Величайший из рода. Связующее звено

Евгения Киселева, 2017

На Землю обрушиваются крупные астероиды. Привычный уклад разрушен. Ужасающее по своим масштабам социальное разделение повергает мир в хаос. Армия уже не в силах сдержать рост преступности, когда новое правительство заявляет о новом бедствии: к недавней трагедии причастна инопланетная цивилизация! Мир на грани войны! Но так ли все на самом деле? Так ли уж опасны инопланетяне, которые за продолжительное время не атаковали ни одного воздушного судна? На все эти вопросы предстоит ответить главному герою, но лишь после того, как он разберется в собственной весьма непростой истории…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Величайший из рода. Связующее звено предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Беспризорник

Глава №1. Начало

21 век чуть не стал последним в истории человечества…

С самого его начала мир постепенно погружался в хаос. Жадные до власти политики в погоне за прибылью все чаще пренебрегали совестью и моральными устоями. Стремясь к мировому господству, они сметали своих противников, игнорируя заботу о собственном народе. Вспыхивали гражданские войны, разгорались раздоры между нациями. Волнения нарастали с каждым днём. Люди забывали, что значит быть людьми. И словно в назидание им небеса обрушили на них всю свою мощь.

И вот, в середине октября 2089 года, яркие объекты осветили ночное небо. Две кометы, одна за другой, должны были пролететь совсем рядом с Землёй. И никто тогда не мог предположить, что совсем скоро они, почти пролетев мимо, вдруг, изменят свою траекторию.

Силы противовоздушной обороны были подняты по первой же тревоге. Баллистические ракеты нанесли удары по целям, но не остановили их. Разбитые на тысячи метеоритов, сыпались они на земную поверхность, изменяя её до неузнаваемости.

Очнулись спящие вулканы. Пришли в движение тектонические плиты. Погруженная в хаос на долгие десять лет, Земля меняла свои очертания, опуская целые континенты под воду и порождая новые острова. Миллионы жизней уносила с собой, терпящая бедствия планета.

И в тот момент, когда Земля не смогла обеспечить безопасное существование людям, богатейшие её жители предпочли ей Марс. Благодаря передовым технологиям и достижению учёных ещё в 2061 году, на Марсе были смонтированы силовые установки, способные искусственно воспроизвести и вернуть погибшей планете магнитные полюса. Атмосфера Марса стремительно восстанавливалась. И хотя, из-за сурового климата, там не росли деревья и не цвели цветы, города, на её поверхности, появлялись один за другим. Укрытые от пылевых бурь высокими стенами, они были оснащены всем необходимым для проживания людей.

По прошествии времени, разрушения на Земле остановились. Поверхность её, как и раньше, покрывали леса, поля и зелёные рощи, но в городах царил хаос. В отличие от Марса, где жизнь текла сыто и размеренно, жители Земли голодали. Безработица и безграмотность большинства населения сделали своё дело. Уровень преступности неизбежно рос. Военные службы, выбивались из сил, чтобы обеспечить порядок в городах, когда возникла другая, куда более серьёзная угроза. И угроза эта пришла из Космоса.

Тогда то и произошли главные изменения в политике обеих планет. Созванный в 2100 году, Совет Безопасности стал единым центром управления. И в него, наравне с министрами и губернаторами, вошли и высшие чины военных. Отныне, именно Совету было поручено вершить судьбы народов. И первым же его распоряжением стала отправка авиации навстречу неизвестному доселе врагу.

Что произошло в открытом Космосе, не было известно никому. Множество версий и теорий блуждали тогда в народе. И хотя, чиновники заявили, что людям больше ничего не угрожает, Армия начала перевооружение. Военные вузы активно набирали талантливых новобранцев. Но курсантов способных удовлетворить требования нового «Космического флота» оказалось не так много.

7 июля 2139 год. Земля

Центральная площадь была полна народа. Помимо обычного сброда, торгашей и бездомных, здесь сегодня собрались и бастующие против временного правительства. Военные, вооружённые до зубов, стояли поодаль, наблюдая за ситуацией. Молодая женщина, крепко сжимавшая ладошку сынишки, норовившего вырваться, с трудом пробиралась сквозь толпу. Её синие глаза тревожно блуждали вдоль рядов военных. Она торопилась покинуть площадь.

— Мама, мама! Смотри! — указал мальчишка на витрину ближайшего магазина, где красовалась игрушечная модель космического шаттла. — Хочу такой!

— Сынок, мы должны торопиться, не сейчас. — она ласково провела ладонью по его русым волосам и обеспокоенно обернулась по сторонам.

— Но у меня День рождения сегодня! Ты обещала! Как же я стану пилотом без своего шаттла? — застыл на месте мальчишка, настойчиво топнув ножкой. Его, такие же, как у матери синие глаза горели, а лицо выражало негодование и упрямство. — Это же «Стрекоза»! Посмотри сама!

Женщина вновь обернулась по сторонам и нагнулась к сыну.

— Ну, хорошо. Только быстро! — улыбнулась она. — Нас ждут!

— Кто?

— Скоро узнаешь!

Через десять минут они вышли из магазина, и мальчишка довольно сжимал в руках новую игрушку. Но за время, что они пробыли в помещении, ситуация на улице кардинально изменилась. Люди бежали в разные стороны. Начиналась паника. Крики и громкие хлопки раздавались с противоположной стороны площади.

— Макс! Надо уходить! Быстрее!

Она схватила его за руку и потянула за собой. Спотыкаясь и сталкиваясь с другими людьми, они почти не продвигались вперёд. Тем временем волнение нарастало. Мимо пронёсся потёртого вида коренастый мужчина. Он задел мальчика, и тот выронил игрушку.

— Нет! Мой шаттл!

Вырвал он руку и побежал назад, пытаясь отыскать свою потерю.

— Нет! Макс! Вернись! — бежала за ним женщина.

Мальчик склонился, увидев блеснувший корпус потерянного сокровища. Неожиданно, что-то тяжёлое повалило его на землю, и в тот же миг поверхность сотряслась от громкого удара. Крики, полетевшие со всех сторон, сильно напугали мальчика. Он поднял голову и увидел, что его придавило. Мать укрыла его собой и сейчас лежала рядом. Глаза её были закрыты.

— Мама, мне страшно! — толкнул её мальчик, забыв про игрушку. — Пойдём отсюда! Мама!

Но она не пошевелилась и не открыла глаз.

— Мама?! Мама! Мама! — глаза его наполнились слезами.

Он толкал её снова и снова. Но она не откликалась. Впервые в жизни она не отвечала на его зов.

Мимо проносилось множество людей, переступая, через многих лежащих и таких же неподвижных, как она. Военные преследовали убегающих, под продолжающие раздаваться один за другим все новые взрывы.

Тут, среди прохожих, показался чёрный и лохматый пёс. С громким лаем он подбежал к мальчику. Макс испуганно поднял на него свои полные слез глаза, а собака ласково лизнула его в щеку и, виляя хвостом, пошла прочь. Перепуганный мальчик последний раз взглянул на мамино лицо и побежал следом. Собака обогнула ближайшее здание и свернула. А пробежав ещё десяток метров, нырнула в маленькое разбитое оконце. Мальчик прыгнул за ней.

Неделю спустя

Постучав в дверь Авдеев, не дожидаясь ответа, отворил её. Как и ожидалось, его друг был пьян. Александр Андреевич сидел в своём кресле, а на столе перед ним стояла изрядно опустевшая бутылка.

— Влад! — натянуто улыбнулся Александр. — Уже слышал?

— Да. Даже на Марсе только об этом и говорят. — устало произнёс он. — Собственно, поэтому я и прилетел. Как ты?

— Как видишь! — развёл тот руками. — Наши доблестные политики крупно просчитались, а теперь пытаются сделать военных козлами отпущения.

— Тебя сняли с должности?

— Нет, не стал дожидаться официального приглашения! — усмехнулся Александр. — Мои коллеги из Совета Безопасности выступили с речью. Пытались убедить окружающих, что на площади была облава на инопланетных диверсантов, а не попытка избавить город от балласта нищих и недовольных правительством граждан! Я врать, не намерен!

— Так это правда?! — Влад достал второй бокал и разлил остатки из бутылки.

Мужчины выпили и молча уставились на полированную поверхность стола.

— А лаборатория? — через какое-то время заговорил Влад, потирая пальцами поседевший висок.

— Я по-прежнему возглавляю лабораторию. Но теперь Ян контролирует её работу.

— Ян?

— Да. Не думал, что он доставит нам столько проблем.

— Академия тоже?

— Совет добивается открытия нового факультета. Под руководством Яна, естественно. Догадываешься, кого он будет отбирать туда?

Владимир поднялся и принялся расхаживать по кабинету.

— Чему будет их учить, хочешь сказать? Не стоило мне уезжать!

— Ты бы все равно ничего не изменил. А так, хоть личную жизнь наладил.

Влад поднял на него печальные глаза.

— Мы разводимся. — произнёс он.

— Сочувствую.

— А где, кстати, Оксана? — решил сменить тему Владимир.

— Оксана? Ты отстал от жизни, друг! Последнюю мою жену звали Виктория. И она ушла от меня полгода назад.

— Не могу сказать, что удивлён. Ты меняешь жён чаще, чем машины и это уже вошло у тебя в привычку.

Владимир остановился у окна и задумался. Несколько раз он порывался открыть рот, но потом, словно передумав, опять замолкал и отворачивался к окну.

— Мне Света звонила. — осторожно произнёс Александр.

— Когда? — обеспокоенно развернулся к нему Влад. — Чего она хотела?

— Она хотела встретиться. Но все эти события…

— Она сказала, что ей нужно?

— Нет. Я ждал её в парке, пока меня не вызвали… Она не пришла…

— Может, испугалась? В городе такое творится.

— Может. А может, это была попытка отвлечь меня от происходящего. — Александр гневно поднялся и раскрыл шкаф. — Похоже, это была последняя! — кивнул он на пустую бутылку.

— Саша, ты до сих пор любишь её?

— Я многих любил. — вздохнул он. — Но её глаз я никогда не забуду, как и её предательства.

Глава №2. Воришка

Воришка

Двое мужчин по очереди вышли из вагона метро и, плотнее укутавшись в дорожные плащи, пошли в направлении площади «Свободы».

— Ужасная погода! — воскликнул молодой мужчина. — Ненавижу эту морось, до костей пробирает!

Второй, высокий, широкоплечий, крепко сложенный, лишь лукаво улыбнулся в ответ.

— И что же вас развеселило, позвольте спросить? — с нотой раздражения спросил первый.

— Ах, вы ещё слишком молоды, капитан, чтобы оценить всю прелесть осеннего дождя. — он скинул капюшон, обнажив короткие изрядно поседевшие волосы, и взглянул вверх. Глаза его обежали свинцовые тучи, задержавшись ненадолго на небольшом клочке голубого неба. После, взгляд его карих глаз вновь вернулся к собеседнику. — За десять лет проведённых на Марсе я успел по ним соскучиться, ведь там не бывает осадков.

Капитан лишь пожал плечами.

— Как по мне, так лучше бы и на Земле их не было. В этом году солнечных дней по пальцам пересчитать.

Некоторое время они шли в молчании, но добравшись до городской площади, капитан вновь не смог сдержать своего раздражения.

— Опять эта толпа! Время рабочее, а эти бездельники шляются здесь день и ночь! Целые толпы обывателей, карманников и прочих бездельников! Правительство должно уже предпринять какие-то меры.

— Это не так просто, Николай.

— Вы, Владимир Сергеевич, просто не хотите признать, что наше нынешнее руководство просто оказалось не способным на решительные меры. Им проще оставить все как есть, но сохранить свои места у власти. Кому захочется рисковать карьерой, из-за каких-то нищебродов.

— Я с вами, пожалуй, не соглашусь. Решительные меры, о которых вы говорите, в данной ситуации не принесут положительного эффекта. Вспомните, чем все закончилось два года назад.

— Кто-то серьёзно просчитался, недооценив толпу. Тогда ситуация вышла из-под контроля. Но проанализировав ошибки прошлого…

— Мы не повторим старые ошибки. Экономика Земли в упадке. А большая часть населения абсолютно неграмотна. И в первую очередь, надо думать об этом.

— Этим людям, полковник, нужен не учитель, а надсмотрщик. Сколько можно тратить бюджетные средства на их содержание? Их, тем временем, становится только больше.

— Вы так говорите, словно они не люди, а какой-то скот. — озабоченно произнёс полковник, оглядываясь.

— Так и есть. Эти люди… посмотрите на них! Стадо без пастуха. Пока они без присмотра уровень преступности будет только расти.

Владимир Сергеевич вглядывался в массу прохожих. Зрелище и в правду безрадостное. Множество людей, серых и унылых, шли мимо. Бродяги и попрошайки сидели вдоль зданий, прося милостыню, кто-то занимал очередь за бесплатным обедом, другие, просто брели мимо. Молчаливые, боязливые, утратившие веру в завтрашний день, эти люди были повсюду.

— И все же, вы не правы. Человек, способный правильно мыслить, неизбежно будет придерживаться морального поведения. Нравственный и интеллектуальный рост населения сейчас важен как никогда. Кроме того, будь они хоть немного образованны, им было бы проще подыскать рабочие места. А самое главное, избежать новых жертв. — и он с горечью указал на высокую Стелу в центре площади, мимо которой они проходили.

На белом мраморе были выбиты несколько слов: «В память о жертвах 7 июля 2139 года». Мужчины остановились, разглядывая несколько давно увядших цветов у подножия мемориала.

Неожиданно, из толпы выскочил мальчишка. Не сразу заметив препятствие, он не успел затормозить и с разбегу врезался в полковника. Чтобы не упасть, мальчик ухватился за край его плаща, потом, отскочив, бегло извинился и растворился в гуще людей.

Владимир Сергеевич ещё некоторое время пытался отыскать его среди прохожих, но ему это не удалось. Что-то в этом мальчике привлекло его внимание. На какое-то мгновенье ему даже показалось, что лицо беспризорника знакомо ему. Отогнав эту бредовую мысль, он повернулся и последовал вслед за капитаном, который уже успел пройти несколько метров вперёд и ждал его. Как, вдруг, остановился и принялся ощупывать карманы.

— Что с вами?

— Бумажник. — продолжая изучать содержимое карманов произнёс тот. — Он пропал!

— Что? Бумажник? — удивление быстро сменилось озарением, и капитан воскликнул. — Мальчишка!

— Мальчишка?

— Который врезался в Вас минуту назад. Он-то, скорее всего, и вытащил его. — пояснил капитан. — Ну вот! А вы говорите интеллектуальный рост. Сплошное ворье! Нужно срочно сообщить в Инспекцию.

Полковник улыбнулся. А капитан вопросительно уставился на него.

— Вы представляете себе эту ситуацию, Николай? Новый Начальник Главного Управления по обеспечению общественного порядка, в первый же день работы, был обворован беспризорником.

С минуту капитан разглядывал его, а потом оба мужчины разразились смехом. Насилу успокоившись, они продолжили путь.

— И все же, что вы будете делать?

— С воришкой?

— Да. Он так ловко все проделал, сразу понятно, что не в первый раз.

— Я им лично займусь. Заодно проверю, не растратил ли профессиональные навыки.

— Не жалеете, что сменили род деятельности? Вы были прекрасным педагогом для юных курсантов.

— Теперь меня заменили вы, Николай, и я могу быть спокоен.

***

Мальчик выскочил из толпы прохожих и вновь скрылся в маленьком проулке между зданиями, где его встретил чёрный лохматый пёс.

— Привет, Клык! — присел он на корточки, прижавшись спиной к темной стене. — Так, посмотрим, какой у нас сегодня улов?

Он вытащил коричневый кожаный кошелёк и, открыв его, улыбнулся псу, который, махая хвостом, норовил лизнуть мальчика в лицо.

— Ух, неплохо! На неделю хватит, а может и больше.

Деньги он спрятал во внутренний карман куртки, а кошелёк с бесполезными банковскими картами бросил в мусорный бак, стоявший рядом. Оглянувшись вокруг, он поднялся и зашагал в противоположную сторону проулка. Собака семенила следом.

Переполненный предвкушением сытного обеда мальчик спешил в своё логово. Но завернув за угол, наткнулся на неожиданное препятствие. Сильные мужские руки прижали его к стене.

— Отвали! Чего тебе надо, Кот? — принялся брыкаться он, пытаясь выкрутиться из захвата.

Пёс грозно зарычал на обидчика, но получив пинок ногой, заскулил и отошёл в сторону. Мальчика все же отпустили, и он упал.

Быстро поднявшись, мальчишка осмотрел противников.

Их было двое. Один из них был хорошо знаком ему. Имя его — Котиков Пётр, но все звали его просто Котом. Это был сорокалетний мужчина, невысокий и коренастый. Он имел кривой широкий нос, рыжую шевелюру и густую щетину. Кот был мерзкий тип, и от него всегда пахло перегаром. И как это сегодня он не учуял его?

Второго же, он видел впервые. Он был худой и длинный. Черные сальные волосы падали на глаза, а тонкие губы расплылись в усмешке, обнажая желтоватого оттенка зубы.

— Что, Максимка, долго думаешь от меня прятаться? — заговорил Кот.

— А я не прячусь. Просто дороги у нас разные.

Мальчик попытался уйти, но Кот схватил его за шкирку и притянул к себе, так, что их лица оказались рядом.

— Не торопись, малыш. Мы с тобой ещё не договорили.

— Договорим, когда подружишься с зубной щёткой. — театрально сморщился мальчик. — Ох! — за наглый ответ он, тут же, получил кулаком в живот, вновь, шлёпнулся на землю и закашлялся.

— Не шути со мной, сопляк! Или тебе несдобровать. — зло зашипел на него Кот.

Он пнул его ногой и Макс, перекатившись на другой бок, скорчился у его ног. Кот опустился рядом на корточки и схватил его за отворот куртки.

— Я даю тебе ещё день, обдумать моё предложение. И надеюсь, ты примешь правильное решение. А пока… — он залез в карман его куртки и вытащил деньги.

— Нет! Отдай! — но мужчина лишь отшвырнул его в сторону.

— На, вот! С тебя хватит. — засмеявшись сиплым лающим смехом он кинул мальчику пару купюр и повернулся к приятелю. — Пойдём, Витек. Промочим горло.

— Что б тебя! — выругался Макс, когда мужчины скрылись за поворотом, и ударил кулаком по мёрзлой земле. — Идём, Клык! — позвал он собаку.

Тяжело поднявшись на ноги и потирая ушибленные ребра, он поднял те крохи, что ему были оставлены. Про сытный обед можно было забыть.

Как же он ненавидел этого Кота!

Наверно, вначале, Макс был благодарен ему, ведь, когда-то, именно Кот подобрал его на улице. Тогда мальчик чуть не умирал с голоду и искал еду по мусорным бакам. Кот же научил, как выжить в каменных джунглях. Помог освоить мастерство карманника, за что тот постоянно отдавал ему значительную долю.

Но в последний месяц Кот, словно с цепи сорвался. У него появилась навязчивая идея. И для её осуществления ему был нужен Макс.

Рядом с вокзальной площадью находится большой торговый центр, на втором этаже которого расположился крупный ювелирный салон. В здании плохо работает вентиляция, поэтому небольшая форточка, ведущая в подсобку этого салона, всегда открыта. А, как известно, мальчишка может вскарабкаться на любую стену не хуже профессионального альпиниста. Кот ждал, что тот, взобравшись по стене, пролезет в ту самую форточку и отключит сигнализацию изнутри. Но вот только Макс не собирался делать этого. За что Кот и устроил на него настоящую травлю. Он караулил мальчика повсюду, бил и отбирал деньги, настаивая на своём.

Полковник

Денег, оставленных Котом, хватило лишь на пару булок и пакет молока. Поэтому, наскоро пообедав со своим лохматым спутником на лавочке в сквере, Макс думал о том, что ему опять надо искать себе пропитание. Как всегда в таких ситуациях, он направился к хозяйке небольшого кафе у площади. У неё всегда было много работы, и от помощников она не отказывалась. Конечно, платила хозяйка не много, но на тарелку горячего супа всегда можно было рассчитывать.

Весь день мальчик помогал ей по хозяйству: отмыл, запылившиеся окна, отскрёб жир с кухонной мебели, вымыл полы и помогал на кухне. А когда он закончил работу, на улице уже стемнело. Морозный осенний воздух приятно холодил лицо. Макс не торопясь брёл среди высоких зданий, наблюдая за вспыхнувшими на ночном небе звёздами.

Обычно он обходил здание Военной Инспекции, отвечающей за порядок в городе, стороной. Но сегодня, обессиленный и уставший, он решил сократить себе путь. Кроме того, ему не хотелось, вновь встретиться с Котом.

Миновав соседнее с Инспекцией здание, он ненадолго остановился и осмотрелся. Все было тихо. Лишь несколько запоздалых прохожих торопились мимо. Макс пересёк площадь и свернул за угол старого, обшарпанного здания. А пройдя ещё несколько шагов, нырнул в разбитое оконце первого этажа.

Стоило ему скрыться из виду, как высокая фигура остановилась ровно на том месте, где только, что стоял мальчик. Мужчина внимательно осмотрел узенькое окошко. В сгущавшихся сумерках было сложно, что-либо рассмотреть. И недолго простояв на месте, он направился в обратную строну.

***

Весь сегодняшний день полковник пребывал в скверном настроении. Потеря кошелька мало его волновала, но маленький воришка никак не шёл из головы. Он пытался восстановить в памяти его внешность. Худое, бледное лицо, всклокоченные, давно нестриженные русые волосы. И глаза. Удивительно живые ярко-синие глаза. Их пристальный взгляд казался таким знакомым.

После работы Владимир Сергеевич решил ещё раз прогуляться по городской площади, надеясь встретить воришку. Но несколько часов патрулирования не дали результата. Полковник уже начал думать, что мальчишка теперь ещё долго носа не высунет, как вдруг, ему показалось, что он видит знакомый силуэт.

Маленькая тень проскользнула мимо здания Инспекции и, миновав площадь, завернула за угол старого полуразрушенного здания. Полковник поторопился следом. Обогнув фасад, он успел увидеть, как мальчик нырнул в разбитое окно первого этажа. В несколько шагов полковник достиг того самого окна и заглянул внутрь. Где-то в глубине забрезжил свет.

— Ну, что ж! Вот ты и попался! — улыбнулся он.

Обогнув здание, полковник остановился, разглядывая высокие колонны, обрамлявшие вход. Поднявшись по ступеням, он разглядел табличку у двери. Она гласила: «Центральная общественная библиотека» дата открытия 13.10.2089 г.

«За несколько дней до катастрофы» — подумалось ему. — «Видимо мало кому довелось здесь заниматься». — затем он развернулся и ушёл.

Ранним утром полковник раздал несколько указаний и, позвав с собой двух инспекторов, отправился в библиотеку. Одного из них он оставил караулить у окна, а второго повёл к главному входу.

Большой старомодный амбарный замок, висевший на входных дверях, еле держался на давно прогнивших петлях. Постояв здесь недолго и убедившись, что в их сторону никто не смотрит, полковник одним ударом сорвал замок, распахнул дверь и ступил внутрь, оставив второго инспектора караулить вход.

Помещение было огромным и запущенным. Тяжёлые шкафы стояли рядами, высыпав своё содержимое на пол. Осыпавшаяся штукатурка оголила кирпичные стены. Столы и стулья, судя по всему, давно были вынесены из читального зала. Об их наличии свидетельствовали лишь выгоревшие от солнечного света пятна на старых коврах. Высокие резные окна поднимались до потолка, но были такими грязными, что с трудом пропускали уличный свет. Создавалось впечатление, будто идёшь сквозь густой туман. Арочные потолки были покрыты паутинами и кое-где осыпались, выставляя балки. А звук шагов полковника потонул в толстом слое пыли, клубившейся вслед.

Полковник медленно пересекал зал, готовясь увидеть движение, но его не было. Он миновал уже большую часть зала, когда заметил дверь у дальней стены. Подойдя вплотную к ней, Владимир Сергеевич остановился и прислушался. Ни единого звука. Он толкнул дверь, и глазам открылась маленькая комнатка, скорее всего, служившая ранее подсобным помещением. Потолок здесь был низким, а стены оклеены давно выцветшими обоями. Но в отличие от главного зала, здесь не было ни пыли, ни грязи. Вдоль стены стояло несколько шкафов с аккуратно сложенными в них книгами и старой одеждой. Письменный стол с лампой, работавшей, судя по всему, на аккумуляторе. На нем лежали несколько книг и старые газеты. В дальнем углу комнаты расположился маленький диванчик, покрытый пледом. А на нем свернулся, словно котёнок, маленький мальчишка. Он крепко спал.

***

Проснулся Макс, когда уже рассвело, от звука шелеста страниц.

За его столом сидел высокий мужчина и, положив ногу на ногу, листал газету. Почти беззвучно воришка поднялся. Мужчина, заметив движение, улыбнулся и неторопливо отложил газету на стол.

Лицо незнакомца казалось мальчику знакомым, но он никак не мог вспомнить, где он его видел. Он принялся рассматривать гостя более тщательно. А остановив взгляд на тёмном плаще, он вспомнил, как вчера утром вытащил из его кармана бумажник.

— Я вижу, ты меня узнал? — спокойно произнёс мужчина, поднимаясь.

— Как вы меня нашли? — беззаботно спросил мальчик.

Полковник, уверенный, что воришка будет напуган его неожиданным появлением, очень удивился, когда тот ни на секунду не потерял самообладания и не выказал даже малейшего беспокойства.

— Это было не очень сложно. Ты невнимателен.

— И чего же вы хотите? — воришка подошёл к комоду и налил себе воды. — Денег у меня уже нет.

— Ты так быстро их тратишь?

— Можете не верить, но у меня их отобрали. Так что, вернуть мне вам нечего.

— Где твои родители?

— А вы как думаете?

Полковник заложил руки за спину и прошёл вдоль комнаты.

— Давно ты здесь? — спросил он у мальчика, беря в руки книгу с полки.

— Это моя любимая. — произнёс тот, вместо ответа. — Она о лётчике.

— Ты умеешь читать? — удивлённо приподнял одну бровь военный.

Мальчик кивнул. Владимир Сергеевич взглянул на письменный стол, где ранее уже видел несколько сложенных книг. Из последней торчали закладки, а рядом лежал блокнот с записями. Он хотел раскрыть его, но мальчик протянул руку раньше и убрал блокнот со стола.

— Чего вы хотите? — требовательно спросил он.

Полковник склонил голову на бок и принялся внимательно разглядывать мальчика. Чего же он хотел? Найти его? Вернуть украденное? Наказать за содеянное? Сейчас он и сам не знал этого.

— Вы инспектор? — прищурился мальчишка.

— Я возглавляю этот отдел. Меня зовут Авдеев Владимир Сергеевич.

Мальчик опустил голову, словно обдумывая что-то.

— Отвезёте меня в детский дом?

— Да.

— Вы потратите своё и моё время зря. Я все равно убегу оттуда!

Защитник

— На развилке налево. — подсказывал Макс дорогу водителю. — Там указатель… Видите?

Полковник сидел рядом, на заднем сиденье автомобиля, и наблюдал за ним. Мальчик нравился ему. Открытый и искренний, как и все дети, он располагал к себе. В то же время он был гордый и независимый, что так не соответствовало образу бродяжки.

— Так, как же тебя зовут?

— Максимилиан. Но можно просто Макс.

— А фамилия у тебя есть?

— Я не знаю настоящей своей фамилии. Забыл, наверно. — пожал он плечами. — Правда, в приюте мне дали новую, вот только с фантазией у них там не очень.

— Почему?

— Девятый.

— Что, девятый?

— Я Девятый! Максимилиан Александрович Девятый.

— По-моему, звучит! — улыбнулся Владимир Сергеевич.

— Ага. Не передать, какая мне выпала честь носить гордое имя детского дома номер девять! — покачал он головой.

Вскоре они въехали на огороженную территорию интерната. Вдоль дороги, выложенной брусчаткой, тянулись клумбы с увядшими цветами. Большой парк, с частоколом деревьев, ронял последние пожелтевшие листья на ещё зелёный газон.

Макс откинулся на спинку сиденья, потеряв интерес к происходившему снаружи.

— Скоро зима. Ты замёрзнешь на Вокзале. — попытался успокоить его полковник. — Здесь тебе будет хорошо.

— Хорошо?! — фыркнул мальчик. — Что хорошего меня может ждать здесь?! Я словно вообще перестаю существовать, когда попадаю в это место.

— Макс! — полковник коснулся его плеча, но мальчик отвернулся, не желая продолжать разговор.

Вскоре они уже поднимались к кабинету директора интерната. Макс шёл впереди, показывая дорогу, но войдя в просторную комнату, остался стоять позади.

Из-за стола поднялся и поспешил на встречу невысокий и очень упитанный человек. У него были густые каштановые усы и зачёсанные на бок реденькие волосы. А на его широкой груди висел отвратительный фиолетовый галстук.

— Василий Павлович, к вашим услугам. — представился он.

— Полковник Авдеев, Управление по обеспечению общественного порядка.

— Ох! Какая честь! Может, желаете, что-нибудь выпить?

— Нет. Спасибо. Я пришёл по делу.

— Все, чем могу!

— Я привёз вам воспитанника. — указал он рукой на мальчика, до сих пор хранившего молчание.

— Мы всегда рады новым друзьям. — просиял директор. — Посмотрим, посмотрим! Кто у нас здесь?

Он очень резво подпрыгнул к мальчику, но, слоило ему увидеть его лицо, как замер на месте.

— Здравствуйте, господин директор. — Макс говорил очень вежливо, но при звуке его голоса, директор вздрогнул всем телом и с ужасом вытаращился на мальчишку. — Вижу, ваши усы уже отрастают? — продолжал, как ни в чем не бывало, тот.

Директор ощупал свои моржовые усы и отступил подальше, предпочитая держаться на расстоянии.

— Надеюсь, вы не обижаетесь на меня? Вы ведь понимаете, что я поджог их совершенно случайно? — невинно хлопал глазами мальчик.

— Да, конечно. Ты, вот что, иди, присядь вот здесь. — он указал ему на кресло у окна. — А мы, пока ты отдыхаешь с дороги, побеседуем.

Он ухватил полковника под локоть и отволок в другой конец комнаты.

— Полковник, вы знаете, — сбивчиво начал он, нервно теребя свой галстук, — в нашем доме проживают дети, оставшиеся без попечения родителей. Мы всеми силами пытаемся помочь им вырасти, так сказать, полноценными гражданами общества. Мы прививаем нашим деткам лучшие манеры, учим грамоте. Они растут тихие, вежливые, исполнительные. Но этот ребёнок, — его голос опустился до шёпота, — этот ребёнок, просто исчадье ада! — его усы задрожали, а речь стала прерывистой. — Ваши инспекторы, они каждый раз привозят его к нам. И перевернув тут все с ног на голову, он все равно сбегает через пару дней… Нет! Не думайте, у нас строгие правила. И подобных случаев в нашей организации почти не случается. Но он…

Тут за их спинами раздался звук бьющегося стекла. Ещё недавно стоящая на тумбочке фарфоровая ваза разлетелась осколками по всему полу.

— Ой! Простите. Я только хотел её рассмотреть. — сожалений мальчик явно не испытывающий вернулся на стул, где ему и было велено сидеть.

— Вот, о чем я и говорю. — со вздохом сказал Василий Павлович, протирая галстуком вспотевший лоб.

— Понимаю. Мальчик не простой. Но, что прикажете мне с ним делать? Не оставлять же его зимой на Вокзале?

— Я вот подумал… Поймите меня правильно… У вас ведь есть военные учреждения для сирот? Кадетские корпуса, например. Заберите его туда! — умоляюще уставился он в лицо полковника.

— Это исключено! — отрезал тот.

— Но, почему? У вас там строгие правила, не то, что у нас. Кому, как ни вам, справиться с мальчишкой.

— Дело не в правилах. Мальчик не пройдёт отбор. Он ещё слишком мал.

— Ну, мал да удал, как говориться! Грамоте мальчик обучен. Уж не знаю, кто его обучал, но… В общем, умный он… Даже слишком. И физически он развит. Видели бы вы, как он по крышам лазает…

— Довольно! Я вас услышал. Мальчик останется здесь, под вашей опекой. — заключил полковник. — Я надеюсь, вы позаботитесь о нем?

— Да. Да, безусловно.

Директора, словно по голове огрели. С подавленным видом он повернулся к мальчику.

— Но, где же он? Только что был здесь и….

— Что?

— Он сбежал?! Слава Богу! — обрадовался директор и опять принялся тереть лоб.

Владимир Сергеевич осмотрел комнату. Из неё был лишь один выход, и они с директором стояли рядом с ним. Ни шкафов, ни какой либо другой мебели, где можно было спрятаться, здесь не было. Но на другой стороне комнаты было окно с открытой настежь форточкой. И к нему была придвинута тумбочка.

Полковник пересёк комнату и выглянул в окно.

— Это невозможно! Мы на четвёртом этаже!

— С этим мальчишкой все возможно. — довольно произнёс директор, наливая себе коньяка и садясь в кресло. — Не желаете?

— Нет. Надо оповестить охрану! Он где-то на территории.

— Бесполезно. Они его ещё ни разу не догнали!

***

Пока директор детского дома и полковник договаривались между собой, отвернувшись от мальчика, он очень быстро смекнул, что надо делать. В углу комнаты стояла небольшая тумбочка, с уродливой вазой на ней. Если передвинуть её немного левее, думал он, то можно легко дотянуться до форточки. Но тумбочка оказалась тяжелее, чем он рассчитывал. А толкнув сильнее, мальчик ненароком уронил вазу. Когда та разлетелась вдребезги, он решил, что попался. Но никто не заметил ничего подозрительного. А выслушав, наскоро придуманные, извинения, продолжили прерванный разговор. Недолго думая он вскочил на тумбочку, подтянулся и легко вылез через форточку. Рядом с окном крепилась водосточная труба. Проще и быть не могло! Легко спустившись вниз, он запрыгнул в прицеп машины, выезжающей с территории интерната, и накрылся брезентом.

Машина выехала на трассу. И вот удача, направилась в нужную ему сторону. А когда автомобиль затормозил на светофоре, мальчик выскочил из него и уже скоро шагал по знакомой площади. Довольный тем, как ловко он улизнул от полковника и этого малодушного директора, Макс улыбался во все лицо. Похоже, сегодня он был самый удачливый человек на свете!

Но тут, он почувствовал, как кто-то взял его под руки и поволок в сторону переулка. Подняв голову он, к своему ужасу, увидел Кота. С другой стороны, крутя головой по сторонам, шёл длинный и сальный Витек.

— Пикнешь, убью. — похрипел ему на ухо Кот.

Пройдя по переулку метров двадцать, они распахнули железную дверь подвального помещения, где их ждали ещё двое. Вечные подпевалы Кота: Паша, с выступающими вперёд зубами и волосами, завязанными в конский хвост и Игорь, круглолицый тупица с глазами навыкате.

— Здорово, молокосос! — хлопнул его по плечу Паша. — Готов?

— Куда он денется? — ответил за него Кот, почёсывая небритый подбородок.

— Смотри-ка, какой шустрый попался! — засмеялся Паша, когда Макс попытался прорваться наружу.

Протащив его через комнату, он запер мальчика в кладовке, доверху нагруженной пустыми коробками. Оставшись в полной темноте, Макс спешно принялся обшаривать комнату, пытаясь на ощупь отыскать хоть какую-нибудь лазейку. Ничего!

— Эй! — крикнул он и пнул ногой дверь. — Выпусти меня!

Дверь отворилась, и чья-то рука закинула в небольшой просвет фонарик, бутылку воды и пакет чипсов.

— Веди себя тихо, а то хуже будет!

Макс опустился на пол и зажёг свет. Потревоженная мышь скрылась за одной из коробок.

Лишь спустя несколько часов его открыли. Кот кратко и чётко изложил мальчику его задачу и последствия, если он начнёт ломаться, и они вышли в путь. На улице уже стемнело. Макс лихорадочно думал, пока его тащили вперёд, но он не видел, никакого пути к спасению. Если он откажется выполнить то, что требует от него Кот — ему не жить. Был, конечно, вариант поднять тревогу, оказавшись внутри здания, но это лишь отсрочит его смерть и сделает её более мучительной. Тот найдёт его, где бы он ни был, за такую подставу.

Опасаясь привлечь лишнее внимание ночных гуляк, Кот велел разбиться на группы. Возглавлял шествие он сам. Через несколько метров шёл Паша, сжимающий локоть мальчишке. Сразу за ними шли Игорь и Витек.

Скоро группа преодолела переулок и вышла на трассу. В какой-то момент Макс почувствовал, что хватка, сжимающая его локоть, ослабла. Время пришло! Он рванул руку и ударил мужчину локтём в живот. Стоящие позади Игорь и Витек замерли на месте, не сразу осознав произошедшего. А мальчик уже со всех ног мчался к городской площади.

Убегая, он старался выбирать наиболее людные переулки и улицы. Будучи ребёнком, Макс легко маневрировал среди прохожих, в то время как его преследователи, то и дело натыкались на препятствия. Петляя по улицам, мальчик искал путь к библиотеке, где надеялся укрыться. Но, не успев добежать до неё всего несколько метров, увидел, что путь ему перегородила высокая фигура. В ужасе он поднял глаза.

— Ах! Это вы?! — выдохнул Макс.

— А ты кого ждал? — сердито спросил Владимир Сергеевич.

Растерянность прошла очень быстро, сменившись паникой. Мальчик принялся лихорадочно вертеть головой по сторонам.

— Рад был вас видеть, но я тороплюсь. — затараторил он, пытаясь пройти мимо.

Только не успел он договорить, как сзади послышался другой голос. Словно залаял старый и осипший пёс.

— Что, решил в догонялки со мной поиграть? — Кот приблизился и схватил мальчика за запястье. — Извините, если он приставал к вам, мы уходим. — сказал он полковнику, который сверху вниз взирал на Кота.

— Вы родственник мальчика? — поинтересовался полковник, отстранив его от ребёнка.

Кот оскалил жёлтые зубы в кривой улыбке.

— Я его отец.

Макс покачал головой, давая понять, что это ложь. Полковник кивнул.

— Если у вас не найдётся документов, подтверждающих это, то лучше вам удалиться.

— Чего-чего? Шёл бы ты отсюда куда подальше! Понял? — он перевёл взгляд на мальчишку. — А ну, иди сюда, сопляк!

— Он никуда с вами не пойдёт! — настойчиво повторил полковник.

— Это мы сейчас посмотрим!

Три фигуры вышли из переулка и встали рядом с Котом. Сам Кот достал нож. Макса затрясло с головы до ног. Но полковник оставался совершенно спокойным и лишь отодвинул мальчика в сторону.

— Я бы на вашем месте спрятал нож обратно в карман. Иначе, вы и ваша компания рискуете отправиться в места не столь отдалённые уже после первого заседания городского суда.

Кот внимательно разглядывал широкие плечи полковника и явно трусил, но так легко сдаваться он не собирался. Их было четверо против одного. Упиваясь этим, он выступил вперёд, устрашающе размахивая ножом.

Макс знал, насколько Кот может быть опасен. Но сейчас опасность грозила не только ему. Нужно было срочно, что-то делать. И он сделал первое, что пришло на ум. Мальчик подскочил к Коту и укусил за руку, в которой тот сжимал нож. Кот закричал от боли, пытаясь сбросить мальчишку. Но не тут-то было! Макс вцепился в него мёртвой хваткой. Кусаясь и пиная его ногами, он умудрился забраться ему на спину, уклоняясь от ударов, и уже тыкал ему пальцами в глаза. Все остальные застыли, где стояли, растерявшись и в недоумении наблюдая за происходящим.

Наконец, Коту удалось ухватить Макса за шиворот и скинуть с себя. Мальчик откатился в сторону, уже снизу наблюдая, как ринулся в бой полковник. Отработанными приёмами он в секунды раскидал троих противников в стороны. Но вдруг, Макс почувствовал, как ноги оторвались от земли.

Пока он во все глаза следил за полковником, Кот подошёл со спины и, подняв его над собой, швырнул в сторону здания. Ударившись о стену, мальчик сполз по ней вниз. На волосы посыпалась, отлетевшая от стены, штукатурка, а по щеке потекла тёплая струйка. С трудом приподнявшись, он на четвереньках наблюдал за происходящим дальше.

Среди темных силуэтов он легко распознал высокую фигуру полковника, который одним ударом отправил Кота в полет, окончившийся для последнего нокаутом. Он видел, как разбегаются от него другие преследователи и, как их догоняют, подоспевшие на помощь военные. От мелькания пробегавших мимо людей его затошнило. Он попытался встать, но его качнуло, и он чуть было не упал снова. Его бережно подхватили чьи-то руки.

— Осторожно. Без резких движений. — услышал он знакомый голос.

Кое-как встав, Макс увидел распластавшегося на земле Кота совсем рядом с собой. Тот открыл глаза и застонал.

— Мы ещё встретимся, Максимка! — бормотал он, вытирая кровь с разбитой губы.

— Буду ждать. А пока… — Макс смело подошёл к нему и вытащил из нагрудного кармана деньги и, отсчитав нужную сумму, кинул остатки обратно Коту. — Купи себе зубную щётку.

— Мы встретимся! — крикнул вдогонку Кот.

Вернувшись к полковнику, Макс протянул ему деньги.

— Это ваше.

— Пойдём. — вздохнул тот и обняв мальчика за плечи повёл вперёд.

— Опять в детский дом?

Полковник взглянул в его синие глаза и улыбнулся.

— Не сегодня.

Не успел мальчик вновь оказаться в машине, как силы покинули его, и он крепко уснул.

Что нужно, чтобы стать пилотом

Проснулся Максимилиан в небольшой, но уютной комнате, единолично развалившись на широкой кровати. Солнечный свет, пробивающийся через неплотно задёрнутые занавески, заливал комнату тёплым светом.

Не представляя, где он находится, мальчик поднялся с кровати и осторожно выглянул за дверь. Небольшой коридор, из которого вели три двери, заканчивался лестницей. Макс прошёл вперёд и спустился в большую и светлую комнату с примыкающей к ней кухней. Первое, что привлекло его внимание, это множество грамот и дипломов висевших вдоль дальней стены комнаты. А с противоположной, на него смотрели лица из рамок фотографий. Все они говорили о военной деятельности их владельца. На одной, махали руками двое крепких и высоких курсантов, обнимавших друг друга за плечи. На другой, один из них получал свой диплом из рук генерала. Множество фотографий целых групп курсантов с подписанными годами выпусков. И лишь одна изображала маленькую девочку в балетной пачке, никак не вписывающуюся в общую массу.

В центре комнаты стояли удобные диванчики и аккуратный столик между ними. Несколько книжных стеллажей, мимо которых он проходил, были наполнены в основном юридической литературой. На подоконнике стояли несколько горшков с давно засушенными цветами.

Выглянув в окно, мальчик восторженно охнул. Перед ним простирался город, как на ладони! Торопливо он распахнул раму и высунулся наружу. Макс находился в квартире одного из небоскрёбов, тех, что видел с крыши своей библиотеки. Как же он попал сюда?

— Что ты делаешь?! — закричал полковник, хватая его за шкирку и оттаскивая от окна. — Ты хоть представляешь, на какой высоте находишься? — держась за сердце и явно опасаясь посмотреть вниз, Владимир Сергеевич захлопнул окно. — Ох! Никогда так больше не делай!

— Где я? — с любопытством продолжая разглядывать квартиру, спросил мальчик.

— У меня.

— Вы привезли меня к себе домой?

— Не мог же я тебя на вокзале оставить.

— Вы могли вернуть меня в приют. — неуверенно произнёс Макс.

— Боюсь, у директора сердечный приступ бы случился. Он и так еле в себя пришёл после твоего побега.

— Не думал, что он расстроится.

— Расстроится? Да он от счастья прыгал! Теперь я понимаю почему. — засмеялся полковник. — Что это за история с его вспыхнувшими усами?

— Э-э-э…. Это, правда, случайно вышло.

— Ладно. Отложим этот разговор. Ты, наверно, голодный?

Наскоро пожарив несколько яиц, он усадил Максимилиана за стол.

— Я не очень умею готовить, но думаю это должно быть съедобно. — улыбнулся он.

— Все же, почему вы привезли меня сюда? — спросил мальчик, набивая рот яичницей.

— Ты знаешь, то, что ты сделал вчера… Это очень храбрый поступок!

— Вы, о чем?

— О том, как ты накинулся на этого человека. Я такого не ожидал, — и с улыбкой добавил, — да и он, по-моему, тоже!

— Ну, я же вас защищал. — смущённо сказал Макс.

— Меня? — вновь рассмеялся полковник. — Просто потрясающе!

— У него был нож! — объяснил он очевидное.

— Ты правильно все рассчитал, первым делом надо лишить противника оружия. Ты молодец! Может, расскажешь, почему этот человек преследовал тебя?

— Он хотел, чтобы я кое-что сделал для него. Но я отказался. — сказал он почти шёпотом, словно боялся, что Кот услышит его. — Но вчера вы здорово их отделали! Где вы научились так драться?

— В Военном Училище.

— Когда-нибудь я поступлю в Военную Академию. — уверенно сказал мальчик. — И стану пилотом.

— Пилотом?!

— Да. Мой отец пилот. И я тоже стану!

— Что бы поступить на этот факультет нужно быть отличным учеником. Я знаю это, потому что сам много лет преподавал там. А ты, наверно, и в школу не ходишь?

— Нет. Но я вовсе не глупый! Я много читаю у себя в библиотеке. И уже многое знаю про устройство шаттлов и про путешествия в Космосе… — синие глаза его вспыхнули огнём. — Меня обязательно примут!

— Возможно. — улыбнулся он мальчику. — Кто научил тебя читать и писать?

— Моя мама.

— Где сейчас твои родители?

— Мама умерла, а отца я не видел никогда. Но у меня есть вот это. — он снял с шеи и протянул полковнику объёмный серебряный медальон. — Он принадлежал отцу. Я надеюсь, что с его помощью сумею найти его.

Владимир Сергеевич внимательно осмотрел кулон. От времени серебро местами потемнело, но на поверхности чётко проступали контуры птицы. На обратной его стороне было выгравировано имя «Александр».

— Не густо! — задумался полковник. — Значит, ты живёшь один на Вокзале?

— Нет! Со мной живёт мой пёс, Клык. Когда я отыщу отца, я уверен, он заберёт нас к себе.

— Знаешь, поиски отца могут затянуться надолго, а тебе надо, где-то жить. И холодная библиотека для этого не подходит. Что ты скажешь, если я предложу тебе обучение в Кадетском корпусе? Ты получишь хорошее образование и крышу над головой. А если будешь хорошо учиться, то тебя непременно примут в Академию.

— Вы предлагаете мне отправиться в интернат, но с военным уклоном?

— Хм-м…. Да! Так и есть! — рассмеялся Владимир Сергеевич.

Глава №3. Кадетский Корпус

Новая жизнь

Вот уже на протяжении почти пяти лет Максимилиан учился в Кадетском Корпусе. По личной просьбе полковника он был принят сюда в восьмилетнем возрасте и оказался самым младшим на своём курсе. Но наравне с другими он изучал воинский этикет и правила ношения формы. Запоминал расположение коридоров и кабинетов учебного заведения. Зубрил Уставы и заучивал традиции. Все здесь происходило по расписанию и каждый день не отличался от предыдущего. Начиная с утреннего построения для проверки наличия личного состава и до половины восьмого, когда они собирались на ужин, а после расходились по комнатам, день был насыщен уроками и тренировками, многочисленными кружками и секциями.

Будучи способным и уверенным в себе мальчишкой Макс легко справлялся с учёбой, не уступая старшим сокурсникам ни в спорте, ни в знаниях. Но все же, он часто чувствовал себя здесь одиноким. Его тяготило постоянное нахождение за закрытыми дверями, и он скучал по свободе. Все чаще ему хотелось остаться одному, скрыться ото всех. Днём он прятался в библиотеке, о существовании которой большинство ребят даже не подозревали. А те, кто об этом догадывались, не мешали ему, когда он, укрывшись в кресле в самом дальнем её углу, тихо читал или мечтал о межзвёздных странствиях.

Мечта стать пилотом космического корабля лишь укрепилась в нем с течением времени. Своё будущее он видел лишь в этом. И старался, как мог. Так летели дни, и он с замиранием сердца ждал вечера. Когда другие засыпали, через окно он выбирался наружу и забирался на крышу общежития. За высокими стенами Академии, на территории которой и располагался Кадетский Корпус, открывался взору огромный город. Он мерцал своими огнями в ночной темноте и манил свободой. А где-то за городом с небольшим интервалом поднимались в небо космические корабли. Все мысли и тревоги уносились вдаль, вслед за ними. Туда, где растворялись в ночной дымке красные и оранжевые огоньки. Туда, где ещё ярче огней города, сияли небесные звезды. Они смотрели совсем не строго, они улыбались и подмигивали мальчику со своей высоты. Говорили ему, что ждут лишь его и, погрузившись в сладкую дрёму, Максимилиан уносился в мир сказочных снов. В этих снах он со скоростью света пересекал просторы Вселенной. Далёкие огни смазывались, превращаясь в сияющие полосы. И он летел… Летел к свободе, к своей мечте. Прочь от тревог и забот. И далёкий силуэт протягивал ему свою руку…

Проснувшись с первыми лучами солнца, он спускался тем же путём и бесшумно отпирал окно. Трое мальчишек, что делили с ним комнату, ещё крепко спали в это время. Вот и его приятель Миша вновь пропустил рассвет. Но он даже не знает об этом и улыбается во сне своим бесхитростным видениям.

Несмотря на то, что Максимилиану удалось завести друзей и завоевать уважение многих своих сокурсников, отношения с некоторыми из них не сложились. Отпрыски высоких чинов военных, обучающихся здесь, отказывались принять в своё изысканное общество беспризорного мальчугана. Одним из таких ребят был Егор. Он был старостой на курсе, а потому считал себя важнее всех других. Невидимая корона нещадно давила на его мозг, делая его заносчивым и самовлюблённым индюком, о чем Макс напоминал ему при случае.

Таким же был его приятель Кирилл. Помимо прочего, Кирилл был типичный подхалим. Он таскался за Егором повсюду, угождая ему на каждом шагу, смеялся самым несмешным его шуткам и подражал его манере говорить. Оба они были старше Максимилиана на два года. Но учился Макс лучше, да и на тренировках эти двое не рисковали встать с ним в пару, о чем мальчик очень сожалел. Навалять им на тренировке совсем другое, нежели подраться в коридоре. За это не отчислят. А ведь он и так был на особом контроле за своё поведение.

Нет! Он не был хулиганом, но сразу попал в немилость начальника Корпуса. И когда что-нибудь ломалось, или падало, или просто лежало не так как надо, капитан Приходько обвинял в этом его. Капитан вообще питал к Максу непостижимую неприязнь, с первого дня его появления здесь он только и делал, что придирался к нему.

Макс знал, что у капитана есть на это особые причины, ведь именно он сопровождал полковника Авдеева в тот день, когда мальчику посчастливилось утащить у военного кошелёк. Но в отличие от полковника, Приходько не разделял мнения, что из беспризорника можно вырастить достойного человека. И хотя он никогда не поднимал этот вопрос, но всегда относился к мальчику с подозрением.

Егор успешно пользовался этим. Он постоянно задирал Максимилиана в присутствии капитана, и стоило ему ответить хоть слово, как Макс тут же был наказан. Вот и сегодняшний день не сулил ничего хорошего. Капитану стало известно, что Макс снова залезал на крышу прошлой ночью, и теперь его ждало очередное разбирательство.

Мальчик, старательно избегавший очередной встречи с Приходько, выбрал обходной маршрут и теперь последним плелся в столовую. Наполнив свой поднос, он в нерешительности остановился. Столовая была полна народа и единственное свободное место находилось именно за тем столом, куда ему меньше всего хотелось идти. Осмотрев помещение и ещё раз убедившись, что выбора у него нет, Макс опустился на стул рядом с Егором.

— Значит, все каникулы проведёшь на Марсе? — восхищённо спрашивал у приятеля Кирилл.

— Да. Там хорошая лётная школа. — растягивая слова в своей привычной манере ответил Егор. — Папа считает, что мне не помешает научиться управлять шаттлами. Тем более что это может мне пригодиться при поступлении на факультет разведки.

Макс громко фыркнул, но постарался сделать вид, что просто поперхнулся.

— О! Кто к нам присоединился? Наша сиротка. — обернулся к нему Егор, и его приятель заржал. — Решил попросить у меня пару уроков пилотирования?

— У тебя? Я что похож на человека, который решил совершить самоубийство?

— Это почему же? — скрестил руки Егор.

— Потому что это гораздо сложнее, чем просто джойстик дёргать. Но ты проведи разведку, если не веришь! — усмехнулся Макс.

— Чушь! — засмеялся Егор. — Тут главное практика! А ты можешь и дальше сидеть в своей библиотеке, надеясь выудить из книг хоть что-нибудь.

— Верно! — поддержал Кирилл. — Вот птицы, они ведь тоже летают. И понятия не имеют о всяких науках.

— Ага! На экзамене в Академию это и расскажешь. А может, даже продемонстрируешь, выпрыгнешь в окно?

— Ах! Я и забыл! Ты ведь мечтаешь стать пилотом? И конечно, надеешься поступить в Академию? — желчно проговорил Егор. — Но только для этого нужны не только мозги, но и связи.

— Как же тебе быть, если у тебя нет ни того ни другого? — обернулся к нему Макс.

— Да ты просто завидуешь! — встрял в разговор Кирилл и, смахнув со лба длинную чёлку, подался вперёд. — Ты ведь всего лишь нищеброд с Вокзала! Ты никто и звать тебя никак! Даже фамилии нормальной и то нет!

Макс подскочил с места и схватил Кирилла за отворот рубашки.

— Знаешь, я бы на твоём месте, сидел сейчас очень тихо. — угрожающе зашептал Егор. — После твоей последней вылазки капитан всерьёз поставил вопрос о твоём отчислении. Надеюсь, что на этот раз он этого добьётся!

— Так это ты на меня настучал? — рассердился Макс, выпуская из захвата его приятеля. — Что ж, лизать начальству задницу, всегда было в твоей природе!

— Называй, как хочешь, но только я староста, а ты скоро вернёшься в свой детский дом №9, где тебя давно ждут. А теперь мне пора заняться своими обязанностями. — встал он из-за стола, гордо выпятив грудь и демонстрируя знак отличия. — Кстати, внеочередное дежурство тебе за пререкание со старостой и нападение на сокурсника!

— Вот ведь засранец! — подошёл со своим подносом Миша. — Я присяду?

— Да, конечно! — подвинулся Макс.

— Он и меня дежурить заставил! А я всего-то чихнул, когда он проходил мимо. — пожал он плечами. — Как только получу аттестат, не задумываясь окуну этого паразита головой в унитаз!

— Если только успеешь! Если Приходько меня действительно отчислит, я сделаю это уже сегодня!

— Выкрутишься! — беззаботно сказал Миша. — Всегда выкручиваешься! Ты ведь лучший на курсе!

— Да, но ты ведь знаешь, Приходько меня терпеть не может. Он постоянно обещает меня выгнать.

— Ну, так ты не давай ему повода.

— А когда ему был нужен повод?

В другом конце столовой раздался грохот. Ребята даже подпрыгнули от неожиданности.

— Девятый! — тут же раздался вопль Приходько.

— Ну, о чем я говорил?! — вздохнул Макс.

— Девятый?! — вновь позвал капитан.

— Это не я! — выкрикнул Макс, и все лица обернулись к нему, а по залу пробежал смешок. — Ну почему, стоит чему-нибудь случиться, всегда обвиняют меня?

— И в самом деле? — спросил капитан, и зал наполнился дружным хохотом. — Мне бы тоже хотелось узнать, почему, где бы ты ни появился, жди неприятностей? Может, подойдёшь и просветишь?

Макс неохотно поднялся и поплёлся в его сторону.

— Девятый! Я долго буду ждать? — подгонял его капитан.

Не делая никаких попыток ускориться, он продолжал свой путь, огибая ту часть зала, откуда с усмешкой наблюдал за ним Егор. Лицо Приходько, тем временем, становилось все более суровым.

Наконец, Макс доковылял до него и остановился напротив, стараясь держаться на расстоянии вытянутой руки, чтобы не заработать оплеуху. Приходько окинул его презрительным взглядом серо-зелёных глаз и сквозь зубы процедил:

— Вам велено явиться в кабинет начальника Академии!

— Зачем?

— Понятное дело! — усмехнулся за его спиной Егор. — Надеюсь, вещи уже собрал?

Приходько и ухом не повёл! А Егор прошёл к двери из столовой и распахнул её, как бы приглашая Максимилиана пройти вперёд.

— Вы считаете, генерал будет ждать вас до вечера? — раздражённо спросил капитан.

«Что ж, вот он, конец! Если вызывают уже к генералу, надежды нет! Вот Егор и злорадствует. Пожалуй, другого шанса двинуть этому уроду по морде мне уже не представится!»

Макс сжал кулаки и, с довольной усмешкой на лице, шагнул Егору на встречу. Бедолага побледнел от страха и метнулся в сторону капитана. Но Макс тут же перегородил ему путь.

— Девятый! — зашипел на него Приходько. — А ну, прекрати это немедленно!

— Я же ещё ничего не успел сделать, а вы уже орёте!

Приходько больно сдавил руку выше локтя и потащил вперёд. Макс неохотно сдвинулся с места, жалея о том, что так долго соображал, прежде чем нанести удар. Теперь эта возможность упущена, вероятно, навсегда.

— Это нечестно! Вы ведь сами знаете, он сам напрашивается!?

— Ты собираешься драться с каждым, кому придёшься не по душе? — спросил капитан, искоса наблюдая за кадетом. — Иногда нужно промолчать или отступить. И когда ты, наконец, поймёшь это, жить станет немного легче!

Генерал

В главном корпусе Академии ему бывать ещё не приходилось. И пока Приходько вёл мальчика, разглагольствуя о его непотребном поведении и неискоренимой потребности все делать наперекосяк, Макс вертел головой, разглядывая все вокруг.

Большой зал Главного корпуса Академии был наполнен светом, лившимся через высокие окна. На стенах можно было видеть различную военную символику, многочисленные награды и стенды, которые рассказывали о прославившихся выпускниках учебного заведения. Стоило лишь пересечь холл, как красивая резная арка открыла проход к кабинету генерала. При виде её ноги мальчика, словно налились свинцом и не желали двигаться.

— Жди здесь! — указал капитан на стул в приёмной. — И не вздумай никуда убежать!

С этими словами он постучал в дверь и, услышав «Войдите!», открыл и скрылся за ней. Макс остался один, раздумывая над тем, что он скажет генералу о своём поведении.

Несколько раз мальчик видел генерала Синичкина. Это зрелище всегда впечатляло его. Александр Андреевич был настоящим богатырём. Высокий и широкоплечий он всегда выделялся на фоне малахольных политиков и педагогов, которые часто окружали его. Человек он был строгий и даже суровый, преданный своему делу. Все говорили о нем с большим уважением и побаивались его. И сейчас ему предстояло столкнуться с ним лицом к лицу.

Но не встречи с генералом Макс опасался больше всего. Гораздо сильнее его тяготил тот факт, что он подведёт полковника Авдеева. Ведь тот все эти годы не оставлял его. Пусть не так часто, но он навещал его, интересовался успехами, поддерживал. Он даже пытался разыскать его отца. Только, кого он мог найти, если Макс и сам ничего о нем не знал? Единственное, что осталось у него от семьи — это серебряный медальон, с которым он никогда не расставался. И небольшие воспоминания о детстве, из которых можно было сделать вывод, что он с мамой то и дело переезжал с места на место.

Теперь, собрав в кулак остатки храбрости, Макс ждал, когда его пригласят войти. Наконец, дверь открылась, и с ехидной ухмылкой на лице из-за двери появился Приходько. Он остановился напротив мальчика и жестом пригласил войти. Гневно взирая на капитана, Макс быстрым шагом вошёл в кабинет. Отдав воинское приветствие, он бегло представился и замер в ожидании приговора. Генерал молчал, и мальчик боязливо поднял на него глаза.

Синичкин сидел в широком кресле за столом из красного дерева. Но выглядел он совсем не так, как представлял себе Макс. Не было ни нахмуренных бровей, ни строгого выражения, а совсем наоборот, на добродушном лице играла лёгкая улыбка.

Александр Андреевич с нескрываемым интересом взглянул на Максимилиана и обернулся к высокому мужчине, стоящему у окна. Макс не сразу заметил его, но теперь, сердце застучало от радости. Полковник Авдеев был здесь! Он спасён!

Но вот, генерал открыл лежащую перед ним папку и перевернул несколько страниц.

— Кадет, на вас постоянно поступают жалобы! — строгим тоном сообщил он, и довольная улыбка тут же исчезла с лица мальчика. — Вы дерётесь, спорите с учителями, не выполняете внеурочных работ. А последняя ваша выходка? Что вы делали ночью на крыше?

Миша советовал придумать какое-нибудь оправдание, вроде того, что он спасал котёнка или нечто подобное. Но Макс точно решил, врать он не станет. Если даже ему суждено покинуть Кадетский Корпус, то с гордо поднятой головой, а не в глупых попытках оправдаться.

— Я смотрел на взлетающие космические корабли. — выдавил он. — Их видно только с крыши. Но я не нарушал никаких правил! Ведь здания общежития я не покидал? А в Уставе не сказано, что крыша не является его частью.

Под грозным взглядом генерала он понуро опустил голову и принялся разглядывать узор на деревянном полу.

— Вы неправильно трактуете пункты Устава. — холодно произнёс Синичкин. — Думаю, вам не мешало бы заучить наизусть некоторые из них, если хотите продолжать обучение.

— Вы меня не отчислите? — с надеждой спросил Макс.

— Не сегодня! — ответил генерал, задумчиво перелистывая страницы. — Но, если так пойдёт и дальше, то отчисления вам не избежать! Список ваших взысканий, Максимилиан, впечатляет! Столько нет у всех остальных кадетов вместе взятых. — при этих словах Авдеев, как-то странно взглянул на генерала и лукаво улыбнулся. — Я изучил табели вашей успеваемости. Как я могу видеть, вы один из самых талантливых учеников. Но при этом, ваш средний бал всего удовлетворительно?

Александр Андреевич вопросительно смотрел на него. Макс крепко призадумался. Все контрольные и проверочные работы он неизменно пишет на отлично. Устные ответы, тоже не имеют нареканий. Но как быть с оценками за невыполненные домашние задания или те работы, которые он не выполнял, только потому, что они казались ему скучными, как например, вчерашний реферат по философии. Учитель предложил им изложить своё мнение на тему: «Что такое лень?». Макс был единственным, кто, как он считал, действительно изучил проблему лени изнутри, о чем красноречиво говорил его пустой лист. Педагог оказался с ним не согласен.

— Э-э-э… Ну… иногда я не выполняю заданий. — скорбно произнёс он. — Но зачем, скажите, тратить столько времени на нелогичное конспектирование в тетрадь целых параграфов из учебника, если могу рассказать даже больше, чем в них написано? Или для чего расписывать решение примера, который способен решить в уме? Почему бы не потратить это время на то, что мне действительно интересно?

Генерал и полковник, не ожидавшие такого ответа, удивлённо переглянулись и вновь вернули свои взгляды кадету.

— И что же вам, позвольте узнать, интересно? — поднял брови Синичкин.

— Я мечтаю, стать лётчиком, и готовлюсь к этому. Только в нашей библиотеке специализированной литературы не так много, а в библиотеку Академии меня не пускают. — Макс понимал, что он определённо испытывает судьбу, но все же решил пойти напролом. — Вот, если бы вы дали мне разрешение…

— Где ты его нашёл? — обернулся к Авдееву генерал.

Лицо его, хотя и оставалось серьёзным, но в глазах уже бегали задорные искорки. Синичкин поднял свои карие глаза на мальчика и принялся уже более пристально изучать его.

Макс был высок для своего возраста. Спортивен. Живые синие глаза, обрамлённые длинными темными бровями, смотрели смело и задиристо прямо на него. Что-то очень знакомое, но давно забытое было в этом взгляде. Ещё некоторое время генерал упорно вглядывался в него.

— Что ж, разрешение я вам дам, но только после того, как вы ликвидируете все задолженности по предметам. — быстрым движением руки он закрыл его личное дело и хитро прищурился. — Если нет, будете наказаны!

Макс оценивающе вгляделся в лицо генерала.

— Но ведь до конца учебного года всего две недели осталось.

— Вот именно! — кивнул генерал. — Придётся очень постараться!

Кадет перевёл вопросительный взгляд на Авдеева, но тот хранил бесстрастность.

— Считаете, что открытый доступ в библиотеку Академии не стоит этого? Или чувствуете, что задача не по силам? — почти с разочарованием произнёс Александр Андреевич.

— Выполнить все работы с начала года? — почесал затылок Макс, прикидывая в уме масштабы бедствия. — Это займёт много времени.

— Тогда приступайте немедленно! — отпустил его генерал.

Упав духом, Макс развернулся и, сделав пару шагов, схватился за ручку двери, но не повернул её. Он в задумчивости застыл на месте, а потом обернулся к военным. Взгляд его синих глаз коснулся генерала и упал на лицо полковника.

— А я уж решил, что так и уйдёшь! — улыбнулся Авдеев — Пойдём. Я провожу тебя!

Обещание

Макс не видел Владимира Сергеевича уже несколько месяцев и ужасно соскучился. За это время на висках полковника добавилось седины, а на лице несколько новых морщин. Но в остальном он остался прежним. И, как и раньше, ласково улыбался мальчику.

— Владимир Сергеевич, — они пересекали сквер, когда Макс остановился и повернулся к нему, — я тут подумал, я до сих пор не поблагодарил вас, за то, что вы сделали для меня. Я жизнью вам обязан!

— Я полагал, что все наоборот! — усмехнулся тот. — Помнится, это ведь ты за меня заступился?

— Со временем все начинает видеться иначе. — вздохнул мальчик. — Но сейчас, пожалуй, я мог бы и сам дать отпор той банде.

— Ох! Узнаю того самонадеянного мальчонку, который доставил мне столько хлопот! — усмехнулся Авдеев. — Столько лет прошло. Ты так повзрослел! Но проблем с тобой меньше не стало?

— Наверно. — насупился Макс. — Я действительно стараюсь! Просто моя жизнь здесь… я словно в тюрьме! Я даже один никогда не могу остаться! Это давит и выводит из себя. Хочется просто встать и убежать, как можно дальше.

— Тебе тяжело, я знаю. — обнял его за плечи полковник. — Но разве это повод бросаться в драку с одноклассниками?

— Я дерусь только с Егором, но он это заслужил!

— Почему пререкаешься с педагогами?

— Вы про Приходько? Да он только и ждёт, чтобы меня на чем-нибудь подловить! Даже, если я не виноват, он все равно придумает, за что наказать!

— Приходько один из моих бывших учеников. — доброжелательно заметил Авдеев. — Решительный и очень упорный. Если поставил цель, то не отступит.

— Это плохо! Он с первого дня обещает меня отчислить. Причём, это становится у него навязчивой идеей.

— Хм-м.. Николай человек сложный. — задумался Владимир Сергеевич. — Но справедливый. Не думаю, что бы он обращал на тебя внимание, если бы не ждал от тебя большего. Скорее, это некая форма воздействия.

Макс недоверчиво взглянул на него, но спорить не стал.

— Знаете, я был почти уверен, что увижу вас сегодня! — переменил он тему. — Вы мне приснились!

— Правда? — улыбнулся тот.

— Да! Мне снилось, что я управляю космическим кораблём, а вы были со мной.

— Хороший сон! — кивнул Авдеев. — Кстати, сегодня я не просто так приехал. — таинственно начал он. — У меня ведь скоро отпуск, и я запланировал провести его на Марсе. Откровенно говоря, я хотел взять тебя с собой.

— Меня? На Марс?! — застыл в изумлении Макс.

— Конечно, если ты сам этого хочешь?

— Хочу ли я?! Да я мечтаю об этом! — он даже запрыгал от радости.

— Только не торопись! — остановил его полковник. — Для начала тебе придётся исправить оценки, иначе Александр Андреевич вряд ли отпустит тебя.

Яркая картинка космического путешествия, вдруг, лопнула, как мыльный пузырь. Макс в нерешительности оглянулся на главный корпус Академии.

— Я исправлю! — твёрдо сказал он.

— Исправишь? — улыбнулся Владимир Сергеевич.

— Даже если мне придётся отказаться от сна и еды!

— Ну, на такие крайности идти не стоит! — пригрозил пальцем полковник, но Макс уже не слушал.

Помахав на прощанье рукой, он со всех ног бросился к кадетской школе. Ему предстояли нелёгкие две недели!

Надо же, пропускать мимо ушей колкие замечания Егора, как оказалось, куда проще, когда перед ним стояла цель. Макс даже не замечал его присутствия рядом. Все его мысли отныне были обращены только к полковнику Авдееву и путешествию на четвертую от Солнца планету. Он столько читал о ней, и вот теперь сумеет увидеть все своими глазами.

Внимательно изучив список недочётов, Макс решил начать с самого, по его мнению, нудного — литературы. Можно представить себе лицо педагога, когда кадет явился к нему во внеурочное время и сообщил о готовности отчитаться в знаниях с начала учебного года, что составило порядка полусотни вызубренных наизусть произведений классиков. Но не это было самое сложное.

Очень скоро Макс с трудом удерживал в руках ручку, так как следующие несколько вечеров провёл за конспектированием учебников истории и социологии. А за свой реферат по философии «Лень — главный двигатель прогресса» он получил высший бал и безмерную похвалу от педагога, который пообещал закрыть глаза на все его предыдущие пробелы.

Физика и математика всегда давались ему легко, но нежелание выполнять долгие и скрупулёзные подсчёты сильно повлияли на его успеваемость. Макс был очень способный ученик, педагоги не отрицали это, как и тот факт, что он был довольно ленив и часто не собран, потому устроили для него настоящее испытание. Физик заставил его выполнить кропотливую лабораторную работу с подробнейшим описанием всех его действий. А учитель математики пообещал исправить оценки, если Макс победит в Областной Олимпиаде среди школьников его возраста.

Изобретательнее же всех оказалась преподавательница изобразительного искусства и черчения. Она не стала настаивать на том, чтобы Макс рисовал натюрморты или чертил чертежи. А просто отправила его к завхозу, который выдал мальчику кисти и ведра с краской, после чего отправил красить скамеечки в сквере.

— Кто бы мог подумать?! — спустя две недели ворчал Приходько, вручая кадету грамоту за победу на Олимпиаде. — Надо было тебя раньше к генералу сводить!

Глава №4. Полет

Внештатная ситуация

— Макс, познакомься. Это Андрей Иванович, капитан «Императора» и мой хороший друг. — позвал Владимир Сергеевич.

Макс впервые оказался на Космодроме и заворожённо рассматривал все вокруг. Отсюда в небо безостановочно поднимались пассажирские шаттлы и космические корабли. Один из самых больших пассажирских авиалайнеров «Император» уже ждал своих новоиспечённых пассажиров, и Макс никак не мог сдержать своего волнения.

— Ты, верно, первый раз полетишь?

— Да, капитан.

— Может, хочешь наблюдать взлёт из рубки управления?

— А это возможно? — мальчик возбуждённо уставился в лицо капитана.

— Конечно! — улыбнулся тот. — Владимир Сергеевич сообщил, что ты собираешься стать лётчиком. — Макс кивнул. — Что ж, покажу тебе, как все устроено. Может, даже разрешу посидеть в кресле пилота.

— Класс!

Макс взглянул на своего спутника, и полковник сердечно улыбнулся ему.

— Давай свою сумку. — протянул он руку. — Я отнесу её в нашу каюту. И не забудь, палуба «А», правый коридор, каюта № 34. Не заблудись!

Но Макс уже, чуть не бегом, устремился за капитаном корабля. И пока они шли, он то и дело крутил головой во все стороны. Сначала он пытался запомнить лабиринт коридоров, по которым его вёл капитан, но скоро понял, что уже не найдёт дорогу назад без посторонней помощи.

— Лайнер разделён на уровни и отсеки. — объяснял по дороге Андрей Иванович. — Та часть, что предназначена для проживания пассажиров, оснащена вращающимися кольцами, что создаёт некое подобие гравитации, что не предусмотрено в технических отделах корабля.

Он открыл тяжёлую дверь, за которой тянулся очередной коридор, кардинально отличающийся от всех предыдущих. Здесь не было острых углов или выступов, а стены были усеяны резиновыми скобами. Видимо, на этот отсек влияние искусственной гравитации уже не распространялось, догадался Макс.

Они преодолели ещё несколько поворотов и поднялись по лесенке. Капитан дёрнул дверь, и та послушно отъехала в сторону.

— Центр управления кораблём! — гордо объявил капитан.

–Ух! — не удержался Макс.

Это была довольно просторная комната с множеством обзорных экранов на стенах и потолке, показывающих пространство вокруг авиалайнера. Большая приборная панель управления, перед которой, в удобных креслах, уже сидели несколько человек.

— Это Алексей — наш пилот, Роман — второй пилот. Здесь сидит Наталья — она наш штурман и начальник инженерного отдела. — представил ему членов экипажа Андрей Иванович. — А это наш гость, Максимилиан.

Команда дружелюбно поприветствовала его, а Наталья даже угостила шоколадкой, но посоветовала, не есть её до взлёта.

— Сядешь здесь. — указал капитан на кресло, чуть позади своего собственного.

Макс быстро запрыгнул в кресло, с удовольствием отмечая, что отсюда открывается вид на всех членов экипажа и панель управления. С интересом он разглядывал множество кнопок, рубильников и различных датчиков на стенах. Ему было интересно, как же происходит управление.

— Космический корабль полностью управляется компьютером. — продолжил лекцию Андрей Иванович. — Даже гений не способен одновременно рассчитать синхронность работы всех двигателей, не говоря уже о множестве других задач по жизнеобеспечению на таком корабле. Ручное управление почти всегда используется только при взлёте и посадке.

— Что будет, если вычислительная система, вдруг, выйдет из строя? — неуверенно спросил Макс, заёрзав в кресле.

Ему представилось, как вся техника выключается, и они беспомощно парят в пространствах Космоса.

— Тщательная проверка техники и агрегатов космического корабля производится перед каждым полётом. — улыбнулся в ответ командир корабля. — Подобные ситуации исключены. Кроме того, здесь сидят профессионалы своего дела, они не позволят такому случиться.

— Значит, весь полет будет осуществляться на автопилоте?

— Да, сразу после выхода на орбиту Земли мы передадим управление компьютеру. Наша задача лишь корректировать траекторию полёта, в случае необходимости. Например, если возникнет внештатная ситуация.

— Это как?

— Ну, скажем, если нам поменяют маршрут или наткнёмся на метеорит. Но не переживай, в моей практике, такого не случалось. Наш курс лежит по самому безопасному и отработанному маршруту. А теперь, пора пристегнуть ремни!

Макс поспешно пристегнулся и затянул ремни безопасности. Волнение переполняло его. Наконец Центр управления полётами дал добро на взлёт. Где-то далеко внизу раздался низкий рёв. Огромная машина пришла в движение. Он чувствовал, как его вжимает в спинку сиденья с все увеличивающейся силой. Уши заложило, и они начали болеть. Тут, его взгляд метнулся к многочисленным экранам, где он заворожённо наблюдал, как начало темнеть небо снаружи. Оно становилось все темнее и темнее, пока не почернело вовсе. И вот взгляду открылись многочисленные звезды.

Не переставая переводить глаза с одного монитора на другой, Макс приподнялся в кресле. Дыхание перехватило от небывалого восторга.

— Ни разу в жизни я не видел столько звёзд! — чуть слышно произнёс он, и капитан весело подмигнул ему.

— Как самочувствие? — спросил командир корабля. — Не самое приятное ощущение. К нему надо привыкнуть.

Только сейчас мальчик почувствовал, что на него больше ничего не давит. Напротив, тело стало невероятно лёгким. Он судорожно глотнул, почувствовав, как содержимое желудка просится наружу.

Через некоторое время, когда управление судном было передано бортовому компьютеру, было разрешено отстегнуть ремни и выглянуть в иллюминатор. Земля висела перед ним, посреди чёрного пустого пространства. Недалеко от неё завис ещё один шар. Луна, наполовину утопая во тьме, по мере приближения к ней, стала больше в размерах.

Даже, не переставший бастовать желудок не помешал насладиться первым полётом в невесомости, хотя и вызывал некоторые неудобства. Максу было в диковинку передвигаться в пространстве, не представляя где теперь низ, а где верх. Отталкиваясь ногами от стен и потолка, он старался придать телу нужное направление, но, то и дело, врезался во что-нибудь или летел не в ту сторону. Один раз он даже умудрился сбить с ног самого командира корабля. И тому пришлось дать мальчику урок передвижения в невесомости.

В следующие дни полёта Макс, с разрешения капитана, обшарил все уголки этого лайнера. Особенно его манили те самые технические отделы, где он мог находиться в невесомости. Там же корабельные техники ознакомили его с особенностями работы основных агрегатов корабля.

Большую часть времени корабль равномерно летел в открытом Космосе, заданным ему направлением. Лишь каждые несколько часов его маршрут регулировался путём запуска двигателей. И хотя значимых неудобств это не доставляло, на это время всем находившимся на борту пассажирам рекомендовалось находиться в своих каютах и пристёгиваться ремнями безопасности.

Владимир Сергеевич строго соблюдал это правило. Так же он старался соблюдать земной режим дня и чётко следил за временем сна и бодрствования. А Макс, уже давно спутавший день и ночь, ждал приземления на Марс. К концу недели монотонность жизни в Космосе начала утомлять его. Не зная, чем себя занять, он просто бродил по бесконечным коридорам.

В очередной раз увидев, что загорелась зелёная лампочка над его кроватью, свидетельствовавшая, что режим разгона корабля окончен, он отстегнул ремни и спрыгнул на пол. Владимир Сергеевич крепко спал, обнимая во сне книгу. Значит на Земле сейчас ночь. Тихо отодвинув в сторону дверь, он вышел в коридор и двинулся привычным маршрутом. Коридоры были пусты, а значит, не только полковник следил за режимом дня. Беззвучно продвигаясь вперёд, Макс, вдруг, замер на месте. Из приоткрытой двери раздался низкий хриплый голос, от звука которого у него зашевелились волосы на макушке.

— Он сообщил тебе дату и время? Мне уже до смерти надоело драить эти полы.

— Уже скоро, Кот, успокойся. В конце концов, ты сам вызвался на эту работу. Тебя никто не заставлял, так что не ной!

— Просто хочется уже начать действовать.

— Я понимаю, но надо быть осторожнее. Ты привлекаешь к себе ненужное внимание. Если получу ещё хоть одну жалобу от пассажиров, что у них, что-то пропало… Ты понял меня?

— Да. Понял.

Раздались шаги и Макс, как можно скорее отбежал в сторону и скрылся за поворотом. Но уйти далеко не удалось, так как вышедший направился в ту же сторону, что и он, а выбранный им коридор, к сожалению, заканчивался тупиком.

— Эй, парень! Ты чего здесь бродишь один? — раздался взволнованный голос.

Макс обернулся и узнал в этом человеке начальника службы быта.

— Я хотел пройтись и, кажется, заблудился.

— Может, тебе стоит привязать шнурок к койке, и когда, в следующий раз, захочешь погулять разматывай за собой клубок.

— Думаю, так и поступлю, в следующий раз. — кивнул он.

— Какая у тебя палуба?

— Палуба «А».

— Тебе в ту сторону. — указал направление тот, а сам направился в противоположный конец коридора.

Уже через несколько минут, Макс влетел в комнату и, прервав сладкий сон полковника, рассказывал ему о случившемся.

— Они явно, что-то замышляют! — взволнованно шептал он.

— Макс, успокойся. Даже, если этот человек действительно здесь, то можешь быть уверен, твоей безопасности ничего не угрожает.

— Но, речь не о моей безопасности! Он, ведь, даже не может знать, что я лечу на этом судне. И им надо, что-то другое, что они могут заполучить на корабле.

— Ну, например, что? — поднял брови полковник.

— Я не знаю. — пожал плечами мальчик. — Может, лайнер перевозит какой-то ценный груз?

— А может, у тебя просто разыгралась фантазия? Макс, корабль находится под охраной. Кроме того, мы в открытом Космосе. Чтобы он не затеял, он не скроется с корабля. Ну, не выпрыгнет же он в иллюминатор?

Макс немного успокоился, но все же решил не расслабляться и поглядывать за Котом. Но в следующие два дня он нигде не увидел его. Зато за иллюминаторами уже показалась красная планета. Уже завтра они войдут в её атмосферу и приземлятся на одной из авиабаз. Упиваясь этой новостью, Макс решил, вновь, навестить командира корабля и узнать, разрешат ли ему присутствовать в момент приземления в рубке. Приоткрыв дверь, он спросил разрешения войти.

— Конечно, заходи! — отозвался капитан. — У нас внештатная ситуация. У шаттла, находящегося недалеко от нас, отказал двигатель. Они подали сигнал бедствия. Придётся пустить их на борт. Будешь наблюдать процесс стыковки?

Аварийное приземление

— Но разве этим не должна заниматься Патрульная Служба?

— Должна. Но они будут здесь не раньше, чем через сутки. За это время шаттл может отлететь довольно далеко. А в нашем ангаре полно свободного места. Садись! — он постучал по свободному креслу и Макс повиновался.

На мониторах Макс видел, как они вплотную подлетели к парящему в невесомости небольшому шаттлу и, как разъехались в стороны шлюзы ангара.

— Борт номер 13, к стыковке готовы. — послышался голос из рации.

— Видим вас. Принимайте трос. — ответил Андрей Иванович.

Вылетевший навстречу трос, зацепил шаттл магнитной подушкой и медленно затянул в ангар.

— Наташа, будь любезна, отправь техников осмотреть корабль, а я пока встречусь с их командиром.

— Как прикажете. — тут же откликнулась она и принялась за работу.

— Максимилиан, если желаешь, можешь составить мне компанию.

Макс охотно согласился и пошёл вслед за капитаном. Они миновали несколько коридоров и лестниц и спустились в ангар. Небольшая команда шаттла уже высадилась и ждала их. Лицо одного из членов команды показалось мальчику смутно знакомым, но он не сумел вспомнить, где видел его.

— Приветствую вас на борту «Императора». Техники скоро прибудут для обследования вашего судна.

— Благодарю вас, капитан. — выступил вперёд крупный мужчина и вежливо улыбнулся. — Если бы не вы, висеть нам на орбите до скончания века.

— О, пустяки. Кем бы мы были, если бы бросили вас в беде? Меня зовут Андрей Иванович. — протянул он руку.

— Борис Павлович. — отвечая на рукопожатие он обернулся на Макса.

— Это Максимилиан. Он студент кадетского училища, а в данный момент мой личный помощник. — представил он, после чего подмигнул мальчику, а тот довольно улыбнулся в ответ.

— Не знал, что вы занимаетесь перевозкой военных.

— Нет. Это личная просьба приятеля. Позвольте угостить вас чаем, пока ведутся работы.

— Буду безмерно благодарен.

Макс заметил настороженный взгляд этого верзилы, при упоминании о военных. Но, капитан, похоже, не придал этому значения.

— Пройдёмте в мою каюту.

Группа проследовала за капитаном. Макс немного отстал, завязывая шнурок на ботинке, и теперь шёл позади. Мужчина, что показался ему знакомым, вышагивал прямо перед ним. И в какой-то момент, Макс уловил, как тот кивнул и, проследив направление, успел заметить, как скрывается за углом рыжая макушка.

«Кот!» — подумал Макс. В памяти что-то зашевелилось. — «Это же Витек. Как я мог забыть его?! Командир ведёт в свою каюту опасных бандитов! Но, как я смогу незаметно предупредить его? Нужно срочно найти Владимира Сергеевича!»

— Капитан! — догнал он Андрея Ивановича.

— Да, я слушаю?

— Могу я пойти в свою каюту? Я вспомнил про одно незаконченное дело.

— Да, разумеется. Приходи, как закончишь.

Макс, расталкивая прохожих, летел вдоль коридора, пока кто-то не схватил его сзади за плечо.

— Опять ты, нарушитель спокойствия?! Куда торопишься?

Начальник службы быта, словно из-под земли вырос.

— Я, я… — заикался Макс. — У меня живот прихватило. Вот тороплюсь в каюту.

Тот медленно отпустил его.

— Тогда беги. Не сломай себе шею!

Забежав в каюту Макс, обнаружил, что она пуста. И самое ужасное, он не представлял, где искать Владимира Сергеевича. Он прошёл в сторону большого зала, что находился на палубе ниже, и заглянул в открытую дверь. Это помещение было специально отведено под развлечения многочисленных пассажиров. Здесь толпились не меньше двух сотен людей. Кто-то кружился в танце, кто-то стоял у столов с угощениями, в любом случае, это как искать иголку в стоге сена.

Немного постояв, Макс решил, что если даже он найдёт полковника, то тот опять может не поверить его предположениям. А значит, ему нужны какие-нибудь веские улики. Если он потратит немного времени на их поиски, то полковник, как раз, успеет вернуться в каюту.

Решив, что это блестящая мысль, Макс направился к ангару. Притаившись за объёмными контейнерами, он принялся наблюдать за происходящей вокруг шаттла вознёй. Здесь уже были начальник службы быта и Кот. Пока двое техников копались в двигателе, не замечая происходящего вокруг, те успели вытащить из корабля небольшую коробку и уже шли в обратном направлении. Макс услышал, как чертыхнулся начальник быта, когда Кот, споткнувшись, чуть не выронил её из рук.

— Безмозглая ты дубина! — шипел он. — Хочешь, чтобы мы все на воздух взлетели?

«Неужели бомба?!»

Когда мужчины свернули и исчезли из виду, Макс вынырнул из укрытия и последовал за ними. Но он никак не ждал встретить их сразу за углом. По какой-то неведомой причине они остановились и сейчас таращились на него.

— Эй, шкет! Мне уже надоело сталкиваться с тобой повсюду. Ты чего вынюхиваешь?

— Ничего. — попятился назад Макс, но тот сгрёб его в охапку и притянул к себе.

— Ты, что следишь за мной?

— Зачем мне это? Меня не интересует, где хранятся метлы и ведра.

— Ладно, отпусти мальчишку. Пусть шагает отсюда. — просипел Кот.

Макс повернулся к нему, но сразу же пожалел об этом. До сих пор Кот не видел его лица, так как Макс был повернут к нему спиной или боком. Но стоило ему взглянуть на него, как его глаза расширились от удивления. Он узнал его!

— Ты? — заскрипел Кот. — Невероятно! Вот мы и встретились, приятель.

— Ты, что знаешь его?

— Это из-за него я провёл два года в тюрьме. А ты, я посмотрю, подрос. — подошёл ближе Кот.

— Хоть что-то в этой жизни меняется. Ты вот так и не научился пользоваться зубной щёткой. — кивнул Макс на его наполовину беззубый рот.

— А ты так и не понял, когда следует держать язык за зубами! — мерзко улыбнувшись, Кот обрушил на него удар.

Макс очнулся в темной комнате. Свет был приглушенным и позволял рассмотреть лишь очертания предметов. Судя по всему, его заперли в одном из хозблоков. Он постучал в дверь, но никто не услышал. Потерев разбитую бровь, он принялся ходить взад-вперёд по комнате, думая, как же ему теперь быть. Надежды на то, что кто-то случайно наткнётся на него в ближайшее время, было мало, а где-то по коридорам авиалайнера бродит его враг с бомбой в руках.

В отчаянии, он закрыл лицо ладонями и закинул голову. Разлепив глаза, Макс увидел отверстие в стене. Вентиляционная решётка перекликалась с соседним помещением. Он быстро сгрёб в кучу всякий хлам и приподнялся. Решётка была крепко прикручена и не хотела поддаваться. Нащупав в кармане небольшой складной нож, Макс принялся откручивать шурупы. Тонкое лезвие, то и дело, соскакивало с резьбы и сломалось, но в конечном итоге, работа была сделана. Зацепившись пальцами за край дыры, он подтянулся и, с большим трудом, протиснулся в отверстие. К счастью, с другой стороны стены, вентиляционная решётка крепилась не столь надёжно. Хватило одного удара, чтобы снести её. Он выпал на пол в прачечной и, кое-как выпутавшись из кучи грязного белья, поспешил прочь.

Макс находился в другом конце того же коридора, где его настиг Кот. Первым делом он решил убедиться, что незваные гости ещё здесь. Тихонько подкравшись ко входу в ангар, он выглянул за угол. Шаттл так и стоял на прежнем месте, но ни единой души не было видно. Воспользовавшись моментом, мальчик подошёл к шаттлу и запихнул несколько монет в пазы открытых наружных дверей.

«Это немного задержит их, в случае, если они попытаются улететь на этом судне. Главное, чтобы сработало.»

Он не знал, сколько времени провёл в отключке, запертым в комнате. И решив, что искать полковника уже просто некогда, Макс направился в каюту капитана, виня себя за то, что не поступил так сразу. Передвигался он медленно, так как был вынужден, каждый раз заглядывать за угол, избегая встречи со «старыми друзьями». Несколько раз ему даже пришлось менять свой маршрут. Но, наконец, он постучал в дверь.

— Капитан! Это Макс. Могу я войти?

Не получив ответа, он отодвинул дверь. На первый взгляд комната была пуста. Но в ней царил дикий беспорядок. Заварной чайник откатился к дивану и треснул. Одинокий ботинок лежал под столом. Обойдя комнату по краю, он заметил неподвижное тело, в котором узнал командира корабля. В висках начала пульсировать кровь. Его замутило. Прислонившись спиной о переборку, мальчик медленно сполз на пол.

«Что же теперь делать?»

Постепенно выровняв дыхание он, пошатываясь, поднялся на ноги. Тянуть было уже просто нельзя, а он единственный, кто был в курсе происходящего на судне.

«Рубка управления!»

Что есть сил, он побежал вперёд. Шустро двигаясь, опираясь на скобы коридоров, Макс ждал встречи с пилотами. Они-то знают, что делать. Но разочарование постигло его сразу, как дверь отъехала в сторону. Рубка была пуста. Но и тел нигде не было. Единственное новшество в комнате составляла небольшая коробка, пристёгнутая к креслу капитана.

Чуть не теряя сознания от переполнявших его эмоций, мальчик медленно двигался в её направлении. Отвернув края, он увидел переплетение проводов и мигающие лампочки таймера. Это действительно была бомба. Хватит ли её мощности разнести весь корабль, или ей предназначено взорвать лишь центр управления кораблём, не имело никакого значения. И в том и другом случае результат будет один — погибнут все находящиеся на борту. Никакая помощь уже не поспеет.

На одном из многочисленных экранов был виден ангар. Семеро человек, чуть не бегом, затаскивали тяжёлые ящики на борт шаттла. Скоро они уже будут готовы к взлёту.

Тут, замигали датчики автопилота, предупреждающие о скором запуске двигателей. Люди, видимые на экранах, принялись расходиться по каютам, чтобы пристегнуться ремнями на время приземления. Ещё немного и они, неуправляемые войдут в атмосферу Марса.

Другого шанса не будет!

Макс занял место пилота. Выведя на главный экран, происходящее в ангаре, он отметил, что его диверсия удалась. Незадачливая команда боролась с отказывающимися закрываться дверьми. Проводив взглядом последнего пассажира, он вошёл в систему управления кораблём и выбрал команду полной блокировки всех дверей и шлюзов.

— «Император» вызывает борт 13. — дважды повторил он в радио.

На экране появились удивлённые лица.

— Похоже, ребята, у вас проблемы с герметизацией салона? — откинулся мальчик в кресле и сложил на груди руки.

— Так это ты постарался, гадёныш! — раздался знакомый хрип. — Что ты сделал с этой проклятой дверью?

— Может быть я отвечу тебе, но не раньше, чем узнаю, как обезвредить устройство, оставленное тобой на мостике. — улыбнулся он.

— А что, если это невозможно?

— Значит, — улыбнулся он ещё шире, — сегодня неудачный день для всех нас. С одной лишь разницей, в отличие от вас, я умру быстро.

Он видел, как напряглись их лица. Как искажаются они от ярости и гнева.

— Все двери заблокированы. Сюда вам не дойти. — сообщил он, увидев, как несколько человек заторопились к выходу из ангара.

— Чего ты хочешь, долю? — заговорил верзила.

Макс молчал.

— А ты, парень, не промах! Своего не упустишь, верно?

— Нет. Не стоит равнять всех с собой. Все чего я хочу, чтобы лайнер благополучно совершил посадку.

— И кто его посадит? Ты? — усмехнулся он.

— Вы можете мне помочь, если расскажете, что с остальными членами команды и где они.

— Они уже не помогут тебе.

— Но вы все ещё в состоянии помочь себе. — Макс решил, что вопрос с посадкой можно обдумать и позже. Главное, чтобы было, что сажать.

— Что ждёт нас, когда мы сообщим тебе код?

— Я расскажу вам, что мешает герметично закрыться внешним дверям шаттла. — спокойно ответил мальчик. — И хочу напомнить, что вот-вот заработают двигатели и начнётся ускорение, а ваше бегство окажется невозможным, как только мы войдём в атмосферу планеты.

Они понимали, что мальчишка прав. Нагрузив своё судно добычей, пираты явно не стремились погибнуть в открытом Космосе. А время играло теперь против них самих.

— А можно ли тебе верить?

— Я всегда держу слово. Можешь спросить у Кота.

Старший обернулся к Коту, и тот нервно кивнул в ответ.

— Хорошо. — наконец сказал верзила. — Бомба устроена так, что взрыватели сработают при изменении магнитного поля. То есть, как только корабль войдёт в атмосферу Марса. Ты можешь принести её нам, мы заберём её с собой и выкинем, где-нибудь в Космосе.

— Ха! Мне кажется, или для этого я должен разблокировать двери и спуститься к вам?

— Ты хочешь, чтобы мы доверились тебе, но сам нам доверять отказываешься?

— Да! Я привык не верить тем, кто пытается меня убить!

— Тогда, мы все взорвёмся! Смерть всех на этом корабле теперь ляжет на твою совесть.

— Не думаю. — Макс подался вперёд. — Просто, я уверен, что есть и другой вариант. Как бы вы не просчитали свои действия на лайнере, вы должны были составить запасной план, на случай неудачи. Вы не такие идиоты, чтобы летать с действующей бомбой на борту. А судя по имеющейся на ней панели управления, бомба должна отключаться при правильном введении определённых символов. Каких?

— Умный мальчик! Я бы взял тебя в команду, если хочешь?

— Время идёт!

— Пароль три шестёрки! — наконец сдался он.

— Серьёзно?! — Макс поднял брови и улыбнулся. — Борт № 13, три шестёрки… Ладно, это не моё дело! Что я должен делать, всадник апокалипсиса?

Осторожно и последовательно, мальчик делал все, что говорил ему этот человек. Наконец, устройство было отключено, и Максимилиан вздохнул с облегчением.

— Ну, теперь твой ход. — раздался голос по радио.

— Да, конечно. Между дверьми застряли несколько монет, они то и не дают им закрыться.

Тут же началась суета. Вооружившись отвёртками, члены команды принялись выковыривать монеты. Много времени это не заняло. И скоро двери шаттла герметично закрылись.

— Ну, открывай ворота! — торопил его здоровяк.

— Разве договор был об этом? — удивился Макс. — Кажется, я выполнил своё обещание, ваш салон вновь герметичен.

— Что?! — взревело радио. — Слушай сюда, щенок! Если ты не дашь нам улететь, то клянусь, я достану тебя даже на том свете!

— Возможно мы окажемся там даже раньше, чем ты думаешь. — пожал он плечами. — Все зависит от того, смогу ли я посадить эту посудину. Так что пристегнитесь, ребята!

Макс отключил радио и затянул ремни безопасности. Уже через минуту он услышал, как заревел двигатель, пришедший в рабочее состояние. Планета висела перед ним. Вот-вот они войдут в атмосферные слои Марса, где автопилот отключится, предоставляя возможность пилоту самостоятельно посадить корабль. А сейчас, он ведёт их по курсу, который уже никто не успеет изменить.

— Пункт назначения авиабаза «Витязь». — прочитал Макс на панели управления.

Судно вздрогнуло, и он почувствовал, как его тело стало быстро обретать вес. Ещё раз, проверив ремни, он включил радио на нужной частоте и вызвал станцию.

— Э-э-э…. «Император» вызывает «Витязя». — неуверенно проговорил он, то тут же понял, что ему все удалось, потому что женский голос ответил:

— «Витязь» на связи. Слушаю вас «Император».

— Мне нужна помощь. Лайнер вошёл в атмосферу Марса, но остался без управления.

— Кто говорит?

— Э-э-э… Я… Это сейчас не так важно. Но мне нужна помощь! Я не знаю, как посадить корабль!

— Что? Кто капитан судна? Где он?

— Капитан лайнера мёртв. — собственный голос показался ему чужим, в груди защемило, но сейчас не время оплакивать погибших, решил он. — Где остальная команда, мне неизвестно. В ангаре корабля стоит шаттл, на борту которого космические пираты.

— О чем вы говорите? — послышался новый голос, уже мужской. — По нашим данным при взлёте ангар был пуст.

— Да. Но несколько часов назад поступил сигнал от терпящего крушение шаттла. После чего он был принят на борт.

— Кто говорит?

— Послушайте! Мою фамилию я могу сообщить вам и позже, после приземления. Но сейчас мне нужна помощь. — в панике кричал Макс, наблюдая, как быстро они приближаются к поверхности.

— Вы ранее управляли космическим аппаратом?

— Нет. Я читал об этом, но здесь все немного иначе. Что мне делать?

— Для начала успокойтесь. Перед вами джойстик управления. Слева от него рычаг управления тяги. Вам надо выровнять корабль и начинайте постепенно снижать скорость.

— Кажется, получается. — спустя время сказал Макс.

Движение замедлялось. Макс все ближе видел поверхность планеты. Постоянно сверяя направление полёта с приборами на панели управления, он боролся с приступами панического страха и тошноты. Но, кажется, пока все шло хорошо. Наконец, на поверхности появились очертания Космодрома.

— Видим вас «Император». Вам выделена посадочная платформа четыре.

Макс вывел её на монитор. Он сосредоточился на центре этой полосы и продолжал полет, не меняя направления.

— Ваша скорость по-прежнему высока. Включайте тормозные двигатели.

Резкое замедление вдавило его в кресло. Несмотря на все усилия скорость, оставалась высокой. С замиранием сердца он повис над платформой.

— Ещё чуть-чуть. — успокаивал он себя.

Корабль жёстко коснулся поверхности и, с диким скрежетом, проехал на брюхе не одну сотню метров. Макс зажмурился. Он только сейчас догадался, что у лайнера подобного класса, должны быть предусмотрены шасси, о которых он и не вспомнил.

Наконец, движение остановилось. На уцелевших мониторах он видел, как спешат военные и спецтехника к дымящемуся кораблю.

— «Император» вы слышите?

— Да. — выдохнул он — Слышу.

— Разблокируйте шлюзы ангара. После того, как военные осмотрят помещение и войдут внутрь, открывайте, поочерёдно остальные отсеки.

— Понял вас.

Колония «Астра»

Отсеки открывались один за другим. Военные выводили удивлённых пассажиров, которые и не догадывались, с какими проблемами им пришлось столкнуться в полете. И лишь один пассажир отказывался покинуть борт. Владимир Сергеевич стоял на выходе, ища глазами своего подопечного.

— Полковник, не переживайте, если он на борту, мы непременно найдём его. — говорил один из солдат. — Мы обыскали почти все судно, но может, вы знаете, куда он мог пойти?

— Во время полёта, он проводил много времени с командиром корабля.

— Боюсь, что тело капитана было обнаружено в его каюте. Но мальчика там не было. Наша группа уже направляется в рубку управления кораблём.

— Я с вами. — резко сказал он и двинулся вперёд.

***

Макс сидел в кресле пилота, сжавшись в комочек. Он чувствовал себя абсолютно обессиленным. Разбитые скула и бровь наливались тупой болью, а сердце щемило при мысли о членах команды.

Послышался стук в дверь и чей-то голос приказал открыть. Макс повиновался и, найдя нужную кнопку, нажал её. Дверь отъехала в сторону. Военные вошли внутрь, даже не сразу заметив его.

— Макс! — никогда ещё он слышал этот голос таким взволнованным и потерянным.

В одно мгновенье он соскочил с кресла и кинулся к полковнику. Тот обнял его, Макс прижался к нему всем телом. Наконец, он был в безопасности!

— А кто управлял лайнером? — послышался удивлённый голос. Кажется, именно с ним он говорил по радио.

***

Вот уже четыре часа его держали в здании военной инспекции, и разные чины, по очереди, допрашивали его. Он устал, хотел есть и спать. Но похоже, всем было наплевать на это. В итоге мальчик уснул прямо на стуле в комнате для допросов.

— Хватит! — сквозь сон он услышал приближающийся голос. — Я забираю его под свою ответственность. Так и передайте своему руководству.

Дверь распахнулась, и высокий человек шагнул внутрь просторной комнаты. С трудом разлепив глаза, Макс узнал в нем Владимира Сергеевича.

— Как ты? — заботливо спросил тот.

— Бывало и лучше. — устало пробормотал в ответ мальчик.

— Пойдём. Машина уже ждёт.

Они вышли на широкую площадь, окружённую невысокими сооружениями. Тёплый ветер закручивал в воздухе водовороты песка и пыли. Солнце было не больше яблока, но нещадно жгло лицо.

Машина и впрямь ждала их, если её можно было так назвать. Скорее это был многоместный трактор с шестью колёсами и кабиной автобуса. Но передвигалась эта чудо-машина на удивление быстро. Выехав с бетонированной дороги, она помчала их через пустыню с бесчисленными ухабами.

Макс не понимал, что привлекательного может быть на этой планете. Ничего, кроме безжизненных камней и песка на километры вокруг. Но вскоре, что-то блеснуло впереди. Он привстал, пытаясь рассмотреть получше.

Это был огромный стеклянный купол, переливающийся в лучах солнца. Он приближался, становясь все больше и больше. Скоро они приблизились к нему, и стало понятно, что под сверкающим куполом скрыт огромный город. Мальчик пытался разглядеть его во всех деталях, боясь даже на секунду закрыть глаза. Но как он не вглядывался, не сумел увидеть ни одного отверстия в сплошной стене. Как же они попадут внутрь? Не успел он подумать об этом, как машина нырнула в туннель и, спустя десять минут, высадила их на подземной стоянке.

— Нам туда. — указал полковник на ряд вместительных лифтов.

Они вошли в один из них, механизм пришёл в действие автоматически. Сперва сквозь стеклянные стены лифта были видны лишь бетонные стены шахты, как вдруг, по глазам ударил яркий свет. Проморгавшись, Макс распахнул глаза. Стены, потолки и полы горели яркими огнями. Цветущие сады с фонтанами и прудами, заполняли пространство. Красивая музыка звучала повсюду. По вымощенным дорожкам неторопливо прогуливались роскошно одетые смеющиеся люди. Кругом мелькали яркие вывески магазинов и кафе. У Макса даже закружилась голова от всего этого великолепия.

— Эта колония одна из первых обосновалась на Марсе. И она же, пожалуй, самая красивая. — улыбался полковник. — Первые два её этажа отведены под офисы, магазины, развлекательные и развивающие центры переселенцев. Жилые корпуса, находятся выше.

Он провёл мальчика мимо сверкающих витрин и завёл в очередной стеклянный лифт. Макс прижался к стеклу, наблюдая, как простираются под ним сады. Мимо кабинки пролетела крупная птица, и ему показалось, что это лебедь. Но не успел он задать этот вопрос Владимиру Сергеевичу, как лифт остановился. Они вышли в длинный и просторный коридор, который тоже был украшен многочисленными растениями, росшими прямо из отверстий в полу. Этот коридор, как догадался Макс, заключался в кольцо и балконом огибал дивный сад. И так было на всех этажах.

Они встали на движущуюся дорожку, нёсшую их вперёд, вдоль коридора. Скоро его движение остановилось, и пассажиры сошли. Полковник подвёл его к внешней стене, в которой тянулись бесконечные двери. Они подошли к одной из них, с красиво выведенным номером «319». И Владимир Сергеевич приложил ладонь к темной панели рядом. Прозвучал щелчок и дверь распахнулась.

Внутри оказалась обычная квартира. С небольшой кухней, залом и двумя спальнями. Единственным отличием её было отсутствие окон. Но оборудована она была по первому слову техники.

— Отлично! — воскликнул полковник, снимая с плеча сумку. — Наконец, мы дома. Давай переоденемся и посмотрим, что сегодня в меню.

— В меню?

— Да. Здесь прекрасные повара, тебе понравится.

Макс взял вещи и пошёл в ванну. Она была крошечной, но напичканной электроникой. Свет зажегся сам, как только он ступил на порог. А подняв глаза, он чуть было не закричал, но вовремя опомнился. Мальчик приблизил серое от усталости лицо к зеркалу. На губе запёкшаяся кровь, а на скуле виднелся огромный синяк.

Он тщательно вымыл исцарапанные и перемазанные руки, а потом опустил лицо под струю холодной воды.

— Вам удалось выяснить, что пытались похитить Кот и его приспешники? — показался из ванной мальчик.

Полковник в задумчивости оглянулся на него.

— Оружие.

— Оружие?

— Да, один господин решил перевести целый арсенал на Марс. Имеющееся у него оружие относится к разряду секретных разработок. Если бы стало известно о его похищении, военные бы начали серьёзное расследование. А вот, если бы судно потерпело крушение…

— Оружие бы было продано, а похитителей, никто бы не хватился. — закончил за него Макс.

— И все было бы так, если бы один маленький герой не нарушил их планы.

— Герой?! — покачал он головой, вспоминая о недавних жертвах. — Если бы я вёл себя, как герой, а не как дурак, все могло сложиться иначе.

— Не вини себя. Честно сказать, ведь я и сам не поверил тебе. Думал, в тебе говорят детские страхи.

— Надеюсь, они не предъявят мне счёт за разбитый лайнер? — сменил тему Макс.

— Очень в этом сомневаюсь. — улыбнулся Авдеев.

Не торопясь, он прошёл через комнату и остановился рядом с мальчиком, вглядываясь в его глаза.

— А сейчас, давай уже перекусим!

Владимир Сергеевич провёл его на кухню, где прямо в стену было вмонтировано большое электронное меню, которое постоянно обновлялось, предлагая разнообразные блюда. Надо было всего лишь нажать соответствующую кнопку, и готовая еда подавались через специальные лифты в стене, прямо с подземной кухни.

Макс доверился полковнику в выборе сегодняшней трапезы и наблюдал, как тот, уже через пять минут, доставал наполненные тарелки из маленького окошка в стене, напротив стола. Блюда были ему не знакомы, но пришлись по вкусу. А наевшись, он откинулся на спинку стула и почувствовал, как закрываются глаза. Владимир Сергеевич тут же отправил его в одну из спален. И стоило голове коснуться подушки, как пришёл крепкий сон.

«Он искал и искал, но никак не мог найти то, что ему требовалось. Но вот, взгляд привлекла синяя коробка, стоящая на верхней полке шкафа. Он уже потянулся за ней…»

Макс проснулся от какого-то шороха в комнате, прямо за его спиной. Он повернулся и….

— Ты чего так подскочил? — засмеялась девочка, чуть старше его. — Я не кусаюсь!

С трудом отдышавшись, он сел на кровати.

— Прости. Мне показалось, что в комнате огонь. — сказал он разглядывая её огненно-рыжие длинные волосы.

— О-о-о! Так ты трусишка, значит?

— А ты-то, кто? — обиженно спросил Макс.

— Я Ева! Дочка Владимира Сергеевича. — пояснила она. — А ты, видимо, тот самый Максимилиан.

— Тот самый?

— Ну, да. Отец мне про тебя все уши прожужжал! Макс такой, Макс сякой! Того гляди усыновит тебя.

— Не говори глупости!

Он встал с кровати и потянулся, раздумывая над её словами. Как бы он хотел иметь такого отца, как полковник. Или, как генерал Синичкин. Вот бы его настоящий отец был хоть немного похож на них.

— Кажется, я тебя разбудила? — раздался её голос откуда-то из шкафа.

— Ничего.

Он подошёл и стал наблюдать, как она вытаскивает и открывает очередную коробку.

— Ты ищешь что-то?

— Да. Когда я была здесь в прошлый раз, то оставила свою коллекцию фигурок. А теперь не могу найти.

Сам не понимая, что делает, Макс вытянул руку и достал с верхней полки небольшую синею коробку. Смахнув пыль, он протянул её Еве. Она открыла её и подняла на него удивлённые глаза.

— Как ты узнал?

— Не знаю, просто… — они стояли так близко, что он мог разглядеть каждую веснушку на её лице. — Слушай, я ни разу не видел сразу столько конопушек! — улыбнулся он.

— Посмотрю, что с тобой будет, если проживёшь под палящим солнцем, хоть месяц! — оскорбилась она.

— Прости! Я не хотел тебя обидеть. — догнал он её уже в гостиной.

— Обидеть! Меня? — усмехнулась она. — Не стоит даже пробовать!

Она запихнула коробку в рюкзак.

— Ты впервые на Марсе?

— Да.

— Ну и как тебе?

— Я пока ещё ничего не видел. Мы ведь только утром прилетели.

— Вчера утром!

— Что? Вчера! Сколько же я спал? — озадаченно почесал он затылок.

— Видимо, после спасения мира героям требуется продолжительный отдых. — саркастически улыбнулась она.

— Ты о чем?

— Ну, как же! Ты теперь герой! Спас столько жизней, поймал космических пиратов… Я слышала, как папа рассказывал это своему приятелю.

— О-о-о…. Со стороны звучит здорово. Только…

— Ладно, не прибедняйся! — не дала ему закончить фразы Ева. — В твоём возрасте на такое не каждый способен. Кстати, сколько тебе, лет десять?

— Мне исполнилось тринадцать!

— А выглядишь совсем ребёнком. — пожала она плечами.

— Тебе-то самой, сколько лет? — обиженно спросил мальчик.

— Пятнадцать. Я уже подросток.

— Я бы не сказал, что ты выглядишь старше меня. — заключил он, обойдя её вокруг и оценивающе рассмотрев.

Ева гордой походкой подошла вплотную к нему вплотную, продемонстрировав довольно незначительную разницу в росте.

— Я могла бы поспорить с тобой, но папа учил не обижать малышей.

Мальчик завёл глаза кверху.

— Ну и что? Всего-то сантиметров пять. Уже через год я буду выше!

— Не тешь себя пустыми надеждами. — утешительно хлопнула она его по плечу. — Я самая высокая девочка в классе. Видимо, это в папу.

— Я вижу, вы уже подружились? — шагнул в комнату улыбающийся Владимир Сергеевич.

Макс и Ева переглянулись.

«Как можно подружиться с такой занозой?» — подумал Макс и кивнул в ответ.

Максимилиан наслаждался жизнью на Марсе. Планета больше не казалась ему мёртвой. Во всяком случае, не внутри городских стен. Сады, театры, выставки и развлекательные центры всюду. И никаких забот! Казармы, учёба, а вместе с ними и капитан Приходько со своими вечными нравоучениями остались позади. И целый месяц отдыха и веселья впереди!

Ева вызвалась провести ему экскурсию по «Астре». Каждый день она водила его по новым местам. Колония оказалась огромной. Здесь были все привычные для города инфраструктуры. Множество музеев по истории и археологии Марса. Спортивные стадионы. И даже небольшое искусственное море с настоящей солёной водой и песчаным пляжем, где специальные устройства приводили воду в движение, имитируя морскую волну.

Как оказалось, Ева занималась сёрфингом, и ей удавалось прекрасно удерживаться на доске и даже совершать трюки. А вот Макс, который и плавать то не умел, ни разу не продержался на ней дольше минуты, что стало причиной бесконечных насмешек с стороны девушки. Макс, в свою очередь, отыгрывался на неумении Евы пользоваться любой техникой, даже если это был всего лишь пульт от телевизора. Череда стоящих друг за другом кнопочек вводило её в полное замешательство.

По вечерам они часто устраивались в тихом и уютном кафе, где Макс наблюдал, как плавают вдоль озера огромные белые лебеди. Ева без умолку рассказывала ему о местных обычаях, культуре и основных занятиях местных жителей. Порой она была просто невыносима, но иногда, роднее её не было во всем мире. Макс привязался к этой зачинщице всевозможных беспорядков. Он точно знал, что он будет скучать по ней.

«Щёлк-щёлк» — замигала вспышка фотоаппарата.

— Что ты делаешь? — зажмурился он.

— Я увлекаюсь фотографией, а у тебя сейчас было такое бестолковое выражение лица, что я просто не удержалась! — улыбнулась она.

— Я просто задумался!

— Я догадалась об этом сразу, как только ты принялся насыпать сахар вилкой! — рассмеялась Ева.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Величайший из рода. Связующее звено предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я