Приключения в Польше. Записки волонтёра

Елена Бочарова

Сама книга – небольшой отрезок жизни в Польше длиною 9 месяцев. Это рассказ о ребятах-волонтёрах из разных стран, каждый из которых – со своей историей, устоями и традициями. Каждый новый день наполнен для ребят событиями, драмами, юмором, ссорами, примирениями, путешествиями. В книге есть место и дружбе, и слезам и даже влюблённостям. А ещё в ней есть очень много тепла и немножко философии для «подумать». Это обычная-необычная история о самых разных ребятах, но объединённых одной идеей.

Оглавление

  • Часть 1. 2011-й

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приключения в Польше. Записки волонтёра предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Елена Бочарова, 2021

ISBN 978-5-0051-8342-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1. 2011-й

Глава 1. Открываем новую книгу

29.03.2011

Вот и началось мое увлекательное путешествие в новую жизнь.

Никаких долгих проводов. Да и мало кто знал о том, что мне предстоит открыть новую книгу в своей жизни, совершенно пустую, без названия, просто КНИГУ!

По прибытию в Киев я сразу же отправилась в Борисполь. Эх, а в голове только лишь одна песня с переделанными словами:

«Сегодня в 1:22 я буду в Борисполе

Сидеть не в самолете, но думать о пилоте,

Чтобы он хорошо взлетел, а после удачно сел,

Не где-нибудь — в Варшаве, а там еще немного и…»

Нескладно малость, зато обо мне.

Если учесть, что последний раз самолетом я летала лет эдак в 5, то со всеми прехитросте-премудростями «летательной» жизни я не сильно знакома. Максимум, что мне удалось выудить из Инета, так это то, что провозить багаж более 20 кг я не могу. Кстати, именно эта цифра стала отправной точкой в моих сборах. Весы с одной стороны, вещи с другой. В принципе, я уложилась: 18,5 кг багажа плюс ручной клади где-то 8 кг.

Когда еще ехала поездом в Киев, то в плацкарте познакомилась с одной парой (муж и жена). Как оказалось, они тоже ехали в Киев с целью вылета заграницу! Вот только они улетали в США, где они проживают около 3—4 лет с дочкой и ее семьей. Именно эта пара мне во многом помогла. Мы вместе добирались до Борисполя, вместе искали бесплатные весы для взвешивания багажа. Но, самое главное, они мне показали и рассказали всю процедуру, которая меня ожидала. И вот подошло их время регистрации. Я осталась одна… Хотя нет! Я осталась с одной навязчивой мыслью: куда деть колбасу?! Вопрос очень важный, так как я не знала, можно ли с собой провозить еду (мои попутчики говорили, что нельзя), а у меня в сумке преспокойненько «отдыхало» полпалки колбасы! Оно-то вроде как и выкинуть жалко, а с другой стороны, кому нужны неприятности?

Итак, я пошла к информационному бюро. А что? Должны же они мне ответить на вопрос о колбасе! Я нашла информбюро.

— Скажите, а можно ли с собой провозить еду?

— Смотря что и сколько, — ответила мне тетенька из окошка.

— Ну, колбасу, например, — мне стало как-то дискомфортно, но не за себя, за колбасу, что она у меня такая «непутевая».

— Сколько? — спросил голос из окошка.

— Полпалки где-то, — уверенность стала меня покидать и я быстро в уме начала искать варианты, куда «сплавить» колбасу. Может, где-то бегают бродячие собаки, или кто-то после долгого перелета нуждается в еде, ну хотя бы в половинке палки колбасы.

— Можете провозить, — ответил голос.

Ох! Я и колбаса! Мы снова вместе! Нам не придется расставаться!

Время шло, нет, ползло. И вот наконец-то пришла и моя очередь проходить регистрацию. И так как я немного была осведомлена о процедуре, то более уверенно пошла на регистрацию, где я сдала багаж, который перед этим взвесили, и получила свой посадочный билет. Тетенька с регистрации спросила меня стандартный вопрос:

— Колющее, режущее, жидкости есть?

Мои «поездатые» попутчики предупреждали меня, что в ручной клади ничего такого быть не должно, поэтому все лаки-крема-ножнички я переложила в багаж.

— Все в багаже! — радостно выпулила я. И только потом поняла, что ляпнула что-то не совсем то.

— То есть ничего запрещенного нет, а что не запрещенное, но жидкое, то в багаже, — мой монолог был как оправдательная речь перед приговором. Слава Богу, приговор был мягким:

— Можете проходить на второй этаж.

Фух! Первый этап пройден!

На втором этаже меня ожидал досмотр. Все вещи (и верхнюю одежду) нужно положить в специальную корзину, а самой войти в специальную кабинку (напомнило рентген-кабинет, только без задержки дыхания). Но процедура очень быстрая, так как ничего противозаконного (странно!) не нашли.

Третий этап — идентификация личности, проверка паспорта, и, наконец, все! Все этапы пройдены. Остался только зал ожидания (ведь до посадки еще целых полтора часа!) и зона duty free. Я нашла себе укромное (насколько это было возможно) местечко и застыла в долгом ожидании.

О, боги! Это оказалась какая-то другая реальность! Русский, украинский, английский, турецкий, немецкий, итальянский, непонятнокакойтовый языки… Туда-сюда снуют люди, что-то рассказывают, показывают, доказывают. Люди изучают меня, я изучаю людей. Постоянно объявляют начало посадки то на один, то на другой рейсы. Пассажиры спешат, теряются. Некоторые не доходят до посадки, фамилии некоторых пассажиров звучат по громкоговорителю, типа, алле, найдитесь, самолет ждет!

Одна азербайджанка с ребенком (ну, мне так показалось, что именно азербайджанка) обратилась ко мне и начала махать руками. Я подумала, что ей надо сесть на мое место, и уступила. Оказалось, она просила подержать ее ребенка, но я такая непонятливая оказалась…

И вот, наконец-то, объявили посадку и на мой самолет! Я быстренько позвонила (пока есть такая возможность) родственникам, еще раз подосвиданькалась и пошла на посадку.

Пока мы еще раз проходили паспортный контроль, я вновь увидела своих соседей по плацкарту. Их рейс до Нью-Йорка отложили, поэтому они все еще ждали вылет.

Мы сели в автобус, который довез нас до самолета. Нашим самолетом оказался Боинг-737 (нет, в самолетах я не разбираюсь, это просто капитан нам объявил, что мы находимся на борту именно этого самолета).

Восхождение по трапу (почувствуйте себя героем!). А потом дикое желание, чтобы мое место оказалось возле иллюминатора! Иииииии… Да! Мое посадочное место у иллюминатора! Я смогу наслаждаться полетом, глядя в окошко!

Пришлось еще немного подождать, так как не хватало каких-то документов для полета. И это не удивительно! Когда в нашей стране было такое, чтобы все проходило вовремя и без заминок?

И вот, наконец, мы начали выезжать на взлетную полосу! Процесс выезда занял минут 10. Наш самолет, словно легковушка, поворачивал то направо, то налево, снова направо, снова налево, снова, снова, снова… Я вижу, как взлетает другой самолет. Чудесно! Снова вправо, влево, вправо… И вот она: взлетная полоса. Разгон… Взлет!

Мы начинаем набирать высоту. Здания становятся все меньше и меньше. Горизонт иногда превращается в вертикаль. Мы постоянно меняем направление, ощущение, что мы возвращаемся в аэропорт… Но нет! Самолет выровнялся, и мы полетели.

Единственное, что мешало в полной мере наслаждаться полетом — назойливый запах колбасы! Хм… Кто это, интересно, с колбасой на борт прошел?

Все-таки смотреть полеты над облаками по фото и видеть все это через иллюминатор — вещи просто-таки несравнимые! Такое ощущение, что плывешь по речке из облаков, точнее над этой рекой! Захотелось увидеть в небе другие самолеты. И, вдруг, где-то под нами, как по мановению волшебной палочки, прям-таки в пуче этой реки проплыл самолет! Нет, это надо только видеть! Я не смогу найти столько слов для описания всей этой красоты!

Невозможно описать эти ощущения, но единственное, что казалось на протяжении всего путешествия, что мы не летим, а медленно плывем. Я вообще удивилась, как такое возможно: под нами проплывают внизу ооооочень медленно реки, дома, луга и вдруг оп! И мы на месте!

Посадка была не менее захватывающе-интересной, чем взлет! Снова мы кружим над аэродромом, снова горизонт превращается в вертикаль, и вот мы все ниже и ниже. Все на борту затаили дыхание… Все! Шасси коснулось земли, мы едем по полосе, замедляя скорость. До чего же волшебные ощущения! Ну здравствуй, Варшава!

Интересно в жизни получается — когда ты привыкаешь к чему-то в своей жизни, ты перестаешь это ценить настолько, чтобы наслаждаться и восхищаться. Поэтому люди, которые совершают по несколько перелетов в месяц, вряд ли смогут разделить мой восторг от полета в целом и от каждой детальки в частности. Но именно из таких моментов состоит наша жизнь, именно такие моменты интересно вспоминать по прошествии времени.

Трап подан. Снова автобус, который довозит нас до здания аэропорта. И я знаю, что мне надо бы поспешить, ведь вылет задержался, соответственно, прилет тоже. А мне еще предстоит найти автобусную остановку, нужный номер автобуса, доехать до железнодорожного вокзала, купить билет и успеть сесть на поезд. И на все про все у меня есть только 1,5 часа!

Мне повезло в том, что я оказалась первой, кто прошел паспортный контроль. Хотя я ожидала, что меня хоть что-нибудь спросят (ну хоть малепусенький вопросик, а?), но меня пропустили без единого вопроса и без единого слова. Хм, подозрительно, я вызываю доверие или сочувствие?

После контроля нужно бы забрать свой багаж. Ага! Это куда идти? И не спросишь-то ни у кого! Поддалась стадному инстинкту и попыталась пойти за толпой. После 30 секунд стадного путешествия поняла, что я «прибилась» к делегации из Чикаго. Хе! Но я быстренько сосредоточилась и включила внутренний навигатор (эх, только тут, в новой стране и в новых городах я поняла, насколько качественно и четко работает мой внутренний навигатор!). Место выдачи багажа нашлось быстро, собственно, как и сам багаж. Я даже удивилась скорости решения всех вопросов.

Итак, теперь осталось дело за малым: разменять деньги и найти нужный автобус. Деньги я разменяла по «ну очень выгодному» курсу. Ну да ладно, деньги — это дело такое, наживное.

Люди в Польше оказались очень милыми, так что я без проблем нашла и остановку, и автобус. Да и спросить, как оказалось, не так уж сложно: языки-то во многом похожи.

Итак, я как порядочная барышня, закативши все свои торбы в автобус, пошла к водителю, дабы купить билетик. Ну ведь не хочется в первый же день платить штраф за безбилетный проезд. Но водитель ясно изъяснился на языке жестов, что билетов у него нет! Ну что ж, хотелось, как лучше, а получится, как дома. Ок!

На одной из остановок зашла девушка, которая сразу же подошла ко мне и начала что-то спрашивать на ломаном английском, типа, а не знаете ли вы, где тут такая-то гостиница. Моим первым вопросом в ответ было:

— Do you speak russian?

— Да, — прозвучало в ответ.

Вот как-то так и состоялась моя первая встреча с соотечественницей. Девушка оказалась из Украины, она старалась найти какую-то гостиницу, а добрый дядька-таксист вместо того, чтобы подзаработать, сказал, что это совсем недалеко: 15 минут пешком. Успехи в поисках гостиницы этой девушкой мне неизвестны по сей день.

Итак, через препятственные пробки на дорогах я все-таки добралась до вокзала! Вообще иногда чувство стадности очень удобно, так как помогает найти правильный путь без единого вопроса.

Сам вокзал, точнее та часть вокзала, куда я попала, показался мне странным. Подземелье, вот честно! Длинный коридор. Бегуще-идущие люди. Сбоку я увидела две кассы. Вот как определить, что это за кассы? Одна из этих касс свободна, в другую стоит длинная очередь. Я подошла (логично) к свободной кассе. На своем ломаном польском языке я попыталась спросить, могут ли мне здесь продать билет до Гдыни, сколько это будет стоить и в какое время ближайшее отправление. Все эти вопросы я уместила в одно короткое предложение, что-то типа: «До Гдыни, сейчас, сколько?». И пока я пару минут изъяснялась с кассиршей на пальцах, пытаясь выяснить детали (какой вагон, место), подбежала какая-то тетенька, которая на ломаном русском, но с четко русским гонором проорала: «Девушка, быстрее! Я на поезд опаздываю!». Вот типа у меня времени вагончик и маленькая тележка! До отправления моего поезда 20—25 минут, а я понятия не имею, где выход из этого подземелья на перроны, какая у меня платформа, какой вагон и место!

Отойдя от касс, я увидела вывеску «Peron» и стрелочку. Ага! Наверное, будет логично пойти по стрелочке! По этой самой стрелочке меня ждали ступеньки наверх и неработающий эскалатор, ведущий туда же. Вот дай Бог здоровья тому, кто придумал ступеньки на вокзалах без наличия пандусов! Кое-как выпхав свои почти 30 кг багажа вверх по ступенькам, я обнаружила, что вышла совсем не к перронам, а на людную улицу возле вокзала. Перронов нет и в помине. И снова я пожелала всех благ тому, кто вешал табличку с указанием направления к перронам! Порадовало только одно обстоятельство: тетенька с русским гонором последовала за мной и тоже малость «обломалась». Хе-хе-хе, я не злорадная, но на душе немного полегчало.

Спуск по ступенькам (вот это зарядка для мышц!), включение внутреннего навигатора (а скорее, снова следование стадному инстинкту), и вот я уже вижу выходы к перронам. Наконец-то! Осталось только определиться с платформой. Недолгие поиски расписания (что ж у них все так сложно-то?), и вот я уже спускаюсь (в очередное подземелье) к нужной платформе. Ну, я не могу сказать, что это платформа. Скорее, это большая станция метро с несколькими путями.

У меня 2-й вагон. А вот и мой поезд! О, я сразу же на вагоне увидела большую двоечку! Мой вагон! А вот и на следующем двоечка, и на следующем… Эм, все вагоны под номером 2? Поезд остановился, люди быстро побежали по вагонам (сложилось такое впечатление, что на посадку у нас есть только 30 секунд, настолько все торопятся!). И только я стою вся такая в растерянности… Спасибо доброму парню с дредами, который указал на нужный мне вагон!

В вагоне располагалось несколько стеклянных купе, каждое из которых состояло из 6-ти сидячих мест. В принципе, очень комфортно! Вещи можно было закинуть на полочку (какие мужчинки учтительные в Польше!). У окошка небольшой столик, на котором уже расположились книжка одной из попутчиц и ноутбук другой из девушек. Еще со мной в купе 2 мужчины. И одно свободное место. Каждое место оснащено розеткой позади кресла (230 Вольт). Над дверью громкоговоритель с иногда включающимся голосом нашего товарища-водителя, а также электронная табличка с датой, временем и температурой. Я сразу же отписалась Марте (Марта — это мой наставник, ментор), что я в поезде. Конечно, я и позвонить пыталась, но меня почему-то не было слышно. Марта отписалась, что встретит меня через 5 минут после прибытия до пункта назначения.

И вот мы поехали. Мне предстоял еще один долгий путь длиною в 6 часов.

Мои попутчики между собой совсем не общались. Каждый занимался своими делами: читали книги и газеты, сидели в Инете, говорили по телефону, спали. Честно, это было самое нудное мое путешествие, так как сидеть молча 6 часов, нифига не делая, — это весьма сложный процесс!

Где-то через час после начала этой «нудной поездки» по купе стала ходить барышня-официантка, предлагая напитки и печеньки. Весь этот кушательный процесс мои попутчики между собой называли подвечорек (по логике, это скорее всего полдник). Ну подвечорек, так подвечорек. Если на халяву (ох уж наш менталитет!), то можно и кофейку бахнуть! Добрая девушка-официантка предложила несколько видов напитков, но я ведь кофеманка еще та! К кофе мне дали еще и печеньку. Ух, мне уже нравится сервис в Польше! Определенно!

Итак, путешествие все продолжалось и продолжалось. Поезд мчался, а время ползло. Все, чего мне хотелось, это оказаться в своей новой квартире и бухнуться спать!

Описывать все 6 часов путешествия, думаю, бессмысленно, но было ООООООЧЕНЬ скучно!

И вот, (о чудо!) мы подъезжаем! Сначала мы проехали Гданьск, затем Сопот, и вот, наконец (ну, здравствуй!), Гдыня!

Я вышла на перрон. Время — 22:30. На перроне практически никого нет. И вот стою я вся такая одинокая, с кучей багажа… А Марты все нет и нет! Вот куда пойти, куда податься? Я стоически прождала минут 15, после чего решила написать смс. Но в это время из перехода послышались шаги. Ко мне навстречу шли 2 девчонки: Марта и Лиза (моя будущая соседка по комнате). Наконец-то, я теперь не одна! Домой! Домой! Домой!

Культурный шок у меня наступил практически в первые минуты общения. Нет, я, конечно, знала, что мы будем общаться на английском, но мой английский — это обнять и плакать. И в таких ситуациях я чувствую себя обычно, как собака: все понимаю, а сказать ничего не могу. Да к тому же девчонки настолько быстро стали общаться на английском, что я понимала далеко не все. Ну а после того, как меня попытались о чем-то спросить, я вообще захотела взять вещи и вперед, пешком, до Варшавы. Я дала понять девчонкам, что мой английский хорош только для «послушать». Для «поговорить» он как-то не того… Поэтому оставшийся путь до квартиры я провела в молчании (мне не привыкать, после 6-то часов в поезде!).

И вот ура! Квартира! Небольшая, но уютная. Квартира, в которой я проведу очень много интересных моментов, которая станет моим домом. Состоит она из двух комнат (спальня и зал, переделанный под спальню), кухни и ванной. Жить мне предстояло с тремя ребятами: Лиза (из Германии), Уриел (из Италии) и Дениз (из Турции), который еще не приехал. Самым «радостным» моментом оказалось отсутствие каких-либо замков на дверях (кроме входной). Хм… Ну ладно, приспособимся. Где наша не пропадала?

Итак, я наконец-то смогла «скинуть с себя» багаж и вздохнуть с облегчением! Мне сразу предложили чай. И пока я наслаждалась этим чаепительным процессом, девчонки продолжали обсуждение какой-то вечеринки.

— Можно предложить ей поехать на вечеринку, — это они обо мне.

— Но ведь она только с дороги, устала, наверное!

Опа! Без меня меня женили! Нееее! Кто сказал, что я устала?

— Ты хочешь поехать со мной на вечеринку? — спросила Марта.

— Почему бы и нет? — выпулила я.

Как оказалось, девчонки до того, как встретить меня, были как раз на этой вечеринке и с которой им пришлось уйти, дабы успеть меня встретить. Лиза сказала, что на вечеринку она больше не вернется, так как ей завтра рано вставать, а мы с Мартой можем идти. Марта порадовалась тому, что она сможет вернуться на party не одна.

Я быстренько переоделась. И только когда я уже была готова к выходу, выяснилось, что домой придется возвращаться с моим соседом Уриелом, с которым я еще не знакома. Круть. Но еще больший шок ждал меня впереди! Как оказалось, вечеринка проходит не в Гдыне, а в Гданьске! И сейчас, выйдя из квартиры, мы направляемся в сторону электричек, на станцию (у нас, как оказалось, недалеко от дома одна из остановок). О, боги! Я же хочу спать! Какие вечеринки? Какой Гданьск в 12 ночи? А если еще учесть, что возвращаться придется с человеком, который живет в Гдыне аж 1 день, то это вообще весело! Хотела, попа, приключений? Получай!

Итак, мы дошли до станции (я включила все виды памяти, дабы потом отыскать путь домой), немного подождали и сели в подъехавшую электричку.

Если немного отойти от событий этого дня, то Гдыня, Сопот и Гданьск образуют так называемое Трымясто (Тригород). То есть, вроде как три разных города, но настолько близко расположенных между собой, что проехать из одного города в другой не есть большой проблемой. Да к тому же, не дорого. Вот эти самые электрички и являются одной из разновидностей транспорта, соединяющего эти города. Кроме того, каждый вид транспорта имеет строгое расписание. И на каждой остановке (будь то автобусная, трамвайная или «электричкинская» остановка) висит расписание для каждого городского или пригородного транспорта. При этом расписание стабильное, лишь меняющееся в зависимости от дня недели (с понедельника до пятницы — это одно расписание, в субботу — второе, в воскресенье и праздничные дни — третье).

Так вот, сели мы, значится, в электричку и отправились навстречу «подвигам». Как только вошли в электричку, тут же направились к водителю электрички (ну или как там его называют? Машинист?), чтобы купить билеты. Обычно их можно купить в кассе, но если касса закрыта, то билеты покупаются у водителя. Марта несколько раз повторила мне, как называется моя станция, на которой мы сели, ведь возвращаться будем самостоятельно, а водителю (чтобы оплатить строго тот путь, который необходимо преодолеть на электричке) нужно назвать станцию, до которой едешь, да и потом не забыть встать на ней. Я вообще поражаюсь способности моего мозга на тот момент все еще продолжать функционировать!

Итак, ехали мы минут 40, останавливаясь то на одной станции, то на другой. В общей сложности я насчитала 14 остановок. И вот мы приехали! Марта подвела меня к расписанию и попросила записать время электричек на ближайшие 2 часа, чтобы я могла ориентироваться, в какое время мы можем уехать. Далее был пешеходный маршрут длиной в 7—10 минут до пункта назначения. И, наконец-то, мы прибыли!

Это было какое-то студенческое кафе, находящееся в здании общежития (насколько я смогла «перевести» изложенную мне информацию об этом месте). Все, чего мне хотелось, это, конечно же, СПАТЬ! Но мое «хочу» не котировалось в данных обстоятельствах. Ведь, кроме всего прочего, у меня даже ключей нет от дома и от квартиры.

Марта познакомила меня с несколькими ребятами, имена которых мне сразу не удалось запомнить, но зато удалось поговорить с ними по-украински (у ребят родители — эмигранты из Украины). Но, самое главное, что я, наконец, познакомилась со своим соседом Уриелом, с которым мне предстояло добираться домой. Компания была достаточно теплой и приветливой. Ребята пили пиво, шутили, смеялись. Я старалась настроиться на общую волну. Время тикало, и кафе объявило о своем закрытии. Это означало, что пора идти домой. Yahoo! Все те, кто были с нами, как оказалось, живут в Гданьске (вот же повезло!), поэтому очень быстро все разошлись, и только мы, два одиноких путника, отправились на станцию ожидать свою электричку, время прибытия которой врезалось в память надолго: 2.49. До прибытия электрички оставалось еще 20 минут, поэтому мы немного поболтали с Уриелом (конечно, насколько это было возможно), рассказали свои истории прибытия в Польшу, и что-то еще обсуждали, чего уже и не помню. Подошла долгожданная электричка. Спать хотелось жутко, но сначала надо было добраться домой, поэтому я снова начала считать станции, чтобы не пропустить нашу.

В полчетвертого утра мы были дома (дорогу нашли без особого труда), и я, наконец-то, смогла завалиться спать!

Первый день долгого путешествия подошел к концу.

Глава 2. Небудничные будни или учимся жить по-новому

30.03.2011

После такого бурно-сумбурного первого дня я думала, что просплю до вечера, ведь я соня еще та. Ан нет! Организм решил меня удивлять день ото дня не меньше, чем эта новая страна.

Итак, подъем состоялся в 10 утра. Наконец-то, я смогла выглянуть в окошко и полюбоваться видом. И я улыбнулась. Почему? Да потому что в этой стране нет места серости! Мало того, что поляки сами по себе приветливые люди, так еще и дома у них раскрашены в разноцветные краски! Многоэтажки за окном весело приветствовали меня красными, желтыми, оранжевыми и просто-таки радужными цветами! И ты как будто смотришь на мир совершенно иными глазами. А внутри зарождается чувство, которое было у каждого из нас в детстве, которое мы растеряли с годами, — чувство восторга и радости, чувство восхищения от каждого нового открытия. Чувство, когда захватывает дух… А потом вырастают крылья!

Но, расправив крылья, я подумала о том, что сегодня надо уже лететь по делам насущным. Лизы уже не было дома, она ушла на работу. Вскоре и я буду там же работать, но сейчас нужно решить несколько вопросов неотложных. Ну хотя бы вопрос денег! Так как после обмена «по очень выгодному» курсу и покупки билета от Варшавы до Гдыни у меня осталось аж 10 злотых (!), а это бесспорно «огромные» деньги, то мне нужно было решить вопрос выживания хотя бы на первые несколько дней. И только сейчас я поняла кармическое назначение моей любимой колбасы! ДА! Наступил твой звездный час, моя претерпевшая столько мытарств колбаса! Знаете ли вы, как вкусна может быть украинская колбаса утром, днем и вечером? А я теперь знаю! В те золотые моменты вкушения сего блюда я благодарила всех причастных к моему счастью, начиная от завода по изготовлению, заканчивая мамой, которая купила колбасы «на дорожку». Воистину, нужно учиться ценить даже самые маленькие моменты счастья!

После трапезы мы с Уриелом отправились в офис, который оказался не так уж далеко от квартиры: всего лишь минут 5 ходьбы. Кстати, в этом же доме, этажом выше над офисом, находится вторая квартира волонтеров, с которыми мне только предстоит познакомиться. Мы позвонили в домофон (вот что мне нравится в этой стране, так это то, что каждый дом — будь то высотный, одноэтажный или частный, каждое заведение типа садиков — все оснащены домофонами). Нэээээээээк, дверь в подъезд открылась.

Было волнительно знакомиться с теми людьми, кто курировал мою поездку на расстоянии, но они оказались настолько милыми и дружелюбными, что все страхи и волнения прошли сами собой. Я познакомилась с Александрой, которую все называют Ола (все Александры в Польше зовутся Олами, а Катажины (Катерины) — Кашами), а также с Магдой. Это те люди, которые занимаются всеми проектами и к которым можно обратиться по любым возникающим вопросам. Также я познакомилась с Томеком, человеком, который возглавляет «Centrum Współpracy Młodzieży». Мы немного пообщались с Олой и Магдой о делах насущных. Выходить на работу мне предстояло уже в пятницу, то есть послезавтра! А пока нужно открыть счет в банке, сделать автобусную карточку, так называемую bus card, с которой я смогу свободно ездить городским транспортом, не покупая билеты на автобус. Поэтому меня «перепоручили» Марите (волонтер из Грузии), которая работает в офисе. Марита взяла меня под белы рученьки и препроводила в квартиру, которая расположена над офисом. Нам предстояло забрать еще одного волонтера (или волонтерку, ох уж этот русский язык! В Польше все гораздо проще: волонтер и волонтарюшка!) Леа. Первое знакомство с этой французской девочкой было для меня очередным шоком (чувствую, что по количеству шоковых ситуаций я возьму первенство среди населения и в конечном итоге запатентую способ шокирования, как излечение от скуки и однообразия). И теперь, если кто-нибудь когда-нибудь скажет мне, что у меня нет вкуса в подборе одежды, то я смогу сказать, что я просто-таки стильная штучка по сравнению с Леа! Пирсинг в губе, на щеке; джинсы, поверх которых юбка, непонятная куртка и шапка — это краткое описание того зрелища, которое предстало моему взору. Но при этом Леа оказалась довольно-таки скромной и застенчивой девочкой!

Кроме Мариты и Леа с нами пошли Уриел и ребята (Серджиу и Юрий), которые приехали «погостить» в Гдыню. Эти ребята не так давно были волонтерами, а теперь приезжают только в гости. Также был еще один парень из Дании, друг Серджиу, имя которого я не запомнила.

Итак, нашей веселой гоп-компаний мы отправились покорять вершины Эвереста! А проще говоря — по делам. Проехав всего несколько остановок, наш десант высадился на территории, прилегающей к Гдыньскому вокзалу. А потом мы пошли какими-то лабиринтами путешествовать. Порой мой мозг задавался вопросом: как возможно запомнить такую стратегически сложнейшую дорогу? А второй вопрос, который вертелся у меня в голове: смогу ли я когда-нибудь также уверенно блуждать по улицам Гдыни и при этом четко и ясно понимать, где я нахожусь?

И пока я думала над ответами на эти сложные вопросы, мы пришли в банк. «Ингбанк» (Ingbank). Такой веселенький, с оранжевой раскраской.

По естественному отбору мальчишки от нас отсеялись, а мы направились совершать первое серьезнейшее дело: открывать нам счет! В общем, бла-бла-бла (ну типа, слово за слово), и дело сделано. Теперь осталось отдать реквизиты счета в офис и после этого я стану «богатой» теткой. Неужели скоро у меня появятся деньги на покупку не только колбасы? Тьфу ты! Кто о чем, а мы о старом.

После этого мы направились в фотосалон. Для bus card нужна фотка. У меня-то есть, а для Леа надо было сделать. И я даже подумать сперва не могла, что мы уже находимся в центре Гдыни! Возможно, кто-то сказал бы, что ничего особенного и нет в этом самом центре, но для меня, человека, который каждую деталь воспринимает, как диковинку, рассматривать все эти дома, витрины, да и просто людей было сплошным удовольствием!

Быстренько пройдя процедуру фотографирования и получив фото, мы отправились (как это правильнее сказать?) в автобусный офис. Там мы заполнили анкеты, отдали фотки. И насколько я знала по опыту Уриела, автобусные карты должны были быть готовы дня через 4.

— Когда можно забирать карты? — спросила Марита у офисной тетеньки.

— Через 10 минут! — ответила та.

Вах! Я приятно удивлена! Снова для меня все складывается лучшим образом. Закономерность? Или пока все еще ряд случайностей? Как бы то ни было, а все равно приятно.

Подождав положенные 10 минут, мы получили свои карточки.

— Эм, Марита! А ничего страшного, что я Bocharova, а тут написано Bochazova? — спросила я Мариту.

— Как бы чего! — ответила Марита.

Пришлось жестами показывать барышне-работнице, что в моей фамилии они допустили ошибку. Ну вот как так можно было списывать с заполненной мной очень четко анкеты и допустить ошибку в моей простой фамилии?

— Ой-ой-ой! Сейчас все исправим! — засуетилась девушка.

Мы снова остались ждать.

Туда-сюда снуют люди. Что-то спрашивают, пишут, платят… Мы сидим в полном молчании, у каждого свои мысли блуждают по территории мозга. Минута бежит за минутой, а за ними следующая… Время по-спринтерски убегает, а мы все ждем. Но, наконец, час Х настал. Я стала счастливой обладательницей автобусной карты!

Вообще-то, воспользоваться этой картой я пока не могу, так как на ней нет денег. Как только у меня в наличии будет кеш (да-да, я знаю много модных слов!), тогда я смогу оплатить проездной на месяц. Эти деньги поступят на мою карту, и головная боль в виде покупки автобусных (троллейбусных) билетов меня не будет посещать. Ну, разве что только покупка билетов на ночные автобусы. О, слышу вопрос: что такое ночные автобусы? Это такие же автобусы, как и дневные, только ходят они поздним вечером и ночью и стоят немножко дороже (днем проезд стоит 2,5 злотых, ночью — 3,5 злотых). Моя карта дает мне право проезда без билета только днем.

По дороге домой я вспомнила, что мне нужен польский мобильный номер. По пути мы зарулили в один из самых больших и значимых торговых центров Гдыни — «Батори» (Batory), где и приобрели себе симки.

После всех этих «мытарств» я направилась в офис, отдала реквизиты и подписала первые бумажульки. Уже завтра я буду при деньгах! Ура, товарищи!

Вообще, все подписываемые мной документы Ола тщательным образом мне переводила, объясняла, несмотря на то, что я готова была ставить свои загогулины не глядя (эх, доверчивая я!).

Что ж, первые шаги сделаны. Но я пока еще не могу понять свои ощущения. Все такое чужое, не родное. Со всех сторон слышится польский язык (а это вам не по-русски шпрехать!), мозг напрягается и вскипает, потому что пытаешься вслушаться и понять, о чем речь, но у тебя это никак не получается! Мне все еще тяжело общаться на английском, я все также играю «в партизана», и ощущение «Бежать! Этой же ночью в тайне от всех бежать!» все еще не покинуло меня.

«Ты же сама этого хотела!» — взрывается мой мозг, обращаясь к самой же себе.

«Хотела. Но сейчас мне страшно и одиноко. Я хочу домой. Я боюсь, что у меня ничего не получится.»

«Получится. Ты же знаешь, нужно только время. Ведь это твоя мечта. Наслаждайся ею…»

***

Я вернулась домой, направилась к компьютеру в попытке его включить, чтобы хоть одним сообщеньком дать знать, что жива-здорова-все-в-полном-порядке (а то ведь вчера, воспользовавшись ноутбуком Лизы, отправила через Инет сообщение родственникам, но оно не дошло, поэтому мне с утра устроили террористические дозвоны в количестве, практически равном количеству моих родственников), но оказалось, что системник попросту отсутствует! Весело!

Что ж, я, как мышка, укрылась в своей комнате. Чувство одиночества меня не покидало. Пришла Лиза и Карлос. Карлос — это еще один наш сосед (из Испании), который через несколько дней уезжает домой.

Я слышу, как они болтают и смеются на кухне, что-то готовят, по квартире плавно распространяется запах еды, вкусной еды… А у меня в наличии только колбаса (смешно, но эту колбасу я буду помнить даже через энное количество времени).

— Есть хочешь? — вошла в комнату Лиза.

«Дддааа!!!» — захотелось крикнуть мне.

— Мммм, — я издала нечленораздельные звуки и пожала плечами.

А что? Не орать же о том, что мой желудок уже вывернулся наизнанку. Я же барышня скромная. Да к тому же благовоспитанная. Но есть-то хочется…

— Мы приготовили пасту. Пойдем, — сказала Лиза.

В этот момент мне хотелось расцеловать всех, но я сдержала в себе этот порыв.

Мы поужинали вместе с ребятами. Вообще это из разряда маленьких чудес, что меня покормили. Просто Лиза рассказала, что каждый сам себе закупает еду (показала свободное место для моих будущих «запасов хомячка»), и каждый сам себе готовит. Вроде как логично, но для людей, живущих вместе, неестественно. Ладушки, позже будем потихоньку исправлять эту ситуацию. Всему свое время.

Во время еды ребята обсуждали какую-то вечеринку, людей, с которыми они должны встретиться. Меня на этот «праздник жизни» никто не пригласил, поэтому я старалась не сильно вникать в подробности, чтобы не расстраиваться еще больше.

После вечернего ритуала по принятию пищи я решила помыть посуду. Ну ведь надо же как-то высказать свою благодарность! С английским у меня проблемы, значит будем действовать испробованными методами. Тем временем ребята суетились, собирались, асинхронно передвигаясь по квартире.

Когда из посуды осталась только пара тарелок да вилок, подошел Карлос, выхватил у меня мочалку и начал домывать посуду, сказав при этом:

— У тебя есть 10 минут.

— 10 минут для чего? — не поняла я.

— Мы идем на вечеринку. Ты же идешь с нами? На сборы у тебя осталось 10 минут.

В этот момент я не знала, улыбаться мне или печалиться. С одной стороны, все-таки классно, что я проведу этот вечер не в четырех стенах и не в гордом одиночестве. Но, с другой стороны, почему нельзя было сразу рассказать о вечеринке, спросить хочу ли я пойти и дать мне больше времени на сборы? Ну да ладно, выбора-то нет. Поэтому я по-солдатски оделась, накрасилась, причесалась, в общем, проделала невозможное: собралась действительно-таки за 10 минут! На какую вечеринку и куда мы идем — я не имела ни малейшего понятия.

Мы сели в автобус и отправились навстречу неизвестности (в моем случае). Неизвестность стала приобретать черты вместе с двумя дяденьками, которые вошли в автобус. Это оказался контроль. Нет, неприятностей не было, но у меня возник резонный вопрос: как часто контроль «шастает» с проверками? Ок, узнаю об этом позже, а пока едем в центр города.

Приехав в центр, мы прошлись еще малость пешком и пришли в заведение, изнутри напоминающее корабль. Это было кафе «Контраст» (Contrast), которое располагалось на берегу Балтийского моря. Ну, здравствуй, море! Наконец-то, состоялась наша с тобой первая (ну и что, что в темноте, ну и что, что издалека?) встреча! Красивый песчаный берег, и небольшие кучки людей, восседающие на песке, несмотря на достаточно холодную погоду.

Как только мы зашли внутрь кафе, мы встретили троих ребят: двух девчонок и одного парня. Ими оказались польские ребята Лукаш, его девушка Ола и Магда (снова этот набор женских имен! Видимо, до ужаса популярные имена в Польше). Лиза, Карлос и другие «старенькие» волонтеры — это третье или четвертое поколение волонтеров, с которыми знакомы эти польские ребята. Соответственно, мы — плюс еще одно поколение. Одновременно с этими ребятами к нам присоединился еще один Лукаш (да что ж у них тут такой напряг-то с именами!) — друг Карлоса. Мы заняли два огромных стола, и поначалу я не поняла, зачем нам нужно столько много места, если нас всего-то несколько человек. Ответ нашелся со временем. Оказалось, что сегодня не просто вечеринка. Это прощальная вечеринка Карлоса! И сегодня эту самую вечеринку должны были посетить все те люди, с которыми он познакомился, был знаком, дружил на протяжении всего проекта в Польше. Люди приходили, оставались, уходили, но в общей сложности за вечер я познакомилась с более, чем 30-ю новыми людьми. Кого-то я уже знала по прошедшему вечеру, с кем-то познакомилась сегодня, но это было так интересно! Единственное, что снова меня огорчало, так это мой английский. Я честно и сразу всех предупреждала, что со мной вести диалог бесполезно, но если нужны свободные уши, то милости просим.

Пришли наши остальные волонтеры, их менторы. Через какое-то время прибыли Лоран (французский паренек, которого я уже знала с самой первой ночной вечеринки) и Эмине (турецкая девочка, знаю ее оттуда же). Вместе с ними были еще две девушки: Мария (из Австрии) и Марьяна (из Украины, яху!). Все четверо — волонтеры из Гданьска.

Мне наконец-то представилась возможность поговорить на почти родном языке — на украинском! Марьяна подбодрила меня и сказала, что с такого английского, как у меня, начинают многие и что у меня все еще впереди. Мы с ней побеседовали о волонтерстве, как таковом, обсудили какие-то общие вопросы.

Но Марьяна была не единственная, с кем я смогла пообщаться на украинском! Ребята с первой вечеринки (Зари, Тарас), а также еще несколько польско-украинских ребят (Арек, Андрей) — это далеко неполный список людей, с которыми, беседуя, я могу не так сильно напрягать свой мозг, потому как эти ребята были представителями украинской диаспоры в Польше.

Через какое-то время я смогла пообщаться с Лукашем (с тем, который второй).

— А откуда ты Карлоса знаешь? — спросила я.

— Мы с ним познакомились на сайте кауч-серфинга. Я предоставлял ему и его друзьям квартиру.

Слово «серфинг» вызвало у меня только одну ассоциацию, поэтому я спросила:

— О, ты любишь серфинг? Как давно ты им увлекаешься? — спросила я, не подозревая, что мой вопрос прозвучал достаточно странно.

— Я иногда приглашаю людей пожить в моей квартире, — ответил Лукаш.

Хм, причем тут квартира? До меня доходило с трудом. Но мне хотелось расспросить его о том, какие тут волны, как часто они катаются, да и вообще, как долго он занимается серфингом, ведь для нас серфинг — это редкость. Но, по каким-то непонятным причинам, разговор ушел в другое русло, поэтому расспросить Лукаша мне не предоставилось возможным.

Через какое-то время к нашей шумной и веселой компании присоединились еще несколько человек, среди которых оказались парень из Германии и его девушка из… Украины! А если быть еще точнее, то из Харькова.

— А ты откуда узнала про вечеринку? Тоже с сайта кауч-серферов? — спросила она у меня.

— Нет. Эта вечеринка — проводы одного из наших волонтеров. Он, собственно, меня и пригласил. А что это за сайт такой? — спросила я, услышав снова знакомое словосочетание.

— Кауч-серферы — это такое объединение людей, которые бесплатно предоставляют друг другу помощь и ночлег во время путешествий и организуют совместные путешествия. То есть, сейчас мы, например, живем бесплатно тут в Гдыне у девочки, которая кроме предоставляемого ночлега устраивает нам экскурсии по городу и близлежащим окрестностям. Когда я дома, в Германии, то могу предоставить кому-нибудь свое жилье на время. За это я зарабатываю отзывы и, соответственно, определенный авторитет на сайте.

Тут все стало на свои места! Во-первых, я что-то такое уже слышала и имела представление, как это может работать. Ну, а, во-вторых, теперь мне вспомнился разговор с Лукашем и мой глупый вопрос о серфинге. Представляю, какой малость имбицилкой я могла показаться в тот момент!

Тем временем эта девушка продолжала:

— На этом сайте также устраиваются разного рода мероприятия и встречи. Сегодняшняя встреча — одна из таких встреч.

Все ясно. Так как Карлос тоже зарегистрирован на этом сайте, а все это сообщество — друзья друг для друга, то он и пригласил всех, у кого была возможность, посетить это мероприятие.

— А не страшно вот так ехать к незнакомым людям или впускать в свой дом чужих людей? — спросила я.

— Как я уже говорила, у каждого из нас есть свой определенный авторитет, отзывы. Я всегда могу изучить эту информацию и понять, сто́ит ли доверять этому человеку или нет.

Она еще очень много рассказывала и об этом сайте, и о кауч-серфинге, в частности. И я поняла, что для нее это одна из любимых тем. Я бы даже сказала тема-гордость, потому что она с таким воодушевлением рассказывала обо всем, что с этим связано!

Вечеринка продолжалась, лица сменялись одно другим. Время пролетало. Через какое-то время усталость взяла свое, захотелось уже домой. Так как Лизе надо было рано вставать, то она тоже засобиралась домой вместе с Маритой. Поэтому нашей небольшой компанией мы направились к автобусной остановке. Сев на ночной автобус, мы отправились домой.

Сразу оговорюсь, что наш дом находится между двумя остановками. От одной из них идти ближе (всего-то 2 минуты), но на ней не останавливаются автобусы, только троллейбусы. От второй остановки, на которой останавливаются как троллейбусы, так и автобусы, можно было бы тоже пройти до дома за 2—3 минуты, но этому мешает установленный посредине дороги заборчик. Поэтому от остановки приходится идти до светофора (а этот маршрут пролегает в обратном от дома направлении), подождать минут 5 пока загорится зеленый (но это в лучшем случае, если ты выполнил «магический ритуал» по нажатию «кнопочки». Чтобы перейти на другую сторону, нужно нажать на специальную «кнопочку», хотя сие творение и кнопочкой-то назвать можно с натяжкой, и ждать), после чего топать домой еще 5 минут.

В этот вечер мы возвращались автобусом. Марита вышла на одну остановку раньше, так как от этой остановки ближе до ее квартиры. Мы вышли на следующей. Лиза не захотела тратить время на «поход» до светофора, она предложила вариант попроще: перелезть через заборчик. Я, конечно, уважаю бег с препятствиями, но чтобы перелезть через ЭТО, надо быть лошадью с длинными ногами! Да к тому же, если кто не в курсе, за пересечение дороги в неположенном месте с нас (если засекут) могут стянуть штраф в неплохом размере. Доводы разума для моей соседки были до одного мягкого посадочного места. Поэтому, представив себя акробатом-легкоатлетом, я последовала за Лизой. Описание приобретаемых мной в тот момент навыков не есть столь замечательной и интересной частью этой истории, поэтому опустим ее.

С горем пополам я преодолела препятственный забор, и мы успешно, без новых приключений, добрались домой.

Уже поздно ночью пришли наши ребята Уриел и Карлос, а также Зари, который решил не ехать в Гданьск, а остаться у нас. Благо, наличие дивана в комнате у мальчиков это позволяло. Но к тому времени, как они пришли, мы уже мирно и крепко спали.

До свидания, еще один день, проведенный в Польше.

31.03.2011

Новый день принял меня в свои объятия. Утром всегда хочется учиться жить по-новому, жить так, чтобы было интересно! А еще вместе с пробуждением уходят все страхи, и появляется чувство ожидания новых открытий.

«Все будет отлично! А самое главное, что все будет!» — говорю сама себе. И улыбаюсь. Ведь действительно, мы можем все в этой жизни, нужно лишь правильно расставить приоритеты и распределить внутренние силы. А все препятствия, которые мы встречаем на своем пути, они даются не просто так, для чего-то. Для открытия себя, своих ресурсов. Для совершенствования.

День начался. Пора действовать.

Первым делом я направилась в офис. Технический прогресс очень тесно вошел в наши жизни. И если раньше мы ждали весточку по почте, которую могли ждать день, неделю, месяц-другой, то сейчас все гораздо проще: в наличии у каждого есть телефон, интернет. И если вдруг тебя нет онлайн чуть больше, чем день, а телефон отключен, то это уже повод для паники. Да и все больше времени мы стали проводить в сети, чем на свежем воздухе. Потому что здесь, в сетях, сосредоточена наша жизнь. Здесь наши мысли — так называемый внутренний мир, изложенный в дневниках, заметках, статусах и прочей ерунде; наши фото — интересные моменты жизни, которых все меньше и меньше, потому что мы все больше и больше сидим у экранов мониторов, оценивая фото друзей и завидуя им, их путешествиям, но не делая ничего для того, чтобы и наша жизнь стала красочнее; наши друзья — «о, именно этого товарища я давно и безуспешно искал», но общение ограничивается только фразами в сети «Давно тебя не видел! Как дела? Что нового?», а поднять попу, а вместе с ней и телефон, позвонить, да выйти прогуляться с этим самым товарищем — это уже непосильное задание, потому что всегда есть 1000 отговорок и причин, всегда все отставляем «на потом». А ведь этого «потом» может никогда не наступить. Почему же не насладиться чем-то здесь и сейчас, а не когда-нибудь, в необозримом будущем? Но, тем не менее, наша жизнь уже безвозвратно связана с этими технологиями, и порой нужно (как же я не люблю это слово!) подстраиваться под это течение. Поэтому-то я и напросилась в офисе засесть в интернет, ведь многие ждут от меня вестей.

Немного «разобрав завалы» в почте и в соц. сетях, я направилась с Маритой снова в банк. Офис порадовал меня тем, что на моем счету уже «отдыхают» деньги. И, так как пока карточки у меня нет (она прибудет ко мне в скором времени по почте), при наличии паспорта я могу снять денежку через кассу.

В этот раз к нам с Маритой и Леа присоединились Уриел и Эстер. Эстер — это девушка из Исландии (!). Кто дружит с географией, тот знает, что это не самый ближний свет.

Девочка очень красивая. И очень хорошо говорящая по-английски (рядом с ней у меня просто-таки начинает вырабатываться комплекс!). В общем-то, на вчерашней вечеринке я ее видела, но мы так и не смогли познакомиться и пообщаться.

Итак, мы снова отправились в банк. Только на этот раз маршрут был малость другим, потому что мы сели на другой автобус, и не было больше этих запутанных лабиринтов.

Пока Марита вместе с Эстер открывали счет для последней, я успешно сняла со счета половину имеющейся суммы. Ну чисто так, про запас. Я еще не знаю в пределах каких сумм я окажусь транжирой. И вот теперь все, жизнь налаживается!

После банка Уриел куда-то улепетал, девчонки снова направились фотографироваться (на этот раз в этой процедуре нуждалась Эстер), а я самостоятельно (!) направилась пополнять свою bus card.

— Ты найдешь дорогу? — спросила Марита.

— Угу!

— Ты точно помнишь, куда надо идти? — Марита все еще сомневалась, что я способна на подвиги.

Но, как мы уже знаем, мой внутренний навигатор работает безотказно, поэтому, кивнув Марите в ответ, я смело направилась в автобусный офис.

Возможно, в этой части рассказа от автора ожидается какой-то подвох: типа, повернула не туда, зашла не в тот офис… Но нет! Все сложилось наилучшим образом! Я даже смогла изъясниться, что мне нужно, оплатить месячный абонемент (76 злотых), взять фактуру (специальную бумажульку, по которой мне вернут на мой счет деньги за проезд, ведь проезд нам оплачивают!) и с гордостью направиться в офис.

Порешав все дела в офисе, я направилась домой. Я шла по дорожке, а по дороге, в другом направлении, катилась пивная жестяная банка, гонимая ветром. Она весело тарахтела и подскакивала, как будто радуясь жизни. И будто ей очень нравилось катиться по этой дороге, и она радовалась, что на нее обращают внимание. На мгновение останавливаясь, она снова продолжала свой путь в неизвестность. Но вдруг… Эту банку переехала машина. Тишина. Исчезла радость… Банка замерла на дороге, она так и осталась лежать на одном месте. И уже не могла обратить на себя внимание, не могла потарахтеть. И кто его знает, куда она так торопилась, и почему ей так и не суждено было докатиться туда, куда она хотела?

Не знаю почему, но история этой одной банки меня очень зацепила. Потому что, пока она тарахтела, я улыбалась, а потом — стало грустно.

Порой в жизни с нами случается подобное: мы мечтаем, летим, спешим, радуемся, но в один момент случается что-то непредвиденное, что может оборвать радость, мечты раз и навсегда. Возможно, именно поэтому я так стараюсь насладиться каждым днем, каждой минуткой в своей жизни. Счастье — оно в каждой секунде, во вздохе, во взгляде, да просто в воздухе! Но мы умеем его ценить только тогда, когда оно остается где-то позади, в прошлом. А потом мы живем лишь воспоминанием, что оно, это самое счастье, было когда-то, не сейчас, и именно в тот момент (момент прошлого) мы были счастливы. Но почему же не сейчас? Где мы растеряли свою детскую непосредственность, чувство радости от переживаемых эмоций? Ведь однажды можно просто «не докатиться» до цели…

Да, порой я становлюсь философом. Но я очень рада, что жизнь подбрасывает такие, казалось бы, глупые ситуации, над которыми сто́ит и хочется задуматься и взять из них что-то полезное для себя.

Я вернулась домой. Что ж, теперь немножко о моем жилье. Я живу в пятиэтажке на втором этаже. Входная дверь оборудована домофоном с номерами квартир. В подъезде на этажах растут цветочки. Все чистенько и цивильненько. Соседей я еще не видела, но я и цели-то себе такой не ставила. Да и райончик то, что надо. В общем, я довольна по самое «не могу».

Через какое-то время я впервые отправилась за покупками. Ну конечно, деньги-то теперь есть! Недалеко от дома расположен небольшой супермаркет «Лидл» (Lidl). А если пройтись еще одну остановочку, то можно скупиться в супермаркете «Кауфленд» (Kaufland), который по размерам и количеству товара значительно больше. Но я направилась в тот, который расположен не так далеко: в «Лидл». Слава Богу, что я уже малость ознакомлена с европейскими супермаркетами! Вроде бы они такие же, как у нас, но есть свои тонкости и нюансы, не зная которых будешь выглядеть полным тюфяком.

К вечеру дома на кухне снова собралась вся элита квартиры, а также пришла Марита, потому что это был последний вечер Карлоса в Польше. Снова что-то готовили, а я опять грустила в своей комнате. Ну не знаю, почему! Потому что я чувствовала себя, как новичок, пришедший в новый, но сплоченный класс. Я пока еще чужая для них для всех, а они чужие для меня люди…

— Ты голодная? — постучавшись, зашел в комнату Карлос.

— Немножко, — неуверенно сказала я.

— Я там готовлю португальское блюдо. Скоро будет готово. Присоединяйся.

— Спасибо, — а внутри зажегся маленький огонек.

Ведь это так важно осознавать, что эти самые «чужие люди» стараются найти точки соприкосновения и не оставляют наедине с самой собой. Нужно только время, снова только время все решит и расставит.

Португальским блюдом оказалась запеченная картошка со спаржей и еще какой-то фигней. Но вкус у этого всего был… Ну так себе. Но я стоически выдержала «испытание едой». После вкушения сего яства я снова вымыла посуду.

Находиться в квартире, где была своеобразная интимная атмосфера для волонтеров-старичков из-за отъезда Карлоса, я не могла, поэтому решила начать налаживать мосты с волонтерами «моего поколения». Я отправилась на Командорскую, во вторую квартиру.

— Кто? — раздался голос из домофона.

— Это Эленка.

Дверь открылась.

— Привет. Я пришла с вами познакомиться, пообщаться, — сказала я, войдя в квартиру. — Можно?

— Да, проходи, — пригласила Эстер.

Мы прошли на кухню, где сидела Леа.

В принципе, общались мы в основном с Эстер, так как Леа — девушка не очень общительная. Мы поделились своими какими-то интересными историями, расспросили друг друга и постарались, как говорится, наладить контакт.

Через какое-то время, попрощавшись с девчонками, я, с более спокойной душой, что уже не так одинока, отправилась домой. Еще один день прожит. Еще одна маленькая история написана в большой книге Жизни. Что будет впереди — еще не знаю, но знаю точно, что сделаю все для того, чтобы прожить каждый день здесь интересно, насыщенно и незабываемо!

01.04.2011

Новый день. Важный день. День первого выхода на работу. И, почему-то, именно сегодня пошел дождь. Первый мой дождь в Польше. Может, это из-за того, что сегодня (уже) уехал Карлос, а, может, из-за того, что погода хочет показать мне, насколько она переменчива (она ведь тоже барышня!).

Подъем состоялся в 8 утра. Полчаса хватает с головой, чтобы собраться и позавтракать. От дома до остановки идти всего-то 3—4 минуты. Наш автобус приходит в 8:39, так что, выйдя в 8:30, нам хватает времени, чтобы не бежать сломя голову. Номер автобуса, на котором я теперь буду ездить очень часто, 109-й. Ехать до конечной остановки «Babie Doly». Название интересное — то ли «Бэби Долли», то ли «Бабьи (нелегкие) Доли». Второй вариант мне нравится больше. И, вроде как, он более правильный.

Мы сели в автобус. Вместе с нами вошел контроль.

— За все мое пребывание в Польше — это третий раз, когда я попадаю на контроль, — сказала Лиза.

Что ж, если учесть, что два раза из этих трех я была вместе с Лизой, и встретили мы контроль дважды за последние два дня, то я могу сделать вывод, что я очень «везучая» в этом плане! Вот и ответ на мой вопрос о контроле.

Сама поездка заняла у нас 20 минут. По дороге мы также проехали порт, где стоял огромный корабль «StenaLine». Разноцветные дома, магазины и магазинчики, кафешки — это то, что мне удалось увидеть, пока мы ехали. Потом здания стали редеть, все больше сменяясь природой. Я увидела большое поле (бывший аэродром). Именно здесь будет проходить 10-й Heineken Open’er Festival 2011. Потом на пути стали встречаться дачные участки, а следом за ними — коттеджи.

Когда мы приехали в «Babie Doly», то сразу увидели огражденную территорию со зданием по центру.

— Это и есть наша работа, — сказала Лиза.

Двухэтажное здание, как и прилегающая территория, оказалось очень ухоженным и красивым. В одной части здания располагалась школа, в другой — садик. Вообще «Babie Doly» — это такой себе элитный район Гдыни, расположенный на берегу моря. Здесь только двух-, трехэтажные коттеджи и никаких высотных зданий (хотя нет, где-то вдалеке одно проступило). Кругом лес, свежий воздух. Красота!

Соответственно, эти школа и садик — для местных детишек.

Когда мы подошли к входной двери в садик, нас «встретил» домофон. То есть, просто так в садик не зайдешь. Да и не выйдешь. Если забежать вперед, то могу сказать, что, когда родители приходят за детьми, они звонят в звоночек с номером нужной группы, говорят в домофон воспитателю, за кем пришли и только после этого заходят внутрь. Внутри сразу попадаешь в детскую раздевалку, где на стенах висят поделки детей. Для каждой группы выделено свое место на стене. Родители дальше раздевалки не идут. В группу (как и из группы) ребенок идет сам. В садике всего 5 групп: 1А, 1Б, 2, 3, 4. Самая старшая группа — 4-я. Вот в ней-то мне и предстоит работать вместе с Лизой.

Мы зашли в группу. Больших размеров и очень светлая комната с множеством игрушек, аппликаций, книжек — это мое новое рабочее место.

— День добрый! — поздоровалась Лиза.

— День добрый, — неуверенно повторила я.

— Дееень дооообрый! — хором поздоровались дети, которые сидели на большом ковре в общем кругу.

Мы подошли к детям и уселись в круг.

— Я — Беата, — представилась миниатюрная блондинка, воспитатель группы.

Беата хорошо говорит по-английски, поэтому мы и были направлены именно в эту группу. Также Беата будет курировать мою работу, так сказать, мой куратор по работе. На вид ей лет 30. Тут же, в этой группе работает также помощник воспитателя Магда — еще более миниатюрная, чем Беата, и на вид ей 23—24 года.

— Как тебя зовут? — спросила Беата.

— Эленка, — ответила я.

Беата тут же на флипчарте стала писать мое имя по буквам, предложив детям прочитать его. Когда же дети успешно с этим справились, Беата предложила мне рассказать о себе: кто я, откуда, чем занимаюсь. Но, так как дети понимали только польский язык, то и рассказать о себе мне предстояло на польском! Благо, что я хоть что-то успела дома подучить по-польски, поэтому с горем пополам я рассказала детям, что зовут меня Эленка, приехала я из Украины, из славного города Луганска, что у меня есть родители и брат, что у брата есть жена и дочка, по профессии я учитель математики и информатики. Вот что-то в этом роде. На это «развлечение» у меня ушло минут 10. Потому что непросто все это рассказать на чужом языке, которого практически не знаешь!

После этого Беата предложила деткам рассказать о себе: имя, фамилию, сколько лет, увлечения.

В этой группе всего 20 человек: 12 мальчиков и 8 девочек. Сегодня присутствовало только 17 ребятишек. Возраст моих подопечных — 6—7 лет. Попробую кратко рассказать о каждом из них.

Девочки.

Юлия (Юлька): рыженькая девочка с веснушками. Очень веселая и жизнерадостная.

Виктория Р. (Вики): маленькая кругленькая девчушка, очень любит поиграться в разнообразные игры.

Виктория Ф. (Вики): одна из самых высоких девочек, у нее очень длинные и шикарные волосы. Более спокойная, чем остальные девочки.

Николя (Ники): единственная девочка, которая носит очки. Высокая и худенькая. Подвижная.

Надя: девочка-колясочница. У нее очень хрупкое тело, тонкие ножки, в связи с чем она не может самостоятельно стоять. Но девочка очень умная.

Агнешка (Ага): темненькая маленькая девочка. Но она, как маленькая кукла. Тоже подвижная.

Зузанна (Зуза): светленькая маленькая девочка. Одна из самых спокойных девочек.

Ольга: миниатюрная мышка. Самая худенькая, но очень ответственная девочка.

Мальчики.

Куба С.: из мальчиков, пожалуй, самый ответственный и рассудительный.

Куба Т.: мальчик-даун. Может играться со всеми, но чаще сам себе на уме.

Куба Р.: мальчик-аутист. Понимает, что ему говорят, но больше любит быть сам по себе, в своем внутреннем мире.

Куба Л.: сегодня его не было. Это мальчик, у которого проблемы с ножками (у него стоят шины), умственное отставание, в связи с чем плохая речь. Но мальчишка безумно обаятельный!

Оскар П.: рыжий мальчонка. Подвижный, активный и не балованный.

Оскар: светленький мальчик. Очень спокойный и немного замкнутый в себе.

Матео: пожалуй, самый балованный ребенок, а точнее, избалованный. Любит шкодить везде и всегда.

Матеуш: ребенок сам себе на уме, в связи с чем считается непослушным. Не аутист, но живет в своем мире.

Радек: самый маленький по росту ребенок. У него наблюдается отставание в развитии, речь не четкая. Но мальчонка превосходный!

Пшемек: высокий мальчик, веселый, но, порой, упрямый.

Доминик: сегодня его не было. Светленький мальчик. Неуверенный в себе, тихий мальчишка.

Мачей: сегодня его не было. Самый крупненький мальчик. Один из самых подвижных ребят, активист, неформальный лидер.

После того, как ребятишки представились, Беата попросила Лизу сделать с ними календарь (я еще не знаю, что значит «сделать календарь»), а мне сказала:

— Пойдем, я покажу тебе наш садик и познакомлю с сотрудниками.

Мы отправились на «экскурсию» по садику.

— Здесь у нас располагается группа самых маленьких деток, — зашли мы в первую группу.

Беата познакомила меня с воспитателями, но запомнить всех и сразу по именам — это просто-таки нереально.

— Это третья группа. Третья группа и наша — это самые старшие детки в садике, — сказала Беата, когда мы зашли в очередную группу.

Мы прошлись по всем группам, познакомились со всеми сотрудниками. Потом Беата показала мне социальный покой (комната для сотрудников для «попить кофе, расслабиться»), кухню, показала кабинет директора. Саму же пани Кристину (директора) мы встретили в коридоре. Пани директор немного говорит по-русски, поэтому иногда, для практики, она разговаривает со мной на русском языке. Вообще, это было очень приятно, что меня сразу же представили не только начальству, а всем-всем сотрудникам, объяснили кто я и откуда. Таким образом, дали понять, что с этого момента я тоже часть коллектива.

Когда же экскурсия подошла к концу, мы отправились в нашу группу.

К этому времени уже были расставлены и накрыты столики, на которых стояли горшочки, лежали лопатки, грабельки и куча другого инвентаря. На самом деле, сегодня детям предстояло по-настоящему заняться садоводством, то есть, научиться правильно садить семена! И занимались этим все дети, вне зависимости от «состояния здоровья». Беата попросила меня сесть вместе с Кубой Т. и помогать ему. Лиза помогала Кубе Р.

Сначала мы разрыхляли землю подручным инвентарем, потом сажали зерна фасоли, лука, различных цветов в землю. После этого обильно поливали землю. Очень громко будет сказать, что все это мы проделывали ВМЕСТЕ с Кубой Т. На самом деле, я пыталась показать и объяснить, Куба же пытался вывернуть все наизнанку, разбросать или съесть землю, выкинуть фасольку… В общем, я с ним развлекалась, как могла.

Если честно, то я думала, что все это было, как показательный урок и что сейчас горшочки будут вымыты и отправлены на полочку. Ан нет! Вместо этого горшочки с будущими «шедеврами» были выставлены на полочке для цветов в нашей группе.

После этого интересного мероприятия наступила очередь обеда, время которого в садике приходится на 11:00. Возможно, я не заостряла бы внимание на этом обеде, если бы не одно «но». Но об этом чуточку позже. Итак, обед накрывается в группе, занимается этим Магда. Она приносит из общей кухни посуду, кастрюли и миски с едой. После того, как дети садятся за столики, мы тоже можем покушать. Вообще-то, нам положен только суп, но, как показала практика, кушаем мы обычно полноценный обед, за исключением тех случаев, когда на второе дают что-то поштучно, соответственно, только для детей. Итак, об этом самом «но». Сегодня на второе были макароны с… клубничным соусом! На самом деле, для нас необычно, но достаточно вкусно! И, между прочим, в Польше это весьма распространенная еда для детей.

После обеда дети могли поиграться во что хотели, а Беата пригласила меня и Лизу на беседу.

— Итак, работать ты будешь по следующему графику: в апреле, так уж и быть, можешь работать с 9:00 до 13:00, а уже с мая будешь работать, как Лиза, с 9:00 до 15:00. Годится? — спросила она.

— Конечно! — как я могу с таким не согласиться?

— Далее. В четвертой группе вы работаете до 12:30, после чего направляетесь в третью группу. Там и дорабатываете оставшееся время. Вообще-то, после 12:30 ты можешь пойти в любую группу, но малыши обычно спят, а во второй группе совсем никто не разговаривает по-английски. В третьей одна из воспитательниц — Марта — говорит по-английски. Так что, выбор, конечно, за тобой, но Лиза обычно ходит в третью группу, — сказала Беата.

— Хорошо, думаю, что и я не стану исключением, — сказала я.

— Продолжим. Не знаю, как у вас, а у нас в начале апреля существует так называемый «Весенний день уборки» (Wiosenne porządki). В этот день у нас затевается генеральная уборка, когда во всех помещениях все тщательным образом вычищается, вымывается, выносятся старые вещи. Мы рассказываем детям о том, что это за день, как именно и при помощи чего мы убираем. Поэтому на понедельник, пожалуйста, прошу вас приготовить информацию об этом. Возможно, это будут какие-то игры, либо просто информация. В общем, подумайте.

Вот и первое задание. Беата дала нам распечатки из методички об этом дне (на польском, конечно), на основании которых мы могли что-нибудь придумать, да и просто владеть хоть какой-то информацией.

По наступлению часа Х (точнее, после 12:30) мы с оставшимися детьми четвертой группы (кого еще не забрали родители, так как здесь за детишками родители приходят, начиная с 12 часов) направились в третью группу. Эта группа представляла собой комнату поменьше раза в два, чем наша, но не менее уютную. Детишек было достаточно много: около 25 (третья и четвертая группы, вместе взятые).

Там я еще раз «познакомилась» с Мартой. Стройная черненькая девушка 25-и лет. Лиза сказала мне, что они с Мартой очень дружны, рассказала, что Марта очень хорошая девушка, с ней легко и комфортно в общении. Тем более, что она говорит по-английски.

Пробыв в этой новой группе всего-то полчаса, я смело направилась домой. Где располагалась остановка, я знала. Какой номер моего автобуса, я тоже знала. Единственное, в чем я еще сомневалась, — это в том, что я смогу правильно определить остановку, на которой мне надо вставать.

Когда я ехала в обратном направлении, то есть в сторону дома, я пыталась уловить увиденные с утра пейзажи, картинки, но мне казалось, что я еду совсем не по тому маршруту. Когда прошло, как мне показалось, более 20 минут, я малость занервничала, но тут увидела знакомые дома. Ну, слава Богу! Я не заехала в дебри, я не потерялась, под ногами снова появилась земля!

Заехав ненадолго в офис (все по тому же «неотложному» вопросу: интернет), я направилась домой.

***

Вечером мы отправились снова проводить весело время. Встретившись на остановке с Серджиу, Юрием, его девушкой и датским парнем, мы (мы — это также Уриел, Лиза и я) направились в центр. Ребята сказали, что знают какое-то классное место, поэтому мы туда и потопали. Сначала мы шли по одной из центральных улиц, но потом свернули в какие-то улочки. И вот что было удивительным в этом путешествии: везде над дорогой стояли старые вещи, причем самые разнообразные! Столы, стулья, холодильники, кресла, кровати, утюги, микроволновки… Где-то люди только выносили весь этот «хлам», а где-то возле давно стоящего крутились другие люди, которым что-то могло бы и пригодиться. Такое я видела впервые. Через каждые 10 метров новая куча барахла. Честно, в какой-то момент я подумала, что все это первоапрельская шутка. Но это было вполне реально и безо всяких шуток.

Пока я рассматривала весь этот процесс выноса (а кем-то и подбора) барахлишка, мы пришли к высотному дому. Как оказалось, нужное нам кафе располагалось в подвале и… подпольно. Ни одной вывески, ни какого-либо намека на то, что тут есть кафе. Просто так зайти в кафе нельзя. Нужно позвонить в звоночек, сказать, по всей видимости, что-нибудь приятное, и только после этого, если персонал сочтет нужным, тебе откроют двери.

Когда мы зашли внутрь, то мне сразу подумалось, что так могут выглядеть кафе в Амстердаме, на улице «красных фонарей». Все было в красном цвете, играла лирическая музыка — все располагало к расслаблению. Явным отличием от кафешек Амстердама были портреты Ленина и голые женские манекены (хотя, вторая часть как раз явно отличительной не была). Но, к сожалению (или к счастью), в этом кафе не было мест, поэтому нам пришлось идти на поиски другого места для «попить пива». К нам присоединился еще один товарищ — Марчин, друг Серджиу. Он коренной гдыньчанин (как звучит-то странно!), поэтому именно он стал нашим провожатым по «злачным» местам. Сначала мы направились в пивной бар под названием «Дегустаторня» (Degustatornia), где можно было упиться любыми видами пива, но там тоже было все занято! Сказать честно, гуляли мы от одного кафе к другому достаточно долго. Посетили немало «злачных» мест, в которых все было забито под завязку. А что мы хотели в пятницу-то вечером? Ноги уже гудели от ходьбы, а тут еще и живот начало сводить! Согнувшись в три погибели, я продолжала идти, а в голове зарождалось желание отправиться домой. Ребята, тем временем, не скучали, а старались развлекаться кто как мог. В выкинутом барахле они пытались найти что-нибудь сто́ящее. Так, например, в одной из куч они обнаружили стулья.

— О, а у нас со стульями в квартире напряг! Давайте прихватим? — сказал кто-то из ребят, проверяя стул на прочность.

Все смеялись, потом ребята подыскивали другой «гарнитур» для своих насмешек. И так продолжалось достаточно долго. И, вдруг (о, чудо!), мы нашли кафе, где еще остались свободные места для нашей масштабной компании!

Да здравствует «BarBados»! Это двухэтажное кафе, которое находится в многоэтажке в центре города. На втором этаже — дискотека. На первом — просто кафе. Здесь-то мы и разместились. В этом кафе я впервые попробовала «Charlotte na ciepło», проще говоря — горячую шарлотку. Мне полегчало, да и вечер был интересным и насыщенным разговорами. Девушка Юрия немного говорила по-русски, поэтому я смогла с ней пообщаться, не беспокоясь о своем словарном запасе. Время летело.

Отдохнув душой в этом месте, мы направились домой. Доехав до нужной нам остановки, мы вышли. И, казалось бы, ничто не предвещало беды, как вдруг Лиза сказала:

— Зачем идти до светофора? Полезли через забор! Так быстрее, я знаю!

«О, неееееет! Только не это!» — пронеслось у меня в голове. Снова скакать лошадью у меня не было никакого желания. Но к Лизе в этом безумстве решил присоединиться Уриел. А, так как идти до светофора, а потом топать домой одной мне не хотелось, то пришлось последовать за моими соседями. Для остальных ребят (Серджиу, Юрия, его девушки, датского парня и остальных, кого я уж не упомню) светофор как раз был подручным средством, так как их квартира на Командорской располагалась в том же направлении.

Ну, а мы поскакали. Я пыталась снова вразумить Лизу, а также Уриела, но они только смеялись в ответ на мои доводы. Когда забор был преодолен и осталось только пересечь вторую часть дороги, я услышала возглас Лизы:

— О, нет!

— Что случилось? — повернулась я в сторону Лизы и чуть было не присела на тот самый заборчик. К нам, не спеша, приближалась полицейская машина. Сейчас мы в полной мере насладимся приключением! Живот не очень приятно свело…

За рулем сидела барышня, рядом мужчина.

— В чем дело? — спросила барышня-полицейский по-польски.

— Не говорим по-польски, — сказала Лиза таким сдавленным от страха голосом, что я подумала, что сейчас она расплачется или упадет в обморок.

— Откуда приехали? — спросила тогда все та же тетенька, но уже по-английски.

— Италия.

— Германия.

— Украина, — «отчитался» каждый из нас.

— Ваши документы! — послышалось из машины.

В этот момент меня сжало в тугой комочек, так как документов при себе у меня не было. Да и зачем мне их носить с собой? Чтобы потерять?

Благо, что у Лизы и Уриела при себе были документы, удостоверяющие личность. Поэтому просмотрев их паспорта (и, слава Богу, даже не затребовав мои) и поверив, что мы действительно не поляки, стальной голос из машины спросил:

— Что делаете в Польше?

— Мы — волонтеры. Только 3 дня в Польше, — Уриел взял всю атаку на себя.

— Почему нарушаете? Вы что, не видели светофор невдалеке? — спросила барышня.

— Видели, — ответил Уриел.

— Вы знаете, что пересечение улицы в неположенном месте незаконно и карается штрафом?

— Так как мы тут недавно, а наш дом во-о-он там, мы подумали, что так будет быстрее, — сказал Уриел, указывая в направлении нашего дома.

Войдя в раж, он продолжил:

— Мы не знали, что этого нельзя делать, но теперь мы знаем и никогда такого больше не повторится!

За всем этим наблюдали наши ребята с той стороны улицы и смеялись.

— Это ваши знакомые? — спросила тетенька.

— Да, но они живут в другом направлении, — Уриел отдувался за всех нас.

— Впредь, пожалуйста, больше не нарушайте! — сказала барышня и указала рукой на светофор.

Мы вняли бессловесному приказу и направились вдоль злополучного заборчика к светофору. Сопроводив нас до светофора и убедившись, что мы ожидаем зеленый свет, патрульные еще раз предупредили нас о том, что нарушать нельзя, и скрылись вдали.

Перейдя дорогу, мы снова встретились с нашими ребятами, которые заливались от смеха. Не смешно было только мне и Лизе. Лиза вообще пережила чуть ли не сердечный приступ. У нее отняло речь, она вся побледнела, и сейчас отходила от шока. Уриелу вся эта ситуация очень даже понравилась!

— А что? Прикольно было, правда, Лиза? — спросил он у нашей соседки.

— Лиза, может, еще раз попробуешь? — подначивали ребята.

— Ну уж нет! Теперь я буду ходить ТОЛЬКО в положенных местах и ТОЛЬКО на зеленый! — ответила все еще перепуганная Лиза.

— Ладно, ребят, отходите от шока, и завтра мы вас ждем на завтраке у нас в квартире! — сказал Серджиу, и все их развеселая компания отправилась восвояси.

Мы же втроем отправились к себе домой. По дороге я думала о том, что я, все-таки, гипервезучая! Мало того, что чуть ли не каждый день мы контроль встречаем, хотя до этого, Лиза говорила, это очень редкое явление, так теперь еще и с полицией имели дело! А если углубиться в размышлениях еще, то можно себе представить реакцию офиса, если бы им позвонили из полицейского участка и сказали, что их волонтеры были «пойманы на горячем». О, Боги! Я в Польше только три дня, а уже столько проблем! Чего же дальше-то ждать? А вообще, хороший урок мы сегодня получили. Очень ценный.

Придя домой, я решилась спросить у Лизы:

— Лиза, научи меня пользоваться душем! Потому что для меня это загадка Хеопса, не меньше! Я который день пытаюсь понять, как эта система работает!

Смешно звучит, знаю, но я уже который день пытаюсь принять нормально душ, но НОРМАЛЬНО не получается. Душ у нас волшебный. Если дома все понятно: крутнул пимпочку вправо — включился душ, крутнул влево — снова вода течет из крана, то тут это целая проблема, с которой я пыталась бороться три дня! Три долгих, упорных, безрезультатных дня! Поднимаешь пимпочку вверх — включается душ, как только ее отпускаешь (эту самую пимпочку) — она опускается (не фиксируется) и душ самопроизвольно отключается.

Но все оказалось легко и просто: одной рукой нужно поднять пимпочку вверх, другой — до упора включить воду! Если включить воду не до упора, то ничего не сработает. Вот же ж система «нипель»!

Поблагодарив Лизу за практические уроки пользования душем, я, наконец-то, смогла в полной мере сегодня насладиться купанием!

День закончился. И закончился он удачно, значит, будем жить!

02.04.2011

Когда я проснулась, Лиза и Уриел возились на кухне. Я слышала, как они гремят вилками, тарелками. Точно, сегодня же нас приглашали на завтрак на Командорской! Интересно, они возьмут меня с собой или отправятся без меня? Ответ был получен через несколько минут, когда хлопнула входная дверь. Ну вот, я осталась одна, в пустой квартире. Идти следом вдогонку за ребятами мне не хотелось, наверное, из чувства гордости, а может, чувства собственной незначимости… Стало грустно и одиноко. Я направилась на кухню, позавтракала. А потом поняла, что нужно хоть что-то сделать, иначе это одиночество начнет разъедать меня изнутри. Поэтому я, не спеша и методично, начала убирать кухню, ванную. Я перемыла и вычистила все, что попадалось мне на глаза. Помыла посуду, полы. Что ж, усталость — это не одиночество, ее гораздо проще пережить и легче с ней справиться. Поэтому я после такого трудового десанта отправилась немного отдохнуть.

Через некоторое время вернулись Лиза и Уриел, но никто ничего не сказал о чистых и вымытых ванной и кухне. А так хотелось услышать хотя бы простое «вау!».

Вечером мне думалось погрустить с собой наедине, пожалеть себя, но вместо этого я подняла свою пятую точку, одела себя потеплее и отправила мою персону навестить Командорскую-стрит, так как грусть на постоянной основе не входила в мои планы пребывания тут, на польской земельке.

— Привет, девчонки! Мне скучно было дома сидеть, решила заглянуть к вам в гости, — сказала я, зайдя на порог квартиры.

— Привет, проходи, — сказала Эстер.

— Пиво хочешь? — спросила Леа.

— Почему бы и нет? — ответила я.

И разговор завязался. В принципе, наш с Леа английский был приблизительно на одинаковом уровне, поэтому нам с ней было достаточно легко общаться — на языке жестов! Хотя (не подумайте, что я уж совсем профан в английском), я могла достаточно четко изъясняться для понимания. По крайней мере, у меня появилась внутренняя уверенность в своих силах и познании английского. Точнее, я поняла, что не я одна такая в этом мире, кто не так уж хорошо владеет таким удивительно нужным языком. Мы обсуждали разнообразные темы: семью, проекты, Польшу. Пива для этих разговоров оказалось мало, поэтому мы отправились в близлежащий круглосуточный магазин пополнить запасы. Кое-как изъяснившись с тетенькой-продавщицей и на пальцах показав, чего и сколько мы хотим, наша дружная компания сделала закупки, и мы отправились обратно.

— А где ваш сосед? — спросила я.

Дело в том, что в данной квартире проживают Эстер, Леа, Марита и Алеко. Алеко — это грузинский парень двадцати лет отроду, который приехал на месяц раньше всех нас.

— Где-то в отъезде, — многозначительно сказала Эстер.

Как оказалось, застать Алеко дома — не такая уж простая задача. Поэтому девчонки, живя в этой квартире уже несколько дней, до сих пор с ним не знакомы. Мда уж, веселые волонтеры посъезжались!

Когда маленькая стрелка часов перевалила за два, я подумала, что пора бы уже выдвинуться домой. Не знаю, то ли эйфория первых дней в чужой стране, то ли выпитые три бутылки пива повлияли так, но идти домой в два часа ночи было не страшно, а весело.

«Какая замечательная страна! — подумала я. — Я свободно гуляю по улице в два часа ночи и понимаю, что это совсем не страшно!». Ну да, это только позже я пойму, что мне просто повезло не нарваться на пьяную польскую молодежь. Но сейчас-то я этого не знаю! Я просто наслаждаюсь прогулкой в прекрасный апрельский вечер. Точнее, ночь.

Придя домой, где снова никого не было (все ушли «в леса»), я хотела сразу же бухнуться спать, но не тут-то было! Мне стало так плохо, как бывает плохо, когда очень (ну очень!) перепьешь! Ванная комната в эту ночь стала моим вторым пристанищем. И кто бы мог подумать, что всего лишь три бутылки пива доведут меня до такого плачевного состояния! По-видимому, это было чрезвычайно «жесткое» пиво. Завтра надо уточнить еще раз название, чтобы в дальнейшем оградить себя от возлияния оного в свой организм.

Когда же вся изнанка была вывернута наружу и организм подуспокоился, я смогла мирно уснуть.

На часах было около трех…

03.04.2011

Возможно, у всех уже и началось утро, для моего же организма оно еще долго не хотело наступать в связи с тем состоянием, которое неотложно следует за состоянием опьянения. Думаю, многие проходили через такое состояние. На кухне слышались голоса Лизы и Уриела, но мне было на все наплевать. Хотелось только лежать в постели и никуда не вставать. Но тут вдруг меня озарила одна мысль. Я же сегодня приглашена к Марте (моему ментору) на обед к 15:00 в Гданьск! Ну что за непруха?! Позвонить и сказать о том, что я не приду, как-то рука не поднималась, так как Марта явно готовила обед в первую очередь для меня. Она рассчитывает на мой приход. Да и до этого у нас не было возможности нормально пообщаться. Что ж, придется совершить невозможное: подняться с кровати, собраться и поехать!

Кое-как сгрузив себя с кровати, я принялась за утренний туалет. Точнее, кому утренний, а кому два часа дня на дворе!

Что ж, и такие трудности, как «утренний сбор», были мной преодолены, и я впервые самостоятельно отправилась в Гданьск. Выйдя на нужной остановке («Гданьск-Олива»), я набрала Марту.

— Марта, я приехала. Как мне теперь добраться до твоей квартиры? — спросила я по телефону.

И тут началось самое интересное! Мы по-английски стали изъясняться с Мартой: я объясняла, что я вижу вокруг себя, она же говорила, в каком направлении мне нужно двигаться и какие ориентиры я могу встретить на своем пути. Скажу сразу, что путь пролегал не по прямой, нужно было поворачивать, проходить через дворы, в общем, не самый легкий маршрут, как могло бы показаться. Но, тем не менее, мне удалось справиться с такой, казалось бы, нелегкой задачей, и я успешно нашла нужный мне дом! Это оказалась девятиэтажка с достаточно красивым подъездом и работающим лифтом.

Марта снимает квартиру в этом доме вместе с девушкой по имени Аня и еще одним парнем, который куда-то уехал далеко и надолго и запер свою комнату на ключ. Теперь девчонки живут вдвоем.

Марта познакомила меня со своей соседкой Аней. Аня оказалась очень открытой и разговорчивой девушкой, которая, между прочим, старается научиться играть на фортепиано, так что минимум одна общая тема у нас уже нашлась.

Мы разместились на кухне. Марта накрыла на стол, и мы, вкушая прекрасный обед, приступили к беседе. Марта расспрашивала о первых днях пребывания в Польше, рассказывала о каких-то важных моментах, либо же просто вспоминала интересные истории из жизни волонтеров.

Потом мы плавно переместились в Анину комнату, где я прикоснулась к сокровенному: к фортепиано. Оно оказалось электронным, такой себе супер-большой синтезатор. Но, к сожалению, мои пальцы помнят не так уж много мелодий: всего-то мою мелодию (собственного сочинения), «Шербургские зонтики» да «Лунную сонату». С последней было малость комично. Сначала все шло хорошо, мелодия лилась из-под пальцев, но вдруг я поняла, что напрочь забыла аккорды! Аня быстренько нашла в интернете ноты «Сонаты», поставила ноут на фортепиано, и вот так я и играла: «перелистывая страницы» в Инете, я продолжала играть великолепное произведение Бетховена. Аня, конечно, была в восторге. Хотя я прекрасно понимаю, что мои порывы в «музицировании» совсем далеки от идеала.

После внедрения классической музыки в массы, мы с Мартой решили отправиться гулять. Точнее, Марта решила и предложила, а я и не против. Когда мы погрузились в лифт, я нажала привычно кнопочку «1».

— Надо нажимать «0», — сказала мне Марта.

— Почему это «0»? Мы же едем на первый этаж! — недоумевала я.

— Правильно. Только у нас самый нижний этаж является нулевым, а квартиры начинаются с первого этажа, — поведала Марта.

Ох, уж эта заграница! Все не как у людей! Спустившись на НУЛЕВОЙ этаж, мы вышли из дома и направились через дома в сторону остановки.

Немножко постояв на остановке, мы подъехали пару остановок на трамвайчике и направились в сторону пляжа. Я шла по улицам, а в голове крутилась мысль: «Вот он, Гданьск днем и во всей своей красе!». Хотя, сказать по правде, видела я на данный момент Гданьск не в красе, а в своей будничности и простоте жилых кварталов. Но это не мешало наслаждаться мне значимостью момента! Да и солнечная погода этого дня придавала радости и хорошего настроения.

А потом… Потом мы вышли к песочному пляжу. Ну, здравствуй, Балтийское море, поближе! Я люблю море, оно завораживает, оно манит и таит в себе столько всего интересного! Я не удержалась и направилась к нему поближе, чтобы зачерпнуть воды и пропустить ее через пальцы, чтобы прикоснуться к волнам… До чего же прекрасное море! И… холодное!

Тут и там по пляжу гуляли люди. Кто-то, устроив себе мини-пикник, уселся на холодном песке и болтал, кто-то читал книгу или выгуливал собаку, но всех объединяло одно: желание быть ближе к морю.

Мы с Мартой, не сильно отдаляясь от кромки воды, пошли вдоль берега по направлению к Сопоту. Больше всего хотелось разуться и, погрузив ноги в песок, брести под веселый шум волн. Но погода, несмотря на то, что была солнечная, своей температурой не располагала к такому неоправданному риску. Мы продолжали свое путешествие, болтая на самые разные темы.

Как оказалось, все три города (Гданьск, Сопот и Гдыня) тесно связаны не только транспортным сообщением в виде электричек и автобусов, но и общим пляжем, плавно переходящим из одного города в другой, потому что я так и не поняла, идя по пляжу, где же закончился Гданьск и начался Сопот.

Пройдя еще немного по пляжу и оценив приморские «домики», стоявшие буквально в ста метрах от моря, мы вышли на какую-то улочку. О, Боги! Какая же красота открылась моему взору! Тот, кто смог побывать в Сопоте на площади перед молом, сможет меня понять. А, возможно, это новые города так на меня влияют. Но если эта местность так поразила меня в столь холодную пору года, то как же очаровательно здесь должно быть летом?!

Пройдясь по этой площади, мы направились в сторону самого длинного в Европе мола, длина которого превышает (внимание!) пятьсот метров! Ну, и как же было не воспользоваться возможностью прогуляться по нему? Тем более, бесплатно, потому что, как рассказала Марта, в летнее время вход на мол стоит денежку. Пройдясь почти до самого конца, я увидела, что некоторая часть мола перегорожена. Как оказалось, недавний шторм привнес разрушения в конструкцию сего творения, поэтому на данном этапе мол находится на реконструкции.

После мола мы двинулись в сторону центральной улицы города. Центральная улица (Героев Монте-Кассино) проходит почти через весь центр города. Здесь абсолютно нет автомобильного движения, только лишь туристы да артисты разные. Сама центральная улица заканчивалась (а в нашем с Мартой случае, начиналась) такой себе площадью для отдыха с лавочками и красиво посаженными деревьями. Но вся эта красота была перегорожена по периметру в связи с ремонтом. Пройтись непосредственно к Монте-Кассино можно было, обойдя эту обнесенную забором площадку вдоль нескончаемого потока кафе, ресторанчиков и прочих заведений с гастрономической наклонностью. Пестрота этих кафе поражала своим разнообразием. Хотите покушать? Пожалуйста! Нет? Просто попить кофе с чем-нибудь сладеньким? Нет проблем! И это вас не устраивает? Тогда, может, отведаете изысканное мороженое? Именно в такое кафе мы и зашли. Если учесть, что я огромнейшая любительница мороженого, то можно сказать, что сейчас я попала в мороженный рай! Здесь на выбор было столько сортов и вкусов мороженого, что разбегались не только глаза!

— Какое мороженое хочешь? — спросила Марта.

Зря она это спросила! Потому что остановиться на каком-то одном было крайне сложно.

— Можешь выбрать несколько вкусов, — уточнила Марта, глядя на мой растерявшийся взгляд.

— Правда? Что ж ты сразу не сказала?! — ответила я.

Кое-как определившись с выбором, я купила мороженое, и мы двинулись дальше по аллее съедобных желаний. Но я тебя заприметила, магазинчик мороженого!

Через каких-то несколько метров мы зашли в следующее кафе. Уж очень пить хотелось. Марта неожиданным образом встретила здесь свою знакомую, работающую в этом кафе. Пока они болтали, я изучала (пыталась, по крайней мере) карту напитков. С кофе как-то не сложилось, поэтому мы взяли колу. Само по себе кафе было достаточно уютным, зелено-оранжевых расцветок. А еще здесь было тепло, что весьма располагало к разговорам и порой даже откровениям. Время мчалось, поэтому мы двинулись дальше гулять улицами (точнее, центральной улицей) города.

К слову сказать, Сопот из всех трех городов самый маленький и компактный, но, по-моему, самый туристичный. Но так как до лета еще далековато, город вовсю ремонтируется, поэтому очень много ограждений. Добравшись, наконец-таки, до центральной улицы, я затаила дыхание, ведь именно здесь, на этой улице, расположен кривой домик, который я успела найти и рассмотреть со всех сторон в интернете, а сейчас смогу увидеть его вживую! И, пройдясь совсем немножко, я его увидела!

Какое же это приятное чувство, когда твоя, пусть маленькая, но все же мечта осуществляется! Когда ты видишь что-то только сквозь призму экрана (будь то в фильме, или в интернете), а потом бах! и этот образ предстает перед твоими глазами вживую, то невольно начинаешь думать о том, что чудеса случаются и случаются не где-то там, за горами, за лесами, а непосредственно с тобой!

Вдоволь нафотографировав и нафотографировавшись, я, наконец, смогла обратить свое внимание на необычную статую, расположенную тут же, НАД домиком. Это статуя мальчика-канатоходца с рыбой в руке. Но вся прелесть этой скульптуры в том, что держится она ТОЛЬКО на канате! Никаких вспомогательных веревочек нет!

И как он еще не шандарахнулся кому-нибудь на голову?!

После осмотра основной для меня достопримечательности, мы направились дальше по улице, в конце которой располагался самый большой в Сопоте костел.

Еще немного прогулявшись по городу, мы с Мартой направились в сторону станции, откуда мне предстояло самостоятельно добираться до дома. Но в этот раз добираться до квартиры было проще, чем в мой первый вечер (а точнее, ночь) в Польше.

По приезду домой я ушла в какие-то размышления, но пришедшая Лиза напомнила мне о задании на завтра. Поэтому вместо раздумий о жизни насущной мы занялись мозговым штурмом на тему «Что приготовить для детей на завтра?», после чего приступили к реализации наших идей: рисованию карточек. И лишь справившись с этим, мы разбрелись по кроватям.

День был насыщенным, день был интересным. Но пока еще мне не очень комфортно как в плане языка, так и в плане личностного общения с ребятами. Но во мне уже нет уныния, а появилась уверенность в себе и желание бороться за себя. С этими мыслями я и отправилась спать.

04.04.2011

Новый день снова встретил нас дождем. Это начинает попахивать закономерностью: если работа, то дождь; если нет работы, то солнечно.

Быстренько собравшись, мы с Лизой отправились на остановку.

Приехав на работу, мы практически сразу приступили к подготовленным для детей заданиям.

Показывая карточки с рисунками, мы стали спрашивать у детей, какими предметами производится уборка, а какими нет, а также просили называть каждый из показываемых предметов (мы заблаговременно подписали с обратной стороны каждой карточки названия, поэтому прочитать и сравнить с детскими ответами не составляло особого труда). В нашем арсенале имелись швабра, пылесос, вантуз, тряпка, телефон, игрушка и еще много разных картинок. Когда же все картинки были распределены на «для уборки» и «не для уборки», мы приступили ко второму заданию. Разложив в произвольном порядке карточки с изображением предметов, которыми мы убираем, мы также разложили рядом карточки предметов, которые мы убираем. Детям нужно было правильно подобрать пару. Например, к пылесосу подходил ковер, а к швабре — пол.

Дети справились с нашими заданиями на отлично! Ну, а после наших заданий слово взяла Беата, которая еще немного рассказала детям о том, зачем вообще нужна уборка, чем дети могут помочь дома мамам, а также другую полезную информацию.

— Ну что, Лиза, сделаешь календарь? — спросила Беата, закончив свой монолог об уборке.

— Да, конечно, — ответила Лиза.

Наконец-то мне представилась возможность увидеть, что же это такое — календарь и «с чем его едят».

Календарь представлял собой некое разноцветное полотно где-то 1,5х1,5, на котором располагалось несколько подписанных «отсеков»: пора года, месяц, день недели, погода и план занятий. В кармашках, прикрепленных к этому календарю, находились такие же разноцветные варианты ответов, которые с помощью липучек клеились непосредственно к календарю. Вокруг календаря были развешаны распечатанные поры года, месяцы и дни недели.

Рассевшись возле календаря в хаотичном порядке, дети стали внимательно слушать Лизу.

— Дети! Какая у нас сейчас пора года? — начала Лиза.

— Весна! — хором ответили дети.

— Правильно, — сказала Лиза и, выбрав одного из детей, продолжила: — Найди нужную нам пору года и повесь на календарь.

Очень быстро отыскав табличку с надписью «весна», ребенок повесил ее на календарь.

— А какие поры года вы знаете? — спросила Лиза.

— Весна, лето, осень, зима! — хором отвечали детишки.

Потом Лиза спрашивала всех желающих (каждого по очереди), какие же есть поры года.

Точно такую процедуру она проделала с месяцем и днем недели. Удивительно, но уже в свои 6—7 лет дети знают не только названия месяцев, но и какой месяц за каким идет, а какой какому предшествует. Об этом я узнала, потому что Лиза также спрашивала детей о том, какой, например, месяц идет перед июлем, а какой идет за ним. Детям же, в свою очередь, очень нравились эти задания, поэтому от желающих ответить на тот или иной вопрос не было отбоя.

После месяцев и дней недели был вопрос о погоде.

— Дети, какая у нас сегодня погода? — спросила Лиза.

Вызвав ответить на этот вопрос Кубу Р., она попросила его подойти и посмотреть в окно. Выглянув в окошко, Куба подошел к календарю и достал из кармашка плачущую тучку, символизировавшую дождь.

— Правильно! — сказала Лиза.

Последнее задание на календаре — план занятий. Здесь уже даже не помогали взмывавшие вверх руки детей, потому что они наперебой начали кричать, чем же сегодня они будут заниматься. Причем говорили они об этом со знанием дела! Сначала меня удивила такая детская осведомленность, но потом позже я узнала, что, когда начинается день, Беата в первую очередь рассказывает детям о планах на этот самый день. А планы здесь грандиозные! Что мне очень понравилось, так это то, что практически каждый день с детьми проводятся какие-либо дополнительные занятия — кружки. Ритмика, уроки английского языка, танцы, шахматы (!), занятия с логопедом и даже уроки религии, которые проводит пани директор. Каждое занятие — в определенный день недели. Кроме дополнительных занятий у детей очень много занятий в группе, которые готовит для них воспитатель. Как, например, в прошлую пятницу, когда мы садили цветы. Кстати, подойдя сегодня к полочке с нашими высаженными растениями, я обратила внимание, что они начали прорастать! То есть, теперь дети смогут увидеть плоды своих трудов! Это ли не маленькие чудеса для детишек?

Когда с календарем было покончено, детям было разрешено немного поиграть. Нас же с Лизой Беата снова подозвала к себе.

— Спасибо вам, девчонки, за проделанную работу. Детям очень понравилось, и это главное. Но у меня для вас есть очередное задание, — сказала наша координатор и достала новые распечатки.

На этот раз нам предстояло приготовить какие-нибудь задания о животных, так как именно «житие зверей» являлось следующей темой. Дружно с Лизой покивав головами, мы продолжили наш рабочий день.

Когда я приехала домой, то обнаружила, что на кухне стоит… компьютер! Наконец-то! Наконец-то, у нас появилось это чудо техники! Наконец-то, я смогу в любой момент писать сообщения, выходить на связь да и просто не быть попрошайкой в плане компьютера, интернета и т. д.

Я, как обычно, была дома, когда пришла Лиза.

— Слушай, — сказала она, — мы с Уриелом сегодня договорились встретиться с ребятами из Гданьска: Ареком и Зари (которых я уже имела честь видеть на прощальной вечеринке Карлоса. Арек, кстати, ментор Уриела). Если хочешь, то можешь пойти с нами.

За эти недолгие дни пребывания здесь я поняла одну простую для себя истину: куда бы меня ни приглашали, нужно обязательно отвечать положительно на приглашения. Иначе:

а) я так и не смогу установить дружеские контакты как с волонтерами, так и с местным населением;

б) мой английский (да и польский) останутся на плачевном уровне;

в) я могу стать белой вороной, а это, между прочим, в мои планы ну никак не входило!

Да, оно-то и, сидя в компании, можно зарекомендовать себя не пойми как (тем более, что на фоне моих языковых «способностей» я продолжала чувствовать себя малость ущемленно). Но где наша не пропадала, верно?

Закончив дела домашние, мы нашей дружной (ну, ладно, еще не совсем дружной) квартирной компанией отправились в центр, где встретились с Ареком (полное имя Аркадий) и Зари (вообще-то, его зовут Павел, а «Зари» — это производная от фамилии Заричный). Это те самые ребята из так называемой украинской диаспоры. Сами они были рождены на территории Польши, а вот их родители — выходцы из Украины. Поэтому эти ребята от рождения владеют двумя языками: польским и украинским. Кроме всего прочего, они свято чтут все украинские традиции и обычаи, и, насколько я успела понять, очень гордятся своими корнями и тем, что они УКРАИНЦЫ.

А еще я поняла, что они очень любят шутить над Лизой. Впрочем, и она не остается в долгу. Эх, хотелось бы и мне найти здесь таких друзей, с которыми можно было бы и посмеяться, и встретиться, когда грустно… Кто знает, может, все это будет?

Мы снова пошли по маршруту, ведущему к «Контрасту». Но, не дойдя до этого уже известного мне кафе, зашли в совершенно другое — с не меньшим количеством пива — кафе под названием «Канделябры». Усевшись в центре, мы принялись изучать меню. Это кафе порадовало своим разнообразием в выборе пива, но огорчило своей скудностью в плане еды. Потому что, когда Уриел попытался заказать что-нибудь съестное из меню, ему ответили, что ничего нет. Хм, тоже вариант. И действительно, зачем есть, если можно пить? Кроме традиционного польского здесь также можно было заказать и украинское, и немецкое, и чешское пиво. Я же впервые заказала пиво с добавкой, а если точнее, то с имбирным соком. Когда принесли заказ, то я чуть не шандарахнулась об стол от удивления. В пиво мне вставили… соломинку!

— Зачем? — удивилась я.

— Девушки в Польше зачастую пьют пиво через трубочку, — уточнила Лиза.

«Изврат!» — пронеслось у меня в голове, но вслух я ничего не сказала.

Что ж трубочка, так трубочка. Но пиво оказалось на редкость гадким!

Слово за слово, беседа уходила в самые различные русла — от футбола до каких-то традиций и веселых историй, произошедших с ребятами. С шутками да прибаутками ребята (Арек, Зари и Лиза) рассказывали очень интересные вещи, не забывая иногда и нас расспрашивать о чем-нибудь.

— Кстати, а вы знаете, почему это заведение называется «Канделябры»? — спросил Арек.

— Нет, — ответили мы, точнее, я и Уриел.

— Потому что люстра в этом кафе выполнена в виде канделябра, состоящего из самых настоящих пивных бокалов! — ответил Арек.

И действительно! Подняв голову, я увидела люстру, похожую на скопище бокалов. В диаметре эта люстра была со средний обеденный стол.

Ну надо же! Чего только не придумают!

Когда вечер плавно приблизился к концу, пора было рассчитаться да рулить домой. Так случилось, что все ребята, пока бегали по зову природы, успели расплатиться за себя. Поэтому мне пришлось самостоятельно идти и, объясняя на пальцах, расплачиваться за свое имбирное пиво. К моему удивлению, все оказалось не так сложно, как я ожидала! Моя маленькая, но все-таки победа!

После столь замечательного вечера Арек с Зари поехали в свой родной Гданьск, а мы — домой. На этот раз мы не стали рисковать и пересекать улицу в неположенном месте. Хоть Уриел и пытался, посмеиваясь над Лизой, предложить такой вариант, Лиза отмела его идею моментально!

А я… Я перевернула страничку еще одного прожитого тут дня. А впереди еще столько глав!

05.04.2011

Еще один день распахнул для нас свои солнечные врата. Еще один день готов поделиться чем-то новым, чем-то своим, чем-то незабываемым. Что ж, приступим к впитыванию!

Встала я сегодня чуть позже, чем обычно, потому что сегодня у нас первый урок польского языка! А это означало, что на работу я поеду только после него. Сами же уроки у нас будут проходить по вторникам, с десяти утра (по полтора часа каждое занятие).

Быстренько с Уриелом собравшись, мы отправились в офис за получением новых знаний. А там нас уже ждали наши волонтеры: Эстер, Леа и Алеко. Вот я и увидела, даже не так, вот я и познакомилась с предпоследним из волонтеров (оставался еще Дениз из Турции, который пока так и не приехал). Алеко — парень из Грузии. На вид ему лет 25 (но как потом оказалось, на самом деле ему всего-то 20 лет!), по виду очень напоминающий Равшана из «Нашей Раши». Мне сложно пока что его охарактеризовать, так как я не имела возможности пообщаться с ним лично. Знаю только, что свой проект он осуществляет непосредственно в офисе, то есть, является волонтером нашей принимающей организации в полном смысле этого слова.

Кроме нас, собравшихся волонтеров, в комнате также находилась еще одна девушка — наш учитель польского по имени Добруша. Добруша — молодая девушка, очень скромная и, я бы даже сказала, застенчивая. Ей предстояла нелегкая задача: за несколько занятий обучить нас не только азам языка, но и выдать на-гора и занести в наши светлые головы все те знания, которыми она обладала. А если учесть, что все это ей предстояло доносить на английском, то ей не позавидуешь.

Что ж, урок начался. Начался он действительно-таки с азов: алфавита и самых простых фраз, типа «Добрый день», «Спасибо», «Извините», «До свидания». Все это я успела изучить еще дома, когда только узнала, что мне предстоит поездка в Польшу. Я даже умудрилась выучить сверх этого! То есть, такие слова, как «семья», «брат», «сестра», «Меня зовут» и еще много чего интересного. Я даже специальную тетрадку завела для этого, куда выписывала все то, что казалось мне полезным. Попытки выучить нечто большее не увенчались успехом, так как мозг закипал, а голова взрывалась, а на глаза наворачивались слезы от того, что «вот такая я непутевая, ничего запомнить не могу». Поэтому мои знания на сегодняшний день сводились к минимуму. Что ж, вот и наступил момент «повышать квалификацию».

С одной стороны, мне было легче понимать, о чем идет речь, ведь польский во многом схож с русским и украинским языками. Но, с другой стороны, специфические слова английского языка, которые использовала Добруша, мне были не знакомы. Приходилось зачастую ловить смысл сказанного. Да и Добруше было не сладко. Ее английский хоть и на порядок выше моего, но достаточно далек от уровня Эстер, которая то и дело что-то уточняла у нашего преподавателя. Та, в свою очередь, достаточно часто терялась с ответами.

В целом, урок прошел (с моей точки зрения) хорошо, но не так увлекательно, как того хотелось бы (эх, во мне, похоже заговорили нотки преподавателя!).

Кстати, для всех желающих предлагаю попробовать самостоятельно перевести несколько польских слов, не используя всякие онлайн-переводчики, а надеясь на свой ум. А через несколько страничек можно будет сравнить результат. Для подсказочки в скобках даже напишу, как это читается по-польски. Итак, приступим.

Sklep [склэп]

Zegar [зэгар]

Prosto [просто]

Bajka [байка]

Bohater [бохатэр]

Jutro rano [ютро рано]

Ruchać [рухач]

Posunąć [посунонч]

Dywan [дыван]

Kawior [кавьор]

Błąd [блонд]

Twarz [тваж]

Los [лос]

Lapać [лапач]

Piwo [пиво]

Piwnica [пивница]

Zapomnieć [запомнеч]

Pamiętać [паментач]

Upominki [упоминки]

Niezapominajka [незапоминайка]

Miłość [милошч]

Zachować [заховач]

Pukać [пукач]

Sprawdzić [справджич]

Dziura [джюра]

Pies [пес]

Piesi [пеши]

Tanie [танье]

Zimno [жимно]

Uważaj [уважай]

Stół [стул]

Krzesło [кшесло]

Fotel [фотел]

Portfel [портфел]

Pensja [пенсья]

Wolno [вольно]

Nie wolno [не вольно]

Owoce [овоце]

Narty [нарты]

Winda [винда]

Żaba [жаба]

Ropucha [ропуха]

Uroda [урода]

Zasada [засада]

Ile [иле]

Zakaz [заказ]

Pierogi [пероги]

После урока я, как и ожидалось, поехала на работу. В первый раз самостоятельно, что, как оказалось, не составило вообще никакой проблемы. Погода шептала! Солнышко пригревало и напоминало о приближении лета, до которого почти рукой подать. Нет, в море еще купаться рановато (отмерзнет все и напрочь), но и зима окончательно отступила, уступив место благоухающей, долгожданной, заряжающей позитивом весне!

— Ну, что? Как прошел урок польского? — спросила Лиза, когда я приехала в садик.

— Вроде хорошо прошел, — ответила я.

— А как зовут вашего учителя? — продолжала «допрашивать» моя соседка.

— Добруша.

— У нас была другая, — сказала Лиза. — А на сколько групп вас разделили?

— В смысле, «на сколько групп»? — не поняла я вопроса. — Мы все занимаемся в одной группе.

— Странно. У нас было три группы: первая группа для ребят из России, Украины, которые в принципе очень быстро учат польский язык; вторая — для тех, кто хоть немного владеет языком; третья — для всех остальных, то есть, для нас.

Что ж, в этот раз на нас решили сэкономить. С одной стороны, видя познания в польском всех остальных, мне хотелось бы заниматься по более усиленной программе, а не снова начинать с азов, но, с другой стороны, особого выбора у меня нет. Кстати, дома я нашла польско-русский словарь и учебники польского на русском языке (да и с собой один привезла), так что вечера также посвящаю тому, что тщательным образом изучаю эти книги, читая, выписывая и зазубривая все непонятные слова.

Весь остальной день прошел под девизом «Твори добро на сей земле», видимо, порожденным таким замечательным солнечным днем.

А вечер я посвятила мукам творчества. Во-первых, нужно было с Лизой снова что-то приготовить на завтра для детей по заданию Беаты, а, во-вторых, продолжить написание книги. Как оказалось, данное себе слово — писать книжку на ежедневной основе — не так уж легко воплотить в жизнь!

За этим достойным всяческих похвал и наград (кто ж еще меня «отметит», как не сама себя!) меня и застал Морфей, который звал «на свидание». А я и не стала сопротивляться. Впереди еще много дней, много историй, много встреч. Так не будем же тянуть кота за хвост, а быстрее помчимся им навстречу.

06.04.2011

И все-таки я не устану повторять о какой-то непонятной мне закономерности! Если только я собираюсь ехать на работу с Лизой, — идет дождь или пасмурно. Если до работы я добираюсь сама, как вчера, — солнечно! Что-то непонятное творится в этой Польше с погодой! Так, мать! В смысле, погода! Ты, это… Как-то давай глаз и душу радовать, а не зонты мирного населения! Тем более, у меня зонта нет. Так что, уважаемая капризная барышня, давай-ка исправляйся, да покажи настоящую балтийскую весну во всей красе!

Итак, собрав мужество, настроение и сумки в кучу, мы, немного опаздывая, выдвинулись на работу. Когда мы были практически возле остановки, Лиза вдруг спросила:

— А ты взяла наши рисунки?

— Нет, — спохватилась я.

Что самое удивительное, я положила их на самое видное место, чтобы не забыть! Ага, как же! Нифига не работает этот приемчик!

— Как быть? — спросила я.

— Давай я вернусь и заберу их, а приеду чуть позже, — ответила Лиза.

— Ок! Тогда я скажу Беате, что ты задержишься, — сказала я.

На том и порешили. Я отправилась на остановку, Лиза же поспешила домой за нашими наработками. Стоя на остановке, я прикинула время и поняла, что автобус малость опаздывает. «Вот будет прикольно, если Лиза еще и успеет на него!» — с ухмылкой подумала я, даже не думая, что такое может случиться. Случилось. Нет, правда, случилось! Обычно, такое только в кино показывают. А мы, сидя у экранов, только разглагольствуем: «Ой, вот как напридумывают, как напридумывают… Ну, не бывает так в жизни!» Нет уж, товарищи, бывает! Теорию вероятности — пересмотреть!

— Как тебе так быстро удалось смотаться до дома и обратно? — все-таки недоумевала я.

— Повезло, что автобус опоздал, — только и ответила Лиза.

И то правда.

Даже ни капельки не опоздав, мы примчались на работу. По-другому, как чудо, это не назовешь. А вы говорите «Чудес не бывает…».

Сегодня для детишек мы приготовили нечто особенное (вообще-то, все то, что мы приготовили, мы взяли из копий методички, которые нам любезно предоставила Беата. Но надо же как-то хвалить себя иногда!). У нас был заготовлен стих на польском языке (который должна была читать кто? Правильно, я!) и карточки с животными, которые встречались по ходу этого стиха. Читая стишок, я должна была делать паузы, в это время Лиза должна была показывать карточки с животными, а дети, соответственно, называть животное, которое изображено на карточке и о котором речь шла в стихе. Вот, как орешки, наши дети пощелкали все наши задания! Потом мы немного поиграли в игры, после чего Беата немного дополнила общую картинку рассказами о животных. За всеми этими заданиями, занятиями время летит настолько быстро и незаметно, что не успеваешь оглянуться, как рабочий день подходит к концу, тем более, что мой рабочий день состоит всего-то из четырех часов.

Перед нашим уходом в третью группу Беата снова подозвала нас. Снова поблагодарив нас за качественно выполненное задание, она продолжила:

— Вы знаете, что у нас скоро Пасха. Так вот, я бы хотела, чтобы вы подготовили информацию о том, как в ваших странах празднуется этот день, какие есть традиции, обычаи. Ну, и очень хотелось бы, чтобы вы приготовили какое-то практическое задание для детей: игру, рисунок для раскраски или заготовку для поделок. Но чтобы это было связано с данным праздником.

Мы только кивали головами.

— Тогда договоримся на какое число? Это нужно будет сделать где-то за неделю до Пасхи, — сказала Беата.

— Я только не могу во вторник, потому что у меня занятия по польскому языку, — ответила я.

— Тогда сделаем так, — продолжила Беата, — ты проведешь свое занятие в понедельник, 18-го, а Лиза во вторник, 19-го. Годится?

Мы снова закивали головами. Собственно, у нас и выбор-то невелик. Благо, что достаточно времени, чтобы подготовиться. Смущало только то, что на этот раз задания у нас получились индивидуальные. Кроме того, что нужно придумать, как это все будет выглядеть, еще также нужно все это будет рассказать детям на польском. Ладно, в этой битве моим союзником будет время. Справимся!

А вечер у нас был снова-таки насыщенный. Ближе к вечеру, когда я сидела в комнате, а Лиза с Уриелом — на кухне, к нам пришла Эстер. Я была рада ее приходу, поэтому вышла ко всем на кухню и сразу же обратила внимание на немытую посуду. Мне стало малость стыдно, что у нас «не прибрано». Оценив хоть и небольшую, но гору посуды, я решила ее вымыть. Кхм, нет, я конечно, не чистюля, которая по зову сердца перемывает всю грязную утварь, но, во-первых, мне не хотелось, чтобы у нас было грязно, а, во-вторых, нужно было хоть чем-то занять себя, да и, кроме всего прочего, таким образом можно было лишний раз произвести на своих новых знакомых о себе приятное впечатление.

— Не нужно этого делать, — вдруг сказала Лиза, когда я начала мыть вторую тарелку.

— Не делать чего? — не поняла я.

— Не нужно мыть посуду за всеми. Ты должна мыть только за собой. И так должен делать каждый. Иначе будут неприятности. Офис может ругаться из-за этого, — ответила она.

Странно! Во-первых, с чего бы это офису ругаться по этому поводу, а во-вторых, что в этом такого плохого? Это нормально и естественно, если у меня есть желание вымыть посуду.

— Пусть моет! Может, ей это нравится, — сказала Эстер.

— Действительно, — подхватил Уриел.

Вообще-то, я не фанатка этого занятия, о чем хотела уже сказать вслух, но Лиза меня опередила:

— Не важно. Просто мальчики могут к этому привыкнуть и вообще перестанут мыть посуду за собой. А каждый из нас должен за собой убирать! Иначе будут конфликты.

Для меня эта ситуация показалась странной, ведь если я в этот раз вымою посуду, то в следующий раз кто-нибудь другой сможет это сделать за меня. Но, хозяин — барин. Будущее покажет, смогу ли я переломить эту ситуацию. Но Лиза вдруг продолжила:

— И вообще, Уриел, ты не заметил, что она итак всю кухню на днях вымыла, пока нас не было? Ей, конечно, отдельное спасибо за это, но у нас должно быть четкое распределение обязанностей. Так было и так будет!

Ура! Они, все-таки (не прошло и полгода!), заметили мою работу, и усилия были не напрасны! Некая напряженность в голосе Лизы не смогла поколебать мою гордость за саму себя, и я продолжила процесс мытья посуды.

Когда с посудой было покончено, Эстер вдруг спросила:

— А ты с нами едешь?

— Куда? — уточнила я, ощущая некое дежавю.

— На вечеринку, в Сопот, — ответила Эстер.

Что-то я такое слышала в разговоре между Лизой и Уриелом, но толком ничего не поняла. Оказалось, что сегодня в Сопоте намечалась встреча волонтеров, причем не только тех, которых я уже знала. Быстренько приведя себя в порядок, я вместе с ребятами отправилась покорять этот туристический город второй раз. Кроме нас в Сопот также собиралась ехать и Леа. Такой дружной компанией мы и отправились.

Сопот вечером — он другой, совсем не такой, как днем. Освещенный фонарями, огоньками Сопот будто скрывает какие-то тайны, которые только предстоит раскрыть, блуждая по его улочкам, таким ярким, таким загадочным. Свернув в арку от центральной улицы, мы попали в небольшой дворик, где располагался пока еще неработающий (не сезон) фонтанчик с непонятной статуей внутри и несколько кафешек. Мы с Эстер, не сговариваясь, заприметили суши-бар («Нужно сходить!» — пронеслось в голове), рядом с которым находилась дверь в то кафе, куда мы, собственно, и направлялись. Внутри нас ждали как знакомые, так и новые лица. Само же кафе было достаточно небольших размеров: где-то 7—8 столиков, тесно прижатых друг к другу, с балкончиком вместо второго этажа, на котором располагался самый «козырный» столик, где вместо стульев были подушки для сидения, чем-то напоминавшие наши школьные маты. Слева от входа, в нише, висел телевизор, до поры, до времени ничем не примечательная деталь интерьера (там играла какая-то музыка), который с наших позиций был совсем не виден. Наш столик располагался сразу же слева от двери, за которым уже собрались ребята. Из знакомых лиц я увидела ребят из Гданьска (Лоран, Мария, Марьяна), а из незнакомых несколько девушек. Как оказалось, они из Франции (наконец-то, Леа будет с кем поболтать!), тоже волонтеры, только в Германии. А сюда приехали отдохнуть по приглашению некой Магды, с которой мы тоже имели честь познакомиться только сейчас. Кто-то приходил, кто-то уходил. Все, как обычно. Лица сменяли друг друга, как бокалы с пивом на нашем столике. Единственное, что омрачало этот праздник, — это неприятное соседство за соседним столиком. Там сидели пьяные польские мужланы (по-другому язык не повернется их назвать), которые то и дело пытались отпускать шутки в наш адрес либо же кривляли кого-нибудь из присутствующих. Было такое ощущение, что они только и ждали повода подраться. Но через какое-то время они пересели за освободившийся столик у стены, мы же перебрались за их, более масштабный, стол. И как только мы пересели, я поняла тайное значение телевизора, висящего тут и который теперь нам стало видно. Начался футбол! Тогда все понятно, почему сбежалось так много мужского населения (даже ребята из украинской диаспоры приехали). Но даже я, севшая спиной к телевизору, обернулась и начала болеть, когда узнала, кто играет. «Барселона» — «Шахтер»! Это же наши! НУ, как можно не поддержать, не поболеть за родную команду? В общем, не буду описывать все те возгласы, комментарии и прочую нецензурщину, которая раздавалась во время матча, скажу лишь, что наши продули: 5—1 (жесткий счет). Уриел и Лоран не преминули пошутить немного на эту тему. Но я не в обиде.

После футбола волна мужчинок схлынула из кафе, стало легче дышать (даже те пьяные товариСЧи ушли). А потом и вовсе балкончик освободился, куда мы, остатки развеселой компании, успешно и перебрались. Остаток вечера в кафе прошел под пиво и разговоры. Тарас пригласил нас на вечеринку к себе домой завтра, Леа пообщалась с Лораном, Лиза и Эстер вдоволь пофотографировались. В общем, каждому нашлось занятие по душе.

Как обычно, ставшая для нас традиция возвращаться домой ночью не подвела и в этот раз. И как только мы переступили порог квартиры, нас забрал в свои объятия сон, который не отпускал до самого утра.

07.04.2011

Иногда кажется, что только-только коснулся подушки, а вот уже новый день настал!

А это означает, что пора совершать новые открытия! Ура, товарищи!

Обычный рабочий день протекал не вполне обычно хотя бы потому, что Беата (о, чудо!) дала мне на завтра выходной! А я как-то и не сильно сопротивлялась.

Когда я пришла домой и включила компьютер, то обнаружила, что на одном из сайтов меня ждало письмо от некого Владислава.

«Привет», — светилось от него сообщение на польском языке.

«Привет», — ответила я.

А дальше завязался такой себе непринужденный разговор. Сам Влад (тридцати пяти лет от роду) проживал в Таллине (Эстония), но, как оказалось, часто посещает Польшу, а, в частности, Гдыню. Последний раз был здесь как раз за неделю до моего приезда. Но, по его словам, вполне возможно, что он снова сюда приедет. Что ж, будет прикольно встретить человека совсем из другой страны на территории Польши.

Вечером мы приступили к сборам на вечеринку к Тарасу, Лиза же сообщила нам, что сама она не поедет (работу-то никто не отменял, а нужно выспаться), а вот мы с Уриелом можем поехать, что мы успешно и сделали.

И вот, мы уже выходим на перрон главного вокзала Гданьска. Даже сквозь сумерки и неяркий свет фонарей можно понять, что я попала в красивейший город! Тот Гданьск, который я видела в свой первый вечер (точнее, ночь), а также в день поездки к Марте, — это были так называемые «цветочки».

Удаляясь от вокзала, мы направились в сторону центра города, откуда нас должны были забрать. Уриел уже имел возможность побывать здесь, поэтому провожатым Сусаниным до пункта назначения назначен был именно он. Мы пошли направо, потом свернули налево, потом снова направо. Эти зигзаги продолжались достаточно долго. Я уже успела несколько раз потерять ориентацию нашего месторасположения и совершенно дезориентироваться.

— А ты точно знаешь, куда нам надо идти? — спросила я соседа.

— Да. Ну, по крайней мере, именно этим маршрутом меня вели до центра города, — ответил Уриел.

Мда уж. Судя по маршруту, провожатый Уриела либо был достаточно сильно пьян, либо хотел повторить подвиг Сусанина. Но все минусы путешествия сглаживались той необычной архитектурой, которая открывалась нашему взору. Тут и там вырастали необычные дома, костелы, украшенные лепниной, статуями. Вот куда нужно попасть днем, не забыв прихватить фотоаппарат!

Когда же мы в очередной раз свернули налево, то попали на достаточно широкую и освещенную улицу, с двух сторон усеянную ресторанчиками. Выложенная брусчаткой, улица напоминала собой улочку 17—18 века. Дойдя почти до самого конца улицы и свернув вправо, мы вышли на более широкую улицу — главную площадь старого Гданьска под названием Длинный Торг. Кто был на этой площади, тот сможет понять охватившие меня чувства!

Мерцание огоньков, неспешно прогуливающиеся люди… и архитектура! Если бы мне еще платье эдак 18-го века, то можно было бы смело почувствовать себя героиней исторического фильма! Этот момент захватывал, будоражил, прельщал… Но тут ворвался голос Уриела:

— Вот и Нептун. Надо бы позвонить Тарасу.

Нептун — это памятник, соответственно, именно ему, богу морей, расположенному непосредственно на этой площади. Памятник Нептуну — излюбленное и популярное место для встреч среди жителей и гостей Гданьска.

Остановившись возле этого дяденьки с трезубцем, я набрала Тараса, телефон которого предварительно взяла у соседки Лизы.

— Привет, Тарас! Это Эленка. Мы с Уриелом уже возле Нептуна. Куда нам идти дальше? — спросила я у Тараса.

— Подождите немного на месте, за вами уже вышел Арек, — ответил он мне.

И не успела я положить трубку, как на горизонте вырисовался Арек, который замахал нам руками. Поздоровавшись с ним, мы, пересекая площадь, отправились дальше путешествовать по Гданьску. Еще через несколько минут нашего путешествия к нам присоединился Зари. Мне было очень комфортно общаться с ребятами на украинском языке, чего не скажешь об Уриеле. Ну, пардон! Уж лучше непонимание итальянцем нашего украинского, чем мой ломаный английский.

По дороге мальчишки заскочили в магазинчик. Уриел хотел купить настоящей польской водки (прям, эксклюзив!) и сока (неотъемлемый атрибут во время застольных вечеринок с присутствием водки), и мы пошли дальше.

В целом, прогулка от площади заняла чуть больше 10 минут, и вот мы остановились. Перед нами стояла самая обычная девятиэтажка.

— Мы пришли, — сказал Арек и направился к парадному.

Мы поднялись то ли на 5-й, то ли на 6-й этаж (кто уж сейчас упомнит, да и какая разница?). Вечерника была в самом разгаре. Из тех ребят, кого я уже знала, там присутствовали Тарас (неудивительно, правда?), моя ментор Марта, Эмине и Лоран. Со всеми остальными гостями предстояло познакомиться по ходу пьесы.

Купить себе пива я как-то не догадалась, а выбор напитков на столе был не сильно разнообразен: сок да водка. Поэтому пришлось потягивать сок (водку-то я как-то не жалую). Зато все остальные оттягивались по-полной. Бутылку водки, которую купил Уриел, решили пустить по кругу, то есть, нужно было налить себе стопочку, выпить залпом (желательно не запивая), после чего передать бутылку рядом сидящему. Играть в такого рода игру я сразу отказалась, несмотря на то, что меня пытались уговорить. В связи с этим я оказалась «на разных волнах» с присутствующими. И чем веселее становилось им, тем грустнее становилось мне. Уриел так вообще нашел себе компанию в лице Эмине, с которой он премило общался, сидя на диванчике, а иногда выходя с ней покурить на балкон. Я же общалась с теми, кто пытался поддержать со мной диалог. Мне, как обычно, было грустно и печально за мои познания английского, поэтому я старалась не сильно обременять других общением с собой. Но, несмотря на мою некую отчужденность, я прекрасно пообщалась с соседом Тараса по квартире Андреем, который тоже превосходно владел украинским языком. Кроме всего прочего, неугасающая зажигалочка — Лоран — в течение всего вечера хохмил, острил и выдавал такие перлы, что не улыбнуться было невозможно!

Когда Уриел и Эмине в очередной раз вышли на балкончик покурить, кто-то, обеспокоенный их долгим отсутствием и волнением по поводу того, что за такой долгий промежуток времени на балконе можно-то и замерзнуть, выглянул наружу, дабы позвать ребят внутрь. Но тут же засунулся обратно.

— Там… Это… А они целуются!

В принципе, чего и следовало ожидать! Они ж в течение вечера не отходили друг от друга! И стоит ли тогда удивляться вполне закономерному течению событий?

Но, все-таки, холод сыграл свою роль, и ребята, насквозь продрогшие под порывами ветра, вернулись в комнату. Все гости оказались достаточно благовоспитанными, поэтому не посыпалось вопросов, типа «А что это вы там делали?» или «И как вам там курилось на балконе, а?». Поняв, что их «рассекретили», Уриел и Эмине уже не стали скрывать свою симпатию друг к другу, поэтому до конца вечера наслаждались обществом друг друга, сидя на диване в обнимку. Общее же веселье продолжалось в том же духе: шутки да прибаутки от Лорана, всеобщий звонкий смех. Ребята в интернете искали и показывали какие-то смешные видео, но смысл которых, в силу моего английского языка, мне не всегда был понятен, либо же включали громко музыку, от которой хотелось заткнуть уши подушкой, а сверху обмотать скотчем.

Ближе к двенадцати мне так сильно захотелось спать, что только спички вставляй!

— Спать хочешь? — спросил кто-то из присутствующих.

— Аха! — ответила я. — Уриел, может, поедем домой?

— А когда у нас электричка? — спросил мой сосед.

— Сейчас проверим в интернете, — сказал кто-то из ребят и полез в сеть.

— Ближайшая в 00:45, а следующая только через 2 часа, то есть, в 2:45, — сообщили нам.

— Уриел! Сейчас 15 минут первого! Надо быстро собираться и бежать! Я не хочу ждать еще два часа до очередной электрички! И вообще! Я спать хочу! — высказалась я и помчалась собираться.

Выйдя в коридор вслед за мной, Уриел, который не горел таким же энтузиазмом ехать домой, как я, спросил:

— Эээ, Эленка, а, может, мы с тобой останемся, а?

— Действительно, ребят, оставайтесь! — поддакнул Тарас.

— Если я сейчас не уеду, то я просто усну! — ответила я.

— А что? Не проблема! У нас место есть, — сказал Тарас.

Уриел смотрел на меня, как побитый щенок. Я понимала, что сейчас все зависит от меня. То, что он не сможет остаться тут один, не поехав со мной, сомнений не вызывало (еще бы он попробовал бросить меня одну в ночи!), но ему очень хотелось остаться по понятной причине: ему хотелось подольше побыть с Эмине. Я же хотела спать. Меня раздирали сомнения. С одной стороны, хотелось быстрее попасть в свою теплую кровать, с другой — я прекрасно понимала Уриела. Что же делать? А до поезда все меньше и меньше времени. Решать надо быстро. Пан или пропал. И я решила.

— Ладно, Уриел, остаемся. Но учти, что это огромная жертва с моей стороны! — сказала я.

Счастью Уриела не было предела! У него было дополнительных два часа времени! Я же, вернувшись в комнату и примостившись поудобнее в кресле, решила хоть таким образом, но вздремнуть. Но при этом мой мозг ни на долю секунды не забывал, что в запасе у нас только два часа… Или аж два часа… Не важно! Главное, не проспать!

А через положенные два часа мы, все-таки, подняв свои попы, быстренько собрались и в сопровождении некоторых ребят с вечеринки отправились на вокзал. Ветер завывал с такой силой, что легко мог сорвать с нас наши одежды. А еще он был холодным и пронизывающим. В общем, сплошной бррр!

Снова какими-то лабиринтами, какими-то окольными путями, но мы-таки добрались до центрального вокзала, где благополучно сели в электричку и отправились домой.

В четыре утра этот день подошел к концу. Единственная мысль, которая только имелась в голове, спать!

08.04.2011

Оооох! Как же хорошо, что сегодня есть возможность выспаться! Особенно после вчера! Не представляю, что бы я делала, если бы мне пришлось вставать с утра пораньше на работу. Наверное, пушечный выстрел совместно с будильником и гонгом не способны были бы это сделать.

Но рано или поздно (в моем случае, поздно) подъем-таки состоялся! С чем, собственно, и поздравляю меня! Особых наполеоновских планов на сегодня я и не строила, отдав предпочтение отдыху в стиле амебы-ленивца: броуновское движение по квартире и не более. Тем более, погода не располагала к гуляниям. За окнами моросил дождик, вполне нормальное явление последних нескольких дней.

Заварив себе кофе, я с ногами забралась в интернет. Там я увидела онлайн своего нового знакомого Влада.

«Привет», — написала я ему.

«Привет», — высветилось в ответ.

И снова закрутилась беседа о том, да о сем. Влад рассказывал мне, как он обычно проводил свободное время в Гдыне, где бывал, что видел. Я же рассказывала о своих планах на жизнь в ближайшие несколько дней, недель, а то и месяцев.

А ведь и правда, что же меня ждет тут ближайшие несколько дней, недель, месяцев? Какими событиями будет наполнена моя жизнь тут? Что интересного, занимательного, быть может, грустного со мной произойдет? Ответы на эти вопросы я получу со временем. Шаг за шагом каждый новый день.

Ну а пока, мой дорогой читатель, разреши в этот дождливый день рассказать тебе о том, что успело меня удивить, поразить или заинтересовать в этой стране под названием Польша.

Итак! Как оказалось, в этой стране существует такой себе закон тихого часа, который длится с десяти вечера до шести утра. То есть, в этот период запрещено шуметь, включать громко музыку, ремонтировать квартиру с помощью «шумящих» предметов, одним словом, нельзя производить шумовые эффекты, которые могли бы раздражать соседей. У нас даже в подъезде красуется надпись на первом этаже: «Тихий час: с 22 до 6». Так, например, волонтеры из нашей квартиры (которые жили тут до нас — Иван, Карлос, Лиза) устроили как-то вечеринку в мексиканском стиле. Так вот, это была первая и последняя вечеринка здесь, потому что соседи вызвали полицию, так как (понятное дело) было очень шумно, народу много, а время было уже после десяти вечера. И, насколько я знаю, по чистому стечению обстоятельств штраф полиция так и не выписала. А могли бы! Единственное, о чем предупредили блюстители порядка, что если такое повторится, то штраф-таки придется заплатить. Потом, кстати, ребята получили «по шапке» и от офиса, который предупредил о том, что если история с вечеринкой и полицией повторится, волонтерам придется выехать из квартиры раз и навсегда. Так что на нашу долю перепали времена нелегкие — времена без хоум-пати (пати на хате) и с предельной осторожностью в плане шумовых эффектов. Но, с другой стороны, это действительно хороший закон, потому что, если кто-то посмеет нарушить тишину, можно смело, без колебаний, звонить в полицию и ябедничать без каких-либо угрызений совести. И никто не посмеет сказать: «А мне по… барабану!» Однажды, кстати, несколькими месяцами позже, один из наших соседей парой этажей выше тоже устроит вечеринку дома. Народ в течение часа или двух будет петь песни на польском под баян. Барабанные перепонки, конечно, в этот вечер переживут культурный шок и будут иметь неосторожность малость распухнуть. Но ровно в десять вечера спевки прекратятся, как по мановению волшебной палочки! И даже не придется звонить в полицию, а так хотелось! Так что данный закон имеет удачное воплощение в жизни.

Еще одним приятным сюрпризом стали для меня законы о курении. Так, например, курильщикам запрещено курить на остановках. Курить можно только на расстоянии пятнадцати метров от них. И, соответственно, совершенно исключены случаи вбегающих на ходу курильщиков, которые с последним шагом выбрасывают сигарету и выдыхают весь этот смрад из легких в заполненный людьми салон. В кафе, ресторанах и клубах также курение запрещено. Нет в таких заведениях и залов для курящих. Если малость отступить, то за все мое пребывание в Польше я только однажды побывала в кафе, где был отдельный зал для курящих. Во всех остальных случаях такого «подарка для курильщиков» нигде больше не наблюдалось.

Мой нос, мои легкие! Как же они наслаждались этим! Ну и, соответственно, совершенно возмутительным будет тот факт, если кто-то закурит в помещении! Под помещениями также подразумевались и жилые квартиры. Т.е, меня, как не курильщика, такое положение вещей не то, что устраивало, оно меня радовало, причем с каждым днем все больше. В нашей квартире из курящих был только Уриел, но у него для этих целей был целый балкон в полном распоряжении, поэтому от табачного дыма мы ни коим образом не страдали.

Кроме того, что существуют (причем, не только на бумаге) законы о курении, также существуют и законы о распитии алкогольных напитков (но эта тема с недавнего времени и нам в родной стране стала близка). На улицах запрещено распитие алкогольных напитков. Даже пива, и того нельзя пить «в открытую». Если пить, то либо дома, либо в кафе, либо так, чтобы даже не вызвать подозрения. Кроме того, лица, не достигшие восемнадцати, не могут (!) покупать спиртные напитки в магазинах. И это вам не наше отношение к этому вопросу, которое заключено только в рамки документа, а на деле любой подросток может купить все, что угодно, где угодно и когда угодно. А для того, чтобы контролировать этот закон, у покупателей, которые выглядят на 18 и младше, кассиры и продавцы просят предъявить документ, удостоверяющий личность, где содержится информация о дате рождения этого самого покупателя. Нет документа, нет спиртного. Все понятно и логично. Кроме этого, точно такая же схема действует при входах в ночные клубы, пабы, бары, то есть, все те места, где производится продажа алкогольных напитков. Конечно, и в Польше подростки пьют, но, думаю, не в таком количестве, как наше подрастающее поколение, которое к своим шестнадцати годам не то, что пиво, а и водку, и пиво с водкой (и еще много комбинаций) успело испробовать. И это печально. Печально, что забота о молодежи у нас только на бумаге, дальше которой всем наплевать что да как… Но ничего. Любая проблема, как чиряк. Сначала нарывает, а потом обязательно прорвет. Главное, чтобы не было поздно.

Но что-то я отвлеклась, ведь осталась нераскрытой еще одна тема: транспорт. О! О транспорте в Польше я могу рассказывать часами! Это тот пункт обязательной программы, который мне безумно нравится. Кроме электричек, о которых я уже малость рассказывала, в городе действует система автобусных и троллейбусных перевозок. Автобусы и троллейбусы имеют расписание, вывешенное на каждой из остановок. При этом, пользуясь данным расписанием, всегда можно увидеть, через какие остановки далее по маршруту проходит тот или иной транспорт, а также сколько времени занимает путешествие до каждой из остановок. Случаи, когда транспорт опаздывает, очень редки, только в тех случаях, когда возникают непредвиденные пробки в связи с ДТП или ремонтами дорог. Но не только в этом плюс расписаний. Однажды был такой случай, когда, доехав до очередной остановки, водитель не открыл двери, а обратился через громкоговоритель к пассажирам с просьбой посмотреть, нет ли на заднем сидении видеокамеры. Как оказалось, незадачливые родители доверили своему чаду сие техническое творение, кое он успешно забыл в автобусе. Выйдя из автобуса и обнаружив пропажу, родители не растерялись, а позвонили диспетчеру, указав нужный номер маршрута и время, когда они высадились из автобуса и на какой остановке. Все, что оставалось диспетчеру, это связаться с водителем и уточнить, видел ли кто камеру. Камера нашлась быстро. Она преспокойненько лежала там, где ее забыли. Только после это водитель открыл двери.

Сами транспортные средства, кроме того, что вместительные и чистые, оснащены камерами видеонаблюдения, информация по которым поступает на экран к водителю (зачастую). Внутри транспортные средства климатизированы. В жару в автобусах и троллейбусах прохладно, зимой — тепло.

Кроме климатических условий транспортные средства оснащены кнопками с сигналом «Стоп», подаваемым водителю. Почти на каждом маршруте существуют обязательные остановки и остановки по требованию. Так вот если пассажиру нужно выйти именно на такой остановке (по требованию), он нажимает кнопку, коими напичкан весь салон. Своя кнопка есть даже для инвалидов, а также для мам с колясками. В этом случае водитель немного «осаживает» автобус, чтобы коляске было проще выехать. Конечно, если на такой остановке по требованию стоят люди, водитель обязан остановиться. В противном случае, он имеет полное право проехать мимо, не останавливаясь. Кроме кнопок, сигнализирующих о желании выйти на той или иной остановке, существуют кнопки открытия дверей, причем, как изнутри, так и снаружи. В Гдыне это не очень развито (двери итак открываются), но, например, в Варшаве очень распространено такое явление, как закрытые двери. Пока пассажир не нажмет кнопку, дверь не откроется. То есть, на остановке остановиться-то остановится, но двери будут закрыты. Так однажды я успела сесть на трамвай в Гданьске, который уже загрузился пассажирами, закрыл двери и тут же на остановке стоял ждал, когда загорится зеленый свет светофора. Подбежав, я нажала заветную кнопочку, влетела в салон, после чего трамвай тронулся.

Кстати, о колясках. Так как практически весь транспорт здесь новый, в нем нет несметного количества ступенек, ведущих в салон. То есть, уровень пола салона где-то на полметра выше уровня асфальта. Поэтому очень часто в автобусах и троллейбусах ездят мамочки с колясками. И нет нашего «Ну, куда прешь?». Наоборот, люди всегда расступаются, стараясь создать как можно более комфортные условия для поездки как малышу, так и его маме. Не раз было так, что в переполненном людьми салоне, ехали даже не две, а три таких мамочки с колясками! И, глядя на то, как далеко от дверей и прижатые со всех сторон людьми стоят эти коляски, казалось, что совершенно невозможно им выбраться наружу на нужной остановке. Но нет! Люди вжимались друг в друга, выходили, глубоко вдыхали, но неизменно мамочки без особых проблем выныривали из автобусов и шагали по своим делам. Да и водители старались в таких случаях «присаживать» автобус, дабы хоть чем-то помочь. А еще гораздо позже я увидела, что в этих автобусах есть и нечто большее. На одной из остановок в салон пытались ввезти парня-колясочника. Но это никак не получалось из-за специфических колес, которые то и дело крутились и не давали возможности заехать. Тогда дяденька, стоявший, как мне еще тогда казалось, на люке, вдруг поднял этот самый люк, положил на тротуар, и получился своеобразный пандус! Коляска без труда въехала в салон, «люк» положили на место и мы поехали. Здесь ВСЕ оборудовано ДЛЯ людей!

Водители автобусов, троллейбусов, трамваев всегда одеты в накрахмаленные рубашки и брюки, и это очень редкий случай, когда водитель одет во что-то другое, да и то, возможно такое только из-за изменившейся погоды. Всегда вежливы. У каждого из них имеется свой личный номер, который отображен на бейдже с фото, стоящем непосредственно рядом с водителем так, что любой пассажир всегда может его увидеть и, в случае чего, позвонить диспетчеру по указанным тут же телефонам и всегда правильно объяснить, о каком водителе идет речь.

Кроме всех этих приятных мелочей имеется еще одна мелочь, достаточно весомая для людей не местных. В каждом виде транспорта над водителем имеется электронное табло, оповещающее о том, на какую остановку мы приехали и какая будет следующей. Очень удобная вещь, особенно когда не знаешь, сколько тебе ехать, а знаешь только название своей остановки. Иногда информация с этих табло дублируется электронным голосом, иногда нет. Но наличие такой информации очень радует в принципе. Очень редки случаи, когда табло не работает. Такое я заметила в Варшаве, но там вместо электронных табло внутри салона на стеклах висит полное расписание маршрута.

Но самым удивительным и поразительным открытием стала для меня… пассажирская сдержанность! Никто не будет драться за последнее сидячее место! Никто не будет перепрыгивать через других, чтобы сесть. И, кроме всего прочего, в большинстве своем молодежь предпочитает ехать стоя, даже при наличии пустого салона! Эх, где же наша культура потерялась-то?

Вот так, если вкратце описать, выглядит жизнь «за бугром». И ведь ничего экстраординарного, все в пределах возможного. Вот только мы еще к такой жизни не приучены.

Ладно, не буду о печальном. Лучше вернемся к нашим «баранам», а точнее, к польским словам. Итак! Вы прекрасно помните, надеюсь, список слов, которые, еще больше надеюсь, без помощи словаря (интуитивно) вы попытались перевести. Так ведь? Что ж, настало время «раскрыть карты». Все не так сложно, как могло бы показаться на первый взгляд. Итак, приступим!

Sklep [склэп] — магазин (думаю, уже многие слышали это слово);

Zegar [зэгар] — часы (в первый раз, когда меня спросили, есть ли у меня Zegar, я посмотрела на свои руки, какого они цвета, и сказала, что нет);

Prosto [просто] — прямо (вот так все ПРОСТО);

Bajka [байка] — сказка;

Bohater [бохатэр] — герой (например, когда у детей спрашивают: «Кто главный герой этой сказки?», то звучит это так: «Kto jest glównym bohaterem tej bajki?»);

Jutro rano [ютро рано] — завтра утром (причем Jutro — переводится, как «завтра», а rano — «утро»);

Ruchać [рухач] — ой, это пошлое слово, которое не стоит употреблять в польском языке;

Posunąć [посунонч] — подвинуть, двигать;

Dywan [дыван] — ковер (когда детей просят сесть на Dywan, то это означает сесть на ковер);

Kawior [кавьор] — икра;

Błąd [блонд] — ошибка (кто знает, может в этом даже есть зерно истины);

Twarz [тваж] — лицо;

Los [лос] — судьба (хотя, до того, как это узнать, я долго задавалась вопросом, какое отношение «лось» имеет к рекламе жилищного комплекса);

Lapać [лапач] — хватать, брать (а у нас это не вполне культурное слово);

Piwo [пиво] — пиво (здесь и к гадалке не ходи, все понятно);

Piwnica [пивница] — подвал (до того момента, пока я не перевела это слово, мне было не совсем понятно, почему и для чего в детском саду присутствует Piwnica. Но судя по слову, из которого этот подвал проистекает, можно догадаться, что же происходит в местных подвалах);

Zapomnieć [запомнеч] — забыть, забывать;

Pamiętać [паментач] — помнить;

Upominki [упоминки] — подарки (до того, пока не столкнулась с этим словом, никогда бы даже не подумала, что оно переводится именно так!);

Niezapominajka [незапоминайка] — незабудка (вот, у нас она незабудка, у них — незапоминайка… Кому что ближе);

Miłość [милошч] — любовь (вот такая она, польская любоффф);

Zachować [заховач] — сохранять, соблюдать;

Pukać [пукач] — стучать (а не то, о чем вы подумали!);

Sprawdzić [справджич] — проверить, посмотреть;

Dziura [джюра] — дыра, отверстие;

Pies [пес] — собака;

Piesi [пеши] — пешеходы (а от собаки отличается всего-то на одну букву!);

Tanie [танье] — дешевое (именно поэтому поляки часто улыбаются с нашего имени Таня);

Zimno [жимно] — холодно;

Uważaj [уважай] — остерегайся, будь внимателен;

Stół [стул] — стол (это stół — на нем едят, это стул — на нем сидят…);

Krzesło [кшесло] — стул;

Fotel [фотел] — кресло;

Portfel [портфел] — бумажник (все просто!);

Pensja [пенсья] — зарплата (а у нас пенсиями другие выплаты называют…);

Wolno [вольно] — медленно;

Nie wolno [не вольно] — нельзя (а не «быстро», как могло бы показаться сначала);

Owoce [овоце] — фрукты (для овощей другое слово);

Narty [нарты] — лыжи;

Winda [винда] — лифт (вполне допускаю мысль, что Windows — это лифтер);

Żaba [жаба] — лягушка (не жаба!);

Ropucha [ропуха] — а вот это уже жаба;

Uroda [урода] — красота;

Zasada [засада] — принцип, правило;

Ile [иле] — сколько;

Zakaz [заказ] — запрет;

Pierogi [пероги] — вареники.

Ну вот. Ничего сложного, ничего запредельного!

Вот и мой день подошел к концу. Такой себе релакс-день тоже ушел в пучину воспоминаний. Что ж, пока!

09.04.2011

Суббота нас порадовала прекрасной погодой! А что можно делать в такой день? Конечно же, наслаждаться им! Вот и я не стала ждать приглашения, а отправилась, не долго думая, на улицу.

На улице хоть было и солнечно, но достаточно морозно. Но меня это нисколько не остановило, а даже наоборот, придало больше сил для прогулки… к морю! Я в Гдыне уже который день, а набережную города видела только ночью да на фото у ребят. Что ж, сегодня весьма подходящий день исправить эту несправедливость. Я дошла до сквера Костюшки и направилась к кораблям, которые располагались в порту. Слева от меня мирно покачивались на водной глади корабли, справа, выложенная брусчаткой, вдаль убегала прелестная аллея (Яна Павла II). А еще здесь же, совсем недалеко от порта, над морем возвышался самый высокий жилой комплекс в Гдыне «Sea Towers», состоящий из двух башен (28 и 36 этажей) высотой около 140 метров. Эх, взобраться бы туда! Но это будет потом. Сейчас на повестке дня корабли.

Сначала я «поздоровалась» с военным кораблем «Błyskawica» («Блыскавица» или проще говоря «Молния»). Следом за ним стоял корабль с интересным названием «Dar Pomorza» («Дар Поморья»).

Потом я увидела какие-то прогулочные яхты, экскурсионные плавучие средства. Самым последним среди всего этого разнообразия оказался… пиратский корабль! Как потом позже выяснилось, этот кораблик (с баром внутри) курсировал от Гдыни до Гданьска и обратно, перевозя на своем борту туристов и местное население, желающих прокатиться по морю да с ветерком.

В конце этой аллеи, упирающейся в море, стоял памятник в виде кораблика, а плитка под ногами была кое-где выложена мраморными плитами с информацией о том, какие значимые корабли и когда заходили в порт Гдыни. И вот я дошла до того места, где с трех сторон было море! Оно блестело и переливалось под лучами солнца, радуя глаз и грея душу. Море, которое успокаивало и настраивало только на самое лучшее и светлое!

В какой-то момент даже этого пространства стало мало, душа жаждала большего! Поэтому я решила куда-нибудь съездить. Кстати, в Сопоте сегодня вечером намечался какой-то концерт, на который мы все были приглашены, но у меня не было желания посещать его. К тому же, концерт начинался в 9 вечера. Зато было желание непременно поехать в Гданьск или в Сопот, чтобы просто насладиться красотами города. Списавшись с Эстер, мы с ней постановили, что ничего нам не мешает просто взять и поехать в один из этих городов. А если повезет, то успеть и в один, и в другой. Тем более, что мы уже давно собирались пойти поесть суши. Почему бы не совместить приятное с полезным? На том и порешили. Встретившись на одной из остановок, мы первым делом поехали в Сопот.

Во время очередного посещения этого замечательного туристического города появилось больше возможностей его осмотреть, насладиться достопримечательностями, увидеть то, что упустила в предыдущие поездки.

Пройдясь вдоль центральной улицы, и оценив ее достопримечательности, мы направились в запримеченный нами несколько дней назад суши-бар. Войдя внутрь, мы немного растерялись. Здесь не было отдельных столиков для посетителей, зато был один большой общий стол. Точнее сказать, даже не стол, а такая себе круглая барная стойка, внутри которой крутился повар и готовил суши, роллы и всякую прочую японскую еду. По периметру всего этого «стола» перед посетителями была сделана ниша с водой, по которой плавали блюда с приготовленной едой! Но отступать было некуда, потому что нам уже указали на свободные места. Кое-как усевшись, мы стали ждать «с моря погоды». Барышня-официантка принесла нам меню, а также рассказала, что всю еду, которая проплывает перед нами, можно смело брать и есть. Читать на польском языке меню Эстер отказалась. Я тоже отложила его в сторону.

— Ну, и что будем делать? — спросила я.

— Как что? Есть! — ответила Эстер и потянулась за одной из проплывавших тарелок.

Повар тем временем очень шустро готовил все новые и новые блюда, запуская их «в плаванье». Выбрав суши, выглядевшие поаппетитнее, я взяла тарелку.

— Надеюсь, это не чей-то заказ я поймала, — сказала я, приступая к еде.

А поток из блюд не прекращал плавать. Тарелки пестрили самыми разнообразными деликатесами!

— Интересно, а каким образом они производят расчет? Откуда они знают кто из посетителей какой «улов» произвел? — не унималась я.

Мне было интересно, как работает эта непривычная для нас система, так сказать, изнутри. Но все встало на свои места, когда мы попросили счет. Как оказалось, определенное блюдо подавалось на тарелке определенного цвета! То есть, например, мои суши были на тарелке красного цвета, у Эстер — белого. В чеке так и было написано: красная тарелка — столько-то по сумме, белая — столько-то.

— Система! — только и сказала я.

— Ничего себе! Обычная вода с лимоном стоит 5 злотых! — возмущалась тем временем Эстер.

Что ж, с плюсами да минусами, зато мы осуществили нашу маленькую мечту: поели суши, да еще в таком необычном месте!

— Ну что? Куда дальше? — спросила Эстер.

— Гулять! — ответила я, и мы снова вышли на центральную улицу.

Ноги сами несли нас в сторону моря. А мы не сопротивлялись. Прогулялись по молу. Пофотографировали море и чаек. Снова прошлись по молу (только уже в обратную сторону). А дальше пошли снова вслед за ногами, которые несли нас вдоль кафе, коими тут усеяна бо́льшая часть пространства. Проходя мимо этих заведений, мы только и успевали носами ловить невероятные запахи, вырывавшиеся со всех сторон. Выпечка, мороженое, рыба, запеканка. Ммм, запеканка — это вообще отдельная тема! Это не наша запеканка, готовящаяся из творога. Это польский вариант пиццы, только приготовленный не на тесте, а на багете. А еще запах кофе! Все эти запахи, сливаясь воедино, ускоряли обменные процессы и заставляли выделять не только слюну, но и желудочный сок, а вместе с тем и желание вкусить что-нибудь из всей этой гаммы запахов, дабы ощутить вкус.

— Может, зайдем в какое-нибудь кафе кофе попьем? — спросила Эстер.

— Как с языка сняла, — ответила я.

— Супер! Куда пойдем? — уточнила моя попутчица.

Долго думать мы не стали, а зашли в близлежащее заведение, коей оказалась некая шоколадная мастерская, где продавали еще и кофе на самый различный вкус. Выбор — отменный, потому что кофе — это тот напиток, который я могу пить где угодно, каким угодно и когда угодно. Несмотря на немалое количество посетителей, столик нашелся и для нас. Я решилась изучить польское меню, Эстер попросила меню на английском. И чего только не было в этом меню! Кофе такой, кофе эдакий, с разными добавками, без добавок, с молоком и без, а еще горячий шоколад — черный и белый. Несмотря на малость дороговатую ценовую политику, я решила, что иногда могу себе позволить гульнуть! Кроме напитков были самые разные вкусняшки из шоколада, на которых, собственно, специализировалось данное кафе.

При заказе я тыцнула на, как мне показалось, черный шоколад, но принесли почему-то белый. Ладно, видимо, мой польский еще не настолько хорош, чтобы разбираться досконально в черном и белом шоколаде.

На улице было прохладно, а нам, с горячими напитками, тепло и уютно. Атмосфера располагала к задушевным беседам, чем мы и занимались. Единственный факт, который (уже гораздо позже) обескураживал, так это то, что положенные Мэ и Жо временно (в силу ремонта Жо) расположились в Мэ, что несколько дестабилизировало процесс. Но, в целом, время, проведенное в этом месте, наполненном запахами, было волшебным!

Когда же мы, покинув столь теплое заведение, направились в сторону центральной улицы, то встретили Уриела и Эмине, которые прогуливались в Сопоте.

— Э, привет, — немного растерялся Уриел.

— Привет, — поздоровались мы.

— Вы, эм, на концерт идете? — все в таком же растерянном тоне спросил Уриел.

— Я не пойду, — ответила я.

— А я — возможно, — тоже несколько растерянно ответила Эстер.

Глянув на Уриела и Эстер, я поняла, что Уриел еще не успел рассказать Эстер о своем новом увлечении, поэтому он был смущен, а Эстер — несколько удивлена. Эмине тоже немного мялась на месте. Чтобы не усиливать чувство растерянности и удивления, мы лишь рассказали ребятам о недавно найденном замечательном кафе и пошли дальше.

Дойдя до конца центральной улицы, Эстер сказала:

— Знаешь, я, наверное, пойду на этот концерт. Ты как?

— Ой, нет! Я домой, — ответила я.

— А ты сама доедешь? — уточнила Эстер.

— Конечно! Не в первый раз! — улыбнулась я моей попутчице.

— Извини, что не поеду с тобой, — сокрушалась Эстер, все равно чувствуя свою вину.

— Да нет проблем! Но завтра в любом случае идем покупать билеты! И это не обговаривается! — улыбнулась я.

Дело в том, что с послезавтра у нас в Варшаве начинается тренинг, посвященный приезду в новую страну со всеми проистекающими последствиями (кстати, потом, гораздо позже, после половины проекта, будет еще один подобный тренинг), но вот билеты на поезд до сих пор не куплены.

— Ну, конечно! — ответила Эстер.

На том мы и расстались. Я поехала домой, Эстер пошла на концерт.

Остаток дня прошел тихо, спокойно и без излишних приключений. Если предстоит вечер провести дома, как, например, этот, то я нахожу себе вполне разнообразные занятия: вышивка (надо закончить картину), изучение польского, написание книги. В общем, работы — непочатый край!

Но на сегодня хватит. Пора и честь знать.

Спасибо за новые приключения, Польша!

10.04.2011

Новый день снова порадовал хорошей погодой. Да и не удивительно: лето не за горами.

Но вне зависимости от погодных условий сегодня нам нужно было в обязательном порядке решить мега-задачу: купить билеты на поезд. Для начала я договорилась с Эстер о готовности номер один, после чего, прихватив соседа Уриела, отправилась к ней домой. И вот такой развесело-интернациональной компанией мы и отправились штурмовать кассы вокзала.

Как бы то ни было, а «главной женой» (то есть главным по переговорам) назначили меня. Хм, ну да, с моим-то польским… Но, в конце концов, мои познания куда объемнее, чем у моих двух товарищей, вместе взятых.

— Эм, здравствуйте! Нам нужно три билета до Варшавы на завтра, — начала изъясняться я с кассиршей, помогая себе жестами.

— Вам на какое время? — уточнила она.

— Желательно с утра, — ответила я.

В Варшаве непосредственно на месте нам нужно было появиться не позже часа дня, соответственно, выехать нужно было как можно раньше.

— В 5:58 подойдет? — спросила учтивая тетенька.

— Вполне! Сколько с нас? — спросила я.

Я уже доставала деньги, когда вдруг почувствовала пинок в бок и вопрос над ухом:

— А ты сказала, что нам с Уриелом нет 26-и лет? — это была Эстер.

Точно! Как это я забыла? При покупке билета, если пассажиру нет 26-и лет, то на данный билет будет действовать скидка в размере 26%. Нам-то все равно, потому что офис оплатит любую стоимость билета, главное, чтобы это был не первый класс, но все равно тратиться приходилось изначально из своего кошелька.

— А можно два билета до двадцати шести? Возраст. Мне двадцать семь, а им меньше, — кое-как на пальцах пыталась я объяснить кассирше, что нам нужна скидка.

— Хорошо, — только и сказала она.

«Надеюсь, что поняла», — подумалось мне.

И она-таки действительно поняла! Протянув билет, она указала все необходимые нам параметры (время, дату), а также уточнила, что эти два молодых архаровца должны иметь при себе документы в момент проверки билетов.

— А какие у нас места? — спросила я, глянув внимательно в один билет на троих.

— Без мест, — ответила кассирша.

Это что-то новенькое! Ладно, по ходу пьесы разберемся, куда садиться. Главное, что билеты мы, наконец-таки, купили! Оставался только открытым вопрос по Леа, потому что мы не знали, купила ли она загодя билет, как планировалось, или нет. Сама Леа уехала к родственникам, проживающим на территории Польши. Так как польский номер она еще не активировала, позвонить ей возможности не было, поэтому нам оставалось только надеяться на ее сознательность.

Чтобы такому замечательно-солнечному дню совсем не пропадать, нами было решено посетить центр города и пофотографироваться, тем более, что фотоаппарат всегда при мне.

Но солнечность дня была немного смазана годовщиной одного печального события. Ровно год назад президент Польши — Лех Качиньский — разбился в авиакатастрофе под Смоленском. И сегодня вся Польша скорбела, как год назад. Да, год с момента страшной трагедии. Каждый по-своему пытался понять эту трагедию, и каждый пытался ответить на главные вопросы: почему, за что? Прошел год. Сегодня вспомнилось все, что случилось тогда, 10 апреля 2010 года. И, прогуливаясь в центре польского городка, где приспущены флаги, где зажигаются свечи возле выставленных фотографий, где скорбь в глазах людей, которые переживают эту трагедию, как свое собственное личное горе, я и подумать не могла, что буду настолько близко к этим событиям.

Возле костела на улице Святоянской были смастерены и стояли на подставках большие плакаты, на которых были фотографии всех погибших в тот злополучный день с общей информацией. А еще была доска памяти, возле которой уже горело много свеч.

Я прошлась среди выставленных фото. 96 жизней! Каждое фото врезается в голову, а ведь за фото история даже не одного человека, целых семей! А вот совсем молодая стюардесса… Капитан самолета, бортинженер… И на глаза непроизвольно навернулись слезы.

Дойдя до конца этой «выставки», я оглянулась в поисках своих товарищей. Они сидели на бордюре и ждали меня.

— Идем? — только и сказала я, обратившись к ним.

— Идем, — ответили они.

Пока Уриел на что-то отвлекся, мы с Эстер заговорщически стали шептаться.

— У Уриела же завтра день рождения, — напомнила я, — надо бы что-то придумать с подарком!

— Да, знаю. Но что? — ответила Эстер.

— Я бы приготовила торт, но не могу же я готовить его у нас на кухне, — сказала я.

— Ну, зато его можно приготовить у нас, — улыбнулась моя компаньонка.

— Можно. Но тогда, может, заедем в магазин и уже по ходу разберемся, что покупать? — спросила я.

— Отличная идея! — поддержала Эстер. — Но что мы скажем Уриелу?

— Что-нибудь придумаем, — ответила я.

Когда же Уриел вернулся, мы ненавязчиво спросили:

— Знаешь, Уриел, нам нужно купить кое-какие продукты в магазине на завтра. Хочешь поехать с нами? — спросив это, мы застыли в ожидании.

— Нет, спасибо, я лучше домой поеду, — ответил Уриел и совсем не заметил, как мы вздохнули с облегчением.

— Ну что ж, тогда мы поехали, — сказала Эстер.

— Встретимся дома, — подхватила я.

— Пока, — сказал Уриел и зашагал своей дорогой.

— Отлично, одной проблемой меньше, — переглянувшись, мы улыбнулись и зашагали в сторону остановки.

В супермаркете мы долго ходили рядами, предлагая друг другу самые разные ненужности. Когда ноги донесли нас до разного рода выпечки, глаза сами натолкнулись на коржи для торта.

— Может, все же сделаем ему торт? — неуверенно спросила Эстер.

— А что? Это идея! — данное (давнее) предложение было как нельзя кстати.

Закинув коржи в корзинку, мы дополнили все это дело кремами, которые готовились на скорую руку, скитлсами, молоком, еще какой-то провизией, свечами (а что, вполне классная идея!) и отправились на кассу.

— Значит, план такой. Тянем эту всю провизию к тебе, готовим торт, а завтра вы с Леа его возьмете с собой. И уже когда сядем в поезд, поздравим его с днем рождения, — поделилась я с Эстер своими соображениями.

На том и порешили, после чего отправились куховарить на Командорскую.

Так как из нас двоих я была самой по-польски читающей, то именно на мне лежала ответственная миссия в правильных пропорциях развести и приготовить крем для торта. Но Эстер не отставала, помогая своими советами. В общем, с моим куцым познанием польского, с горем пополам и кое-как у нас родился совсем нешедевральный торт, который сверху мы украсили скитлсом, написав имя «Уриел». А что, гламурненько получилось! Надеюсь, что и на вкус он будет не абы что.

Кроме того, что мы его приготовили, мы еще постарались его упаковать так, чтобы он: а) не испортился от такого количества нагроможденных сверху пакетов; б) не сильно бросался в глаза хотя бы до момента посадки в поезд. Ура! Все готово!

— Ай, какие мы молодцы! — похвалила я нас и нашу работу.

— Да, торт приготовили! — поддержала шутку юмора Эстер.

Попрощавшись с подругой, я отправилась домой.

Муза творчества сегодня очень сильно бзенькнула меня по голове, поэтому я, придя домой, не стала останавливаться на достигнутом, а приступила мастерить открытку для завтрашнего именинника. Честно сказать, сама по себе открытка была нарисована давно. Еще в садике, в те моменты, когда мне нечего было делать, я постоянно что-то рисовала и раскрашивала, но вот только сейчас Муза подсказала мне, что эту мою работу можно немножко доработать и преподнести, как подарок, сделанный своими руками. Я нарисовала смешные мордашки, символизировавшие всех нас, волонтеров. Подписала каждую из них. Получалось, что это открытка от нас всех. И только лишь закончив с ней возиться, я смогла спокойно лечь спать.

Вот так в суматохе, в приготовлениях, в веселье, но с некой толикой грусти, прошел этот замечательный день!

Но история продолжается.

Глава 3. Кто куда, а мы на тренинг

11.04.2011

Начался этот день с подъема в 4:50. Быстрые сборы, быстрый завтрак, и мы с Уриелом выбежали на остановку. Девчонок — Эстер и Леа — как и ожидалось, еще нет. Через 18 минут отправление поезда, а их еще нет! Зато есть время. Хотя, с какой стороны посмотреть. Вполне может быть, что этого самого времени у нас как раз таки нет.

Но буквально через несколько минут из-за угла нарисовались два силуэта. Фух! Это девчонки! Наконец, все в сборе. Честно, я не очень люблю такой экстрим в виде беготни с автобуса до вокзала, но благодаря этому уже за 8 минут до отправления мы прибыли на станцию. С трудом отыскали нужный перрон… Фух! Сели! Успели!

На этот раз билеты у нас были без мест (да, бывает и такое!), но с номером вагона, который по своей сути оказался общим, то есть, без уже привычных купе по 6 мест.

При входе в вагон меня встретила стеклянная дверь, которая закрывалась. И кто же знал, что она автоматическая? Без задней мысли о цивилизации я попыталась ее открыть и втиснуться. Втиснуть удалось только сумку, а дверь продолжала закрываться. Сумку пришлось бросить на пол, чтобы успеть отдернуть руку. И только потом (о, чудо!) я увидела сбоку красную кнопочку, которая волшебным образом открывает двери. Цивилизация, ёпт! Ну, меня эта ситуация не сильно-то и удивила. Я и казусы — это одно неделимое целое в этой стране.

Пока мы определялись с посадочными местами, Леа пошла к машинисту в попытке купить билет. Так получилось, что покупку билета она дотянула до последнего момента. Естественно, что за свой билет ей пришлось переплатить. И пока Леа была «в мандрах», мы с Эстер стали перемигиваться. Незаметно от Уриела, который сидел спиной к разворачивающемуся действу, мы достали свечи, распаковали торт. Конечно, была небольшая вероятность того, что нас ссадят на ближайшей станции за создание пожарной ситуации, но мы все же решили рискнуть.

— Уриел, — позвали мы ничего не подозревающего соседа, как только вернулась Леа.

— Что? — через плечо спросил он.

— Иди сюда.

Описать словами физиономию итальянского товарища очень сложно, потому что он явно никак не ожидал ТАКОГО да еще и в поезде!

— С днем рождения! — завопили наши писклявые женские голоса. — Задувай свечи!

Уриел ошарашено смотрел на торт, на свечи, на нас… Наконец, до него стал доходить смысл происходящего, и он задул свечи. Кроме торта я презентовала также ему открытку, которую сама смастерила, а потом была дегустация торта.

Наглеть и хомячить в поезде мы не стали, поэтому Уриел аккуратно, с нежностью, упаковал свой презент, после чего мы расселись на разные места и каждый углубился в свои дела.

Я для себя нашла достаточно необычное дело — решила почитать польские газеты. Не все давалось легко, но порадовал тот факт, что бо́льшая часть прочитанного мной была мне понятна! То есть, я могла не понять конкретное слово, но общий смысл предложений улавливала. И это не могло не радовать!

В поездке нам снова подавали еду и напитки. Эх, Европа! Разбалуешь ты меня!

Поездка продолжалась. И чем ближе мы подъезжали к Варшаве, тем пасмурнее становилась погода.

И вот мы приехали. Здравствуй, Варшава! И здравствуй, дождь…

В этот раз вокзал в Варшаве меня приятно удивил! Оказалось, что когда я только приехала, то попала, скажем так, в подземную его часть. Сам же красавчик-вокзал оказался шикарным: огромный холл с кучей лавочек, кассы по полупериметру, балкон, расположенный по периметру второго этажа, расписания приезда/отъезда поездов. В общем, все, как положено столичному вокзалу. Вот только прелесть его была в том, что он практически весь — стеклянный!

Итак, нам главное было найти нужный автобус, точнее его остановку. У нас с собой был инфо-лист с координатами места проведения тренинга, телефонами и всеми возможными маршрутами, которыми можно было добраться до пункта назначения. Расположение нужного автобуса, номер которого 502, мы решили уточнить в информационном бюро вокзала. Нас отослали куда-то в неведомом направлении, причем идти нужно было минут 5—10. При выходе из вокзала с вопросом о местонахождении остановки автобуса №502 (!) к нам обратилась девушка. По ее инфо-листу мы определили, что это еще одна волонтер — Сара, которая ехала туда же, куда и мы. Итак, нас уже пятеро. Не теряя времени, мы отправились на поиски.

На своем ломаном польском я начала приставать к людям с вопросом о нужном нам автобусе. Но то ли нам попадались неместные, то ли мы вызывали подозрение, но все отвечали одинаково: «Nie wiem» (не знаю).

Не буду рассказывать, как долго мы искали, а главное, в каких закоулках этот волшебный автобус, но «гуляли» мы под дождем около часа. Наконец, уже очень сильно подопаздывая, мы решили позвонить одному из наших тренеров. Смельчак Уриел набрал Томека. И, о чудо! Кто бы мог подумать?! Автобуса №502 не существует! Точнее, он-то есть, но где-то в другой, параллельной реальности. Тренер же посоветовал нам поискать другой маршрут под номером 517. Хм… Мы начали искать остановку очередного автобуса. На это ушло еще минут 20. Но вот он — свет в конце тоннеля! Остановка! Да и автобус по расписанию должен приехать через 5 минут.

Прошло 10 минут… Ну где же, где? В итоге, автобус задержался (!) на 20 минут. И вроде как в этом месте часть из цепочки печальных приключений должна заканчиваться. Ан нет! Выйдя на нужной остановке, мы двинулись по указанным в инфо-листе ориентирам. Мой внутренний навигатор очень часто работает правильно, вот только мало кто прислушивается ко мне.

— Я думаю, что нам нужно свернуть направо, — неуверенным голосом (признаю, моя ошибка, что не настояла) начала я.

— Нет, нумерация идет в другом направлении. Нам нужно идти налево, — сказала Эстер.

Больше всего на свете мне сейчас хотелось, чтобы она оказалась права, потому что внутри все свело от боли так, что хотелось лечь прям на асфальт и свернуться калачиком. Но вместо этого мы продолжали свое путешествие под дождем. Сначала мы прошли какую-то радиостанцию, потом еще несколько домов. Справа от нас открывался потрясающий вид на озеро! Вспомнились слова Лизы, что место, в которое мы едем, безумно красивое. Но даже этот необыкновенно-красочный вид не придавал сил, потому что пройдя еще немного, мы поняли, что двигались точно не в ту сторону. Итак, мы снова свернули не туда. «Что я говорила?!» — пронеслось у меня в голове. Зарядить кому-нибудь сковородкой по голове было самым преобладающим желанием. Еще минут 15 блуканий, мои попытки доказать, что я знаю, куда надо идти и вуа-ля! Мы добрались до гостиницы! И нет, мы совсем не опоздали, так, подзадержались на пару часиков…

Но, товарищи, что это за место! Перед гостиницей было футбольное поле, окруженное деревьями. За полем, на возвышении, стоял самый настоящий замок! А сбоку от гостиницы открывался вид на небольшой кусочек замечательного парка («Lazienki królewskie»). И, даже несмотря на дождь и общую усталость, можно было понять, что попали мы в живописно-сказочное место!

В холле гостиницы мы повстречали еще двух волонтеров из нашей будущей группы.

— А, привет! Вы опоздавшие волонтеры? — спросил парень с густой бородой, похожий на Карла Маркса.

— По-видимому, да, — ответили мы.

— Ну, тогда вы последние, — сказала рядом сидящая девушка.

— А вы не знаете, парень из Турции приехал? — спросил Уриел.

— Вроде как приехал, — ответил «Карл Маркс». — Какой-то парень точно заселялся.

И здесь нужно сделать небольшое отступление. Парень из Турции (по имени Мустафа Дениз) — это наш четвертый сосед. Так получилось, что у него возникли определенные проблемы с визой, поэтому приехать одновременно с нами он не смог. Еще в Украине я знала, что в одной квартире со мной будут жить немка, итальянец и турок. Наличие последнего меня несколько смущало, так как определенный стереотип о товарищах данной национальности у меня уже сложился, поэтому я малость побаивалась такого соседства. Но предварительная беседа с Оксаной (это та девушка, которая выступила моей отправляющей стороной) перед отъездом о стереотипах, толерантности и волонтерстве в целом немного остудили мою такую фобию. А когда же Лиза показала мне фото нашего соседа в фейсбуке, я вообще почти влюбилась. С фотографии на меня смотрел парень, совсем непохожий на типичного турка: более утонченные черты лица, светлый цвет волос и глаз. В общем, турок-альбинос прям.

Еще будучи в Гдыне я добавила его в друзья в фейсбуке, более детально рассмотрела. Ничего такой! Очень даже ничего! Чувствую, что за эти девять месяцев я коренным образом поменяю свое мнение о товарищах из Турции. В свою очередь, этот товарищ нам всем писал письма о том, что хотел бы присоединиться к нам, но пока не может, писал, что не любит, когда его называют Мустафа, а предпочитает второе имя — Дениз. В одном из последних посланий он сообщал, что присоединится к нам на тренинге в Варшаве, поэтому тренинга мы ждали с нетерпением вдвойне. А я — так втройне. Ну, вы понимаете, о чем я (в этот момент краснею). Именно поэтому Уриел и уточнил о приезде Дениза, тем более, что наконец-то у него появится сосед по комнате!

Итак, сидевшие на диване (а ими оказались Боря из Испании и Моника из Румынии) указали нам направление, где располагался ресепшн и столовая, где мы могли пообедать после расселения.

По пути к ресепшену мы встретили нашего тренера Томека, который рассказал, что же нам сто́ит сделать в ближайшее время и где находится комната для тренингов.

Не знаю, как так получилось, но меня поселили в одноместный номер. Еще точно так же повезло только Уриелу. Все остальные ребята были размещены в двухместные номера. В момент заселения опять-таки не обошлось без маленького казуса. Добрая барышня-администратор поведала мне, что мой 211-й номер располагается на первом этаже. Ну, а раз на первом, то я и побрела вдоль коридора в поисках своей комнатки. Облазив (читай, обойдя) весь этаж, нужный номер я так и не нашла.

— Прошу прощения, — подошла я к ресепшену, — но где конкретно находится мой номер: в правом или в левом крыле?

— Если пани поднимется на лифте, то справа от лифта будет номер, — ответила ресепшионистка (надеюсь, можно ее так обозвать?).

На лифте? На первый этаж??? И только в эту секунду до меня дошло, что сейчас я на нулевом (!) этаже, а мой номер находится этажом выше. Ох уж эта Польша с ее нулевыми этажами…

Найдя свой номер, я наконец смогла упасть на кровать! Тепло, уютно, мягко. Настоящий праздник души! Чуть позже я окинула свой номер взглядом. Компактно-уютный, он содержал все необходимое. И да, мне наконец-то полегчало, что лишь усилило приятный эффект от этого места в целом.

Что же касалось самой четырехэтажной гостиницы, то на каждом ее этаже в холлах стояли комфортные диванчики, а окна были застеклены во всю стену. Таким образом, можно было не выходя из гостиницы наслаждаться прекрасными видами, распростершимися перед гостиницей. Жаль только, что мои окна выходили на другую, менее живописную и более рабочую сторону.

После поселения мы пообедали (сказать, что готовят тут вкусно, — это ничего не сказать) и сразу же «в бой», то есть, на первое наше ознакомительное собрание.

По списку нас должно было быть 9 человек: пятеро нас из Гдыни (я, Уриел, Эстер, Леа и Дениз), Сара из Италии (проект в Бялостоке), которую мы встретили еще на вокзале, Боря (Испания, проект в Торуне), Моника (Румыния, проект в Катовицах), с которыми мы уже успели познакомиться, а также Гинта (девушка из Литвы, ее проект также проходит в Гдыне!). Но когда мы пришли в тренинг-рум, то я насчитала больше, чем 9 человек (ну, плюс два тренера — это понятно). Нас было одиннадцать, но Дениза я так и не увидела среди многочисленных волонтеров.

— Ну что ж, давайте знакомиться! — начал Томек. — Меня зовут Томек, а это Дагна (по совместительству, жена Томека), — указал он на напарницу, — и все эти дни мы вместе с вами будем знакомиться со всем непонятным, с чем вы можете столкнуться в этой стране.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату вошел наш будущий сосед. Дениз. О боги! Я поплыла! В этот момент, знаете, звездочки закружились над головой. Вот как в мультиках, когда кто-нибудь сильно головой шандарахнется. Денииииз! И этот человек будет с нами жить? Невероятно! Обалденно! А можно он будет моим соседом по комнате? Мысли неслись наперегонки одна за другой, подрезая друг друга. А тем временем он заговорил (вай, а какой голос!).

— Извините, я только с самолета, — начал он, заходя с сумками и усаживаясь на диван.

— Как? Прям только с самолета? — удивилась Дагна.

— Да, — ответил Дениз. — Просто у меня были проблемы с визой, поэтому я приехал позже.

— Но почему тебя послали сразу на тренинг? — не понимал Томек.

— Чтобы пройти его вместе с ребятами, — сказал Дениз, указывая на нас.

— У нас всякое было, но чтобы сразу с самолета и на тренинг… — Томек не мог прийти в себя.

Но все же, взяв себя в руки, наши тренеры продолжили. Нам было предложено представиться и вкратце рассказать о себе. Чтобы нам было легче запомнить друг друга, наши тренеры предложили нам рассказать историю своего имени. Ну… Уж что-что, а историю своего имени я знаю! В далеком 198… каком-то году, когда на свет появилась одна малявка (я, собсно), меня хотели назвать Лерой (ну а что, вполне красивое имя!). Но вот только один член нашей большой семьи (мой дядя), как оказалось, был против.

— Лена! Ее должны звать только Лена! — кричал он в тот момент, когда меня вот-вот собирались провозгласить Леруськой. Не в курсе, сколько времени заняло обсуждение данного вопроса на семейном совете, но в итоге — Лена. Вот как-то так кратенько я и поведала всем, как обрела свое имя.

Когда же мы по кругу начали представляться, то неожиданно для себя я узнала, что среди нас есть девушка из России! Яху! Неужели я хоть с кем-то смогу поговорить по-русски?! Кроме Ксении (а именно так звали девушку из России) не «из списка» оказались Гёзде (девушка из Турции, которая будет проходить свой проект вместе с Ксеней в Шецине) и Матильде (Франция, проект в Родово). То есть, получалось, что многие из волонтеров могли пообщаться на своем родном языке с кем-то из присутствующих.

После знакомства Томек и Дагна рассказали нам, как будут проходить наши занятия, обсудили с нами график и план работы, то есть, те темы, на которые нам бы хотелось сделать упор. После так называемой официальной части нам предложили задания, видимо, для сплочения коллектива.

Первое задание заключалось в том, чтобы, стоя всем вместе на покрывале (12 человек!), перевернуть это самое покрывало, не сходя с него. Уф! Ну и намучились же мы! И лишь благодаря бесспорно наикрутейшей русской смекалке (Ксенька постаралась) мы умудрились-таки это сделать.

После такого захватывающе-интересного знакомства у нас был небольшой брейк, перерыв на чай-кофе.

Не успели мы выйти из нашей комнаты заседаний, как я тут же подбежала к девчонке из России.

— Привет! — начала я. — Ты же из России?

— Ну типа того, — ответила рыжая девчонка.

— Как хорошо, что тут хоть с кем-то могу поговорить по-русски! — продолжала я «терроризировать» собеседницу.

— Ну, вообще-то не только я говорю по-русски, еще и Гинта неплохо владеет этим языком, — у этой девушки явно не было того же воодушевления, которое просто-таки сквозило из меня.

Странно. Неужели ей не хотелось бы пообщаться с почти землячкой? Меня, например, разбирало счастье от того, что после почти двух недель общения на английском и ломаном польском у меня появилась такая уникальная возможность. Но, видимо, я очень активно жестикулировала и подпрыгивала на месте, потому что Ксения посматривала на меня несколько странно. Чтобы не ухудшать мнение о себе, я ретировалась под каким-то предлогом.

Во время брейка можно было попить не только кофе-чай, но и полакомиться вкусняшками, приготовленными добрыми поварами гостиницы. И, если так пойдет и дальше, то нас тут за неделю откормят, как бычков на убой.

После тайм-брейка мы продолжили тренинговаться. На этот раз нашему вниманию было предложено следующее задание. Нужно было на листе бумаги написать три факта о себе, причем один из этих фактов должен был быть ложным. Остальным участникам предлагалось прочитать, сопоставить с данным человеком и найти ложь. На своем листе я написала следующие факты:

— я люблю вышивать;

— я умею плавать;

— я умею ходить по битому стеклу.

В принципе, как я и ожидала, большинство ребят в качестве лжи выбрали третий факт, что, на самом деле, являлось правдой. Лишь немногие, используя логику, вычисляли, что на самом деле я не умею плавать. Но чем было интересно это задание, так это тем, что о многих из ребят мы узнали неожиданные и интересные факты. Так, например, я узнала, что наш сосед Дениз (ах, этот сосед!) любит готовить, что несомненно добавило плюсов в его и без того заполненную копилочку. Но все же пальму первенства по «разводу» в данном мероприятии можно было смело отдать Гёзде! Эта барышня написала о себе… 3 правды! И как мы только не ломали головы над тем, какой же факт ложный… Все напрасно! Никто не угадал! По всей видимости, турчанка не совсем поняла задание. Но это лишь придало ее фактам больше пикантности и внимания.

Потом были еще какие-то задания, беседы. К концу сегодняшних занятий наши тренеры раздали нам карты центра Варшавы и рассказали, где можно было бы хорошо провести время, познакомившись в более неформальной обстановке.

Не спеша поужинав (не, ну точно на убой!), мы стали собираться, дабы совершить первую вылазку в город. Единственное, что не особо радовало, — это погода. Дождик то срывался, то начинал обильно поливать. Но разве такое обстоятельство могло напугать волонтеров, желающих совершить вылазку в центр города? Ни в коей мере! Тогда, товарищи-добровольцы, в путь!

В центр мы отправились не в полном составе. Ксения уехала к какой-то своей подружке, проживающей в Варшаве. Но остальные бойцы были на месте. Томек предварительно рассказал нам, как добираться до центра и где можно будет найти пристойные кафе. Есть такая улица «Новый Свет», и вроде как там сосредоточены развлекательно-питейные заведения. С таким возом информации мы и отправились на остановку. Доехав до центра, с которым мы сегодня уже на протяжении часа активно знакомились, мы стали приставать к людям. Точнее, приставать к народу польскому толпа волонтеров направила меня, как более-менее говорящего на местном диалекте. А если быть еще точнее, то приставать сначала начала я, а уж потом, осознав всю полезность моих языковых познаний, волонтеры стали мной «пользоваться» и направлять меня к местному населению. В принципе, спросить о том, как пройти к нужной улице, не составляло особого труда, как, собственно, и отыскать ее. Гораздо проблематичнее оказалось выбрать подходящее кафе, в котором могла бы разместиться толпа. А дождь стал к нам безжалостен, усилив силу напора. Толпа разделилась на несколько частей, чтобы как можно быстрее отыскать подходящее место. Компанию в поисках мне составила девушка из Турции Гёзде. Ну, что сказать? Еще в момент наших представлений я поняла, что эта барышня с трудом говорит по-английски. Но чтобы настолько!.. Да мой английский просто-таки идеален по сравнению с ее познаниями! Дело в том, что она не только не могла говорить по-английски, она еще и не понимала добрую часть того, что говорили все мы! Было интересно наблюдать, как она, не понимая сказанной шутки, смеялась вместе со всеми, просто за компанию. Но тем не менее, я пыталась ее разговорить, найти хоть какие-то точки соприкосновения и дать понять, что главное пытаться общаться, тогда и результат будет.

В принципе, даже Моисею через годы скитаний повезло, что уж говорить о нас. Подходящее место было в скором времени найдено. Официанты сдвинули нам столики, мы быстренько расселись. Расстраивал только тот факт, что Денизка сидел через пару человек от меня. Эх, печаль-кручинушка. Но зато рядом со мной села итальянка Сара, которая была настолько разговорчивой, что скучать не приходилось вовсе. Время мчалось быстро. Шутки, смех, рассказы, тосты — все это смешивалось в одну кучу, представляя собой наше интернациональное застолье.

Но все же пора было возвращаться в гостиницу. Когда мы выходили из кафе, к общавшимся на родном турецком языке Денизу и Гёзде подошел мужчина и начал что-то воодушевленно говорить по-турецки, размахивая при этом руками. Как оказалось, услышав родную речь, он так обрадовался, что, подскочив к ребятам, не отпускал их минут десять своими расспросами о том, из какого города они приехали, когда приехали и зачем.

А потом мы дружной компашкой направились в сторону остановки. Но не той, с которой мы уже разочек сегодня уезжали, а непонятно какой, потому что кто-то из толпы вдруг сказал, что оттуда можно будет уехать и эта остановка якобы гораздо ближе. Толпа повелась на данный призыв, поэтому мы и потопали в неизвестном направлении в двадцатиминутный поход с целью поиска волшебной остановки.

— А кто знает, какой из номеров автобусов едет к гостинице? — спросил очередной голос из толпы, когда чудо-остановка была найдена.

Номера никто припомнить не мог, зато все усиленно стали вспоминать название нашей конечной остановки и искать похожую в расписании.

— Скорее всего, нам подходит 116-й номер, — прозвучало возле расписания. — И ехать надо 5 остановок.

Что ж, положившись на судьбу, мы стали ждать 116-й.

Когда подошел нужный автобус, и мы все дружно загрузились, то стали дружно считать остановки, чтобы не пропустить свою. Через какое-то время снова полагаться на судьбу я не стала, заявив, что на следующей остановке нам нужно выходить.

— Нет, нам нужно выходить через одну, — попыталась переубедить меня Гинта.

— А я более, чем уверена, что сейчас! — пыталась стоять на своем я.

Но как только автобус открыл двери, никто даже не пошевелился, чтобы выйти. Пришлось ехать еще одну остановку.

Выйдя в незнакомой местности, мы сразу же попытались сориентироваться, где находимся. Пройдя вдоль по улице, мы попытались найти ее название. Нашли. Включив свой навигатор и взяв карту, я моментально и безошибочно определила наше местоположение.

— Нам нужно идти направо! — безапелляционным тоном объявила я и указала направление.

— И все же мне кажется, что если мы пойдем в том направлении, то мы не выйдем к гостинице, — усомнилась Гинта.

— Ну, с остановкой я не ошиблась, поэтому прошу и в этот раз мне поверить, если хотите в кратчайшие сроки добраться до гостиницы, — последнюю фразу я говорила под начавший бить по лицам дождь.

Ребята не очень-то доверяли мне (это недоверие читалось на каждом лице), но особого выбора у них не было. Я же с упорством Сусанина указывала дорогу, вот только результатом моих стараний явилась появившаяся на горизонте гостиница.

— Я же говорила! — не удержалась я, но для себя лишний раз отметила, что мне потеряться будет достаточно сложно с таким-то внутренним навигатором!

Промокшие с головы до ног, уставшие, но довольные, мы добрались до своих номеров. Не знаю, как другие, но я практически сразу отправилась в царствие Морфея, чтобы он смог хоть немного восстановить мои силы.

12.04.2011

День начался. И, как обычно, со звонка будильника.

Эх, какой же это кайф — жить одной! Можно позволить себе не спеша собраться, пойти в душ тогда, когда это удобно мне, а не когда он освободится, а еще можно хоть петь, хоть танцевать — все равно никто не увидит!

На завтраке я встретилась с ребятами, но так и не увидела ту рыжую девчонку, с которой вчера познакомилась.

После завтрака мы направились вновь «тренинговаться». Я немного удивилась, когда и в зале для тренингов я так и не увидела Ксюшу. Хм, пропала, что ли?

— Все в сборе? — спросил Томек, когда мы расселись по диванчикам.

— Ксении нет, — сказал кто-то из волонтеров.

— Кто с ней живет? Можете ее позвать? — уточнил тренер.

— Дело в том, что она не ночевала в отеле, — на ломаном английском ответила Гёзде.

— Очень интересно! — ответил Томек. — Возьмите на будущее на заметку, что опаздывать — нехорошо, так как всему коллективу придется вас ждать, что не есть замечательно.

Но тут дверь распахнулась и зашла Ксюша.

— Извините, не успела на автобус, — с порога начала она.

— Знаете, вы можете ночевать где угодно, но на тренинг я бы попросил вас приходить вовремя, — корректно попробовал отчитать Ксюшу Томек.

— Я поняла, извините, — ответила она.

Томек еще парой фраз высказал свое негодование по поводу сложившейся ситуации, после чего мы приступили к работе. Сначала, как обычно, была пара игр-энерджайзеров, одна из которых напомнила мне игру детства «Паутинку» или более известную, как «Бабушка, распутай нас», после чего наши тренеры рассказали нам о программе на сегодня. В первой половине дня нас ждала увлекательная экскурсия по близлежащему парку, где нам предстояло не только полюбоваться местными красотами, но и познакомиться друг с другом поближе. А вот вторую половину дня мы посвятим обсуждению вопросов по нашей страховой компании.

Итак, мы отправились на прогулку в парк «Лазенки Крулевски», что в переводе означает «Королевские ванны» (как сказала Ксенька: «Неплохую ванну король себе отгрохал»). Погода по-весеннему радовала солнцем и теплом, а парк стал открывать нам свои тайны. Передвигаясь по парку, мы получали все новые и новые задания от Томека и Дагны, в ходе которых мы, разбиваясь по парам, причем каждый раз с разными людьми, должны были сначала узнавать друг о друге подробности из жизни, а потом, собравшись все вместе, презентовать своего напарника.

Понятное дело, что первой моей напарницей стала Ксения, так как сначала нам нужно было распределиться по языковому принципу. Уж не помню, какое у нас было задание (что-то из разряда: о чем Вы мечтали, когда были ребенком? Кто был Вашим героем? Почему Вы — особенный? Что другие люди ценят в Вас?), но точно знаю, что Ксенька презентовала меня во всех красках! Знаете, это достаточно интересно, когда не ты сам рассказываешь о себе, а другой человечек, у которого было всего несколько минут, чтобы уловить суть. После того, как мы рассказали друг о друге, мы получили новое задание. Уже после первого «круга» я точно знала, с кем бы я не хотела оказаться в паре (Гёзде) и с кем бы я однозначно хотела бы побеседовать (Дениз). Но мои «хочу-не хочу» не очень-то обходили судьбу, потому как в очередном «раунде» все очень быстро разбились по парам, а без пары остались только я и Гёзде. О, боги! Это были увлекательнейшие попытки пообщаться! Гёзде не понимала самых элементарных слов, а для того, чтобы что-то сказать, бегала к Денизу и уточняла, как это должно звучать по-английски. В итоге, когда пришло время очередной мини-презентации (о первом жизненном успехе и эмоциях, которые мы испытали при этом), я вообще не знала, что рассказать, потому как толком ничего не смогла выбить из своей напарницы. Да и она обо мне не сильно много смогла поведать. Но, с горем пополам, основную суть мы-таки смогли передать.

Но даже такие мелкие неурядицы не смогли повлиять на благоприятное состояние духа в тот момент, потому как невозможно словами передать, насколько красиво и завораживающе было вокруг! Мы умудрялись не только общаться, но и фотографироваться, гуляя по парку. И сколько же тут было удивительного!

Прогулка плавно подходила к концу, заданий становилось все меньше, а я так и не смогла пообщаться с Денизом!

— Итак, последнее задание. — объявил Томек. — Расскажите своему собеседнику, при каких обстоятельствах Вы решили поехать на EVS, почему Вы решили поехать именно в Польшу и как другие люди отреагировали, когда узнали о Вашем желании поехать на EVS?

Пока Томек рассказывал о последнем задании, я уже глазами начала искать себе нового собеседника. Столкнувшись взглядом с Денизом, я прочитала немой вопрос: «Попробуем?». «Да», — ответили мои глаза, а сердце возликовало! Кроме того, мы попали в ту часть парка, где располагался памятник Шопену (кто бывал в этом парке, тот поймет, насколько красивое и живописное место предстало пред нами). Эх, что может быть романтичнее?

Общаясь со своим новым соседом (ах, как приятно это осознавать!), я ни на минуту не задумывалась о своем английском. Как будто, память сама приходила на выручку. В диалоге же я поведала свою историю о том, как в одночасье решила изменить свою жизнь, как загорелась этой идеей еще год назад, как случайно в интернете нашла девушку (Оксану), которая и рассказала мне о EVS, как на протяжении долгих нескольких месяцев я искала «свой» проект. Рассказала о том, что не совсем я выбрала Польшу, а, скорее всего, она меня, так как именно из Польши пришел положительный ответ, после чего началась моя подготовка к поездке и сбор документов. Кульминацией моего рассказа стало повествование о том, что до последнего дня никто из моих друзей не знал о том, что я уезжаю на долгих 9 месяцев. А ведь так и было. Родителям я сказала о поездке приблизительно за месяц, так как надо было ехать в консульство получать визу. Помню, как я посадила перед собой родителей, взяла уже готовый пакет документов и сказала:

— Мама, папа! Я шла к этому год… В общем, я решила поехать в Европу, а конкретнее, в Польшу, работать волонтером в детский сад. Не волнуйтесь, — я уже предвидела, какие вопросы может задать мама: не обман ли это, — все официально, никаких подвохов в этом нет. В общем, завтра я еду в Харьков, чтобы получить визу. Вопрос решен.

Сказать, что мама была потрясена, — это ничего не сказать. Но за всю свою короткую, но сознательную жизнь я немножко успела «приучить» родителей к своему своеобразному поведению и таким вот «закидонам». Поэтому родители были в шоке, но высказывать возражения не стали. А где-то за день-два до отъезда я поставила в известность своих подруг, которые, собственно, тоже не были сильно удивлены такому повороту событий. Но грустить обещали.

Изложив все это Денизу, но в более краткой форме, я с большим удовольствием выслушала и его историю. Собственно, он тоже не выбирал Польшу, как и многие из нас, а она выбрала его. Кроме того, для него это была одна из возможностей побывать в Европе, посмотреть мир, так как для турков достаточно сложно получить визу и выехать даже в качестве туриста в Европу. Собственно, даже получение визы для проекта стало для Дениза небольшим препятствием, из-за чего его выезд задержался на пару недель.

За общением с Денизом я и не заметила, как все ребята уже собрались в группу. Ждали только нас. А так не хотелось прекращать этот диалог! Но — надо! И, все же, плюсом (единственным, но очень большим) из всего этого стало не только получение информации о своем соседе, но и старт более доверительных отношений, начало которым было заложено именно здесь и сейчас.

Когда очередной «раунд» историй подошел к концу, мы плавно направились к гостинице. Так как спускались мы к ней с горы, то нам удалось увидеть необыкновенно красивые пейзажи, и с совершенно другой стороны оценить всю прелесть окружавшей нашу гостиницу природы. На специально отведенных грядках уже высаживали разноцветные цветы, сквозь весеннюю землю пробивалась первая зеленая травка. Природа пробуждалась. И это было прекрасное зрелище!

Спустившись вниз, поближе к цветам и травке, мы получили последнее, но не менее увлекательное задание. Нам раздали листы бумаги, а также карандаши. На листе бумаги нужно было не только написать, но и нарисовать открытку от себя, но от себя будущих, тех, кем мы будем в конце проекта. В этой открытке нужно было пофантазировать и представить, что же было самым интересным в проекте, кто окружает нас, какие эмоции мы испытываем. Это можно было назвать проектом «Открытка себе в будущее».

Каждый подошел к заданию по-своему. У меня «родился» такой себе чемоданчик эмоций, в который я поместила все то, что останется со мной после моего проекта. В нем были: улыбки, новые друзья, немного слез, потому что нужно возвращаться домой, выученные польский и английский языки, кусочки сердца, которые разъедутся вместе с волонтерами в разные страны, опыт и, конечно, новая я. Все это я описала следующим образом: «Когда проект подойдет к концу, у меня окажется целый багаж, в котором я буду хранить все самое ценное, что накопилось за время проекта. Это и улыбки людей от общения со мной, мои улыбки от общения с ними. Это новый опыт, приобретенный тут. У меня появятся новые друзья из самых различных стран, которые говорят на разных, порой непонятных языках, но при этом мы понимаем друг друга. У меня в багаже есть немного слез оттого, что придется расстаться… Тут будут новые знания языка. А еще здесь будут храниться частички сердец… И здесь буду новая Я».

***

После обеда сначала мы позанимались йогой. Но не простой йогой, а смеховой. Став в круг, мы стали… смеяться. Просто смеяться. Потом начали «передавать» смех друг другу по кругу. Очень важным был момент «не потерять» этот смех, а успеть его подхватить и передать другому. Повеселились мы, конечно, очень!

После столь необычной йоги мы занялись обсуждением вопросов, касающихся нашей страховой компании. Разбившись на группы, мы решали вопросы, является ли определенный случай страховым или нет, а также искали документальные подтверждения наших решений. Собственно говоря, вроде как вещь и нужная, но нудноватая. Кроме этого мы также обсудили вопросы структуры EVS, а также все вопросы, касающиеся наших организаций (отправляющих, встречающих, посредничающих).

Не забыли мы сегодня и поиграть.

Первая такая игра заключалась в том, чтобы выбрать из присутствующих одного человека и по команде обойти вокруг него три раза. Но если учесть, что выбранный объект на месте стоять не будет (он-то тоже вокруг кого-то должен обходить), задание выполнить было не так-то просто. Достаточно набегавшись, мы думали было отдохнуть. Ан нет! Тренеры предложили нам очередную игру. Игра называлась «Солнце и тень». Из всех присутствующих нужно было выбрать двух человек, один из которых будет деревом, отбрасывающим тень, другой — солнцем. Нужно было прятаться за спиной «тени» от «солнца». О, какое хаотичное, просто-таки броуновское движение началось в комнате! «Солнце» постоянно двигалось, да и «тень» не стояла на месте, ведь каждый из присутствующих гонялся за своей «тенью» и никто не знал, кто кого выбрал в качестве «мишеней». Третья же игра заключалась в том, чтобы выбрать двух человек и пытаться сделать так, чтобы до каждого из них всегда было примерно одинаковое расстояние. На самом деле, весьма забавные игры!

Но больше всего удовольствие мне доставила следующая игра!

Нас разделили на три команды, и один человек — ведущий (дирижер). Ведущий должен для каждой команды выбрать «свой» звук на свое усмотрение. Затем, если ведущий показывает на команду, то эта команда должна исполнить свой звук. И чем быстрее «дирижирует» ведущий, тем интереснее. Мне посчастливилось побывать таким вот ведущим. Сказать по секрету, Ксенька даже по прошествии времени вспоминает мое «ооопа!».

Вечером же, после всех тренинговых занятий и игрищ, несмотря на моросивший дождь, мы снова отправились изучать местные кафешки. Но на этот раз мы решили, что не поедем далеко, а найдем что-нибудь здесь, по местности. Первое же заведение «по местности» оказалось настолько непрезентабельным (со специфическим местным «колоритным» подбором алкоголепьющих), что надолго там мы задерживаться не стали, а отправились далее на поиски. Погода, конечно, никак не способствовала длинным туристическим путешествиям, но иного выхода, кроме как блуждать под дождем, не было. Часть ребят отсеялась. Собственно, не знаю, сколько еще мы бы блуждали спальными районами Варшавы, но кому-то из ребят в голову пришла «оригинальная» идея — уточнить у местного населения расположение ближайшего кафе. Почему мы сразу к этом не пришли — не знаю. История умалчивает. Итак, после мытарств нам все же удалось, не без помощи доброй местной девушки, отыскать уютное кафе… под мостом! Да-да! Именно под мостом! И что самое интересное, нам даже удалось там разместиться!

Вечер прошел в теплой и дружеской атмосфере веселья, позитива и хорошего настроения. Даже тот факт, что в гостиницу снова предстояло возвращаться под дождем, не смог испортить всеобще-замечательного настроения!

Этот день закончился, чтобы пригласить новый, не менее увлекательный.

13.04.2011

«Трям, здравствуйте!» — сказал новый день, пробиваясь сквозь зашторенные окна. А скорее, о приходе нового дня сообщил будильник. Впрочем, как обычно.

Утренний марафон мало чем отличался от дней предыдущих, а посему описывать его не буду.

Когда мы все собрались, Томек с Дагной сразу же дали нам первое задание для одного добровольца: при помощи двухстороннего скотча на ковре нужно было «нарисовать» карту Польши. Но после того, как они озвучили это задание, все так и остались сидеть на своих местах. «Что ж, наши руки не для скуки!» — подумала я и без объявления войны захватила скотч. Процесс закипел. Некоторые из ребят вызвались мне помогать. А так и работа стала гораздо веселее. Что ж, без ложной скромности скажу: карта получилась хоть и кривоватая, но отменная!

После этого нас разделили на группы, после чего каждая из групп получила свое задание, так или иначе связанное с каким-то городом и регионом Польши. Со мной в группе оказались Ксенька (ах, рыжуля!) и Сара. И задание у нас было под стать нашей группе — интересное. Нам нужно было подготовить информацию о Кракове (город) и о Кашубах (регион). Во-первых, нам нужно было придумать плакат, который бы отображал то, что Краков — это город легенд. А, во-вторых, нам надо было рассказать одну из таких легенд о драконах. Легенду можно было даже придумать какую-то свою, лишь бы было интересно. Ну, как говорится, точное попадание! Три творческих мозга закипели над выполнением поставленных задач.

С первым заданием (в шесть-то рук!) мы справились достаточно быстро. Плакат получился на славу!

А вот над вторым заданием пришлось немного попотеть. Сама легенда у нас родилась быстро. Но мы решили, что будем не только рассказывать, но и показывать. Причем — не мы, а наши ребята. Быстренько подготовив реквизиты, мы приступили к действию.

— Итак, — объявили мы, — в нашей легенде будут задействованы некоторые из вас, поэтому просим подыграть нам в нашей небольшой импровизации.

— Вау! Вот это уже интересно! — сказал Томек.

— Давным-давно, — так начиналась наша легенда, которую рассказывала Ксюша, — в некотором царстве, в некотором государстве жил-был Король со своей Королевой (на эти роли мы выбрали Томека и Дагну, которым смастерили короны). И была у них дочка, красавица неземная! (Не удивляйтесь, но для пущего эффекта на эту «роль» мы выбрали Борю). И все бы ничего, но завелся в царстве-государстве Дракон, который не огнем дышал, а холодом. На кого дыхнет — в миг заморозит! (Драконом была я, так как с детства люблю «плохие» роли. Специально для меня мы сделали что-то наподобие крыльев). И украл этот Дракон у Короля с Королевой их дочь! И отнес он Принцессу далеко-далеко за леса и поля, и посадил он ее в высокую-высокую башню, которую охранял днями и ночами.

Мы вырезали такое себе подобие окна, в которое «посадили» нашего Борю-принцессу. Ответственную роль держателя окна отвели Эстер. Самое интересное, что все участвующие настолько прониклись легендой, что всячески нам подыгрывали.

— Погоревали Король с Королевой, — продолжала Ксенька, — да кинули клич по царству-государству: «Кто спасет Принцессу, получит ее в жены и полцарства в придачу!». Немало отважных рыцарей пытались спасти Принцессу, но стоило им приблизиться к логову Дракона, как они вмиг каменели от его дыхания. Много рыцарей так и остались в той долине стоять статуями. (Роли рыцарей-неудачников мы отдали Саре и Гинте, которые застыли в неестественных позах, демонстрируя «окаменелость»). Еще пуще загоревали Король с Королевой, ведь никто не хотел идти на верную погибель. (Ах, как же Томек и Дагна отыгрывали свои роли!). Но тут появился прекрасный Рыцарь (Ксенька вытянула Дениза, вручила ему самодельный меч), который пообещал Королю с Королевой, что во что бы то ни стало он спасет прекрасную Принцессу!

Собственно, роли Принцессы и прекрасного Рыцаря не просто так были отведены Боре и Денизу, так как они жили в одной комнате и настолько сильно сдружились, что мы их, прикола ради, называли сладкой парочкой.

— И тогда вскочил Рыцарь на своего черного Коня, — войдя в раж, продолжала Ксеня, жестом указывая на второго моего соседа, когда все уже просто валились от смеха, а в это время Дениз уже громоздился на спину Уриелу, — и поскакал в долину, чтобы спасти Принцессу. Завидев очередного Рыцаря, Дракон попытался и его заморозить, но не получилось! Одолел Рыцарь злого Дракона (полуобморочно падать я научилась еще в школе) и спас прекрасную Принцессу! Разморозились все остальные рыцари. А наш герой женился на прекрасной Принцессе! Конец!

Минут 5 мы все пытались успокоиться, так как эффект от легенды-сказки превзошел все наши ожидания: смеялись все и много. Но единственный вопрос, который беспокоил всех, а особенно Уриела, был направлен Ксеньке:

— Но почему черный-то Конь? Ты расистка, да, расистка?

— А чтобы не белый! А вообще — не знаю, как-то само вырвалось, — продолжая смеяться ответила Ксения.

И кто бы тогда знал, что прозвище «Черный Конь» закрепится за Уриелом надолго!

— Спасибо, девочки, за прекрасную легенду! — почти в один голос поблагодарили Томек и Дагна.

После того, как каждая из групп презентовала свой город, на карте, которую мы смастерили на полу, нужно было навскидку найти и расположить «свой» город.

После всех презентаций мы еще немного поговорили о Польше, о наших городах, в которых у нас проходили проекты, а также о том, чем же наши города такие замечательные, после чего нам было озвучено следующее задание, выполнять которое нам предстояло уже после обеда.

— Предлагаем вам немножко больше познакомиться со столицей Польши. Сегодня вы разобьетесь на группы и после обеда отправитесь самостоятельно изучать город и его достопримечательности. А завтра каждая из групп презентует результаты своего путешествия. Для того, чтобы разбить вас на группы, мы предлагаем вам на выбор два варианта выполнения этого задания. Первый вариант — «слепой». То есть, вам и вашей группе нужно будет подойти к любому жителю города и спросить, какое место в городе у него самое любимое, после чего отправиться туда, где вы уже сможете сделать фото и разузнать об этом месте побольше. После того, как вы «познакомитесь» с этим местом, вы снова спросите у очередного жителя, какое место является у него любимым. Так вы совершите поездку по местам, о которых, возможно, еще не знаете. Второй вариант — это, также передвигаясь по городу, раскрыть тему, которую вы выберете из тех, что мы вам предоставим.

Так получилось, что мы разбились на две группы равномерно, по 6 человек. В моей группе желающих передвигаться «вслепую» оказались Сара, Ксенька (все те же на манеже!), Гёзде, Моника и Гинта. Соответственно, все остальные — во второй группе.

— Что ж, отлично! — продолжила Дагна. — Так как передвигаться группой по 6 человек не вполне удобно, мы предлагаем вам разбиться на подгруппы по 2—3 человека. Во-первых, так мы получим больше информации о городе и достопримечательностях, во-вторых, вам будет легче передвигаться.

— Думаю, что лучше разбиться на 2 группы по 3 человека, — окинув нас взглядом, сказала Ксеня.

Я уже знала, с кем хочу быть в группе: Ксенька и Сара. Также я знала, с кем же я меньше всего хочу оказаться вместе: Гёзде. Просто это как бесплатное приложение, которые скорее приносит не пользу, а «занимает место». С этими мыслями я вопрошающе глянула на рыжульку и на Сару. Нет, я не имею ничего против Моники и Гинты, но с «моими» девчонками мне было бы выполнять задание комфортнее всего.

— Лен, пойми, — правильно «расшифровав» мой взгляд, Ксенька обратилась ко мне по-русски, — мы с тобой хоть как-то говорим и понимаем по-польски. Остальные — нет. Если мы с тобой окажемся в одной группе, то второй группе будет гораздо сложнее выполнить задание, чем нам, так как хоть минимальное, но знание польского все же необходимо.

И это было рационально и логично, хоть и не вписывалось в мои стройные планы. Что ж, я готова была смириться с тем, что мы с рыжулей окажемся в разных группах, но с тем условием, что в моей группе не будет «бонуса» в виде турецкой девушки, совершенно не владеющей английским и выполняющей все задания в амебном состоянии. Но, снова-таки, поймав мой взгляд, Ксенька правильно распознала позывы моего мозга, потому что сказала:

— Ой, нет! Лена, я прекрасно тебя понимаю, но я с ней итак живу в одной комнате, и весь проект буду жить в одной квартире! Пожалуйста, я хочу хоть немного от нее отдохнуть! Хотя бы сегодня, прошу!

Второй раз все рационально, второй раз все логично, но елки-палки! Пережить целую вторую половину дня с Гёзде и не сойти с ума — это надо еще постараться! Понимая, что ситуация безвыходная, и именно так и нужно поступить, я стала сильно расстраиваться. Но выхода нет, будем преодолевать межкультурные недопонимания.

Для «покаталок» по городу нам вручили суточный проездной билет каждому на все виды транспорта, так что хотя бы о транспорте голова болеть не будет. Ну а для более-менее ориентирования у каждого из нас уже была карта города (центральная его часть), так что потеряться вообще не суждено.

— Ужинать в гостинице мы не будем, — продолжил Томек, — потому что в 19 часов мы ждем вас всех по этому адресу (Томек написал на флипчарте адрес). Там у нас заказан ужин в ресторане, так что не опаздывайте!

Ну, хоть какая-то позитивная новость скрасила мою печаль. Как говорится, нам бы день простоять да ночь продержаться, а там и ужин!

***

После обеда наш мини-коллектив был готов к культ. походу по местам славы города Варшава. Начать мы решили с парка, точнее, с той его части, где располагался памятник Шопену. Несмотря на дождь, который решил начаться именно после обеда (как знал, проказник, когда начинаться!), отступать от поставленных целей мы не собирались. Настроившись на позитив и безграничное желание посетить как можно больше интересных мест, мы стали выбирать первую «жертву» для опроса. Присмотрев одинокую бабульку на лавочке, мы направились к ней. Конечно же, проводить опрос на тему «Ваше любимое место в городе?» предстояло именно мне по уже понятной причине.

— Извините, пожалуйста, а Вы местная жительница? — начала я.

— Да, — ответила пани на лавочке.

— У нас есть небольшое задание, и нам нужна Ваша помощь. Могли бы Вы рассказать, какое Ваше любимое место в городе, где Вы чаще всего любите бывать? — почти скороговоркой проговорила я.

— Мое любимое место — это парк «Королевские лазенки», — ответила пожилая пани.

Ну, кто не сориентировался, это парк, откуда мы, собственно, только что вышли.

— А еще у Вас есть любимые места? — не отставала я от бабули.

— Если хотите посмотреть город, езжайте в центр, — ответила она.

Что ж, первая попытка «выпытать» информацию оказалась не самой удачной.

— Пойдемте лучше на остановку, — сказала я девчонкам. — Там попробуем определиться, куда ехать.

И мы потопали на остановку, где я тут же пристала к молодой девушке с тем же вопросом, что и давеча к бабуле. Девушка сначала немного испугалась (действительно, а вдруг я подрабатываю в «скрытой камере»! ), но все же выдавила из себя, что ей нравится старый город, точнее, исторический центр города. Ну, центр так центр! Вперед!

Собственно, ехать нам предстояло в ту часть центра, где мы еще не были, а поэтому я пока не сильно представляла, как туда добраться. Но если язык до Киева способен довести, то что уж говорить о центре Варшавы? До самого центрального центра мы не доехали пару-тройку остановок, зато прогулялись по красивой улице, увидели президентский палац и даже пофотографировались, снова-таки, несмотря на дождь, который то начинался, то прекращался. Собственно, старый город только считается историческим. На самом деле, во время второй мировой войны он был практически полностью уничтожен и восстановлен лишь в послевоенные годы. Но это никак не помешало насладиться нам прекрасным ансамблем зданий. После изучения старого города мы направились, куда «душа пожелает», то есть, просто брели наугад. Кстати, такой вид путешествий, как «наугад», тоже имеет свою позитивную сторону: никогда не знаешь, что найдешь. Так и в нашем случае. Сначала мы нашли интересный театр (интересен он был своей вывеской-рукой), а потом — целый набор цветных железных коней, среди которых был… черный конь! Этот факт меня немало улыбнул.

Когда бродить нам порядком поднадоело, мы решили подыскать место для «посидеть» и «кофе попить» (а то на улице мряка, кака и вообще, холодно!). Ну, и кто бы мог подумать, что таковым заведением окажется… итальянский ресторанчик!

— Сара, это специально для тебя! Чтобы ты почувствовала себя, как дома. Как будто никуда и не уезжала, — пошутила я.

— Это точно, — улыбнулась Сара.

Приятная атмосфера ресторанчика, теплые напитки, конечно, нас расслабили. Все, чего хотелось, это прилечь на какой-нибудь диванчик и отдохнуть (сиеста, как-никак!), но все же нужно было двигаться дальше. Перед выходом из этого приятного заведения мы с Сарой посетили дамскую комнату (простите за столь пикантную подробность, но она здесь упоминается не просто так), после чего отправились дальше мерзнуть и поддаваться сырой польской погоде. Но не прошло и 5 минут, как вдруг Гёзде, которая преимущественно молчала всю дорогу, сказала:

— Я хочу в туалет.

Сказать, что я взбесилась, — это ничего не сказать. Как? Вот как так можно? Мы только что были в заведении, при этом даже уточнили у нее, не хочет ли она посетить дамскую комнату, указали направление, на что эта турчанка ответила отказом. Как такое может быть, что через 5 минут она всхлипывает и говорит, что очень сильно хочет в туалет??? Это не Гёзде, это какая-то многоуровневая игрушка, пройти которую означает совершить невозможное!

— Теперь уже терпи! — на правах старшего по группе заявила я, и мы продолжили свой марш-бросок по просторам Варшавы.

Далее по программе у нас было запланировано посещение зоопарка.

— Где-то там, — я указала направление, — должна быть остановка автобусов, которые едут на левый берег. К слову сказать, зоопарк расположился на другом берегу реки Вислы, то есть, через мост.

О том, что остановка в указанном мной направлении должна быть, я не сомневалась. А вот в том, где именно она расположилась, я была не совсем уверена. Следуя за потоком машин (но только шагая по безопасному тротуару), мы дошли до тоннеля, выход из которого как раз вел к мосту через реку. Но вот тротуара в тоннеле не было, то есть, нам нужно было совершить наземный обход. Обошли.

— Ну, а где остановка? — спросила Сара.

— Не знаю, — ответила я, оглядываясь по сторонам.

Мы не смогли найти вторую часть тоннеля, а снова оказались на центральной площади Варшавы, в старом городе, но ни намека на остановку.

Что ж, ничего другого не оставалось, как последовать на ближайшую, не ведущую на левобережье остановку, где хотя бы можно было расспросить местных жителей о том, как же нам добраться до зоопарка. К слову сказать, все наше путешествие после кафе сопровождалось «нытьем» Гёзде касательно того, что она хочет в туалет. Превосходная прогулка!

— Прошу прощения, пани, а Вы не подскажете, как нам добраться до зоопарка? — спросила я женщину на остановке.

— Вам нужно пройти прямо, спуститься по ступенькам, а там и будет нужная вам остановка, — объяснила моя собеседница.

Видимо, наши лица, а особенно лица Сары и Гёзде, не выражали особого понимания ситуации, поэтому эта женщина вдруг, глянув только расписание своего автобуса и проговорив: «Аа, успею!», обратилась к нам:

— Пойдемте, я покажу.

Ну ничего себе! Стояла себе женщина, ждала автобус, подошли три барышни со странным вопросом, и она просто повела незнакомых людей к остановке! Вот это отзывчивость!

Все оказалось очень просто: нужно было всего лишь немножко пройтись.

Поблагодарив нашу провожатую, мы стали дожидаться транспорт. Надеюсь, что и наша «спасительница» не опоздала на свой.

Доехав до нужной нам остановки, мы сначала решили во что бы то ни стало найти (пардон) туалет, иначе либо мы бы с Сарой прибили Гёзде, либо она бы сама «лопнула». Нашли. В церкви. А что? Вполне тоже нормальное место!

Потом была прогулка через парк, где к нам норовили пристать пьяные поляки, и вот он: зоопарк! Что ж, мы смогли лишь поцеловать замо́к в уста сахарные, потому как приехали мы практически к закрытию, точнее, через несколько минут после закрытия. Ну, теперь я могу сказать, что я видела варшавский зоопарк, но животных эм… не рассмотрела.

Времени оставалось ровно столько, чтобы добраться до центра и найти ресторан. Пока мы добирались до центра (не поверите!) Гёзде снова захотела в туалет! А еще кроме туалета у нее была и вторая фишка. Почти все наше путешествие она говорила одну и ту же фразу:

— Мне нужно купить джинсы.

Верите, наш поход в итоге мне запомнился не красивыми местами Варшавы, а желанием Гёзде сходить в туалет и купить джинсы.

В центре Гёзде повела нас по подземному переходу, потому что ей «нужно было купить джинсы». Наши возражения, типа: «Гёзде, у нас нет времени, мы опаздываем!» она благополучно не понимала. Вместо джинсов мы нашли зато туалет. Платный. Гёзде, не обращая внимания, ринулась в туалет с такой скоростью, что дежурившая на податях бабушка лишь успела сказать: «Эээээээ!».

Повернувшись на звук, Гёзде на своем лице изобразила полнейшее непонимание ситуации и упрек, так как ее отвлекли от бега с препятствиями.

— Иди-иди, я заплачу, — протянула Сара, хотя Гёзде так ничего и не поняла, махнула рукой и пошла «по делам».

Наконец, нам удалось вытащить турчанку из перехода! А это уже прогресс!

Собственно, для того, чтобы найти ресторан, у нас был только адрес и карта центра города. Но для нас это не оказалось особой проблемой, поэтому ресторан был найден в считанные минуты. Буквально через несколько минут стали подходить и другие ребята. Начались разговоры в формате: «А вы где были?», «А что вы видели?», «А хотите посмотреть наши фото?», «А свои покажете?».

А потом пришли Томек и Дагна.

— Ну что? Как прошел ваш день? — спросили они.

— Замечательно! — наперебой отвечали мы.

— Что ж, свои истории вы расскажете завтра, а сегодня приглашаем вас в ресторан, — и Томек указал нам зал, где для нас уже были накрыты столы.

Как приятно! Для нас выделили отдельную часть зала, где уже стояли сдвинутые воедино столы. Но, как выяснилось позже, это были еще не все сюрпризы, которые нас ожидали!

Но обо всем по порядку. Сначала нас откормили, как на убой, самыми распространенными польскими блюдами: борщ, вареники, а потом еще и второе мясное блюдо! Ах да, еще десерт! Кстати, мясное блюдо было на выбор: свинина или курица. Так вот наш турок (Дениз), заказав себе все же курицу, впервые попробовал и свинину. Турки не едят свинину по религиозным соображениям. Дениз же ее не ел, потому что и не знал, что это такое. Попробовав, он скривился, выплюнул все и решил и далее не знать, что такое свинина.

А в перерывах между «покушать», специально для нас, как для спец. гостей, устраивались разнообразные зрелища. Сначала это был музыкальный коллектив, который играл нам народные польские песни, затем под эти самые песни для нас танцевал народный ансамбль. Причем все, как полагается — в народных костюмах, и при этом под каждый танец — новый костюм. А потом… Потом нас также пригласили попробовать станцевать один из польских танцев. Сам танец был похож на полонез, но, честно, название не упомню, потому врать не буду. Почти каждый из нас стал в пару с представителем ансамбля — и понеслась! Неимоверные впечатления — ощутить себя частью великолепного действа! Потом мы, сцепившись змейкой, бегали по ресторану, что тоже привнесло немало позитива в общую картину.

Когда же гости, то есть, мы, подустали, танцы сменились представлениями. Лихие польские мужчинки стали показывать нам трюки с плетью, выбивая пыль из воздуха и «клацая» этой плетью об пол. Когда же мы потихоньку перестали охать и ахать нам, а точнее, мужской части нашего коллектива, было предложено поучаствовать в этом увлекательном мероприятии. Массовик-затейник (назовем его так) просил выйти четырех парней, но у нас их всего-то, не считая Томека, трое: Дениз, Уриел и Боря.

— Может, кто-то из девушек хотел бы попробовать свои силы? — вопрошал он.

И тут, как говорится, Остапа понесло.

— Я хочу! — вырвалось у меня, а мой внутренний голос резко завопил: «Ээээ! Куда?! Таки оно тебе надо?!».

— Отлично! Четвертым участником будет вот эта замечательная девушка! — продолжил массовик-затейник.

Нам вручили по плети и показали, как же, пользуясь нею, извлекать определенный звук клацанья, когда бьешь ею об пол. Все бы ничего, но у меня абсолютно ничего не получилось ни с первой, ни со второй, ни с десятой попытки. Таким же «счастливчиком» оказался и Уриел. Боре удалось пару раз заставить плеть «завизжать». Но истинным победителем в этом конкурсе оказался Дениз! Он так лихо управлялся с плетью, как будто с рождения держал ее в руках! Собственно, за это он и получил грамоту.

Когда мы вернулись к столу, польские товарищи-артисты продолжили нас развлекать. На этот раз они пели какую-то из польских песен про корову, а посему к нам выбежала… корова! Ну, не настоящая, конечно, костюмированная. Но вот то, что творила эта корова… Бедная Ксенька! Видимо, ну очень приглянулась наша рыжуля корове, потому что пятнистая так и норовила забодать Ксеньку, а та, в свою очередь, наматывала круги вокруг стола, дабы спастись от невменяемого животного. Но пару раз Ксене все же от коровы досталось.

Вечер плавно подходил к концу и казалось бы, что уже ничего интересного не следует ожидать, но сюрпризы решили добивать нас контрольными выстрелами.

Все музыканты, танцоры, массовики-затейники уже разошлись. В зале остался развлекать публику мужчина преклонных лет, который играл на аккордеоне и пел песни, причем подходил к гостям, спрашивал, какую песню они хотели бы послушать и пел именно то, что «заказали».

Когда же он добрался до нашего столика (ну, как столика? Столааа!), то, услышав русскую речь, вдруг начал играть… «Очи черные», которые сменились песней «Подмосковные вечера»! Немало удивившись, мы с Ксеней начали подпевать и хлопать в ладоши, потому что так приятно услышать знакомую песню в чужой стране. Аккордеонист взял последние ноты, а у Ксении уже накопилось несколько вопросов к этому чудесному человеку. Так, в беседе с ним она поведала, что за нашим столом собрались представители многих стран.

— А какие страны тут еще есть? — спросил вдруг аккордеонист.

— Вот девочка из Украины, — указала на меня Ксенька.

Тут же, без промедления, аккордеонист завел песню «Хей, соколы!». Признаюсь честно, до сего дня я эту песню не знала, и мне подумалось, что я что-то упустила в своей культуре, но особого виду не подала, стараясь уловить слова и подпеть, чего сделать так и не смогла. Зато Ксенька подпевала вовсю, посему мне стало стыдно вдвойне.

— Подпевай! — выкрикнула рыжуля.

— Ммм, — нечленораздельно сказала я.

— Ты что, не знаешь слов? — уточнила она.

— Хм, я не знаю эту песню, — сдалась я.

— Не знаешь? — не поверила Ксенька, но продолжила «спевки».

Не успев закончить одну песню, наш аккордеонист тут же начинал другую, удивляя тем самым представителя очередной страны. С каждой новой песней у нас все ниже падали челюсти от удивления, потому что, как нам показалось, этот человек знает минимум по одной песне каждой страны (Эдит Пиаф, Italiano Vero, Viva Espana и т.д.)!

Когда он добрался до Турции, то заиграл песню «Я Мустафа». Что тут произошло с Денизом! Он моментально подпрыгнул и пустился в пляс, кружась в стиле турецких танцев и смеясь, как ребенок! Все дело в том, что первое имя Дениза — Мустафа. Еще представляясь в первый день, он сказал, что у него двойное имя: Мустафа Дениз. Но так как в Турции почти каждый второй человек — Мустафа, да и имя «Дениз» ему больше нравится, он попросил называть его только вторым именем. Но вот сейчас, заслышав песню родной страны, да еще песню про него самого, он не удержался и пустился танцевать. Когда аккордеонист закончил играть, Дениз еще долго не мог прийти в себя, выкрикивая:

— Я же Мустафа! Это песня про меня! Спасибо Вам!

В итоге, все представленные нами страны получили подарок в виде песни из своей родной страны.

Не удержавшись, Ксенька спросила у аккордеониста:

— А есть вообще такие страны, песен которых пан не знает?!

— Есть, но таких немного, — ответил музыкант, назвав всего лишь несколько стран, названия которых я и не упомнила.

На самом деле, это человек с феноменальной памятью и явно любящий свое дело! И этот сюрприз стал финальным на сегодня. Искренне поблагодарив и аккордеониста, и обслуживающий персонал, мы выдвинулись в сторону гостиницы.

Несмотря на то, что усталость брала свое, а Морфей так и зазывал в свое царство, мне все же нужно было сделать еще одно очень важное дело, а именно — презентацию сегодняшнего дня.

— Дениз, можно я на эту ночь возьму у тебя ноутбук поработать? — спросила я у Дениза, пока мы шли в гостиницу.

— Зачем? — удивился он.

— Хочу сделать презентацию, — ответила я.

— Ок.

Что ж, почти полдела сделано.

Вместе с ноутбуком я также утянула и кабель для подключения к интернету, так как необходимо было скачать, собственно, программу, в которой я планировала сделать «шедевр». Работы предстояло много, потому «развлечение» затянулось где-то на полночи, но результат, как мне кажется, стоил того, чтобы провозиться несколько часов. Кроме работы я, конечно же, проверила почту и… наличие/отсутствие сообщений от Влада. «У Вас 1 новое сообщение», — высветилось на экране. Влад. Он написал, что 26 апреля приезжает в Гдыню (классненько!) и что «можем хорошо провести время». Кстати, только с «высоты» прошедшего времени я начала замечать подтекст в этом сообщении, но при прочтении тогда, ночью, меня абсолютно ничего не смутило! Что ж, думаю, эта встреча будет интересной!

А пока что — спать! А то Морфей уже удрученно курит в сторонке и неодобрительно качает головой.

14.04.2011

Новый день распахнул свои объятия. Здравствуй!

Сегодня предстоит сделать несколько важных дел, а начать — со звонка маме, у которой сегодня день рождения!

После завтрака, перед тренингом, я набрала маму.

— С днем рождения! — с ходу начала я.

Мама явно была немного в растерянности, потому как не ожидала звонка из заграницы. Мне хотелось нажелать много всего, но у операторов связи были на это свои планы, потому мое поздравление получилось коротеньким. Но, тем не менее, с днем рождения, мамулька!

Ну а затем стандартно начался тренинг. В первой половине дня нам было предложено подготовить материалы по своим вчерашним путешествиям, после чего презентовать работы. Так как на подготовку отводилось достаточно много времени, а моя (да-да, точно, наша) презентация была готова еще ночью, я предложила девчонкам — Гёзде и Саре — нарисовать на плакате наш маршрут в виде картинок. Как говорится, сама сказала — сама сделала. Но в итоге мы смогли предоставить остальным ребятам более четкую картинку нашего путешествия.

Когда же дело дошло до презентации, то сначала мы с Сарой рассказали о путешествии по нарисованным мной картинкам, а затем — предоставили возможность ребятам увидеть сделанные нами фотографии в созданной ночью презентации.

А вообще путешествие каждой из «команд» было интересным и насыщенным. Кто-то изучал представленное в Варшаве направление «граффити», кто-то изучал исторические места, кому-то нужно было осветить культурную часть жизни столицы. Ребята также демонстрировали фотографии, с увлечением рассказывали об интересных и казусных ситуациях, коих было немало, и было ощущение, что с каждой новой историей мы — ее неотъемлемая часть, настолько все было интересно и захватывающе!

После того, как с презентациями было покончено, мы перешли к следующему заданию. Томек и Дагна нас снова разбили на группы, после чего каждой из групп было предложено из имеющихся в наличии журналов и газет сделать свою, так сказать, новую газету, где осветить какие-то интересные события из жизни Польши, мира. Работа закипела. Сначала мы подыскивали подходящий материал для нашей будущей газеты, затем придумывали свои «названия полос», после чего на ватмане начали создавать подобие большой газеты. Я, как обычно, старалась создать красочную часть газеты, малюя какие-то загогулины и выводя шрифты. А после — снова была презентация работ. По-моему, мы с Уриелом справились на отлично, презентуя газету нашей группы.

После презентации газет был обед и свободное время на 1,5—2 часа, после чего мы должны были встретиться не в тренинговой комнате, а в холле гостиницы на первом этаже, чтобы выдвинуться куда-то за пределы отеля. Но на это свободное послеобеденное время у меня уже были кое-какие планы.

— Дагна, а могу я взять ключик от тренинговой комнаты? — подошла я тихонько к тренеру.

— Зачем? — удивленно-вопросительно спросила она.

— Дело в том, что завтра у одного из наших волонтеров день рождения. Хочу в тайне от него нарисовать плакат для пожеланий, где ребята потом смогут эти самые пожелания написать. Такой себе подарок, — ответила я.

Ну не могу я не креативить! Не могу я не «натворить» что-то, если у кого-то день рождения, тем более, если этот кто-то — Дениз!

Получив «добро» на свою идею, я, дабы не вызывать подозрений, пошла со всеми на обед, откуда постаралась побыстрее ретироваться в тренинговую комнату.

Практически все отведенное нам время для отдыха я провела у флипчарта, разрисовывая ватман, вкладывая туда всю свою фантазию и творческие способности. Мне захотелось обязательно отобразить на поздравительном плакате тот факт, что этот день рождения пройдет у Дениза в Польше, потому нарисовала большой польский флаг. Потом фломастеры, карандаши, снова фантазия… Готово! Осталось дело за малым: попросить всех остальных волонтеров написать Денизу, незаметно от него самого, пожелания на плакате, ну и, собственно, спрятать от глаз именинника сие творение до положенного часа. Что ж, вроде неплохо получилось!

Я накрыла плакат чистыми листами так, что он терялся в общей массе листов и его было не заметить. Закрыв комнату, я, не отдыхая сегодня ни минутки, отправилась в холл, куда уже стягивались остальные волонтеры.

Пока не было Дениза, я быстренько рассказала ребятам о своей идее про плакат и пожелания, объяснила их цель, попросив оставить свои каракульки до утра завтрашнего дня (незаметно, конечно). Ребята с энтузиазмом отнеслись к предложенной идее.

Когда же в холле появились Дениз и Боря, на меня вдруг обрушилась буря негодования.

— Эленка! — выкрикнул Дениз, завидев меня, и, буквально перепрыгивая через остальных ребят, подбежал ко мне. — Ты где была? Мы тебя обыскались!

— В смысле? — не поняла я.

Тут же в голове заворошились мысли, чего ради это меня вдруг искали и не сработал ли закон подлости.

— Нам срочно нужен был кабель для интернета, который у тебя в номере, но тебя там как раз не оказалось! — продолжал пылить Дениз. — Мы с Борей в поисках тебя обошли всю гостиницу (эх, Денизка, не всю!) и близлежащую территорию! ГДЕ ТЫ БЫЛА?

Я прыснула со смеха, когда представила картину: я мирно рисую для Дениза поздравительный плакат, в то время как он меня ищет и дико злится на меня!

— Прости, — кое-как сквозь смех выговорила я, — видимо, я немножко затерялась.

— Так где ты все же была? — не унимался Дениз.

Ну не могла же сказать прямо!

— Пойдем, заберешь кабель и ноутбук, — только и ответила я, продолжая улыбаться.

И все же, пока что все замечательно получается!

***

После обеда мы направились в галерею искусств, которая располагалась в замке напротив гостиницы. Замок покоился на холме, и все, что разделяло его и гостиницу — это лишь футбольное поле. Замок, конечно, завораживал. Проходя по холлу отеля, глаза невольно падали на этот, казалось, неприступный монумент истории, который был хмурым и магнетическим одновременно. И вот сегодня у нас появилась уникальная возможность побывать внутри этого памятника истории. На первом этаже замка располагался книжный магазин и, собственно, вход в галерею.

Томек и Дагна раздали нам листочки с очередным заданием, после чего объяснили, что же нам делать:

— У вас есть вопросы, на которые вы должны будете ответить. Сразу скажем, что зачитывать потом перед всеми или как-либо их освещать вы не будете. Это будет только для вас. Тут проходит выставка различных работ. Походите, посмотрите, найдите себе место по душе, где сможете ответить на предоставленные вопросы. Может, данная выставка как-то поспособствует вашему творчеству. Времени у вас — до следующего кофе-брейка. После кофе-брейка просим вас собраться в нашей тренинговой комнате.

Полная свобода действий! Полет фантазии и диалог с самой собой! Это здорово!

Но сначала мне все же хотелось изучить всю выставку, посмотреть, о чем она.

Выставка занимала 2 этажа, потому я начала с первого. Свою обзорную экскурсию я начала с комнаты, где находились предметы времен 2-й мировой войны: медицинские принадлежности, письма, убранство, планы, фотографии. Соприкосновение с историей — это всегда интересно и познавательно, потому здесь я провела достаточно много времени, изучая материалы, читая о каждом экспонате краткую информацию и историю, связанную с ним. Затем я переместилась в зал, где были представлены кованые скульптуры. Тут был и трубочист (в названии данной выставки как раз фигурировал трубочист), и лестницы, и кованые люди, и много чего интересного. Также на первом этаже был зал, где был отключен свет, лишь играла музыка, и какой-то приглушенный свет падал на боковую стену. Также тут были диванчики, где можно было мирно разместиться и либо выполнять свое задание, к коему именно тут и приступил Уриел, либо просто насладиться покоем.

Также на первом этаже можно было увидеть картины, одежду и другие предметы выставки. Единственное, не было таких экспонатов, за которые бы цеплялся глаз.

Пройдя весь первый этаж, я отправилась на второй. Но тут… Товарищи! Это же сплошной взрыв мозга! Переходя из зала в зал, я понимала, что моя челюсть падает все ниже и ниже и скоро, очень скоро, ударится об пол с такой силой, что я ее просто-таки раздроблю! Некоторые «экспонаты» сей выставки были непонятны настолько, что даже сложно представить, сколько нужно было выкурить, чтобы создать «такое»! Итак, кое-что из простенького (единственное, о чем жалею, так это о том, что я не запомнила названий этих «шедевров»). Стол, застеленный «травой», на которой по кругу стоят малюсенькие барашки. Рядом со столом — стена, на которой висят несколько квадратных рамочек, в которые вставлены белые листы бумаги, а посередине — мазок какого-нибудь одного цвета. И подпись согласно цвета. Например, «Красный» или «Оранжевый». Или вот: картина. Одноцветное полотно, через которое проходит извилистая кривая. Подпись: «Дорога». В логике не откажешь.

В другом зале стоял изуродованный (по-видимому, молотком) шкаф времен 20-го века. Просто разбитый шкаф. Ну или вот еще экспонат: груда одежды, сваленная в кучу. В этом же зале стоял рояль, ножка которого находилась не на полу, а на чем-то круглом. На это нечто круглое проецировалось лицо, которое моргало, а секунд через 5 начинало разговаривать. Эффект — будто рояль стоит на чьей-то голове, которая молчит-молчит, а потом вдруг выдает что-то. Здесь же стоял холодильник с напитками. Но никто так и не смог понять: это тоже экспонат или все же просто холодильник с напитками.

На стенах висели не менее странные картины и фотографии. Так, на одной стене висел набор фотографий двух голых мужчин в разных позах, причем один из этих мужчин был без ног. В другом зале висели три фотографии трех голых женщин разных возрастов, которые показывали жесты: peace, love, f*ck. Рядом с ними «красовалось» лицо какой-то мадам, которую до фотографирования явно сильно избили, потому как все лицо было в подтеках и синяках.

В общем, таких вот экспонатов выставки, которые просто наизнанку выворачивали мозг и «дарили» ощущение сюрреалистичности — было очень много. Некоторые работы были настолько простыми, что их мог бы сделать любой желающий. В чем же было превосходство тех, которые были представлены тут — непонятно.

Одним из экспонатов, который зацепил Ксюшку, был Маяковский. Это были три или четыре фотографии молодых людей времен СССР. По очереди каждая из фотографий оживала, и один из парней, изображенных там, начинал читать один из стихов Маяковского. Что ж, по крайней мере, это не настолько выносило мозг за пределы сознания.

Вдоволь насмотревшись на все эти «произведения искусства», я решила, что пора бы возвращаться на базу, то есть, в гостиницу. По пути к выходу насобирались такие же желающие покинуть выставку: Ксенька, Гёзде, Сара, Эстер, Леа. Прежде, чем выйти из галереи, мы сначала зашли в книжный магазин, а уже после чего, еще раз окликнув всех, направились к выходу.

Только лишь для понимания картинки в дальнейшем моем рассказе объясню, что выход из замка располагался на противоположной стороне от той, которая была видна из гостиницы. То есть, чтобы добраться до гостиницы, нужно было обойти замок и спуститься по лестнице, так как замок располагался на холме. На все про все путь от выхода из замка до входа в гостиницу медленным шагом занимал 10 минут.

Каково же было наше удивление, когда, придя в гостиницу, мы не досчитались одного «бойца». Гёзде! Еще в книжном магазине мы ее видели, а вот выходила ли она со всеми — никто не помнит. Ксенька начала набирать потеряшку.

— Ты где? — спросила рыжуля.

— Я возле выхода, вас жду. А вы где? — наивно спросила турчанка.

— Хм, мы вообще-то уже в гостинице. Ты сама добраться сможешь? — уточнила Ксенька.

— Постараюсь, — ответила Гёзде.

В общем, не буду описывать все телефонные диалоги, которые происходили между Ксенией и не всегда понимающей английский Гёзде, но после очередного созвона Ксеня констатировала факт:

— Гёзде потерялась.

Как? Как можно потеряться в трех соснах? Никто из нас немножко не понимал.

— Да, она может, — с грустью сказала рыжулька.

Немного поразмыслив она добавила:

— Если честно, я вообще не понимаю, как она к началу проекта САМОСТОЯТЕЛЬНО добралась от Берлина до Щецина и не потерялась.

Все волонтеры уже были в сборе в тренинговой комнате, а Гёзде все не было.

— Вернись обратно в галерею! — слышались очередные установки от Ксени, которая стояла у окна, и будто пыталась руками показать Гёзде маршрут.

— Ну что, все в сборе? Можем начинать? — спросил входящий Томек.

— Нет, не можем. У нас Гёзде потерялась, — отчеканила Ксенька.

— То есть, как это потерялась? — на лице Томека сначала отобразилась озадаченность, а затем, когда ему объяснили, легкая улыбка.

— О, есть идея! — вдруг ободрилась Ксения.

В очередной раз набрав Гёзде, она передала трубку Денизу, который должен был послужить переводчиком, а сама стала объяснять, как добраться до гостиницы.

Минут через 15 лица всех присутствующих озарились улыбками: в комнату вошла Гёзде.

***

Традиционно после всех тренинговых заданий у нас был ужин, на котором обычно решались вопросы проведения предстоящего вечера.

— Ну что, какие планы на вечер? — спросила я у Ксеньки.

— Я сегодня снова собираюсь поехать с ночевкой к своей подруге, которая живет тут в Варшаве, — ответила Ксеня.

Видимо, на моем лице отобразилась вселенская печалька, потому что рыжуля в своей манере спросила:

— Че?

— Думала, куда-нибудь пойдем, пива выпьем, — ответила я.

— Ну хочешь, поехали со мной, — предложила Ксенька. — Там и пива выпьем.

— А можно? — уточнила я.

— А чего ж нельзя-то? — улыбнулась моя собеседница.

— Тогда я иду собираться! — загорелась я.

Через некоторое время мы встретились в холле с Ксенией и направились к выходу.

— А вы куда? — уточнил кто-то из ребят, находящихся в холле.

— К моей подруге, — ответила Ксеня.

— А с нами разве не пойдете? — раздался очередной вопрос.

— Не сегодня.

В принципе, мы с ребятами каждый вечер ходим куда-то все вместе, потому я решила, что могу позволить себе пропустить один вечер всеобщих гуляний.

Что ж, полностью доверив свою судьбу рыжей девчонке из России, я вместе с ней направилась на остановку.

— А билеты на автобус где можно купить? — уточнила я.

— Нигде, — широко улыбнулась Ксенька. — Мы поедем без билетов.

— А нам далеко ехать? — спросила я.

— Нет, не очень, — ответила она.

Так как билетов у нас не было, посему вопрос расстояния был принципиально актуальным. Как-то не люблю я попадать в неловкие ситуации, которые касаются штрафов. Ну не мое это!

Каждую остановку я дергалась, силясь распознать: вошел ли контроль или нет. Так, на нервах, мы наконец добрались до нужной нам остановки.

— Так, нам вроде тут выходить! — скомандовала Ксеня.

— Вроде? Ты не уверена? Мы хоть в правильном направлении ехали? — начала я подначивать ее.

— В правильном, не беспокойся, — ответила Ксенька.

— А ты точно помнишь, где живет твоя подружка? — в продолжение шутки спросила я.

— Очень смешно! — лишь ответила моя попутчица.

Когда же мы завернули перед единственной возвышавшейся девятиэтажкой во дворы стоящих вдоль дороги пятиэтажек, Ксенька начала немножко нервно осматриваться.

— Так, точно не этот. По-моему, вон тот, — как бы убеждая саму себя, рассказывала Ксеня.

— Не пойму, ты не помнишь, где живет твоя подруга? — не удержалась я.

— Да все я помню! Просто свернули не там.

— Ксень, а Ксень! А мы точно ТАМ вышли? — я еле сдерживала смех от хохота.

— Точно! — губы Ксеньки уже тоже расплылись в широкой улыбке.

— Тогда КАК ты умудрилась потеряться? Ты от Гёзде заразилась? — меня уже пробирал смех.

— Не смеши меня, дай подумать, — смеялась вместе со мной рыжуля.

Так мы побродили между пятиэтажек еще минут семь, после чего Ксенька приняла волевое решение:

— Так, возвращаемся на остановку и оттуда идем еще раз. Тогда я точно найду дорогу.

Мы так и сделали. Но когда мы завернули не ПЕРЕД, а ЗА девятиэтажкой, и именно в этой девятиэтажке Ксенька узнала дом своей подружки, я просто распласталась на асфальте от хохота.

— Как? Ксеня, как ты могла искать дом подруги среди пятиэтажек, если она живет в девятиэтажке? Это ж опознавательный знак — опознавательнее некуда! — мои слова перемежались хохотом.

Ксенька и сама не поняла, как вообще такое получилось, но также заливалась смехом вместе со мной.

— Я просто не туда свернула, — снова ляпнула она, чем породила новую волну хохота.

Вдоволь насмеявшись, мы все же направились в сторону подъезда, а я не преминула пошутить еще и на тему этажа и квартиры.

Аня — подруга Ксеньки — полька, но достаточно хорошо владеющая русским языком. Кроме того, Аня учится на факультете русского языка и литературы (как-то так) в Варшавском университете. Очень приятная молодая девушка, но… имеющая устрашающую как по мне собаку, которая, если станет на задние лапы, будет повыше меня! И вот эта самая собака (а я с детства собак откровенно боюсь, особенно больших) с самого нашего прихода не отходила от меня ни на секунду, норовя, простите, в прямом смысле залезть под юбку!

Кое-как утихомирив собаку, мы получше познакомились между собой и наперебой начали рассказывать новости последних дней. Я не забыла рассказать Ане, как Ксюша заблудилась, ища нужный дом, в связи с чем у нас наступил новый приступ смеха.

Через короткий промежуток времени Аня сообщила, что нужно выгулять собаку.

— Пойдешь с нами? — уточнила Ксенька.

— Если можно, то я бы с этим монстром не хотела бы гулять и осталась бы здесь, — неуверенно произнесла я.

— Ок, оставайся. Но не пугайся, если вдруг придет молодой человек. Это мой парень, — сказала Аня.

— Час от часу не легче! — вздохнула я. — Но это куда лучше, чем собака.

Все снова рассмеялись.

— Вы меня закроете? — вдруг спросила я.

— Зачем? — удивилась Ксенька. — Здесь не закрывают квартиры. Даже на ночь. Это ж не у нас.

Ого! Я малость ошарашена. Но да ладно, привыкаем к загранице.

Через время вернулись девчонки с собакой и молодой человек Ани, который принес пиво.

В общем-то, вечер мы скоротали в беседах за пивом и чашечкой чая. Единственное, что смущало меня весь вечер — это пристальное внимание собаки к моей персоне, которая сопровождала меня даже в дамскую комнату.

Когда же все уже зевали, а на часах стрелки давно перевалили за полночь, мы решили, что пора ложиться спать. Нам с Ксенькой постелили на диване в гостиной, а Аня с парнем отправились в свою комнату. И все бы ничего, рыжуля рядом — я не против, мы даже шутили на эту тему, что наконец-то спим вместе, несмотря на то, что знакомы совсем недавно, но вот соседство на диване с собакой — это ну никак в мои планы не входило! И, тем не менее, этот пёсище решил, что охранять сон, лежа с нами на диване — самая лучшая затея. Ррр.

А меж тем еще один день, сумбурный день, насыщенный день подошел к концу.

15.04.2011

Новый день заглянул в окна квартиры. Женихи, конечно, на новом месте так и не снились (как обычно), но зато у меня всю ночь была «великолепная» компания в виде пса, верно охранявшего наш сон.

— Доброе утро! — сказала лежащая рядом мордашка с волосами цвета меди.

— Доброе утро! — сказала я в ответ.

Так хотелось понежиться в постели, но, помня, как Ксенька однажды уже опоздала на тренинг, мы стали стаскивать себя с кровати.

Быстренько попив чаю и попрощавшись с Аней и ее парнем, мы побежали на остановку.

Снова несколько минут страха перед возможным контролем — и вот мы уже возле гостиницы. Более того, мы даже успели на завтрак!

— Доброе утро! — стало разноситься со всех сторон.

— Привет-привет! — отвечали мы.

— Ну что, как погуляли вчера? — спросила я у кого-то из ребят, видя их уставшие и заспанные лица.

— Отлично! — ответил кто-то.

— Замечательно! — вторил другой.

— Супер отпраздновали! — ответил Дениз.

— Отпраздновали что? — удивилась я.

— Как что? Мой день рождения! — сказал Дениз.

— Ну у тебя же день рождения… сегодня, — промямлила я.

— Ну да! Вот мы в 12 и начали праздновать! — широко улыбаясь, ответил турок.

Блин, блин, блин! Ну почему так всегда? Я же думала, что празднование будет проходить сегодня, потому решила пропустить вчерашние посиделки, а оказалось… А мне ведь так хотелось отпраздновать этот день вместе с именинником! Блин!

Ну, ничего не попишешь. Поезд ушел. Хотя я, конечно, подрасстроилась.

Когда ребята потихоньку начали рассасываться с завтрака, я выловила Борю и попросила его задержать Дениза как можно дольше, чтобы ребята успели написать ему пожелания. Боря обещал сделать все возможное.

Быстренько ретировавшись в тренинговую комнату, я стала «терроризировать» всех и каждого на предмет написания пожеланек для Дениза, не забыв и самостоятельно что-то накалякать. Потом я подошла к Дагне, которая вместе с Томеком рассматривала плакат и приходила в восторг.

— Дагна, как видишь у нас есть поздравительный плакат для именинника, но чтобы сделать сюрприз еще более интересным, я прошу тебя помочь.

— Каким образом? — удивилась Дагна.

— Мы накроем плакат каким-нибудь исписанным листом. Ты начнешь тренинг и скажешь, что тебе нужно кое-что написать на флипчарте, затем перевернешь лист якобы в поисках чистого, а там будет наш поздравительный плакат. Думаю, для именинника это будет очень неожиданно.

— Отлично! — согласилась Дагна. — Мне нравится идея!

— А вообще ты очень постаралась! — с воодушевлением сказал Томек. — Отличный подарок получился!

— Согласна, — подхватила Дагна. — Ты молодец!

Мои щеки тут же порозовели, потому как только так они реагируют на приятные слова в мой адрес, но, чтобы не выдать свое смущение, я поблагодарила Томека и Дагну и отправилась проверять, кто еще не написал поздравляшку.

— Идет! — выкрикнул кто-то, стоявший на стреме.

Мы быстренько накрыли плакат ватманом и, как ни в чем не бывало, расселись по диванчикам, делая вид, что уже давно так сидим и общаемся.

Зайдя в комнату, Дениз не заподозрил ничего странного, уселся и вклинился в чей-то диалог.

Тренинг начался. У меня внутри все сжималось, потому как хотелось, чтобы все прошло, как задумано и чтобы сюрприз удался в полной мере.

— Итак, по большому счету, у нас с вами сегодня последнее занятие. И о том, как оно будет проходить, я бы хотела написать на флипчарте, — начала Дагна, а у меня все внутри уже завязалось в узелок.

Тут она взяла лист, перевернула и сделала вид, будто очень удивлена:

— Дениз, по-моему, это для тебя!

И тут мы все дружно закричали:

— С днем рождения!

Сказать, что Дениз был удивлен, — это ничего не сказать! Он не знал, что ему делать: встать, сесть, улыбаться, плакать, подойти к плакату или остаться на месте…

В итоге, под наши бурные аплодисменты и песенку «С днем рожденья тебя» мы пригласили его рассмотреть поближе наши пожелания. Тут у Дениза наступил второй шок, потому как, читая каждое из пожеланий, он готов был расплакаться, поворачивался к автору и благодарил. И так — пока не перечитал все, ну или почти все, так как не все пожелания были написаны на английском языке.

— Спасибо! Когда это вы только успели? — все, что смог выдавить он.

— Ну, вот как раз, пока ты занимался квестом по поиску кабеля, — улыбнулась я.

И тут вдруг я увидела допущенную мной ошибку на плакате, которую НИКТО не заметил ни тогда, когда плакат был в виде наброска, ни тогда, когда он был уже полностью готов. В слове «birthday» я пропустила букву «h»! Вот кулёма!

— Эээ, единственное, — я поняла, что мне хотя бы устно надо исправить ошибку, — буква «Н» потерялась по пути, но она найдется.

Немного придя в себя, Дениз еще раз поблагодарил нас всех, после чего сел на место.

— А вы знаете польскую поздравительную песню ко дню рождения «Sto lat»? — спросила у нас Дагна.

— Нет, — замотали все головой.

— Да, — закивала Ксенька.

— Тогда, если вы не против, давайте ее разучим, потому как она вам может пригодиться в Польше. Заодно еще раз Дениза поздравим, — сказала Дагна.

А мы и не против.

Дагна, извинившись перед Денизом, что ей придется все же закрыть плакат, на флипчарте написала слова песенки, которую поляки используют для поздравления именинника:

Sto lat, sto lat

Niech zyje, zyje nam.

Sto lat, sto lat

Niech zyje, zyje nam.

Jeszcze raz, jeszcze raz

Niech zyje, zyje nam.

Niech zyje nam!

И эксклюзивно для моего читателя — перевод!

Сто лет, сто лет,

Пусть живется, живется нам.

Сто лет, сто лет,

Пусть живется, живется нам.

Еще раз, еще раз,

Пусть живется, живется нам.

Пусть живется нам!

Напев нам песенку, чтобы мы запомнили мотив, Дагна предложила исполнить ее Денизу, что мы и сделали.

Снова малость смутившись, но поблагодарив всех, Дениз улыбнулся своей очаровательной улыбкой.

Когда с торжественно-поздравительной частью мы закончили, Томек перешел к следующему заданию на сегодня. Нас снова разбили на группы, после чего нам было предложено, скажем так, разработать свой метод изучения польского языка, который мог бы быть эффективным для нас: метод, при помощи которого изучение языка становилось бы интересным и более действенным. Ну а после того, как группа остановится на каком-либо методе, продемонстрировать, как это должно работать.

Снова закипела работа, снова мозговые штурмы стали выдавать на-гора новые и новые идеи. Снова-таки, когда с работой было покончено, нам нужно было презентовать свои инновационные работы. От нашей группы на роль презентующего снова была выбрана я.

Наш метод заключался в том, что на одной табличке мы написали вариант слова на английском, на другой — на польском. Сначала я показывала слово на английском, затем, показывала его же на польском, произносила его, чтобы все его не только прочитали, но и запомнили, как оно произносится. Когда мы «выучили» все слова, я разложила английские карточки в один столбик, польские — в другой. Добровольцу нужно было к каждому английскому варианту слова подобрать польский вариант, с чем доброволец Сара успешно справилась. Собственно, вот такой метод был у нас.

Также были и другие способы. Один из тех, который запомнился мне — это стикеры. Чтобы выучить части тела, ребята предложили написать их на стикерах и прикрепить на человека. Так, Боря был с головы до ног обклеен стикерами на которых красовались: «нос», «губы», «глаза», «руки», «ноги» и т. д.

После того, как каждая из групп презентовала свой способ, подошло время кофе-брейка. И пока все ребята направились в столовую, я быстренько доконструировала в поздравительном плакате для Дениза букву «Н». Окончательный вариант плаката, даже со вставленной буквой, получился вполне-таки симпатичным.

А вот теперь — кофе-брейк!

***

После кофе-брейка мы снова собрались в тренинговой комнате.

— Что ж, — начал Томек, — наш тренинг подходит к концу. У нас для вас осталось лишь последнее задание. Мы просим вас написать на листе бумаги то, что вам понравилось за все дни тренинга, что вам не понравилось. Чего бы вы добавили еще, а что убрали бы. Нам очень нужна эта обратная связь для проведения других подобных тренингов. Ну и — пожелания, если у вас таковые есть. Подписываться не обязательно.

Каждый из нас, найдя себе уютно-укромное местечко в комнате, начал «сочинять». Кто-то справился раньше, кто-то позже, но, сдав свои «шедевры», мы поняли, что на этом — все.

— Что ж, ребята, гостиница зарезервирована до завтра, поэтому вы можете либо выехать завтра до обеда, либо сегодня. Кому как удобно. На этом мы с вами прощаемся. Приятно было со всеми вами поработать! — взяли последнее слово Томек и Дагна.

Каждый из нас поблагодарил тренеров за столь интересные и насыщенные дни, после чего мы решили, что до отъезда кого-либо из ребят нужно сделать общее фото. Перед обедом.

После этого все стали потихоньку расходиться. Я пошла к себе, дабы прилечь. И тут вдруг меня стало накрывать. Настроение стремительно начало ухудшаться. Причина — неизвестна. Но вдруг мне захотелось пожалеть себя, поплакать. Вот в таком непонятно-депрессивном состоянии я и провела время до обеда.

Когда я вышла на обед и спустилась на первый этаж (нулевой по-польски), то увидела, что все ребята стоят гурьбой на улице, готовые к фотографированию.

«Эээ, а как же я?» — пронеслось у меня в голове. И никто меня не позвал. Обидно как-то. Завидев меня, ребята замахали руками, приглашая к ним. В общем-то, массовое фото получилось (вот только я была на нем с кислым лицом), после чего я обратила внимание, что все прощаются с первыми уезжающими: Леа и Матильде. Попрощавшись с девчонками (хотя с Леа я, собственно, увижусь через пару дней), я повернулась к Ксеньке:

— А на обед идем?

— Какой обед? Все уже давно поели! — удивилась рыжуля. — Томек же сказал, что обед будет на полчаса раньше!

— Да? Когда это он успел такое сказать? — не меньше Ксюшиного удивилась я.

— Ну как когда? Перед тем, как мы разошлись, — уточнила Ксеня.

Хм, видимо, я ушла все же раньше остальных и на целых полчаса дольше депрессовала, чем могла бы. Эх!

Что ж, обедать мне пришлось в компании эдаких мужчин-бизонов: огромные шкафы-футболисты как раз пришли на обед. Хм, ничего так компания собралась!

***

После обеда мы решили съездить на вокзал, приобрести билеты на обратную дорогу.

— Ксения, а ты когда уезжаешь? — вдруг спросила Гёзде.

— А что? — вопросом на вопрос ответила рыжуля.

— Ну, хочу поехать вместе с тобой в Шецин, — просто ответила турчанка.

— Эээ, я еще на пару деньков остаюсь у своей подружки в Варшаве, так что тебе придется ехать домой самостоятельно, — ответила Ксенька.

Повернувшись ко мне, она заговорила на русском, чтобы Гёзде ее не поняла:

— Блин! Я, конечно, понимаю, что Гёзде хочет поехать со мной и также понимаю, что она барышня такая, что и в двух соснах может заблудиться, и я буду дико волноваться, но я просто не выдержу еще и дорогу обратно в ее компании!

По глазам Гёзде же читалось, что она до последнего надеялась поехать в Шецин вместе с рыжулькой. Вот смешные! Обе!

Добравшись до вокзала развеселой компанией (я, Ксенька, Сара, Гёзде, Эстер, Гинта, Уриел и Дениз), мы купили билеты, причем в этот раз наши билеты до Гдыни снова-таки были с посадочными местами. Что за чудеса?

Так как после покупки билетов у нас было довольно-таки много свободного времени, мы решили еще немного погулять по Варшаве, изучить город.

Так уж получилось, что Дениз, Уриел, Эстер и Гинта решили посмотреть еврейское кладбище, а мы — я, Ксенька, Сара и Гёзде — Прагу (левобережную часть Варшавы). Потому, разбившись на две группы, мы пошли каждый своим маршрутом, договорившись чуть позже встретиться в центре и попить пива.

Сначала мы с девчонками не спеша добрели до центра города (а что там идти от вокзала-то?), после чего прошествовали тем маршрутом, который мы с Сарой и Гёзде проделали позавчера. Когда же мы дошли до лошадей, разноцветных, которые располагались напротив здания суда, Ксенька вдруг не выдержала и закричала:

— Черный конь! Черный конь!

Это она среди прочих черную коняку рассмотрела. Так как словосочетание «черный конь» у нас тесно закрепилось за Уриелом после нашей сказки, то пройти мимо коняки мы, конечно, не могли. Посему Ксеня со всех ракурсов обфотографировала лошадку. Бедная! Если бы она была живая, уже давно сбежала бы от таких посягательств!

После того, как мы снова изучили центр, мы поехали в Прагу (благо, расположение остановок уже помнили), где практически сразу же решили зайти в близлежащее кафе на чашечку кофе. Кафе оказалось турецким. Гёзде просто расцвела! А нам, меж тем, заварили турецкий кофе.

— А хотите, я вам на кофе погадаю? — вдруг предложила Гёзде.

— А ты умеешь? — больше для проформы задали мы вопрос.

— Конечно! — ответила турчанка.

И понеслась! Сначала она показала нам, как правильно перевернуть чашку, покрутила-повертела, после чего приступила к гаданию.

У Ксеньки выпал какой-то знак вопроса и цифра 4 (Гёзде сказала, что что-то у рыжули произойдет через 4 чего-то, то ли дня, то ли месяца, то ли года, а, может, и часа). Более подробно Гёзде объяснить не могла. А у меня вышла буква «С» и какое-то сердце, но слов для его объяснения у турчанки тоже не нашлось. Но факт сердца меня порадовал, причем очень сильно!

В общем, весь процесс омрачался лишь тем, что словарного английского запаса Гёзде не всегда хватало, а потому много осталось для нас просто «за кадром». Но, тем не менее, было весьма интересно!

После этих посиделок мы пошли дальше, все более и более углубляясь в центр Праги. Правда, по пути мы заскочили в какой-то торговый центр, где я смогла перекусить, а уж потом у нас началась некая историческая прогулка.

Прага представляет собой район города с довоенными постройками, которые кое-где были разрушены еще во времена второй мировой войны. Такой себе советский городок времен 40-х годов. И интересно, и страшновато.

Когда мы решили, что с прогулкой по Праге пора закругляться, Ксенька написала Уриелу, что мы уже готовы выдвигаться в центр. Но этот несносный мальчишка ответил, что они вернулись в гостиницу, сил на новые приключения у них нет, а посему — посиделок в центре и с пивом не будет. Вот что за напасть? А ведь это наш последний вечер перед отъездом!

Выбора не было. Прикупив пиво, мы отправились в гостиницу, чтобы хотя бы там более-менее весело скоротать вечер.

На протяжении вечера я очень много общалась с Сарой, причем, как я заметила, мой английский был уже на том уровне, когда я не только могла слушать, но и изъясняться без проблем! Я очень гордилась собой в тот вечер, правда.

Когда же пиво, силы, а также темы для разговора иссякли, мы стали разбредаться по своим «коморкам». Еще один день в Польше оставил лишь след в памяти, перевернув очередную страницу.

16.04.2011

Вот и наступило утро. Казалось бы, только приехали на тренинг, а уже сегодня нужно возвращаться домой. И ведь было так классно, весело и интересно! И столько новых знакомств! А сегодня снова придется прощаться? Да, к сожалению, да.

Первыми улетавшими сегодня ласточками были Боря и Моника. Снова обнимашки-целовашки, традиционно-произносимые фразы:

— Приезжайте к нам в гости! Приглашаю!

Традиционные ответы:

— Обязательно приедем! И вас также ждем у себя!

Потом последние взмахи руками, и вот еще одна, а точнее, две частички нашего вновь сформированного коллективчика оторвались, чтобы успеть на поезд, который унесет их совсем в другую сторону от нас.

Снова слышны тяжелые вздохи грусти, и ноги не спеша несут нас в свои, пока еще свои комнаты, чтобы закончить собирать вещи, так как совсем не за горами и наш отъезд.

Все, сумки собраны, ключи от комнат сданы. Сидим, что называется, на чемоданах, ждем, пока соберутся все. Леа уехала еще вчера, соответственно, домой мы ехали вчетвером: я, Эстер, Уриел и Дениз. Кроме нас на вокзал также ехали Сара и Ксения, которая поехала просто, чтобы проводить нас. Далее ее маршрут снова пролегал к Ане.

Без лишних приключений мы доехали до вокзала, где и попрощались с девчонками. Ксеня пошла провожать на один перрон Сару, мы отправились на другой перрон ожидать наш поезд.

— Простите! Паньство может мне помочь? — услышали мы за спиной и обернулись.

За нами стояла немолодая женщина, смотревшая на нас немного растерянными глазами. Посмотрев на своих попутчиков, я увидела точно такие же глаза, а в них я прочитала немые фразы: «Что она спросила? Давай, отвечай! Мы все равно ничего не понимаем!».

— Чем могу помочь? — неуверенно спросила я у этой женщины.

— А пани не знает, с какого перрона уходит поезд на Бялосток? — уточнила она.

В голове начали роиться мысли. Что сказать? Нет, не знаю и вообще я не говорю по-польски? Или просто сказать, что я не местная? Так, стоп! А ведь Сара едем именно до Бялостока! И она отправилась на третий перрон.

— Вам нужно пройти на третий перрон, а это второй, — ответила я женщине после некоторых колебаний.

— Странно, а мне казалось, что поезд прибывает сюда. Ладно, спасибо, — ответила женщина и удалилась.

— А как… О чем… Ну ты даешь! Мы ничего не поняли! — только и смогли вымолвить мои удивленные товарищи.

И вот здесь меня за себя саму охватила такая гордость, что были бы крылья, я бы вспорхнула до самого потолка! Вдруг кто-то постучал по моему плечу. Из-под потолка я снова шандарахнулась на землю. Оглянувшись, я увидела Сару и Ксеню.

— А вы что тут делаете? — не поверила я своим глазам.

— Оказалось, что поезд прибывает не на третий, а на второй перрон, — ответила Ксенька.

— Прикольно, значит, будем ждать вместе! А вместе оно-то всегда веселее! — сказала я.

Но тут мои мысли снова напомнили мне о диалоге с женщиной, искавшей свой поезд. Бедная, наверное, пришлось ей побегать. А вдруг она теперь опоздает к отправлению? Мои крылья самостоятельно отпали и уползли на рельсы бросаться под ближайший поезд. Но когда подошел поезд до Бялостока, и среди толпы я увидела ту самую женщину, от сердца отлегло. Оказалось, не поверив мне, она стала донимать расспросами других ожидающих, в связи с чем так и задержалась на этом перроне. Снова пообнимавшись, нацеловавшись, всплакнув (нет, не в прямом смысле), мы помахали Саре и удаляющемуся вместе с ней поезду. Не успели последние искры от колес исчезнуть в воздухе, как подошел и наш поезд. Снова взмахи платочков, слезы-сопли… Ой, нет, это не из нашей истории.

— Давай, приезжай в гости, — сказала я Ксеньке.

— Приеду, — просто ответила она.

Распрощавшись с рыжулей, мы быстренько нашли свои места (благо, путь домой лежал в комфортном шестиместном купе), умостились поудобнее и поехали.

— Сегодня ты увидишь нашу квартиру и познакомишься с Лизой, — обратилась я к Денизу.

— Ага, — ответил он.

Уткнувшись каждый в свои дела (музыка, ноут, поспать), домой мы ехали в полном молчании.

По приезду в Гдыню мы были такие уставшие, будто шесть часов не в поезде ехали, а таскали мешки с цементом.

— Здесь ты будешь жить ближайшее время, — открывая двери квартиры, мы пригласили Дениза войти.

Эх, несмотря ни на что, как же дома-то хорошо!

***

Вечером, когда мы сидели на кухне, пришла Лиза.

— С приездом! — с порога прокричала она.

Я подхватилась и довольно-таки резво направилась поприветствовать Лизу, будто роднее человека у меня нет.

Несмотря на то, что по фейсбуку моя соседка и Дениз уже были знакомы, я как-то ожидала, что Лиза хотя бы представится ему. Но, лишь сухо кивнув Денизу, она повернулась к нам с Уриелом и спросила:

— Ну что? Как поездка? Как тренинг? Рассказывайте!

И тут плотину прорвало! Меня было не остановить! Я все рассказывала и рассказывала интересные истории из нашей недельной столичной жизни, Лиза лишь иногда кивала и произносила:

— Да, у нас тоже такое было!

И кроме общих тем для разговора появилась первая ниточка между мной и моей соседкой по комнате, первая невидимая связь, первые нотки доверия. Эх, горжусь! А крылья-то, крылья!

***

На сегодняшний вечер Лиза была приглашена в Гданьск местными волонтерами, ну а мы — за компанию. Недолгие сборы, и мы уже идем на электричку.

— Эленка, а ты разве носишь очки? — вдруг спросил Дениз, когда увидел, как я надеваю очки для зрения.

— В принципе, зрение у меня не очень, — ответила я. — Но очки я надеваю только в двух случаях: когда у меня очень хорошее или когда очень плохое настроение.

— А сейчас оно у тебя какое? — не унимался сосед.

— Догадайся! — за малым не показывая язык и прыгая по ступенькам на одной ноге, ответила я.

— Понятно, — сказал Дениз.

— Интересный определитель настроения, — улыбнулась Лиза.

Что есть, то есть. Просто так уж повелось, что о наличии очков я вспоминаю крайне редко. И только лишь в минуты дикой радости или в минуты вселенской печали. Когда хочется выглядеть иначе либо замаскироваться от всего мира, я вспоминаю о таком атрибуте, как очки, которыми просто немного видоизменяю внешность. И только в редких случаях я использую их по делу, особенно, когда глаза устают от изнурительной работы.

Доехав до Оливы (остановка, где живет моя ментор), наш дружный десант в составе нашей квартиры, а также Эстер и Леа, направился в противоположную от знакомой мне сторону, где уже через минут семь мы заходили в небольшое и уютное кафе под названием «Дельфин». Туда же подтянулись ребята-волонтеры из Гданьска. Дениз, наконец-таки, смог познакомиться с Эмине и пообщаться на родном турецком языке. Лоран, как обычно, мочил шутку за шуткой, веселя народ. Общение перемежалось новыми порциями пива, становилось все веселее.

Через какое-то время этого заведения ребятам стало мало, поэтому было решено выдвинуться дальше. До центра города решили добираться трамваем. Хм, что я могу сказать? Трамваи в Польше — это вам не наши убитые горем и безысходностью полуразвалившиеся махины. Это вполне цивилизованный и часто используемый транспорт, в отличие от нашего «пенсионного» и ходящего раз в полчаса. И, конечно, со всеми такими же «шедеврами» техники, кои я уже успела рассмотреть в местных автобусах и троллейбусах.

— А вооон там наша квартира, — указывая куда-то вдаль, сказала Марьяна.

— Но едем мы в район нашей квартиры, — вставил свои 5 копеек Лоран.

Ребята-волонтеры Гданьска тоже живут в двух разных квартирах, которые, правда, расположены гораздо дальше друг от друга, чем наши.

Итак, мы добрались до центра города. Еще не совсем понимая, в какой части центра мы есть, я постаралась включить свой внутренний навигатор (ах, как я стала им гордиться!), но при этом не отстать от основной массы толпы.

Сегодня у меня снова появилась возможность полюбоваться ночным Гданьском, но в этот раз нет такой спешки, как в прошлый раз. Неспешным шагом мы шли по улочкам города, осматривая новые, до сих пор неизвестные мне достопримечательности, наслаждаясь превосходным архитектурным ансамблем, выстроенным по обе стороны от нас. Какое же великолепие! До чего же захватывает дух от такого разнообразия красок! Я и не заметила, как мы пришли на центральную площадь города.

— А вот за этим зданием наша квартира, — гордо указал в сторону Лоран.

— Так вы живете в самом центре? — удивились мы, гдыньские.

— А то! — с очередной порцией гордости ответил Лоран.

— Зато у нас обе квартиры рядышком находятся, не то, что ваши, — это было мое ответное па на выпад Лорана.

— Зато у нас проездные на все виды транспорта, даже на электричку, — не унимались гданьские.

Это грозило перерасти в детскую игру «Кто кого переплюнет», но, плавно движимые в сторону квартиры Лорана и Эмине, мы встретили Тараса и еще кого-то из ребят.

Далее все развивалось, будто в кино, которое я смотрю, но совершенно не принимаю участия.

Кто-то кого-то спросил, идем ли мы на танцы, кто-то утвердительно ответил, после чего практически вся толпа пошла в располагавшийся в двадцати метрах клуб, практически напротив квартиры Лорана и Эмине. Вход был свободный, нужно было только заплатить за номерок в гардеробе, так как в верхней одежде не пускали. И почему-то в тот момент, когда у всех глаза загорелись от мысли приближающегося пати, у меня все больше усиливалось желание поехать домой.

Еще когда мы ехали в Гданьск, Дениз говорил, что долго не планирует гулять. Так, пару часиков, не больше, потому что дорога была тяжелой и он планировал отдыхать. И тогда, в электричке, я всеми руками, ногами и остальными конечностями всецело поддержала его, сказав, что составлю ему компанию в поездке домой. А далее предвкушала эту поездку, рисуя картинки: он, я… Эх, романтика!

И вот, когда часть народа уже спустилась в «подземелье» ночного клуба, а часть еще только снимала верхнюю одежду, я обратилась к соседу:

— Дениз, может, поедем домой, а?

— А давай немножко еще тут побудем, а потом поедем? — ответил он.

И я поняла, что в одночасье рухнули две идеи-фикс: как можно раньше оказаться дома — раз и поехать домой вдвоем с Денизом — два. Настроение стало катастрофически падать.

Ребята снова заказывали пиво, танцевали, веселились. Мне же хотелось спать, да и настроение не способствовало веселью. Не помогали даже очки. Кстати, ребята, заметив «отклонения» в моем настроении, пытались шутить на этот счет («Очки есть, а настроение где?»), но эти шутки не сильно спасали положение. Народу в клубе было очень много, не то, что присесть, стоять было негде. Воздух спертый. Ничто не способствовало улучшению настроения. Но все эти недостатки были видны только моему трезвому взору. Ребята же веселились на полную катушку.

Ближе к двум часам ночи Эстер решила возвращаться домой, вслед за ней подтянулись Лиза и Дениз. Уриел уже давно исчез с горизонта вместе с Эмине. Леа, которая обещала Эстер вернуться буквально через пять минут, тоже удалилась куда-то с Лораном. И все бы ничего, но Эстер оставила свои вещи в квартире у исчезнувших ребят! Сначала мы пытались дозвониться Эмине и Уриелу. Безрезультатно. Товарищи, видимо, настолько были поглощены друг другом, что даже не слышали постоянно звонивших телефонов. Картинка с Леа и Лораном была попроще. Эти два носителя французского языка решили прогуляться по ночному городу, и на наши звонки с просьбой прийти к месту событий коротко ответили: «Сейчас будем». Это «сейчас» длилось минут двадцать. На Эстер было уже холодно смотреть. Все это время она раздетая стояла на улице, хотя, нам она твердила, что не замерзла. Ледяная девушка. А ребят все не было.

Наконец, пришел Лоран.

— А где Леа? — спросили мы.

— Мы там в одном кафе сидим. Она там осталась, — ответил француз.

И пока Лоран нам все это рассказывал, на горизонте нарисовались… Уриел и Эмине!

— Вы где были? — спросил кто-то из нас.

— Эм… Гуляли, — ответил Уриел.

— А на телефон тяжело было ответить? — последовал очередной вопрос.

— А вы разве звонили? — непонимающе-невинно спросил Уриел.

Достав телефон и увидев немыслимое количество пропущенных, он сказал:

— Ой, а я совсем не слышал, как он звонит.

— Ну, это понятно, — ответили мы, многозначительно глядя на эту парочку.

Пока мы выясняли отношения с Уриелом, Эстер успела сбегать за курточкой.

— Мы домой едем. Ты с нами? — спросили мы Уриела.

— Нет, я еще тут побуду. Потом сам приеду, — ответил он.

Оставив эту влюбленную парочку, мы вместе с Лораном двинулись по направлению к тому самому кафе, где его осталась ждать Леа.

Спустившись в некий подвал, символизировавший то самое кафе, я малость ужаснулась. Такое ощущение, что это было главное место сборов рокеров, панков, готов. Я не сильна в субкультурах, но то, что «нормальных» людей там практически не было — это факт. В моем сознании уже пронеслась зарисовка того, как мы остаемся еще и тут посидеть немножко. Но нет! Судя по выражению лица Эстер, она была дико зла! Леа уже была «хорошенькая» от выпитого за весь вечер. Направляясь на выход, Эстер позвала свою соседку. Мы все дружно пошли следом. И уже здесь, на свежем воздухе, стали свидетелями слезливой сцены между девчонками: Эстер обвиняла Леа в том, что та ее буквально бросила («а так подруги не поступают»), что по ее вине (по вине Леа) Эстер замерзла, и еще много текста по ходу пьесы. Леа же, осознав свою вину, стала неистово просить прощения у Эстер. Обе начали плакать (алкоголь творит «чудеса» с девичьей психикой). Все это перемежалось пьяными репликами. Итогом этих «разборок» стали две заплаканные и, в конечном итоге, обнимающиеся особы не очень трезвого вида. И насколько мне удалось понять из всего этого сумбура, Леа домой с нами не собиралась. Распрощавшись и с ней, мы двинулись дальше.

Стоит ли говорить, что на поезд мы опоздали? Следующий поезд намечался аж через полтора часа. А на улице не лето! Мало того, что дико хочется спать, так еще и холодно, как в холодильнике! А мысли о том, что ждать нужно не менее полутора часов, оптимизма не добавляли. Ветер пробирал до костей, а пересидеть все это время даже негде. Что за непруха?

— Может, «МакДоналдс» работает? — даже не спросила, а как бы понадеялась Лиза.

Мы дружненько направились в здание вокзала, где располагался этот самый «МакДоналдс». Но на двери висела табличка, что до трех часов ночи санитарный час, соответственно, ни «МакДоналдс», ни здание вокзала не работали. А ветер даже не думал нас щадить. По прошествии получаса, в начале четвертого, двери вокзала все-таки открыли. «МакДоналдс» — нет. Расположившись напротив входа в это бистро, мы сначала стоически пытались проводить оставшееся время на ногах (благо, хоть не на холоде), но усталость брала свое. Сначала на пол присел Дениз, за ним Эстер, Лиза… Я держалась до последнего, но усталость взяла верх. Глаза непроизвольно закрывались, уже напрашивался первый сон. И так бы мы и провели время до самого поезда в тепле и неком подобии уюта, но столь прекрасную идиллию нарушила охрана вокзала, которая строго-настрого запрещала возлежание в коридорах, в связи с чем выгоняла всех и вся на улицу. Мы не стали ждать позорного изгнания. Изгнались сами. Снова пришлось отмораживать попы.

Домой мы приехали часикам к пяти утра (ну да, совсем чуть-чуть погуляли!).

Морфей уже даже не нервно покуривал в ожидании нас в своих кроватях.

Еще один день, перетекающий в новый, завершил свой ход, оставив место истории и воспоминаниям.

Глава 4. И снова рабочие будни

17.04.2011

О! Как же хорошо после столь долгих прогулок иметь возможность отсыпаться полдня! После вчерашних гуляний организм требовал восстановления душевных, моральных и физических сил путем сна и полного постельного релакса. Поэтому первая половина дня прошла под девизом: «Отдых, ничего, кроме отдыха!».

Где-то в обед, пока я завтракала, Лиза спросила:

— Мы сегодня с Денизом идем на встречу с его ментором и другими ребятами. Ты с нами?

— Хм, а почему бы и нет? — ответила я. — А это снова ехать в Гданьск?

— Нет, мы встречаемся в «Контрасте», — сказала моя соседка.

Ну, «Контраст», так «Контраст». Буквально сразу после моего обеденного завтрака мы и отправились на встречу.

Сегодня не только Дениз имел возможность познакомиться со своим ментором, но и я. Дело в том, что на прощальной вечеринке Карлоса я видела Андрея, а именно он был назначен ментором Дениза, но нам не то, чтобы пообщаться, нам даже не удалось познакомиться с ним. А сегодня у меня появилась такая возможность.

Андрей оказался очень приятным собеседником. Но что порадовало меня больше всего на этой встрече, так это то, что ребята как можно чаще старались общаться со мной на украинском языке, в то время как Лиза и Дениз непонимающе смотрели на нас.

— Надо с тобой почаще встречаться и общаться по-украински, чтобы было как можно больше языковой практики, — сказал мне Андрей.

— Ну, тогда, дабы практиковаться в польском языке, я с вами буду общаться по-польски. Идет? — ответила я.

— В смысле? — спросили ребята.

— Ну, когда будем вести беседы, вы можете по-украински со мной общаться, а я с вами — по-польски, — уточнила я.

— Неет, так не пойдет, — сказал Арек. — Это ж как мозг надо напрягать, чтобы перестраиваться с одного языка на другой?!

Я лишь улыбнулась.

В целом, встреча прошла очень тепло и дружественно. Захотелось вдруг ощутить себя той частичкой рассказов, которыми все время делились ребята, вспоминая все новые и новые истории. А еще было видно, насколько они сдружились с Лизой, потому что бо́льшая часть историй была связана с ней, да и шутки, которыми обычно ребята «награждают» своих лучших друзей, были по большей части адресованы моей соседке. За этим было приятно наблюдать, а вместе с тем — улыбаться и по-доброму завидовать.

После недолгих посиделок в кафе мы, нашей дружной компанией, вышли на улицу. Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что город затянул туман! Буквально за какой-то часик. Да такой густой! Вот это было зрелище!

Распрощавшись с ребятами, мы отправились домой, где мне предстояло провести первый спокойный вечер за последние несколько дней. И, знаете, я обрадовалась этому факту, посвятив себя делам насущным, в частности, подготовке к завтрашнему заданию на тему «Пасха в Украине».

Спасибо Польше за еще один прожитый день. Спасибо всем тем людям, которые меня сегодня окружали. Вместе мы написали небольшой кусочек из истории жизни.

18.04.2011

Трям! Здравствуй, понедельник!

Сегодня мой первый рабочий день после недельного отсутствия. Интересно, как там мои крохи?

Встретили они меня с радостными возгласами и обнимашками.

— Пани Элена! — выкрикивали они и обхватывали меня своими ручонками.

И столько радости было в этих объятиях! Хм, не подозревала даже, но как же я по ним соскучилась! Но Беата уже собирала малышню на ковре для того, чтобы послушать мой рассказ о Пасхе в Украине.

Подготовилась я основательно. Сочинив подходящий текст о празднике, включающий в себя информацию о традициях, обычаях, о том, что именно и как готовится, какие существуют обряды, я перевела все это дело на польский с помощью переводчика и записала в тетрадку. Смысл того, что сейчас я читала детям, не всегда был мне понятен в силу незнания языка: перевести-то перевела, но сама путалась в том, что читала. А порой даже Беата не понимала смысла читаемого мной текста, уж больно коряво поработал переводчик. Но общий смысл детям был понятен. Спасибо Беате, которая постоянно приходила на помощь, если вдруг что-то по тексту шло не так.

— А Зайчик к вам на Пасху не приходит? — спрашивала по ходу рассказа Беата.

— Нет, — отвечала я.

Дело в том, что в Польше, равно как и некоторых других странах Европы, как, например, в Германии, на Пасху к детям приходит пасхальный Зайчик, который дарит сладкие подарки в честь праздника. Жалко, что у нас такого нет, но уж что поделать?

После того, как я закончила со своим рассказом, Беата начала задавать детям вопросы по теме только что услышанного.

— Итак, дети! Что готовят в этот праздник? А как называются крашеные яйца? А что обычно изображают на расписанных яйцах? А какими словами люди приветствуют друг друга в этот день? — и еще много вопросов в таком же духе. Бывало, что Беата по несколько раз спрашивала один и тот же вопрос для того, чтобы дети запомнили на него ответ.

Второй приготовленной мной частью были две зарисовки: первая — это нарисованное яйцо с нанесенным на него орнаментом, вторая — «чистое» яйцо. Сделав копии этих «шедевров» на всех детишек, я предложила разукрасить первое яйцо и нарисовать что-нибудь, согласно украинских традиций, на втором. Мои малышаки со всем энтузиазмом взялись за работу, и уже через некоторое время у нас была готова практически галерея самых разнообразно и пестро раскрашенных рисунков. И каждый рисунок — особенный маленький шедевр.

После обеда Беата решила пообщаться с Лизой по поводу ее итоговых документов, так называемого youth pass — сертификата волонтера о проделанной работе за период проекта. Мне же была отведена определенная роль.

— Элена, почитаешь детям сказки? — скорее утвердительно, чем вопросительно сказала Беата.

— Но… а я… как… Ну, я не знаю, получится ли, — неуверенно промямлила я.

— А почему должно не получиться? — спросила Беата и вручила мне книжку.

Мда. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Ничего не попишешь, надо выполнять. Глянув на расположившихся на ковре детишек, я сглотнула подступивший комочек страха и открыла книжку. Ну, что сказать? Я-то приблизительно понимала то, о чем читаю, дети — нет. Точнее, глядя в их понимающие глаза, мне верилось в лучшее, в то, что читаю я достаточно понятно, но после того, как я закончила читать, уточнила:

— Скажите, о чем была сказка?

Но дети так и не смогли ответить на этот вопрос. Лишь кто-то из них со всей детской непосредственностью ответил:

— Мы ничего не поняли.

Все понятно. Над языком мне еще работать и работать.

После сказок Беата разрешила детишкам немного поиграться в то, во что они хотят. Ко мне подбежала Агнешка, с которой мы сегодня играли в игру «Зеркало» (игра, когда один человек показывает разные действия, а другой его копирует, будто зеркало).

— Давай еще поиграем, — попросила она.

Отказать ребенку в чем бы то ни было я не в силах. Выполняя роль зеркала, я стала повторять за Агой все ее действия. Но тут Ага села на шпагат!

— Ой, нет-нет! Я так не смогу! — начала отнекиваться я.

— Но ты должна! — настаивала Ага.

— О, ужас! Это будет смертельный номер, — с горестью констатировала я и начала примеряться в попытке выполнить этот акробатический трюк.

Не слишком удачно примерившись, я достаточно резко выполнила па. Полностью усесться на продольный шпагат я все-таки не смогла, но своим почти шпагатом удивила не только детей, но и взрослую часть нашей группы. Результатом же этой вполне невинной детской забавы стали растянувшиеся мышцы, которые сообщили тут же о своем присутствии так, что я просто-таки не могла ходить.

— Сп-пас-с-с-си-ибо, Ага, давно я так не развлекалась, — сквозь стиснутые от боли зубы процедила я.

Ага лишь, невинно улыбаясь, продолжила показывать какие-то новые акробатические трюки.

— Нет-нет, я пока что не играю, мне нужно передохнуть, — кое-как передвигая ноги, сказала я.

Потом еще несколько дней я буду ходить с болью из-за неподготовленно-растянутых мышц, но в данный момент я стала героиней дня, решившись на такую экзекуцию.

Ладно, не смертельно. Зато дети довольны.

После такого физически тяжелого дня я отправилась домой.

Позже, когда пришла Лиза, мы завели разговор о забавных случаях. И Лиза поведала мне одну весьма занимательную историю, связанную с Карлосом.

— А знаешь ли ты, что Карлосу не хотели открывать банковский счет? — спросила Лиза.

— Хе, почему это? — уточнила я.

— Когда он подал свои документы, то оказалось, что человек с точно таким же именем находится в международном розыске. Представляешь, как смотрели на него сотрудницы банка, думая, что его разыскивает Интерпол? — рассмеялась моя соседка.

— Ничего себе! — только и ответила я.

В общем, как оказалось, Карлосу еще долго не открывали счет, а, соответственно, и не было возможности перечисления ему денег, пока не выяснили все обстоятельства, и что Карлос всего лишь однофамилец некоего разыскиваемого преступника.

Вот за такого рода историями мы и скоротали наш вечер.

Ну, а после мы отправились рассматривать розовые, голубые да и просто разноцветные сны.

19.04.2011

Солнечный день объявил о своем приходе звонком будильника. Я — сова, и вставать рано не моя прерогатива. Но, думаю, мало кого волнует, кем я есть в жизни повседневной, хоть обезьянкой, а если надо вставать, значит надо. Но есть в дне сегодняшнем и плюс: встать можно было попозже, потому что по вторникам у нас уроки польского языка. И по сему поводу — ура, товарищи!

В целом, урок проходил в том же монотонно-рутинном русле до тех пор, пока Добруша не дала нам новое задание с прилагательными и их окончаниями относительно рода. У нас были выписаны прилагательные на английском языке, а рядом — перевод на польский. Добруша предложила описать этими прилагательными каждого из присутствующих. Ну, типа: «Дениз веселый и красивый», «Алеко серьезный» и т.д., после чего зачитать то, что получилось. Но то, что получилось у Дениза — меня обескуражило.

— Эленка — веселая и старая, — прочитал Дениз по-польски.

— Кто старый? Я старая? Какая я тебе старая? — тут же взорвалась я.

Дениз смотрел на меня непонимающе. Дело в том, что слово old в английском носит значение не только «старый», но и «старший». А вот польское «stara» более однозначно и категорично, о чем Дениз не догадывался, пока не применил это слово ко мне. В общем, он меня опечалил своими прилагательными, ведь там было столько вариантов! А он «старая» выбрал! Нехороший человечище!

Но все же Денизка постарался загладить свою вину (еще бы! Я в гневе ого-го!) и сказал, что ко мне это прилагательное все же не подходит, потому оставшаяся часть урока прошла более спокойно.

Что-то, конечно, я вынесла из этого урока, но достаточно малую часть. Мне хочется больше и больше информации, потому что я сейчас, как губка, готова впитывать все, что мне дадут. А мне вместо этого выдают порционно малые дозы. Что ж, нужно больше практиковаться на работе. Я уже давно для себя решила, перешагнув языковой барьер при общении на английском, что языковая практика — мой лучший помощник, как бы страшно мне ни было применять свои пока еще малые познания в польском языке. Но пусть лучше меня не поймут с первого раза, зато в следующий раз будет гораздо проще.

После урока польского по расписанию снова была работа. Пока я отсутствовала, о своих пасхальных традициях детям рассказывала Лиза. Прибыв в садик, я застала лишь практическую часть, подготовленную Лизой специально для детей. Они лепили из пластилина зайца, точнее, раскрашивали пластилином нарисованного зайца на листе бумаги. Замечательные работы получились! Таким образом, к Пасхе мы были подготовлены кардинально. Лизины зайцы из пластилина, мои раскрашенные яйца, а также вырезанные из картона и обклеенные кусочками разноцветной материи и размещенные в такой же картонной корзине яйца теперь красовались в раздевалке на нашей доске для детских поделок.

Когда мы после работы вернулись домой (кто-то раньше, кто-то позже), в диалоге между прочим Лиза меня спросила:

— Я сегодня встречаюсь со своим ментором — Юстиной. Мы с ней обсудим кое-какие дела, а потом пойдем прогуляться. Хочешь пойти с нами?

Отказывать в таком интересном деле я не видела смысла, поэтому утвердительно кивнула. Как обычно, сборы заняли у нас несколько минут, и мы отправились в путь.

— Ехать нам очень далеко, в другую часть Гдыни, — уточнила Лиза.

— Каким маршрутом едем? — спросила я.

— Нам подойдет только 26-й троллейбус, — ответила моя соседка.

Когда мы дождались нужный троллейбус и сели, Лиза добавила:

— Нам ехать до конечной.

До конечной — означало ехать минут тридцать и в ту часть Гдыни, где я еще ни разу не бывала.

Сначала мы проехали окольным путем до центра, после чего наш маршрут стал уходить в сторону Сопота, Гданьска и лежащих в той стороне остальных населенных пунктов. Я старалась не сильно крутить головой, чтобы та не открутилась, но очень уж я люблю рассматривать незнакомые пейзажи, проплывающие за окнами. И пусть даже основной массой пробегавших картинок были постройки, все равно увидеть город в новых картинках было достаточно увлекательным занятием.

Через некоторое время мы подъехали к длинному торговому центру с коротким названием «Клиф». Как оказалось, за «Клифом» Гдыня заканчивалась, а начиналась дорога, ведущая в Сопот. А недалеко от торгового центра располагалась железная дорога, по которой уже, визжа тормозами, мчалась электричка. Буквально через несколько минут на горизонте вырисовалась компания из двух девушек. По реакции Лизы я поняла, что одна из них и есть Юстина.

— Познакомьтесь! — после общих приветствий Лиза указала на меня. — Это Эленка, моя соседка.

— Юстина, ментор Лизы. Очень приятно, — протянула руку высокая светловолосая девушка.

Перезнакомившись, мы направились в торговый центр, где, как оказалось, Юстину и ее подружку ждали и другие ребята. Запомнить всех поименно не было никакой возможности, поэтому я даже не стала напрягать мозг.

— Мы идем покупать пиво. Вы с нами? — спросила Юстина.

— Конечно! — ответила Лиза.

И мы дружно пошли в сторону супермаркета, расположенного на первом этаже сего центра. Сказать честно, я не имела ни малейшего понятия, куда мы пойдем после, сколько нас будет и вообще, зачем там я. Но любопытство, особенно женское — штука еще та! Именно оно толкает нас порой на «подвиги». Но в данном случае я даже не сопротивлялась событиям, а плыла по течению.

Когда с покупками, в частности, пива и чипсов, было покончено, мы собрали всю толпу и пошли. Куда? Понятия не имею. По разговорам мне почему-то показалось, что мы идем к кому-то на квартиру, но то, что я увидела позже, превзошло все мои ожидания и чаяния!

Прогулявшись от торгового центра буквально минут семь, мы вышли к морю. Слева и справа раскинулся пляж, а прямо пере нами в море уходил мол, немного похожий на сопотский. А еще слева от нас (над пляжем) возвышались холмы высотой с 3-х, 4-хэтажные дома.

Небольшие группки туристов бродили вдоль берега, по молу либо же сидели на расположенных тут же лавочках. У воды крутились лебеди. Наблюдая за всем этим, солнце неспешно закатывалось за горизонт. Ляпота!

А пока солнце выполняло свою ежедневную миссию, мы направились к тем самым холмам, взобравшись на которые нам открылась другая, не менее завораживающая картинка. Вдали, прямо по горизонту и справа, загорались огоньки Сопота и Гданьска, приветствуя туристов и жителей и призывая начинать окунаться в вечернюю жизнь. Слева же можно было рассмотреть огни Гдыни, точнее той ее части, которая уютно расположилась возле моря. А внизу… Внизу был пляж, но смотреть туда, особенно стоя на краю, было достаточно страшно.

Найдя подходящую полянку, мы уселись, достали пиво (как не лепится это слово в ту красоту, которую я тут, блин, описываю!) и стали наблюдать за закатом, за новыми огоньками, за спокойным морем. Внутри было такое умиротворение, что даже не хотелось думать о том, что отсюда нужно будет уходить! Но пока ночь не вступила в свои права, можно было наслаждаться прекрасными картинами, рисованными матушкой-природой. Мальчишки, надурачившись с фотоаппаратом, решили подурачиться более экстремально. Недалеко от нас упавшее дерево как раз пролегало через образованный от дождей овраг с глубиной явно не менее пяти-семи метров. Так вот мальчишки, уже изрядно подпившие, решили повеселиться и пофотографироваться на этом дереве. Благо, обошлось без эксцессов.

Когда же солнце уже давно спряталось, а на место дню стала заступать ночь, мы решили, что пора бы возвращаться. Но спуск в сумерках оказался занятием не из простых. Благо, что у ребят были зажигалки, поэтому дорогу нам постоянно подсвечивали, иначе определенно были бы «здравствуйте, свернутые шеи». Закончив спуск, наша компания не спеша направилась в сторону мола. Ребята готовы были тусить и дальше, но мы с Лизой решили, что пора бы и честь знать, поэтому, распрощавшись со всеми, мы пошли на остановку. Пока мы шли, произошел такой эпизод, который, с одной стороны, не хотелось бы освещать, но, с другой стороны, я же потом вообще забуду об этом, а с себя иногда так хочется (простите за мой лексикон) поржать!

Итак, хоть расстояние до остановки было не таким уж длинным, но осознание того, что нужно будет еще ждать автобус, а потом еще минут 30 добираться до дома, привело нас к пониманию, что с зовом природы нам будет ну никак не справиться.

— Я не дотерплю, — сказала я Лизе.

— Я тоже! — выдохнула она, будто не решаясь сказать это вслух.

— И что будем делать? — неуверенно спросила я.

Дело в том, что мое воспитание только дома позволяет мне нарушить закон и слиться с природой воедино. А здесь все-таки заграница! Я не могла позволить себе такие вольности! А вот Лиза могла!

— Пошли, — только и сказала она, и мы свернули в небольшую лесопосадку, которая так удачно расположилась справа от нас.

Хотя назвать это лесопосадкой можно с натяжкой, потому что расположилась она между несколькими частными коттеджами и состояла из нескольких десятков деревьев.

— Надеюсь, что мы не сильно привлечем внимание местного населения, иначе будет не очень удобно, — заявила Лиза.

Я с ней полностью согласилась, тем более, что осадок после встречи с полицией так и не прошел. Новых приключений на мягкое жэ как-то не хотелось. Найдя какой-то кустарник, мы остановились. Да и сил идти дальше просто не было. Но самое интересное, что этот кустарник расположился под окнами одного из коттеджей! Представляю, какую симфоническую музыку, возможно, пришлось прослушать обитателям сего «дворца». Но наше дело, как говорится, маленькое. Подстегиваемые шумом из ближайших домов, а также собственным не сдерживаемым смехом друг над другом, мы с соседкой сработали достаточно быстро и слаженно, оставив весомый вклад в удобрении земель польских.

Ну а потом, без дальнейших приключений, мы-таки добрались до дома, где нас ждали душ и кровать. А разве может быть что-то приятнее?

20.04.2011

Еще один день распахнул нам свои объятия. Еще один день начал свое путешествие по нашей истории, творимой тут, в Польше.

Сказать, что первая половина дня выделялась чем-то особенным, я не могу. Снова поездка на работу, снова игры, рисование, чтение. Практически по накатанной.

Когда я приехала домой, то буквально сразу получила сообщение от Лизы: «Сегодня вечером в 9 покраска пасхальных яиц в ягодыном месте. Кто хочет присоединиться — сообщите». Понятно было все, кроме одного: что такое ягодыно место? Именно об этом я и написала соседке. Все оказалось очень просто! Ягóда — это девушка, подруга Лизы и других волонтеров, проживающая в Сопоте. И покраска яиц намечалась у нее дома. Ну, кто как, а я за любой «кипиш»!

К вечеру квартира снова зажужжала, словно улей. Мы с Лизой уже наводили марафет, а пришедшие мальчишки готовили себе покушать.

— Мы сегодня едем красить яйца в Сопот. Вы с нами? — спросила у них Лиза.

— А где это будет? — спросил Уриел.

— У Ягоды, — ответила Лиза.

— У Ягоды? — вдруг воодушевился сосед. — Тогда я точно поеду! Только я не с вами поеду, а чуть попозже сам доберусь.

— Ты помнишь, где она живет? — уточнила Лиза.

— Вроде да, — ответил Уриел.

Хм, значит, Уриел уже знаком с некой Ягодой и, более того, он явно остался к ней неравнодушен, раз так загорелся только при одном упоминании ее имени.

— А как насчет тебя? — спросила Лиза Дениза.

— У меня сегодня свои планы. Извините. Мы с Ареком договорились посмотреть вместе футбол в Гданьске, — ответил Дениз.

— С Ареком? — немного удивился Уриел.

Дело в том, что Арек — это ментор Уриела, поэтому немного удивительно, что свое свободное время он проводит не со своим подопечным Уриелом, а с Денизом. Скорее всего, именно это неприятно и резануло Уриела.

— Ну да, — ответил Дениз, и, пробуя сгладить неловкость ситуации, продолжил: — Но там будут и Зари, и Андрей… В любом случае, во сколько вы выезжаете?

— В полдевятого, — ответила Лиза.

— Отлично! Тогда я могу поехать с вами, — сказал Дениз.

На том и порешили. Ближе к половине девятого мы выдвинулись в сторону электричек.

Вставать нам нужно было на пару остановок раньше, чем Денизу, поэтому всю дорогу мы расспрашивали соседа, сможет ли он самостоятельно найти дорогу домой, не потеряется ли он. Меня особенно волновала его безопасность, иначе — не пережить мне, если с ним что-то случится! Перед тем, как выйти из электрички, я попросила Дениза обязательно оповестить нас, когда он будет ехать домой, чтобы, возможно, сесть с ним в одну электричку и добраться домой всем вместе. Он кивнул, и мы заторопились на выход.

Дом Ягоды располагался минутах в 10 от станции, поэтому уже через 15 минут мы знакомились с другими гостями этого гостеприимного дома и помогали гостеприимной хозяйке в последних приготовлениях.

Основное застолье с покрасочным процессом располагалось на втором этаже, в уютной мансарде. На столе были традиционные для посиделок соломка, чипсы, выпечка, запеканки и так далее в таком же духе. Но кроме еды можно было увидеть пару десятков яиц, воск, свечи, карандаши, красители. Сердце уже замирало в предвкушении, ведь ничего подобного до этого я не делала!

Через некоторое время раздался звонок. Пришли, как я их называю, гданьские волонтеры: Лоран, Марьяна и Мария. А еще через некоторое время подтянулись Уриел вместе с Эмине (ох и любвеобильный товарищ! Встречается с Эмине, «сохнет» по Ягоде. Кто следующий в списке?).

Немного выпив-перекусив-поболтав, мы приступили к самой интересной части вечера, ради которой, собственно, и собрались. Сначала Ягода выдала нам инструментарий: насаженная на кончик карандаша английская булавка. Посредине стола на высоких ножках стояла тарелочка с медовым воском, а под ней — свечка. Таким образом, воск все время был в расплавленном состоянии. Нам вручили по яйцу, и действо началось. Сначала Ягода показала на своем экземпляре, как это делается. Захватив булавкой немного воска, она очень умело стала наносить его на яйцо. Уже через несколько секунд вырисовался красивый цветок, а еще через некоторое время — появились листики. Дав воску немного высохнуть, Ягода опустила яйцо в один из стаканов с красителем.

— Теперь, — сказала она, — нужно немного подождать. А тем временем можно взяться за другое яйцо.

Что ж, принцип понятен. Осталось только определиться, что же рисовать. Я решила не оригинальничать, поэтому тоже принялась выводить цветочек. Он, почему-то, получился довольно-таки странным, если не сказать убогим, совсем не похожим на тот, который родился из-под рук Ягоды. Но, с другой стороны, первый опыт — это тоже опыт, причем немаловажный!

Посмотрев по сторонам, я увидела, как каждый пыхтит над своим «шедевром». Кто-то рисовал солнышко, кто-то зайчика. Полет фантазии был безграничен. И вот наступил момент, когда Ягода вытащила из красителя свое первое яйцо!

— А теперь смотрите, что нужно делать дальше, — обратила она на себя всеобщее внимание.

Поставив перед собой свечку и поднеся к ней яйцо, Ягода стала аккуратно оттирать бумагой плавящийся воск. В этой части очень важно не подносить яйцо слишком близко к огню, иначе останутся черные разводы. Быстрыми движениями хозяйка мастер-класса оттерла яйцо от воска. Оно было зеленого цвета, а там, где был воск, остались незакрашенные места. Таким образом, получилась писанка!

Каждому из нас побыстрее захотелось похвастаться и своим изваянием, поэтому первые тяп-ляп работы отправились в красители, и уже через некоторое время на свет появились пусть и корявенькие, но вполне симпатиШные писанки по-польски!

Очередная чья-нибудь готовая работа была непременным поводом для смеха. Так, например, никто не признал в Лизином рисунке зайчика, зато смогли рассмотреть собачку, медведя, кошку. Мое солнышко вообще походило непонятно на что, но уж точно не на солнце. А потом вдруг у кого-то родилась идея нарисовать портрет. Не долго думая, этот кто-то нарисовал Лорана. И вдруг, шутки ради, мы решили устроить своеобразный конкурс на лучший портрет Лорана на яйце. Такой себе флешмоб. И как же было приятно самому Лорану, что столько человек усердно трудятся над его образом! Кстати, лучшие работы он пообещал забрать с собой.

Весь остаток вечера на свет появлялись все новые и новые писанки. Что ж, а по-моему, неплохо получилось!

Уже была пора выезжать домой, а Дениз так ничего и не написал.

Странно, если учесть, что уже начало первого, футбол давно закончился, а от него ни слуху, ни духу. Неизвестно, добрался ли он домой или нет… И почему ничего не написал? С этими тревожными мыслями я (вместе со своими соседями) отправились к электричкам.

Уже через несколько минут после того, как мы прибыли на станцию, пришла электричка. Каково же было наше удивление, когда в окошке одного из вагонов мы увидели… Дениза! Он сидел в шапке, завернувшись в куртку и облокотившись о с стекло. Наблюдая за людьми на перроне, он вдруг увидел нас! Если бы эта ситуация не произошла со мной, а была бы подсмотрена в каком-нибудь из фильмов, то я бы ни за что не поверила в ее реалистичность. Но, как я еще не раз успею убедиться, в жизни все даже похлеще, чем в кино.

Итак, мы зашли в вагон и уселись рядом с Денизом.

— Вот это совпадение! — сказал кто-то из нас.

— А ты почему так согнулся? — спросила Лиза.

— Я замерз! — ответил Дениз.

Поразительно! На улице без нескольких градусов лето, а этот турецкий мальчишка замерз! Вот уж смешнюка! Конечно, приехать из теплой Турции в холодную Польшу. Это вам не солнечные пляжи с температурой под сорок! Бедный, и как он зимой-то справится, если уже сейчас для него плюс десять — холодно?

Но, отложив в сторону мысли о погоде, я сразу пошла в наступление:

— Дениз! Ты почему мне ничего не написал? Почему не сообщил, что выезжаешь?

— Я подумал, что вы уже дома и поздновато писать смс, — ответил сосед.

— Значит так! В следующий раз, если будем договариваться, то обязательно сообщай, не важно во сколько это будет по времени! — включив свой «учительский» тон, сказала я.

— Хорошо, — ответил Дениз.

Ну а дальше, по дороге домой, мы делились впечатлениями. Дениз рассказывал о футболе и послефутбольном времени в компании ребят, мы же делились с ним эмоциями после покраски яиц, демонстрируя свои «шедевры». Видно было, что он немного позавидовал нашему времяпрепровождению, но, тем не менее, не был опечален, что променял это все на футбол.

Вот так за разговорами вся наша волонтерская квартира вернулась домой, чтобы набраться сил для встречи с новым днем.

Еще одна страничка перевернута. Спасибо уходящему дню за эмоции и позитив!

21.04.2011

Уууутрррро доброе! Утро бодрое! Утро солнечное и приветливое! Утро следующего нового дня! Новое утро, которое началось по тем же законам, что и предыдущие. Ванна, кухня, ммм, кофе! После — переодеться, накраситься, и можно выходить!

А весна уже по-полной вступила в свои права! Птицы не перестают радоваться теплу, о чем, пожалуй, и поют, сидя на деревьях. Солнце, отражаясь в окнах, улыбается каждому прохожему, даря позитивный настрой на новый день. Значит, день обещает быть насыщенным и интересным. Впрочем, как всегда.

В садике сегодня намечался не совсем обычный, а точнее, совсем необычный день. Несмотря на то, что до Пасхи оставалось еще три дня, здесь ее решили отпраздновать с детишками сегодня. Самое интересное, что для детишек это тоже знаковый праздник, наравне с Новым Годом, Рождеством. И о самом празднике дети знают больше, чем у нас, потому что здесь деткам доносят эти традиции с пеленок, рассказывают о важности праздников с садика, поэтому здесь и отношение к праздником более трепетное, что ли.

Итак, если кто не в курсе, то подарки на Пасху деткам в Польше, да и в некоторых других европейских странах, приносит Зайчик. Но, чтобы получить подарок, нужно себя хорошо вести. Самого Зайчика увидеть непросто, но зато Зайчик всегда оставляет подсказки, где можно найти оставленный им подарок.

Что ж, с утра наша группа сначала по традиции позавтракала, выполнила утренний моцион, а потом…

— Дети, вы представляете, Зайчик прислал сообщение, что он уже в садике! — показывая мобильный телефон детям, сообщила Беата.

— Ух ты! Класс! — раздались детские возгласы.

— Но сначала его нужно найти, — продолжила Беата.

Детишки заметно напряглись.

— Ну что? Идем искать? — спросила Беата.

Но не успела она это проговорить, как к нам в группу зашла делегация малышей, которые тоже искали повсюду этого «неуловимого» Зайчика.

— Дети, внимательно посмотрите, ничего не оставлял тут Зайчик? — спросила воспитатель малышковой группы.

Дети почти на цыпочках прошлись по группе, позаглядывали по углам…

— Нету, — тихонько ответили они.

— Ну что ж, тогда идем дальше, только очень тихо, чтобы не спугнуть Зайчика! — сказала воспитатель, и дети очень тихонько, также, как и пришли, направились на выход.

Самое интересное, что наши детишки испугались, что малышаки раньше их найдут этого самого Зайчишку, поэтому без лишних напоминаний построились, чтобы как можно быстрее отправиться на поиски и опередить конкурентов.

Мы точно также, как и малыши, прошлись по всем группам, позаглядывали во все углы. Даже в кабинет к директору заглянули. Но увы! Ни Зайчика, ни подарков.

— Ребята! Мне пришло новое сообщение! — с удивлением в голосе сказала Беата.

Дети воспряли.

— Зайчик написал, чтобы мы вышли его искать на улицу! — продолжила Беата.

Дети, которые обычно собирались на улицу минут десять, а то и больше, были готовы к выходу уже через пять минут!

На улице поиски продолжились. Дети заглядывали везде!

— Ой, новое сообщение! — воскликнула Беата, и ребятня, как пчелы в улей, послетались со всех сторон к Беате, затаив дыхание.

— Зайчик написал, что сначала каждый из вас должен найти пасхальное яичко, которое потом обменяет у Зайчика на подарок! Без яичка вы не сможете получить свой подарок, — пересказала Беата «сообщение».

Дети с утроенной силой принялись бегать по площадке в поисках яичек. Пока дети искали на одной площадке, Лиза тихонько разложила на другой декоративные яички: в траве, под горкой, у песочницы… Когда мы пришли на эту площадку, начали появляться первые счастливые обладатели пасхальных яичек.

— Нашел! Вот оно! Ура! — то тут, то там раздавались детские возгласы.

Но трое ребятишек так и не смогли отыскать «пропуск» к подарку. На детских личиках начали появляться слезы.

— Лиза, ты куда яйца положила? — тихонько спросила я у напарницы.

— А я почем знаю, какие именно не нашлись? — также тихонько ответила она.

Искать продолжили все вместе, иначе пока еще робкие слезы грозились перерасти в истерику. Хвала богам, эти яйца были-таки найдены!

— «Что ж, вы нашли мои яйца! А теперь вам нужно вернуться в садик, где вы сможете найти свои подарки! Но там, где найдете подарок, должны оставить свое пасхальное яичко!» — «прочитала» Беата очередное сообщение от Зайчика.

И снова искорка приближающегося счастья зажглась в детских глазах! Снова детская фантазия нарисовала уже картинку будущего подарка!

Не тратя времени, мы отправились в садик. Снова «для приличия» обойдя несколько групп, мы зашли в малышковую группу, где никого не было. И вдруг… Точно также, как несколько минут назад, начали раздаваться возгласы: «Нашел!», «Ура!», «Подарок от Зайчика!». Те, кто еще не обнаружил подарок, с долей зависти смотрели на своих друзей и еще усерднее начинали заглядывать во все углы, под столики, в игрушки… Наконец, все обрели долгожданное счастье: вожделенный подарок! Днем раньше дети сделали как раз корзиночки из бумаги для этих подарков. Теперь же в этих корзинках красовались сладости и небольшие игрушки. А ведь ребенку большего и не надо!

Марафон по поиску подарков был окончен, но я еще долго находилась под впечатлением от столь забавной игры, затеянной руководством садика и Беатой, от которой все получили удовольствие и удовлетворение. Дети — в виде подарков, мы — в виде детских улыбок.

И это был самый яркий эпизод за сегодня!

Вечер же прошел под эгидой спокойствия и отдыха в родных пенатах, который не отличался такими интересными событиями, как утро и день. Поэтому, помахав на прощанье очередному дню, я отправилась спать, чтобы увидеть разноцветные сны.

22.04.2011

Пятница, ура! А «Ура!» еще и потому, что в садике сегодня вы-ход-ной в честь наступающего праздника!

Ну а раз выходной, то день можно целиком и полностью посвятить себе! Не долго думая, я быстренько собралась и отправилась в центр, в самый торговый центр. «Батори». Наконец, я смогла полазить по этому популярному ТЦ, хотя сказать, что он большой, я не могу. Я побродила по этажам, позаглядывала в магазинчики, и, в итоге, приобрела себе кросселя. После ТЦ я прогулялась по городу, благо, погода способствовала этому.

Вообще Гдыня — достаточно современный город, который стал городом-то только после Первой мировой войны. Также, как я читала еще перед поездкой, в Гдыне живет самое удовлетворенное жизнью население среди всех городов Польши, что не может не радовать. А еще, покопавшись в интернете, я выяснила, что с 1923 по 1926 год население Гдыни выросло с 1000 до 100 000 жителей. Думаю, о чем-то это да говорит. Гдыня, конечно, не может тягаться с Гданьском в плане архитектуры или же с Сопотом в плане туризма, но может претендовать на звание самого современного города. А еще — здесь много белых лебедей! И да, один черный конь.

Прогулявшись по городу, я отправилась домой, где мои «соквартирники» уже куда-то собирались.

— Эленка, ты идешь с нами? — спросил кто-то из обитателей квартиры.

— Ээээ, куда? — уточнила я.

— Куда-нибудь пива попить, — ответили мне.

— Да легко! — тут меня долго упрашивать не нужно.

Как оказалось, не только наша квартира собралась пойти на пиво, потому как на остановке мы встретили Эстер и Леа. А чем больше нас, тем веселее.

Мы поехали в центр, где сразу направились к заведению под названием «Дегустаторня». Однажды мы уже пробовали туда попасть (помнится, эдак 1 апреля), но тогда все было занято. Что ж, попытаем счастье в этот раз. И сегодня нам-таки повезло! Как специально для нас был свободен столик, где мы все смогли разместиться.

«Дегустаторня» — это пивной бар, где собрана целая коллекция пива из разных стран. Есть в меню даже наше «Оболонь», «Славутич». В общем, выбирай — не хочу!

Пока мои глаза разбегались по территории меню, некоторые ребята уже сгоняли к стойке бара и сделали заказ. Буквально через пару минут на столе стали появляться наборы из 6 бокалов пива, где-то по 200 грамм каждый.

— Ой, это что? — спросила я.

— А это для избранных, — не преминул поупражняться в своем остроумии мой сосед Уриел.

— Это можно заказать такой набор из 6 разных сортов и вкусов, — ответила мне Леа.

— О! Годится! — сказала я, и мои глаза снова собрались в кучу после изучения меню.

Я заказала такой же набор, как и ребята.

Когда мы начали дегустацию, Денизу не понравился один из вкусов, который зато по душе пришелся мне. Поэтому сей напиток мой сосед «сплавил» мне, я же ему отдала тот, который во мне не вызвал положительных вкусовых эмоций. Такой себе бартер.

За разговорами да за пивом, которые перемежались шутками и смехом, вечер пролетел быстро. Было очень классно, что в этот вечер Леа позволила себе быть собой, и, влившись в компанию, активно участвовала в беседе.

Когда же мы опустошили все свои бокалы, заказанные некоторыми не один раз, то отправились в сторону дома.

Пиво дало хороший толчок к тому, чтобы, только лишь коснувшись подушки, тут же заснуть.

Еще один день записался в историю прошлого.

23.04.2011

Новый день начал свое шествование по планете. Заглянул он и к нам.

В это субботнее утро погода выдалась отменной! А еще… Еще сегодняшний день должен ознаменоваться прекрасным событием: приезжает Ксюшка! Моя рыжуля и просто замечательный человечище! Кто бы мог подумать, что я буду по ней так скучать.

Так как сегодня в мои планы тесно вошло желание приготовить пасочки, встречать Ксеньку было поручено нашему замечательному итальянскому товарищу — Уриелу, который и отправился выполнять сию почетную миссию. Время шло, я была в подготовке к готовке, а гостьи и соседа все не было. Странно!

Прошло немало времени прежде, чем замок в дверях наконец щелкнул.

— Наконец-то! — на радостях выпрыгнула я в коридор.

В дверях стояли Ксения и Уриел. Вот что интересно: прошло всего ничего времени после тренинга, а я успела ТАК по ней соскучиться!

— Вы что, заблудились? — с усмешкой продолжила я после обнимашек.

— Почти, — загадочно улыбнулась Ксенька.

— То есть, как это? — я недоумевала, как можно было заблудиться, следуя строго по прямой, потому как вокзал и наша квартира прилегали к одной улице, причем добраться от квартиры до вокзала на автобусе можно было за 7—10 минут.

— Ну, как тебе сказать? — начала свой рассказ Ксенька. — Мы пошли на остановку и сели в прекрасный троллейбус, который, со слов Уриела, ехал до нужной нам остановки. Но как оказалось, прежде, чем доехать до пункта назначения, мы объехали весь город. А во время этого путешествия Уриел проводил мне экскурсию.

— Экскурсию? — я уже давилась от смеха.

— Ну да! Че? Классная экскурсия! «Вот это очень классное здание, я не знаю, что это такое!», «А вот смотри быстрее! Памятник кому-то, не знаю кому!» «А вон самая ужасная церковь, какую я когда-либо видел». Определенно, это лучшая экскурсия в моей жизни, — подытожила рыжуля.

После этого рассказа я просто-таки валялась от смеха. А все дело в том, что Уриел посадил Ксеньку на троллейбус, который действительно ехал к нашему дому, но вот только объездным путем, то есть, через весь центр, захватывая далее немалую часть города. Если по прямому пути от вокзала до нас — 4—5 остановок, то в данном случае ребята ехали раза в три дольше. А все потому, что маршруты учить пора!

Пока мы общались с Ксенькой, Уриел, наблюдавший за нами, чувствовал себя не совсем комфортно. Во-первых, потому что, как ни крути, он сегодня немного учудил, а, во-вторых, он совершенно ничего не понимал из того, о чем мы говорим (мы-то «шпрехали» на родном языке)! Ему оставалось лишь «читать» наши эмоции и косые взгляды.

Когда запал первых минут встречи немного угас, мы дружненько расположились на кухне, где я куховарила, ну а ребята слушали музыку и болтали.

Так как завтра большой праздник — Пасха (причем в этом году католическая Пасха совпала с православной), то я решила испечь пасочки, потому как для меня Пасха должна быть со всеми проистекающими атрибутами: пасочки, яйца и много позитива! Яйца покрасить мы уже успели (у Ягоды), а вот паски не испекли. Потому я и решила сегодня устранить это «недоразумение».

Если честно, это были мои первые в жизни паски, а потому я очень беспокоилась за их «съедобность», но с чего-то же надо начинать!

Пока кипел процесс приготовления, Уриел подрабатывал для нас с Ксенькой диджеем. Но кроме этого он еще решил совместить данную должность с должностью певца-переводчика! Объясняю. Включая какую-нибудь песню на итальянском языке, Уриел тут же переводил ее на английский, распевая в такт музыке. Это было что-то типа: «И тогдааааа, она скаааазала, что бооольшеее не в сииилах меня любииииить». Ну, как-то так. Но это было безумно смешно! Эксклюзивное радио прям! Зато мой процесс протекал под такое «радио» быстро и легко.

Результатом стали две, не постесняюсь сказать, вкусные паски, одну из которых мы тут же и «приговорили».

Когда же мы вдоволь наговорились, наобедались, накофеинились, у нас «созрела» идея прогуляться по городу.

— Проведу тебе нормальную экскурсию! — уточнила я с улыбкой, косясь на Уриела.

— Акей! — ответила рыжуля.

Дениз идти с нами отказался, так как неважно себя чувствовал, и мы втроем (Ксенька, Уриел и я) отправились в центр уже такой родной и любимой мной Гдыни. Я, конечно, тоже тот еще специалист-экскурсовод, но все же уже кое-что знаю об этом польском городке, чем поспешила поделиться с Ксенькой. Она же выполняла сегодня роль фотографа, прихватив свой «агрегат» Nicon. А потому мы много дурачились и фотографировались, фотографировались и дурачились. Мы показали нашей гостье центральную аллею, а также местные достопримечательности — кораблики! Заглянули на пляж, прошлись по набережной, а потом решили, что нужно поехать в Сопот. Но перед этим — можно куда-нибудь примостить свои пятые точки и выпить по бокальчику пива.

— Я знаю одно классное подпольное кафе, как раз недалеко от станции! — сказал Уриел.

— Почему подпольное? — удивились мы.

— Потому что у него нет вывески, оно находится в подвале, а чтобы попасть внутрь, нужно позвонить в звонок, после чего сказать пароль. Но не факт, что после этого пустят, — поведал нам итальянский «всезнающий экскурсовод».

— А пароль какой? — уточнила я.

— Да просто нужно поздороваться, — между прочим ответил Уриел.

— Интересный пароль! — усмехнулась я.

Пока мы шагали в поисках этого интересного кафе (да-да, именно в поисках, так как Уриел с его внутренним навигатором не совсем помнил, где же именно оно располагалось), у меня зарождалось интуитивное чувство, что я уже была в этом кафе. Ну, точнее не совсем в кафе, а большей частью возле него еще тогда, когда мы 1 апреля пытались где-нибудь приземлиться и найти подходящее кафе. Тогда мы тоже были возле подобного подвального заведения, но попасть туда не смогли, так как там не оказалось мест.

— Я точно помню, что это должен быть высотный жилой дом, а там в подвале — кафе, — как бы оправдываясь, бубнил Уриел и продолжал упорно идти вперед.

Мы, как секьюрити, только шли рядом и кивали.

— По-моему, это тут, — огласил Уриел и завернул во дворы, за угол девятиэтажки.

«Лишь бы тут, лишь бы тут!» — пронеслось в голове, так как ходить-бродить более не хотелось. Ну никак!

— Да, это оно! — выдохнул Уриел.

— Ура! — воскликнула я.

Кстати, это действительно оказалось именно то кафе, о котором я думала (из серии кафе на улице «красных фонарей»). Только на этот раз нам не только удалось в него попасть, но и даже присесть, так как свободные места сегодня имелись в наличии. Как говорится, «специально для гостей города».

После возлияния в себя хмельного напитка, именуемого пивом, мы вспомнили, что все же хотели в Сопот. Мы пошли в сторону СКМ, то есть, к станции электричек, но практически перед нашим носом в нужном нам направлении уже отъезжала электричка, а это означало, что следующая будет ой как нескоро!

— Ну, думаю, уже нет смысла ехать, — сказала я, провожая взглядом удаляющийся поезд.

— Это почему? — спросила Ксенька.

— Ну, следующий будем ждать еще долго. Пока доедем до Сопота, пока обратно — уже будет ночь. Не вижу смысла, — ответила я.

Но все же мы решили посмотреть расписание ближайших «рейсов».

— Следующий «заезд» — через 48 минут, — подытожила я. — В общем, я еду домой спать.

— Так ты че, в Сопот с нами не поедешь? — спросила Ксеня.

— Неа. А вы едьте, если хотите, — сказала я и подмигнув, продолжила по-русски: — Тем более, может, я тут доброе дело делаю?

— В каком смысле? — уточнила рыжуля.

— Ну, вот смотри! — начала я в своей любимой манере «фантазировать». — Я сейчас уеду, а вы останетесь вдвоем.

— И? — Ксенька уже начинала смеяться, понимая, куда я клоню.

— Воооот! — продолжала я. — Так как меня уже рядом не будет, Уриел начнет тебя соблазнять, у вас завяжутся отношения, будет много поцелуев и всякой такой лабуды. В общем, ваш вечер пройдет не зря! А если я останусь, то «кина не будет».

Ксенька уже хохотала вовсю. Лишь бедный Уриел совершенно ничего не понимал.

— Ладно, я на остановку. Вы меня проведете? — спросила я.

— А куда ж деваться-то? У нас все равно 40 минут в запасе, — ответила Ксеня.

Благо, остановка располагалась в 3-х минутах от СКМ. И, как только мы подошли к остановке, как раз пришел нужный мне троллейбус, посему я, быстренько заскочив внутрь, подмигнула рыжуле и помахала ей и Уриелу рукой.

Приехав домой, я как-то не сразу «решилась» спать, а засела в интернет. Не прошло и часа, как замок щелкнул — пришли Ксенька и Уриел.

— Дайте угадаю: вы не поехали в Сопот! — сказала я.

— Не поехали, — улыбнулась Ксенька, — потому что Уриел все же позвонил своему ментору, который сказал, что в Сопоте сегодня ничего интересного нет, поэтому мы пошли домой.

— Понятно, — ответила я.

— И да, — продолжила рыжуля, — твой «коварный» план по соблазнению с треском провалился! Этот товарищ ваще какой-то не соблазнительный весь был!

Мы снова засмеялись, а Уриел снова не понял, что речь шла о нем. Впрочем, как обычно! Люблю за это рыжулю!

Мы еще немного посидели на кухне (я за компом, Ксеня и Уриел — за пивом и разговорами), после чего потихоньку разбрелись по кроватям, чтобы уже там во сне встретить новый, не менее интересный день.

24.04.2011

С праздником, Польша!

С праздником, Украина!

Христос Воскресе!

Сегодня замечательный, светлый праздник Пасхи!

С таким вот приподнятым настроением я и отправилась на кухню заварить себе традиционный утренний кофе. Сделав себе сей чудесный напиток, я умостилась поудобнее. Квартира, а также ее обитатели еще спали. Но вот какой-то шум на кухне не давал мне покоя. Постоянно что-то щелкало. Но вот откуда? Да и запах был какой-то… странный. Мне захотелось списать это на свое расшалившееся воображение, как вдруг…

Ну вот как? Как можно вот так в одну секунду испортить настроение? Даже не то, чтобы испортить, а «раздраконить»?! А причиной смены моего настроения стал Дениз, точнее, отсутствие у него не только внимательности, но и по ходу чувства самосохранения.

Этот чудо-сосед периодически страдает, видимо, провалами в памяти, так как уже не первый раз я замечаю, что он забывает то свет в ванной выключить (а это принципиальный вопрос! Если в ванной горит свет — вход туда запрещен! У нас же там замка нет, поэтому ориентир только по включенному/выключенному свету), то горящий свет в коридоре «кормит» счетчик, либо же Денизка, приготовив себе сендвич, забывает выключить тостер. Воспитательные беседы обычно имеют не особо действующий эффект: помогало на ближайшие несколько часов и только.

Так вот, этот забывака вечером приготовил себе сендвич, а тостер из розетки выключить забыл! И все бы ничего, но в тостере постоянно лежит пергаментная бумага, чтобы приготавливаемый хлеб не подгорал! И именно работающий тостер издавал щелкающие звуки, когда накаливался до предела. И просто чудо, что бумага не загорелась за всю ночь, и чудо вдвойне, что мы не сгорели этой ночью! Ну, Дениз, держись! Это уже будет не воспитательная работа!

Потихоньку на кухне стали собираться обитатели квартиры: Лиза, Ксенька, Уриел. Дениза пока еще не было на горизонте. Интуитивно пятой точкой чувствует беду?

Сегодня на Командорской на 12:00 был запланирован завтрак (мда, время именно для завтрака), поэтому мы не стали ждать пробуждения Дениза, а отправились с Ксенькой на место посиделок, прихватив мою вторую пасочку.

По приходу мы обнаружили, что Эстер занималась собой (ногти красила), и никто особо не готовился к предстоящему мероприятию, поэтому мы все вязли в свои руки.

Когда же на Командорскую пожаловали Уриел и Дениз, я не сдержалась. Очень сильно не сдержалась. Меня просто прорвало:

— Дениз! Я тебя прибью!

Он лишь посмотрел на меня глазами побитой собаки, но ничего не ответил, лишь взглядом уточнив, что же случилось.

— Я тебе уже не раз говорила о твоей забывчивости, — продолжала я, — но это уже выходит за всякие рамки! Ты понимаешь, что ты чуть не спалил нас?!

Я рассказала о тостере, но Дениз не совсем понимал, что происходит.

— Ты. Забыл. Его. Выключить! Он. Проработал. Всю. Ночь! — отчеканила я каждое слово.

— Ого! — выдали Уриел и Лиза.

— Ага! — с видом человека «а я же говорила!» ответила я.

— Извините, действительно забыл, — лишь промямлил (да-да, именно промямлил!) Дениз.

И это все? Хм. С соседом явно что-то не так сегодня. Глядя на поникшего Дениза, я решила больше не «докапываться» со своими претензиями.

— Пожалуйста, будь внимательнее! — сказала я, закрыв тем самым тему.

— Хорошо, — пообещал Дениз.

И все же, какой он милаха!

Разобравшись с Денизом, я включилась в работу. Процесс закипел. Работа нашлась для каждого. Девочки нарезали разные вкусности, накрывали столы. Мальчики готовили свои фирменные блюда. Так, Дениз решил поджарить свои фирменные тосты, чем и занимался. А Уриел просто старался не мешать, но взялся зато вымывать грязную посуду.

Лиза же (не знаю, из какого рукава достала) каждому на тарелку поставила маленького шоколадного зайца — символ Пасхи.

На нашем празднике отсутствовали Марита (ушла праздновать с ментором) и Леа (уехала к родственникам), зато присутствовал знакомый Эстер, тоже волонтер из Исландии, который приехал на волонториат в Гданьск, — Харольд.

Вообще, сама атмосфера приготовлений к завтраку была веселой, непринужденной и позитивной. Даже настроение Дениза улучшилось. А это уже прогресс! Завтрак прошел в той же непринужденной и веселой атмосфере, атмосфере праздника.

После столь прекрасных посиделок душе захотелось гулять. Так как у Ксеньки с Сопотом вчера не сложилось, мы решили, что сегодня самое время наверстать упущенное. Но вот Уриел (редиска!) ехать с нами отказался, так как устал (от отдыха, что ли?), зато компанию нам составить согласился Дениз. Втроем мы отправились на станцию.

Пока мы ждали поезд, который все ну никак не хотел приезжать, я еще немножко «попилила» Дениза (а как без этого?), а потом мы с рыжулей стали гадать на ромашках на предмет «любит — не любит». Поразительно, но у нас обеих получилось, что любит. Надо же! Видимо, мы с ней загадали друг друга. Хихи

Мы приехали в Сопот, и я, наконец, была рада тому, что и Ксенька смогла увидеть достопримечательности этого курортного городка, как то: кривой домик, канатоходец, центральная улочка со всякими прибабахами. И, конечно же, море. В Сопоте очень красивый мол. Прогуливаясь по молу, я очень много дурачилась и даже сделала… колесо, о чем, конечно же, пожалела, так как таким безобразием я уже давненько не страдала, а потому мое тело оказалось ну совсем не готовым к такого рода кульбитам.

После осмотра основных достопримечательностей, мы устроили себе кофе-брейк в одной из кофеен, коих здесь — вагон и тележка.

Когда же мы покинули кафе, в полной мере насладившись моим любимым напитком, то самым неожиданным образом натолкнулись на Уриела и Эмине, которые решили провести романтическое (?) свидание тут же, в Сопоте. Прям место встречи изменить нельзя. И да, теперь понятно, почему же Уриел «устал» и не поехал с нами. Дабы не мешать этой парочке, мы достаточно быстро ретировались и отправились снова на станцию, чтобы добраться до Гданьска.

Пока мы ехали в поезде, разговор зашел о днях рождения.

— Кстати, — спросила я, — Ксеня, а когда у тебя день рождения?

— В апреле, — лишь ответила рыжуля.

— Так, вроде как сейчас апрель! — удивилась я. — Какого числа?

— Двенадцатого, — только и ответила она.

— То есть, как это «двенадцатого»?! Это того двенадцатого, когда мы были в Варшаве?

— Ну да. А что такого?

— Как это что? — не сдержала я эмоций. — А почему ты ничего не сказала?

— А зачем? — ответила Ксенька, и я не совсем нашлась, что на это возразить.

Оказывается, у нее был день рождения на следующий день, после днюшки Уриела, но никто об этом не знал, а следовательно — не поздравил. Не комильфо, товарищи, ой, не комильфо!

Придется в следующем году наверстывать!

***

Гданьск как всегда завораживал. Сказочный город делился своими секретами и так и зазывал нас запечатлеть прекрасные весенние мгновения, что мы успешно и делали. Единственное, что в полной мере мешало наслаждаться прогулкой — это не по-весеннему прохладная погода, особенно если учесть, что моя кофта меня никак не спасала в отличие от зимней куртки Дениза, который, правда, и в ней мерз. Поэтому наша прогулка не была долгой, и сразу же после нее мы отправились обратно в Гдыню.

На вечер у нас намечалась пивная вечеринка, где должны были присутствовать все волонтеры, снова-таки за исключением Леа, а также Уриела, который еще не вернулся со свидания. На этой вечеринке Ксеньке наконец представилась возможность познакомиться с Маритой, которой не было с нами на завтраке. Они мило беседовали, а я отчего-то стала впадать в депрессивное состояние, объяснить причины которого не могу по сей день.

Пока я себе депрессовала в уголке, негодованием взорвалась Лиза:

— Кто? Кто выпил мое пиво? Оно вот здесь стояло!

Лиза указывала на дверцу холодильника и всматривалась в наши с Денизом лица, так как первое подозрение, ясное дело, падало именно на нас, жителей этой же квартиры.

— По-моему, его Уриел выпил, — ответил Дениз. — Он поспрашивал у нас, чье это пиво, но не нашел хозяина и выпил.

— Как это «не нашел»?! — продолжала негодовать Лиза. — Я его специально для вечеринки купила! Он хоть знает, сколько оно стоит? Ну, я ему устрою!

И Лиза принялась разрабатывать план мести нашему соседу, который, к слову, уже должен был бы приехать, но его все еще не было.

Ситуация вокруг Лизиного пива немало развеселила и без того веселых ребят-волонтеров, а мне, почему-то, было не до смеха. Я все больше углублялась в себя. Результатом этого настроения стал стих, который у меня родился:

Снова убегает от меня

Полоса везенья и удач.

Снова говорю себе: «Держись!»,

Снова говорю себе: «Не плачь!».

Не могу понять я эту жизнь.

Почему так больно мне порой?

Но опять кричу себе: «Держись!

Ты не одинока! Я с тобой»!

Я держусь. И сквозь потоки бурь

Вновь иду упорно лишь вперед.

И смеюсь, смеюсь, смеюсь, смеюсь…

Лишь душа сплошные слезы льет.

Подхожу к дверям. Там вновь замок.

Постучусь я в сердце — там закрыто.

В этом лабиринте пустоты

Все, что было дорого, разбито.

И никто так не узнает никогда

Как изранена душа. Единый шрам.

Я иду вперед, еле дыша,

Но с улыбкою, приклеенной к устам…

***

Докопаться до причины-толчка, побудившего написать такой стих, я не успела. Вернулся Уриел. С Эмине. И тут началось! Лиза высказала все, что думает о соседе, а также о его непомерных гастрономических пристрастиях.

— И чтоб купил мне точно такое же пиво! — завершила свою тираду Лиза.

Уриелу ничего не оставалось, как только согласиться.

Веселиться со всеми я не могла, но бездействовать мне тоже надоело, поэтому я взялась за мытье посуды. Тем временем Дениз пытался выпить 50 грамм украинской водки, но все чего-то боялся.

— Выдохни и пей залпом, — обучала его Марита.

— Не могу! — «ломался» Дениз, пробуя напиток на язык и кривясь.

Игра «пей-не могу» продолжалась минут пять. Не выдержав, я развернулась к ребятам и со словами: «Да заколебал уже! Неужели сложно сделать вот так?!» выхватила у Дениза стопку и выпила залпом. Сказать, что я была даже в большем ступоре, чем ребята, — это ничего не сказать, потому как водку я совершенно не пью. Но, что сделано, то сделано. Зато посуду стало мыть как-то веселее, ей-Богу!

Когда грязной посуды совсем не осталось, я поняла, что и мне более ловить на кухне нечего, а потому отправилась на боковую.

Думать о том, что же случилось вечером и почему настроение так резко упало, совершенно не хотелось. Без лишних мыслей и эмоций я и заснула.

Так закончился еще один день моей польской жизни.

25.04.2011

Новый день начался где-то на той же нотке, на которой закончился предыдущий, то есть, не слишком оптимистично.

Хорошее настроение не особо пожаловало и к другим обитателям квартиры. Видимо, сказались вчерашние посиделки. Чтобы не напрягать своих товарищей своим угрюмым настроем, что может быть вполне чревато, я уселась за компьютер, а точнее, за просмотр фильмов, чтоб хоть как-то восстановить душевное равновесие.

Ксенька тем временем общалась с Денизом, параллельно собираясь домой в Шецин. К Уриелу лучше было вообще не подходить. Через какое-то время рыжуля помахала мне рукой и отчалила. Дениз же вызвался ее провожать. И это обстоятельство нисколько не улучшило мое настроение, а загнало его под плинтус. Ну вот только разрыдаться осталось — и картина будет вполне «радужной» и полной!

Видимо, чувствуя мою тонкую душевную нестабильность, в онлайне появилась и написала Эстер.

«Что делаешь?» — высветилось на экране сообщение от нее.

«Особо ничего», — ответила я.

«Прогуляться не хочешь?» — пришел ответ.

«С удовольствием!» — написала я.

Так уж начинает складываться, что если уж мы с Эстер грустим, то одновременно. А двум минусам как-то легче найти свой плюс.

Встретившись с Эстер, мы направились в центр города. В ходе нашей прогулки моя компаньонка рассказывала мне о своей нелегкой девичьей судьбе, что позволяло мне отвлечься от моих забот. Эстер же поведала о том, как ей нелегко живется, как ей одиноко (уф, мне ли не знать!), ну, а в моем лице она увидела поддержку.

Прогулявшись по центру, мы решили проехаться в Орлово, в ту часть Гдыни, где я побывала совсем недавно с Лизой. Хоть в Орлово мол и поменьше, чем в Сопоте, но он не менее красив. Особенно на закате. И именно эту красоту мы и наблюдали с Эстер. Кроме того, как-то сами собой уходили печали вместе с этим закатом, вместе с этим днем.

Вообще, очень замечательное энергетически место — пляж в Орлово. Нужно будет сюда наведываться почаще.

После такой незапланированной, но приятной прогулки мы поехали домой, где я снова провела не так много времени.

— Ты не хочешь со мной съездить в «Контраст»? — спросила Лиза.

— Хочу! А зачем? — уточнила я.

— Мне нужно заказать столики для своей прощальной вечеринки, — ответила моя соседка.

— С удовольствием составлю тебе компанию! — сказала я, и это была чистейшая правда.

Мы поехали в центр, в одно из самых излюбленных мест для наших волонтеров — кафе «Контраст». Кафе на берегу моря. За столь короткий промежуток времени я тоже успела прикипеть душой к этому заведению.

При заказе столиков Лиза умудрилась рассмешить как меня с администратором, так и саму себя. Дело в том, что она почему-то решила заказать столик на 28 марта, поэтому администратор была сначала в легкой растерянности, так как, пожалуй, впервые в ее практике столик заказывают за 11 месяцев до мероприятия. Когда до Лизы дошла вся абсурдность ситуации, она долго не могла успокоиться, после чего уточнила, что столик все же нужен на 28 апреля.

Задерживаться мы все же не стали и, заказав два столика, поехали домой.

День хоть и не был тяжелым физически, но сложным эмоционально, поэтому я с большим удовольствием отправилась на боковую.

Пожалуй, свидания с Морфеем — это мои любимые свидания на данный момент.

26.04.2011

Доброе утро, Polska!

Сегодня наступил обычно-необычный день.

Обычный, потому что впереди «стандартный джентльменский набор» в виде уроков польского, а затем — работы в детском саду.

А вот необычный тем, что у меня сегодня будет (внимание!) свидание с эстонцем, которого зовут Влад!

Переписку с Владом я начала около месяца назад. Он рассказывал, что периодически по работе бывает в Гдыне, и последний такой его приезд был как раз перед моим прибытием в Польшу. И вот (о, чудо!), его очередная поездка припала на апрель, в частности, на эту неделю. Так что вечером у меня — мое первое свидание в Польше. Интригующе!

День пролетал с чувством предвкушения и долей паники.

После работы я усиленно принялась за приготовления к встрече. В период подготовки я поняла только одно: если красота требует жертв, то сегодня я просто-таки совершила жертвоприношение! И только лишь когда мое отражение в полной мере меня удовлетворило и порадовало, я смогла с точностью сказать: к свиданию готова!

Встреча с Владом была назначена на пирсе, возле кораблика, который именуется «Дар Поморья». Не знаю, то ли я какая-то барышня неправильная, то ли парни, но я, ни на минуту не опоздав на встречу, не только пришла первая, но также была вынуждена немного подождать спутника (чего я жутко не люблю!).

Вдалеке вырисовался силуэт. Молодой человек невысокого роста энергично шагал в мою сторону.

— Привет! — за пару шагов сказал он.

— Привет! — ответила я.

— Я — Влад, — как бы напомнил-представился мой собеседник и сразу же протянул шоколадку, судя по этикетке — эстонскую.

— А я Лена, — тоже «напомнила» я.

Слово за слово, мы начали наш диалог, делясь какими-то впечатлениями, эмоциями, историями и прогуливаясь при этом по набережной возле кораблей.

Этот молодой человек оказался эстонцем не только по проживанию, но и по рождению. 35-ти лет от роду, невысокого роста, карие глаза, темные волосы, кое-где разбавленные проседью, и крупные черты лица. Кратенькая картинка того, что, точнее, кого я увидела перед собой.

Влад расспросил меня, что именно я делаю в Польше, а также рассказал, для чего приехал сюда сам.

Ах, да! Думаю, что в этом месте необходимо написать свои впечатления о молодом человеке? Хм. Пока сложно сказать. С одной стороны, передо мной была интересная личность, но с другой — мне все же хотелось получше его узнать прежде, чем углубляться в анализ своих ощущений касаемо этого человека.

Прогулявшись по набережной, мы решили, что пора бы и куда-нибудь присесть на чашечку кофе. Долго искать место «приземления» не стали, зайдя в одно из первых попавшихся на глаза кафе, коими переполнена эта часть города (курорт, все-таки!).

— Ты гофры с чем будешь? — вдруг спросил Влад, пока я располагалась за одним из столиков.

— Я их никогда не пробовала, — честно ответила я.

Гофры — это что-то вроде большой квадратной вафли, которая обильно полиавется на выбор: джемом, кремом, сливками.

— Отлично! Сегодня значит и попробуешь, — обрадовался мой спутник.

Сказано — сделано! Собственно, не так уж мне эти гофры и понравились, но высказываться на эту тему я не стала.

Когда мы вышли из кафе, Влад спросил:

— А ты уже на крест поднималась?

— Куда? — не поняла я.

— На крест, — снова повторил Влад. — Оттуда открывается красивый вид на город.

— Нет, не была! Хочу-хочу! — с восторгом ответила я.

— Тогда пошли, — улыбнулся заговорщически Влад.

Протопав мимо пляжа, мы свернули куда-то вглубь домов, где оказалась лестница, ведущая наверх, на гору, где располагался большой крест. Ступеньки были достаточно крутыми, поэтому Влад сначала подхватил меня за локоть, а затем взял за руку и уже не отпускал.

Когда же мы добрались до креста, то я открыла для себя прекрасное зрелище! Моему взгляду предстал ночной город с тысячами огоньков. Вон там — город, здесь — порт, а вдали — огни Сопота и Гданьска. Красота! И романтика! Романтика, которая каким-то магически-невероятным образом привела нас к поцелую (в этом месте смущенно отвожу глаза).

И все же — как красиво! Я могла бы стоять здесь бесконечно долго, наблюдая за мерной жизнью ночного города, вслушиваясь в прибой и отпустив все свои мысли. На холме мы провели немало времени, наблюдая за городом и звездами над нами, но пора было возвращаться. Неспешно спустившись, мы направились пешком к моему дому.

По какому-то удивительному стечению обстоятельств, как только мы подходили к очередному пешеходному переходу, нам тут же загорался зеленый свет! Какая-то приятная магия, что ли.

— Мы пришли, — сказала я, когда мы дошли до моего подъезда. — Спасибо за приятный вечер!

— Мне тоже было очень приятно. Что насчет завтра? — уточнил Влад.

— Во второй половине дня я совершенно свободна, — ответила я.

— Отлично! Тогда я наберу тебя и договоримся о встрече, — сказал мой собеседник.

Мы попрощались, и я пошла, точнее, поплыла домой.

— Привет. Ты где была? — поинтересовался с порога Дениз.

— Хм… На свидании, — ответила я.

— С кем? — удивился Дениз.

— Не поверишь, но с парнем, — ответила я и пошла на кухню.

Умостившись поудобнее за компьютером, я погрузилась в другой мир, мир интернета. Мир, который за какое-то десятилетие затянул нас глубоко, просочив свои щупальца во все сферы нашей жизни. И без этого шага в прогрессе нам уже сложно представить свою жизнь. Вот и я уселась поудобнее, дабы проверить, что произошло в этом мире, пока я отсутствовала.

В фейсбуке меня ждало непонятное сообщение от неизвестного турецкого парня, который не так давно добавился ко мне в друзья. Я решила не вдаваться в детали сообщения, оно ж на турецком, а ответить ему смайлом, ведь все равно ж он, скорее всего, написал какую-то очередную фигню в стиле «Девушка, вы прекрасны!». Но на мой смайл пришло очередное сообщение с вопросительным знаком.

— Дееениз! Мне нужна твоя помощь! — обратилась я к соседу, который крутился тут же на кухне.

— Какая? — уточнил он.

— Мне тут один товарищ по-турецки что-то пишет, переведи, пожалуйста, что он от меня хочет, — сказала я и показала на окошко сообщений.

Прочитав все, Дениз вдруг повернулся ко мне с каким-то диким и злым выражением лица и спросил:

— Это КТО?

— Да я откуда знаю! — немного испугалась я. — Добавился какой-то в друзья, теперь вот что-то хочет.

— Знаешь, ЧТО он написал? — выкрикнул Дениз.

— Нет, — тихонько ответила я.

— Он пишет… — замялся Дениз. — Нет, у меня даже язык не повернется такое перевести!

И тут меня разобрало нереальное любопытство, что же там такого-эдакого написал турок, что Дениз аж побагровел!

— Я могу ответить? — спросил сосед.

— Делай все, что считаешь нужным, — ответила я.

Дениз усердно начал что-то печатать по-турецки. Писал, стирал, снова писал… Ответить он хотел крайне грубо, наверное. Отправив ответ, Дениз спросил:

— Кто он тебе?

— Да говорю же — никто! Добавила в друзья, так как он прислал запрос.

— Удали его из друзей! И заблокируй! — безапелляционно сказал Дениз.

— Но что он такого написал? — не унималась я.

— Он написал очень непристойные вещи, которые я не хочу тебе переводить, — чуточку успокоившись, ответил Дениз.

И пока он отвлекся на приготовление своего ужина, я все же не удержалась и скопировала текст присланного сообщения от неизвестного турка, а также отправленного сообщения Денизом и вставила в переводчик.

Товарищ-турок, тот, который в фейсбуке, своим первым сообщением предлагал крайнюю непристойность, а я ответила… смайлом! После этого он еще раз уточнил (вопросом) свое предложение, на которое и получил матерный ответ, написанный Денизом.

И тут фейсбук пропиликал, сообщая о новом сообщении. Товарищ-турок, видя, что я ответила на турецком, воспользовался гугл-переводчиком и написал в мой адрес кучу гадостей по-украински, насколько это позволил переводчик. От души посмеявшись над бессмыслицей, которая получилась, я перевела все это Денизу. Мой сосед снова за словом в карман не полез и отослал очередное сообщение. Переведя и его, я прочитала по смыслу (плюс-минус) следующее: «Ты настолько глуп и жалок, что даже не можешь по-турецки написать оскорбления, а используешь переводчик? Ты ничтожен даже в этом».

Ууух, как запалился собеседник по ту сторону! Уже по-турецки он снова написал какую-то ересь. Снова ответив не в лучших традициях светских тусовок, Дениз с толикой злости в голосе обратился ко мне:

— Удали его немедленно из друзей и запомни: никогда не доверяй турецким парням! НИКОГДА!

— Даже тебе? — улыбнулась я.

— Мне можно, — скупо ответил мой сосед.

Не смея его ослушаться, я тут же удалила турка из списка друзей.

Уууф! А вечер обещал быть томным!

— Запомни, — продолжил Дениз, — парни-турки очень любят «ездить по ушам». Они говорят сладко, это у них в крови, но верить этим словам не стоит. Нас нужно остерегаться, поэтому будь аккуратнее.

— Хорошо, Дениз. Кроме тебя я ни с кем более из турков общаться не буду, — ответила я.

Дениз успокоился, будто сбросив с себя какой-то груз. У меня возникло такое ощущение, что моя безопасность для него очень важна, что не могло не радовать. Эх, в очередной раз радуюсь тому, какие же замечательные у меня соседи!

Посидев еще немного во всемирной паутине, я отправилась спать, чтобы набраться сил для новых приключений.

27.04.2011

Ура, ура, урашечки! Новый день открыл нам свои окна, двери, объятия. Поэтому — вперед!

Собираясь на работу, я обратила внимание, что Лиза повязывает шарфик, который ей накануне подарил Дениз. Такие же шарфы он привез Оле и Магде (из офиса), а также кучу сладостей. А вот соседку Эленку он оставил без подарка. Негодник!

Быстренько собравшись, я отправилась поработать, чтобы после — пойти на второе свидание. Работа пролетела быстро. Стандартно отработав до часу дня, я приехала домой, переоделась и отправилась на встречу.

Выработав какую-то новую традицию, Влад снова пришел на свидание с шоколадкой. Нет, мне, конечно, приятно, но когда шоколад дарят с фразой «Ты же любишь сладенькое!», хотя поводов говорить такое я не давала, то это наводит на различные размышления. Ладно, возьму на вооружение.

— Ну что, куда пойдем? — спросил Влад.

— Да мне, собственно, все равно, — ответила я, и в этом была моя «роковая» ошибка.

— А пошли ко мне? В гостиницу, — предложил Влад.

Фразы «ко мне» и «в гостиницу» вызывают у меня не самые радужные перспективы, потому как попахивает это все не слишком романтично, а, скорее, прозаично. Поэтому я попробовала мягко уклониться от столь «заманчивого» предложения. Но Влад решил не отступать:

— Да ладно тебе! Пойдем, я тебе вид покажу из окна. Вид, конечно, не очень, но глянешь. Заодно вина попьем. Я привез ОЧЕНЬ вкусное вино! Ты такого еще никогда не пробовала! — пел мне, аки соловей, мой попутчик.

Взвесив все свои навыки быстрого бега, ударов в причинные места, силу голоса в экстренных ситуациях, а также поддавшись желанию попробовать то самое вино, я нехотя, но согласилась.

Мы пошли по набережной в сторону Сопота, болтая о том и о сем. Но внутренне я была наготове.

Так за разговорами мы дошли до гостиницы, которая располагалась недалеко от набережной и в 10 минутах от центра.

Бывать в гостиницах мне нравится потому, что интересно, как в каждой из них обустроен быт. Вот и в этот раз меня больше волновали коридоры, двери, стены, номера, чем что-либо иное. Войдя в номер, я тут же отправилась к окошку, чтобы оценить то, зачем, собственно, меня звали. Вид действительно был не самый великолепный: дорожка перед гостиницей, стены здания, то есть, по сути, ровным счетом ничего интересного, поэтому, повернувшись к Владу, я решила спросить о второй части «марлезонского балета»:

— Так а где обещанное вино?

Влад тем временем похоже любовался мной и уже что-то замышлял (ох, мужчины! Вам до женского коварства еще расти и расти).

— Вот оно, — ответил Влад, указав на бутылку причудливой формы.

При этом Влад попробовал меня поцеловать. Попытки не увенчались успехом, поэтому он стал открывать вино, надеясь, что алкоголь даст ему преимущество передо мной (ыыы, наивный).

Вино мы приговорили быстро. Оно оказалось действительно вкусным. И да, алкоголь действительно стрельнул в голову, но рука постоянно была на пульсе ситуации. И как только Влад, думая, что все карты в его руках, подошел ко мне, я, вынырнув из-под его руки, сказала:

— Что ж, пора идти?

Лицо Влада надо было видеть. Меня распирал смех, но я сдержалась. Ну а что? Неужели он думал, что вид из окна, причем невесть какой, и бутылка легкого вина доведут меня до умопомрачительного и благоговейного состояния? Тем более, что я СРАЗУ дала понять: я иду посмотреть вид из окна и выпить вина. Не больше, не меньше. И раз программа выполнена, пора двигаться дальше. Владу ничего иного не оставалось, как последовать за мной на выход.

Мы вернулись на набережную. Дойдя до ее конца, мы не стали поворачивать обратно, а решили идти дальше. А дальше за набережной пляж обрывался, и начинались холмы, которые пролегали практически у кромки моря, и только где-то через километр море и холмы снова разделяли песчаные дикие пляжи.

Ну что ж, экстрим, так экстрим! Мы полезли по холмам. Благо, обувь позволяла. Мы то спускались в подобие оврагов, то снова взбирались на очередной холм, цепляясь за ветки и обходя «опасные» места. Идти было не так просто, как могло бы показаться на первый взгляд. Мы периодически останавливались передохнуть, так как силы расходовались очень быстро. На очередном холме мы увидели нечто. Понадобилось не менее пары минут, чтобы сообразить, что же это такое.

Это оказались корабельные артиллерийские установки со времен второй мировой войны. Спрятанные сегодня среди деревьев и направленные на море, 70 лет назад они защищали эти берега от незваных кораблей противника. Здесь держали оборону. Здесь живет история. А любое соприкосновение с прошлым вызывает во мне трепет и попытки представить, как же все было на самом деле. За каждой установкой, за каждым бункером, за каждым окопом — своя непростая история, своя боль, страдания, радость. Свои эмоции. Я не смогу передать словами свои ощущения, когда я соприкасаюсь с такого рода историей. Это нечто личное.

Очень жаль, что не все ценят историю и ее подарки, дожившие до нас. Было печально смотреть на эти расписанные граффити установки. Ну да Бог судья всем тем, у кого поднялась рука сделать такое. Побродив по окопам, по бункерам, мы отправились дальше.

Сказать честно, ноги уже гудели, но возвращаться назад желания не было, так как очень уж непростой путь мы проделали.

Когда нам предстояло спуститься в очередной раз в низину, я была близка к истерике, потому как спуск оказался очень крутым. А других вариантов не было. Или так, или назад. Назад — это два часа экстрима. Нет уж! Пришлось спускаться. Хватаясь за кое-какие ветки или корни, мы начали спуск. Спасибо Владу, который подстраховывал и не давал даже повода для того, чтобы свалиться. Когда же я посмотрела снизу на ту высоту, которую мы «взяли», а точнее, «отпустили», то пришла в тихий шок, но вместе с тем меня разбирала гордость за себя, за то, что я смогла спуститься в столь непростых условиях.

Взбираться на очередной холм не было ну никакого желания! И благо, что уже с этих мест начинался пляжик. Поэтому мы решили больше не здороваться с ветками, а продолжили путь по пляжу. Ха-ха мне в лицо, если я думала, что будет проще! Ноги настолько уходили в песок, что приходилось прилагать в три раза больше усилий, чтобы просто идти. А если учесть, что ноги итак ныли… В общем, ладно, хватит себя жалеть. Но идти и правда было тяжело. Мы еще чаще устраивали пятиминутки для отдыха, потом снова продолжали путь, но цивилизации на горизонте все не было и не было. Начало смеркаться, а мы все шли и шли. В общей сложности мы прошли около пяти километров, но все же добрались до Орлово. Здесь уж я хоть немного, но ориентировалась. Хвала небесам!

Почувствовать асфальт под ногами — это чрезвычайно классно! Мы потопали в сторону остановки, потому как решили, что до дома надежнее добраться автобусом, чем пешочком.

25 минут поездки на автобусе — и вот мы уже в моих родных краях. Попрощавшись с Владом, я потопала домой. Что ж, такого экстремального свидания у меня еще не было! А всему, как говорится, бывает первый раз.

Стоит ли говорить, что спать я легла «без задних ног»? Зато сколько эмоций, сколько впечатлений!

Спасибо за них тебе, Польша!

28.04.2011

Утро наступило слишком рано, так как вставать не очень хотелось. Но надо! Быстренько собравшись, мы с Лизой поехали в садик.

Сегодня, как оказалось, нас ждало новое знакомство с новой воспитательницей: пани Зошей. Пани Зоша представляла из себя худощавую предпенсионного возраста воспитательницу а-ля советских времен, которая привыкла все контролировать и держать в своих руках. И если повышение голоса в исполнении Беаты означало: «Ахтунг! Что-то идет не так, нужно обратить внимание!», то повышение голоса пани Зошей означало только одно: «Молчать! Команды здесь отдаю только я!». Но как нам сказали, это «педагог с огромным стажем работы с детьми», так что нам грех жаловаться. Хотя, откровенно мое мнение — своеобразная женщина. Пани Зоша достаточно быстро вошла в раж, и уже через каких-то пару часов «отдавала команды» детям. Беата же была занята приготовлением к родительскому собранию, которое должно было состояться сегодня.

Родительские собрания в Польше — это не просто «посиделки» с разбором полетов или раздачей заданий родителям. Это интерактивная встреча, где участвуют не только родители, но и дети. И, попав на такое собрание, а Беата попросила поучаствовать в этом собрании и нас, я была несколько удивлена тем, как же весело оно проходит! При этом у каждого собрания — своя тематика. Вот, например, сегодня темой собрания и главным атрибутом стали… пакеты! Да-да, обычные пакеты или пленка. Каждый из родителей обязательно должен был принести из дома пакеты или пленку. Когда же собрание началось, то оно больше напоминало «Веселые старты», нежели собрание взрослых людей. Беата напридумывала кучу конкурсов, связанных с этими пакетами: то нужно было смастерить какую-либо фигуру, то «с целью поклеить обои накрыть все предметы в группе, чтобы они не запачкались», то еще что-то. Последним и самым занимательным заданием стал показ мод. Из своих пакетов и пленок родители должны были соорудить костюм, после чего пройтись по подиуму в своем шедевре. Сколько же смеха и позитива было в этом всем! А дети просто нарадоваться не могли, ведь участвовали ИХ родители! «Досталось» и Лизе, которая также поучаствовала в показе. В общем, не только дети, но и мы получили огромнейший заряд позитива от этого замечательного родительского собрания!

Когда же конкурсы подошли к концу, настал не менее эмоциональный, но более грустный момент: момент прощания с Лизой. С августа-месяца Лиза работала в детском саду, и, понятное дело, дети успели прикипеть к ней душой, да и многие родители успели познакомиться с волонтером из Германии. А прощаться ведь всегда тяжело.

Слово взяла Беата. Она рассказала всем присутствовавшим о том, какой замечательный период они прожили вместе, о том, что Лиза стала частью коллектива, но что пришла пора уезжать. Беата поблагодарила Лизу за все, что она делала на протяжении своего волонтариата, за помощь. После этого родители преподнесли Лизе коробочку-подарок. Это был действительно мощный момент, когда захотелось заплакать. Некоторые даже не удержались, в том числе и Лиза. Потом были обнимашки-целовашки и теплые слова от родителей. А в моей голове промелькнула мысль: неужели и меня ждет такой водоворот эмоций? Но, с другой стороны, до моего водоворота еще ой как далеко.

Когда эмоции утихли, а родители с детишками стали расходиться, я пошла на автобус. Сегодня мне необходимо было заехать в офис, чтобы отпроситься с завтрашнего урока по польскому, так как в это самое время моя детсадовская группа собиралась на экскурсию по «StenaLine» (большой круизный 10-ти или 11-ти палубный корабль, который мы постоянно проезжаем, когда едем на работу).

Когда я приехала в офис, то застала не только Магду, Олу, но еще и их гостя — большого и веселого, похожего на деда Мороза мужчину.

— День добрый! — по-польски поздоровалась я.

— День добрый! — ответили все, кто был в офисе.

— Эээ, — я замялась, так как не знала, не только с чего начать, но и как это все сказать по-польски, хотя всю дорогу до офиса репетировала речь. — А можно мне завтра не прийти на урок, потому что у нас поездка на «СтенаЛайн»?

Я отчеканила текст так быстро, что и сама удивилась, не говоря уже об офисных товарищах.

— Эээ, — в тон мне начала отвечать Магда. — Конечно, можешь!

По всей видимости, моя гипер-ответственность их малость ошарашила, потому как уроки польского — все же дело добровольное (как я поняла со временем), а потому разрешения «ходить-не ходить» выспрашивать не нужно.

— Спасибо! — улыбнулась я.

— Эленка, кстати, познакомься! Это пан Артур, из Украины, — указала Ола на незнакомого мне мужчину.

Пан Артур, эдакий добродушный, не без чувства юмора «дед Мороз», повернувшись ко мне со всей серьезностью сказал:

— Так! Там летом приедет волонтер из Украины, Марьяна. В общем, покажешь ей тут все злачные места. Ну там, мальчиков, и все такое… Одним словом, введешь ее в курс дела по самым нужным моментам. Хорошо?

— Эээ, — мой текст явно становился однообразным. — Хорошо.

— Ну вот и отлично! — улыбнулся пан Артур.

Ему оставалось только произнести «хо-хо-хо» и, ей-Богу, у меня сложилось бы ощущение, что я общаюсь с Санта-Клаусом.

Попрощавшись с Магдой, Олой, а также «Сантой» Артуром, я пошла домой, готовиться к прощальной вечеринке Лизы.

Вечером мы отправились в «Контраст», где Лиза загодя заказала столики для своей вечеринки. Собственно, как и на прощальной вечеринке Карлоса, на этой вечеринке все проходило по «тому же» сценарию: люди приходили, уходили. Были обнимашки, целовашки. Пиво за здравие. Фото на память. И снова пиво. И лишь ближе к закрытию заведения мы-таки отправились домой.

А дома уже ждал Морфей.

29.04.2011

Доброе утро оказалось никаким не добрым. Я заболела. Причем заболела не так, что «можно пойти на работу», а так, что «даже не встать». И почему, почему именно сегодня, когда я ТАК хотела попасть на «СтенаЛайн» вместе с детьми? Ну что за непруха-то такая? Мда, отпроситься с урока, чтобы в итоге заболеть. Только я умудряюсь так великолепно влипать в различные истории. Ладно-ладно, не только я, но мне обидно как-то стало за себя.

Но во всем этом был и свой положительный момент.

— Что с тобой? — завидев нечто амебное на кухне, спросил Дениз.

— Я заболела, — бесцветно ответила я.

— Уу, это плохо! — сказал сосед.

— Да уж, веселого мало, — промямлила я.

— Иди ложись, а я тебе приготовлю чай, — удивил меня сосед.

Потом он не только чай принес, но заходил каждые минут 15, интересуясь моим здоровьем, а также пробуя температуру и оказывая любую помощь и проявляя всестороннюю заботу. Как же это было приятно, что ни говори!

Через какое-то время пришла Ола, чтобы проверить, как Лиза убрала квартиру. Дело в том, что это такая традиция-условие, что прежде, чем покинуть квартиру, проект, страну, волонтер должен привести все в порядок, оставить квартиру такой, какой она была до его въезда. Без такой проверки к карме не будет +10.

Итак, пришла Ола (кстати, такой чистой комнаты, как в этот день, не припомню давненько). И надо же было приключиться такому стечению обстоятельств? Именно в этот же момент пришла и наша соседка снизу, которая со старта начала на нас жаловаться. Оказывается, мы затапливаем ее ванную комнату. Странно, что узнали мы об этом только сегодня, только сейчас.

— Сколько можно? У меня постоянно течет ванная! Уже сил нет! — нервно выкрикивала соседка.

Учитывая мое состояние нестояния, ее крик приравнивался моим мозгом к взлету самолета, происходившему у нас в квартире. Ола, успокоив соседку и пообещав во всем разобраться, тем самым инициировала скорейшее «отчаливание» соседки восвояси, после чего и сама покинула квартиру.

Единственный, кто пофигистически ко всему относился, был Дениз. Он как-то спокойно перенес визит Олы, визит соседки, но при этом все также заботливо вел себя по отношению ко мне.

— Знаешь, что тебе нужно? — спросил он при очередном «забеге» в мою комнату.

— Что? — уточнила я.

— Принять душ. Хороший еле теплый душ. Смыть всю болезнь с себя! А когда выйдешь, тебе однозначно станет легче. Попробуй! — настаивал Дениз.

Вставать как-то совсем не хотелось. Тело подламывало, и оно не особо хотело мне подчиняться. Но, превозмогая себя, я все же направилась в душ, тем более, очень хотелось «позлить» соседку.

После душа действительно стало полегче, да и сон, с которым перемежался мой день, способствовал укреплению здоровья в моем организме.

Так, перемежая сон с явью, я и не заметила, как заснула аж до следующего утра.

30.04.2011

Новый день объявил о своем прибытии лучами весеннего солнца в окне комнаты. Вместе с новым днем ко мне потихоньку стало возвращаться здоровье. Да, мой сосед был прав! Душ и сон — лучшие лекарства! И вот я уже могу даже передвигаться, не ощущая слабости. Ну, а раз могу передвигаться, то и не грех сегодня выйти «в люди» да сделать пару нужных и важных дел.

Позвонил Влад.

— Ну что, встретимся? — спросил он.

— Давай. Но я приболела, поэтому встретимся ненадолго. Мне нужно будет съездить в город, пополнить мою bus-карту, — ответила я.

— Хорошо. Я заеду за тобой через полчаса, — уточнил Влад.

Он арендовал машину на время своей командировки, потому имел возможность передвигаться по городу на временно арендованном авто.

Через заявленные полчаса (а мне хватает с головой этого времени, чтобы собраться) Влад был под подъездом.

Мы поехали по одной из главных улиц города. Сразу хочу оговориться, что движение транспорта в городе не такое уж плотное, но и «гонщиков» тут днем с огнем не сыскать. И вот вдруг Влад выдает:

— Капец! Они тут так быстро ездят! Это просто ужас!

Я глянула на спидометр: 60 км/ч. В этот момент я еле сдержала вырывавшийся наружу хохот. Ну что сказать? Эстонец.

Когда же я решила свой главный вопрос — пополнила автобусную карту — то под предлогом слабости после болезни попросила Влада отвезти меня домой. Почему-то новых приключений в виде «пойдем смотреть вид из окна» в виду все той же слабости мне не хотелось. Проще говоря, мне почему-то очень захотелось отдохнуть от этого молодого человека.

Но только лишь машина Влада отъехала от подъезда, как я тут же стала собираться на выход. Моя соседка договорилась с Эстер, Денизом и Уриелом поехать в «Галерею Балтийскую»: один из самых крупных торговых центров в Трымясте, который расположен в Гданьске. Пропустить такое действо я ну никак не могла! Слабость как рукой сняло.

По подсказкам своих соседей я самостоятельно добралась до Галереи, где встретилась с Денизом, Уриелом, Лизой и Эстер.

Ну, чтобы обойти весь этот ТЦ, пары часов будет маловато. Неудивительно, что это один из самых популярных ТЦ в Трымясте. Побродив бесцельно (в моем случае) по Галерее, мы отправились на СКМ, где наши пути решили немного разделиться. Лиза договорилась с Маритой встретиться в центре Гданьска, чтобы вместе выбрать себе какие-нибудь украшения, потому как Гданьск славится своими изделиями из янтаря, при этом Эстер с удовольствием составила компанию Лизе. Мне же с ними ехать не хотелось, поэтому я осталась с Денизом (ой, только ли поэтому?) и Уриелом.

— Я договорился встретиться с Ареком. Вы со мной? — сказал Дениз, как только мы проводили Лизу и Эстер.

— Ага, — ответила я.

И мы пошли по улочкам Гданьска, купаясь в лучах солнца. Поблуждав незнакомыми улочками, мы таки добрались до места назначения, где нас уже ждали Арек и Зари.

— Нам только надо будет кое-куда зайти, — после церемонии приветствий сказал Зари. — Вы не против?

Собственно, а был ли выбор?

Пока ребята общались на свои мужские темы, я рассматривала город. Это была более современная часть Гданьска с новыми постройками, а также перекопанными и закрытыми на ремонт дорогами. Но не это привлекало мое внимание. Клумбы. Прекрасные разноцветные клумбы, которые так и хотелось пофотографировать.

За изучением флоры я и не заметила, как мы добрались до очередного ТЦ (поменьше, конечно, чем «Галерея Балтийская»). Следуя за Зари, мы пришли в какой-то магазинчик, который, насколько я поняла, специализировался на нанесении фотографий и картинок на все, что только можно. Зари тем временем забрал какую-то упаковку, после чего развернул то, что там было. Это оказалась футболка с нарисованными персонажами в стиле Южного Парка, но очень смахивающими на Зари, Лизу и Арека. Как я тут же поняла — это был подарок для Лизы в честь ее отъезда или, если правильнее выразиться: «на долгую память».

— Похожи? — спросил Зари.

— Еще бы! — восторженно ответил Дениз.

Очень клевый подарок! Особенно, если учесть, что Лиза и эти два польско-украинских товарища очень сдружились.

— Ну что, тогда вперед, на барбекю! — скомандовал Арек и повел нас на остановку.

Честно, я как-то пропустила мимо ушей и сознания, что сегодня будет какое-то пати. Но, как оказалось, мы сегодня были приглашены к Ареку домой на барбекю, чтобы отметить отъезд Лизы уже более узким кругом.

Мы приехали в какой-то частный сектор, где и жил Арек с семьей. Двухэтажный уютный дом, красивый сад. В саду мы и разместились. Ребята сразу же занялись разведением костра, а мы, девочки (а к тому времени подтянулись гданьские волонтеры: Марьяна и Эмине), — сервировкой стола.

Когда пришла Лиза, ребята подарили ей футболку. Ой, сколько же здесь было эмоций! И радость, и слезы, и удивление, и грусть… Не передать словами. Лиза тут же надела поверх своего свитера футболку и попозировала для всех папарацци, которые были на барбекю, после чего уже не снимала свой подарок.

За столом было очень много смеха, много рассказанных историй, много трогательных моментов. Люблю такие дни.

Когда же на улице несколько похолодало, мы переместились в дом, где познакомились с родственниками Арека: с его мамой, братом, сестрой, тетей, мужем сестры и племяшкой. Украшением компании, конечно, стала очаровательная милая леди одного года от роду, которая очень рада была со всеми познакомиться.

Когда же день плавно перешел в вечер, ребята решили, что пора немного растрястись, то есть, поехать в какой-нибудь клуб. Мое же состояние здоровья не позволяло мне так долго гулять (дала о себе знать слабость), поэтому я, попрощавшись с веселой компашкой, поехала на вокзал, чтобы оттуда добраться до Гдыни. Там меня ждала теплая кровать. Ребята же загуляли до очень поздней ночи. Но это уже совсем другая история.

01.05.2011

Ура! Первомай! С праздником, товарищи! Мир, труд, май!

Но вместе с тем, что сегодня вроде как праздник (даже в Польше!), день был несколько грустным, так как сегодня Лизе предстояло вернуться домой. Ее проект окончен. И сегодня финальная точка ее приключения. Грустно. А еще грустно осознавать, что и в моем путешествии будет такая же точка, которая перевернет целую главу жизни, чтобы дать отсчет новым свершениям, новым приключениям.

Вместе с Лизой в этот же день улетал и Влад, поэтому сама судьба шептала мне, что сегодня наступил именно тот день, когда я познакомлюсь с гданьским аэропортом.

Но в аэропорт собирались не только мы с Лизой, а и Уриел.

— Эээ, а ты куда это собрался? — меня разбирало любопытство.

— Тебе это знать не обязательно, — в своем стиле ответил мой дорогой сосед.

— К нему сегодня прилетают друзья, — «спалила» Уриела Лиза.

Я за малым не показала Уриелу язык.

— Лиза, а у тебя во сколько самолет? — уточнила я у соседки.

— В двенадцать, — ответила Лиза, проверяя свои сумки. — А что?

— Да, думаю, смогу тебя проводить. Поэтому не прощаемся, — сказала я Лизе и вышла из квартиры.

Лиза же осталась ждать ребят из Гданьска, которые должны были на машине забрать ее.

Для того, чтобы добраться до аэропорта, мне сначала нужно было доехать до «Галереи Балтийской», а оттуда на прямом автобусе доехать до аэропорта. Все бы ничего, но ни расположения остановки, ни номера автобуса, который шел бы в нужном мне направлении, я не знала.

Пришлось приставать к людям.

Один добрый дяденька за малым не сопроводил меня аж до аэропорта, так мне тщательно все рассказывал. В общем, до аэропорта я таки добралась без лишних приключений, не считая назойливого дяденьку.

— Привет. Я в аэропорту, — я позвонила Владу.

— Привет. Я на втором этаже в кафе. Поднимайся, — ответил голос по ту сторону.

Аэропорт Гданьска оказался очень маленьким и компактным (самый маленький аэропорт, который мне доводилось видеть), поэтому кафе я нашла без особого труда и очень быстро.

Влад заказал мне кофе, пока мы ожидали объявление о посадке.

— Думаю, что еще в мае или в июне прилечу, — как бы давая мне надежду, в которой я не нуждалась, сказал Влад.

— Отлично! — поддержала я беседу.

— А вообще мне приятно было с тобой познакомиться, — продолжал мой собеседник, а мне уже хотелось побыстрее посадить его в самолет и отправиться по своим делам.

Наконец, допив кофе, мы пошли к месту прохождения контроля. Но так как аэропорт был маленький, то очередь на контроль была одна и нифига-себе-большая. Мы примостились в конце очереди. Я стала наблюдать за людьми: кто стоял, смирившись с ожиданием, кто нервничал, а кто и торопился, опаздывая на свой рейс.

— Я отлучусь ненадолго, — вдруг сказал Влад. — Постоишь пока?

— Постою, — ответила я.

Я, стоя с чемоданом Влада, продвигалась в очереди потихоньку, как вдруг какой-то мужской голос рядом произнес:

— Муж провожал?

Я обернулась. За нами наблюдал мужчина, и так уж ему, видимо, приглянулась наша «пара», что он не преминул заговорить со мной.

— Эээ, как бы не муж. Просто друг, — почему-то решила оправдаться я.

— Решил не провожать? — думая, что улетаю я, не унимался этот мужчина.

— Ну, как бы, я не улетаю, — только и сказала я.

Видимо, в голове у мужчины произошло замыкание, потому как вопросы задавать он перестал.

Уже перед самым заходом на контроль появился Влад. А я уж было подумала, что все же улечу вместо него.

Мы подосвиданькались, Влад зашел за рамку, и я вздохнула с облегчением. Лиза!

На часах было полдвенадцатого. Я начала набирать Лизу, но абонент уже был не абонент. И что делать? Где ее искать? И тут телефон запиликал. Пришла смс-ка. От Лизы, с ее немецкого номера. «Дорогая Эленка! Я уже в самолете. Я должна была идти и совсем забыла о тебе. Но Уриел все еще в аэропорту до 3:10. Ты сможешь найти его возле еды».

Вот так, провожая Влада, я не смогла попрощаться со своей соседкой. Что ж, я в ответной смс-ке пожелала ей счастливого пути и тоже поблагодарила ее за все.

***

Когда я выходила из аэропорта, то написала Уриелу и спросила, где мы можем найтись. Он ответил, он на первом этаже возле чек-ина. В общем, я встретила Уриела и его прилетевших товарищей. Ох, надеюсь, они не такие крейзи, как мой сосед! Ибо четырех крейзи я не выдержу.

— Ты меня преследуешь? — типа пошутил Уриел.

— Ха-ха, очень смешно, — ответила я.

— Ладно-ладно. Эленка, познакомься — это мои друзья, — Уриел представил мне делегацию из 3 своих друзей, затем каждому представил меня.

— Эленка? — удивился один из итальянцев. — Тебя зовут Эленка?

— Ну как бы да. А что? — я чувствовала некий подвох.

— Ты знаешь, что по-итальянски значит «elenco»? — не унимался Симон, а именно так звали этого итальянского товарища.

— Нет, — я, как бы с польским еле-еле подружилась, а уж об итальянском пока и мечтать не могу.

— Все, это значит все, — воодушевленно рассказывал мне Симон. — Вот например: есть красный цвет, есть синий, желтый. А вместе они — «elenco»!

Ну, я вроде как бы и поняла, но в то же время совсем ничего не поняла. Ну да ладно.

Ехать домой с Уриелом и его товарищами было не то, что весело, а даже порой с ощущением «ой, я не знаю этих людей!». Симон — это вообще вынос мозга. Он, кстати, достал мини-гитару в электричке и начал играть и петь. Поляки не совсем поняли, что вообще происходит.

Когда мы приехали домой, то за неимением чего делать я принялась вымывать кухню. Я так вошла в раж, что перемыла и перечистила все, что попадалось мне на глаза. И пусть только хоть одна лялечка попробует загадить тут что-то! Прибью и не спрошу, как звали!

После такого трудового десанта мой вечер был посвящен вышивке и всемирной паутине, после чего я отправилась спать.

***

На часах было уже около 5 утра, когда в домофон позвонили.

Эпическая сила! Глубокая ночь (ну ладно, очень-очень раннее утро)! КТО?! Кто пришел в такую рань? Может, показалось? Или приснилось?

Я закрыла глаза. В домофон позвонили снова. Нет, точно не приснилось.

Понятное дело, что никто в квартире и не подумал встать.

— Да, — я взяла трубку.

— Эленка, это Уриел. Открой, — раздалось в трубке.

Ну, Уриел! Ну держись!

Я нажала на кнопку входной двери, после чего открыла дверь в квартиру. Через несколько секунд на пороге уже стоял Уриел и его друг Симон.

— И? — вопрошала я.

— Я потерял документы и деньги, — кратко, лаконично и без шуток ответил мой сосед.

— Как? — по моей спине пробежался холодок.

— Заснул в СКМ, — ответил Уриел.

Вот объясните мне! Как можно быть в стране месяц, а приключений найти на год вперед?

Но вместе с тем ушла моя злость на Уриела за столь поздний приход. Все, что я могла — это лишь постараться подбодрить его хоть немного. Ведь посеять деньги — это еще полбеды, а вот документы… В общем, утро вечера мудренее. Действовать лучше на свежую голову.

После такого раннего вторжения в мои сны и краткой беседы с соседом я отправилась досматривать то, что не досмотрела, а если кратко, то досыпать.

02.05.2011

Здравствуй, новый день!

Здравствуй, день без болезни!

И в честь того, что сегодня очередной выходной, мы с Эстер решили снова посетить «Галерею Балтийскую», чтобы уже в более медленном темпе обойти ее, а не наскоком, да и, возможно, прикупить себе каких-нибудь вещичек.

Встретившись у СКМ, мы поехали в Гданьск.

Добравшись до Галереи, мы надеялись провести в ней весь день, ну, по крайней мере, большую его часть, потому мы вальяжно стали ходить от одного магазина к другому, обходя этаж за этажом. Не преминули мы зайти и в кафе. Кстати, я впервые увидела тут кафе с курящим залом, который был отгорожен, застеклен и имел хорошую вытяжку.

Когда же мы после перекуса решили продолжить наш шоппинг, раздался звонок:

— Эленка, привет. Это Ола, — послышался в трубке голос Олы из офиса.

— Привет, — ответила я.

— Ты дома? — уточнила она.

— Эээ, нет, — сказала я и уже почувствовала что-то неладное.

— А есть кто-то в квартире сейчас? — продолжала «допрос» Ола.

— Нет, — сказала я, уже начиная жалеть, что это правда.

— А ты через сколько будешь дома? — почти в наступление пошла моя собеседница.

— Ола, что-то случилось? — не выдержала я.

— Нам нужно починить ванную, чтобы вы больше не топили соседей, поэтому мне нужно, чтобы кто-то был дома, — ответила Ола.

Прекрасно! Этот «кто-то» — 100% я!

— Смогу быть минут через 40, — обреченно ответила я и положила трубку.

Повернувшись к Эстер, я сказала:

— Прости, но мне нужно ехать домой, ибо, как говорится, никто кроме меня.

— Да, я уже поняла, — ответила Эстер.

Оставив исландку в Галерее, я направилась в сторону СКМ, чтобы успеть к приходу Олы.

Приехав домой, я дождалась ее и мастера. Собственно, от меня требовалось немногое: лишь открыть двери и просто быть дома. Ни больше, ни меньше. Чтобы чем-то себя занять, я решила почитать книгу, которую привезла с собой: «Уроки польского языка». Кстати, благодаря этой книге я знала пару-тройку слов к приезду в Польшу и даже до поездки выучила одну, но совершенно бесполезную фразу: «Czy państwo chcą jechać czy iść pieszo?» («Вы хотите ехать или идти пешком?»). Ааа, мега-фраза!

Когда ванную наконец починили, Ола сказала, что больше мы, по идее, не должны затапливать соседку и, проинструктировав меня по пользованию ванной, а точнее, вручив мне средство «Крот» и рассказав, что засыпать его надо в ванную раз в 2 недели, ушла.

Ура! Можно продолжать гуляния. Я написала Эстер.

«Привет! Ты где?» — с ходу поинтересовалась я.

«Мы в „Пирогарне“. Это ресторан в центре Гданьска», — ответила Эстер, имея в виду себя и Дениза, который к ней не так давно присоединился.

«Вы там еще долго будете?» — уточнила я.

«Мы ждем еду, после чего, я думаю, останемся в Гданьске до ночи», — написала мне Эстер.

Пфф! Конечно, я туда тоже хочу!

Пока я собиралась, пришел Симон.

— Я за скейтом, — коротко сказал он.

— Ты. Привез. С. Собой. Скейт? — я была ошарашена.

— Ага, — только и ответил Симон.

Удивительный человек! Он даже притянул с собой скейт!

Выпроводив Симона и взяв ноги в руки, я снова отправилась на СКМ. Но не успела я доехать даже до Орлово (последняя остановка в Гдыне), как раздался звонок:

— Эленка, в общем, тут ничего интересного не происходит, поэтому мы решили возвращаться домой. Мы уже едем в электричке, — сказала Эстер.

— То есть, как это домой? — я расстроилась.

— Ну, мы решили, что лучше попьем пива где-нибудь у нас. Например, в «Дегустаторне». Поэтому если хочешь, подъезжай туда, — ответила Эстер и повесила трубку.

Ну замечательно! Прям великолепно! А раньше они это придумать не могли?

Пришлось ссаживать себя в Орлово и уже автобусом добираться до «Дегустаторни».

Пока я ехала на автобусе, ребята уже успели на электричке меня обогнать, поэтому к моему приезду они уже даже сделали заказ. В целом, мне действительно тоже все равно, где пить пиво: в Гданьске, в Сопоте или в Гдыне. В приятной компании это можно делать абсолютно где угодно.

За разговорами мы просидели в этом заведении достаточно долго, потому домой пришлось добираться уже ночным автобусом, на который наши автобусные карты не распространяются. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что проезд-то подорожал! Теперь билет обычный (дневной) стоит 2,8 злотых, а ночной — 3,8 злотых. Эх! Инфляция, что ли?

Пока мы ехали в автобусе, ко мне «пристал» Дениз:

— Эленка, у тебя же вторая кровать в комнате свободна?

После отъезда Лизы я стала единоличной обладательницей комнаты, что определенно добавило позитива в мою польскую жизнь, так как в своей комнате я теперь была сама себе хозяйка.

— Угу, — ответила я соседу.

— А можно я сегодня у тебя переночую? — несколько перемежовываясь, спросил Дениз.

— Эээ, зачем? — я, с одной стороны, как бы не верила своему счастью (нееее, не в том контексте, о котором можно было бы подумать), но с другой — не понимала, с чем связан такой «запрос».

— Да друзья Уриела очень сильно храпят! А ты же знаешь, что я не могу спать при таких условиях, — несколько оправдательно сказал Дениз.

Еще раньше, до приезда гостей из Италии, Дениз рассказывал нам, что не может заснуть даже при тикающих часах. Его мозг, видимо, концентрируется на посторонних звуках, потому он очень чутко спит и не любит посторонних шумов, даже если эти шумы — незначительны. Поэтому Дениз спит в берушах. Но даже беруши бессильны перед храпом 4 итальянских товарищей!

— Ну, переночуй, — только и оставалось ответить мне.

Как мало человеку надо для счастья! Дениз тут же воспрял духом. Он наконец поверил в то, что сможет выспаться.

Приехав домой, мы еще немного посидели на кухне, после чего отправились «по норам».

Уф, надеюсь, что сам-то Дениз не храпит.

03.05.2011

Новый день настал. Принес он нам снова хорошую, но прохладную погоду и… соседа в моей комнате.

— Доброе утро! — поприветствовала я уже вставшего Дениза.

— Доброе утро! — ответил сосед.

— Как спалось? — уточнила я.

— Отлично! — Дениз расплылся в улыбке.

Ну, и то хорошо.

Пока я готовила себе завтрак (а в моем случае завтрак — это сделать кофе), Дениз все так же находился в моей комнате. Нет, ну я понимаю, ночевать в моей комнате, так как ему мешает храп соседей. Но что мешает ему сидеть в своем ноуте днем в СВОЕЙ комнате? Вообще не понимаю. Ладно, пока не будем нагнетать обстановку.

В Польше сегодня праздник: День Конституции, ну а у нас — выходной. А раз выходной, то снова можно смело отдыхать.

Как раз пропищал телефон. Пришла смс-ка от Марты, моего ментора: «Привет! Я приглашаю тебя на обед к себе. Что скажешь?». Я, конечно же, ответила положительно. Не теряя времени, я собралась и поехала в Гданьск. Благо, в этот раз я уже знала, куда ехать, да и на станции меня встретила Аня, соседка Марты.

— Привет! — поприветствовала я Аню.

— Привет! — ответила та.

— Ты меня встречаешь? — уточнила я.

— Ну а кого же? — расплылась в улыбке Аня.

— Дык, я уже не потеряюсь. В этот раз я дорогу уже помню, не то, что в прошлый раз, — сказала я.

— Ну, мне хотелось прогуляться, — только и ответила Аня.

Мы потопали в сторону квартиры.

— И как тебе в Польше? — поинтересовалась моя спутница.

— Классно! Очень нравится, хотя по началу было тяжело. А еще — у вас тут очень красивые мужчины, — поведала я.

Аня несколько неестественно повернула голову в мою сторону.

— Кто? Мужчины? Красивые? У нас? Покажешь?!

Я стала осматриваться по сторонам, чтобы найти подходящего мужчину, в которого можно было бы тыцнуть пальцем, но не нашла ни одного более-менее симпатичного. И тут мы расхохотались.

— Ну, как найдешь, обязательно позови меня! — сказала сквозь смех Аня.

Если немного заглянуть в будущее, то я потом очень тщательно всматривалась в мужчин Польши, но таких, которых мне захотелось бы показать Ане — не нашла (простите меня, мужчинки Польши!).

Как всегда, атмосфера, равно как и обед, были восхитительны. Мы с девчонками шутили, смеялись, обсуждали последние новости и сплетни. В общем, было тепло и уютно.

После обеда мы решили прогуляться. Марта предложила пойти на пляж. А мы и не сопротивлялись. Единственное, что отрицательно фонило на протяжении всей прогулки — это холодная погода. Особенно если поддувал ветер. Бррр!

Мы прогулялись с девчонками до пирса, затем вернулись обратно. Я смогла изучить еще одну небольшую часть Гданьска.

На прощанье Аня еще разочек напомнила мне о том, что ждет сообщение от меня, если я найду красивого мужчину.

Когда я приехала домой, Дениз все также сидел в моей комнате. Мое личное пространство было в шоке. Ладно, потерплю еще.

— Эленка! — обратился Дениз.

— Ууу, — ответила я.

— Скажи, а ты же работаешь с Мартой вместе? — вдруг неожиданно для меня спросил Дениз, имея в виду Марту из садика, с третьей группы.

— Ну да, а что? — удивилась я.

— А ты не знаешь, у нее кто-то есть? — продолжал расспрашивать мой сосед.

— Де-е-е-ениз, а ну колись! Откуда такое любопытство? — мне уже стало интересно.

— Понравилась она мне. Хотел бы с ней пообщаться, — несколько уклончиво ответил мой сосед.

С одной стороны, я могу понять Дениза, так как Мартуська — прекрасна. Но в груди что-то ёкнуло.

Задав еще пару-тройку вопросов, Дениз отстал от меня. Я же углубилась в сеть интернет, где нашла расписание автобусов для телефона. Кстати сказать, через призму времени это не кажется таким уж чем-то экстра, но тогда не было смартфонов и плеймаркетов, поэтому такое приложение для кнопочного телефона было только в радость. Хм, оказалось, удобная штука! Теперь у меня всегда под рукой есть свое личное расписание! Я похвасталась Денизу своей находкой, после чего скинула ему эту программулину на телефон.

Как говорится, все миссии на сегодня выполнены, поэтому с чистой совестью и легкой душой можно идти спать.

04.05.2011

Будни: на старт, внимание, марш!

Рабочую неделю объявляю открытой (хи-хи).

День начался с урока польского языка. В целом, мои знания улучшаются, но мне все равно кажется, что мои успехи шагают куда быстрее, чем мы на наших занятиях. Поэтому мне несколько скучно учиться, особенно если учесть, что все задания, даже те, что нам задают на дом, я делаю за 5 минут. Ребята из-за этого меня тихо ненавидят.

Вот, например, сегодня темой занятий была «Семья». Мы рассматривали слова: мама, папа, брат, сестра, дядя, тетя, бабушка, дедушка, внук, внучка, кузин, кузина, муж, жена. Прекрасно, если учесть, что в первый же день моего пребывания в садике я уже должна была владеть этими словами, так как мне же пришлось о себе рассказывать! В общем, «курим бамбук».

Заданием же на дом было написание рассказа о своей семье.

После урока я традиционно поехала в садик. С этого месяца я уже работаю до 3 часов. Эх, а ведь к хорошему так быстро привыкаешь!

Сегодня я занималась декорированием группы в общем и окон в частности. Зверушки, книжки, карандаши, солнышко, тучки — неплохая получилась композиция! Вторая же половина дня проходила в томном ожидании окончания рабочего дня.

После работы я отправилась домой. Сегодня у меня было такое настроение, которое требовало некоторых перемен. Итогом стала… покраска волос в рыжий цвет! Да, давненько я не красилась в этот оттенок. Я уже почти срослась с «блондинчатым» цветом. Но наступают иногда моменты, когда хочется изменить все, вплоть до образа. Вот такой день, собственно, и настал. Ксенька, теперь ты не одна рыжуля!

— О боги! А у вас в стране другие цвета есть? — только и сказал на мое видоизменение Уриел.

— Да-да, спасибо за комплимент, Уриел! — ответила я.

Глядя на то, как Уриел мечется по квартире, я спросила:

— А ты куда-то собираешься?

— Угу, — очень «объемно» ответил мой сосед.

— Хм, куда? — любопытство брало свое.

— На свидание, — ответил Уриел.

— С Эмине? — уточнила я.

— Эээ, нет, — ответил сосед.

— То есть, как это нет? — я была несколько ошарашена.

Уриел только пожал плечами.

— Мне кажется, что пора вывешивать расписание твоих свиданий, — с ухмылкой сказала я. — Потому как можно запутаться в том количестве барышень, с которыми ты ходишь на свидания. А еще составить график: в понедельник одна, во вторник другая… Ну и так далее.

— Угу, — снова ответил Уриел.

Один сосед почапал на свидание, а второй — снова пристал ко мне с расспросами о Марте. Дениза интересовало буквально все: что любит Марта, встречается ли, какие парни ей нравятся, чем занимается в свободное время. Почувствуйте себя личным секретарем, называется!

Когда сосед отстал от меня, я углубилась в свои дела. В частности, мне необходимо было подготовиться на завтра, а точнее, подготовить рассказ о том, что за праздники мы празднуем в мае и по какому поводу. На польском, конечно. Эх, гугл-переводчик, снова здравствуй!

Когда я уже практически легла спать, пришла смс-ка: «Эленка, пожалуйста, ты можешь сказать мне, какой автобус идет до нашего дома? В расписании возле „Дегустаторни“ нет ни одного ночного автобуса». Это был Уриел. Какая прелесть! Я теперь не только секретарь, но и информбюро! С повышением меня в должности!

Я задала Уриелу пару вопросов, после чего нашла подходящий автобус и остановку, откуда можно было добраться. Еще через полчаса пришел ответ: «Ууф! Сел в автобус. Спасибо большое, Эленка!».

Слава Богу! Теперь, что называется, можно спать спокойно!

05.05.2011

Сегодняшний день встретил нас небольшим дождиком, а потому вставать не очень хотелось. Но надо!

На сегодня я для детей приготовила рассказ о наших майских праздниках: о 1 и 9 мая. В переводе на польский рассказ о первомае звучал так (читаю сейчас, и рыдаю прям от ужаса, который слушали дети): «Этот праздник впервые датирован в 1890 году в Российской Империи. 1 мая стал огромным фестивалем, праздником для советских работников, которые получили дополнительно 2 выходных дня, а торжества были преобразованы на подобии латиноамериканского карнавала (Жесть! Где я такое выкопала?). Долгое время 1 мая был знаменит, как Международный День Трудящихся во всех странах. А 14 лет назад этот праздник был переименован на Праздник Труда. Также этот праздник известен, как праздник Весны. Это был действительно первый праздник весны. Люди были рады пробуждению природы (ааа, где? Где я взяла этот текст?). Это также был повод встретиться со знакомыми, чтобы увидеть свой коллектив. После демонстрации люди, объединенные как приятели, принимали гостей. Праздничный стол в этот день был обязательным атрибутом. Сегодня каждый из нас встречает 1 мая по-своему. Но до сего дня многие помнят легендарное «Мир! Труд! Май!».

Это, конечно, жесть. Жесть жестчайшая. Вот так это все было переведено коряво на польский… Бедные! Бедные дети! Но это же еще не все! После рассказа о первомае я не остановилась и продолжила разрушать психику детей. Это мой рассказ о 9 мая: «В 1941 году в нашей стране началась 2-я Мировая война. Потери были огромные. Погибло в той войне много тысяч солдат и офицеров. После долгих и кровавых битв 9-го мая в 00:43 была подписана безусловная капитуляция Германии. Советский Союз выиграл войну. В этот праздник мы поздравляем всех знакомых ветеранов, потому что благодаря им многие из нас родились. Неизвестно, что было бы с нашей страной, если бы мы не выиграли. Этот день мы отмечаем весной, а это значит множество цветов. Люди должны подарить букет цветов дедушкам и бабушкам, которые сражались за мир в нашей стране. Вместе с цветами можно подарить что-то еще: книги или сувениры, но главное, что мы помним наших бабушек и дедушек, которые отстояли честь страны».

Я не знаю, ЧТО из этого всего поняли дети (и поняли ли они хоть что-то!) и ГДЕ я это откопала все, но на момент чтения мне казалось, что я прям звезда…

Когда же со взрывом мозга было покончено, дети благополучно отправились играть в свои игры. Я же традиционно занялась мелкими делами. За окном в это время уже светило солнце. Но не прошло и получаса, как снова заморосил дождь. Смена погоды происходила чуть ли не каждые полчаса. Не знаю, смогу ли я привыкнуть к такой погоде, когда не знаешь, надевать панамку или брать зонт. Ну или вообще использовать третий вариант: ходить в панамке под зонтом.

Когда рабочий день незаметно подошел к концу, я отправилась не домой, а сразу в Гданьск. Дело в том, что нам, волонтерам, предложили поучаствовать в городской игре (квесте), которая будет проходить в Гданьске 7 мая. То есть, группы людей, которым нечем будет заняться субботним днем, будут бегать с картой города по «станциям», а точнее, по разным «странам», которые будут представлять ведущие на каждой «станции», и выполнять задания, зарабатывая определенные очки и хорошее настроение. Так вот наш офис предложил нам поучаствовать в этой игре в качестве волонтеров на этих самых станциях-странах. Ну а так как традиционно, когда «на песчаный карьер — 2 человека. — Я!», то и в этот раз на предложение поучаствовать я не отказалась. На протяжении недели я переписывалась с организаторами сего действа, которые попросили придумать пару-тройку идей для своей будущей станции. Самой первой моей идеей было предложение к каждой европейской стране подобрать свой флаг. Но эту идею мне сразу «забраковали», так как кто-то уже ее «занял». Далее, после некоторого мозгового штурма, на-гора были выданы еще 4 идеи:

— в Европе есть много известных памятников. По названию памятника воспроизвести его командой. Или воспроизвести памятник, используя только фотографию;

— получить конкретную задачу и сфотографировать ее. Например, найти двух девушек, одна из которых должна быть в красном свитере. Команда ищет двух девушек, одна из которых в красном свитере, и делает фото;

— нарисовать известную поговорку, предложенную ведущим;

— заготовить карточки с польскими и украинскими словами. Ведущий читает украинские слова. Задача для команды — выбрать польское слово-перевод для каждого украинского слова.

В общем, прям ярмарка идей!

Из предложенного списка организаторы остановились на первой идее.

Сегодня же нужно было пройти инструктаж, изучить город, место, где я буду стоять и просто познакомиться со всеми, кто будет задействован в этом мероприятии.

Ребята-организаторы оказались очень душевными и веселыми. Они все показали, рассказали, ответили на все вопросы, после чего я отправилась домой.

Весь вечер я посвятила отдыху в виде вышивки и чтения.

Вот так еще один день ушел в историю.

06.05.2011

Новый день вступил в свои права.

По большому счету он не отличался ничем примечательным. В садике все было по стандартной схеме: с утра познавательно-увлекательные мероприятия, затем свободное время, после — обед, группа продленного дня и домой.

Так как никаких мероприятий на вечер не было запланировано, я решила, что небольшой «сабантуй» можно устроить и дома, а потому, когда пришли мои мальчишки (а они работают до 8 вечера), я приготовила картошку. Как ее у нас называют — «по-французски». Пока картошка запекалась, мальчики ходили вокруг да около и облизывались. Я же тем временем сидела за компьютером.

— Ааа! — вдруг раздалось где-то рядом со мной.

— Что случилось? — несколько взволнованно спросила я у Дениза, который отскочил от окна, как ужаленный.

— Там паук! — Дениз брезгливо указал на окно.

— И что? Паук и паук. Зачем так орать? — я подошла к окну.

Так как страх перед пауками я поборола давно и, более того, очень полюбила пауков, то и этот маленький «товарищ» не стал исключением. Я взяла его в руки.

— Ты что делаешь? — уже истерично закричал Уриел.

— Как что? Паука держу, — невозмутимо ответила я, но тут же расхохоталась, глядя на лица своих мальчиков.

— Убери! Убери его! — уже буквально вопил Дениз.

— Фу! Как ты можешь его держать в руках? — скривился Уриел.

— Ма-а-а-альчики, вы что, паучка испугались? — я начала забавляться. — Посмотрите, какой он маленький и какие большие вы.

В общем, еще немного поиздевавшись над мальчиками (и ни в коем случае не над паучком!), я отпустила насекомое на волю, но так, чтобы у моих соседей не было возможности его прихлопнуть.

Как раз, пока мы выясняли, кто сильнее — мальчики или паук, — запеклась картошка.

— Ну, мальчики, пробуйте! — я поставила на стол приготовленное блюдо.

Сначала мальчики начали уминать за обе щеки, но уже через пару минут Дениз как-то скривился. Уриел не отставал от Дениза.

— Что? Что не так? — спросила я.

— Эленка, это что, майонез? — спросил Уриел, указывая на блюдо.

— Ну да, — ответила я.

Кто же знал, что товарищи европейцы ну совсем не едят майонез? В общем, Уриел все же съел свою порцию (в него все идет, как вода в землю), а вот Дениз как-то позеленел. Не прошло и 5 минут, как Денизка побежал в ванную. В общем, отдал он рекам канализационным все то, что успел съесть. Его нежный желудок не смог по достоинству воспринять мои кулинарные шедевры. Прям досада!

— Эленка, а можно в следующий раз сделать все то же самое, но без майонеза? — спросил Уриел.

— Хм, боюсь, что следующего раза может просто не быть, — констатировала я.

В общем, как всегда. Хотелось, как лучше, получилось как всегда. И бедный турецкий сосед! Он весь вечер бегал в туалет общаться с белым другом. И это я только начала куховарить!

Ладно, утро вечера мудренее. Надеюсь, завтра будет куда позитивнее.

07.05.2011

Выходной! А это значит, что можно чуууточку дольше поспать!

Но только моя чуточка растянулась ненадолго, так как нужно было ехать в Гданьск. Сегодня там проводилась городская игра.

Быстренько собравшись, я отправилась в Гданьск. По прибытии в назначенное время, в назначенное место, я увидела несколько палаток и много-много народа. Найдя ребят-организаторов, я уточнила, когда стартуем, то есть, когда нужно идти на точку, взяла необходимые атрибуты и реквизит, познакомилась зрительно с командами и отправилась на свое «рабочее место».

Карты для групп, на которых были отмечены все пункты и их расположение и которые надо было пройти, были сформированы так, что каждая группа стартовала с разных пунктов и, соответственно, все пункты были все время задействованы в процессе игры. Когда группа проходила задание на пункте, ей в «обходной лист» ставилась отметка и подпись. Таким образом, группе нужно было собрать все отметки, причем максимально возможные, и первой прибежать на финиш, к палаткам. Уф! Понеслась!

Меня посадили возле памятника королю Яну III Собескому. Это, кстати, памятник, который создавался для Львова, но в итоге «переехал» в Польшу.

Первая же группа, которая ко мне прибежала, была немногочисленной: 2 человека. Из заданий у меня было 4 значимых памятника культуры: Нептун (без него в Гданьске никак), Пизанская башня, Эйфелева башня, Коллизей. Все памятники были написаны на карточках. Команде необходимо было вытянуть карточку, после чего своими силами показать один из шедевров. Я же фотографировала это дело. Команда сменяла команду. Была, кстати, команда даже из одного человека. Фантазия у всех ребят била через край, поэтому шедевров я насмотрелась много. А в одной из команд был Лоран. Вот уж где я отвела душу и «поиздевалась» чуточку больше, чем над другими командами. Но в целом, я всем ставила самые высокие баллы.

Честно, я даже не помню, кто выиграл, но то, что абсолютно все получили хорошее настроение — это 100%!

Долго оставаться в Гданьске я не могла, потому что сегодня на вечер мы были приглашены… на украинскую вечеринку! Поэтому надо было еще успеть собраться.

Украинскую вечеринку устраивала диаспора из Гданьска. Проводят они такие мероприятия с определенной периодичностью и очень часто приглашают гостей. Мне же было интересно посмотреть на праздник с точки зрения украинки: как проходит, в каком формате. Кстати, насчет формата. Нам было сказано, что на вечеринку нужно приходить девушкам в вечернем платье, парням — в костюме. Уриел и Дениз расстроились (а особенно Уриел), потому что ни один, ни второй костюмы не носят и, соответственно, в Польшу с собой такое «добро» не привозили. У Уриела же даже не было обуви под такое мероприятие, только кроссовки. Пришлось изыскивать.

На вечеринку поехала вся наша квартира (я, Дениз, Уриел) и Эстер. На станции нас встречал Арек, который повел нас улочками Гданьска до места, где должна была проходить вечеринка. Народу уже собралось немало, все были красивые, нарядные. Мы прошли в зал и тихонечко сели. Все гости, а также ведущие вечера разговаривали на украинском, поэтому ребятам было несколько не комфортно в отличии от меня. Я чувствовала себя, как в своей тарелке. Но лишь до поры, до времени.

Сначала мы начали есть и пить. За столом звучали украинские тосты, водка просто-таки лилась рекой. Другого алкоголя на этом празднике просто не было.

А потом… Потом начались танцы. Честно, то ли я не в той части Украины живу, то ли только украинцы из диаспоры танцуют эти танцы, но этот а-ля гопак мне был не знаком.

— Пойдем танцевать! — вдруг раздалось у меня над ухом.

— Кто? Я? Танцевать? — переспросила я Ромека (брата Арека), который, собственно, меня и пригласил.

Дело в том, что я даже знакомые мне танцы не танцую (ну не танцор диско я и все тут!), что уж говорить о более быстрых, зажигательных, незнакомых мне танцах.

Ромека это, видимо, мало интересовало, потому что он потянул меня на танцпол. Танец приходилось учить быстро и по ходу дела. Но по сути я могла его даже не учить, потому что Ромек так кружил меня по паркету и закручивал-выкручивал, что даже я себя потеряла. Благо, не все танцы были быстрые, потому была возможность передохну́ть. Как раз пока я отдыхала после очередного «забега», то обратила внимание, что за столом отсутствует Дениз. Пробежав по залу глазами, я обнаружила его танцующим с какой-то барышней! Я прям занервничала, чесслово!

Когда танцы вновь сменились застольем, мы с Эстер разошлись так, что стали пить на брудершафт. Сказать, что Дениз с Уриелом были в шоке, — это ничего не сказать. Бедный Дениз настолько был шокирован нами, что силился все это запечатлеть на свой фотоаппарат, но не смог, потому что мы с Эстер «эпатировали, эпатировали, да не выэпатировали». Не успел он, в общем.

Когда же первые гости начали расходиться, за столом начались «спевки». Приглушив свет, собравшиеся начали петь украинские народные лирические (и не очень) песни. Эстер, Уриелу да и мне было уже очень хорошо, потому мы, подперев подбородки, слушали. Я даже кое-где подпевала. Дениз же был весь поглощен своей новой пассией.

Уже далеко за полночь мы решили, что пора и честь знать, а потому решили ехать домой. Но не все. Дениз сказал, что доберется сам, а потому домой мы отправились без него. Я в печали, ей-Богу!

Как только мы добрались до квартиры, я тут же растворилась в своих снах.

08.05.2011

После такого увлекательного вечера в виде вечеринки вставать очень долго не хотелось. И спасибо тому золотому человеку, который придумал выходные! Поэтому часть дня сегодня я просто отсыпалась и набиралась энергии для новых свершений.

Ближе к обеду я смогла стянуть себя с кровати. Позавтракав, я тут же приступила к приготовлению обеда. Сегодня мне снова захотелось приготовить что-то для мальчишек. И накуховарила я сегодня суп и котлеты.

— Эленка, это все точно без майонеза? — лишний раз уточнил Уриел.

— Без. Но если хочешь, специально для тебя заправлю все майонезом, — улыбнулась я.

— Эээ, нет, спасибо, — только лишь ответил мой сосед.

А Дениз на этих словах чуть снова не побежал в ванную.

Пока мы обедали, пришла смс-ка от Лукаша, того, который встречался с Олой. Это ребята, с которыми я познакомилась еще на прощальной вечеринке Карлоса. Ола (а для себя я называю ее Олита, потому что она миниатюрная, юркая и щебетуха) и Лукаш — очень любят общаться с волонтерами. И, думаю, что Олита очень хотела бы стать ментором кого-то из ребят, но офис пока не доверяет ей сей пост. Фактически ни одно мероприятие не проходит без этих ребят. При этом Лукаш — очень хорошо знает историю Польши (такая себе ходячая энциклопедия), поэтому с ними весьма интересно проводить время, узнавая все новые и новые факты не только о стране, но и о городе.

В смс-ке от Лукаша было следующее: «Привет. Мы с Олой в Контрасте. Ждем тебя, Уриела и остальных. До встречи». Думаю, лично Дениза они не пригласили по той простой причине, что его еще не знали. Но совсем не это меня удивило. Смс-ка была написана… по-польски! Видимо, ребята верят в меня гораздо больше, чем я в себя. И, наверное, с этого момента и пошел мой языковой отсчет времени в проекте. Спасибо ребятам!

— Уриел, Дениз, у вас есть на вечер планы? — уточнила я.

— Нет, — ответил Уриел.

— Есть, — сказал Дениз.

— А можно поинтересоваться, какие планы? — уточнила я у Дениза.

— Помнишь девушку, с которой я вчера танцевал? — уточнил мой сосед.

— Помню, — несколько холодно ответила я.

— Ну вот у нас с ней встреча. Как думаешь, что лучше надеть? — спросил Дениз, а я и растерялась.

— Не знаю даже, — я пожала плечами.

— А вы куда идете? — все же спросил Дениз.

— В общем, мы приглашены в «Контраст» на встречу с Олой и Лукашем, — передала я информацию из смс-ки.

— О, а могу я Гинту пригласить? — спросил Уриел.

— Ну а почему нет-то? Думаю, что да, вполне можешь, — ответила я.

В любом случае, провести время у моря — это замечательно. Ответив Лукашу (да-да-да, ответ я написала тоже по-польски!), я пошла собираться. Уже через каких-то минут сорок мы подходили к «Контрасту». Эстер, которую я также пригласила, идти отказалась, поэтому мы были в количестве двух человек, плюс к нам присоединилась Гинта. Кстати, это моя первая встреча с Гинтой с момента тренингов в Варшаве. Проект Гинты также проходил в Гдыне, но только от другой организации. И, самое интересное, живем-то друг от друга в нескольких остановках, а увиделись с апреля только сегодня!

— Привеееееет! — в своей манере поприветствовала нас Олита. — А где все остальные?

— Ну, это все, кто смог прийти, — ответила я.

Олите и Лукашу было очень и очень интересно знать абсолютно все: как проходят наши дни, чем мы разбавляем будни, что происходит в жизни каждого из нас, какие новые горизонты мы уже открыли и какие планируем только открывать. При этом Олита не забывала рассказать и о себе, причем делала это настолько быстро, что иногда можно было не успеть за ее полетом мысли.

Вот так за разговорами да пивом пролетел этот вечер. И давным-давно забылся-затерялся языковой барьер, давным-давно растворились все страхи, неуверенность. Это был тот вечер, когда хотелось дышать полной грудью и просто радоваться жизни! И да, море-то, море какое!

В такой вот теплой, уютной компании время пролетело настолько незаметно, что и расходиться-то не хотелось. Но час был уже достаточно поздний (а кому-то завтра на работу), поэтому мы не спеша разошлись по домам.

Еще раз спасибо ребятам и этому вечеру за уютную атмосферу.

09.05.2011

День Победы! 66-я годовщина со дня Победы!

С праздником!

Еще перед этим днем я добавила много военных песен, и сегодня намеревалась весь день, когда буду дома, их слушать. И пофиг, что скажут мои соседи. У меня праздник!

Но вместе с тем праздник во мне вызывал чувство некой грусти. Ведь всегда, на каждое 9 мая я в обязательном порядке ездила в центр на парад, чтобы сказать спасибо всем тем, кто когда-то отстоял наше право на жизнь, кто подарил нам мирное небо. А сегодня я была лишена такой возможности. Вот поэтому и грустно.

Всю первую половину дня физически я была на работе, а мысленно — там, на параде, с букетом сирени и словами благодарности. А во второй половине дня я отправилась в третью группу, где сегодня была Мартуська.

— Эй, ты почему грустишь? — обратилась ко мне Мартуська, девочка-колокольчик.

— Понимаешь, Марта, у нас сегодня очень большой праздник, который очень значим для меня, но это праздник с толикой грусти, — пояснила я.

Я рассказала Марте также и о том, что лично для меня означает этот день. Потом мы говорили о проекте, о жизни в Польше, и разговор как-то плавно и незаметно перешел в русло недавних событий, в частности, мы перешли к обсуждению темы об украинской вечеринке.

— Понимаешь, Марта, мне нравится мой сосед, — рассказывала я своей собеседнице, — но он во мне видит только соседку по квартире, не более. И представь, каково мне было, когда он на этой вечеринке познакомился с девушкой, которую потом провожал домой, а нам на следующий день взахлеб о ней рассказывал!

— Да уж, могу себе представить, — Марта тем не менее старалась меня подбодрить.

Так, за разговорами с Мартой я и не заметила, как рабочий день подошел к концу. Попрощавшись с подругой, я отправилась домой, где почти в дверях застала Уриела. Попрощавшись и с ним, я засела за компьютер и тут мои глаза упали на нетбук соседа. «Блиииин! Что ж я не спросила Уриела о его нетбуке?!». Все дело в том, что своего ноутбука у меня нет, только рабочий компьютер, который включается через раз да и то, на ладан дышит. И камеры у компьютера нет, а созвониться с родными ой как хочется! Мои соседи чуть ли не каждый день созваниваются со своими родственниками, а я своим только письма пишу.

«Уриел, можно я с твоего нетбука выйду в скайп?» — я написала соседку сообщение.

«Да, конечно! Возьми возле компьютера нетбук», — пропиликал телефон.

Во мне тут же зародилось предвкушение чего-то мега-приятного. Еще несколько мгновений и… Скайп выдал картинку меню на итальянском языке. Ну и как из него выйти?

«Уриел, как выйти из твоего скайпа?» — мне уже не терпелось побыстрее поговорить с родными.

«Хм… Не знаю. Может, выход?» — Уриел прям капитан Очевидность!

«Или cambia utente?» — последовал новый ответ.

Это уже хоть что-то. В общем, с горем пополам, но я таки вышла из скайпа своего соседа и зашла в свой!

Моей радости не было предела! За долгих полтора месяца я впервые смогла поговорить с родными, увидеть, услышать их! Определенно, это один из самых лучших дней!

Вдоволь наговорившись, я оставила в покое нетбук итальянца, расплывшись при этом в такой неге, что даже не сразу услышала пропиликавший телефон. Там была смс-ка от Олиты: «Привет! Это Ола. Спасибо за вчерашний вечер. Было очень классно! Не могу дождаться повторения!». Такое сообщение добавило красок в мое хорошее настроение. Что ж, жизнь налаживается!

Остаток вечера проходил дома, в уютной обстановке наедине с собой. Но тут мой уют нарушил телефон, который сообщил об смс-ке. И с первой попытки угадаем, кто это был? Верно! Уриел!

«Эленка, можешь сказать мне расписание поездов в Гдыню?». Ну и вот что мне с ним делать, а?

Очередной раз мой сосед был мною спасен.

Ну а уже после этого гринпис (то есть, я) отправился спать.

10.05.2011

Новый день распахнул нам свои объятия. Новая история начала свой путь.

Этот день, как и многие другие, прошел в рабочей атмосфере. Мне все легче и легче управляться со своими карапузами, я все больше и больше начинаю их понимать. Благодаря детишкам, я очень хорошо учу язык, потому что они не осознают того факта, что я просто их не понимаю. А посему они часто что-то просят, и хочешь-не хочешь, а приходится улавливать минимум смысл сказанного. Так, например, совсем недавно я выучила слово «ręcznik» — полотенце (от слова «ręka» — рука). А все потому, что один из малышей очень долго просил свой «ręcznik», а я не понимала, чем ему помочь, пока Беата не указала на висящие полотенца. Но иногда я также учила язык неправильно. Например, я очень долго думала, что слово «załatwić» означает «сходить в туалет», потому что каждый день по 150 раз я слышала от детей одну и ту же фразу: Paniiii, czy mogę iść się załatwić?» («Пани, могу ли я пойти «залатвич»?»), после чего, получив положительный ответ, шли в туалет. Но каково же было мое удивление, когда однажды я услышала это слово от взрослого и совсем в другом контексте! Я сразу же вбила слово в переводчик и обнаружила, что означает оно «урегулировать», «решить какой-то вопрос». Хорошо хоть, что я не успела применить его не в том контексте.

Вот так, в делах будничных, протекал мой день. Во второй половине дня я отправилась в третью группу, где была Мартуська. Я люблю смены, когда работает именно она, потому что все то время, когда мы вместе, мы очень много и обо всем болтаем. И в ее лице я нашла очень хорошую подругу, с которой даже можно поговорить о сокровенном или же спросить совет.

Когда же мы отправились на послеполуденную прогулку, дети решили устроить мне марафон под названием «Карусель». В третьей группе есть девочка — Эмилька, которая очень часто проводит все свое время со мной: рисует со мной и для меня, вместе со мной делает какие-нибудь поделки да и просто не отходит от меня ни на шаг. И когда мы выходим погулять с третьей группой, то она тоже старается быть недалеко либо же вовлекает в свои детские игры. Я, собственно, никогда не отказываюсь от детских забав, поэтому могу с ними поиграть и в лады, и в догонялки/обгонялки, и просто покататься с горки. Но сегодня же Эмилька придумала новую игру. Она попросила ее покружить. Мне-то не сложно. Подхватив ребенка, я закружилась. Эмилька визжала от восторга. Но когда я поставила ее на землю, услышала лишь простое: «Еще!». Вслед за Эмилией стали подтягиваться и другие дети, в основном, девочки, которые, завидев нашу забаву, тоже захотели принять участие. От желающих не было отбоя. Я так устала, что в какой-то момент сказала: «Все! Мне надо отдохнуть!». Ответ Эмильки ввел меня в состояние ступора, а затем хохота:

— Нееет, пани Элена! Рано отдыхать! Вы еще не похудели!

Да, определенно нужно с этим что-то делать!

Доработав до положенных трех часов дня, я отправилась домой.

На днях мне написал Влад и сообщил, что сегодня он снова прилетает, поэтому мне предстояло очередное свидание. Я достала свое любимое платье, включила утюг. Совершенно забыв о том, что как бы надо еще и температурный режим выставлять, я тут же прожгла свою любимую вещь! Ну что за напасть-то такая? Сказать, что я расстроилась, — это ничего не сказать. И пока я печалилась и думала, что же мне делать дальше, в дверь позвонили.

— Здравствуйте! Вы могли бы расписаться за посылку? — на пороге стоял то ли курьер, то ли почтальон.

— Эээ, а для кого посылка? — поинтересовалась я.

— Для вашего соседа с 4 этажа, с 18 квартиры. Просто я не смог его застать дома, хотя уже дважды приходил. Вы могли бы ему передать эту посылку? — на одном дыхании произнес почтальон.

Пока я переводила с польского и переваривала сказанное, он как-то очень шустро всучил мне посылку и, помахав рукой, скрылся.

Час от часу не легче! И что мне с этой посылкой делать? А вдруг там что-то запрещенное? Ладно, разберемся. Написав ребятам записку о посылке с просьбой занести соседу, я отправилась на очередную встречу с Владом.

Эстонский парень, не нарушая традиции, пришел с шоколадкой.

— Привет, — поздоровался подошедший Влад.

— Привет, — ответила я.

— Ну что, какие у нас планы? — тут же поинтересовался мой спутник.

— Да ну, собственно говоря, не знаю, — я как-то планы не строила.

— Тогда пойдем прогуляемся, а там уже найдем какое-нибудь место, — предложил Влад.

И мы пошли. Снова пройдясь по набережной, мы завернули на улочку, где располагались кафешки. Наш взгляд упал на индийский ресторан.

— Может, зайдем сюда? — предложил Влад.

— Почему бы и нет? — ответила я.

Мы зашли в это заведение. Ресторанчик был неплохой, выдержанный в индийском стиле, а заказанные нами блюда были очень вкусными. Мы с моим спутником рассказывали все последние новости, делились какими-то впечатлениями. В общем, посиделки прошли хорошо.

Когда же пришло время выдвигаться дальше, Влад вдруг предложил:

— А пойдем ко мне в гостиницу? Вид из окна посмотришь.

«Опяяяять?!» — пронеслось у меня в голове.

— Так я же уже видела твой вид из окна, — ответила я.

— Так нет! То была другая гостиница. Сейчас меня поселили в «Гдыне». Пойдем, — настаивал мой собеседник.

Так как я точно знала расположение гостиницы «Гдыня» (она находилась буквально в 3 минутах от того ресторана, где мы сидели), то я прекрасно осознавала, какой вид может открыться как с одной, так и с другой стороны.

— Эээ, и что там такого увлекательного? — я обвела рукой близлежащие постройки.

— Ну… Ты вряд ли видела все это с высоты пятого этажа, — ответил Влад.

Вау! Пятый этаж! Мега-высота! Прям высота птичьего полета! Вот это, наверное, вид! Но вслух я этого говорить не стала. Я также прекрасно понимала, чего же на самом деле хочет Влад, поэтому-то идти мне не хотелось. Но упрямству эстонца можно было лишь позавидовать. Сдавшись, я все же согласилась подняться на его аж пятый (!) этаж.

— Вот мой номер, — открывая двери и пропуская меня вперед, сказал Влад.

Так как меня зазывали посмотреть вид из окна, то я сразу же и направилась его смотреть. Ну, что можно сказать? Вид на крышу бассейна — изумительное зрелище! Ничего подобного я в жизни не видела! Монотонно-серая прямоугольная крыша, закрывавшая бо́льшую часть вида из окна, — это же определенно изюминка открывшегося вида!

— Замечательный вид! — с сарказмом сказала я и направилась к двери.

— Но… — Влад даже не успел отреагировать.

Я же, прикинувшись валенком и открыв дверь, сказала:

— Ну, мы же приходили вид из окна посмотреть? Я и посмотрела. Классный!

И вышла. Владу ничего не оставалось, как последовать за мной. В его взгляде явно читалась досада, если не сказать больше, но, честно, мне было все равно. Более того, меня разозлило такое его поведение, так как хоть Гдыня — город и портовый, я все же не портовая… барышня, ожидающая корабли на берегу. И если уж он решил вести какую-то свою игру, причем со своими, нечестными правилами, то роль тапка мне вполне подходит.

Покинув гостиницу, мы пошли гулять по городу, но каждый уже со своими эмоциями.

Проводив меня до дома, Влад сказал:

— Ну, созвонимся!

— Конечно! — ответила я, хотя мы оба понимали, что это вполне может быть наша последняя встреча.

Попрощавшись с Владом, я пошла домой, где остаток вечера провела в мыслях о том, почему же мы, мужчины и женщины, такие разные. Вечная тема.

А день тем временем подошел к концу.

11.05.2011

Новый день вступил в свои права. Самый обычный, будний день.

Жизнь тут за полтора месяца превращается в некую рутину, где все подчинено определенному графику: встать, позавтракать, собраться, отработать, поделать дела дома, спать. Все реже в эти дни вклиниваются какие-нибудь приключения или неожиданности. Но, вместе с тем, каждый новый день — это новое открытие, пусть даже самое маленькое. Вот, например, и сегодня я и сама себя, и одну из сотрудниц садика удивила. Когда в течение дня в группу заглянула Мартуська, я вышла в коридор с ней поговорить. Как-то незаметно для себя я начала общаться с Мартой по-польски.

— Элена! Ты разговариваешь по-польски? — вдруг послышалось где-то рядом с нами.

Пани бухгалтер, которая шла с кухни, краем уха услышала наш диалог, точнее, язык общения и была немало удивлена, что мы общаемся не по-английски, а по-польски.

— Эээ, да, — растерянно ответила я.

— А ты до этого учила язык? — спросила пани бухгалтер.

— Нет. Язык полностью учила тут. Вот за эти полтора месяца, — честно призналась я.

— Невероятно! И ты так хорошо уже говоришь по-польски! — не унималась пани бухгалтер.

Все дело еще в том, что поляки думают, что у них самый сложный язык и, пожалуй, несколько даже гордятся этим, поэтому поверить в то, что на языке можно заговорить через полтора месяца проживания в стране они не могут.

В общем, сегодня у меня состоялся мини-фурор, потому что пани бухгалтер не преминула рассказать об этом пани вице-директору, пани директору и некоторым воспитателям.

В остальном же день проходил практически также, как обычно, за исключением одного момента: сегодня не было Беаты, а была только пани Зоша. Ну, день под ее руководством — это мини-армия, только в рамках детского сада. Жесткая женщина, однако, хотя на вид и божий одуванчик. Когда мы вышли на прогулку, то, направившись за пределы садика, двигались строгой колонной по два, все действия делали только с разрешения воспитателя. Осталось только команды научиться выполнять. Но, кстати, я открыла для себя много новых уголков близ садика, потому что до этого дня у меня не было возможности изучить окрестности. Так что плюс определенно в этом есть.

Вторую половину дня я планировала провести дома, но тут мне написала Эстер, которая предложила присоединиться к ним с Маритой. А что? Прогулка в чисто женской компании — это в любом случае хорошо, тем более, что от Влада новостей так и не было.

Собравшись, я вырулила на остановку, где и встретилась с девочками. Мы отправились в центр. Прогулявшись немного, мы решили зайти в какое-нибудь кафе. Выбор пал на «CoffeHaven». Точно, рай! Особенно для меня, любительницы кофе! Вот только я малость протупила, потому что заказала… холодный кофе. Более того, он был со льдом.

Ну, да ладно. Не пропадать же добру.

Мы очень мило провели время с девочками, после чего отправились по домам.

История еще одного дня подошла к концу.

12.05.2011

Очередной день распахнул нам свои объятия и начал шествие по планете. День солнечный и относительно теплый.

В садике снова была пани Зоша без Беаты. Хорошо, что хотя бы Магда есть, потому что наедине с пани Зошей можно было бы чокнуться.

Тем не менее, день проходил в спокойной обстановке. Правда, Мартуськи сегодня не было, а потому рабочие часы тянулись несколько дольше, чем обычно.

Во второй половине дня у нас была намечена вечеринка в «Bukszpryt» (Букшприт). Это паб недалеко от нашего дома, буквально в двух остановках, и находящийся рядом с Академией Морской. То есть, по сути это был студенческий паб, где должна была проходить международная вечеринка. Наша организация (CWM) несколько раз в год приглашает студентов на мини-проекты study-visit для обмена опытом. Набирается группа ребят из России, Украины, Белоруссии, Молдовы, Грузии, которые в течение двух недель живут в Гдыне и в ходе которых изучают культуру Польши. Ребята ездят на различные экскурсии, встречи, причем встречи могут быть даже с самыми высокопоставленными чиновниками, как, например, мэр города.

Сегодня же была вечеринка-презентация, где ребята делились частичкой своей культуры. Это могло быть все, что угодно: народные танцы, еда, информация о стране.

На эту вечеринку я хотела пригласить Влада (днем мы с ним переписывались и он говорил, что вечером приедет), но все мои попытки дозвониться уже непосредственно перед мероприятием не увенчались успехом. Влад просто не брал трубку. Ну и флаг в руки!

Заведение «Букшприт» оказалось весьма просторным: тут были и бильярдный зал, и зал для отдыха, и большой зал со столиками, сценой и даже мачтой, где сидел ди-джей. Тут уже были многие наши ребята (Марита, Алеко, Эстер), а также ребята со study-visit. Каково же было мое удивление, когда, познакомившись с ребятами из Украины, я обнаружила, что четверо из них из Луганска! Вот так встреча! А паренек из Молдовы, Аурель, так вообще покорил мое сердце!

Когда все были в сборе, начался вечер презентаций. Ребята по очереди представляли страны. Наши, украинцы, сделали красивый ролик о стране, молдаване — станцевали, белорусы — спели песню. Но больше всех отличились грузины. Причем именно Алеко и Марита. Они вышли в национальных костюмах и так отжигали (танцевали свои народные танцы), что мы просто-таки не могли усидеть на месте. А еще все представители стран привезли национальные сладости и алкоголь. В общем, застолье было еще то!

Что также немало удивило, так это то, что заведение не закрылось для всех остальных посетителей. Все те студенты и местные жители, которые пришли сегодня попить пива, попали еще и на представление.

Когда наше застолье было в самом разгаре, ди-джей, развлекавший нас, объявил о старте караоке. То есть, можно было подойти выбрать себе песню, дождаться своей очереди и кааааак загорланить! Минус был только в репертуаре, в котором большинство песен были польские и часть — английские. Но мы все равно смогли выбрать себе по душе песни.

Вечер промчался быстро и интересно, а Морфей уже ой как заждался.

Глава 5. Тренинг на уикенде

13.05.2011

Пятница, 13-е, началась замечательно! С утра шел, как ни в чем не бывало, дождь. Он как знал, что сегодня мы вместе с офисом собираемся на природу (у нас намечался уикенд вперемешку с тренингом), поэтому и решил «сопроводить» нас. Во-вторых, меня неотступно преследовала мысль, что необходимо что-то сделать с посылкой, которая временно прописалась у нас. Сама до сих пор не понимаю, как меня угораздило взять эту посылку для соседа, которого я и в глаза-то не видела! Мальчишки пытались застать его дома вечером, я попыталась это сделать с утра — все безрезультатно. Он как сквозь землю провалился. Поэтому по совету Олиты я решила перед поездкой отнести эту посылку обратно на почту. А то как-то не совсем весело: нас не будет практически 3 дня, а посылка должна наслаждаться одиночеством в пустой квартире? А если серьезно, то было малость стремно, ведь я понятия не имела, что в этой посылке и насколько это может быть «опасным».

Итак, захватив кроме вещей еще и эту злополучную посылку, мы с ребятами двинулись в офис. В офисе же я принялась объяснять ситуацию Оле.

— Весьма странно, что почтальон решил оставить посылку вам! — сказала Ола.

Хочу напомнить, что мы живем на 2-м этаже, а этот сосед-фантом — на 5-м. Поэтому странен тот факт, что почтальон не оставил посылку ближайшим соседям. Но как бы то ни было, а решать проблему надо. Что-либо менять уже поздно.

Ребята успешно пошли на язык польского, а я, уложив посылку в сумку, пошла на почту. Благо, что отделение почты находилось в 5 минутах ходьбы от офиса. Дождь лил, как из ведра, а я даже не надела курточку. Волосы превращались в сопли, по которым стекала вода.

Почта располагалась сразу после пересечения дороги, но пересекать дорогу на красный нельзя! Ну кто придумал эти правила? Светофор тем временем весело светился красным, не пропуская меня к цели. О да! Это же так ужасно приятно (нужное подчеркнуть) стоять под дождем и мокнуть. Видимо, светофор решил сжалиться надо мной, поэтому показал мне свой зеленый цвет. Я у цели!

— День добрый! Я не очень хорошо говорю по-польски, но у меня к вам вопрос, — так я начала свой монолог, обращенный к тетеньке в окошке.

— У меня есть посылка, которую мне оставил почтальон для соседа 3 дня назад. Но уже 3 дня я не могу увидеть этого соседа, и никто не приходит за посылкой, а мне надо уезжать, — в такие моменты я все больше горжусь своим польским!

— Извините, но мы не можем принять посылку. Вам надо поехать в другое отделение, номер такой-то — ответила барышня в окошке.

Как? Мои неприятности не окончены? О небеса! Силы и выдержки мне!

Я вернулась в офис с целью узнать, где именно я смогу отыскать нужное мне отделение. Главное отделение почты в Гдыне, а именно туда меня, как оказывается, и послали, оказалось расположено недалеко от вокзала, в четырех остановках от офиса. А теперь если вспомнить, что на улице дождь… А зонта нет… Но мысль о чужой посылке, которую надо вернуть, толкала меня на подвиги!

В общем, впереди меня ожидал нелегкий путь, состоявший из сплошных поисков под дождем. После упорных скитаний удача улыбнулась мне. Снова меня охватила гордость за свой польский, когда я изъяснялась с барышней в окошке. На сей раз и вторая часть «марлезонского балета», то биш, торжественная передача посылки, прошла успешно. И теперь, даже если в посылке была бомба, то она (по злому умыслу почтальона) не взорвется у нас в квартире.

Дело было сделано. А потом… Потом была снова «прогулка» под дождем. И так жалко мне себя стало! Сразу же подумалось о несправедливости мира, о том, что я являю собой Карлсона в плохом настроении, так как я «самый несчастный человек на свете»!

Пока я блуждала тропами джунглей, у нас был очередной урок польского. Из 1,5-часового урока я успела на последние 20 минут. Но все мои мысли были о том, что я промокла до труселей нитки, что в моей обуви хлюпает вода и о том, что я хочу реветь.

Добруша, наш учитель польского, попыталась что-то спросить (она обычно на уроках часто задает вопросы, а мы должны стараться ответить на польском, соответственно), но я сказала, что настроения для ответов нет. Ребята смотрели на меня, как на побитую собаку. Да оно так и было на тот момент.

Сразу после урока я направилась в квартиру, чтобы надеть куртку. Когда я вышла на улицу, то никакого дождя не было и в помине, лишь солнышко пробивалось сквозь тучки. Замечательно! Даже природа смеется надо мной!

По возвращении на Командорскую я направилась в квартиру на 2-м этаже. У нас было всего 10 минут до отъезда на уикенд, поэтому я решила напиться. Напиться кофе. И, так как мой вид вызывал сплошное сочувствие, Эстер решила, что положение надо спасать. Она стала беседовать со мной о моем самочувствии, о том, что же случилось утром.

— Уже все нормально, но в моих кроссовках хлюпает вода, у меня мокрая одежда, и я уже не хочу никакой поездки на природу, — ответила я.

— Так! У тебя ведь 37-й размер обуви? Сейчас! — выпалила Эстер и убежала.

— Переобувайся! — скомандовала прибежавшая Эстер, держа в руках пару кед. — А вот еще носки, вот теплый свитер, а вот тут еще шарфик. Он очень теплый. Так что переодевайся. Я не позволю тебе ехать в автобусе во влажной одежде и обуви.

В этот момент снова захотелось расплакаться, но уже от позитивных эмоций, которые меня захлестнули. Даже в самые грустные моменты всегда рядышком будет человек, который готов протянуть руку помощи. Нужно лишь оглянуться.

Я быстренько сменила влажную одежду на сухую, после чего мы погрузились в прибывший микроавтобус и отправились навстречу новым приключениям.

Автобус мчался по трассе, и каждый углубился в свои мысли. Я рассматривала картинки, проплывающие за окном.

Минут через 20 нашего путешествия в одном из близлежащих к Гдыне городков мы подобрали Магду, и теперь вся компания была в сборе: Магда, Ола, Алеко, Эстер, Леа, Уриел, Дениз и я.

Мы проезжали городки, поселки, деревеньки. И до чего же отличается здешняя местность от нашей! И снова я не вижу серости ни в этих городках, ни в людях. Даже несмотря на дождь.

Еще через 40 минут мы въехали в деревеньку под названием «Кожичково», поблуждали по ее улицам и выехали за пределы построек. В отдалении от деревеньки в тени деревьев уютно расположился 2-этажный домик и еще парочка прилегающих построек. Возле него мы и остановились.

Нас встретил хозяин этого дома и сразу же повел на экскурсию по своей усадьбе.

— Сразу предупреждаю: в этом доме еда строго вегетарианская, — предупредил нас хозяин.

Мои соседи — Уриел и Дениз — поникли при этих словах, так как оба являются большими любителями мяса.

— Вот ваши комнаты, — пройдя на второй этаж, сказал нам хозяин. — Если кто-то хочет помочь с приготовлением обеда, милости просим.

Мы осмотрели комнаты и выбрали с девочками, на наш взгляд, более уютную. Кстати, мне досталась двуспальная кровать. Ох и высплюсь! Мне очень хотелось отдохнуть после такого напряженного утра, но совесть не позволяла нежиться, когда для нас готовят обед, причем силами аж одного человека (обед готовила жена хозяина).

Я спустилась на кухню. Там уже была Ола. Получив задание, я начала резать, размешивать, солить, перчить, накрывать на стол… В общем, развлекалась, как только могла. В большом зале стоял длинный стол, который мы и накрыли к обеду. И, к слову сказать, вегетарианская еда оказалась очень и очень вкусной, несмотря на то, что ничего мясного не было.

Сразу после обеда мы приступили к тренингам. Магда и Ола подготовились основательно, потому как давали нам одно задание за другим. Не обошлось и без игр-энерджайзеров. После игр были беседы о проекте, о том, с какими сложностями мы уже столкнулись, да и вообще, обо всем, что происходило и происходит с нами интересного. Тренинговались мы долго, аж до ужина, который, кстати, уже успела приготовить хозяйка, и который был не менее вкусным, чем обед.

После ужина мы дружно вышли прогуляться, рассмотреть местные красоты, пройтись по окрестностям. До чего же живописные края! Хоть бери кисти, краски, мольберт, да садись писать картины!

После прогулки у нас была заключительная часть на сегодня — это презентация о себе, о стране, о своем городе, о традициях, а также презентация своих хобби. Каждому из на офис дал задание — подготовить такую презентацию. Я приготовила ролик о стране, городе, рассказала и показала фото с нашими красотами, но после этого сделала для ребят небольшой сюрприз, который, правда, никак не касался моей страны, но касался раздела «хобби». Еще год назад я научилась ходить по стеклам и очень увлеклась этим процессом. Поэтому, приехав в Польшу, я также набила себе стекла для «иногда походить». Благо, наличие бутылок в доме это позволяло. Так вот, в эту поездку я также взяла свой набор «садиста».

Ууух! Надо было видеть лица ребят, когда я начала хождение по стеклам. Но еще больше их лица удлинились, когда я предложила им попробовать проделать такой же трюк. То сопротивление, которое оказали ребята, надо было поискать. Единственным смельчаком оказался Дениз, который хоть и очень боялся, но в силу своего любопытства не смог отказать себе в удовольствии попробовать, что же это такое — ходить по стеклам.

Остальные презентации проходили более спокойно и без риска для жизни. Закрывал же вечер презентаций Алеко. Рассказав о своей стране, он готов был сесть на место, но мы дружно попросили его станцевать для нас, так как до сих пор находились под впечатлением его вступления в «Букшприте». Алеко не отказал нам в нашей просьбе и станцевал несколько танцев. А потом… Потом начал учить нас основным движениям! Что я могу сказать? Это только так кажется, что все просто. На самом деле, грузинские движения настолько тонкие и точные, что мы все были, как коровы на льду. Но, тем не менее, активное приобщение к культуре чужой страны куда интереснее, чем все презентации вместе взятые.

После такого немного сумасшедшего и насыщенного дня мы отправились спать фактически без задних ног.

14.05.2011

Начался второй день тренингов и отдыха в прекрасном месте Кожичково!

Местность после вчерашнего дождя сверкала такими разноцветными красками, что дух захватывало.

После завтрака (стоит ли говорить, что завтрак был такой же вкусный, как и обед-ужин?) мы собрались для очередной части тренингов, но Леа почему-то не пришла. Видимо, для нее это не настолько все интересно, что она решила не радовать нас своим присутствием. Но это отдельная тема разговора между офисом и француженкой.

День же в играх и тренингах пролетал быстро. На протяжении всего «трудового» дня у нас было много вкусняшек на тот случай, если нужно будет простимулировать работу мозга. Когда время приблизилось к обеду, кто-то из присутствующих взял пастилу, одну из наших вкусняшек, и поднес ее к пламени свечи. Получилась карамелька. Все остальные не смогли удержаться от такого же удовольствия и присоединились к действу. Так, наш тренинг перерос в карамелеварение.

После обеда у нас было свободное время, поэтому мы всей дружной компанией решили прогуляться. Так как мальчишкам жутко не нравилось быть вегетарианцами, мы решили найти какой-нибудь ближайший магазинчик, чтобы удовлетворить их гастрономические пристрастия. Мы направились в деревню, фотографируясь и веселясь по ходу маршрута.

Когда мы нашли магазин, то купили всяких вредных шняжек, типа чипсов и сухариков, а еще — мороженое! И что еще нужно для счастья?

Когда мы возвращались обратно, то рядом с нашим домом увидели всадника на коне. Мне очень хотелось сфотографировать этих товарищей, но удалось запечатлеть лишь попу лошади и спину всадника. Эх, а счастье было так возможно! Ускакал мой ПрЫнц!

Тренинг, который был намечен на «после обеда», мы решили провести на улице, потому как погода шептала!

День мчался очень быстро, потому что не успели мы оглянуться, как наступило время ужина, после которого для нас был организован сюрприз. На территории этого небольшого поместья располагалась сауна. Хозяин дома специально для нас растопил сауну и пригласил «попариться». А пока процесс по подготовке сауны кипел, мы разожгли большой костер. Сауна готовилась к приему гостей, а мы тем временем сидели у костра и болтали. И тут Эстер сказала:

— Жаль, что тут не ловит ни телевизор, ни интернет, ни даже радио! Так хотелось хотя бы послушать Евровидение! Мы с семьей не пропускаем ни одного конкурса. Собираемся каждый год все вместе и смотрим каждый конкурсный день.

— Тю! Так давайте устроим Евровидение прям здесь и сейчас! — предложила я. — Вот смотрите: у нас тут есть представители Украины, Турции, Италии, Франции, Исландии. Давайте петь свои песни! Я начну!

И понеслась! Сначала ребята, конечно, несколько удивленно смотрели на меня, но отсмеявшись после первой песни, начали петь песни на своих языках. Уриел, кстати, исполнил песню в своем стиле: какую-то итальянскую песню спел в переводе на английский так, как умеет только он. Потом, когда каждый исполнил по песне, мы просто стали петь общеизвестные песни и подпевать друг другу.

В общем, жизнь мы продлили себе надолго.

Когда же костер потихоньку стал уменьшаться, хозяин сказал, что можно идти «париться». Но добровольцев оказалось не так много: Дениз, Эстер и я.

Мы быстренько переоделись и пошли в сауну. Не знаю почему, но мне хотелось остаться в сауне как можно дольше. Уже и Эстер вышла, и Дениз, а я все сидела и сидела. Когда прошло прилично времени, дверь открылась и просунувшаяся голова Дениза спросила:

— Эленка, у тебя все в порядке? Мы за тебя уже волноваться начали.

— Скоро выхожу, — коротко ответила я.

Еще через несколько минут я все же вышла. И как заново на свет родилась, настолько было хорошо!

Затушив костер, мы отправились по комнатам, где с легкостью отправились в царствие Морфея.

15.05.2011

Воскресный день, который начинается за городом, обещает принести много позитива.

Первую половину дня мы снова «тренинговались». На сей раз нам нужно было в виде сценок разыграть различные ситуации, с которыми мы могли бы столкнуться или уже столкнулись в качестве волонтеров и возможные пути выхода из таковых. Так, нас разделили на группы, после чего мы вытянули роли, которые нам нужно было разыграть. Кто-то был волонтером, кто-то — ментором, кто-то — представителем офиса и т. д. Затем нам предложили непосредственно ситуации, которые и нужно было обыграть. Было очень и очень забавно.

Дотренинговались мы до самого обеда, после которого собрали свои вещи, поблагодарили хозяев и, погрузившись в автобус, отправились домой.

Снова за окном замелькали пейзажи, города, улочки. Снова я, приникнув к окну, наблюдала за ускользающими местными красотами. Через час пути мы въехали в Гдыню. С момента нашего отъезда, хвала небесам, ничего не изменилось и не произошло.

Когда мы добрались до дома, то я решила сразу же затеять стирку.

— Мальчики, я буду стирать светлые вещи. У вас есть что добавить к стирке? — спросила я у ребят, зайдя к ним в комнату.

Ребята были немного удивлены, потому как мы ни разу не практиковали совместные стирки, каждый сам по себе, но, тем не менее, они нашли вещи, которые также хотели простирнуть.

Если забежать немного вперед, то хочется похвастаться, что эта традиция очень крепко вошла в нашу повседневную жизнь. И каждый, кто после этого затевал «постирушки», обязательно спрашивал у других, нужно ли что-либо постирать. А Дениз с Уриелом так вообще не стирали вещи друг без друга. Моя маленькая, но все же победа!

Пока вещи стирались, мы решили сходить за покупками, потому как запасы еды у нас поистощились, а мальчики так вообще изголодались по мясу! Все вместе. Снова впервые! И снова вместе! Это кажется такой мелочью, но для меня каждый такой шаг сближения со своими ребятами — это личная победа, личная гордость и личное ощущение комфорта и семьи. Моей семьи. Мы однозначно стали ближе друг к другу. Мы не отдельные единицы, которые живут в общежитии, мы — маленькая семья из родственных душ. И это очень греет.

Конечно, поход за продуктами не обошелся без шуток и подколок, но это лишь добавляло теплоты в наши взаимоотношения.

Когда мы пришли домой, то Дениз сказал, что хочет приготовить для нас одно из своих любимых блюд.

— Поэтому ничего не готовьте, ждите! — вещал Дениз.

А мы и не против! А, так сказать, глубоко «За!».

Пока Дениз куховарил, я сидела за компьютером тут же на кухне, а турок тем временем рассказывал Уриелу о том, что послезавтра у него будет свидание с той самой девушкой с украинской вечеринки. Ну вот так взял и одним махом сбил все мое состояние эйфории, в котором я пребывала всю вторую половину дня! Эх, Дениз-Дениз.

Но если отбросить это «досадное недоразумение», то вечер прошел в очень приятной, дружной атмосфере. Кто знает, может, Кожычково сыграло в этом далеко не последнюю роль.

После прекрасного ужина мы разошлись «по норкам».

Еще один день записался в историю.

Глава 6. Волонтерские будни

16.05.2011

Понедельник. Начало новой рабочей недели. Вперед, к малявкам!

Я уже начала привыкать к тому, что Беата появляется очень редко. То есть, иногда она есть, но очень по чуть-чуть, и все больше времени я провожу именно с пани Зошей, в которой, кстати, пани директор души не чает.

В первой половине дня мы с малышами делали лягушек (аппликации). Вообще, конечно, классно наблюдать, как из-под детских рук выходят самые разнообразные «шедевры». Большие и маленькие лягушки, красочные и не очень, где-то порой кривоватые, а у кого-то — просто загляденье! Потом все эту красоту я повесила в детском гардеробе, на специально отведенной для этого стене, чтобы все мамочки и папочки могли полюбоваться творением своего чада.

Пока за окном снова происходила смена погоды каждые 15 минут (то дождь, то снова солнце, то опять капает), я решила порисовать. И так я увлекалась этим процессом, что итогом стали открытки для моих подруженций из Луганска. Тут же мне пришла мысль, что таким образом я могу передать привет им. А чтобы не было скучно, я еще и мини-квест придумала. Зная, как сложно им собраться вместе (это ж организоваться надо, созвониться), я решила взять на себя эту миссию. Из Польши оно ж проще все организовать, ага. Я придумала вложить вместе с подписанной самодельной открыткой открытку покупную, но вот эту покупную подписать не именем той подруги, которой я ее отправляла, а именем той, кому эту открытку надо было передать. Таким образом, чтобы получить свою открытку и отдать «не свою», им нужно было минимум собраться всем вместе. Надеюсь, что им такая затея понравится.

Рабочий день за всеми этими делами пролетел незаметно. По прибытии домой я застала чистую квартиру и вымытую посуду. В этот момент мне захотелось расцеловать своих мальчишек! И вообще! Они у меня самые-самые! Обожаю их!

Пока я восхищалась трудами мальчиков, зазвонил телефон.

— Эленка, привет. Это Аня, соседка Марты. Ты не хочешь сегодня сходить со мной в оперу? — раздалось по ту сторону трубки.

— В оперу? — не совсем поняла я.

— Ну да, в оперу! — подтвердила Аня.

— Ну хорошо. Выезжаю, — только и ответила я.

Договорившись с Аней о месте встречи, я быстренько собралась и поехала в Гданьск. Если честно, я все еще сомневалась, правильно ли я расслышала то место, куда мы пойдем. Но в любом случае гадать придется недолго, так как скоро все узнаю.

Я приехала в Гданьск и встретилась с Аней, после чего она повела меня улочками в непонятном для меня направлении. Мы подошли к зданию, которое явно было корпусом университета, потому что студентов тут было очень много.

Мы зашли внутрь. И возникло такое ощущение, будто я попала уже в другую реальность. Тут и там слышались звуки музыки или же кто-то где-то пел, еще часть народа общалась на тему нот, музыки. Пока я осматривалась, Аня успела поздороваться с парой-тройкой людей, после чего мы пошли в зал. Так как садиться можно было на любое место, то мы решили, что первый ряд — самое оно.

Так уж получилось, что в оперу я попала впервые. И, если очень честно, я-то и по-русски тексты оперы не всегда понимаю, а по-польски… В общем, все действо я пыталась уловить смысл, но не слова. Иногда мне помогала Аня, подсказывая, о чем же сейчас идет речь (точнее, спевка). Но в целом, опера мне понравилась. Хотя я не готова сказать, пойду ли я снова в оперу, если меня пригласят. К такому виду искусства надо быть подготовленным.

После того, как мы вышли из оперы, Аня предложила пойти в какую-нибудь кафешку.

— Заодно Марта подтянется, — сказала Аня.

Мы направились в сторону центра, где набрели на пиццерию с очень вкусной и огромной пиццей. Там мы встретились с Мартой.

Пока мы ждали заказ, Аня, повернувшись ко мне, спросила:

— Так что, Эленка, где же польские красивые мужчины? Ты все же нашла хоть одного?

И тут мы все вместе прыснули со смеху.

— Ты мне всю рыбу распугала, — только и ответила я.

Еще немного «посмаковав» эту тему, мы оставили ее в покое и принялись смаковать пиццу.

Вечер прошел в приятной, дружеской обстановке, но нужно было ехать домой, потому как дело постепенно близилось к ночи.

Попрощавшись с девчонками, я отправилась на электричку, которая примчала меня в Гдыню.

Очередной день моих приключений канул в Лету.

17.05.2011

Люблю вторники. Хотя бы потому, что по вторникам можно встать немножко позже, чем в другие дни недели из-за уроков польского. Этот вторник не был исключением, а потому «Да здравствуют вторники!».

Не спеша встав и собравшись, я с ребятами отправилась на очередной урок. Темой сегодняшнего урока было «Время будущее» (слова: быть, буду, будешь, будет и т.д.).

На уроке мне снова было немного скучно. Хочется чего-то большего. Хорошо было волонтерам, которые были до нас. У них было несколько групп для обучения, в зависимости от уровня их подготовки. Мне же приходится наблюдать пыхтелки и старания ребят, а также их нервозность, когда что-то не получается. Денизу так вообще язык не дается. Хоть тресни!

После урока я поехала в садик, где очень быстро отработала, после чего приехала домой. И была немало удивлена! Дениз помыл ванную комнату и всю посуду, которая скопилась с вечера. Не перестаю удивляться!

Время до вечера я обычно провожу в одиночестве, так как мальчишки работают во вторую смену. Домой они стягиваются ближе к девяти. Сначала приходит Дениз, так как его работа находится в 10 минутах ходьбы от квартиры, затем — Уриел; ему надо ехать на работу и с работы минут 40.

У меня уже вошло в привычку каждый вечер спрашивать у ребят, как прошел их день, что было интересного. Со временем они тоже стали интересоваться моими новостями. Вроде бы мелочь, а приятно.

Когда мальчишки пришли с работы, то стали рассказывать о своих буднях. И пока мы болтали, Уриел как-то между прочим сказал нам, чтобы мы ничего не готовили на ужин, потому как он приготовит для нас пасту. Вот же чудеса! Вчера он помыл посуду, сегодня ужин готовит. Дениз вымыл все, что плохо сверкало… Эээ, это точно мои соседи, их никто не подменил?

Пока мы, заседая на кухне, общались, пропищал домофон.

— Это Ола и Эстер, — оповестил нас Дениз, который и ответил на звонок.

Щебетуха Олита вмиг развеяла нашу атмосферу квартирного единения, привнеся в размеренный темп кухонной жизни немножко суматохи.

Быстренько расспросив нас о делах, Олита вычленила главное: Денизу не дается польский язык.

— Так! Давай я тебя немного подучу! — безапелляционно заявила Олита тоном, не предполагающим отказ.

Дениз покорно согласился.

— Эленка, мы можем позаниматься в твоей комнате? — Олита на сей раз обратилась ко мне.

— Можете, — ответила я.

— Отлично! — прощебетала Олита, подхватила Дениза и увела его в мою комнату, закрыв при этом дверь.

А дверь-то зачем закрывать? Мы тут, как бы, песни не орем.

Пока Уриел готовил ужин, его «развлекала» Эстер своими рассказами. Я же лазила по всемирной паутине. Когда ужин был готов, все стянулись к столу.

— Как позанимались? — поинтересовалась я у появившихся Олиты и Дениза.

— Отлично! — широко улыбаясь, ответила Олита.

— Нормально, — выдавил из себя Дениз.

Видимо, польский ему так и не дался. Ну а что хотел мой сосед? Сам сказал, что учить язык ему не очень-то и хочется, поэтому с такими настроениями мало что получится. Вот Уриел хочет выучить язык, а потому уже много слов знает, хоть и произносит их смешно.

После ужина наши гостьи, попрощавшись с нами, разошлись по домам. Дениз же снова (!) взялся за посуду! Сказать, что я пребываю в шоке, — это ничего не сказать! Надеюсь, что это не временные взрывы на солнце.

В целом, вечер мне очень понравился. Он был по-домашнему уютным, теплым. Очень хочется, чтобы такие вечера были у нас почаще.

А на сегодня — спать.

18.05.2011

Новый день наступил. Что он принесет? Посмотрим. Но точно будет интересно!

С работы я на сегодня была «отпрошена» офисом, так как в этот день открывалась европейская неделя для молодежи, которая будет проходить с 18 по 22 мая (ну, по меркам Польши — неделя). Офис попросил нас, волонтеров, поучаствовать в этой неделе. Нашей задачей было придумать и реализовать какой-либо мастер-класс для польских ребят, тем самым презентовать кусочек культуры своей страны. Так, например, Уриел решил провести мастер-класс по изучению азов итальянского языка. Я же предложила офису мастер-класс по вышивке. Офис мне не отказал и специально для этого мероприятия закупил канву, нитки и иголки человек на 20.

За час до открытия мероприятия мы вместе с офисом пришли в клуб, где должно было проходить мероприятие. Нам показали помещения для проведения наших мастер-классов. Мне и Уриелу выделили целую комнату для переговоров с длинным столом. Я должна была проводить МК в одной части комнаты, Уриел — в другой. Затем мы собрались в зале, откуда должно было стартовать мероприятие. Там уже собирались первые представители польской молодежи, которых заманила реклама сего действа. А внутри меня начал зарождаться мандраж. Все-таки волнительно проводить мастер-класс, пусть даже касающийся того, в чем я немного разбираюсь, для десятка человек.

Итак, мероприятие стартовало! Мы разошлись по своим комнатам. Каково же было мое удивление, когда на мой МК кроме девочек пришли мальчишки! Мне почему-то до сего момента казалось, что ко мне придут только лишь девочки. А тут сразу 6 мальчишек! Мамочки!

С дрожью в голосе я начала с того, что представилась, немного рассказала кто я, откуда я, а затем… Затем было самое интересное. Раздав ребятам канву, иголки и нитки, я начала показывать и рассказывать, с чего начинается вышивка. Честно, от волнения, которое тогда присутствовало, я уже не помню, что же я там рассказывала, но я очень старалась. И особой радостью стали пусть небольшие, но успехи ребят в первых в их жизни шагах в этом направлении. Пару работ мне даже подарили. На память.

Вообще, конечно, ребятам хочется сказать отельное спасибо за то, что они проявляли очень большую заинтересованность, задавали вопросы, просили о помощи и ни коим образом не выказали негатива или желания уйти с МК.

Фух! Справилась!

После такого тяжелого утра надо было как-то расслабиться, поэтому я поехала в «Реал», где накупила себе много различных вещичек. Говорят, что если любишь себя, то иногда себя нужно баловать покупками. Так вот сегодня я себя излюбила вдоль и поперек, так как потратила практически все деньги, выделенные на этот месяц.

Дома я решила примерить свой обновленный гардероб и похвастаться своим соседям, на что Дениз мне сказал:

— Вау! Выглядишь прекрасно!

Это просто-таки наивысшая похвала!

Но вот Уриел совсем не оценил мой внешний вид, а только лишь кивнул, типа: «Да, сойдет». Вообще он был какой-то удрученный, я бы даже сказала — депрессивный. И чтобы хоть как-то развеять его грусть, мы потянули его на танцы. Мы — это я, Марита, Алеко, а также ребята со study-visit: Антон и Аурэль. Такой вот дружной компанией мы отправились в заведение под названием «Pokład», где сегодня, как оказалось, проходил вечер сальсы. В этом клубе собрались все любители и почитатели данного направления, которые профессионально и не очень выплясывали сальсу. Мы сначала осмотрелись, нашли укромное местечко, после чего пошли покорять танцполе. Но сказать откровенно, в стиле сальсы танцевать у нас не очень-то получалось. Хотя очень хотелось. В любом случае, оторвались мы неплохо.

Когда время перевалило за полночь, мы отправились по домам, чтобы не спеша начать историю следующего дня.

19.05.2011

Сегодняшнее утро встретило нас прекрасным весенним солнышком. А это означало только одно: будет прекрасный день!

В садике мы сегодня с детишками делали божьих коровок. Равно, как и с лягушками, результаты получились самыми разнообразными! Вновь стена гардероба запестрела новыми шедеврами малявок на радость мамам и папам. Единственное, о чем жалею, так это о том, что не сфотографировала всю эту красоту.

Когда божьи коровки заняли свои почетные места на стене, мы вместе с воспитателем отправились на прогулку. Как обычно, с пани Зошей мы пошли за пределы садика, где эта пани рассказывала детям много интересностей и полезностей об окружающем мире.

Когда мы вернулись, то для малышей был уже накрыт обед благодаря стараниям пчелки Магды. Кстати, по поводу обедов. В первые мои дни пребывания в садике Беата и пани директор рассказали мне систему питания сотрудников. Если сотрудник платит в день 2 злотых, то он может обедать вместе с детьми. Если же сотрудник не платит, то максимум, что он может съесть — это первое, так как первое блюдо не является порционным, по количеству человек, ну и, возможно, гарнир. И очень уж пани директор склоняла меня к тому, чтобы платить за обеды. Но я так прикинула, что это аж 40 злотых в месяц, если брать 20 рабочих дней, на которые я могу спокойно прожить где-то с неделю, питаясь дома. Да и супчика мне с головой хватит, если что. Поэтому я каким-то магическим образом все же отстояла свои 40 злотых. И, как показала практика, обедала я полноценно: и первым, и вторым, потому что на второе зачастую готовились тоже не порционные блюда. Например, мясо в соусе, которое у поляков называется просто «соус», или же макарошки с клубничной подливкой. И очень редко давали поштучные блюда. Например, к пюре — котлеты на количество деток, которые присутствовали. Но снова, как показала практика, в таких случаях я ела либо первое и гарнир, либо же полноценно весь обед, так как зачастую дети отказывались от котлет, а выбрасывать такое ни Беата, ни Магда позволить не могли, а все, что не съедено, шло однозначно в отбросы, в одно общее ведро. И раз такая «пьянка», то скажите мне на милость: зачем платить больше? Я очень часто радовалась тому, что смогла все же устоять перед натиском пани директора на самом старте, и теперь тем самым я экономлю и без того небольшой бюджет волонтера.

После обеда вторая часть рабочего дня пролетела достаточно быстро, после чего я отправилась домой. Так как планов у меня особо не было, я думала провести остаток дня дома, но вдруг пришло сообщение от Гинты, которая предложила встретиться. Недолго размышляя, я ответила положительно.

Уже через минут сорок мы встретились в центре города.

— Живем в одном городе, а встретились только сейчас, — после приветствия сказала я.

— Это уж точно! — ответила Гинта.

После тренинга прошло уже немало времени, а мы, если не считать общей встречи в «Контрасте», только через месяц, более, чем месяц, смогли встретиться. Но, спасибо Гинте, этот день все же настал.

Мы направились снова в «Контраст» (явно излюбленное заведение всех волонтеров и не только), где очень приятно, в беседах, провели время. Потом мы прогулялись по пляжу, покатались на детских каруселях, после чего разошлись по домам, так как время было уже поздне-вечернее.

Когда я пришла домой, то надеялась застать своих соседей. Но ни Дениза, ни Уриела дома не было. Странно, весьма странно. Только лишь когда время приблизилось к очень позднему, мальчики начали стягиваться домой. Как оказалось, Уриел был на свидании с Ягодой, а Дениз, которого я все же не застала, так как Морфей оказался сильнее меня, был на встрече с турецкими товарищами, проживавшими в Польше. Ну, главное, что они дома, и мне не нужно переживать за них и за то, как они доберутся домой. Уриел сегодня даже обошелся без смс-ок с вопросами о том, как ему и во сколько побыстрее доехать до дома.

Еще один день остался в прошлом, уступив место новым историям, новым свершениям.

20.05.2011

Новый день принял нас в свои объятия. Правда, встретил он нас пасмурной погодой. Собственно, для севера Польши это вполне нормальное явление — смена погодных условий.

Погода также диктовала свои правила и на работе, потому как делать особо ничего не хотелось. Тем не менее, мы с детишками сегодня разрисовывали улиток (как-то по насекомым пошли последнее время), а затем пани Зоша провела с детьми беседу о траве.

Ближе к обеду кто-то из воспитателей зашел к нам в группу и сказал:

— Пойдемте выбирать вещи!

Я не совсем поняла, о чем речь, но пошла. Как оказалось, в садик пришел мужчинка, который принес несколько баулов с нижним бельем и маечками-футболочками. Социальный покой временно превратился в ярмарку футболок, лифчиков и труселей самых разных расцветок и размеров. Наши дамы создали такой ажиотаж, будто до этого нижнее белье не завозили в Гдыню лет 10.

— Эленка, тебе бы вот это подошло, — кто-то из милых дам протянул мне бюстгальтер на пару размеров больше.

Другие зазывали меня присмотреть труселя, я же изо всех сил старалась отбиваться. Правда, перед одним изделием я все не устояла и купила.

Видимо, в продолжение темы о покупках я после работы направилась в магазин, где «просадила» оставшиеся деньги за этот месяц на покупку брюк. Поддалась «силе» распродажи. Эх! Но брюки я очень хотела купить, поэтому распродажа возникла как нельзя кстати. Да и вообще: последнее время прям думать страшновато. Все, о чем подумаю, сбывается.

Когда я пришла домой, то застала Дениза. Пока я крутилась в коридоре, он собирался на работу. И тут вдруг я услышала:

— Эленка!

Я зашла в комнату к Денизу.

— Что? — спросила я.

— Я не видел тебя с вечера среды. Я соскучился по тебе. И просто хотел увидеть, — вот так вот просто ответил мой сосед.

— Да ты что? — сказать, что я была удивлена, — это не сказать ровным счетом ничего. — Знаешь, Дениз, я тоже по тебе соскучилась. И это означает лишь одно: нужно почаще собираться всем вместе и проводить время!

— Согласен! — ответил Дениз.

Мы с ним обнялись, после чего он потопал на работу, а я решила устроить себе релакс, а потому эта часть дня ничем особенным не ознаменовалась. Я даже немного подремала.

Очередной день перевернул свою страницу. А завтра будет завтра.

21.05.2011

Ура! Суббота! Выходной!

А это значит — время релакса, ничегонеделания и дуракаваляния. Ничего не забыла? Вроде бы нет.

Первая половина дня так и прошла под лозунгом: «Нам на все наплевать, наше дело — отдыхать!». Переходы от комнаты до кухни и обратно были очень до-о-о-олгими, а путь был тернистым. Но я благополучно справилась.

На вторую половину дня было запланировано мероприятие, на которое мы все были приглашены. Сегодня вечером должна была состояться прощальная вечеринка Мариты. Ее проект также подошел к концу. Уже 25-го утром она возвратится домой. Нас станет еще на одного волонтера меньше. Все-таки это очень грустные моменты, но неизбежные.

Итак, ближе к вечеру мы нашей дружной квартирой отправились в «Букшприт», где и были заказаны столики. На входе стояла Марита и раздавала всем прибывающим гостям браслеты-пропуски, потому как без них сегодня в клуб не пускали. Пьянка-гулянка обещала быть масштабной, так как в одну линию было сдвинуто несколько столов, и за этот единый стол могла бы уместиться целая свадьба. Потихоньку начали стягиваться гости. Приехали и волонтеры из Гданьска, и ребята из украинской диаспоры, и все наши общие польские друзья, и новые для меня лица.

Вечер проходил весело: музыка, шутки, пиво, танцы. Правда, музыка гудела настолько громко, что ее приходилось перекрикивать.

Алкоголь лился рекой, поэтому некоторые личности (нет, я не о себе) достаточно быстро опьянели. И именно алкоголь в какой-то момент вытолкнул моего соседа Дениза на стол, где тот стал танцевать в турецко-пьяном стиле непонятный танец. Его пытались стащить, но он упорно не хотел слазить. К нему даже присоединилась Эмине. Так они вдвоем и зажигали, пока охрана клуба не рассказала, по чем фунт лиха и что нам может быть за такие выходки. Дениза все же удалось утихомирить, хотя после этого он еще пару-тройку раз порывался станцевать на столе.

Наше же движение продолжало пить и танцевать, танцевать и пить. В адрес «виновницы» торжества было сказано очень много теплых и хороших слов, расслышать которые, правда, мало кому удалось.

Когда время перевалило далеко за полночь, мне уже захотелось как бы спать. Кто-то уже покинул вечеринку, кто-то только размышлял. Когда я озвучила желание отправиться домой, кто-то предложил мне забрать с собой Дениза. Я сначала обрадовалась, что домой пойду не сама, но это лишь поначалу.

Только лишь мы вышли за порог, я поняла, насколько нелегка будет моя «ноша» (и тут, скорее всего, в прямом смысле — ноша). Автобусы уже давно не ездили. Ждать следующий ночной автобус — означало минимум полчаса провести на остановке, хотя до дома топать всего-то пару остановок. Я приняла решение — идти домой пешком. Пьяное тело, бредущее рядом со мной, не очень на это согласилось, но выбора у него не было.

— Эленка, а куда мы идем? — спросил у меня сосед.

— Домой, Дениз, домой! — ответила я.

— Эл-ленка, а т-ты не видела мою линзу? Я пот-терял линзу, — заплетаясь и икая, спросил Дениз.

— Нет, не видела, — ответила я.

Тогда он начал доставать вторую линзу из глаза, но в итоге посеял и ее.

— Я ничего не вижу! — сказал Дениз, смотря вдаль.

— Это потому, что ты пьяный! — ответила я.

— Я? Не-е-ет! Я не пьяный! Ик, — промычал Дениз.

— Угу, завтра этот вопрос и обсудим, — я понимала, что спорить с ним бесполезно.

Затея пройтись пешком мне нравилась все меньше и меньше, потому как расстояние в 20 метров мы шли минут 5.

— Эл-енка, а нам еще далеко? — решил уточнить мой сосед.

— Нет, скоро будем дома, — ответила я.

— Мы та-а-ак долго идем. Куда мы идем? — сосед не унимался.

— Мы идем домой. И идем мы долго, потому что ты пьяный, — как маленькому, объясняла я ему.

— Но я не пьяный! — пытался возмутиться Дениз, но снова икнул.

— Ну да, я вижу, — хмыкнула я.

Денизка, конечно, представлял из себя жалкое зрелище. Кроме того, раньше я его таким не видела.

— А я линзу потерял, — снова сообщил мне Дениз.

— Да, я в курсе, — как подсказывал мне мой небогатый опыт, все же с пьяными лучше меньше разговаривать и чаще со всем соглашаться.

Дорога до дома, которая в лучшем случае заняла бы минут 15, заняла у нас с Денизом минут 40. Хотя, может и больше, я не засекала.

Когда мы пришли домой, я отвела соседа в комнату, насколько смогла помогла ему раздеться и уложила спать. Ну а походы ночью Дениза общаться с белым другом в результате прекрасно проведенного вечера — это уже совсем другая история.

Я же свою историю этого дня закончила и отправилась спать.

22.05.2011

Очередной выходной день раскрыл нам свои объятия. Вот только мы не спешили в эти объятия ну никак, отсыпаясь после вчерашней вечеринки.

Ближе ко второй половине дня мне все же удалось стащить себя с кровати, чего не скажешь о моих соседях.

Не успела я заварить себе кофе, как написала Эстер, которая спросила, может ли она прийти в гости. Да отчего же нет-то? Уже через несколько минут в домофон позвонили. Пришла исландка.

— Может, что-нибудь приготовим? — через некоторое время кухонных посиделок предложила Эстер.

— Я только за! — ответила я.

Недолго думая, мы собрались и пошли в магазин. Что именно мы будем готовить, мы еще не знали. Но ведь главное — это желание.

Мы ходили по магазину и, как когда-то, выбирая, что приготовить Уриелу на день рождения, сегодня также выбирали, что бы такое приготовить. И вдруг Эстер созрела:

— А давай приготовим тортиллас!

— Хм… Я никогда не ела тортиллас, — честно призналась я.

— Отлично! Тогда точно приготовим это блюдо! — обрадовалась Эстер.

— Но я не знаю, как это готовить! — попыталась возразить я.

— Зато я знаю! — безапелляционно ответила Эстер и положила в корзинку необходимые продукты.

Когда мы пришли домой, дело закипело. Но я была лишь мелким помощником. Основную работу взяла на себя Эстер. В процессе работы у нее зазвонил телефон. Звонил Харольд, исландский волонтер из Гданьска. Он предложил Эстер встретиться. Видимо, тяжело ему на чужбине, а Эстер — единственная представительница его страны, которую он тут знает, но Эстер ответила встречным предложением и пригласила его к нам. Кстати, о том, куда делись мои соседи, пока мы ходили в магазин, для меня осталось загадкой.

Через некоторое время, как раз к приготовившемуся блюду, приехал Харольд. Он действительно был какой-то грустный и помятый. Даже не улыбался. Сплошной депрессив. Они там что, клонируют у себя в стране это состояние? Но даже настроение Харольда не помешало нам с Эстер прекрасно провести время. Когда исландский товарищ отобедал и понял, что Эстер не собирается вместе с ним депрессовать, он распрощался и поехал грустить к себе в Гданьск.

Мы же с Эстер решили переместиться из моей квартиры в ее квартиру, где продолжили наш воскресный отдых за бутылочкой пива и разговорами. Вечер пролетел настолько быстро, что я и не заметила, как наступила ночь. Нужно было выдвигаться домой, а идти было страшновато. Не так много пива было выпито, как однажды, чтобы разгуливать ночью и наслаждаться видами окрестностей.

Мы пошли стучаться в комнату к Алеко.

— Алеко, ты мог бы меня провести домой? — с порога спросила я.

— Нет! — сказал, как отрезал грузин.

— Ну пожаа-а-а-алуйста! — не унималась я.

Пластинку «Пожаа-а-а-алуйста!» включила и Эстер. Против двух барышень Алеко был бессилен, а потому быстренько собрался и пошел меня провожать домой. Бусинка, а не мальчик!

Когда же я пришла домой, на часах было без десяти два. Но что-то дернуло меня выйти в онлайн, несмотря на то, что уж давно пора было ложиться спать.

«ТЫ ПОЛЯЧКА ИЛИ ПРИЕХАЛА?» — вдруг пришло сообщение в контакт.

«Приехала», — ответила я.

Некто Евгений Мальцев продолжил с напором:

«ГДЕ ЖИВЁШЬ? РАЙОН?»

«Прям как допрос!» — постаралась я деликатно уйти от ответа.

«ЧЁ ТУТ ДЕЛАЕШЬ? ОТ КУДА САМА РОДОМ» — новый знакомый не унимался.

«Из Украины», — я продолжала быть настороже.

«ЧЁ НЕ СПИШЬ? РАБОТАЕШЬ? УЧИШЬСЯ?» — этот Евгений явно не обладал манерами светских бесед.

«Работаю. А ты откуда?» — надо было переключить внимание собеседника.

«УКРАИНА», — высветился ответ.

«А город?» — тут уже не унималась я.

«СКАЙП ЕСТЬ?» — а мой собеседник оказался не промах!

«Не работает», — это была полуправда.

«ТЫ ТУТ С ЖЕНИХОМ? ИЛИ МУЖЕМ?» — допрос продолжался.

«Я тут сама по себе», — меня наш диалог начал несколько напрягать.

«ПРИКОЛЬНО… СКОЛЬКО ЛЕТ ТЕБЕ?» — собеседник явно не собирался прощаться и идти спать.

«Ой, много)))», — написала я в ответ.

«СКОЛЬКО?» — не унимался Евгений.

«А ты можешь Caps Lock отключить?» — вопросом на вопрос ответила я.

«Мешает?» — написал мой собеседник.

«Ооочень))) Ощущение, будто орешь на меня», — ответила я.

«Ничего себе предъявляешь! Ок. Не буду», — высветилось в ответ.

Так состоялось мое пока еще заочное знакомство с Виталием, который прятался за левым именем и за левой фотографией в социальной сети. Еще немного пообщавшись онлайн, мы все же созвонились, потому как настырности этого парня можно было бы только позавидовать. В телефонном диалоге он попытался разузнать кто я, откуда и что я делаю в Польше. Я же пыталась выяснить аналогичную информацию. Виталий приехал в Польшу обустраивать свою жизнь. Он решил начать тут строить свой бизнес. Приехал вместе с другом, и уж пару месяцев пытается наладить тут быт, после чего перевезет сюда жену и сына. Виталию 33 года, родом он из Чернигова. И ищет он по большей части в интернете не общения, а ведомо чего. Но мы друг друга поняли в том смысле, что общаться мы можем, но в остальном наши с ним идеи видения времяпрепровождения кардинально расходятся. Хотя немало выслушала я и о своем консерватизме в этом вопросе.

Но это будет уже немного другая история и не сегодня. Сегодня, в 3 часа ночи, я однозначно иду ложиться спать.

23.05.2011

Выходные пролетели как всегда быстро. Рабочая неделя стартовала. Единственное, что я не люблю в днях будних — это ранние подъемы. Вот и сегодня снова ранний подъем, быстрые сборы, и вот я уже направляюсь на своем излюбленном маршруте 109 в «Бабьи Долы».

Несмотря на то, что уже конец мая, погода сегодня была все же прохладная.

В садике мы сегодня с детьми играли в различные игры. Пришлось вспомнить детство и поиграться с моими девочками в магазин. В итоге, мои малявки «развели» меня на покупку половины ассортимента, представленного в их «магазине».

Ближе к обеду мы немного порисовали, а затем прогулялись на свежем воздухе. И только лишь я после обеда набралась сил, чтобы в третьей группе отсидеть вторую половину рабочего дня, как самым неожиданным образом Аша, воспитатель третьей группы, отпустила меня домой, только лишь я перешагнула порог. Уиии! Можно ехать домой!

Так как я приехала раньше обычного, то застала дома Дениза. Он собирался на работу и вдруг спросил:

— А хочешь пойти со мной и Эстер и посмотреть, где мы работаем?

— Конечно хочу! — воодушевилась я.

Собираться мне было не нужно, поэтому, когда Дениз был готов к выходу, мы, дождавшись Эстер, втроем зашагали по улице Морской в направлении центра «Мровиско», где работали ребята. Прогулка заняла где-то около 15 минут прогулочным шагом. Центр, где работали ребята, представлял собой одноэтажное здание с несколькими комнатами.

«Мровиско» — это несколько центров в разных частях города для детей от 6 и до 18 лет, которым, скажем так, нечем занять свой досуг после школы. В этих же центрах они активно и разнообразно проводят время: играют в игры, делают какие-нибудь поделки, ходят на экскурсии. В общем, проводят свое личное время с пользой, а не «в плохих компаниях». В таких центрах работают наши ребята: Дениз и Эстер — в одном, Уриел и Леа — в другом.

Когда мы пришли, то Дениз представил меня своему координатору и уточнил, могу ли я провести сегодняшний день вместе с ними. Координатор была не против. Когда организационные вопросы были решены, все дети и взрослые расселись по кругу. Я села вместе со всеми. Координатор попросила меня представиться, рассказать о себе. В этот раз рассказывать о себе было куда проще, так как языковой запас слов был куда объемнее, чем когда я проделывала это в садике. Я кратко рассказала о себе, после чего дети по кругу представились. Здесь были дети самых разных возрастов. На глаз: от 8 до 16 лет.

Когда с такой себе официальной частью было покончено, мы всей дружной оравой выдвинулись в ту часть Гдыни, куда я еще не ходила/не ездила. Пройдясь пешком минут 20, мы дошли до какой-то площадки, где было поле для игры в волейбол, а также много места для проведения и других игр. Сначала мы поиграли с детьми постарше: бросали и ловили летающую тарелку. Ух, пани Эленка, конечно, побегала по полю предостаточно! Сама диву давалась, откуда во мне столько прыти.

После активных игр мы перешли к более пассивным. Так, например, Эстер попрыгала с девочками помладше в резиночки. И самое интересное, что к этому мероприятию девочки подключили и Дениза! Но он явно проигрывал в умении скакать, аки антилопа, польским девчонкам. Еще мы качались на качелях, играли в какие-то догонялки, а уж после — играли в более спокойные игры с мячом. В общем, с пользой и на свежем воздухе провели время.

После того, как мы вернулись в центр, Эстер и Дениз тут же взялись за несложное приготовление еды для ребят, «накулинарив» хлопья с молоком. После перекуса ребята разбились по группам, каждая из которых нашла занятие по душе.

Но одна из девочек не пошла играть со всеми, а с обреченно-грустным видом села за стол. Я присела рядом. Оказалось, что у нее проблемы в школе с математикой, в которой она ничего не понимает. И ей нужно было сделать домашнее задание, а она даже не знала, с какой стороны подступиться и начать. Мой внутренний учитель математики возликовал! Как супермен всегда спешит на помощь всем обездоленным, так мой внутренний учитель радуется, когда кому-то нужна его помощь.

Сама того не замечая, я стала объяснять этой девочке ход решения первого примера. Только после того, как в глазах польки загорелись огоньки понимания, я вдруг осознала, что объясняла ей это все… по-польски! Мои глаза загорелись не меньше! А гордость-то за себя, гордость!

В конце рабочего дня мы снова сели в один общий круг, где каждый рассказывал, как же прошел его день, что запомнилось больше всего и от чего получили наипозитивнейшие впечатления. Когда очередь дошла до девочки, которой я объясняла математику, она вдруг сказала:

— А мне больше всего запомнилась математика! Спасибо пани Эленке, которая мне все объяснила! Мне очень понравилось!

Такое признание очень согрело мне душу.

Когда рабочий день завершился, мы, захватив свои вещи, втроем выдвинулись домой. Здесь надо сказать, что носить женские сумки я как-то отвыкла. Зато полюбила рюкзаки. И в этот раз со мной была тоже не сумка, а небольшой рюкзачок, в который едва ли поместится книга. Взглянув на мой рюкзак, Дениз изрек:

— Эленка! Со следующей зарплаты купи себе сумку! Нормальную сумку!

Я лишь улыбнулась. Дениз расценил это, как молчаливое согласие. Наивный.

Мы дошли до нашего дома. Но домой совсем не хотелось.

— А пойдем прогуляемся? — предложила Эстер.

— Отличная идея! — поддержала я.

Дениз же от затеи отказался и отправился домой. Мы с Эстер, не долго думая, поехали в центр. Приятно все же порой вот так прогуляться теплым вечерком и поболтать ни о чем.

— Может, перекусим? — предложила я, когда в воздухе запахло специями.

— Кебаб! — Эстер тоже загорелась идеей подкрепиться.

— Ага! — согласилась я.

Мы зашли в ближайшую «Кебабную» и заказали один на двоих кебаб. Но то ли он был слишком сухой, то ли сегодня был не мой день, но после поедания сего блюда мой желудок остановился. Настроение стремительно улетучилось, потому что все, чего мне хотелось — это анестезия, ибо боль была нереальная. Добравшись до ближайшей аптеки, я купила спазмолитик, что немного облегчило мои страдания.

— Тебе полегче? — не отходила от меня Эстер.

— Угу, — мне действительно стало чуточку легче.

— Может, домой? — уточнила Эстер.

Но домой все также не хотелось, поэтому я отказалась, и мы продолжили нашу прогулку.

— Только давай больше не будем покупать кебаб, — попыталась пошутить я.

Прогуливаясь с Эстер, мы встретили Уриела и Гинту. Гулять стало однозначно веселее. Да и боль потихоньку уходила на второй, а затем и третий, и четвертый план.

Вечер прошел действительно хорошо и насыщенно.

Мы вернулись домой. Боли в желудке как и не было, поэтому я решила посидеть немного за компьютером. Не успела я выйти в онлайн, как мне написал мой новый знакомый Виталик. Слово за слово, в итоге мы созвонились в скайпе (дай Бог здоровья Уриелу за его щедро предоставленный нетбук). Итогом общения стала договоренность встретиться завтра вживую. Что ж, посмотрим, что из этого получится!

Ну а сейчас я — на свиданку с Морфеем.

24.05.2011

Новый день стартовал.

И начался он с урока польского, где мы сегодня делали какие-то задания по распечаткам, которые Добруша загодя приготовила для нас. В целом, все как обычно.

После урока я отправилась в садик, где сегодня работала Мартуська, а это означало, что день пройдет великолепно.

Когда мы вышли на прогулку с малявками третьей группы, они уже традиционно устроили мне «карусель». Эмилька, которая не отходила от меня ни на шаг, после очередного моего «забега» вдруг сказала: «А вы похудели!». Здесь нужно сделать лирическое отступление и рассказать, что я уже несколько дней сижу на диете (вот нельзя к компьютеру подпускать! Обязательно начитаюсь чего-нибудь и давай в жизнь воплощать). И такое вот детское высказывание вселило в меня надежду, что не все так плохо и что я на правильном пути.

После гуляний на свежем воздухе мы отправились в группу. Наступило то самое золотое время, когда я могла вдоволь пообщаться с Мартуськой!

— Как твои дела? — поинтересовалась Марта.

— Да вот иду сегодня на встречу с украинскими ребятами, — ответила я Марте.

И да, встретиться я сегодня должна была не только с Виталиком, но и с его другом.

— А ты их знаешь? — уточнила моя собеседница.

— Только по интернету. Ну и одного из двоих видела по скайпу, — сказала я.

— Ой, Эленка! Будь осторожна! Мало ли чего можно ожидать от двух незнакомых парней! — предостерегла Марта.

— Мартусь, я знаю. Я и сама не люблю такие мероприятия, но я буду в людном месте и не поздним вечером. Так что — прорвемся, — улыбнулась я в ответ.

— Ну смотри. Главное, держи все под контролем. А как остальные ребята? — спросила Мартуська.

— Нормально. Уриел ходит по свиданиям, а Дениз все время спрашивает о тебе, — с толикой грусти поведала я.

— Обо мне? — удивилась Марта.

— Да. Ты ему, видимо, еще с Лизыной вечеринки понравилась. Он постоянно о тебе спрашивает, интересуется тобой, — как ни крути, а Марта должна знать столь ценную информацию.

— Но он же ТЕБЕ нравится! — негодовала Марта.

— И что? — улыбнулась я. — Это ему как-то должно мешать интересоваться тобой?

— Просто мне из-за этого грустно, — сказала Марта.

— Мартуська, не грусти. Это вполне нормально, что кто-то кому-то нравится. Тем более, ты такая милая леди, что тебя трудно не заприметить! — успокоила я Марту.

— Ладно. Но учти: если он тебе нравится, то я даже слышать не хочу о его интересе мной! — Марта произнесла это с такой напускной строгостью, что мы обе расхохотались.

После работы я заскочила ненадолго домой, после чего отправилась к Академии Морской, где находилось место встречи с Виталиком и его другом. Встретиться мы договорились в «МакДоналдсе» (место — шик!).

Я пришла чуточку раньше, чем ребята, поэтому сделала заказ. Только лишь я уселась за столик, как в кафе зашли такие себе два «хозяина жизни», которые за малым дверь не с ноги открыли.

— Привет! — присаживаясь, поздоровался Виталик.

— Привет, — ответила я, но продолжала быть начеку.

— Знакомься — это Артур, — представил Виталик своего друга.

Артур был худой и, наверное, под два метра ростом, в отличие от маленького Виталика, который был совсем на чуточку выше меня.

— Ну, рассказывай! — без предисловий начал Виталик.

— Эээ, рассказывать что? — не поняла я.

— Все! — ответил Виталик.

В общем, мы начали беседовать по кругу о том, кто и что делает в Польше, как давно кто приехал, чем кто занимается. Ребята, правда, не совсем поняли, чем же я занимаюсь, и зачем я приехала делать свою работу почти за бесплатно. Затем начался «допрос» на тему того, есть ли у меня красивые подруги и «что они делают вечером». Короче, тема ясна: мальчикам нужно внимание девочек, несмотря на то, что оба женаты (пфф! Я до сих пор продолжаю удивляться такого рода обстоятельствам?!).

Пока мы болтали, за окном начался дождь, который, возможно, спровоцировал то, что в «МакДоналдс» заехала свадьба! А может молодожены планировали первый день совместной жизни начать с фаст-фуда. Я не в курсе. Но наблюдать за этой парочкой было куда интереснее, чем за другой парочкой, которая сидела напротив меня.

Хвала небесам, мы обсудили все, что только могли, да и я выказала мысль, что мне как бы пора. На предложение ребят подвезти меня домой я ответила отказом, мотивировав это тем, что до дома мне не так уж далеко, что фактически было правдой. Товарищи же эти выразили надежду на дальнейшее знакомство. Угу, обязательно. Но время покажет.

Подосвиданькавшись с ребятами-украинцами, я потопала домой, где меня уже ждали Уриел и Дениз. Так как завтра с самого утра Марита уже уезжала, то мы просто обязаны были с ней попрощаться, поэтому отправились на Командорскую. Все мы — наша квартира, а также Эстер, Алеко, Леа — приготовили Марите небольшой подарок: купили шарфик местного футбольного клуба, на котором оставили свои пожелания. Когда мы пришли на Командроскую, Марита не ожидала такого, а потому были и слезы, и обнимашки, и смех, и грусть, и просто приятные слова. А иногда мы даже просто молчали, ведь порой в молчании гораздо больше слов.

Когда на часах было уже очень много времени, мы еще раз пожелали Марите счастливого пути, крепко-крепко ее обняли, расплакались, куда ж без этого, после чего наша делегация отправилась к себе.

Завтра наша история продолжится, но уже без эмоциональной и прекрасной грузинки.

Счастливого пути и счастливой тебе жизни, Марита!

25.05.2011

Утро среды пришло тихонечко, пока мы все спали. А вот злостный будильник снова выдернул меня из моих сладких снов, оповестив тем самым о том, что начало этому дню уже положено, а значит — пора вставать!

Быстро-традиционный сбор на работу, который просчитан практически до секунды, и вот я уже на остановке. Достав наушники, я, покачиваясь в такт музыке, отправилась в двадцатиминутный релакс. Поездки на работу и с работы я люблю за то, что в ежедневных пейзажах за окном автобуса я обязательно нахожу что-то новое. А еще — это прекрасное время побыть наедине со своими мыслями.

Приехав на работу, я обнаружила, что сегодня все какие-то более суетливые, чем обычно. В скором времени причина этой суетливости стала ясна: малышей фотографировали для выпускного альбома! Сами малявки при этом были как никогда хороши собой: набриолиненные, причесанные и буквально светящиеся от своих завораживающих улыбок!

Мне не оставалось ничего иного, как просто наблюдать за всем процессом съемки. Каждого из наших малышей одевали в голубую мантию и шапочку, как в американских фильмах, усаживали напротив дяденьки-фотографа, который выставлял свои атрибуты — свет и камеру. Далее дяденька-фотограф просил «улыба-а-а-а-аться» и делал «вылет птички». Там, где нужна была помощь, как, например, с Кубой Т., мальчиком-дауном, я тут же подскакивала и просто находилась рядом.

Когда всех наших малышей и воспитателей перефотографировали, я уже собиралась было вместе с малявками заходить в группу, как вдруг услышала голос пани директора:

— А теперь пани Элена сфотографируется. Да?

Я повернулась на голос. На меня были обращены глаза пани директора, вице-директора, воспитателя и фотографа.

— Эээ, я… — начала я невиданный по насыщенности монолог.

— Да-да, пани Элена! Теперь ваша очередь! — пани директор уже примеряла на меня шапочку, держа при этом мантию.

— Но… Эээ… — слова так и лились из меня, как из рога изобилия.

— Присаживайтесь, — указав на стул, мило улыбнулся фотограф.

Мне не оставалось ничего иного, как капитулировать. Присев на стульчик, я не знала, куда себя деть. Тем более, что оценивающе смотрел на меня не только фотограф. Помучав меня несколько минут, дяденька с фотоаппаратом все же отпустил меня.

Я поблагодарила пани директора, вернув ей мантию и шапочку, и поспешила ретироваться в группу к детям, где смеющаяся Магда сразу же дала мне понять, как забавно все это выглядело со стороны.

— И совсем не смешно, — сказала я Магде, но при этом широко улыбнулась.

Не успела я перевести дух, как нужно было уже собираться.

— А мы куда? — уточнила я у Магды.

— В библиотеку, — ответила она.

Ну, в библиотеку, так в библиотеку. Я помогла детям собраться, после чего мы вышли из садика. Когда мы выходили гулять за пределы садика, то обычно ходили в одну и ту же сторону, сейчас же мы потопали в совершенно противоположную. Впереди шла пани Зоша, позади шла Магда. Я же катила коляску, в которой была Надя. Так уж повелось, что на всех прогулках я катаю Надю, которая, кстати, тот еще командир!

Библиотека оказалась расположена прям рядом с военной частью, возле которой стояли дяденьки в камуфляжах и с автоматами. В то, что мы не террористы, нам поверили на слово.

В самой библиотеке была та самая атмосфера, которая царит во всех таких заведениях. Заставленные книгами полки, разноцветие обложек, торчащие с полок картонки с заглавными буквами, чтобы книги было легче искать… И запах. Запах книг!

Тетенька-библиотекарь поприветствовала нас, после чего попросила малышей рассесться на ковре недалеко от входа. Когда дети сели, а комната погрузилась в тишину, библиотекарь начала читать сказку. И так она красочно, в ролях читала, что картинки сами возникали перед глазами, создавая прекрасный визуальный ряд. Дети же слушали завороженно, затаив дыхание.

Когда тетенька дочитала сказку, она выждала несколько секунд, пока все «переварится», после чего начала задавать детям вопросы:

· «Кто же был главным героем этой сказки?»;

· «А как его звали?»;

· «И что случилось, когда он не послушался взрослых?».

Дети с энтузиазмом отвечали на эти вопросы. И было видно, что малявки действительно в восторге!

Когда наше время вышло (а группы из садика ходят в эту библиотеку по очереди), мы собрались и потопали обратно в садик, где нас уже ждал обед. После обеда рутинная вторая часть рабочего дня ничем особым и запоминающимся не отличалась, а потому описывать ее не имеет смысла.

По возвращении домой меня так сильно склонило в сон, что я решила не сопротивляться и отправилась дремать, проспав при этом аж до прихода мальчиков.

Немного отоспавшись, я засела за компьютер, где пообщалась с Эстер, от которой узнала, что бедняга Харольд не выдержал суровых польских будней и «сбежал» обратно домой, в Исландию. Слабенький нынче мужичок пошел. Эх, слабенький!

Вечер пролетел также незаметно, как и вторая половина дня в садике. Да и я явно не все сны досмотрела днем, поэтому я отправилась снить себе розовых слоников и принцев на белых конях.

26.05.2011

Начался еще один день. Погода у нас как всегда весенняя. В Украине сейчас, знаю, жара, а я хожу в кофточке и подмерзаю порой.

Итак, я по привычке отправилась на работу на своем любимом 109-м маршруте. Я села у окошка, а передо мной села пожилая женщина, отражение которой я видела в стекле, расположенном перед ней. И когда я впервые задержала свой взгляд на ее отражении, то увидела в ней свою бабулечку, свою любимую бабулечку, которой нет с нами уже 10 лет. Все было таким же: волосы, взгляд, цвет глаз, даже родинка! Вот только нос был немного другой, особенно когда она поворачивалась в профиль. Я смотрела на ее отражение, практически не отрываясь, всю дорогу, и всю дорогу я плакала. Как будто вот она, моя бабулечка, живая, прям передо мной, но я не могу ее обнять, расцеловать и спросить, как она. Но, несмотря ни на что, несмотря на душившие слезы и боль где-то внутри, это были мои минутки счастья! Она была рядышком, моя дорогая бабуля…

Автобус доехал до конечной. Мы вышли и пошли разными дорогами. Но в душе осталось теплиться маленькое счастье. Спасибо Вселенной за такие минутки.

Когда я пришла на работу, мои малыши снова «лепили» божьих коровок, только на этот раз маленьких, которые скоро будут «жить» на зеленом листике где-нибудь в группе или в раздевалке.

День тек как обычно, но я очень ждала вторую половину дня, так как сегодня я наконец-то смогу увидеться с Мартой, которая на днях летала в Лондон и уже должна была вернуться оттуда и рассказать о своем собеседовании по поводу работы.

И вот наконец наступил тот момент, когда мы с детишками плавно передвинулись в третью группу, где уже была Марта. Эти маленькие непоседы как всегда что-то не могли поделить, кто-то кого-то обидел, кто-то что-то пытался спросить, поэтому Марта была занята малявками.

В группу зашла пани Зоша.

— Пойдем поможешь мне столы переставить, — сказала она.

Сегодня все отмечают день матери, и, в частности, на сегодня запланировано мероприятие для родителей деток нашей группы. Да и вчера пани Зоша говорила мне, чтобы сегодня я после трех задержалась, так как на 15:00 запланировано мероприятие. Поэтому я с легкостью отозвалась помочь. Но когда мы переставили столы, пани Зоша «попросила», а скорее, как обычно, в ее любимой манере — указала, сделать еще 315 дел: налить воды, разрезать бумагу, покрасить воду свеклой (да, даже такой маразм порой проступает), приготовить бумажные квадратики, приклеить какую-то ерунду на скатерть… В общем, мы делали все то, что могли бы успешно сделать еще днем. Кроме всего прочего, меня очень сильно разозлил тот факт, что она всего лишь «попросила помочь переставить столы». Неужели нельзя было сказать сразу: пойдем поможешь мне приготовиться к мероприятию? Я была дико зла на нее! Да еще если представить, что мне не терпелось поговорить с Мартой, то моя злость утраивалась. В принципе, пани Зоша вполне могла бы обойтись без меня, но она будто наслаждалась моим состоянием безысходности. Когда же я, видя, что моя помощь не нужна, спросила могу ли я идти к детям, она ответила:

— Подожди. Сейчас еще порежем ткань на кусочки.

Ну вот разъясните мне, человеку непонятливому, нафига для этого необходимы два человека? Ножницы она еще не разучилась держать в руках, дела-то на 5 минут, до мероприятия 1,5 часа. Она точно наслаждалась моими «муками». Я еще минут 20 занималась ничегонеделанием, после чего она «отпустила» меня.

Сказать, что я была разъяренная, — это ничего не сказать! Мартуська сразу же спросила, что случилось, так как не заметить мой гнев было невозможно. Вкратце обрисовав ситуацию Марте, я малость подуспокоилась. Марта — это вообще святой человек! Она спокойно меня выслушала, сказала, что пани Зоша, конечно, не права, но вряд ли она все это делала со злым умыслом. Просто она, скорее всего, не привыкла работать в паре со взрослыми, только с детьми. Поэтому и отношение у нее ко мне, как к очередному ребенку.

— Просто поговори с ней. Обсудите твой график работы, объясни ей, что ты готова помогать, и что она может о своих планах сообщать заранее, чтобы вы успевали все приготовить, — сказала Марта.

Да я и сама понимаю, что с моей стороны глупо обижаться, злиться. Просто я достаточно импульсивный человек: сначала эмоция, а уж потом включается мозг. Что ж, зато я поостыла.

После этого Марта рассказала о своем собеседовании в Лондоне. Собеседовалась она для работы в школе, помощником учителя. Собеседовали ее три человека: директор, учитель и еще кто-то из педагогического состава. Но не это самое интересное! После этого ее «собеседовали» дети! То есть, потенциальный претендент должен подойти не только руководству, но и детям.

В общем-то, Марту на работу не взяли. Не знаю почему. Возможно, из-за языка. Может быть, ее английский недостаточно хорош. Но, в любом случае, она не расстраивается! Для нее это огромный опыт.

На самом деле времени на разговоры было не так уж много, поэтому, попрощавшись с Мартой, я направилась на «тусовку» для родителей. Пани Зоша поздравила всех мам с «профессиональным» праздником, после чего перешла к подготовленной заранее части. На сегодняшнем мероприятии родителям и детям (а мы помним, что собрания тут проходят совместно с детьми) предстояло ставить и изучать опыты с водой, а наша комната временно превратилась в лабораторию. Правда, я так и не поняла, как это все было взаимосвязано с праздником мамы, ведь другие группы готовили для мам стихи и песенки. Ну да ладно, воспитателю виднее. Но сами «опыты» детям понравились, это главное! Они изучали свойства теплой и холодной воды; изучали, чем зрительно отличаются чистая и грязная вода; пускали в воду «рыбок» (шарики), наполненные либо ватой, либо фасолью, либо чем-то еще, и проверяли, какие «рыбки» тонут; пускали волны по воде всеми доступными способами; проверяли, какой материал тонет в воде, а какой остается на плаву. После всего этого, используя сироп, шприцы и «разнокалиберные» стаканы, они проверяли, в каком стакане «больше» этого самого сиропа. Когда дети поняли, что сиропа везде поровну (не сразу, но они поняли это), пани Зоша разбавила его водой, и дети смогли насладиться вкусным напитком. И пока дети с родителями радовались, я потихоньку слиняла с этого праздника жизни.

А дальше все, как обычно. Дом, Инет, попытки написать эту самую книжку. Почему-то жизнь здесь после работы превращается в рутину. Уже нет той радости первых дней, уже мало чему удивляюсь. Все чаще мы стали сидеть дома. Может, это и есть жизнь? Но нет! Надо как-то исправлять ситуацию! Пока я здесь, я хочу наслаждаться каждым прожитым днем! Чтобы было, что вспомнить. Да, в конце концов, чтобы было что сюда написать! А то что ни день, то шот-рассказ: проснулась-поработала-приехала-домой-поела-посидела-в-Инете-написала-рассказ-пошла-спать. Нееет, товарищи, так дело не пойдет! Менять нужно что-то в жизни, она не должна проходить мимо меня! Я же отчаянная, но никак не домохозяйка! Что ж, начинаем разрабатывать план А.

***

Описываю события сегодняшнего дня. Дениз что-то готовит, соблазняет меня вкусить его шедевр. Но я ж засела на систему похудения, поэтому держусь из последних сил, стараясь все внимание обратить в книжку.

— Что ты постоянно пишешь? — спросил мой сосед.

— Описываю все-все, — сказала я.

— А ты там написала, какой я превосходный повар? — с гордостью спросил Дениз.

— Нет, я написала, что постоянно хочу прибить тебя!

— За что?

— Ну, как это? За все понемножку! За то, что свет не выключаешь, за то, что все забываешь… Хотя, ладно, последнее время ты меня радуешь.

— Ну, да! Я же чаще стал посуду мыть, убирать, — чуть не загибая пальцы, ответил Дениз.

Вот, как ребенок, он так любит, чтобы его хвалили. Но это правда. Сегодня Дениз превзошел самого себя: пропылесосил, помыл полы. Мои мальчики стали более хозяйственными. И тайну их перевоплощения мне еще предстоит раскрыть.

27.05.2011

Что ж, нырнуть сегодня в бурлящую жизнь пока что не удалось. Снова обычный день, мало чем отличающийся от предыдущих. На работе был какой-то «день релакса». Мои дошколята игрались во что хотели, а я рисовала открыточки для своих подруженций. Специально для этого я не так давно приобрела себе фломастеры, теперь вот малюю. Все наши волонтеры уже шутят, что если надо что-нибудь нарисовать, то можно смело обращаться к Эленке, то есть ко мне, потому что я постоянно что-нибудь кому-нибудь рисую!

Во второй половине рабочего дня наконец-то нормально побеседовали с Мартуськой. В основном, разговаривали о делах амурных, точнее о взаимоотношениях мужчины и женщины. И, так как это все-таки личный разговор, то выносить его на всеобщее обозрение не очень хочется.

По возвращении домой я засела за дела обычные. Но так уж не сиделось на месте, так было грустно, что захотелось прогуляться, несмотря на то, что намечался дождь (я бы даже сказала, ливеняка!). Поэтому я начала потихоньку собираться. Пришли Уриел и Дениз. Сегодня Дениз играл в футбол, их команда выиграла со счетом 5:4. Вообще, он приглашал Марту посетить этот матч, но он прекрасно знает, что Марта ни на какого рода встречи с ним без меня не пойдет. На работе мы с Мартой обсуждали возможность похода на матч, но Дениз только оставил приглашение для Марты, не сказав ни о месте, ни о времени матча. Меня же он вообще не посвятил в свои планы, хотя прекрасно понимал, что должен был бы. Еще будучи на работе, мы старались через смс выведать хотя бы начало матча, но, по-видимому, я была в игноре. Только когда я была уже дома, соседушка прислал смс, что они уже начали второй тайм и что он дико извиняется. Через время он еще раз уточнил, не придем ли мы (аха, ну вот только шнурки погладим!), я ответила, что смысла уже нет. Ну логично: матч закончился, нафига теперь «козе баян»? Эх, он так пожалел, что предварительно не переговорил со мной по поводу этого самого матча, ведь он так хотел увидеть Марту!

Итак, Дениз вернулся домой.

— Ты, конечно, классный пацан! Но ты мог хотя бы сообщить мне о своем матче? Мы бы тогда пришли поболеть за тебя! — высказала я ему свое возмущение.

— Извини, я не подумал. Ты извинилась за меня перед Мартой? — ответил Дениз.

— Да, — коротко ответила я.

— А ты куда-то собираешься? — спросил Дениз, глядя, как я одеваюсь.

— Да, хочу прогуляться, так как не могу сидеть уже дома. Вы хотите пройтись? — спросила я у своих мальчишек.

— У меня намечается встреча с Гинтой, — ответил Уриел.

— Я устал, — сказал свою любимую фразу Дениз.

И когда я была практически одной ногой на выходе, Дениз спросил:

— А, может, ты позвонишь Марте и предложишь ей прогуляться? Тогда я пойду вместе с вами!

Ну, что? Мне-то не тяжело. Я набрала Марту.

— Мартуська, привет! Что ты делаешь? Может, ты прогуляешься со мной? — я разговаривала по-польски, но Дениз сидел рядышком на корточках и ловил каждое мое слово, каждую эмоцию.

— Как? Не получается? — спросила я. Дениз напрягся.

— Ок, тогда ты позвони, сообщи, где и когда ты будешь, а мы присоединимся к тебе. Кстати, я ж буду не одна. Тут один мальчик по имени Дениз (в это время Дениз напрягся еще больше, так как услышал свое имя) тоже хочет пойти с нами, ты же знаешь.

Мартуська подумала, что я вытягиваю ее погулять только для того, чтобы Дениз смог с ней увидеться.

— Только, Марта, я действительно хотела бы прогуляться, этот назойливый мальчик напросился. Ты не против? — спросила я.

— Ок, дай мне 10 минут на сборы. Когда я сяду в автобус, я наберу тебя и скажу где и когда встретимся, — сказала Марта.

Попрощавшись с Мартой, я повернулась к соседу.

— Дениз, у тебя есть 10 минут на сборы, — отчеканила я.

— Ок, — уже слышалось из комнаты.

Через 2 минуты Дениз выбежал из комнаты при полном параде.

— Я готов! — приняв пионерскую стойку, прокричал он.

— Я за тебя рада, ждем звонка Марты, — растягивая слова, ответила я.

Для Дениза наступило время ожидания. Бедненький, он себе места не находил. А я в глубине души улыбалась. Да что там улыбалась? Я хохотала.

Время шло, Марта не звонила, не писала. Дениз грустил, а я вела активную переписку в Инете со знакомой. Через какое-то время я снова написала Марте, она не ответила. Оттягивать прогулку на «подольше» я уже не могла, поэтому решила пойти прогуляться, пусть даже в одиночку.

— Дениз, я, наверное, пойду прогуляюсь. Как только Марта даст о себе знать, я напишу тебе сообщение о том, где и когда мы сможем встретиться, — сказала я, стоя в коридоре.

— Подожди, я пойду с тобой. Куда ты направляешься, в центр? — уточнил мой сосед.

— Да, — ответила я и, повернувшись к итальянскому другу, спросила: — Уриел, ты присоединишься к нам?

— А где вы будете? — вопросом на вопрос ответил он.

— Я еще не в курсе. В центре, — пожав плечами, ответила я.

— Ну, тогда я встречусь с Гинтой и присоединюсь к вам, — сказал Уриел.

Вот и отлично! Хотела самостоятельно прогуляться, а в итоге набралась целая свадьба!

Мы с Денизом выдвинулись в центр. В центре мы планировали перекусить и подождать прибытия Марты. Как только мы вышли из автобуса, пришла смс-ка от Марты такого содержания:»????: — )». Как оказалось, я пропустила одну ее смс-ку минут 20 назад, в которой Мартуська спрашивала, сможем ли присоединиться к ней в автобусе, в котором она уже направлялась на встречу с нами. После нескольких звонков мы наконец-таки смогли разобраться кто, где, когда и с кем сможет встретиться.

— Это же ты Марту первый и последний раз видел почти месяц назад! — сказала я Денизу.

— Почему месяц назад? — спросил он, что-то прикидывая в уме.

— Да потому что ты видел ее единственный раз на прощальной вечеринке Лизы, — ответила я.

— Точно! Ты представляешь, целый месяц я ее не видел! — с напускным сожалением сказал мой сосед.

Тоже мне трагедия! Но выказывать свою улыбку по поводу его неожиданного огорчения я все-таки не стала (тетка-то я приличная, зачем ранить нежную мужскую душу?).

Через какое-то время «встреча на Эльбе» состоялась! Лицо Дениза надо было просто-таки видеть! Лампочка Эдисона, по сравнению с Денизом, — это вообще неработающий прибор.

— Предлагаю купить пиво и пойти посидеть на пляж, — сказала Марта.

— А не прохладно для таких посиделок? — спросила я.

— Тогда можем сначала посидеть в кафе, а потом выдвинуться куда-то, — снова предложила Мартуська.

— Ок. Какое кафе? — уточнила я.

— Может, «Контраст»? — Марта вопросительно изогнула бровь.

— Опять? В этом городе мы 2 месяца, а из кафе знаем только «Контраст» и «Дегустаторню»! — возразила я.

— Хорошо. Можем пойти в «Дездемону», это недалеко, — предложила Марта.

Наконец-то! Наконец-то мои молитвы услышаны! И по прошествии двух (!) месяцев мы побываем более, чем в двух кафе этого города!

Итак, через 5 минут мы уже сидели в новом для нас кафе «Дездемона». Дениз цвел от счастья, Марта как всегда улыбалась и что-то рассказывала, я просто наслаждалась этой вылазкой «в свет». Ведь настроение за эти дни плавно стремилось к нулю, поэтому мне просто-таки необходимо было развеяться.

Через какое-то время к нам присоединился Уриел. Денизу пришлось выходить и встречать его, потому что то ли Уриел не смог сориентироваться, куда надо идти, то ли Дениз «экскурсовод от Бога». А еще через время пришла и Гинта. Вот такой веселой компанией мы мило сидели в кафе и вели задушевные беседы.

Сказать откровенно, Уриелу Марта приглянулась тоже. Эту информацию я выпытала это в то время, когда Мартуська отлучилась. Хо-хо! Наконец-то у меня появилась почва для шуток над мальчиками! Я последнее время дико люблю над ними издеваться, впрочем, как и они надо мной. Поэтому в те моменты, когда Марта отлучалась, я шутила на тему «mortal combat» между мальчиками, выспрашивала, сколько раундов будет бой, всю ли ночь я смогу наслаждаться зрелищем, зачем так явно капать слюной, ну и подобного рода подколы. Мои мальчики лишь тихонько ненавидели меня и обдумывали план мести. Эх, пой, душа, пока есть повод!

Потом помещения кафе для нашей развеселой компании стало мало (а попросту закончилось пиво), поэтому мы решили пойти прогуляться на пляж. Дойдя до пляжа, мы с Мартуськой решили уйти в отрыв и просто побежали по холодному песку, наслаждаясь свободой, как в детстве! Потом мы поприветствовали море и уселись у кромки моря на песке, глядя в даль. И это было как-то волшебно… И ведь ничего особенного: просто ночь, пляж, песок, море, веселая компания. Но все это вместе взятое производило настолько мощное энергетически впечатление, что хотелось петь и кружиться! Море ласкало берег, вдали светились огоньки, появилось ощущение сказки. Вот такие моменты своей жизни я очень люблю!

Навеянное морем детство направило нас к детской площадке, где располагались карусельки для детей. На одной из каруселей (это была карусель, в которую садишься и раскручиваешь. Ну, помните, в детстве такие были повсюду?!) мы поигрались «в космонавтов». Меня унесло быстро, а Уриел оказался самым стойким, потому что катался он достаточно долго. Но чувство восторга присутствовало во всех! Ведь это так приятно — снова почувствовать себя ребенком. Пускай даже на какой-то миг, пускай только сегодня. Но это было чудесно: снова оказаться в детстве! И кто сказал, что это невозможно?!

Потом решено было расходиться по домам. Мы уже практически покинули пределы пляжа, осталось только вытрусить песок из всех «труднодоступных мест», как в друг в одном из кафе я услышала знакомые нотки:

«Солнечный круг, небо вокруг —

Это рисунок мальчишки.

Нарисовал он на песке,

И подписал в уголке:

Пусть всегда будет солнце,

Пусть всегда будет небо,

Пусть всегда будет мама,

Пусть всегда буду я!»

Нереально! Даже песня из МОЕГО детства! Я стала подпевать и пританцовывать. Ребята, конечно, были малость в шоке, кроме Гинты, которая присоединилась ко мне и тоже стала подпевать. Но разве их шок может сравниться с моим удивлением и восхищением? Просто вообразите себе: Польша, ночь, пустые кафе, воспоминания о де