше нитрозосоединений поступает в организм, тем быстрее возникают злокачественные опухоли. Угнетают процесс нитрозирования витамин Е (синергист витамина С), аминокислота цистеин, кофеин.

Плесень

Поселяясь на пищевых продуктах, плесневые грибы не только портят их вкусовые качества, но и загрязняют отходами жизнедеятельности, причём последние нередко бывают ядовитыми. Это микотоксины. Одним из первых был изучен микотоксин, выделенный из муки бразильского арахиса, загрязнённого плесенью Aspergillus flavus. Он был назван афлатоксином.

Афлатоксины являются наиболее активными из всех известных канцерогенов. Образование опухолей сдерживается, если в рационе присутствуют антиоксиданты и липотропные вещества (аминокислота метионин, фосфолипиды, некоторые витамины). Споры плесневых грибов Aspergillus flavus и А. parasiticus – продуцентов афлатоксинов – сохраняются в почве. Они могут загрязнять всё, на что оседает почвенная пыль. В подходящих условиях споры прорастают, появляется плесень. Образуемые в заплесневелом сырье микотоксины не разрушаются при его обработке и попадают в пищевые продукты.

Испортившийся, заплесневелый кусок неприятен на вкус, и его выбрасывают. Но если плесень малозаметна, продукт используется. Более 2/3 мирового производства земляного ореха (арахиса) приходится на страны Юго-Восточной Азии и Африки, и средняя частота обнаружения в нем афлатоксинов составляет 90%.

А как же сыры, получение которых невозможно без участия плесневых грибов? Производственники пытаются сделать всё возможное, чтобы снизить их загрязнённость афлатоксинами, продуцируемыми Aspergillus flavus. Например, рост этой вредной плесени можно подавить, изменяя кислотность среды (рН) до пределов, в которых лучше себя чувствует конкурирующая плесень. До 70% плесени разрушается ультрафиолетовым облучением (эти грибки, благоволя к теплу и сырости, предпочитают темноту).

В подгнивших фруктах разрастается плесень Penicyllium expansum. Французские учёные считают, что причиной высокой частоты рака пищевода в Нормандии является традиционное употребление больших количеств сидра, кальвадоса, яблочного сока: при приготовлении этих напитков токсин, вырабатываемый плесенью, не разрушается.

Кофе

В научной литературе имеются данные о том, что чрезмерное потребление кофе способствует появлению опухолей в поджелудочной железе (J.H.Weisburger, 1982). Но другие исследователи (L. Raymond, 1987), изучавшие частоту заболеваемости раком поджелудочной железы у заядлых кофеманов, этого не обнаружили. Противоречивость данных, видимо, объясняется различиями в качестве потребляемых напитков: в пережаренном (низкосортном) кофе присутствуют продукты пиролиза аминокислот, которые обладают мутагенным и канцерогенным действием. Отсюда вывод: употреблять надо только хороший кофе.

Некоторые исследования показали:

– Употребление одной – двух порций кофе в день снижает риск развития колоректального рака на 26%.

– У участников, которые потребляли более 2,5 порций кофе ежедневно, риск снижался до 50%.

– Снижение риска наблюдалось при употреблении любых типов кофе – даже без кофеина.

Исследователи из США и Израиля обнаружили, что кофе, даже без кофеина, может снизить риск развития колоректального рака. Результаты исследования опубликованы в научном журнале Cancer Epidemiology.

Колоректальный рак является второй наиболее распространенной формой рака среди мужчин и женщин. Но, в соответствии с последним исследованием, кофе может защитить человека от болезни.

Стефен Грубер (Stephen Gruber) с соавторами проанализировал данные 5145 лиц, у которых был диагностирован колоректальный рак, наряду с 4097 людьми, которые не имеют заболевание. В рамках исследования испытуемые должны были заполнить вопросник о частоте приема пищи, о ежедневном потреблении кофе эспрессо, растворимого, без кофеина или других напитков. Кроме того, участники заполнили анкету, где указали наличие рака в семейном анамнезе, уровень физической активности, привычки курения и другие факторы, которые могут повлиять на риск развития колоректального рака.

Исследователи обнаружили, что употребление одной – двух порций кофе в день снижает риск развития колоректального рака на 26%. Риск уменьшается еще больше с увеличением потребления кофе. У участников, которые потребляли более 2,5 порций кофе ежедневно, риск снижался до 50%. Кроме того, снижение риска наблюдалось при употреблении любых типов кофе – даже без кофеина.

«Мы были удивлены, увидев, что кофеин, похоже, не имеет значения», – говорит доктор Грубер. – Это указывает на то, что он не отвечает за защитные свойства кофе».

Ученые объясняют, что соединения, которые называются меланоидины, образуются в процессе обжаривания зерен и повышают подвижность толстой кишки, в то время как соединение дитерпен в кофе может повысить защиту организма от окислительного повреждения, предотвращая развитие рака.

Schmit S. L. et al. Coffee Consumption and the Risk of Colorectal Cancer //Cancer Epidemiology Biomarkers & Prevention. – 2016. – Т. 25. – №. 4. – С. 634—639.

Чай

Очень важным является антиоксидантное действие чая. Японские учёные установили, что чай оказывает лечебное действие при лучевой болезни. Содержащиеся в нём катехины и другие антиоксиданты устраняют действие образующихся при облучении свободных радикалов, угнетают процесс перекисного окисления липидов клеточных мембран, повышая тем самым радиационную устойчивость клеток. Катехины чая, витамины С и Р укрепляют стенки капилляров, предупреждая кровоизлияния у больных и улучшая кровоснабжение всех органов.

Чай способен стимулировать кроветворение и увеличивать концентрацию гемоглобина в крови, так как в нём содержится много железа. А при росте злокачественных новообразований у больных часто наблюдается железодефицитное состояние.

Зелёный чай богат микроэлементом фтором, поэтому зубы у любителей чая обычно лучше, чем у предпочитающих кофе. Он полезен для укрепления костей и профилактики кариеса.

Группа ученых из Университета Вашингтона в Сент-Луисе выяснила, что зеленый чай может способствовать выживанию пациентов с множественной миеломой – злокачественной опухолью костного мозга. Ключевую роль в этом играет соединение галлат эпигаллокатехина, которое содержится в листьях. Статья исследователей опубликована в журнале Journal of Biological Chemistry. Кратко о ней сообщается на сайте Phys.org.

При миеломе может происходить накапливание аномальных компонентов антител (иммуноглобулинов), называемых легкими цепями, в сердце или почках, что приводит к нарушению их функций и смерти.

Чай обладает умеренным мочегонным действием, а содержащиеся в нём эфирные масла предохраняют от развития мочекаменной и желчекаменной болезней.

Чай облегчает пищеварение, повышает выделение желудочного сока; лицам с повышенной кислотностью желудочного сока можно рекомендовать добавление в чай сливок или молока.

Чай обладает противомикробными свойствами. Однако он не губит полезную кишечную палочку, но предотвращает развитие в кишечнике гнилостных бактерий. Особо выраженным бактерицидным действием обладает зелёный чай.

Чай хорошо снимает тошноту и предупреждает рвоту, которые нередко появляются у больного раком после химио- и лучевой терапии.

Чай, благодаря высокому содержанию в нём дубильных веществ, может адсорбировать в кишечнике радионуклиды (Sr-90) и тем самым препятствовать их всасыванию в кровь.

Спирт

Многим, наверное, неизвестно, что этиловый спирт является естественным метаболитом (продуктом обмена веществ) клеток нашего организма. Он образуется специальными ферментами при распаде глюкозы и аминокислот. Этанол является незаменимым фактором, создающим (при его физиологической концентрации!) состояние функционального комфорта. Низкая активность ферментов, участвующих в реакциях синтеза этанола, приводит к его недостаточной концентрации в крови и тканях организма.

В Дании 65% больных раком пищевода были алкоголиками (Э. Переш, 1991); на севере Франции, в Бретани, где часто пьют крепкий кальвадос (яблочный самогон), гораздо чаще болеют раком пищевода, чем в Провансе, где традиционно употребляют лёгкие сухие вина (А. И. Быкорез, 1987).

Высокие показатели заболеваемости раком пищевода зарегистрированы в Казахстане, Туркмении, Якутии. Жители этих регионов включают в пищевой рацион сушёное, копчёное и пережаренное мясо или рыбу, что усиливает канцерогенное влияние спирта. У японцев, которые в горячем виде пьют саке (рисовую водку), часто развивается рак пищевода и желудка из-за хронического ожога слизистой оболочки этих органов.

Высокую частоту рака пищевода у жителей Замбии объясняют постоянным употреблением неосветлённого пива, в котором обнаружены прямые канцерогены – нитрозамины. Эти соединения извлекаются этанолом – хорошим растворителем канцерогенов – из тары или исходного сырья. Регулярное употребление пива способствует развитию рака желудочно-кишечного тракта вследствие хронического воздействия на слизистую оболочку ацетальдегида – токсичного продукта окисления этанола (К.К.Далидович, 1996). Да и сам спирт, повреждая эту оболочку, вызывает гастрит; воспалённая слизистая становится более уязвимой к действию канцерогенов.

Алкоголь внесён в официальный перечень канцерогенов для человека (Л.Г.Соленова, 1993). Японские исследователи полагают: поскольку у алкоголиков развивается витаминная недостаточность, риск развития рака у них можно снизить назначением тиамина, рибофлавина, никотинамида и витаминов антиоксидантного действия.

Но при этом введение этанола непосредственно в опухоль приводит в эксперименте к полной ее регрессии у животных.

Исследовательская группа из Университета Дьюка (Duke University) предложила простой и недорогой способ превращения жидкого спирта в гель. Для этого они смешали спирт с этилцеллюлозой. Инъекции геля приводили к тому, что спирт задерживался в месте локализации опухоли, не повреждая окружающие ткани.

Ученые опробовали новое лечение на лабораторных хомячках с опухолями щеки. Контрольной группе животных вводили чистый этанол, а экспериментально – его «гелевую версию». Положительных результатов в контрольной группе удалось достичь, используя большие количества спирта. Через 8 дней после начала терапии полная регрессия опухолей наблюдалась в 4 случаях из 12. У животных, которым вводили гель, все опухоли полностью исчезли.

Белки

Недавно опубликованное исследование показало следующее: если в рационе людей от 50 до 65 лет более 20% калорий приходилось на белок преимущественно животного происхождения, то риск заболевания раком увеличивался в 4 раза. При этом исследователи не дифференцировали белки разного происхождения (например, мясо млекопитающих животных или рыб). Исследователи объяснили отмеченный эффект стимуляцией выработки гормона роста в ответ на большое количество белка в диете. А гормон роста оказывает стимулирующий эффект абсолютно на все клетки в организме, в том числе и злокачественные, которые время от времени появляются у каждого человека. Значит, описанный выше рацион приводит к возникновению злокачественных заболеваний.

Животные белки в ряде случаев усиливают аутоиммунную реакцию организма. Подробно: «Китайское исследование» (англ. The China Study) – популярная книга, написанная в 2004 году Колином Кэмпбеллом, почетным профессором кафедры пищевой биохимии Корнелльского университета, и его сыном Томасом М. Кэмпбеллом (Thomas M. Campbell), врачом по профессии. Предметом изложения «The China Study» являются результаты изучения связи между потреблением продуктов животного происхождения и рядом хронических болезней, таких как рак груди, простаты и кишечника, диабет и коронарная болезнь сердца. На русском языке книга вышла под названием «Китайское исследование» в 2013 году.

В настоящее время всем без исключения пациентам я рекомендую специальный анализ крови, который показывает, какие продукты необходимо исключить или ограничить на основании генетической реакции, которая может вызвать/усилить аутоиммунную реакцию и как следствие скрытую непереносимость, воспаление. Подробнее о технологии можно узнать: http://immunohealth.ru/, а также в нашем ТВ-проекте «Здравый смысл»: http://znat.ru/.

Имеются наблюдения о том, что преимущественное потребление мясной пищи (красное мясо) в ущерб растительной является одним из факторов, приводящим к увеличению заболеваемости раком толстой и прямой кишок. Есть сведения и об увеличении заболеваемости раком молочной железы (G. Hems, 1980) и яичников (С.La Vecchia, 1982) при избыточно мясном рационе. О влиянии последнего на риск развития злокачественных опухолей других локализаций известно недостаточно.

Скорее всего, дело не в самом количестве съедаемого мяса, а в том, что при одностороннем питании сокращается доля клетчатки и балластных веществ, стимулирующих перистальтику кишечника. А это приводит к застою каловых масс, содержащих канцерогенные вещества, и увеличению времени контакта кишечного содержимого со слизистой оболочкой толстого кишечника (Р. И. Воробьёв,1996). Кроме того, высокое потребление мяса обычно сопровождается и повышенным поступлением в организм жира, что как раз и может играть роль решающего фактора в увеличении заболеваемости раком.

Недостаточное белковое питание не намного ослабляет раковые клетки, ибо они умеют взять необходимые аминокислоты из мышц и внутренних органов (J.Delarue, 1987), но оно сильно отражается на жизнедеятельности всех систем организма, особенно иммунозащитной. Доказано, что при обычном режиме питания и голодании интенсивность синтеза белка в опухоли не изменяется, а в мышцах – снижается (J.A.Norton, 1981), причём при голодании деградация мышц усиливается, содержание белков в них снижается (T.R.Weber, 1983).

Таким образом, опухоль активно «съедает» белки организма, особенно заметно – мышечной ткани. Образующиеся при распаде мышц аминокислоты поставляются как в саму злокачественную опухоль, так и в печень, где некоторые из них используются для напряженного синтеза глюкозы. Ведь опухоль, функционируя как «насос глюкозы» (В.С.Шапот,1975), истощает энергетические ресурсы организма.

Чтобы предупредить нарастание дистрофических изменений в мышцах и внутренних органах, в рацион питания онкологических больных необходимо включать мясо, творог (особенно при гормонотерапии) и другие полноценные белки. Только одна лишь несбалансированность питания по незаменимым аминокислотам и витаминам уже сама по себе способствует учащению и ускорению развития опухоли, а также её распространению по организму.

Шоколад, печенье и хлеб провоцируют развитие рака

Как оказалось, данные продукты питания способствуют развитию онкологических заболеваний. Проблема кроется в пальмовом масле. Оно стимулирует белок CD36. Итог – распространение опухолей по телу (метастазирование).

Ученые из Исследовательского института Барселоны выделили белок CD36 в мембранах раковых клеток, забранных у пациентов с развитым раком ротовой полости, кожи, яичников, мочевого пузыря, легких, груди. Был проведен эксперимент, показавший, что белок стимулируют пищевые жиры. Это подтвердили и тесты с мышами. Животным вводили раковые клетки и сажали на диету – жирную или с низким уровнем жиров.

В итоге влияние CD36 выливалось в образование метастазов. А вот блокирование белка антителами эффективно предотвращало образование метастазов. Если болезнь уже успела распространиться по телу, антитела тормозили ее прогресс на одну пятую. Сейчас ученые работают над версиями антител, которые бы подошли людям.

Сахара

Рацион питания, насыщенный сахаром и жирами, может стать причиной возникновения рака толстой кишки. S.Steely и D. Horrobin в 1982 году была найдена строгая корреляция между смертностью старых женщин от рака молочной железы и потреблением ими сахара и более слабая – с потреблением жира; у молодых женщин подобная корреляция практически не улавливалась.

Чем это можно объяснить? Ведь обычный сахар (или сахароза) – это простой углевод, состоящий из глюкозы и фруктозы. А углеводы не являются канцерогенами. Значит, эффект избыточного потребления углеводов должен быть косвенным, но, тем не менее, усиливаясь во времени, он приводит к весьма «несладкой» жизни.

Углеводы являются основой нашего рациона. С пищей поступают как простые (глюкоза, фруктоза, галактоза), так и сложные (крахмал, клетчатка, пектины) углеводы. Фруктозой богаты плоды, но особенно много её в меде. Она почти в 2 раза слаще сахара, т.е. сахарозы. В молоке имеется лактоза, или молочный сахар, сладость которого приблизительно в 6 раз меньше сахарозы. При расщеплении лактозы в кишечнике ферментом лактазой образуются глюкоза и галактоза. Молекула крахмала (и гликогена – животного крахмала) также состоит из остатков глюкозы.

Переваривание углеводов начинается уже в ротовой полости: в слюне имеются ферменты амилаза и мальтаза, способные расщепить крахмал до глюкозы. Поэтому если очень тщательно разжёвывать кусочек хлеба, можно ощутить сладкий вкус во рту. Но пищевой комок долго в ротовой полости не задерживается и поступает в желудок. Здесь углеводы не перевариваются, так как кислое содержимое желудка прекращает действие амилазы. А вот двенадцатиперстная кишка – основное место их расщепления: амилаза поджелудочной железы превращает крахмал и гликоген в маленькие осколки-дисахариды (мальтозу и изомальтозу). Амилаза нуждается в щелочной среде. Защелачивание осуществляется бикарбонатами, вырабатываемыми самой поджелудочной железой. Они и нейтрализуют желудочный сок, создавая оптимальные условия для действия переваривающих ферментов.

Затем наступает очередь пристеночного пищеварения, осуществляемого ферментами ворсинчатого эпителия тонкой кишки. Здесь расщепляются сахароза, молочный сахар и мальтоза до мономеров – глюкозы, фруктозы, галактозы. Однако в кровь всасывается преимущественно глюкоза, так как в клетках кишечника большая часть галактозы и фруктозы превращается в глюкозу.

Из кровеносных сосудов кишечника глюкоза попадает в печень. Часть её там задерживается и депонируется в виде гликогена или используется в многочисленных реакциях обмена, а часть глюкозы поступает в общий кровоток. В ответ на увеличение концентрации глюкозы в крови из поджелудочной железы выбрасывается в кровяное русло гормон инсулин. Он необходим для проникновения глюкозы в клетки мышц и жировой ткани (поступление глюкозы в мозг зависит не от инсулина, а от её концентрации в крови) и для усвоения глюкозы тканями организма.

Для всех клеток нашего тела глюкоза является важнейшим источником энергии, а для эритроцитов – и единственным. Нервные клетки, в отличие, например, от мышечных, также совершенно не могут обходиться без этой маленькой молекулы. Но роль глюкозы этим не ограничивается. В результате внутриклеточных ферментативных преобразований молекулы глюкозы образуются соединения, используемые в многочисленных реакциях синтеза других углеводов, а также жиров и даже некоторых аминокислот.

Углеводов человек съедает больше, чем жиров и белков. Например, приблизительно 12 г углеводов дает каждый из следующих продуктов (Э. Переш,1991):

1 средняя картофелина, 2 столовые ложки отваренного риса, 3 столовые ложки фасоли, 5 столовых ложек гороха или бобов, полтарелки овощей, 1 большой ломоть арбуза или дыни, 1 тарелка (с верхом) клубники, 3 маленьких или 2 больших мандарина, 2 абрикоса, 1/2 банана, 1/2 крупной хурмы, 18 вишен, 1 чашка молока, полторы чашки кефира, 1 столовая ложка мёда.

Усвояемость углеводов при смешанном питании составляет (в процентах): в овощах – 85, фруктах – 90, молоке – 98, сахаре – 99% (Б. Л. Смолянский, 1979).

Частое употребление сладостей способствует перенапряжению инсулярного аппарата, что рано или поздно может спровоцировать заболевание диабетом при наследственной предрасположенности, стрессе, инфекции.

Снижение содержания гликогена в печени – характерная особенность организма больного раком. Уже в силу только одного этого обстоятельства нельзя резко ограничивать прием углеводной пищи онкологическому больному или делать большие перерывы между едой. Следует знать и то, что при уменьшении запасов углеводов в тканях для компенсации энергетического голодания организм начинает усиленно использовать не только жир, но и аминокислоты (т.е. усиливается распад белков). Особенно в отчаянном положении находятся головной мозг и вся нервная ткань в целом, поскольку они не могут жить без глюкозы. Выручает особый механизм, благодаря которому часть аминокислот «переводится» в глюкозу. Такая защита дорого стоит: организм опять расплачивается жизненно важными белками.

Но не следует впадать в другую крайность: отдавать углеводной нище предпочтение перед другими продуктами питания. Нельзя вместо полноценного завтрака, обеда или ужина на ходу перехватывать булочку, пирожное, конфетку, заглушать голод леденцами и класть несколько ложек сахара в чашку. Изо дня в день такая еда, влекущая за собой быстрое возрастание концентрации глюкозы в крови, незаметно приводит к тяжёлым изменениям в организме.

Глюкозу не зря называют белой смертью. Эта молекула далеко не безобидна. Химически она очень активна. Онкологическому больному следует ограничить не прием углеводной пищи вообще, а очень сладкой пищи и самого сахара. Дело в том, что при развитии злокачественной опухоли снижается толерантность («терпимость», переносимость) тканей организма к глюкозе подобно тому, как это бывает при диабете. Онкологами замечена закономерность между снижением толерантности к сахару и развитием рака молочной железы, рака эндометрия, предстательной железы, почек (В.W. Wagner, 1990).

Ткани онкологического больного плохо усваивают глюкозу, ибо они становятся менее чувствительными к инсулину (Т. С. Морозкина, 1989). Наконец, выработка инсулина, особенно в запущенных случаях заболевания, уменьшается (В. С. Лаврова, 1979).

Несмотря на снижение способности организма больного раком усваивать глюкозу, он остро в ней нуждается. Профессор В. С. Шапот (1975) установил, что злокачественная опухоль является «ловушкой глюкозы» и функционирует словно мощный «насос», выкачивающий это питательное вещество из крови больного. В результате развивается глюкозное голодание тканей опухоленосителя. Более того, поглощая глюкозу, опухоль вынуждает организм усиливать её производство из аминокислот тканей, что приводит к белковой дистрофии органов.

Снизить распад белков в органах и тканях, уменьшить тенденцию к гипогликемии (стабилизировать уровень глюкозы в крови), предотвратить ацидоз может только сбалансированное по углеводам питание. При подготовке к операции с этой целью в течение нескольких дней больным вводят глюкозу с инсулином. Эта же мера улучшает иммунозащитные реакции организма.

Плоскоклеточный рак и глюкоза

Метаболизм и пролиферация раковых, как и нормальных, клеток зависят, в том числе, от глюкозы. Ключевая роль анаэробного гликолиза (окисления глюкозы с выделением аденозинтрифосфата, АТФ) в развитии тканей позволяет предположить, что нарушение этого механизма может лечь в основу методов замедления роста опухолей. Поэтому ученые стремятся уточнить специфику гликолиза различных типов рака. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), наиболее летальным является рак легких, в частности немелкоклеточный рак. В зависимости от гистологии и путей метастазирования, он подразделяется на два подтипа: аденокарциному (ADC) и плоскоклеточный рак (SqCC). До сих пор считалось, что уровень глюкозы в клетках этих форм идентичен.

Авторы новой работы проверили эту гипотезу. На первом этапе они сравнили профили экспрессии генов в клетках SqCC и ADC с помощью базы The Cancer Genome Atlas (TCGA) на основе результатов секвенирования матричных РНК (мРНК). Анализ показал, что по сравнению с ADC в клетках плоскоклеточного рака наблюдалась десятикратная гиперэкспрессия белка-переносчика глюкозы GLUT1 (у человека кодируется геном SLC2A1). Согласно прошлым исследованиям, именно эта изоформа белка чаще других участвует в улучшении метаболизма опухолей и регулируется рядом онкогенных факторов транскрипции, например c-Myc. При этом рост GLUT1 не коррелировал с маркерами пролиферации (антигенами) Ki67 и PCNA, но оказался связан с плоскоклеточным раком легкого фенотипически.

Схожая тенденция была обнаружена в рамках иммуногистохимического анализа образцов пациентов, тканевых матриц, а также мышей, на которых моделировали разные формы немелкоклеточного рака: в подавляющем большинстве случаев гиперэкспрессия белка была характерна для SqCC, но почти отсутствовала при аденокарциноме. Опыты с клеточными линиями позволили обнаружить, что GLUT1, концентрируясь на мембране клеток SqCC, резко ускоряет поглощение ими глюкозы, тогда как нокдаун белка, за счет снижения АТФ, приводит к гибели клеток даже в среде с высоким содержанием моносахарида. Причем подавление экспрессии GLUT1 оказалось некритичным для ADC: несмотря на нехватку переносчика, ее линии продолжали пролиферировать. Это подтвердили эксперименты на мышах in vivo.

Наконец, чтобы выяснить, может ли замедлить рост опухоли SqCC обычное ингибирование, ученые смоделировали разные формы рака у мышей и ввели некоторым 2-дезокси-D-глюкозу. Спустя несколько дней после инъекции пролиферация клеток SqCC замедлилась на 60 процентных пунктов: как и в случае клеточных линий, эффект опосредовался их гибелью. К аналогичным выводам привел ингибитор GLUT1 WZB117: в зависимости от гистологической формы, рост опухолей снизился на 40—41 процентный пункт. Дополнительно авторы оценили вклад в гликолиз генетических факторов. Изучение аннотаций TCGA показало, что клеткам SqCC свойственны рост числа копий и гиперэкспрессия онкогена PIK3CA, а при мутациях гена PTEN экспрессия GLUT1 достигает пика.

По словам исследователей, эти данные впервые указывают на принципиальную разницу между аденокарциномой и плоскоклеточным раком легкого. В будущем работа может помочь в создании более эффективных ингибиторов переносчика глюкозы и, как следствие, специфических противоопухолевых препаратов. Стоит также отметить, что употребление сахаросодержащих продуктов не связано с риском SqCC. Статья опубликована в журнале Nature Communications.

Клетчатка и микробиота кишечника

Пищевые волокна в последнее время приобретают особую популярность как возможные антиканцерогены, препятствующие, в первую очередь, развитию рака толстого кишечника, а также рака молочной железы. Пищевые волокна привлекают внимание не только онкологов, но и специалистов, занимающихся проблемами атеросклероза и долголетия.

Главными представителями пищевых волокон являются клетчатка и пектины. Клетчатка (целлюлоза) – самый распространённый углевод на земле. Клетчатка построена целиком из молекул глюкозы, располагающихся линейно.

Пектины относятся к сложным углеводам. Вместе с клетчаткой они формируют клеточный скелет фруктов, овощей, зелёных стеблей и листьев растений. Название «пектин» хорошо знакомо кондитерам: они используют свойство пектинов набухать в воде и при кипячении с сахаром приобретать желеобразную консистенцию. При попадании в кишечник пектины также набухают, при этом их объём увеличивается в несколько раз. Важным свойством пектинов является их способность поглощать из кишечника холестерин, ненужные и ядовитые вещества, патогенные микроорганизмы и удалять их в составе кала из организма (Р. И. Воробьев, 1996). Связывая желчные кислоты, обладающие высокой поверхностной активностью, пектины тем самым уменьшают проницаемость слизистой оболочки кишки для токсичных соединений и канцерогенов (И. Л. Морозов, 1993). Поглотительная способность пектинов увеличивается в присутствии яблочной, лимонной и других органических кислот, содержащихся в растениях.

Регулярное потребление продуктов с высоким содержанием клетчатки уменьшает риск развития сахарного диабета, поскольку при такой диете замедляется всасывание сахара и несколько снижается его содержание в крови, причём без сопутствующего уменьшения уровня инсулина.

Обязательно ешьте больше растительной пищи, содержащей достаточное количество клетчатки. Рекомендуемая норма – 10 – 20 г в сутки. Это, например, составит 2 столовые ложки пшеничных отрубей. Опыт показал, что добавление 11 г в сутки зернового волокна через 1,5 года оказало лечебное действие на больных с полипами прямой кишки и больных с семейным аденоматозным полипозом (J-Dc Cossc,1989).

Однако лучше использовать клетчатку из разных источников, главным образом потому, что в растительной пище наряду с целлюлозой присутствуют антиоксиданты (в том числе витамины), индольные соединения (индолы крестоцветных – разные виды капусты), которые являются антиканцерогенами.

Клетчатка может быть грубо- или мелковолокнистой. Нежную клетчатку, слабо раздражающую кишечник, имеют картофель, кабачки, тыква, а также многие фрукты и ягоды (Б. Л. Смолянский, 1979). Капуста, бобовые, овощи и свежий салат являются довольно грубой пищей. Продолжительное их употребление могут выдержать лишь некоторые люди. Поэтому эти продукты желательно употреблять в сыром виде в ограниченных количествах, особенно при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Варка, приготовление на пару, размягчение, раздробление улучшают переваривание и усвоение пищи с высоким содержанием грубоволокнистой клетчатки. В вареном виде овощи, горох и фасоль становятся намного более съедобными, а содержащиеся в них питательные вещества – легче усвояемыми, так как освобождаются от целлюлозной оболочки.

При избыточном употреблении клетчатки (горох, фасоль, капуста) появляется боль в животе, усиливается газообразование, отмечается жидкий стул. Чрезмерно высокое содержание пищевых волокон в диете может вызвать хроническое раздражение слизистой оболочки толстой кишки, способствуя тем самым развитию предопухолевого фона в ней (М. М. Джекобс, 1993). Использование преимущественно грубой растительной пищи, зерна, необработанного риса приводит к повреждению слизистой оболочки желудка у жителей многих районов Юго-Восточной Азии; в странах этого региона наблюдается повышенная заболеваемость раком желудка (А. И. Рубенчик, 1987).

Обширные эпидемиологические обследования населения регионов с высокой и низкой заболеваемостью раком толстой кишки показали, что пища с большим количеством клетчатки защищает организм от этого заболевания (H.Acllcrcrcutz, 1984). Напротив, при недостаточном потреблении волокнистой пищи, в частности хлебных злаков, повышается риск заболевания раком толстой кишки и раком молочной железы. Например, при изучении особенностей питания пожилых людей было установлено, что из 265 118 обследованных от рака умерло 912 человек. Причем частота развития рака этих локализаций (но не рака желудка) находилась в обратной связи с количеством потребляемой клетчатки (T-Hirayama, 198u), Онкологическая литература свидетельствует, что рак толстой кишки у вегетарианцев – редкое заболевание. Эта опухоль почти не встречается у сельских жителей Африки, в пище которых много клетчатки, но мало жира и белка, но она распространена в Северной Америке, Новой Зеландии, Австралии и некоторых странах Западной Европы, где в пище традиционно содержится мало пищевых волокон.

С целью профилактики рака я рекомендую увеличить потребление пищевых волокон, содержащихся в ягодах, фруктах, овощах, листьях салата, петрушке, укропе. При хорошей переносимости можно добавлять в пищу пшеничные или ржаные отруби в указанном выше количестве. Это поможет предупредить развитие опухолей в толстой и прямой кишке.

Активность противораковых препаратов зависит от особенностей микробиоты кишечника

Активность противораковых препаратов изменяется в зависимости от типов микробов, живущих в кишечнике. Об этом говорит исследование, проведенное Университетским колледжем Лондона (University College London), изучившее, как черви нематод и их микробы обрабатывают лекарства и питательные вещества.

Международная группа ученых разработала новый трехсторонний скрининг на основе C. elegans. Этот червь широко используется в качестве простой модели для изучения метаболизма человека из-за их эволюционного сходства и его сопоставимой связи с микробами.

Ученые провели скриннинг 55 тысяч состояний у C. elegans путем варьирования бактериальных генов, а также типов и доз лекарств. Затем с помощью вычислительного анализа детально проследили, как генетика бактерий, диетические предпочтения и химические соединения влияют на эффективность фторпиримидинов – распространенный препарат для лечения колоректального рака.

Фторпиримидины действуют путем прекращения продуцирования ДНК, что предотвращает неконтролируемое деление клеток, которое является характерной чертой при злокачественных опухолях. Применение фторпиримидинов разрушает печень, к тому же не существует общепризнанной дозы, и одна лишь генетика не может объяснить различий в реакции пациента на препарат.

Обширный скрининг в этом исследовании выделил два отличных друг от друга способа, с помощью которых бактерии изменяют активность препарата у червей. Во-первых, некоторые бактериальные штаммы помогают перерабатывать фторпиримидин в активную лекарственную форму, усиливая его активность, а во-вторых, бактерии влияют на метаболическую среду клеток, стимулируя их гибель.

Комбинированная терапия может быть неэффективной, если не учитывать взаимодействие с микроорганизмами. Например, антидиабетический препарат метформин снижает эффективность фторпиримидинов у C. elegans путем ингибирования положительного действия бактерий.

«Мы забываем, что в нашем кишечнике есть много организмов, взаимодействующих с пищей и лекарствами, которые мы принимаем, – говорит ведущий автор исследования Тимоти Скотт (Timothy Scott). – До сих пор эту взаимосвязь было сложно проверить, ведь часто микробы изучаются изолированно. Но благодаря нашему методу in vivo мы получили впечатляющие доказательства того, как активность препарата может поддерживаться или подавляться микробами кишечника».

Ученые планируют дальнейшие исследования в этой области, поскольку определение микробов, отвечающих за активность препарата у людей и регулирование с помощью пищевых добавок, может оказать серьезное влияние на исход лечения рака.

Timothy A. Scott et al. Host-Microbe Co-metabolism Dictates Cancer Drug Efficacy inC. Elegans // Cell (2017). DOI: 10.1016/j. cell.2017.03.040

Жиры

40% нашего рациона составляет жир. Богаты жиром не только колбасные изделия (ветчина, сосиски) или цельный кусок мяса, но и мясо, очищенное от пленок и видимого жира. Самого же белка даже в постном мясе не более 30%.

Жир подкожно-жировой клетчатки человека, сало и другие животные жиры, сливочное и растительное масло относятся к простым липидам. Основная роль простых липидов – служить источником энергии: при их окислении энергии образуется в 2 раза больше, чем при распаде такого же количества углеводов или белков. Преимуществом жиров является то, что они могут откладываться «про запас» в больших (а иногда и огромных —десятки килограммов) количествах.

В организме нормально упитанного человека содержится 8 – 11 кг жира. Этих запасов хватает почти на 1 месяц голодания.

Очень важную роль играют также производные липидов – тканевые гормоны простагландины. Они выполняют многообразные регуляторные функции.

Особого внимания заслуживают входящие в состав любого липида жирные кислоты. Незаменимые жирные кислоты под названием «витамин F» рекомендуются для лечения атеросклероза, заболеваний желчевыводящих путей, их включают в состав питательных кремов для кожи, применяют как общеукрепляющее средство при многих заболеваниях.

Витамин F – антихолестериновый витамин (ненасыщенные жирные кислоты линолевая, линоленовая и арахидоновая) – жирорастворимый витамин состоит из ненасыщенных жирных кислот, получаемых из пищи.

Изменяя жирнокислотный состав пищи, можно активно вмешиваться в процесс строительства клеточных мембран. Неправильное питание способно привести к дестабилизации биомембран и даже их частичному распаду. Напротив, пища, богатая антиоксидантами, предохраняет клеточные мембраны от деструкции, продлевает жизнь клетки, а следовательно, и всего организма.

Ценность животных жиров и рыбьего жира в том, что они являются единственными поставщиками витаминов А и Д. В растительных маслах этих витаминов нет. Но зато растительное масло богато полиненасыщенными жирными кислотами (линолевой и линоленовой), которые наш организм синтезировать не умеет, поэтому последние называются незаменимыми, или витамином F. Дополнительным источником незаменимых жирных кислот является рыбий жир и в меньшей степени свиное сало (Б. Л. Смолянский, 1979).

Качественный и количественный состав жирных кислот растительного масла имеет принципиальное значение в питании. Так, линолевая кислота служит источником образования особых гормонов – простагландинов 2-й группы. Они повышают кровяное давление, увеличивают свертывание крови, активируют воспалительный процесс, угнетают иммунитет, линоленовая кислота является исходным соединением для синтеза простагландинов 3-й группы, оказывающих противоположный эффект; для них обнаружена также способность препятствовать процессу канцерогенеза.

На импортных продуктах, содержащих масла, нередко встречаются обозначения: омега-6 или омега-3 жирные кислоты. Греческая буква омега – последняя буква алфавита. «Омега-3» означает, что первый изгиб углеводородной цепочки жирной кислоты образуется у 3-го атома углерода, считая с конца; «омега-6» – у 6-го атома. Более ценными являются омега-3 жирные кислоты. К ним относится линоленовая и ее производные – линолевая — это омега-6 жирная кислота.

Масло наземных растений содержит преимущественно омега-6 жирные кислоты, тогда как водные растения производят масло с высоким содержанием омега-3 жирных кислот. Поэтому в рыбе, питающейся водорослями, и у водных животных много именно последних.

Омега-3 жирные кислоты стали обращать на себя внимание после того, как обнаружилось, что эскимосы Гренландии, чукчи весьма редко болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями, у них почти не бывает инфарктов, тромбозов, гипертонической болезни. Такое защитное действие приписывают эйкозапентаеновой кислоте (производной омега-3 кислот), содержащейся в ощутимых количествах в жире морских животных и рыб.

Рыбий жир является наиболее ценным. Особо полезной является океаническая рыба, жир которой богат омсга-3 жирными кислотами: треска, макрель, сардины, форель и лосось. У пожилых людей при рыбной диете снижается уровень холестерина и триглицеридов в крови, уменьшается ее вязкость (важно для профилактики тромбоза), снижается кровяное давление, стимулируются иммунозащитные силы организма.

Уникально по своему составу льняное масло. В нем, как ни в одном другом растительном масле, содержится очень много линоленовой кислоты. Масло льняного семени – удивительное творение природы. Оно похоже на жир океанической рыбы. Имеется в виду его насыщенность омега-3 жирными кислотами. Канадские ученые установили, что при употреблении масла из льняного семени существенно снижается содержание холестерина в крови и повышается концентрация особых транспортных белков – ЛВП (липопротеинов высокой плотности). ЛВП уносят холестерин из тканей и препятствуют отложению его в стенках кровеносных сосудов. Это предотвращает старение сосудов и развитие атеросклероза. В некоторых онкологических клиниках Канады масло льняного семени назначают больным раком.

Льняное масло, как и другие растительные масла, обладает желчегонным действием. Поскольку желчные кислоты образуются в печени из холестерина, то растительные масла, увеличивая желчеотделение, тем самым ускоряют выведение из организма холестерина. Усиление оттока желчи препятствует образованию камней в желчном пузыре, а более быстрое продвижение пищевой массы после приема масла предупреждает запоры. Но есть и отрицательная сторона постоянной стимуляции желчеотделения: желчные кислоты способны усиливать действие канцерогенов на слизистую оболочку кишечника и тем самым увеличивать вероятность заболевания раком толстой и прямой кишок. Чтобы избавиться от этой угрозы, следует одновременно с маслами употреблять растительную пищу и витамины антиоксидантного действия.

В натуральном свежем льняном масле содержатся витамины Е и бета-каротины, защищающие организм от радиации. Однако их явно недостаточно. Наши опыты показали, что кормление льняным маслом животных, находящихся на территории с высоким уровнем радионуклидного загрязнения, увеличивает их устойчивость к радиационному повреждению лишь в том случае, если животным одновременно давали витамины-антиоксидаиты.

Способность липидов перевариваться зависит от их природы. Чем богаче они насыщенными жирными кислотами, тем выше температура плавления жира, более длительно его переваривание в желудочно-кишечном тракте и хуже усвоение организмом. Поэтому более тугоплавкий бараний и говяжий жиры перевариваются в кишечнике дольше и усваиваются труднее, чем свиной или куриный; легко усваиваются молочный жир и растительные масла.

При панкреатитах и распространенном раке поджелудочной железы, а также при воспалительных заболеваниях желчного пузыря и опухолях печени, затрудняющих отток желчи, переваривание жиров нарушается. Для этих заболеваний характерно появление болей в верхней половине живота. Живот обычно вздут. Стул – жидкий, зловонный, глинистой консистенции. В кале обнаруживаются остатки непереваренного жира (стеаторея).

Можно составить меню таким образом, что количество жира в нем будет очень низким. И хотя жировые клетки способны синтезировать жир из глюкозы, этого будет для организма явно недостаточно. Все дело в том, что при низкожировой диете организм получает мало ненасыщенных жирных кислот, в том числе незаменимых (витамина F). Из-за этого в ближайшие месяцы разовьются симптомы недостаточности витамина F. Они проявляются нарушением структуры и функции всех клеточных мембран, ухудшением регенерации (восстановления структуры) тканей. В крови задерживаются триглицериды и повышается содержание холестерина; увеличивается ломкость кровеносных капилляров. Особенно страдает нервная система: нарушается проводимость нервных волокон, гибнут нервные клетки. Ухудшается память. Изменяется кожа: она становится сухой, шелушится, воспаляется. Дегенеративным изменениям подвергается эпителий мочеполовой системы и слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

Но и явное предпочтение растительных масел, т.е. ненасыщенных жирных кислот, в ущерб животным жирам (насыщенным) нежелательно во многих отношениях. Ведь ненасыщенные жирные кислоты – неустойчивые соединения.

Недостаток антиоксидантов – мы это подчеркиваем – снижает устойчивость организма к радиации и подготавливает почву для развития рака. Крайне вредно для здоровья прогорклое масло, в котором вообще нет никаких антиоксидантов, зато предостаточно токсичных перекисей жирных кислот.

Жиреть – значит стареть. Это аксиома медицины. Ожирение ускоряет развитие атеросклероза. Особенно активно следует бороться с ожирением в семьях, где были диагностированы случаи рака молочной железы. Прямая связь между ожирением и повышенным риском возникновения рака этой локализации, а также раком тела матки в менопаузе (после окончания менструаций) может считаться доказанной (В. М. Дильман, 1986; P.Siiteri; G.Vecchia, 1986).

При избыточной массе тела возрастает также риск развития рака прямой кишки у мужчин и женщин – в среднем в 3,3 раза (R.L.Phillips, 1985). A-Nomura (1985), наблюдавший в течение 15 лет за 8006 пожилыми полными японцами, обнаружил, что прибавка массы тела с 25 лет и наличие ожирения во время обследования положительно коррелируют с более высокой заболеваемостью раком прямой кишки у лиц старше 65 лет.

При избытке жира в организме развивается состояние «метаболической иммунодепрессии». Оно характеризуется снижением реакций клеточного иммунитета в результате вызываемого липидами расстройства обмена веществ (повышение концентрации в крови жирных кислот, холестерина, липопротеинов низкой плотности, инсулина, гормона роста). Ослабление «боеспособности» клеток-защитников нашего организма при избыточном потреблении жиров, и особенно растительных масел, – доказанный факт (A.D.Smith, 1985). При избыточном потреблении ненасыщенных жирных кислот увеличивается образование простагландинов 2-й группы. Эти тканевые гормоны усиливают действие канцерогенов на молочную железу. Кроме того, ненасыщенные кислоты, в отличие от насыщенных, побуждают клетку активно и бесконтрольно размножаться. Это грозит серьезными неприятностями, так как «нежелание» подчиняться регулирующим сигналам организма, излишняя самостоятельность клетки – основной путь, ведущий ее к раковому перерождению.

При ожирении увеличивается продукция эстрогенов (женских половых гормонов) не только у молодых и старых женщин, но и у мужчин (Canonico, l982). А избыток этих гормонов создает прямую угрозу заболеть раком молочной железы и даже раком поджелудочной железы.

Для профилактики рака молочной железы и рака тела матки женщинам, особенно с началом климакса, следует уменьшить привычное количество жира в питании. Надо ограничить не только потребление сала, но и растительных масел. Если диагноз злокачественного заболевания уже поставлен, то жирной пищи нужно съедать меньше, чем до заболевания. Рекомендуется ограничить потребление растительных и животных жиров также больным с отдаленными метастазами опухоли: установлено, что относительный риск смерти таких больных увеличивается в 1.5 раза на каждые лишние 1000 г жира в месяц (D.P.Rose, 1986).

Испанские ученые перечислили пищевые продукты, способствующие распространению метастазов в организме больных раком. Ими оказались вещества, содержащие пальмитиновую кислоту. Ее много в животных жирах, а также в некоторых растительных маслах, например, пальмовом и кокосовом. Исследование опубликовано в журнале Nature, кратко о нем сообщается на видео, представленном на официальном канале Института биомедицинских исследований (Барселона, Испания) на YouTube.

Энергию для путешествий метастазные клетки опухоли, скорее всего, добывают из жирных кислот.

Метастазные раковые клетки, которые покидают «родную» опухоль, чтобы, попутешествовав по организму, осесть в каком-нибудь новом месте и сформировать новый очаг болезни, преодолевают в своих миграциях огромное расстояние. И это не говоря о том, что такая клетка покидает привычную среду с привычным окружением, сталкиваясь с новыми условиями, которые для неё вовсе не обязательно будут благоприятны. Наконец, найдя место для новой колонии, метастазная клетка должна перестроить свою молекулярно-генетическую кухню с программы, помогающей путешествовать, на программу, обеспечивающую бурное деление. На это всё – и на миграцию, и на преодоление сопутствующего стресса, и на регуляцию генов – нужна энергия, которую, как выяснили исследователи из Научно-технологического института Барселоны, клетка-путешественник добывает из жиров.

Глория Паскуаль (Gloria Pascual) и её коллеги изучали клетки опухолей ротовой полости. Те из них, которые были метастазными, синтезировали много рецепторного белка CD36. Он, с одной стороны, помогает иммунным клеткам распознавать присутствие инфекции, с другой стороны, он также ловит жирные кислоты и во многом благодаря нему мы ощущаем вкус жира. Именно он помогает метастазным клеткам вылавливать жиры из окружающей среды. Если же сделать так, чтобы CD36 не мог связывать жиры, то опухоли не смогут рассылать своих «колонистов» в другие ткани: в эксперименте с мышами рецептор блокировали антителами против него, и ротовые опухоли переставали метастазировать. При этом, хотя сама первичная опухоль продолжала расти, вторичные опухоли, которые успели появиться, заметно (на целых 80%) уменьшались в размерах.

Существуют также медицинские данные, которые говорят о том, что между рецептором CD36 и клиническим прогнозом есть определённая связь: если опухолевые клетки синтезируют много CD36, то избавиться от опухоли будет сложнее обычного (такая закономерность была показана для опухолей лёгких, молочной железы, мочевого пузыря и некоторых других). Кроме того, сами авторы работы пишут в своей статье в Nature, что у мышей, которых держали на жирной диете, в лёгких и лимфатических узлах появлялось больше вторичных опухолей – по сравнению с мышами, которые питались обычной, не слишком жирной едой.

Тут сам собой напрашивается вывод, что онкобольным нужно есть поменьше жирного, однако как раз при таких заболеваниях организму нужно больше энергии, так что здесь лучше дождаться клинических экспериментов, которые точно покажут, насколько больному нужно ограничить себя в жирном, чтобы и энергией себя обеспечить, и метастазирование ограничить.

ВЫВОД: если выбирать по степени пользы для организма масло, то ситуация будет следующая: оливковое, кунжутное, льняное и другие масла.

Витамины

Витамины – важнейшие, совершенно незаменимые вещества пищи. Они необходимы для роста и развития организма. Витамины защищают человека от болезней и вредных факторов внешней среды.

Массовые обследования, проведенные Институтом питания России, свидетельствуют, что население страны мало потребляет витаминов. А где взять требуемое количество витаминов?

Например, выпивая стакан сока цитрусовых, мы получаем лишь 40 – 60 мг витамина С, т.е. его суточную дозу. Однако яблочного или виноградного сока для удовлетворения суточной потребности в этом витамине пришлось бы выпивать 4 – 5 литров (в 100 мл этих соков содержится 1 – 2 мг аскорбиновой кислоты).

Кстати, фрукты и овощи поставляют нам не так уж много витаминов, в основном это аскорбиновая и фолиевая кислоты, а также каротины. Остальные витамины мы получаем из хлеба, мяса, молока, круп, животных и растительных масел. Всё это высококалорийные продукты. Чтобы за их счет восполнить дефицит витаминов, их надо съесть больше, чем это необходимо для сохранения нормального веса тела. Расчёты показывают, что рацион питания современного человека достаточен в основном по калорийности продуктов, но он значительно обеднён витаминами и минеральными солями.

Каким образом исправить положение? Переедать опасно, ибо это грозит ожирением, а ожирение, в свою очередь, предрасполагает к развитию всяческих болезней, в том числе и рака. В условиях растущей дороговизны обеспечить организм витаминами за счёт продуктов питания сложно и по экономическим причинам.

Тем не менее, выход имеется. Но вначале, наверное, следует познакомиться со специфическими проявлениями недостаточности того или иного витамина, а также с имеющимися сведениями о роли витаминов в профилактике и лечении рака, которые накопились к настоящему времени.

Основная ударная сила в направлении противораковой защиты – витамины антиоксидантного действия!

Слово «антиоксидант» («антиокислитель») в книге встречается часто. Антиоксиданты – это соединения, способные уничтожать или обезвреживать свободные радикалы. Свободный радикал (СР) от обычной молекулы отличается тем, что на его внешней электронной оболочке находится не пара (как положено молекуле), а лишь один электрон. Этот неспаренный электрон делает всю молекулу крайне агрессивной – она стремится забрать ещё один электрон от любого подвернувшегося на ее пути соединения. В результате случайный попутчик сам превращается в СР и продолжает начатый грабёж электронов от других стабильных молекул. Последние, в свою очередь, также превращаются в СР и становятся на «путь разбоя». Процесс приобретает лавиноообразный характер.

Исключительную роль в жизнедеятельности организма играют свободные радикалы кислорода. Они образуются при любых видах ионизирующего излучения, при воздействии озона, канцерогенов (в том числе содержащихся в табачном дыме), при попадании в организм различных ядов. СР кислорода ответственны за прогоркание в масле – процесса, в результате которого из содержащихся в маслах ненасыщенных жирных кислот образуются перекиси. Эти перекиси очень токсичны. Их относят к группе радиотоксинов. Самое важное, что подобный процесс – он называется ПОЛ (перекисное окисление липидов) – протекает и в клеточных мембранах. В результате мембраны изменяют свои важные биологические свойства или вообще разрушаются. В таком случае клетка гибнет.

С процессом свободнорадикальной деструкции учёные связывают развитие атеросклероза, диабета, рака.

Полностью избавиться от СР мы не сможем никогда. Сам организм их производит в процессе жизнедеятельности и использует в своих целях. Например, свободные радикалы кислорода – мощное оружие клеток-убийц макрофагов, которые расправляются с микробами. Отмирание отживших или разрушенных клеток тела также идет с участием СР. С помощью реакций ПОЛ, имеющего свободнорадикальную природу, осуществляются синтез необходимых организму гормонов, обезвреживание печенью всосавшихся из кишечника токсических соединений.

Так что процесс свободнорадикального окисления естественен, но он нуждается в жёстком контроле. Организм имеет замечательные защитные системы для снижения до минимума той опасности, которую представляют СР. Это специальные ферменты защиты, а также витамины антиоксидантного действия и бета-каротины.

Большая часть предопухолевых заболеваний желудочно-кишечного тракта и все случаи рака сопровождаются активацией ПОЛ. При недостатке антиоксидантов этот разрушительный свободнорадикальный процесс усиливается.

Диетотерапии, основанной на преобладании в пищевом рационе веществ с антиоксидантной активностью, принадлежит ведущее место в немедикаментозной профилактике рака.

Женщины с высоким уровнем витамина Д в крови, страдающие раком молочной железы, имеют почти вдвое более высокую выживаемость, чем женщины с низким уровнем витамина Д – по результатам мета-анализа, опубликованного в мартовском номере (2017) журнала Anticancer Research.

Мета-анализ основан на результатах 5 исследований и был сконцентрирован на изучении концентрации 25-гидроксивитамина Д в сыворотке крови (25гвД) и связи этой концентрации с риском смерти от рака. В общей сложности в этих 5 исследованиях приняли участие 4443 пациента с раком молочной железы.

«Врачи должны осознать важность поддержания нормальной концентрации витамина Д в сыворотке крови пациентов с раком молочной железы. Здоровой считается концентрация от 40 до 60 мкг/л. Врачи должны регулярно проверять концентрацию витамина Д в крови таких пациентов, особенно в зимний период, для своевременной корректировки отклонений оного», – сказал главный автор исследования Sharif B. Mohr, MD.

«Для женщин с раком молочной железы безопасным уровнем витамина Д является повышение до 80 мкг/л», – добавил он.

Ученые также установили, что витамин Д способен профилактировать развитие рака груди и тонкой кишки, поэтому контроль уровня этого витамина небесполезен почти у каждого взрослого человека.

Проводимые ранее исследования не противоречат данному мета-анализу. Так, например, канадское исследование женщин с раком молочной железы обнаружило, что пациенты с очень низкими уровнями витамина Д обычно имеют весьма агрессивные формы рака молочной железы. У таких женщин на 94% чаще имеются метастазы к моменту постановки диагноза, и на 73% увеличивается риск смерти от этой патологии.

Как витамин д останавливает рост рака молочной железы?

Атипичная гиперплазия связана с высоким пожизненным риском рака молочной железы.

«Витамин Д увеличивает адгезию клеток, особенно клеток эпителия молочных желез, увеличивая синтез вещества е-кадерина», – разъясняет соавтор исследования Cedric F. Garland, DrPH.

«Если уровень витамина Д понижается, клетки эпителия молочной железы не прилипают друг к другу, давая возможность стволовым клеткам для быстрого митоза, – продолжает он. – Быстро делящиеся стволовые клетки рано или поздно превращаются в раковый клон, способный повреждать базальную мембрану, и при продолжающемся дефиците витамина Д эти клетки проникают в лимфатические сосуды, метастазируя в головной мозг, кости и легкие, и убивают пациента».

Напротив, «При высокой концентрации витамина Д клетки склеиваются между собой и никогда не превращаются в рак», – отметил он. «Если уровень витамина Д нормализован поздно, то есть уже после образования раковой опухоли, то он способствует высокой дифференцировке клеток опухоли, а как известно, высокодифференцированные опухоли гораздо менее агрессивны, нежели низкодифференцированные», – добавил он.

Врачи должны измерять уровень витамина Д у их пациентов с раком молочной железы. Если они получают анализ с низкими значениями – они должны немедленно назначить прием 40 000 МЕ витамина Д ежедневно, до получения уровня от 40 до 60 нг/мл, рекомендует доктор Garland. Помимо этого, важно контролировать сывороточный кальций, который должен быть в пределах интервала от 8,5 до 10,2 мг/дл, сказал он.

«Женщина должна получать 1500 мг кальция одновременно с приемом витамина Д, потому что ряд клинических исследований доказали увеличение эффекта витамина Д в присутствии кальция», – заключает он. Дефицит витамина Д также провоцирует агрессивный рак простаты.

Витамины группы «В» провоцируют рак?

Недавно были опубликованы данные, которые повергли любителей витаминов и БАДов в шок. Выяснилось, что в некоторых случаях витамины группы В, которые ранее считались активными борцами с раком, наоборот, его и вызывают! Но, рассмотрев эту тему более глубоко, можно установить, что все не так просто, как показывает новое исследование: использование витаминов B6, фолата и B12 не было связано с риском рака легких среди женщин. Напротив, использование витамина B6 и B12 было связано с 30—40%-ным увеличением риска рака легких среди мужчин. Было отмечено почти двукратное увеличение риска рака легких среди мужчин при дозах витамина B6 (> 20 мг / сут., коэффициент риска 1,82, 95% ДИ, 1,25 до 2,65) и B12 (> 55μg / d, коэффициент риска 1,98, 95% ДИ, 1,32—2,97) по сравнению с другими потребителями. Для витаминов B6 и B12 риск был еще выше среди мужчин, которые курили в начале исследования. Ассоциация B6 и B12 была особо отчетлива среди курильщиков.

«Long-Term, Supplemental, One-Carbon Metabolism—Related Vitamin B Use in Relation to Lung Cancer Risk in the Vitamins and Lifestyle (VITAL) CohortNo Access».

Theodore M. Brasky, Emily White, Chi-Ling Chen JOURNAL OF CLINICAL ONCOLOGY

Минеральные вещества

Минеральные вещества являются столь же незаменимыми компонентами пищи, как и витамины, но почему-то им уделяется гораздо меньше внимания. Хотя в биохимических реакциях микроэлементы могут частично замещать друг друга, невозможность превращения одного химического элемента в другой и является причиной незаменимости каждого. Не могут наши клетки превратить свинец в золото.

Для жизни необходимы макроэлементы: Na, К, Са, Mg, Р, С1. Их довольно много в организме, и суточная потребность в них велика: 4 – 6 г натрия, 2,5 – 5,0 г калия, 5 – 7 г хлора, 0,8 – 1,0 г кальция, 1,2 – 1,5 г фосфора, 300 – 500 мг магния.

Другие минеральные вещества микроэлементы (Fe, Си, Mg, Mn, Se, J, Zn, S) содержатся в организме в крайне малых, а ультрамикроэлементы (Со, Cr, Ni) – в следовых количествах, но это отнюдь не умаляет их значения в жизнедеятельности. Суточная потребность в большинстве микроэлементов – всего несколько мг, а некоторых из них требуется совсем мизерное количество – несколько мкг (например, кобальта). Вообще-то в теле человека можно обнаружить всю периодическую таблицу системы элементов Д. Менделеева.

Главный источник минеральных веществ – питьевая вода. Очистка водопроводной воды, безусловно, освобождает ее от хлора, свинца и других загрязнителей, но вместе с тем она лишается магния, кальция и других элементов. Их недостаточность может привести к развитию болезней. Необходимые микроэлементы человек получает также с животной и растительной пищей (животные получают их из растений, а последние – из почвы). Вот почему недостаток или избыток отдельных минеральных веществ в почве влечет за собой болезни живущих там людей и животных.

В организме человека кладезь минеральных веществ – это скелет и зубы. Казалось бы, нет ничего более стабильного, чем ткань кости или зуба. Тем не менее, входящие в их состав минеральные соли – это не мертвые отложения: они разрушаются, создаются заново, отвечают на гормональные и другие регуляторные сигналы организма, принимают непосредственное участие в сохранении минерального баланса всего организма. Достаточно на какое-то время уменьшить потребление хотя бы одного из минеральных веществ, как здоровье человека резко ухудшается.

Самое распространенное заболевание недостаточности макроэлементов – это рахит у детей. Причина – дефицит кальция в организме (либо его мало в пище, либо он плохо всасывается); им же обусловлено развитие остеопороза; это также важнейшая причина кариеса и почечнокаменной болезни.

Наиболее распространенное и всем известное заболевание, связанное с недостатком микроэлементов, – анемия (железодефицитная). Роль минеральных элементов многогранна.

Помимо выполнения строительной функции (формирование скелета), они регулируют кислотно-щелочное равновесие организма. Ощелачивающее действие оказывают Са, Mg, Na и К (их главными поставщиками являются молочные продукты, овощи и фрукты); кислотное – Р, S, С1 (поступают с мясом, рыбой, яйцами, крупами).

Водно-солевой обмен организма регулируется также минеральными элементами, в первую очередь ионами калия и натрия. К+ и Na- поддерживают осмотическое давление в клетках, что важно для транспорта различных веществ через клеточные мембраны.

Микроэлементы Fe, Си, Со, Мп, Ni участвуют в кроветворении. Zn необходим для синтеза и «починки» молекулы ДНК. Se защищает клетки от токсического действия активных радикалов кислорода.

Многие микроэлементы входят в состав ферментов или же активируют их работу. Zn, J и другие участвуют в образовании гормонов, а Mg и Са помогают передавать гормональный сигнал клеткам. Кобальт – составная часть витамина Biz. И в иммунозащитных реакциях организма неорганические элементы занимают явно не последнее место. В целом нельзя назвать тот процесс обмена веществ, который не зависел бы от их присутствия.

Повышенное содержание в продуктах питания тех минеральных веществ, которые способны легко выводиться из организма (калий, натрий, фосфор) или же плохо всасываются (кальций, железо), не страшно. Но многие при избыточном поступлении в организм из друзей превращаются во врагов. Ионы металлов, например, могут быть инициаторами цепных свободно-радикальных реакций, неконтролируемое протекание которых приводит к гибели клетки. Поэтому для каждого минерального компонента разработаны ПДК – предельно допустимые концентрации, превышение которых чревато нежелательными последствиями.

Не все элементы можно отнести к «металлам жизни». Бериллий, ртуть, кадмий, свинец являются токсинами, так как образуют очень прочные, нерасторжимые химические связи со своими партнерами. А соединения, не способные к распаду в живой клетке, не могут быть участниками процессов жизнедеятельности. Некоторые металлы или их соединения являются канцерогенными для млекопитающих.

Вместе с тем Mn, Co, As, Zn в определенных дозах тормозят канцерогенез. А селен является бесспорным антиканцерогеном. Массовое распространение состояний недостаточности и даже заболеваний, обусловленных дефицитом минеральных элементов в организме, объясняется следующим:

1. Недостатком минеральных веществ в растительных и животных продуктах из-за низкого содержания их в почвах. Так, основная причина широко распространенного в Беларуси заболевания зоба – это низкое содержание в почве и воде йода. Геохимическими особенностями объясняется снижение содержания в продуктах питания населения республики других важных элементов (по соотношению к нормам, определенных Институтом питания России): кальция в хлебе – на 13%, в молоке – на 15%, магния в молоке и мясе – на 28%, в моркови – на 66%.

2. Однообразным питанием. Так, молочная диета является полноценной по кальцию, но в молоке мало железа, меди и магния.

3. Несбалансированным питанием. Например, избыток растительной клетчатки в рационе уменьшает всасывание многих минеральных элементов; недостаток витамина D приводит к нарушению обмена кальция и фосфора и т. д.

4. Несбалансированностью по самим минеральным веществам. Например, избыток магния затрудняет всасывание кальция, недостаток меди ведет к нарушению всасывания железа.

5. Применением специальных диет, в частности, бессолевой (длительное ограничение соли вредно).

6. Неправильной кулинарной обработкой продуктов – много минеральных элементов теряется при размораживании продуктов в горячей воде, удаляется с отваром. Например, калий хорошо сохранится в картофеле, если клубни варить в кожуре, можно и очищенными, но воду не выливать, а готовить пюре.

7. Увеличенной потребностью в минеральных элементах в период роста организма, во время беременности, при заболеваниях органов пищеварения, когда затрудняется процесс всасывания многих питательных веществ, при потерях с потом или поносами (натрий), при ожогах и травмах, после применения мочегонных аппаратов (калий).

Существенно расстраивается минеральный статус организма при росте злокачественных новообразований. Ведь опухоль является «ловушкой» не только для витаминов, но и для Zn, Fc, Ca, Mg, Mn, Cr и некоторых других химических элементов.

Минеральные вещества играют важную роль в профилактике рака. Установлено, что недостаток некоторых из них способствует появлению злокачественных новообразований в организме.

ВЫВОД. Где много микроэлементов? На первом месте – не удивляйтесь – отруби! На втором – препараты из плодов нони (сок, сухой концентрат).

Средство сопровождения, повышающее защитные силы организма

(для лиц, проходящих химио-, лучевую терапию, а также до и после хирургического лечения).

Это натуральный парафармацевтик, модификатор биологических реакций. В последнее время на прилавках аптек и интернет-магазинов можно встретить тонны биологически активных добавок к пище, позиционируемых как лекарственные средства. При этом наблюдается двоякая ситуация: с одной стороны, часто предлагаемая продукция вообще представляет собой «пустышку», не обладающую вообще никаким действием, с другой стороны, не менее часто можно встретить довольно серьезные и даже сильнодействующие традиционные лекарственные препараты традиционной медицины (индийской, китайской, тибетской), зарегистрированные как БАДы. Безусловно, производителю значительно проще пройти процедуру регистрации за 1 год, чем проводить многомиллионные клинические испытания в течение нескольких лет.

Предлагаемый препарат – парафармацевтик «Эквилибриум-вита» – изначально создавался как лекарственный препарат (см. прил.: патент РФ 24083833) и предполагал иной способ введения в организм человека в других дозировках, что требовало не только соответствующей процедуры регистрации, но и назначения и контроля приема со стороны врача-специалиста.

Препарат предлагается в другой дозировке и способе введения в организм, не является сильнодействующим препаратом и не требует назначения врачом. Почему препарат так называется?

«ЭКВИЛИБРИУМ-ВИТА» (в пер. с лат. «равновесие жизни») – зарегистрированная торговая марка.

НАТУРАЛЬНЫЙ – все компоненты препарата имеют натуральное происхождение и не содержат генномодифицированных и химически синтезированных компонентов.


патент РФ 24083833


ПАРАФАРМАЦЕВТИК – в методических рекомендациях «БАД в аптечных учреждениях» (март 2011 года) используется система классификации, предложенная Институтом питания РАМН, где указывается, что парафармацевтики – это класс средств, стоящих ближе к лекарственным средствам, чем БАДы, на натуральной основе и позволяющих целенаправленно влиять на функции отдельных органов и систем.

От лекарственного средства парафармацевтики отличаются только значительно более низкой суточной дозой действующего вещества при аналогичном составе.

МОДИФИКАТОР БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ – модификаторы биологических реакций включают в себя агенты различной природы с иммуномодулирующей, антиоксидантной, адаптогенной активностью.

Они изменяют взаимодействие между адаптогенными, нейроэндокринными средствами системы защиты организма от вредоносных факторов внешней и внутренней среды, чтобы усилить, направить и восстановить способность организма к борьбе с заболеванием.

ЛЕКАРСТВЕННАЯ ФОРМА – быстрорастворимый порошок в пакетах-саше для перорального приема внутрь. Размешивается в воде или соке, высокая биодоступность достигается благодаря новой технологии.

Действие препарата определяется действием входящих в него компонентов. Так как «Эквилибриум-вита» содержит самые известные и клинически исследованные компоненты традиционной восточной медицины с доказанным безопасным и терапевтическим действием, спектр его применения чрезвычайно широк.

Тем не менее, следует отметить очевидную целесообразность приема препарата в онкологии. Он рекомендуется в качестве средства, предупреждающего выраженные побочные эффекты при проведении химио- и лучевой терапии, в качестве паллиативного средства в инкурабельных случаях, для предупреждения метастазирования после радикально проведенного хирургического лечения. Одним из путей повышения эффективности терапии злокачественных новообразований является применение модификаторов биологических реакций различной природы – агентов, воздействующих как на опухолевые клетки, так и на регуляторные системы организма, в том числе иммунную, которые обеспечивают противоопухолевую резистентность, а также повышают толерантность организма к цитостатической терапии. Одним из современных подходов к повышению эффективности лечения злокачественных новообразований является использование биотерапевтических воздействий в сочетании с классическими методами (химио-, лучевая терапия, операционное вмешательство). Преимущество такого комплексного подхода заключается в одновременном повреждающем воздействии на опухолевые клетки и активизации защитных механизмов организма, оказывающих, в свою очередь, противоопухолевый эффект. В качестве наиболее перспективных биотерапевтических воздействий рассматриваются модификаторы биологических реакций (МБР) – агенты различной природы, проявляющие свой противоопухолевый эффект путем модуляции ответа организма на опухоль. В число МБР входят природные и синтетические иммуномодуляторы и адаптогены, цитокины и ихиндукторы. Современные представления о механизмах канцерогенеза, взаимоотношениях опухоли и организма, о роли системы иммунитета в противоопухолевой защите, которая осуществляется в тесном взаимодействии с факторами не иммунной природы, а также данные последних лет о механизмах действия МБР различной природы позволяют утверждать, что иммунологические факторы принимают активное участие в реализации их модулирующего действия. В этой связи одним из основных направлений биотерапии является применение агентов, модулирующих активность противоопухолевого иммунитета. (Навашин С. М., Вядро М. М. Модификаторы биологических реакций в терапии злокачественных новообразований // ВИНИТИ. Сер. Онкология. 1989. Т. 21. 186 с., Чердынцева Н. В. Иммунологические механизмы противоопухолевого действия модификаторов биологических реакций различной природы: Автореф. докт. биол. наук. Иркутск, 1999. 45 с. Роль системы иммунитета в противоопухолевой активности модификаторов биологических реакций различной природы. Н. В. Чердынцева, Н. В. Литвяков, О. В. Кокорев, А. А. Кузнецова, Е. А. Малиновская, Е. С. Смольянинов, В. А. Евтушенко).

Подробнее: www.longa-vita.com

Железное здоровье

В организме взрослого человека содержится около 5 граммов железа, ровно на один гвоздь. 65 – 70% этого количества находится в составе гемоглобина эритроцитов, около 20% – в миоглобине мышц. Именно благодаря железу кровь имеет красный цвет. Всасывание железа в кишечнике осуществляется особым белком, который передает его в кровь. Но всосаться способна лишь небольшая часть имеющегося в пище железа, около 1 мг. Суточная же потребность в этом элементе приблизительно 20 мг, а у женщин детородного возраста – почти в 2 раза выше.

Необходимое для жизнедеятельности количество железа экономный организм успешно «добирает» из осколков гемоглобина при распаде эритроцитов.

Степень усвоения железа в значительной мере зависит от качества питания. Оно должно быть разнообразным и полноценным. Лучше всего усваивается железо гемоглобина крови и миоглобина мышц, поэтому без мясного стола удовлетворить потребность организма в этом элементе трудно (вегетарианцы часто страдают малокровием). Из рыбных продуктов железо всасывается в 2 раза хуже, чем из мясных; из бобовых, овощей и круп его усваивается совсем немного. Хотя фасоль и богата железом, содержащееся в ней большое количество фитиновой кислоты и фосфатов препятствует всасыванию железа.

Существенно улучшают усвоение железа витамин С, лимонная и другие органические кислоты, содержащиеся во фруктах, ягодах и овощах. Плохо усваивается железо у людей с пониженной кислотностью желудочного сока, так как в отсутствии соляной кислоты затрудняется перевод железа в двухвалентное состояние. Приём витамина С может компенсировать эту недостаточность функции НС1.

Итак, оптимальным вариантом является смешанное питание, когда мясные и овощные блюда взаимно дополняют друг друга.

Запасается железо в тканях в составе белка ферритина. Его много в печени, селезёнке, костном мозге. Ферритин служит донором железа при синтезе гемоглобина и железосодержащих ферментов. При опухолевых заболеваниях, особенно в запущенных случаях, концентрация ферритина резко увеличивается. При метастазировании опухоли она может возрасти в несколько раз. Поскольку повышение концентрации этого белка в крови может отмечаться и при некоторых инфекционных заболеваниях, болезнях крови, хронических воспалительных процессах и росте доброкачественных опухолей, оно не является специфичным для рака. Однако может использоваться в оценке прогноза болезни и эффективности. Стойкое повышение концентрации ферритина свидетельствует о прогрессировании опухолевого процесса. Успешная химиотерапия рака, равно как и оперативное вмешательство, сопровождаются снижением концентрации ферритина до нормального уровня. Значение увеличения концентрации ферритина в крови тяжёлых онкологических больных не ясно.

Роль железа в организме чрезвычайно велика. Основная его функция – дыхательная. Железо, содержащееся в гемоглобине, обеспечивает транспорт кислорода кровью. Чтобы справиться с этой задачей, металл должен быть двухвалентным. Железо, входящее в состав ферментов тканевого дыхания, напротив, обязательно изменяет свою валентность при транспорте электронов в дыхательной цепи. Роль железа не исчерпывается дыхательной функцией. Оно входит в состав важнейших ферментов антиоксидантной защиты клеток (катализы, пероксидаз) и ферментов системы обезвреживания чужеродных веществ в печени (цитохромов Р-450). Но оно же способно значительно повредить клетки; Fe+4 – инициатор процесса ПОЛ.

Дефицит железа встречается очень часто в первую очередь у женщин в связи с известными физиологическими особенностями их организма. У беременных потребность в железе особенно велика, более всего – в последние месяцы, когда плод начинает запасать железо и усиленно синтезировать гемоглобин. Поэтому ещё в течение нескольких месяцев после рождения потребность ребёнка в железе вполне удовлетворяется. Но запаздывание с прикормом может привести к развитию железодефицитной анемии, так как в молоке очень мало железа.

Максимальная потребность в железе у юношей наблюдается в возрасте 15 – 16 лет; у девушек она резко увеличивается в период полового созревания. Вследствие менструаций женщинам для восполнения потерь гемоглобина требуется 20 – 25 мг Fе в день, а при обильных кровопотерях – больше. В последнем случае нужного количества железа с пищей получить невозможно.

Если потери железа превышают его поступление в организм, развивается недостаточность железа, а затем и железодефицитная анемия. К дефициту железа приводит токсическое действие таких металлов, как кадмий, никель и свинец.

Помимо падения концентрации железа и железосодержащих белков в плазме крови, последняя часто сопровождается снижением количества эритроцитов в крови, изменением их формы и величины. Уменьшается и цветной показатель, указывающий на обеднение эритроцитов гемоглобином (гипохромная анемия).

Клиническими признаками анемии являются: слабость, утомляемость, частые головные боли, летающие «мушки» перед глазами, особенно при резком повороте головы или изменении положения туловища, ощущение онемения конечностей. Больной склонен к обморокам, при незначительной физической нагрузке возникают сердцебиение и одышка. Аппетит снижен, возможны тошнота и извращение вкуса. Изменяется внешний облик. На анемичную девушку не скажешь «кровь с молоком», она «бледна, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива», часто раздражительна и плохо спит.

Анемия развивается у многих больных раком. Она может отмечаться уже в начальной стадии заболевания. Её степень не всегда соответствует тяжести болезни, но у больных распространёнными формами рака обычно развивается тяжелая анемия.

Онкологи считают, что у людей пожилого возраста появление анемии всегда подозрительно на рак. Так, при профилактическом эндоскопическом обследовании 1058 человек с железодефицитной анемией у 92 из них был обнаружен рак желудочно-кишечного тракта (N.Tzvetkov, 1988).

Причины анемии при раке различны: нарушение всасывания железа и его обмена; незначительная, но хроническая кровопотеря; нарушение всасывания меди, кобальта и витаминов, участвующих в кроветворении; угнетающее воздействие злокачественной опухоли на красный костный мозг; уменьшение содержания эритроцитов в крови онкологических больных и сокращение их продолжительности; уменьшение концентрации гемоглобина в крови в результате нарушения его синтеза или ускорения распада; использование эритроцитов крови в качестве питательного субстрата для опухоли.

Однако и в случаях нормальной концентрации гемоглобина в крови ткани опухоленосителя страдают от недостатка кислорода из-за того, что способность гемоглобина связывать кислород и отдавать его тканям нарушается. Это является результатом изменения структуры гемоглобина при росте злокачественных новообразований.

У онкологических больных скрытый или явный дефицит железа обнаруживается постоянно. Особенно он выражен в случаях метастазирования опухоли, причём тем в большей степени, чем дальше от основного очага метастазы локализуются.

Первым признаком рака желудочно-кишечного тракта может быть именно анемия. При раке желудка содержание железа может снижаться уже в начальных стадиях заболевания. Падение его концентрации отмечается при хроническом анацидном гастрите – предраковом заболевании желудка, язвенной болезни желудка с низкой кислотностью желудочного сока, при полипозе кишечника. После успешного лечения заболеваний желудка содержание железа обычно нормализуется. Но если из-за значительного поражения опухолью этот орган был удалён полностью, то и через два года запасы железа не восстанавливаются.

Чем объясняется дефицит железа у больных раком? Увы, дело не только в нескомпенсированной по железу диете.

– У больных с опухолями или сопутствующими заболеваниями желудочно-кишечного тракта затруднено всасывание железа, особенно если кислотность желудочного сока низкая.

– Нарушен транспорт железа кровью и доставка его тканям. Установлено, например, что трансферрин крови при росте злокачественных новообразований меньше насыщен железом, особенно при раке молочной железы.

– Затруднено выведение железа из мест депонирования (печень и селезенка погибших от рака людей зачастую перегружены железом).

– Железо поглощается опухолевыми клетками. Они активно «изымают» из крови переносящий железо ТРАНСФЕРРИН. Захват его тем значительнее, чем больше масса самой опухоли и чем более она злокачественна. Почему это происходит? Ведь тканевое дыхание – основной потребитель железа в клетке – в раковых клетках слабо! По-видимому, злокачественные клетки с помощью трансферрина маскируются от иммунной системы. Раковые клетки накапливают ферритин (белок, депонирующий железо), причём иногда в таких количествах (например, в раковых клетках молочной железы), что он может играть роль маркёра, т. е. с его помощью можно отличать злокачественное поражение молочной железы от доброкачественного.

Избыток железа мешает защите организма от злокачественных клеток, но и его недостаточность также вредна. Железодифицитная анемия предрасполагает к развитию рака.

Обратимся к опытам на животных. У крыс с дефицитом железа в корме опухоли возникали чаще, а перевитые опухоли имели особенно большую массу по сравнению с животными, которых «перегружали» железом. Недостаток железа увеличивал «выход» злокачественных опухолей у крыс, которым вводили канцероген, вызывающий рак печени.

Железодефицитное состояние излечивается увеличением в рационе доли продуктов, богатых железом. Для лечения железодефицитной анемии одной диеты и железистых минеральных вод недостаточно. Необходимо в дополнение к полноценному белковому рациону принимать препараты железа.

Заболеваний от избыточного поступления железа с пищей или приёма препаратов железа через рот (а не путём инъекций) не установлено, но некоторые железосодержащие лекарства могут вызывать тошноту, понос, головную боль и сыпь на коже. В таком случае их заменяют. Внутримышечное введение препаратов железа (равно как переливание крови) может привести к перенасыщению организма железом, поскольку оно очень плохо выводится. Избыток железа, откладываясь в печени и других органах, вызывает их повреждение.

Кальций

Остеопороз является неразлучным спутником старости. Только у одних людей он выражен слабо, а у других протекает с болевыми ощущениями и осложняется переломами костей позвоночника, таза или бедра. Развивается заболевание незаметно. Больного беспокоят ноющие боли в пояснице и бёдрах, позже – в области плеч и грудной клетки. Характерны вялость, утомляемость. Кости становятся чувствительными при надавливании. Зубы крошатся. Возникают неприятные ощущения на коже. Трудно поднять или раздвинуть ноги. Диагностика этого заболевания устанавливается рентгенологически, но, к сожалению, уже в поздней стадии, когда теряется 20 – 30% костной ткани.

Причина остеопороза – недостаток кальция, который возникает по двум причинам: 1) снижения его поступления в организм, 2) усиление «вымывания» из костей (часто при раке).

Дефицит кальция может возникнуть либо в силу его недостаточного потребления, либо в результате плохой усвояемости в желудочно-кишечном тракте. Дефицит Са++ всегда возникает при голодании или отказе от молочных продуктов, а также при повышенной потребности в кальции во время беременности, кормления грудью, в период роста и у женщин после климакса.

Суточная потребность в кальции для взрослых составляет 0,8 г, для детей – в 1,5 – 2 раза больше. 0,5 литра молока или 60 г сыра включают 0,6 г кальция.

Главная проблема обеспеченности кальцием – его затруднённое всасывание из кишечника, что обусловлено нерастворимостью большинства кальциевых солей (последнее, кстати, является одной из причин обызвествления стенок кровеносных сосудов при атеросклерозе, образования камней в желчном пузыре и почках).

Как ни странным кажется на первый взгляд, но кальцинация стенок кровеносных сосудов, отложение «солей» в суставах и межпозвоночных дисках, образование камней в желчном пузыре, почечных лоханках и мочевом пузыре – это проявления не избытка, а недостатка кальция в организме. Если в организм поступает мало Са, в кровь тотчас выбрасывается гормон паратирин (вырабатывается паращитовидными железами). Этот гормон, во-первых, вызывает «вымывание» кальция из депо – костей и зубов; во-вторых, задержку его выведения почками и, в-третьих, способствует образованию активного витамина Д. Последний регулирует процесс всасывания кальция из кишечника. В итоге уровень Са++ в крови не только восстанавливается, но превышает требуемый.

Организм не допускает снижения содержания кальция в крови, так как этот элемент постоянно используется для многочисленных нужд: мышечного сокращения, передачи нервного импульса, свёртывания крови, модуляции активности некоторых гормонов. Са++ регулирует проницаемость клеточных мембран и взаимодействие клеток друг с другом, препятствуя их «свободе» (так, кальций затрудняет отрыв дочерней клетки от материнского опухолевого узла, т.е. метастазирование опухоли).

Для предупреждения остеопороза (а в более молодом возрасте – остеомаляции, т.е. размягчения костей) необходимо, чтобы в кровь поступало достаточное количество кальция. Когда его мало в продуктах питания или не хватает витамина Д, без которого кальций не всасывается, организму приходится извлекать Са из костей и зубов для того, чтобы не снизилась его доля, предназначенная для поддержания нормального обмена веществ. Особенно важна полноценная по кальцию диета онкологическому больному.

Кальций усваивается только в растворённом виде. Но некоторые кислоты, например фитиновая (встречается в цельном или слабо шлифованном зерне и бобовых), образуют нерастворимые соли кальция, которые не усваиваются организмом и выводятся из него вместе с фекалиями.

В крови антагонистом кальция является фосфор. Избыток всосавшегося фосфора стимулирует выведение Са++ из костей. Оптимальным для усвоения кальция считается такое соотношение между кальцием и фосфором, которое имеется в молочных продуктах или в следующих блюдах: каше на молоке, хлебе с сыром, овощных гарнирах с мясными, рыбными блюдами.

Рекомендуемая дневная норма кальция – 1000 мг. Женщины, достигшие менопаузы, нуждаются в 1,5 г кальция в день. Поэтому пожилым людям, особенно женщинам, надо есть больше пищи, содержащей кальций, или употреблять его аптечные препараты: глюконат, глицерофосфат или другие соли кальция. Чтобы этот элемент лучше усваивался, то при невозможности бывать на солнце следует принимать около 400 ME витамина Д, желательно в составе диетических продуктов или поливитаминных комплексов.

Значительно превышать дозировку витамина Д не следует, так как можно поплатиться отложением камней в почках и разрастанием остеофитов (костных наростов). При передозировке витамина Д содержание кальция в крови растёт не за счёт улучшения его всасывания из кишечника, а за счёт «вымывания» из костей. При лечении остеопороза приходится длительно принимать по 2,0 – 2,5 г препаратов кальция в день, но лучше получать его в составе молочных продуктов. При плохой переносимости молока нужно есть творог, различные сорта сыра, пить кефир или простоквашу.

Повышение уровня кальция в крови и остеопороз – нередкие явления при злокачественных опухолях, особенно при раке молочной железы, желудка, поджелудочной железы и почек. Наиболее часто избыточное содержание Са++ в крови отмечается при метастазах злокачественной опухоли в кости и при системных заболеваниях крови, свидетельствуя, как правило, о прогрессировании заболевания.

В большинстве случаев повышенное вымывание кальция из костей и зубов вызывается способностью злокачественной опухоли выделять в кровь факторы роста и другие белковые субстанции, действующие подобно гормону паращитовидных желез. Да и сами паращитовидные железы работают с напряжением, выделяемый ими в избытке гормон и разрушает скелет. Кроме того, при раке затрудняется выведение кальция почками. Таким образом, если у больного повышено содержание Са++ в крови, это вовсе не значит, что у него в организме избыток кальция, скорее, наоборот, это свидетельство деструкции костей и тяжести заболевания.

Считают, что при всяком превышении содержания кальция в крови следует искать скрытую опухоль или злокачественное заболевание крови (G. Vanigand,1978). Этот симптом отмечается у 32% больных с метастазами в кости (S. Ralston,982). Клинически он проявляется потерей аппетита, тошнотой и рвотой, болями в животе, запорами, усиленной жаждой и обильным мочеиспусканием; больной слабеет, становится апатичным, его организм обезвоживается; характерно изменение пальцев по типу «барабанных палочек». Поскольку все эти изменения появляются не сразу, их развитие можно предупредить соответствующим лечением. Среди лечебных мероприятий важное место занимает и полноценная по кальцию диета.

После радикального удаления опухоли или успешной химио- и лучевой терапии все тяжелые симптомы повышенного уровня кальция в крови исчезают.

Многие исследователи пытались применить соли кальция для лечения опухолей у животных и человека. При этом отмечалось уменьшение размеров экспериментальных злокачественных новообразований, ослаблялась их способность разрушать окружающие ткани (С. С. Яковлев, 1980; Mc-Sherry, 1989) и увеличивалась продолжительность жизни онкологических больных. На фоне облучения препараты кальция иногда приводили к полному излечению рака вульвы и опухолей костей (С. С. Яковлева, 1980). Применение кальциевых препаратов у больных остеогенной саркомой III стадии и у 95 больных, не получавших эти препараты, показало, что трёхлетняя выживаемость у первых была в 1,5 раза большей (В. В. Прошин, 1977).

Таким образом, бедная кальцием диета причинно связана с развитием остеопороза, обычно поражающего пожилых людей, особенно женщин (женские гормоны эстрогены способствуют задержке кальция в костях, а в период климакса их становится меньше). Во избежание возрастного остеопороза и предупреждения «хрупкости» костей при раке надо потреблять богатые кальцием и витамином Д продукты, тем более что этот витамин важное средство профилактики рака.

Магний

Магний является незаменимой составной частью зеленого пигмента растений – хлорофилла. Растения поедаются травоядными, хищники закусывают последними, так что магний, передаваемый по природной пищевой цепи, всегда в достатке присутствует на нашем столе. Суточная потребность в магнии – до 500 мг. Пожилым людям, страдающим атеросклерозом, ишемической болезнью сердца и гипертонией, желательно увеличить потребление богатых магнием продуктов, поскольку этот макроэлемент обладает сосудорасширяющим действием, т.е. улучшает кровоснабжение сердца и снижает кровяное давление. Стимулируя перистальтику кишечника, магний оказывает послабляющее действие.

Магний всасывается из кишечника с помощью желчных кислот, поэтому при нарушении желчевыделительной функции печени его в кровь поступает меньше. Избыток жира в рационе, кальций и фитиновая кислота, содержащаяся в злаковых растениях, также затрудняют всасывание Mg. Недостаток этого макроэлемента может развиться при длительном приёме мочегонных средств, поносах, тяжелых заболеваниях почек, алкогольном циррозе печени.

Свойство магния стимулировать синтез нуклеиновых кислот и белков оказалось «на руку» и опухолевым клеткам. Снижение содержания этого макроэлемента в рационе опухолевых животных значительно замедляло скорость роста злокачественных новообразований, в частности, аденокарциномы молочной железы.

Минимальное содержание Mg обнаружено у больных с метастазами первичной опухоли. Высказывается мнение (S. Pierangeli, 1985), что определение содержания магния в сыворотке крови может, наряду с другими методами, помочь в оценке диагноза, активности процесса, реакции на лечение больных раком.

Поскольку раковые клетки весьма охотно поглощают магний, организм опухоленосителя попадает в невыгодные условия в отношении белкового биосинтеза и регенерации (возобновления) тканей. Конечно, магний – дефицитная диета нанесёт ущерб опухоли. Но и организму тоже. В случае роста злокачественных опухолей у человека не ясно, кто из двух конкурирующих сторон окажется при этом в менее выгодном положении.

Недостаточность магния неблагоприятно сказывается на организме, Возникают чувства страха, тревоги, раздражительность, подёргивание мышц и их судорожное сокращение, сердечная аритмия; в крови уменьшается содержание кальция и калия. Избыток магния в питании не страшен. Он легко выводится с мочой. При передозировке препаратов Mg или циррозе печени излишнее поступление в организм магния влечёт заторможенность, сонливость, замедление пульса и падение артериального давления.

Марганец

Опухоль удерживает марганец в повышенном количестве. Скорее всего, именно поэтому содержание марганца в крови, печени и лёгких животных с опухолями снижено. Уменьшение концентрации этого микроэлемента отмечено в плазме крови и у больных раком желудка. А у больных раком лёгкого обедняют марганцем волосы. Низким оказалось содержание марганца в печени и селезенке погибших от лейкоза детей.

Значение марганца в процессе канцерогенеза не выяснено. И обнаруженный факт снижения его содержания в крови у больных хроническим гастритом и хроническими неспецифическими заболеваниями лёгких еще не получил своего объяснения. Несмотря на способность марганца вызывать мутации, в эпидемиологических обследованиях его канцерогенности не выявлено.

Йод

Йод – элемент, сравнительно мало распространенный в земной коре. Лучшие источники йода – дары моря: морская капуста, кальмары, креветки, мидии. Много его в морской рыбе. В поступающей на прилавки магазинов соленой сельди его содержится 75 – 80 мкг на 100 г продукта, в мороженой камбале – 60 мкг. В речной рыбе йода в 10 раз меньше. Хороший источник этого микроэлемента – молочные продукты. В мясе его немного.

Суточная потребность в йоде крайне мала: 100 – 200 мкг. Тем не менее, читатель, в вашем рационе вряд ли содержится достаточное количество йода. К тому же надо учесть, что его много теряется при приготовлении пищи – и тем больше, чем дольше тепловая обработка. Так, при варке мяса и рыбы содержание йода падает почти на 50%, при кипячении молока – на 25%, при варке картофеля клубнями теряется 32%, нарезанным – 41%. Надежный выход – больше внимания уделять морепродуктам, особенно морской капусте: при умелом приготовлении салат из нее очень вкусен. В морских водорослях содержание йода может доходить до 0,2%! Самый простой способ предупредить дефицит йода – употреблять йодированную поваренную соль.

Недостаток йода в организме приводит к увеличению щитовидной железы, иногда настолько значительному, что затрудняется дыхание, а шея приобретает уродливые очертания.

Незлокачественное увеличение щитовидной железы называется зобом. Зоб – очень древнее и широко распространенное заболевание: им страдает более 200 млн человек, т. е. 7% населения земного шара.

Чаще заболевают зобом дети, юноши и взрослые до 35 лет, причем женщины в 5 – 8 раз чаще.

Наиболее широко распространен эутиреоидный зоб («эу» – значит «хорошо»), при котором вначале не отмечается видимого нарушения функции щитовидной железы. Патологические изменения происходят очень медленно, бессимптомно и вдруг заявляют о себе уже серьезным, порой необратимым расстройством деятельности железы. Зоб постоянно несет в себе опасность злокачественного перерождения.

Зоб может сопровождаться снижением или повышением функции щитовидной железы. Характерными симптомами недостаточности этой функции являются снижение основного обмена и температуры тела, больные плохо переносят холод, заторможены и апатичны. Начало заболевания в младенчестве приводит к задержке роста, сохранению детских пропорций тела у взрослого, глубоким нарушениям психики и умственных способностей – кретинизму. У взрослых гипофункция проявляется как микседема (слизистый отек) – своеобразным утолщением кожи и одутловатостью лица.

При гиперфункции щитовидной железы характерными симптомами являются мышечная слабость, тахикардия (учащенное сердцебиение); несмотря на повышение аппетита и количества съедаемой пищи больной теряет вес; температура тела незначительно повышается, больному бывает жарко; психика становится неуравновешенной, с быстрой сменой настроения.

У больных предраковыми заболеваниями и людей пожилого возраста синтез гормонов щитовидной железы уменьшается. У людей с нормальной функцией железы регистрируется меньшая частота развития опухолей.

Большинство исследователей отмечают, что при снижении функции щитовидной железы рак любой локализации встречается значительно чаще, а при повышенной функции железы реже, чем у больных с зобом без ее нарушения. Наблюдая в течение 50 лет за 74 больными гипофункцией щитовидной железы, S. Shswartz установил: у женщин, в течение 15 – 46 лет принимавших соответствующее лечение, рак молочной железы развился в 3,2% случаев, а у получавших неадекватное или недостаточное лечение – в 74,4% случаев.

У подавляющего числа онкологических больных и животных с опухолями при прогрессировании злокачественного процесса функция щитовидной железы, как правило, снижается. Уменьшение выработки гормонов железой – плохой прогностический признак (J-J. Rateliffe, 1978). В ранние стадии роста опухолей содержание гормонов в крови может оставаться на уровне нормальных значений.

После курса лучевой и комбинированной противоопухолевой терапии угнетается функция щитовидной железы, поэтому рекомендуют назначать тиреоидин в коррегирующих дозах.

Онкологические больные должны обращать особое внимание на достаточную йодизацию пищи. Снижение потребления йода в составе пищевых продуктов неблагоприятно отражается на состоянии щитовидной железы, от работы которой зависит и сопротивляемость организма злокачественному росту. Нормализация функции щитовидной железы необходима для улучшения энергетического обмена у больных раком. Эта коррекция особенно важна для истощенных больных, так как у исхудавшего человека, даже не имеющего злокачественной опухоли, концентрация гормонов щитовидной железы снижена.

В эксперименте было показано, что у животных, которым скармливалась пища с недостатком йода, чаще появляются опухоли не только после введения канцерогена, но и «самостоятельно», в первую очередь опухоли щитовидной железы и гипофиза. По наблюдениям эпидемиологов, рак щитовидной железы гораздо чаще встречается в зонах эндемического зоба, т.е. в местностях, почва которых бедна йодом. С другой стороны, заболеваемость различными формами рака щитовидной железы в таких зонах при условии проведения массовой йодной профилактики населения не намного отличается от заболеваемости в «благополучных» по йоду местностях.

Из изложения следует, как важно проводить профилактические мероприятия людям с пониженной функцией щитовидной железы. Да и здоровые тоже не должны забывать о необходимости регулярно включать в меню морепродукты, а соль покупать йодированную.

Цинк

Жалобы на «куриную слепоту», ухудшение обоняния и вкуса, снижение половой активности часто слышит врач-онколог. Причин этому может быть много. Но одна из весомых – в организме мало цинка.

Известные всем признаки извращения вкуса и обоняния у беременных часто вызываются недостаточностью цинка, повышенную потребность в котором испытывает плод.

Падение остроты зрения характерно и для гиповитаминоза А, но, естественно, при недостатке цинка приём витамина А не устраняет зрительных нарушений. Наиболее часто «куриная слепота» поражает пациентов с алкогольным циррозом печени. В больной печени нарушается синтез альбуминов, обеспечивающих транспорт цинка с током крови. В результате Zn вынужденно связывается с низкомолекулярными пептидами, которые свободно проходят через почечный фильтр, в результате микроэлемент теряется с мочой.

Почему же страдает зрение? Оказывается, в сетчатке глаза Zn активирует фермент ретинолдегидрогеназу, участвующий в восприятии квантов света зрительным пурпуром. Кроме того, в печени цинк способствует превращению витамина А в удобную для восприятия света форму и затем «сопровождает» витамин в пути из печени к сетчатке глаза. При нарушении этих процессов из-за недостатка цинка и ухудшается зрение. Жалуются на ослабление зрения онкологические больные, получающие D-пе-ницилламин. Происходит это из-за взаимодействия антибиотика с цинком плазмы крови, в силу чего Zn становится недоступным для функционирования зависимых от него ферментов.

С цинком связано нормальное восприятие вкуса. Нарушение вкусовой чувствительности обычно сопровождается и ухудшением обоняния — вплоть до его потери в отдельных случаях. Нередко необъяснимая потеря обоняния является спутником недиагностированной опухоли.

Специфической чертой недостаточности цинка является снижение функции половых желез и гипофиза. При недостатке этого микроэлемента нарушается заживление ран, угнетается клеточный иммунитет. В цинке нуждается любая растущая ткань, в том числе и злокачественная опухоль. Почему?

Zn необходим для работы ДНК-полимеразы, строящей дочернюю нить ДНК при удвоении этой молекулы в процессе деления клетки. Но обходится без него РНК-полимераза, образующая молекулы РНК, последние обеспечивают процесс реализации генетической информации при синтезе белка. Говоря проще, без Zn не возможны размножение клеток и рост организма.

Цинк – разрушитель и созидатель связи между атомами углерода и кислорода с участием воды; эта реакция катализируется Zn-зависимым ферментом карбоангидразой, удаляющей избыток углекислоты из лёгких. Только цинк может разорвать связь между атомами углерода и азота, без чего невозможно расщепление белков в кишечнике (разрыв пептидной связи между аминокислотами Zn-карбоксипептидазой). Zn нужен и для синтеза цептидной связи при построении белка. Это еще одна причина того, почему при недостатке цинка в рационе питания замедляются биосинтез белков и рост организма.

При росте злокачественных опухолей содержание цинка в крови снижается. Это характерно для рака желудка, рака тела матки и яичников, меланомы. Степень снижения уровня Zn при раке желудка зависит от размеров опухоли и злокачественности процесса. Определение содержания цинка в плазме крови может иметь значение для постановки дифференциального диагноза доброкачественной, локализованной или метастатической форм рака молочной железы.

Концентрация цинка падает в крови у больных раком лёгкого, а при доброкачественных процессах в легком она остаётся в норме. У пациентов с раком предстательной железы содержание Zn долго не изменяется, но при появлении метастазов резко снижается. Значит, по величине концентрации цинка в крови нельзя судить о наличии рака предстательной железы, но она может служить показателем распространённости процесса.

Причинами обеднения организма цинком при раке являются: затруднение его всасывания в кишечнике; уменьшение количества синтезируемых печенью альбуминов, которые переносят Zn с током крови в ткани; ускорение выведения цинка с мочой. Но главная причина – это способность опухоли функционировать в организме подобно ловушке, в которую стремительно попадает все необходимое для ее безудержного роста. Цинк же как раз и является тем элементом, без которого не могут осуществляться ни синтез нуклеиновых кислот, ни синтез белков.

Увеличение содержания Zn обнаружено во всех исследованных злокачественных опухолях животных и человека, пожалуй, исключением является рак предстательной железы. Но этот орган вообще отличается особенностями цинкового обмена. Как показано в опытах на животных-опухоленосителях, накопление цинка в опухоли не зависит от eго содержания в диете.

Однако если опухоль столь сильно зависит от снабжения цинком, то не сможет ли умерить её агрессивность недостаток этого элемента?

В большинстве экспериментальных исследований показано, что содержание животных на пищевом рационе с недостатком цинка тормозит рост перевиваемых опухолей и значительно увеличивает продолжительность жизни опухоленосителей. А добавление цинка в рацион опухолевым животным стимулирует рост перевитых сарком.

Вопрос о том, следует ли онкологическому больному придерживаться диеты с низким содержанием Zn, остаётся открытым. Однако несомненно, что при недостаточном поступлении цинка из кишечника опухоль станет «изымать» его из тканей организма. Недостаток же этого микроэлемента может вызвать болезнь Прасада.

Суточная потребность в цинке составляет 10 – 15 мг. Основное его количество поступает с животной пищей. Больше всего цинка найдено в мясе гусей и во внутренних органах животных. Затем идут яйца и рыба, говядина, свинина, куры. Молочные продукты, фрукты и ягоды им бедны. В грибах, зерновых и бобовых цинка много, но из них он плохо всасывается в кишечнике.

Болезни от избытка цинка неизвестны. Исключение – пищевое отравление при приготовлении щей и других кислых кушаний в оцинкованной посуде. У пообедавшего через некоторое время появляются головная боль и боль в животе, тошнота, рвота.

Роль цинка в профилактике рака изучена недостаточно. Известно, например, что цинк препятствует действию 1,2-диметилгидразина, вызывающего рак тонкой кишки. При дефиците Zn у животных, получивших канцероген, рак пищевода возникал в 78% случаев, тогда как в параллельной группе животных, которым скармливался избыток цинка, опухолей пищевода не было вовсе. Цинк является антагонистом кадмия – химического токсиканта, действию которого подвергаются рабочие многих производств.

Медь

Недостаток меди, который возникает в организме при неполноценном питании, приводит к малокровию (гипохромной анемии). Почему? Оказывается, медь необходима для превращения железа в органически связанную форму, что облегчает перенос железа в костный мозг и помогает ему включиться в состав гемоглобина; она ускоряет «созревание» клеток крови. Ионы меди абсолютно необходимы для процесса тканевого дыхания, главная задача которого – снабжать клетку энергией. Медь входит в состав ферментов обмена аминокислот, липидов, углеводов. Она принимает участие в пигментации волос. При недостатке меди кости обедняют солями кальция и фосфора, что может привести к переломам; возникают длительные поносы; кожа становится бледной, под глазами нередки отёки. При содержании животных на Си-дефицитном рационе у самок могут наблюдаться выкидыши (хотя способность беременеть не теряется), а роды могут закончиться появлением на свет мёртвого детёныша. У малышей, длительно находящихся на грудном вскармливании без прикорма, из-за нехватки меди может развиться анемия: в молоке мало меди и железа.

Чтобы исключить причину анемии, зависящей от меди, в крови исследуют активность церулоплазмина — белка, специально предназначенного для транспорта меди в различные органы.

У человека встречается врожденное заболевание, вызванное недостаточностью меди, – болезнь Вильсона, при которой в крови отсутствует церулоплазмин. При этой болезни сильно увеличивается печень и поражается центральная нервная система; больного мучают хронические поносы.

Суточная потребность в меди составляет 2 мг, но у беременных, больных анемией и у тех, кто принимает препараты, угнетающие кроветворение, она выше. Больше всего меди содержится в печени, почках и мясе животных, в морской рыбе и других продуктах моря. Из круп ею богаты перловая, пшеничная, гречневая и овсяная; из ягод – чёрная смородина, клюква, абрикосы, крыжовник, груши и клубника. Как вы уже знаете, в молочных продуктах ее мало.

Может ли анемия, довольно часто сопутствующая росту злокачественных новообразований, обусловливаться недостатком меди в организме больного?

На этот вопрос однозначного ответа пока не получено. В отличие от других микроэлементов, в крови онкологических больных содержание меди выше нормы. Установлено возрастание её концентрации при раке молочной железы, яичников, желудка (особенно его кардиального отдела), первичном раке печени, опухолях мозга; очень высокий уровень меди обнаружен у больных лимфомами, саркомами, меланомой и т. д.

На основании определения содержания меди в сыворотке крови можно прогнозировать прогрессию опухолевого роста, дать оценку степени злокачественности опухоли и эффективности проводимой терапии. Так, уровень сывороточной меди при раке лёгкого тем выше, чем более запущен процесс, при метастазах опухоли он максимален. Повышенная концентрация Сu при подозрении на рак лёгкого позволяет с большой долей вероятности предположить худший вариант диагноза, так как ни у одного больного она не бывает ниже нормы; она может служить маркёром злокачественной опухоли яичников. Определение уровня меди в крови можно использовать в качестве скриннинг-теста для раннего обнаружения злокачественного процесса в печени, что чрезвычайно важно в дифференциальной диагностике рака и цирроза печени.

После излечения рака шейки матки и рака молочной железы содержание меди падает до нормы, а при отсутствии эффекта от лечения – не изменяется. Снижение уровня меди у больных лимфомами и острым лейкозом – первый показатель эффективности терапии. Новое возрастание уровня Сu при остеосаркоме и меланоме говорит о прогрессировании заболевания.

Установлено, что содержание меди может быть повышено даже при росте некоторых доброкачественных опухолей (например, фибромиомы матки и других опухолей женской половой сферы), хотя и не столь значительно, как при раке; при успешном лечении оно нормализуется, а новое повышение указывает на начало рецидива. Повышается уровень сывороточной меди и при таких предраковых заболеваниях, как хронический гастрит, язвенная болезнь желудка с пониженной кислотностью, хронические неспецифические заболевания лёгких.

Таким образом, содержание Си и активность медь-содержащего белка церулоплазмина в сыворотке крови увеличивается при злокачественных опухолях различной локализации и даже в предраковом периоде.

Остаются не очень ясными причины повышенного содержания меди, поскольку раковая опухоль накапливает её в большем количестве, чем окружающие нормальные ткани. По мере прогрессии опухоли содержание Сu в ней увеличивается. О значении этого микроэлемента для раковых клеток свидетельствуют опыты по кормлению опухоленосителей рационом, не содержащим меди: рост перевиваемой меланомы тормозился, продолжительность жизни животных увеличивалась. С другой стороны, добавление соли меди в молоко крысам три месяца подряд до перевивки опухоли в последующем приводило к стимуляции её роста.

На основании изложенных данных напрашивается вывод о «вредном» влиянии меди на течение онкологического заболевания. Но пока клинические онкологи обходят молчанием рекомендации ограничить потребление меди в составе продуктов питания. Для этого существуют достаточно веские причины.

– Я уже говорил о преимуществе в скорости роста перевиваемых опухолей животных перед спонтанными (самостоятельно возникающими) у человека, а это означает, что дефицит жизненно важного элемента в первом случае скорее затронет саму опухоль, а в организме человека, напротив, – те ткани, которые в нём особо нуждаются.

– Увеличение содержания меди при раке, очевидно, не причина, способствующая росту опухоли, а отражение той перестройки обмена веществ, которая сопутствует либо даже обуславливает появление злокачественных клеток в теле человека. Действительно, содержание меди увеличивается ещё в предраковом периоде. По данным 10-летнего эпидемиологического обследования 5000 человек, из которых 133 заболели раком, высокий уровень меди обнаруживался уже за несколько лет до постановки диагноза (RJ.Coates, 1989).

– Медь не является канцерогеном.

– Повышение концентрации меди в сыворотке крови ещё не означает, что в органах нет её дефицита. Так, в опытах на 27 линиях мышей со злокачественными фибросаркомами определили, что содержание меди растёт только в мышцах и мозге опухоленосителей, в печени же – падает. У больных раком желудочно-кишечного тракта на фоне высокого уровня меди в сыворотке крови найдено ее снижение в самих клетках крови. Значит, не приходится говорить об избытке меди в организме опухоленосителя. Почему повышается её содержание в крови при раке, пока не совсем ясно.

Составить диету с дефицитом меди не очень сложно. Для этого надо исключить из питания морские продукты и мясо. Но не выплеснем ли мы при этом «вместе с грязной водой и ребёнка»? Ведь продукты моря исключительно полезны. Кроме того, дефицит меди сам по себе вызывает развитие анемии, которая и так приносит много неприятностей больному раком.

Фтор

У этого элемента очень узкие границы положительного влияния на организм: если содержание F в питьевой воде менее 0,5 мг/л, развивается кариес, если более 1,2 мг/л – флюороз («пятнистая эмаль»).

Фтор формирует кристаллы фторапатита, отличающиеся высокой прочностью. Они являются необходимым компонентом эмали зуба и костей скелета. О кариесе знают все. А как проявляется флюороз. Распознать его несложно: вначале на поверхности отдельных постоянных зубов появляются точечные меловидные пятнышки и полосы, они лучше выявляются, если свет падает сбоку. Затем число пораженных зубов увеличивается, единичные или множественные полоски и пятнышки распространяются на большую часть зуба. В запущенных случаях размеры пятен значительны, они приобретают желтый или коричневый цвет. Зубы становятся хрупкими и быстро стираются. Они могут крошиться, иметь рябой, изъеденный вид; коронки зубов иногда разрушаются до дёсен, при этом без зубной боли. Но страдают не только зубы. При флюорозе нарушается фосфорно-кальциевый обмен, кости скелета становятся хрупкими. У больных раком в местах локализации костных метастазов костная ткань также становится хрупкой, но наличие «пятнистой эмали» позволит точнее установить причину поражения.

Основной источник поступления фтора в организм – вода. Во многих странах мира фторируют водопроводную воду с целью профилактики кариеса. В Москве-реке мало фтора, и жители столицы России пьют фторированную воду. Фториды добавляют и в молоко, булки, соль. В водоёмах Беларуси мало фтора.

По данным российских учёных (Р. И. Воробьёв, 1996), существует оптимальная концентрация фтора в воде (1 – 2 мг/л) и в пище (2 – 4 мг/л – из пищи он хуже усваивается), при которой наблюдается снижение выраженности остеопороза и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (Р. И. Воробьёв, 1996).

Таким образом, многолетний опыт свидетельствует, что вредно как избыточное поступление F, проявляющее себя в развитии «пятнистой эмали», так и недостаточное, приводящее к кариесу. Влияние фтора на рост опухолей изучено мало. В экспериментальных исследованиях подкожное введение фтористого натрия резко тормозило развитие злокачественных опухолей кожи (Р. И. Воробьёв, 1996), что можно объяснить угнетающим действием F на процесс гликолиза — главного пути образования энергии раковыми клетками. Вопрос о том, как избыток или недостаток фтора действует на онкологического больного, остаётся открытым.

Селен

Еще 2 – 3 десятилетия тому назад о существовании этого элемента знали в основном химики. А сейчас селеносодержащие пищевые добавки и лекарственные препараты широко рекламируются для всеобщего применения.

В грудном молоке женщин Se содержится в 2 – 3 раза меньше нормы. Это может обусловливать нарушения в иммунной системе малышей и способствовать возникновению заболеваний. Взрослый человек должен получать в сутки 50 – 200 мкг Se. Основной источник селена – продукты питания. Овощи и фрукты бедны этим микроэлементом. В мясе селена также немного, но печень, почки и морская рыба содержат достаточное его количество. Богаты селеном моллюски и ракообразные. Количество Se в зерновых зависит от состава почвы, на которой они произрастают. Его много в твороге и мясе. Растительная пища, богатая пищевыми волокнами, затрудняет всасывание минеральных веществ, в том числе и селена.

У животных селендефицитный рацион приводит к дистрофии скелетных мышц и миокарда, бесплодию, облысению, отёкам. У человека хроническая недостаточность селена проявляется, прежде всего, заболеванием сердца – кардиомиопатией, иногда приводящей к инфаркту миокарда. Случаи кардиомиопатии описаны даже у детей, проживающих в некоторых областях Китая с дефицитом Se в почве (B. Jansson, 1984).

Впечатляют данные о том, что в регионах с низким содержанием Se в почве и зерне (и в крови жителей!) наблюдается высокая смертность от рака (J. Salonen, 1986). С другой стороны, злокачественные новообразования (лимфомы, рак желудочно-кишечного тракта, рак молочной железы) реже поражают лиц, проживающих в местностях с достаточным содержанием в почве этого микроэлемента.

Содержание Se лучше всего изучать в ногтях и волосах, которые накапливают элемент в прямой зависимости от уровня его поступления с пищей. Вездесущими эпидемиологами установлено, что в волосах онкологических больных содержание селена снижено. Даже в тех случаях, когда не находили снижения его концентрации в крови больных раком (например, при некоторых опухолях дыхательных путей и кроветворной ткани), это обнаруживалось при анализе волоса. Следует сказать, что обеднение волос селеном отмечается уже на ранних стадиях развития злокачественной опухоли, особенно рака молочной железы (M.S.Bratakos, 1990).

Таким образом, бесспорно доказано, что недостаток селена в организме человека предрасполагает к развитию злокачественных новообразований.

Селен – это антиканцероген, т. е. противораковый агент для животных и человека. Добавление Se в пищу или питьевую воду защищает от действия нитрозомочевины, вызывающей опухоли мозга, почек и других органов у крыс; от действия уретана, приводящего к развитию злокачественных новообразований в лёгких; от канцерогенного эффекта 3,4-безпирена, ДМБА, нитрозаминов, азоксиметана (B.S.Reddy, 1988). Se предохраняет от токсического действия тяжелых металлов, от вредного влияния ультрафиолетового и гамма-облучения (G. N.Schrauzer, 1985).

Свойство селена тормозить вирусный и химический канцерогенез, задерживать скорость роста перевитых животным опухолей учёные связывают с его способностью повышать активность ферментов, участвующих в защите клетки от образующихся при действии канцерогенов СР* (свободных радикалов). Важнейший из этих ферментов глутатионпероксидаза. Он предохраняет клетки от губительного действия перекисей. Se входит в состав активного центра глутатионпероксидазы.

Уникальность селена в том, что этот химический элемент обладает очень мощным антиоксидантным действием. Полагают даже, что в тканях организма он функционирует эффективнее лучшего из биоантиоксидантов – витамина Е (Р. И. Воробьёв, 1996).

Исключительно важна роль Se в поддержании рабочего состояния SH-содержащих белков, ферментов и низкомолекулярных соединений. Все эти молекулы весьма многочисленны в клетке, и регулируют они многие процессы обмена веществ. При недостатке селена SH-группы легко окисляются, и «голая» S (сера) в составе этих соединений становится бесполезной.

Будучи антиоксидантом, селен оказывает не только антиканцерогенез, но и радиозащитное действие на организм млекопитающих. Он положительно влияет на функциональное состояние щитовидной железы, принимает участие в иммунном процессе, стимулируя образование защитных антител.

Итак, селен играет важную роль в профилактике рака, а о том, что при недостатке этого микроэлемента чаще всего страдает сердечная мышца, вы прочли в начале главы.

Но вот случилась беда: человек заболел раком. Есть ли необходимость увеличить содержание селена в рационе питания? Да. Организм больного нуждается в селене.

Рост злокачественных опухолей у животных (Г. А. Бабенко, 1986) и человека (K.P. Connell, 1980), как правило, сопровождается снижением содержания Se в крови, особенно у детей (W. Wasowicz, 1989). Во многих случаях по степени снижения уровня селена в крови можно даже контролировать рост опухоли (S. Haubenwallner, 1989).

Основная причина обеднения организма селеном – захват его опухолью. Злокачественные клетки активно поглощают Se из притекающей крови, отдавая ему особое предпочтение перед другими микроэлементами. Так, при изучении содержания различных микроэлементов в раковой опухоли молочной железы особо высоким оказалось содержание именно Se: в 4,4 раза больше, чем в окружающих тканях. В доброкачественных разрастаниях Se содержится всегда меньше, чем в злокачественных. Поэтому определение концентрации селена в опухоли можно использовать в качестве диагностического признака, позволяющего различать доброкачественные и злокачественные новообразования.

Но в селене сильно нуждаются и ткани самого опухоленосителя, ибо Se – хороший антиоксидант, задерживающий в клетках деструктивный процесс окисления. Беда в том, что, несмотря на повышенную потребность в селене, организм теряет способность его эффективно использовать.

Складывается драматическая ситуация: организм и опухоль вступают в борьбу за обладание селеном. В неравной схватке побеждает враг. Как перевесить чашу весов?

Имеются два альтернативных пути:

– лишить опухоль селена;

– усилить его доставку в организм с помощью диеты или селеносодержащих препаратов.

Создание для опухоли дефицита каких-либо соединений в онкологии используется широко. Так, для прекращения размножения клеток раковой опухоли желудка применяют 5-фторурацил – аналог соединения (5-метилурапила), необходимого для синтеза ДНК. Противораковый препарат 5-фторурацил включается вместо нужного нуклеотида в ДНК раковых клеток и тем самым останавливает их размножение (правда, при этом страдает кроветворная ткань). Для селена такой подход – введение каких-то его антагонистов – пока не разработан. Небезосновательно опасение, что при недостатке этого микроэлемента непременно будут страдать нормальные ткани, а опухоль всё равно захватит Se столько, сколько ей нужно. Этот путь оказался успешным. Экспериментальные и клинические наблюдения однозначно свидетельствуют о пользе назначения селена при канцерогенезе.

Добавление селена в пищу снижает частоту появления спонтанного (возникающего без видимых причин) рака молочной железы у животных высокораковых линий, продлевает их жизнь.

Применение препаратов селена в терапии рака – дело ближайшего будущего. В частности, Se может быть полезен для предотвращения и лечения метастазов рака предстательной железы в мозг (M.M. Webber, 1985).

Противоопухолевый эффект селена обусловлен в первую очередь его антиоксидантными свойствами, а также тем, что он стимулирует иммунозащитные реакции организма и оказывает антистрессорное действие. Особо важную роль селен играет в профилактике рака.

Уменьшение концентрации селена в крови – фактор повышенного онкологического риска, особенно при сопутствующем гиповитаминозе. Интересно такое наблюдение: у 55 больных раком лёгкого в крови определили сильное снижение содержания витаминов Е и А и резкое уменьшение концентрации селена. А что обнаружили у их 115 сыновей и дочерей – понижение содержания селена в крови и очень низкий уровень витамина Е (Miyamoto Hiroshi, 1987).

Назначение витаминов Е, А, С усиливает антиоксидантное защитное действие селена. Селен, добавляемый в пищу с витамином С, тормозил рост рака молочной железы у крыс; без витамина противоопухолевый эффект был выражен слабо. В присутствии витамина Е селен обретает способность активно включаться в глутатионпероксидазу (Н. Sundstrom, 1986). Витамины А и С помогают этому замечательному ферменту разрушать токсические перекиси.

Таким образом, селен в сочетании с витаминами антиоксидантного действия Е, А, С является эффективной защитой от деструкции тканей – причины многих бед при множестве заболеваний.

В некоторых странах, где Se в почве мало, его добавляют к удобрениям и пищевым продуктам. Приём профилактических доз селена рекомендуют для предупреждения заболеваний сердца и рака желудочно-кишечного тракта (M.L. Jackson, 1986).

Сыроедение

Польза ягод, фруктов и овощей – источников витаминов, минеральных элементов и пищевых волокон – несомненна. Употреблять их лучше в цельном виде или свеженарезанными, так как высвобождающиеся при нарезании окислительные ферменты быстро разрушают витамин С. Так как этот витамин хорошо сохраняется в кислой среде, салат из овощей можно подкислить лимонной кислотой или добавить в него помидоры (снижение рН среды достигается присутствующими в томатах органическими кислотами).

Сторонниками сыроедения выдвигается тезис, что фруктово-овощная диета «очищает» организм. Не совсем так. Например, нитратов и радиоактивного цезия становится меньше как раз при варке овощей, поскольку эти опасные соединения переходят в отвар. Сырые овощи и зелень могут содержать патогенные микроорганизмы и вызвать пищевое отравление; неподсушенные зёрна и орехи часто покрываются плесенью, образующей сильный канцероген афлатоксин.

Прогревание продуктов свыше 70 – 80 °С вызывает денатурацию (свёртывание) белков. Денатурированные белки гораздо легче перевариваются ферментами желудочно-кишечного тракта. В этом преимущество тепловой кулинарной обработки. Кроме того, при варке разрушаются антивитамины (например, аскорбатоксидаза, разрушающая витамин С).

В фасоли, горохе, сое, пшенице, ячмене содержатся антиферменты — особые белки, препятствующие переваривающему действию ферментов желудочно-кишечного тракта человека. При кипячении эти антиферменты разрушаются, поэтому бобовые и зерновые лучше усваиваются в проваренном виде. Недостаточная тепловая обработка последних вызывает раздражение кишечника, газообразование, метеоризм, боли в животе, жидкий стул. В сое содержатся вещества, разрушающие витамины D и В, но негативное действие этих веществ также устраняется кипячением.

Тепловая обработка разрушает пектины — белки растений, обладающие способностью связываться с углеводным компонентом клеточных мембран. Они повышают проницаемость слизистой оболочки кишечной стенки, из-за чего становится возможным попадание в кровь чужеродных веществ, вызывающих, в частности, аллергические реакции. Пектины могут вызывать склеивание эритроцитов крови с последующим их распадом.

При температуре кипения частично разрушается растительный филин. Это соединение образует прочные комплексы с кальцием, магнием, железом и другими макро- и микроэлементами, препятствуя их всасыванию. При разваривании пшеничных и овсяных отрубей (они богаты фитином) деминерализующее действие фитина проявляется в меньшей степени. Именно из-за связывания кальция и железа любителям сыроедения грозит преждевременное развитие остеопороза и железодефицитной анемии. Деминерализующими свойствами обладают также оксалаты, танины, содержащие соединения крестоцветных культур (капуста); в щавеле и ревене количество щавелевой кислоты настолько велико, что она противодействует усвоению всего поступающего в кишечник кальция.

В отваренном виде овощи и бобовые становятся намного съедобнее, а содержащиеся в них питательные вещества усваиваются лучше, так как освобождаются от неперевариваемой кишечником целлюлозной оболочки. Даже на многих здоровых людей овощные салаты оказывают послабляющее действие. При воспалительных заболеваниях и раке органов пищеварения капуста, свёкла, горох и фасоль переносятся с трудом даже в вареном виде, поэтому из них лучше готовить протертые супы. Грибы, орехи и сырые овощи являются тяжёлой пищей. При гастритах, энтеритах, колитах их ограничивают. Раздражающе действует на пищеварительный тракт цельный хлеб (отрубной). В отрубном хлебе больше витаминов и минеральных соединений, но чем тоньше помол и лучше качество муки, тем легче усваиваются зерновые продукты.

Многие ягоды и фрукты содержат нежную клетчатку, поэтому их лучше употреблять в свежем виде (или тотчас после размораживания). Исключительно полезны помидоры, натуральные фруктовые и овощные соки.

Голод

Полезно ли для сохранения здоровья голодать и проводить разгрузочные дни? Ведь если таким способом укрепляется организм, то разве это не путь профилактики рака? А можно ли голодать онкологическому больному? Очень многие поверили постулату П. Брэгга о голодании как выводе «шлаков» из организма. Следует сразу сказать, что «шлак» – термин ненаучный. Брэгг также не даёт конкретного определения этому понятию. По-видимому, под «шлаками» подразумеваются конечные продукты обмена веществ (метаболиты). А вот о самом П. Брэгге совсем недавно стала известна правда, после того как претендующая на его наследство бывшая любовница написала документальную книгу. Выяснилось много интересного:

1. П. Брэгг, вопреки устоявшемуся (сформированному) мнению, погиб не в 90 лет, катаясь в море на доске, а от обычного возрастного сердечного приступа на улице.

2. Он никогда не был не только доктором медицины, но и обычным врачом. Он окончил только среднюю школу.

3. Он никогда не был не только олимпийским чемпионом, но и никогда не выступал на олимпиадах.

4. «Доктор» прибавил себе пару десятков лет для «солидности».

Но дело вовсе не в «великом П. Брэгге», а в том, что для онкопациента голодать НЕДОПУСТИМО! Голодание – тяжёлый стресс. Об этом свидетельствуют данные по гормональному профилю крови голодающих лиц: повышение уровня адреналина с одновременным снижением концентрации норадреналина, увеличение показателей глюко- и минералокортикоидной функции надпочечников, падение концентрации гормонов щитовидной железы, инсулина и половых. Состояние длительного стресса при голодании поддерживается стимулированной функцией коры надпочечников. Вырабатываемые корковой зоной надпочечников гормоны активируют внутриклеточные переваривающие (лизосомные) ферменты. Этот механизм позволяет клетке перейти на эндогенное питание, т. е. на самопереваривание отдельных ее компонентов, которое заканчивается в итоге её полным распадом.

Выраженные изменения гормонального профиля, особенно падение концентрации инсулина и выброс в кровоток его антагонистов, обеспечивает переключение пути обмена углеводов на рельсы жирового обмена. Картина голодания во многом напоминает расстройства процессов жизнедеятельности при диабете.

Профессор А. Я. Николаев в книге «Биологическая химия» (1989) для студентов медицинских институтов приводит сведения о стадиях голодания.

I стадия длится около суток. За это время полностью истощаются запасы гликогена в печени.10-15-кратное падение концентрации инсулина в крови препятствует поступлению глюкозы в жировые и мышечные клетки, тем самым глюкоза экономится для нервных клеток. Высокий уровень антагонистов инсулина, поступающих в «голодную» кровь, включает механизм активирования фермента – жиромобилизующей липазы. Начинается усиленный распад жира в организме. В кровоток увеличивается поступление жирных кислот, которые становятся основным источником энергии для мышц, сердца, печени.

Постоянно нарастающая концентрация гормонов коры надпочечников влечёт за собой серьёзную перестройку обмена веществ, активируется синтез глюкозы из аминокислот, образующихся в результате усиленного распада тканевых белков. Этот процесс называется глюконеогенезом (т.е. новообразование глюкозы). Источником глюкозы для реакций глюконеогенеза является также образующийся при распаде жира глицерин, но его доля не превышает 10%. Несмотря на стимулированный глюконеогенез, уровень глюкозы в крови опускается до нижних границ нормы.

II стадия длится около недели. Продолжается интенсивный распад жира. За это время содержание ацетоновых тел в крови, синтезируемых печенью, увеличивается в 10 – 20 раз. Уже на 3 – 4 сутки голодания можно ощутить запах ацетона изо рта и от кожи. Отмечается сдвиг внутренней среды организма в кислую сторону. Могут наблюдаться голодные обмороки в результате нарушения функции мозга (уменьшение его энергетических ресурсов из-за снижения уровня глюкозы в крови; кислородное голодание мозга из-за нарушения способности гемоглобина связывать кислород).

Снижается интенсивность обмена веществ (приблизительно на 40%). Одна из причин этого – уменьшение поступления в кровь гормонов щитовидной железы (тироксина и трийодтиронина). Уровень холестерина в крови незначительно снижается. Однако в связи с дефицитом не поступающих при голодании липотронных факторов (метионина, холина, некоторых витаминов группы В) в печени нарушается синтез транспортных форм холестерина, особенно тех из них, которые препятствуют отложению холестерина в стенке кровеносных сосудов. Голодание не ослабляет течения атеросклероза, так как инфильтрация стенок сосудов холестерином не уменьшается. Более того, при отсутствии в организме антиоксидантов, препятствующих отложению холестерина, артерии становятся более хрупкими и уязвимыми, поражаются сильнее. Из-за недостатка липотропных факторов при голодании развивается ожирение печени (А. В. Васильев, 1978).

Во II стадии голодания организм продолжает усиленно расходовать жир. Уровень жирных кислот остаётся повышенным. Однако достоверно уменьшается содержание наиболее важных из них – (омега-3) жирных кислот. Именно из этих незаменимых жирных кислот синтезируются тканевые гормоны – простагландины группы 3, уменьшающие возможность образования тромбов в кровеносных сосудах. А у голодающего как раз и создаётся благоприятная почва для развития внутрисосудистых тромбов (М. А. Самсонов, 1993): уже в первые 3 – 5 суток разгрузочно-диетической терапии увеличивается тромбиновое время и снижается способность крови растворять нити фибрина (Л. А. Муляр, 1984). Важным свойством простагландинов группы 3 является их способность стимулировать иммунозащитные реакции организма и снижать риск развития онкологических заболеваний.

Следует подчеркнуть, что после курса РДТ при переходе на обычную диету масса тела быстро увеличивается, но не за счёт мышц, а за счёт жира, синтез которого после голодания протекает с гораздо большей скоростью. В результате, перенеся тяжелое испытание, желающий похудеть через определённый промежуток времени приобретает ещё большую массу жировой ткани, чем имел раньше.

Ill стадия продолжается 3 – 4 недели – до момента гибели. Несмотря на снижение скорости распада белков, в этот период нарастает атрофия всех органов: масса сердца и мозга уменьшается на 3 – 4%, скелетной мускулатуры на 1/3, печени – вдвое. Мышечной ткани теряется больше, чем жировой. Расход всех белков организма от 1/3 до 1/2 влечёт за собой смерть.

Содержание мочевины в крови, повышенное во II стадии, снижается. Это нельзя считать признаком адаптации к голоданию. Кажущееся благополучие объясняется, с одной стороны, расстройством ферментативных процессов распада белков и аминокислот, с другой – нарушением мочевинообразующей функции печени (в моче азот мочевины на 16 – 18 сутки голодания составляет всего 2/3 от нормального содержания общего азота (В. М. Луфт, 1993).

Желающие похудеть методом «лечебного» голодания должны помнить, что уменьшение массы тела достигается не только за счёт жира, но и за счёт белков. Поскольку организм не способен хранить белки «про запас», идёт распад нужных организму белковых молекул. При голодании в течение первой недели расходуется около 25 г белка в сутки, и это в первую очередь белки мышечной и лимфоидной тканей. Последняя отвечает за иммунитет. Поэтому отказ от пищи приводит к ослаблению иммунной защиты организма, а значит, увеличивается и степень онкогенного риска.

Во время голодания развивается недостаточность витаминов, микро- и макроэлементов, антиоксидантов. Особенно быстро падает содержание витамина С в крови – всего через 4 часа после еды. А у заболевшего даже при обычном питании регистрируется гиповитаминоз С. Так, если до голодания гиповитаминоз С был отмечен у 60% больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, гиповитаминоз В6 – у 100% больных, гиповитаминоз b12 – у 50%, РР – у 35%, то после РТД резкая поливитаминная недостаточность обнаруживались у всех больных (Н. Г. Богданов, 1993).

При голодании мы лишаемся наших главных защитников от СР (свободных радикалов) – бета-каротинов и витаминов антиоксидантного действия С, Е, А. Истощение запасов жирорастворимых витаминов при голодании быстро сменяется картиной соответствующего гиповитаминоза, так как эти витамины (в первую очередь Е) быстро расходуются. Даже кратковременные периоды антиоксидантной недостаточности приводят к необратимым изменениям клетки – стойким повреждениям мембран и биополимеров. Нетрудно представить, как могут отразиться рекомендации голодать людям, проживающим в районах радиоактивного загрязнения, у которых и без «лечения» голоданием регистрируется выраженная недостаточность защищающих от радиации антиоксидантов.

При лишении пищи из-за нехватки антиоксидантов в организме стимулируются СР-реакции, в частности перекислое окисление липидов (ПОЛ). Накопление продуктов ПОЛ при проведении РДТ отмечено у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, пациентов с нарушениями обмена веществ и желудочно-кишечной патологией, причем довольно рано – на третьи сутки. Показательны такие опыты: если изолировать клетки печени и поместить их в среду, куда добавлять те или иные токсические соединения, то в печёночных клетках у сытых животных количество продуктов ПОЛ увеличивается в 2 раза, а у голодных – в 20 (А. Д. Росляков, 1994).

У онкологических больных проведение сеансов лучевой- и химиотерапии сопровождается значительным возрастанием в крови и без того повышенного в результате заболевания уровня первичных и вторичных продуктов ПОЛ (В. Н. Суколинский, 1994, 1996; А. И. Шмак, 1996). Только полноценное питание на фоне дополнительного назначения антиоксидантов, а не ограничения в еде нормализует уровень этих токсичных соединений и улучшает не только самочувствие больного, но и переносимость хирургического и других видов лечения рака.

Увеличивается ли при голодании выведение радионуклидов, накопление которых в организме создаёт реальную угрозу для развития рака?

Научных данных об ускорении выведения радиоактивных элементов при лишении пищи не имеется. Напротив, в этих условиях следует ожидать их задержки в тканях вследствие олигурии (уменьшения выделения мочи). Кроме того, при голодании из-за отсутствия пищевых волокон, которые хорошо связывают радионуклиды и выводят их из кишечника, водорастворимые изотопы, выделяясь из крови в пищеварительную систему, вновь всасываются в кровь в тонком кишечнике. Их удаления не происходит. Клизма здесь не поможет, так как водой можно промыть только нижнюю часть толстого кишечника.

Отсутствие пищи лишает организм кальция. А этот элемент – естественный антагонист «засевшего» в костях радиоактивного стронция. При отказе от еды не поступает и антогонист радиоактивного цезия – калий. Последнего много в различных фруктах, ягодах и картофеле. Калий легко вытесняет цезий из различных молекул. Совсем плохо, что при голодании быстро теряются наши главные защитники от разрушительных СР антиоксиданты. Именно антиоксиданты «гасят» излучение внедрившихся в ткани радионуклидов, устраняют образующиеся при действии внешнего и внутреннего облучения СР и перекиси липидов (последние считаются радиотоксинами).

Таким образом, научные данные свидетельствуют о глубоких расстройствах обмена веществ в организме голодающего.

Если здоровый человек может относительно легко переносить непродолжительные периоды голодания, то как это отразится на больном раком?

При росте злокачественных опухолей у человека от голода в первую очередь будет страдать сам организм. Однако опасение, что усиленное питание «подкормит» опухоль, не совсем беспочвенно. При исследовании животных с перевиваемыми опухолями было замечено, что рост некоторых сарком задерживается при ограничении рациона питания. Характерной особенностью этих злокачественных новообразований является высочайшая скорость роста (некоторые перевиваемые саркомы убивают животное за 7 – 10 дней). Раковым клеткам человека несвойственен столь бурный рост. У человека возобновление нормальных клеток костного мозга и эпителия кишечника происходит даже быстрее, чем размножаются клетки опухоли (исключения редки). Поэтому резкое ограничение притока питательных веществ, прежде всего, будет отражаться на лихорадочно размножающихся клетках перевиваемых опухолей. У человека, больного раком, больше будут страдать нормальные ткани организма.

Тем не менее, даже в тех случаях, когда рост опухолей в результате голодания замедляется, продолжительность жизни животных-опухоленосителей не только не увеличивается, но даже уменьшается (S.D. Morrison, 1975). Следовательно, ограничение питания всё же более неблагоприятно для организма, чем для опухоли.

Показательны такие опыты (J.T. Goodgame, 1979): мышей с перевитой опухолью заставляли голодать 24 или 96 часов, контрольные мыши-опухоленосители питались нормально. У всех животных исследовалось включение радиоактивной метки (тимидина) в ДНК клеток печени и опухоли, и по удельной радиоактивности ДНК судили о способности нормальных и раковых клеток размножаться. За период наблюдения все животные теряли в весе. Клетки печени голодных мышей радиоактивную метку включали слабо, т. е. их способность к регенерации (восстановлению) и размножению значительно снижалась, а клетки саркомы продолжали её активно захватывать. При этом масса самой опухоли у голодающих крыс не только не снижалась, но продолжала расти.

Демонстративны результаты, полученные L.A. Bauer (1986), изучавшим влияние голодания на рост низко- и высокозлокачественных опухолей печени, различных карцином и сарком. Оказалось, что у лишённых пищи животных опухоли росли в 3 – 4 раза быстрее, чем у контрольных сытых опухоленосителей. После перевода крыс на обычный рацион рост злокачественных новообразований замедлялся.

Даже если при улучшении питания и ускорится размножение опухолевых клеток, считает J.C. Hall, (1979), тем самым они станут более чувствительными к лучевой- и химиотерапии.

К настоящему времени накопились убедительные доказательства преимущественного благоденствия опухоли на фоне истощения жизненных ресурсов организма-хозяина при плохом питании или голодании. Оказалось, например, что независимо от диеты синтез белка в опухоли продолжается, а в мышцах, особенно у голодающих животных, снижается. Деградация мышц у голодающих крыс с опухолью выражена сильнее, чем у сытых животных-опухоленосителей (J.Norton, 1981). В мышечной ткани больных раком (кусочки брались во время операции) обнаруживаются атрофия и дегенерация волокон, в ней снижен энергетический обмен и угнетена активность дыхательных ферментов; отмечаются распад и атрофия нервных веточек.

Распад мышц начинается уже на ранних стадиях роста новообразований (J. Delarue, 1987). Чтобы ограничить его, уже в самом начале заболевания необходимо обеспечить организм дополнительным количеством витаминов и полноценным питанием. Применение в клинике даже такого простого воздействия, как инфузии глюкозы с инсулином при подготовке больного к операции, подавляло глюконеогенез, нормализовало азотистое равновесие, предохраняло от перенапряжения кору надпочечников и улучшало иммунозащитные реакции (В. Н. Суколинский, 1983, 1990; C.M. Dresler, 1987).

Наиболее опасным последствием голодания является еще большее снижение иммунозащитных сил без того ослабленного организма больного раком.

Подчеркнём, что при росте злокачественных опухолей всегда усиливаются процессы свободнорадикального окисления в крови и тканях. Накапливающиеся первичные и вторичные продукты ПОЛ (перекислое окисление липидов) существенно отягчают заболевание. Если учесть, что даже у здорового человека при «разгрузочной» терапии стимулируются реакции ПОЛ, организм заболевшего раком оказывается в критической ситуации. А ведь надо ещё «пережить» такое агрессивное воздействие, как химио- и лучевую терапию, неизбежным следствием которых также является интенсификация свободнорадикальных процессов.

Не случайно назначение антиоксидантов (соответствующих витаминов и других соединений, препятствующих развитию реакции ПОЛ) является наиболее эффективным средством защиты от губительного влияния злокачественной опухоли, а также от побочного токсичного действия химиопрепаратов и облучения (В. Н. Суколинский, 1996).

Экспериментальными исследованиями твердо доказано, что животные с опухолями намного хуже переносят хирургическое и терапевтическое воздействие при содержании их на ограниченном рационе питания.

В онкологической клинике состоянию питания больного придают большое значение. При подготовке к операции, во время проведения химиолучевой терапии питание онкологического больного должно быть полноценным по составу и достаточным по количеству. Roth (1982) считает, что радикальное хирургическое лечение истощённых больных вообще невозможно. О том, что дополнительное питание (т. е. через зонд или внутривенно) значительно улучшает переносимость лучевой терапии, говорит опыт многих клиницистов (А. Шенин, 1980; А. Вретлинд, А. Суджян, 1990; S. Donalds, 1982). На фоне такого дополнительного питания намного улучшалось общее состояние больных, уменьшалась интенсивность побочного действия химиолучевой терапии (тошнота, рвота, слабость, понос, снижение уровня лейкоцитов), снижалась потребность в обязательных препаратах (J. Tunca, 1981). При дополнительном парентеральном питании у больных мелкоклеточным раком легкого (V. Valdivieso, 1981) и больных раком молочной железы (W. Dc Wys, 1981) существенно увеличивалась эффективность химиотерапии.

Тяжёлую категорию больных составляют пациенты в состоянии кахексии. Истощение – постоянный спутник больных раком желудочно-кишечного тракта. Без лечения у пациентов развивается кахексия – крайнее истощение. При других локализациях опухоли резкое похудение наблюдается в основном в запущенных случаях заболевания. Кахексия часто развивается при метастазах опухоли. Такие больные живут меньше, чем больные без потери массы тела (R. Heber, 19S6).

Масса тела неизбежно снижается во время проведения химио- и лучевой терапии в раннем послеоперационном периоде. При успешном лечении на фоне полноценного питания выздоравливающий быстро приобретает былую «форму». Если сравнивать нарушения обмена веществ, выявляемые при голодании у здорового человека, с кахексией у онкологического больного, то в последнем случае имеется своя специфика. После ночного голодания у больных раком, в отличие от истощённых здоровых людей, не улучшается усвоение глюкозы тканями (K. Bennegard, 1984). У здоровых животных после голодания и приёма пищи восстанавливается активность ферментов углеводного обмена, а у мышей с раком молочной железы – нет; неодинаково реагируют те и другие животные на гормональные стимулы (O. Greengard, 1993). Схожие результаты получены в клинике: сниженный у истощённых людей и у больных раком уровень трийодтиронина после парентерального питания увеличивается только у нераковых больных (K. Bennegard, 1984). «Компенсаторных» реакций в ответ на режим голодания у больных с кахексией не наблюдается. Так, во время 4-суточного голодания у них в крови содержание жирных кислот увеличивается в значительно меньшей степени, чем у голодающих здоровых лиц.

Перечисление этих факторов доказывает, что режим голодания кахексичным больным переносится намного тяжелее, чем здоровым человеком. Объясняется это уже изначальным нарушением обмена веществ при раке, одним из которых является снижение устойчивости больного человека к любому стрессу, в том числе голоданию.

Голодать человеку в состоянии кахексии недопустимо. Только усиленное и рациональное питание способно подготовить онкологического больного к последующему оперативному или другому лечению. После излечения от болезни следует обратить особое внимание на правильное питание с целью профилактики рака.

Разумное ограничение калорийности рациона без снижения суточной потребности организма в белках и других незаменимых компонентах пищи при повышенной витаминизации рациона питания и дополнительном введении в него антиоксидантов – надёжный путь профилактики рецидивирования и метастазирования злокачественных новообразований.

ВАЖНО! Если вы хотите точно знать, надо ли вам вводить дополнительные БАДы с микроэлементами и витаминные комплексы, сдайте два соответствующих анализа! Передозировка микроэлементов, минералов и витаминов точно так же опасна, как и недостаток!

Что и как готовить

В последнее время прибавилась ещё одна проблема к науке питания – взаимодействие лекарств с добавками и консервантами пищевых продуктов. Любителям овощной («нитратной») диеты, а также тем, кто предпочитает колбасу и ветчину (в них добавляются нитриты), следует быть осторожным в подборе медикаментов для лечения. Установлено, например, что через 5 – 6 часов после приема в пищу 300 – 500 г свекольного салата уровень нитратов в крови повышается более чем в 30 раз. Нитриты во много раз токсичнее нитратов. Вместе с тем известно, что сочетание пирамидона, анальгина, тетрациклина, теофидрина, анаприлина и некоторых других лекарств с нитратно-нитритной «диетой» увеличивает риск возникновения злокачественных опухолей. При такой диете также значительно усиливается образование канцерогенов (нитрозаминов) после курения.

Жарение

В жареном мясе сохраняются азотсодержащие экстрактивные вещества, поэтому оно вкусно и возбуждает аппетит. Белки в меру прожаренного мяса хорошо усваиваются организмом. Это объясняется лучшей доступностью переваривающих ферментов. Исключением является казеин – белок молока: в сырниках и пудинге он переваривается медленнее, чем в свежем твороге.

Хорошая хозяйка не пережарит пищу. И это правильно, так как даже при аккуратном поджаривании в продукте частично или полностью разрушаются некоторые витамины, органические кислоты, пектины и пигменты. При температуре обугливания и длительной термической обработке мяса (более 1 часа) в нём разрушаются некоторые незаменимые аминокислоты: лизин, гистидин, триптофан и цистеин, что, безусловно, снижает биологическую ценность белков мяса. То же происходит с аминокислотами сгущенного молока, которое нагревают в закрытой банке до золотисто-коричневого цвета.

Перегрев белковых продуктов приводит к образованию канцерогенных и мутагенных веществ (мутагены вызывают необратимые изменения в наследственных структурах клетки). Показано, что мутагенность экстрактов поджаренного куска мяса в 10 – 50 раз выше, чем запечённого или отварного. Из жареного мяса и рыбы выделены также гетероциклические амины, вызывающие у мышей и крыс опухоли печени, лёгких, кишечника и молочной железы (T. Sigimura, 1988).

Под действием высокой температуры разрушаются жиры. В них появляются перекисные соединения (они считаются радиотоксинами) и канцерогены: бензпирен и другие. Ни в коем случае нельзя давать жиру дымиться на сковородке, а также использовать перегретый жир: в нём всегда присутствуют ПАУ. На сливочном масле лучше вообще не жарить, так как оно разрушается при относительно низкой температуре: 120 – 130 °С (сравните: растительное – при 180 – 200 °С). Химики исследовали соскоб со сковородки, которую не чистили 15 дней. Затем этим составом кормили крыс. При микроскопии слизистой оболочки желудка животных в ней были выявлены участки омертвения (А. В. Чаклин, 1975). Кормлением перегретыми жирами у экспериментальных животных вызывали рак желудка.

От избытка жира в блюде надо избавляться: например, при приготовлении супа снять плавающий сверху жир будет легче, если бульон охладить, а затем продолжить варку.

Таким образом, перегрев жиров снижает их пищевую и биологическую ценность. При этом они могут приобретать канцерогенные свойства. Жир, который уже однажды использовался, для новой порции жаркого, блинов и пончиков употребляться не должен. Если что-то подгорело, продукт надо выбросить (нельзя его скармливать собаке или кошке: как и люди, они болеют раком), а сковороду тщательно вымыть.

Диетологи рекомендуют порционное мясо, котлеты, рыбу панировать в сухарях, муке или манной крупе, что не только улучшает внешний вид и вкус продукта, но и способствует сохранению его исходной ценности. Мясные и рыбные блюда лучше жарить в небольшом количестве жира (на специальной сковородке). Это не только уменьшит количество образующихся при перегревании жира канцерогенов, но и снизит поступление в организм самого жира и холестерина.

Тушение

Тушить продукты лучше, чем жарить. Тушеное мясо легче переваривается ферментами желудочно-кишечного тракта, чем жареное. В тушёном мясе неорганических веществ сохраняется больше, чем в вареном, в то же время меньше остаётся аммиака и сероводорода. Наконец, тушёное мясо отличается от сваренного несколько большим содержанием незаменимых аминокислот, глутамата, низкомолекулярных пептидов, белково-углеводных соединений, придающих мясу приятный привкус.

Варка

Денатурация белков при варке облегчает их усвоение организмом. Но длительная варка неблагоприятно отражается на вкусовых качествах и пищевой ценности блюда из-за деградации витаминов, аминокислот, частичного омыления содержащихся в рыбе и мясе липидов.

Для лучшего сохранения полезных веществ в овощах диетологи советуют бросать их в уже закипевшую и подсоленную воду и доваривать на пару. Вода должна покрывать поверхность овощей. Крупу рекомендуется сначала замачивать в течение нескольких часов, затем, бросив в кипящую подсоленную воду, вновь довести до кипения и также доваривать на пару. Чем дольше овощи и крупа варятся, тем ощутимее снижается в них содержание витаминов и малоустойчивых к теплу аминокислот, уменьшается сорбируюшая способность пищевых волокон.

Употребление отварного картофеля у некоторых людей вызывает метеоризм (вздутие живота). Это происходит из-за недостаточного переваривания амидов картофеля. В толстом кишечнике последние становятся питательной средой для микроорганизмов, которые расщепляют амиды с образованием раздражающих кишечник газов. Если же готовить картофель при более высокой температуре (запекать, жарить), то эти соединения разрушатся.

Вода, в которой отвариваются овощи, богата минеральными веществами. Поэтому (если не ставится цель избавиться от нитратов и радионуклидов) отвар выливать не следует, его нужно использовать для приготовления пюре, бульонов, подливов к мясным и рыбным блюдам. Минеральные вещества лучше сохраняются при приготовлении пищи на пару (использование скороварки, микроволновой печи).

Витамины лучше сохраняются при приготовлении пищи без доступа воздуха. Повторное нагревание значительно ухудшает качество блюда.

Как хранить продукты питания

Для хранения и приготовления пищи нельзя использовать посуду, для этих целей не предназначенную. Из оцинкованной кастрюли в кислую среду может высвобождаться цинк, поэтому квашеную капусту, огурцы, помидоры и арбузы в такой таре хранить не следует.

В алюминиевой посуде нельзя готовить блюда из овощей и плодов, богатых органическими кислотами, а также молочные и рыбные блюда.

Консервные банки содержат олово, которое в кислой среде при доступе кислорода воздуха переходит в соки фруктов и ягод. Чем дольше стоит сок в открытой консервной банке, тем сильнее он насыщается оловом.

Сейчас для упаковки широко используются полихлорированные бифенилы. Они не очень токсичны, однако способны накапливаться в организме. Их уже находят в грудном молоке женщин. Нельзя варить сосиски в обёртке: из неё диффундируют в продукт бифенилы.

Соки против рака

Многие знают, что соки очень полезны для здоровья, но не многие догадываются, что свежевыжатые соки очень эффективны в качестве сопровождения всех видов лечения различных онкологических заболеваний. Доказано, что соки не только активно противостоят развитию рака, но и предупреждают, задерживают, а в ряде случаев и активно борются с уже имеющимися злокачественными новообразованиями. Давайте разберемся почему.

Если рассматривать постоянный прием свежих соков именно онкологическим пациентом, то мы обнаружим, что процесс лечения классическими методами, такими как: химиотерапия, облучение, биотерапия, оперативное лечение на фоне приема соков – проходит более мягко и успешно. Значительно быстрее восстанавливается формула крови, мощнейшее антиоксидантное действие соков предупреждает как поражение химиопрепаратами аппарата ДНК здоровых клеток, так и усиливает лечебное действие в отношении злокачественных клеток. Онкологическим пациентам крайне важно поддерживать иммунитет в постоянной боевой готовности, который снижается у всех без исключения пациентов, но быстро восстанавливается на фоне приема соков. Конечно, соки бывают разные, и их действие обусловлено наличием в них особых биологически активных веществ. Это не только всем известные витамины и микроэлементы, но и различные природные химические соединения, которые не только быстро и полностью усваиваются организмом, но и оказывают целенаправленное терапевтическое действие на организм в отношении атипичных (раковых клеток). Давайте рассмотрим, что это за вещества и в состав каких соков они входят. Кроме того, желательно, чтобы сок употреблялся с мякотью, так как в состав волокон входит вещество фитин (инозитолгексафосфат), которое является средством борьбы, например, с раком простаты.

Вещества: птеростилбен содержится в самой обычной чернике, а апельсиновый сок содержит процианидин, который предотвращает развитие рака толстого кишечника. Большинство овощей содержит в кожуре и плодах каротиноиды – вещества их окрашивающие, являющиеся «родителями» витамина А – обладают сильным антиканцерогенным эффектом. Они препятствуют возникновению и развитию злокачественных опухолей, а при наличии последней противодействуют распространению процесса, в том числе и за счет наличия активного вещества, содержащегося в кожуре (томаты) ликопена. Сок сельдерея содержит витамины. Он повышает тонус, улучшает аппетит, имеет мочегонный и слабительный эффект. Сельдерей очень богат магнием и железом, это сочетание полезно для восстановления клеток крови. Сок чеснока останавливает синтез нитрозаминов, которые широко известны в качестве канцерогенов. Кроме того, чеснок содержит много селена и другие вещества из группы антиоксидантов. Последние защищают молекулу ДНК от нападок со стороны свободных радикалов и прочих химических агрессоров, предотвращая появление мутаций в протоонкогенах. И, конечно же, очень важны для постоянного приема онкологическим пациентом соки, содержащие витамины и антиоксиданты, которые препятствуют злокачественному перерождению нормальных клеток и обезвреживают свободные радикалы, которые повреждают жизнеспособные здоровые клетки. Это: сок лимона (аскорбиновая кислота), сок моркови, который содержит бета-каротин – сильнейший фитонутриент, стимулирующий выработку иммунной системой натуральных клеток-киллеров, которые борются с раком. Кроме того, морковь также содержит фалькаринол – соединение, которое считается очень перспективным при лечении рака. А яблоки? Это же настоящее спасение для раковых больных! Все знают, что в яблоках много легко усваиваемого железа, что крайне важно для тех, кто проходит курсы облучения и химиотерапии, так как предупреждает развитие анемии. Но помимо этого, в яблоках сочетаются аскорбиновая и фолиевая кислоты, рутин – а это целенаправленная профилактика осложнений лучевой терапии, так как повышенная ломкость кровеносных сосудов – естественный побочный эффект рентгенотерапии. Безусловно, я рекомендую не только употреблять соки, но и сами фрукты и овощи в измельченном виде, так как за счет большого количества волокон, которые, подобно губке и естественному сорбенту, мягко выводят из организма продукты обмена и вредные вещества, но у многих онкологических пациентов имеются ограничения употребления грубой пищи, а соки, сохраняя все полезные вещества, также имеют в своем составе пектины, которые выполняют аналогичную функцию. Что должен употреблять онкологический пациент ежедневно, независимо от типа и локализации опухоли?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Онкология для пациентов (Ю. А. Захаров) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я