Адмирал Империи

Дмитрий Николаевич Коровников, 2021

Пограничные звёздные системы Российской Империи атакованы ударными флотами Американской Сенатской Республики. Мы начинаем наши «Хроники» с описания одного из самых кровопролитных и беспощадных столкновений начала 23 века. В мировой историографии этот конфликт назван – «Второй Александрийской войной». В наши учебники истории, его первый этап, вошёл под названием: «Отечественная война 2215 года»…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Адмирал Империи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Было почти три часа ночи по местному станционному времени, когда произошло возмущение энергетического поля межзвёздного перехода, и в систему «Бессарабия» из соседнего «Мадьярского пояса» вошёл одинокий корабль.

— Да, ладно, — недовольно пробурчал Вит Кузнецов — дежурный диспетчер таможенного поста ТС-4, — мне не может так не повезти. Какой-то чёртов тракер «припёрся» сюда за пятнадцать минут до окончания моей смены и именно в тот момент, когда на станции накрылись оба сканера! Великолепно, мне на работе придётся торчать ещё часа два, пока досмотровая команда вручную не проверит прибывшего…

Действительно, день у Вита сегодня не задался, причём, не только у него. Техника и аппаратура на станции вели себя очень странно. Сначала отказался работать погрузочно-разгрузочный кран у главного пирса, и Вит узнал о себе много новых слов от вечно недовольных космических дальнобойщиков. Затем, периодически стало заклинивать шлюзы доков, из-за чего чуть не пострадал пассажирский транспорт с «Мадьярского пояса». В довершение всего, вышли из строя основной и дублирующий сканеры, дистанционно проверяющие суда на запрещённые грузы, а также полностью пропала дальняя связь. Что-то подобное уже случалось на прошлой неделе, но чтобы так массово и одновременно выходило из строя всё оборудование, такого на ТС-4 ещё не было. Местные техники сбились с ног, безуспешно пытаясь разобраться в причине происходящего, но так ничего и не нашли. Из-за всех этих поломок у поста скопилась огромная очередь из сухогрузов, лайнеров и топливозаправщиков, которую хоть как-то, практически «вручную», удалось разгрузить лишь под конец смены.

— О, это же наш старый добрый «Мотылёк»! — радостно воскликнул диспетчер, взглянув на появившуюся информацию о приближающемся к станции корабле. — Отлично, хотя бы не нужно будет обшаривать все трюмы, достаточно формальной проверки…

Все служащие таможенной станции прекрасно знали и это судно, и его забавный экипаж, состоящий всего из двух человек.

«Мотылёк» был частным транспортом, совершавшим регулярные рейсы между двумя системами и поставлявшим продовольственные и технические грузы на ближайшие космические объекты, в том числе на данную станцию.

Владелицей и капитаном «Мотылька» была Капитолина Генриховна Бах, которую все знали под прозвищем Большая Капа. Это была необъятная в объемах женщина очень бойкая по характеру. Несмотря на свой вес, она носилась по кораблю, как угорелая, часто сама разгружала привозимый товар и чинила неисправности, если на судне случалась какая-то поломка…

Старшим помощником и по совместительству мужем, при ней числился Счастливчик Гена — маленький щуплый мужичок из тех, чей возраст нельзя определить на глаз. Гена являлся полной противоположностью своей избраннице. Спокойный и неторопливый как удав, в своей жизни он любил три вещи: спать, пить пиво и смотреть бесконечный сериал «Космические менты».

Эти два человека настолько контрастировали и внешне, и в общении между собой, что это всегда очень веселило окружающих. Капитолина Генриховна, обладая крутым нравом, постоянно попрекала бедного Счастливчика за его нерасторопность и безделье. Гена, как правило, смиренно сносил подобное с собой обхождение, но иногда под действием алкоголя его мужская гордость просыпалась и «Мотылёк» сотрясался от жестокого спарринга между любящими супругами. Итог боя был известен заранее — побеждала грубая физическая сила, она же — Большая Капа…

Вот и сейчас с экрана монитора на Кузнецова глядело помятое лицо Счастливчика со свежей гематомой под глазом. Взъерошенный, с дикими глазами Гена всё же попытался улыбнуться:

— Привет Вит, как жизнь? Давно тебя не видел. Всё на разные смены попадали…

— Счастливчик, как я погляжу, ты опять проиграл очередной раунд бесконечной битвы добра со злом, — рассмеялся диспетчер в ответ. — Что случилось на этот раз?

— Ты же знаешь мою Капулю, ей особая причина не нужна, — махнул рукой Гена, стараясь больше не продолжать болезненную для него тему.

— Ха-ха, Капулю! Ты её так называешь? Поистине, любовь не знает границ, — прыснул со смеха Вит, но тут же осёкся. — Надеюсь, Капитолина Генриховна меня сейчас не слышала… Кстати, я что-то твоей дамы сердца не наблюдаю… Где она?

— Её здесь нет, она в рефрижераторном отсеке…

— В рефрижераторе, неужели ты всё же победил, крепыш? — снова развеселился Кузнецов. — Прихлопнул свою пассию и оттащил в холодильник, чтобы не разлагалась?

— Брось, Вит, — Гена был явно не в духе. — Она там опять что-то ремонтирует. Лучше скажи, после проверки на сканере, к какому причалу подходить?

— Ладно, шутки в сторону, — диспетчер принял деловой тон, — твой причал — номер два… А к сканерам можешь не соваться, они приказали долго жить…

— Что, оба сразу?!

— Да, оба, не только у тебя день плохой… Пока заглуши двигатель, а я пришлю сейчас к тебе на борт досмотровую группу. Ты же понимаешь, так положено…

— Вит, это шутка что ли? Какая досмотровая группа?! — непонимающе посмотрел на диспетчера, Гена. — Ты нас знаешь не первый год… На «Мотыльке», я тебя уверяю, всё чисто. Кроме контрабандных селенианских огурцов, ничего запрещённого здесь нет…

— Да знаю я, знаю, какой из тебя преступник, — махнул рукой Кузнецов, соглашаясь. — Но ты же в курсе какая ситуация сейчас во всех «пограничных» системах… Поговаривают о большом шухере с «янки», поэтому нашим местным воякам пришёл приказ с «Новой Москвы» — досматривать все прибывающие транспорты с иностранными идентификационными кодами…

— Так ведь «Бессарабия» не пограничная система… Откуда здесь могут появиться «янки»?

— «Мадьярский пояс», откуда ты только что прибыл, хоть и нейтральная звёздная система, но всё же считается иностранной, — неохотно стал пояснять Вит. — В общем, не суть… Ты пойми, если не будет соблюдён протокол, меня начальство также отделает, как тебя — твоя Капуля. Не волнуйся Счастливчик, проверка это так, для галочки. Ребята просто поднимутся на борт и всё, ничего особо досматривать не будут…

Кузнецов посмотрел на экран с информацией, кто по графику из патрульных кораблей находится сейчас на дежурстве.

— О, отлично, — воскликнул он, — высылаю к тебе старых знакомых… 146–й, слышите меня? — диспетчер связался с казачьей «чайкой», стоящей у крайнего причала, — Необходимо осуществить проверку грузового судна «Мотылёк»…

— Нет, нет, нет! — запротестовал Гена, замахав руками. — Все кто угодно, только не эти чокнутые со 146-го!

— А что с ними не так? — заинтересовался Вит, ожидая услышать очередную весёлую историю.

— Вы, казаков у себя на станции совсем что ли не кормите?! — Счастливчик был крайне возмущён. — Эти паразиты при нашей последней встрече, съели и выпили весь квартальный продуктовый запас на моём корабле!

— Было бы чего, там есть, — в эфире послышался хриплый голос с «чайки». — Кроме огурцов своих водянистых, ничего не возишь…

— Извини Гена, — пожал плечами Вит, улыбаясь, — никого другого, кроме твоих голодных друзей, у меня под рукой нет, так что придётся потерпеть…

Старенький обшарпанный патрульный катер с номером «146» на обоих бортах подошёл к застывшему на полпути к станции транспорту и пристыковался к его корпусу. Четверо из пяти членов команды «чайки», взяв оружие, приготовились взойти на «Мотылёк».

— Открывай, Гена — щучий сын, мы знаем, что ты там! — заорал Козырь, тарабаня по запертому входному люку прикладом своей винтовки.

— Нет, ты слышал, что он о нас сказал?! — возмутилась Поля, проверяя заряжен ли пистолет, — Видите ли, мы его объели… А ну-ка, Гена, отворяй ворота, вот сейчас мы точно всё съедим…

— Кстати дорогуша, ты хоть и самая маленькая, но почему-то, самая прожорливая из всей вашей банды, — заявил Счастливчик девушке, открывая люк и с неохотой запуская казаков внутрь корабля.

— Что?! — оторопела та.

— Здесь я согласен, — поддержал его Козырь, окидывая взглядом свою напарницу, — и эта твоя прожорливость уже заметна невооружённым глазом…

— Да ты что, совсем страх потерял?! — Поля с размаху врезала кулаком Козырю по плечу и повернулась к Счастливчику. — А тебе сейчас второй глаз подобью! Теперь я знаю, что жена бьёт тебя, за дело…

— А что, я неправду сказал? — удивился Гена.

— Да я ем как пчёлка, попью нектар с цветка и уже сытая… — Поля оглянулась на своего командира, ища его поддержки, и театрально захныкала. — Иван Савельевич, они говорят, что я — толстая… Это правда что ли?

— Нет, не правда, — ответил тот с серьёзным лицом…

— Все слышали?! — обрадовано воскликнула казачка.

— Но, ешь ты действительно много, — продолжил Иван Савельевич с таким же невозмутимым видом, под смех всех остальных, — видно не в коня корм…

— Да вы что, сговорились! — Поля сжала в ярости кулаки. — И вообще, это Фрол в тот раз всё выпил и съел, — кивнула она на четвёртого из их команды. — Посмотрите, какой он здоровый…

Фрол действительно был огромного роста и широкоплеч настолько, что сумел протиснуться в открытый люк «Мотылька» только боком. Наперевес через шею у него висел крупнокалиберный пулемёт. У казаков была традиция всё своё оружие носить с собой везде и всегда, даже в мирной жизни. И сейчас все они были вооружены до зубов, хотя боевые скафандры не надели, так как знали к кому «в гости» они направляются.

В отличие от остальных, Фрол всё время молчал и был похож на большого доброго слона. После слов девушки казак лишь добродушно улыбнулся, понимая, что она шутит.

— А ну-ка, прекратили балаган! — строго сказал своим подчинённым Иван Савельевич и повернулся к Счастливчику. — Привет, Гена… Где твоя капитанша?

— Здравствуй, — кивнул тот, в ответ. — Что-то там с рефрижератором случилось, она с ним возится…

— У вас тоже, как и у нас на станции, всё полетело к чертям… Ладно, — кивнул сотник, — хоть мы здесь чисто для проформы, но документы на груз всё равно посмотреть надо.

— Вся документация в рубке, пошли туда, — засуетился Гена, и слегка прихрамывая, поковылял по коридору.

— Сашка, слышишь меня? — Иван Савельевич крикнул через плечо в открытый люк своему пилоту, оставшемуся на «чайке». — Двигатель можешь не глушить, мы быстро, минут десять — пятнадцать…

— Знаю я ваши «пятнадцать», — послышался ответ недовольного Сашки, — последний раз вас два часа не было, а я, между прочим, всё это время просидел за штурвалом, пока вы там животы набивали. Сегодня так же будет?

— Нет, ну максимум кофейка попьём, — послышался ответ удаляющегося командира.

— Мне что-нибудь прихватите…

Досмотровая группа двинулась вслед за Счастливчиком по направлению к мостику. Казаки прекрасно ориентировались на корабле, на котором не раз весело проводили время.

— Геннадий, есть, что покушать-то у тебя? — поинтересовалась Поля, опасливо косясь глазами на своих товарищей.

— Нет ничего, отстань прорва! — огрызнулся тот, даже не обернувшись. — Ты всё съела в прошлый раз.

— Злой, — буркнула девушка, — и жадный стал. Ладно бы Большая Капа так отвечала, она хоть криптонемка и у неё прижимистость в генетическом коде прописана, но ты-то русский! Где же твоя природная хлебосольность?

— Какой он русский, после того, что натворил! — хмыкнул Козырь.

— В смысле? — не поняла Поля.

— В самом прямом… А ты что, не знала? Этот проходимец взял фамилию жены, — пояснил казак. — Не ведаю, добровольно он это сделал или Капа применила силу, но только сейчас перед нами не просто Геннадий, а Геннадий Бах!

— Ого, вот это неожиданно! — искренне удивилась Поля. — Гена, ты зачем это сделал? Признайся, она тебя пытала? Хотя, чему я удивляюсь…

— Отстаньте, никто меня не пытал.

— А какая у тебя фамилия до этого была?

— Иванов.

— Шутишь?! Ты поменял фамилию «Иванов» на «Бах»?! — Поля даже остановилась. — Куда катится этот мир!

— Да, враг не дремлет, — засмеялся Козырь. — Не смогли нас завоевать, так с другого бока заходят, или верней сказать, с тыла… Поля, а ты знаешь, что у нас в 4-м полку появился казак по фамилии Шульц?

— Я в шоке, — ответила та, — ты этой информацией сейчас мне просто аппетит испортишь.

— Отставить шовинизм! — жёстко прервал их диалог, Иван Савельевич. — Вы казаки Империи или кто?! В российских звёздных системах все народы равны между собой. Кто это забыл — я могу напомнить! И если даже когда-нибудь рядом с вами появится казак с фамилией Ли, вы будете относиться к нему так же, как к остальным! Все меня поняли?!

— Да брось командир, мы же просто шутим, — засмеялась девушка. — Видишь, как Счастливчика передёрнуло, даже не улыбнётся… Ты чего такой хмурый, господин Бах?

— А зачем нам тащиться в капитанскую рубку? — недовольно спросил Козырь. — Что мы там не видели — панель управления? Пошли сразу в кают-компанию, там хоть посидим в комфортных условиях…

— Нечего вам там делать, — запротестовал Счастливчик, — до мостика идти всего минуту, не развалитесь…

— И то верно, — поддержал Козыря, Иван Савельевич, хитро прищурившись, — Гена тащи документы прямо туда…

Группа повернула в сторону жилого отсека, но внезапно Счастливчик попытался преградить им путь.

— Иван Савельевич, не ходи туда, — сказал он. — Я сейчас принесу планшет, проверите накладные и распрощаемся…

— Да, что с тобой сегодня? — улыбаясь, изумлённо посмотрел на него казак. — Почему мы не должны идти в кают-компанию? Признавайся, ты действительно заделался контрабандистом? Тогда, почему как все не спрятал запрещённый товар в грузовом отсеке? Нет, теперь я точно туда пойду, мне даже интересно стало…

— Я давно догадывался, что Гена не чист на руку, — подхватил тему Козырь, подмигнув остальным. — А я ещё думаю, почему «Мотылёк» так часто бегает туда-сюда, из одной системы в другую…

— Я бы сказал, что наш «Мотылёк» — мотыляется, — пошутил Иван Савельевич. — Кстати, может, поэтому его так и назвали.

— Точно, — рассмеялась Поля, — и насколько я помню, корабль всегда приходит на станцию в ночные смены.

— О, как раз в связи с этим… Сашка! — крикнул в своё переговорное устройство, Иван Савельевич, обращаясь к пилоту, оставшемуся на «чайке». — Найди песню про мотылька в плей-листе у меня. Помнишь, которую я недавно слушал… Включи и сделай погромче…

— Она же древняя, как псалмы, — недовольно отозвался тот, — ей уже больше двухсот лет! Это что, песня вашей молодости?

— Выполняй, что велят старшие!

— Ладно-ладно, включаю… — буркнул Сашка, ища нужный файл. — По заявкам наших ветеранов звучит ретро-композиция конца 20-го века: «Ты мой ночной мотылёк»… Дамы могут приглашать кавалеров, или как там тогда говорили…

По отсекам корабля зазвучал приятный женский голос из далёкого прошлого…

— Я просто обожаю музыку тех веков, — зажмурился Иван Савельевич.

— Песенка точно в тему, командир! — закивал Козырь, вслушиваясь в текст и даже начиная слегка подтанцовывать. — Как думаете, что всё-таки семейка Бахов тайно перевозит к нам из «Мадьярского пояса»?

Так казаки, веселясь и балагуря, добрались до входа в кают-компанию.

— Сейчас мы это и узнаем, — ответил Иван Савельевич, открывая дверь…

Первое, что он увидел, или вернее, кого — была его старая знакомая Большая Капа, которая связанной лежала на полу и дикими от ужаса глазами смотрела сейчас на Ивана Савельевича. Рядом с женщиной в большом кожаном кресле сидел молодой темноволосый воин в чёрной боевой броне. Всё остальное пространство каюты занимали несколько десятков солдат, направивших свои автоматические винтовки на только что вошедших. По красному цвету в одежде, прикрывавшей надетые на них доспехи и высоким стилизованным шлемам, казаки сразу узнали своих давних кровных врагов. Это были янычары — солдаты основных штурмовых подразделений османского флота.

Русские мгновенно вскинули оружие и защёлкали предохранителями.

— Попили кофейку, — выдавил Козырь.

— Что-то аппетит у меня совсем пропал, — промолвила Поля.

— Простите меня, ребята, — со слезами на глазах повернулся к казакам, Гена, — я не мог предупредить вас… Они приказали молчать, иначе убьют мою жену…

— Понимаю, — хмуро кивнул Иван Савельевич, в это время, пытаясь незаметно включить свой переговорник на громкую связь, — но боюсь, что они убьют её в любом случае…

— Не старайся, — увидев движение казака, сказал, улыбнувшись, осман, сидящий в кресле, — «глушители» связи уже работают, ты не сможешь никого предупредить.

Действительно, музыка перестала играть, как только они вошли внутрь отсека.

Турецкий офицер поднялся с кресла и медленно подошёл к казакам вплотную. На его доспехах, на идентификационном жетоне светилось имя и звание:

«Яман Каракурт. Капудан-паша. Линкор «Абдул Кадир»».

— Какая неприятная паучья фамилия у тебя, паша, — медленно произнёс Иван Савельевич, в упор смотря на османа. — Ответь мне, что ты и твои головорезы здесь делаете?

— Казаки очень некультурные и, я бы даже сказал, дикие люди, — тот снова улыбнулся, — даже перед собственной смертью стараетесь произнести что-нибудь обидное. Но ты прав, я паук, а ты и твои друзья — маленькие беззащитные мотыльки, которые угодили в мою ловушку.

— Не такие уж и беззащитные, — вставила слово Поля, уперев прямо в грудь капудан-паше ствол своего пистолета.

— Однако в красоте женщин вашему народу нельзя отказать, — как ни в чём не бывало, продолжал осман, хищно осмотрев девушку с ног до головы. — Эту не убивать, — приказал он, обернувшись к своим солдатам.

Несколько янычар державшие на прицеле казачку переключили свои винтовки на «холостой» режим заряда.

Девушка в страхе сделала шаг назад и растерянно посмотрела на своего командира.

— Ладно, повеселились и будет, кончай базар! — сказал Иван Савельевич, грозно обводя янычар взглядом. — Осознаёте, что последует за вашими действиям? Вы незаконно пересекли государственную границу с оружием, захватили гражданское судно, совершили насилие над мирными людьми, а теперь угрожаете смертью представителям власти…

— Более того, я исполню эту угрозу очень скоро, если вы не опустите своё оружие, — перебил его Каракурт, снова садясь в кресло.

— Повторяю вопрос: Что вы все здесь делаете?

— Это же очевидно, — офицер пожал плечами, — мы хотим попасть на станцию, а вы стоите у нас на пути. Если бы не эта проверка, мои люди уже давно бы выполнили задание. Я отстаю от графика, поэтому даю вам всего тридцать секунд для того, чтобы сдаться. Надеюсь, все находящиеся здесь понимают, что у вас нет шансов победить? Время пошло!

Капудан-паша демонстративно поставил таймер на встроенном в доспехи ручном планшете и включил звук. Секунды начали громко отчитывать отведённое время.

— Ну, что скажете казаки, руки кверху или будем драться? — посмотрел на своих подчинённых Иван Савельевич. — Паукообразный прав, нас мало и мы без брони, поэтому шансов нет…

— Да, но сдаваться как-то не с руки, — поморщился Козырь, нервно переводя винтовку с одного янычара на другого, — к тому же, эти ушлые ребята в любом случае всех нас перережут…

— Я им живой не дамся! — сказала Поля. — Предлагаю размазать мозги этих краснокафтанных по стенам отсека!

— Да, — Фрол был как всегда немногословен.

— Паук, — обратился Иван Савельевич к Яману Каракурту, — ты сам всё слышал — сдаваться мы не будем. Сейчас ты выиграешь этот бой, но не думай, что сможешь уйти от возмездия за свои преступления…

— Всё в воле Всевышнего! Я ценю храбрость своих врагов, даже таких грубиянов, как вы — ответил тот, отворачиваясь от казаков в кресле. — Огонь!

Кают-компания мгновенно наполнилась громом выстрелов и стонами умирающих…

… — Какого лешего они начинают стыковку?! — спросил сам себя, Вит Кузнецов, наблюдая на экране, как «Мотылёк» начал подходить к причалу станции. — Эй — 146-й, вы закончили проверку? Всё в порядке? Почему вы все молчите?!

В эфире ему никто не отвечал, только в динамиках, вместо песенки про «ночного мотылька» вдруг загремели литавры старого османского марша янычар…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Адмирал Империи предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я