Тень дьявола

Дмитрий Анатольевич Брянцев, 2020

У каждого в жизни может настать тяжёлый момент, когда придётся сделать выбор: умереть, или встать на сторону дьявола…

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тень дьявола предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

У каждого в жизни может настать тяжёлый момент, когда придётся сделать выбор: умереть, или встать на сторону дьявола…

Аббат Фоглер.

ПРОЛОГ

Тело нашли ранним утром. Две молодые девушки совершали пробежку вдоль водохранилища имени Жаклин Кеннеди-Онассис. Остановившись возле ограждения, что бы передохнуть, они заметили торчащий из воды, возле самого берега, большой, чёрный пакет. Пакет показался им подозрительным. Но, так как забор был слишком высоким, и перелезть через него не было никакой возможности, что бы взглянуть поближе на предмет, одна из них решилась позвонить в полицию, что бы сообщить о находке. Через полчаса подъехала патрульная машина. Два офицера в черной форме подошли к девушкам, представились и спросили, где находится пакет.

— Вот, здесь! — показала одна из девушек.

Полицейские приблизились к ограждению, и через просветы между прутьями, заглянули вниз, на крутой берег, выложенный бетонными плитами и находившийся в паре метрах от него. Повсюду, вдоль всего водохранилища, протяжённостью два с половиной километра росли ивы, тополя и мелкие кустарники. Там, где лежал пакет, ни деревьев, ни кустов почти не было. Пакет, судя по объёму, был большой, и торчал из воды лишь наполовину.

— Сэм! — сказал один из полицейских своему товарищу. — Пакет и правда, какой-то подозрительный. Тебе не кажется?

— Ну…да! Что, перелезть, посмотреть что ли?

— Да. Перелезь…

— Хорошо! — полицейский снял фуражку, вытер вспотевший лоб и отдал её напарнику, после чего кряхтя, полез через острые и неудобные прутья. — Чёрт, не порвать бы форму. Новая совсем.

— Скажите, — обратился первый полицейский к девушкам, молча наблюдавшим за тем, как его товарищ, схватившись за прутья ограждения, высоко задрав ногу, перекидывает её через забор, — Вы только видели пакет? А рядом никого подозрительного не заметили?

— Да нет! — ответила высокая брюнетка в обтянутых серых лосинах. — Мы даже по сторонам и не смотрели. Закончили пробежку и встали отдохнуть. И тут вот… — девушка сделала короткий жест рукой в сторону ограды.

В этот момент, Сэм, наконец, перелез через ограждение и осторожно, стараясь не поскользнутся, на крутых, цементных плитах, спустился к самой воде. Сначала он внимательно оглядел торчащий из воды пакет, потом осторожно потрогал его рукой, ощупал.

— Ну, что там? — крикнул первый полицейский.

— Да пока не знаю! — ответил Сэм. — В пакете что-то твёрдое. Сейчас я его постараюсь вытащить…

— Осторожнее только!

Было жарко. В это время в Нью-Йорке, в самый разгар лета, всегда очень жарко. Поэтому, становится невмоготу, когда весь день ходишь в чёрной форме. Сэм вытер вспотевший лоб, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, ухватился за край пакета и осторожно потянул его на себя. С трудом он затащил его на плиты, снова внимательно оглядел и осторожно ощупал. По всей видимости, пакет пролежал под водой не один день, так как успел покрыться зелёным налётом и слизью.

— У меня плохое предчувствие, Ларри! — негромко произнёс Сэм, глядя на крепко перевязанный верёвкой конец пакета.

— Думаешь, труп?

Сэм взглянул на девушек и на посторонних зевак, которые начали собираться возле забора, увидав полицейских.

— Ларри, ты бы разогнал посторонних! Мало ли что в этом пакете лежит…

— Да, девушки, — спохватился напарник Сэма, — Всё, спасибо за звонок. Если вам больше сказать нечего, то можете идти. И вы все, — обратился полицейский к любопытным прохожим, — Расходитесь, пожалуйста, тоже. Нечего тут стоять.

Девушки хмыкнули и ушли. Толпа тоже стала делать вид, что расходится. Хотя на самом деле, многие просто на просто отошли немного подальше и стали наблюдать за происходящим издалека.

Сэм, молодой, лет двадцати пяти полицейский, плотного сложения и жёстким, как у настоящих полисменов лицом, достал из кармана брюк небольшой, перочинный нож, вынул из него нужное лезвие и с осторожностью принялся разрезать туго перетянутую, разбухшую от воды верёвку. Плохое предчувствие не покидало его с самого начала, как только он увидал этот, длинный, чуть более метра пакет. Сэм кинул взгляд на своего напарника, который был лет на пять старше него, и прослужил в полиции на три года дольше. Взгляд Сэма словно говорил «Сейчас увидишь, Ларри, что там точно, чей-то труп». Но увиденное, оказалось на много хуже его ожиданий…

Верёвку он, наконец, кое-как разрезал, маленьким и неудобным лезвием. Немного раздвинув края пакета, Сэм тут же отскочил в сторону, чуть не поскользнувшись и не шлёпнувшись в воду. Он зажал нос рукой и кинул растерянный и испуганный взгляд на Ларри. Тот сразу всё понял.

— Труп? — кивнул он головой.

— Не знаю! — прогнусавил Сэм. — Но судя по запаху, да! Чёрт. Принеси ка мне резиновые перчатки.

Ларри быстро сбегал к машине, достал из бардачка пару резиновых перчаток, вернулся и бросил их напарнику. Вокруг уже раздавались перешёптывания и негромкие возгласы людей. Сэм натянул на руки белые, резиновые перчатки, набрал в рот воздуха, задержал дыхание и шагнул к находке. Мгновение поколебавшись, он протянул вперёд руки, и кинув недовольный взгляд по сторонам, на стоявших вдоль забора людей, раздвинул по шире края чёрного пакета. Первого взгляда хватило на то, что бы пакет тут же закрыть, пока ещё кто-нибудь не успел разглядеть его содержимое.

Сэм выпрямился и преодолевая неприятные позывы желудка осторожно поднялся наверх. Потом быстро перелез через ограду, снял перчатки и выкинул их в стоявшую рядом урну.

— Звони Куперу! — недовольным голосом выдавил он, глядя на напарника.

— Что…труп? Чей? — шёпотом спросил тот, оглянувшись по сторонам; не слышит ли кто-нибудь. — Ребенок…?

— Нет…труп женский! Тело расчленённое…

— О Боже. Этого ещё не хватало.

Полицейский достал из кармана сотовый телефон и набрал номер.

— Алло. Добрый день лейтенант! Да, это я. Вы не заняты? Отлично, — Ларри понизил голос до шёпота и продолжил, — У нас тут труп, да и к тому же, расчленённый. Женский! На водохранилище Жаклин Кеннеди-Онасис. С северной стороны. Хорошо. Всё, ждём вас.

Через полчаса, оглашая улицы сиренами, одна за другой, подъехали три машины, с включёнными проблесковыми маячками. Они припарковались у тротуара, и выключили сирены. Полицейские высыпали на улицу. Некоторые тут же принялись оцеплять периметр, разматывая жёлтую, широкую ленту: прикрепив её к одной стороне забора, и обнеся вокруг деревьев, росших тут же, они привязали ленту к другой стороне ограды. К полицейским, Сэму и Ларри, подошёл высокий мужчина, лет тридцати пяти, в тёмном костюме, короткими, чёрными волосами и серыми пронизывающими глазами на умном, подвижном лице.

— Ну что, где? — недовольно произнёс он.

Через два дня лейтенант Харви Купер сидел у себя в кабинете и составлял отчёт о женском трупе, найденном на водохранилище. Останки отвезли в морг, где их тут же принялись обследовать. Это был уже третий труп за два месяца. До этого, два трупа, так же расчленённые, но только мужские, были найдены в разных частях города, в реке Гудзон. Купер, которому дали вести предыдущие два дела был недоволен тем, что снова на его голову свалился ещё один, третий труп. Два предыдущих так и остались лежать в морге. Кто они, и откуда, Купер не смог выяснить. Оба расчлененных тела слишком долго пролежали в воде. Лиц невозможно было опознать, и даже примет на них не оказалось, что бы установить личность. О последней находке, убитой женщине, судмедэксперты сообщили, что её останки пролежали в воде не меньше семи дней. Лейтенант провёл много времени перед компьютером, ища среди сводок, новости о людях, без вести пропавших за этот промежуток времени; но таких, было огромное количество, и мужчин и женщин. Но тут, подошёл сержант Алрой Пэрри, помощник, и положил перед Купером заявление о пропаже женщины тридцати семи лет. Фамилия её, была Клер Симонс.

— Надо же! — удивлённо произнёс Купер. — Как это я его пропустил. А ну ка. Да. Так и есть, — мужчина сосредоточенно прочёл заявление. Потом взглянул на своего помощника. — Где ты его нашёл? Я что-то не помню, что бы оно лежало у меня на столе.

— Так я клал его вам, лейтенант! — виновато изрёк сержант, невысокий, молодой парнишка. — Не знаю, может, вы не заметили? Оно лежало между папок, на полке.

— Да? — удивился Купер. — Странно. Наверное, я его не заметил. Ладно… что у тебя там ещё? По лицу вижу, что что-то хочешь сказать.

Алрой Пэрри прикусил задумчиво губу и отрапортовал:

— Десять минут назад позвонили Манхэттена. Там, под мостом, нашли труп…мужчины. Его опознали. Фамилия Тодд Сименс.

— Тодд Сименс? — воскликнул Купер, взглянув на заявление, лежавшее перед ним. Стой. Это случайно не муж…

— Да. Я про это и собирался сказать! — проговорил сержант. Я лично принимал от Сименса заявление. И судя по приметам, о которых мне сообщили по телефону, ошибки быть не может. Это он!

— Вот чёрт! — воскликнул Купер, вскакивая со своего места. — Живо поехали!

Лейтенант схватил висевший на стуле пиджак, но вспомнив, что на улице стоит ужасная жара, бросил его обратно и опрометью бросился к выходу.

ГЛАВА 1

Солнце было в самом зените. Нью-Йорк весь переливался бликами, которые отражали окна небосрёбов, словно грибы, за последние десятилетия выросшие повсюду. Было скорее даже не жарко, а душно в этот обыкновенный, июльский день. В аду, наверное было не такое пекло.На работу идти не хотелось. Что там делать? Кто притащится в такую погоду к ним в офис? Все знали, что в это время года люди ездят отдыхать. Город пустеет. Недвижимость стоит. Цены за счёт этого конечно, иногда падают. И всё же, не смотря на это, покупатели не идут. Потому что знают, как работает схема. Сначала риелторы накинут двадцать процентов, а потом как бы скинут немного, из-за кризиса. Всё ясно и понятно.

Джейсон Мур, молодой человек, двадцати шести лет, вышел из своего дома, расположенного на западной улице верхнего Манхеттена, и нехотя, как обычно он делал это каждый день, на протяжении двух последних лет, двинулся по тротуару к себе на работу. Идти предстояло тридцать минут, он это давно уже выверил по часам. Это, если идти средним темпом. А зачем идти быстрее? На работу он успеет. Шеф приезжал всегда на десять минут позже. И занудством не отличался. Конечно, он не любил, что бы его сотрудники опаздывали больше, чем на десять минут, как он сам. Иначе, приходилось ругаться и орать на своих подчинённых. А он этого не любил.

Джейсон был обыкновенным молодым человеком, каких было полным полно в Нью-Йорке; он вряд ли мог чем-то отличаться от других, таких же, как он молодых людей. Он был чуть выше среднего роста, среднего сложения. Имел хоть и приятные черты лица, но не любил в полной мере пользоваться этим, если говорить о девушках, хотя был довольно таки наглым порой в отношении их. Но, всё было, как сам говорил он, в рамках приличия. Связывать себя постоянством Джейсон не хотел. Ему пока это не надо было. Хотя с последней из своих девушек, Бетти Фостер, он уже встречался больше месяца. Она ему нравилась; не давила на него, и не требовала слишком многого. Это было для него самым важным. Джейсон больше предпочтения отдавал занятию теннисом, не меньше двух раз в неделю. И это уж точно, была его страсть. Он не считал себя таким уж одаренным спортсменом, но как не без основания считал, был очень даже способным. Играл они со своим другом, Палмером Уильямсом, с которым вместе работали в агентстве недвижимости. Палмер устроился на работу на год позже Джейсона. Они как-то сразу нашли общий язык, и сдружились. Дальше оказалось, что у них есть общие интересы. Это теннис и девушки. Правда Палмер был слишком худым и долговязым парнем, но привлекательность свою имел, и больше того, у него очень сильно был подвешен язык. Уговорить мог кого угодно. Он был очень начитан и естественно умён. Хоть и был на два года младше Джейсона.

Родители Джейсона жили в часе езды от квартиры, которую он снимал. Он, конечно, мог бы жить и у них. Но зачем ему, молодому парню, жить в его годы с родителями. С ними и так живёт его младшая сестра, Джуди. Ей всего четырнадцать. Она и без него, доставляет родителям хлопот. А ему нужна свобода. Он уже взрослый. Хватает и того, что он им звонит каждую неделю и коротко рассказывает, как обстоят его дела.

Одет с утра Джейсон был как всегда строго; в классические, серые брюки и белую, тщательно выглаженную белую рубашку. Стирал и гладил он себе сам. Так, как думал, что если хоть рас позволит кому-то ухаживать за ним каждый день, то это ему сможет понравиться. А жить с кем-то, он пока не собирался. Жизнь, как он думал и так хороша. Он молод, ни от кого не зависит, неплохо зарабатывает, и есть перспективы. У них очень серьёзная фирма, которая на рынке недвижимости работала уже больше десяти лет. Он устроился туда по объявлению, и многое преуспел, благодаря смекалке, и умению чувствовать клиента. Шеф, которого звали Тодд Робинсон, был сорокапятилетним, полноватым, очень серьёзным и хитрым, но в тоже время добрым человеком. Платил он проценты с продаж квартир, домов и нежилых помещений. Когда работа стояла, то иногда платил из своего кармана, так сказать за простой. Тем более, в штате было всего десять человек: шестеро мужчин и четыре женщины.

Джейсон шёл по бульвару, строго чеканя дорогими ботинками шаг. Город шумел машинами, которые неустанно сигналили клаксонами, пробираясь по узким улочкам. Небоскребы улыбались наполированными окнами. Туда-сюда сновал народ, впрочем, как и в любое утро. Лица хмурые и сонные. Каждый наверняка хотел бы в этот момент сидеть под сплит системой, где-нибудь в прохладном помещении, или у себя дома. Джейсон тоже спешил попасть к себе в кабинет, где, он знал, стоял большой, новый кондиционер, который всегда погружал его в приятную, прохладную атмосферу.

Ему оставалось пройти всего один квартал: «Поскорее бы уже, — думал он», вытирая платком лицо и шею. Рубашка вся пропиталась потом: «О господи. Когда же это всё уже закончится?». И вдруг, в голове всё резко помутилось. Перед глазами, словно вдруг погасло солнце, встала чёрная стена. Грудь от нестерпимой боли сжало. Джейсон замер на месте, и выронил из рук кожаный дипломат, подаренный ему на день рождения родителями, лицо стало пунцовым, он пошатнулся и упал…

Когда он открыл глаза, то увидал склонённые над ним незнакомые лица. У самого у него лицо было всё мокрое. Наверное, поливали водой, пытаясь привести в чувство. Вода залилась даже в уши. Сам Джейсон лежал на скамейке. Вокруг него собралось человек двадцать, которые наперебой спрашивали друг друга, что произошло с ним. Отдалённо Джейсон слышал, что мнение всех сводилось к тому, что его просто на просто хватил солнечный удар. Он тогда тоже считал, что так и произошло. В такую жару надо одевать какую-нибудь панамку. Плевать на то, что не красиво и смешно. Зато спасёт от солнечного удара. Но, об этом надо было думать раньше.

— Он открыл глаза! — выкрикнула какая-то женщина.

— Ну, слава Богу! — произнёс склонившийся над ним пожилой мужчина. — Лежите, молодой человек. Скорую помощь уже вызвали. Она едет.

— Что? — приподнял Джейсон голову. — Вы шутите?! Какая скорая помощь? Да у меня всё нормально. Подумаешь, солнечный удар.

Он приподнялся, но тут сильная боль сжала железными тисками его грудь. Джейсон зашипел посиневшими губами, глаза завалились, и он снова упал без сознания на деревянную лавочку, под удивлённые возгласы людей, которые начали кричать, что бы ему на лицо опять брызнули водой. Все почему-то были уверены, что с Джейсоном произошёл солнечный удар. По-другому никто объяснить то, что произошло с ним, не мог.

Периодически он то приходил в себя, то проваливался снова и снова в темноту. Где-то издалека он слышал голоса. Вот вроде бы ему показалось, как подъехала скорая помощь. Он слышал её тревожную сирену. Чьи-то заботливые руки подняли его, перенесли на носилки. Так же, с осторожностью его погрузили в машину. Острая игла воткнулась ему в плечо, и больше он уже ничего не помнил.

Солнечный луч из окна медленно скользнул по подоконнику и остановился на лице Джейсона. Веки его дёрнулись, и через секунду он открыл глаза. Плохо соображая, молодой человек приподнял голову, и огляделся. Он лежал на больничной койке, в палате. Его койка была одна. Другой, учитывая размер небольшой палаты, не предусматривалось. Он приподнял на себе простынь, которой был укрыт. Одежды на нём не было. Он лежал в одних трусах; повернув голову, Джейсон увидал стоявшую возле койки медицинскую аппаратуру, от которой шли провода, с присосками, прикреплённых к его голому телу. В правую руку его, в вену, была воткнута иголка с капельницей; из стеклянного флакона, закреплённого на штативе, медленно капала и текла вниз по трубке жидкость. Джейсон сразу же вспомнил всё, что с ним произошло сегодня…или вчера?! Да. Интересно, сколько он тут находится? Час, три часа, день? Что вообще, с ним такое произошло? Солнечный удар? Ну да, а что же ещё…Хотя, почему тогда, если это был солнечный удар, ему так стало плохо? Так плохо, что в груди появилась ужасная боль. Эту боль он до сих пор он чувствовал, ноющую и неприятную. Странно. Никогда с ним прежде ничего подобного не было.

Пока он долго так лежал, размышлял над тем, что с ним, и в какую больницу он попал, дверь в его палату открылась, и на пороге появился высокий, плотный мужчина в очках и белом халате. Увидав, что Джейсон проснулся мужчина натянуто улыбнулся и подойдя к окну, опустил жалюзи. Потом взял один из двух стоявших у стены стульев, подошёл к койке молодого человека и уселся на стул прямо напротив него.

— Добрый день! — поздоровался мужчина, глядя на встревоженное лицо Джейсона. — Меня зовут Дункан Грин. Я ваш врач.

— Добрый день! — ответил Джейсон. — Скажите, в какой больнице я нахожусь, и что со мной произошло?

Дункан Грин как-то странно, нахмурив брови, посмотрел на лежавшего перед ним пациента, поджав губы, видно думая, с чего начать и как преподнести плохую новость, которую тому предстояло услышать.

— Вы находитесь в онкологическом центре Слоуна-Кеттеринга! — наконец произнёс он. — Вас привезли вчера…

— Как вчера? — перебил Джейсон. — И извините, почему в…онкологический центр? Что со мной не так?

Дункан смотрел в голубые глаза Джейсона, и ему до самой глубины души было жаль этого симпатичного, молодого человека. Сколько рас вот так ему приходилось и приходится смотреть на людей, чьи глаза с надеждой в свою очередь смотрели на него, ожидая какой-нибудь утешительной новости. Но, в основном так смотрят те, кто уже знает, что у них рак, и что лечить его уже поздно. Смотрят, потерянным взглядом, в ожидании приговора. А он, главный врач клиники, сидит, не зная, как сообщить человеку, что дни его сочтены, и что никакая химиотерапия тут уже не поможет. Но, почему-то сейчас, именно его, очень молодого, только начавшего жить парня ему было особенно жалко. Он ведь лежит и даже не догадывается о том, что…жить ему осталось максимум месяц.

— Вас привезли сюда на скорой помощи. Привёз врач, которого я хорошо знаю, и который уже сталкивался с подобными признаками. Понимаете, молодой человек… — нерешительно начал Дункан Грин, опустив глаза в пол, и нервно сжимая кулаки. Но, потом, найдя в себе силы, снова поднял печальные глаза.

— Что… — не мигая, весь внутри сжавшись, снова перебил Джейсон. Он приподнялся на локтях, со страхом глядя на врача, — У меня что-то серьёзное? Ведь, это же был просто солнечный удар…

— Нет! — собравшись духом, проговорил врач. — Это был не удар! У вас к огромному моему сожалению, не излечимая болезнь…Мы взяли у вас анализы. И оказалось, что у вас…рак, на самой последней стадии. Простите.

Слова врача прогремели громом в палате больного. Побледневший резко Джейсон, уставился на Грина, в надежде, что тот шутит; Мур смотрел на него, в ожидании, что, он возьмёт и улыбнётся пусть и жестокой улыбкой, признается, что неудачно пошутил. Но врач был серьёзен как никогда. И со страданием сидел и смотрел в ясные глаза обречённого пациента.

И Джейсон всё понял. Понял, но, тем не менее, отказывался воспринимать вердикт. Всё это вдруг ему показалось каким-то ужасным сном. Ещё бы. Ведь он только утром, шёл к себе на работу, довольный жизнью, молодой и перспективный, считавший смерть других чем-то совершенно далёким и не естественным. Смерть, в его воображении лишь касалась совершенно посторонних ему людей, из какого-то другого мира. А он не такой. Он молод и годы тянутся бесконечно. До старости, уж не говоря о смерти, очень и очень далеко, как, наверное, до Северного полюса…А тут вот, рас, и огромная, глыба придавила его, к земле! Джейсон выглядел совершенно потерянным. Лицо побледнело, грудь сдавило, он судорожно сжал пальцами края простыни.

— С…сколько мне…осталось? — совершенно не слыша себя, еле выговорил он.

— Самое большое, это месяц! — понурив голову, ответил Дункан.

— Да. Но как такое могло произойти? — отказываясь верить врачу, воскликнул Джейсон. По щекам его непроизвольно потекли слёзы. Дункан не выдержал, вскочил со своего места и отошёл к окну. Когда-нибудь его сердце точно, не выдержит и разорвётся. Он просто уже не мог, почти каждый день вот так, заходить в палату к пациентам и смотреть на их потухающие глаза, в которых как мерцающий в темноте огонек, еще теплилась надежда.

— Даже не знаю, что вам ответить! — поправив на переносице очки, произнёс Грин. Он повернулся, и кинул виноватый взгляд на Джейсона. — Скажите, у вас были подобные случаи с кем-нибудь из родных? Никто не болел?

— Н…нет! Не знаю, — отрешенно глядя куда-то в сторону, ответил Джейсон. — По-моему не было. А что?

— Обычно в таком возрасте рак проявляется только в том случае, если он вам передался в виду наследственности. Вам же двадцать шесть лет всего?

— Да!

— За мою практику, вы второй человек, у которого в такие ранние годы неожиданно выявился рак, да ещё и на последней стадии…

— Ну а что…неужели нельзя ничего сделать? — вытирая слёзы, упавшим голосом спросил Джейсон.

— Как вам сказать, — опустив глаза в пол, проговорил Дункан, — можно конечно начать курс химиотерапии, но… — покачал головой врач, — это лишь ненадолго отсрочит вашу…

— Я не верею… — покачал головой Джейсон. Он закрыл лицо рукой, — Я не верю. Господи, за что?

— Я понимаю вас! — произнёс Дункан. — Мне очень жаль! Может вам всё-таки стоит пройти хотя бы небольшой курс терапии…

— Вы шутите?! — возмутился Джейсон. — А смысл? Я видел людей после того, как они прошли этот долбанный курс. Вы сами только что сказали, что смысла в нём нет.

— Да, но…

— Я не буду! — замотал головой Мур. — Не буду!…И…и кстати, где мой телефон? Меня, наверное, давно уже обыскались.

— Телефон ваш вместе с вещами на время забрали! — сказал Дункан. — Я сейчас скажу, что бы их принесли.

— Да. Хорошо, спасибо! — Джейсон уставился на торчащие из-под простыни пальцы ног, и вдруг представил, как они быстро начнут синеть, после того, как он…умрёт. Ему стало страшно. Не может быть такого, что бы его молодое тело вот так вот взяли и похоронили, на радость червям. Нет, он не мог поверить, нет.

— Я сейчас вернусь, — сказал Дунган Грин, отрешенно направившись к двери. — Скажу, что бы принесли вещи.

Джейсон даже не слышал, как врач ушёл. Он был погружён в себя. Он не слышал и не видел никого вокруг. Лишь полусидел на своей кровати, уставившись на ноги. Пришла медсестра и принесла его вещи; брюки, рубашку и туфли с телефоном. Через минуту зашёл сам врач. Он снова сел на стул, глядя как его пациент что-то ищет в своём телефоне.

Сотовый был выключен. И когда Джейсон включил его, то ему тут же стали приходить сообщения о пропущенных звонках. В основном звонки были с работы, от его друга Палмера Уильямса. А так же пару рас звонила Бетти Фостер. Хорошо, что не звонили родители. Господи. Что он им скажет? Подбородок Джейсона дрожал. Он представил реакцию родителей, после того, как они узнают о том, что их сын скоро умрёт. Он знал, как сильно они любили его. И знал, что известие подкосит их.

— Я бы хотел пойти домой! — сказал Джейсон потухшим голосом. — Можно?

— Н…не знаю даже! — ответил Дункан. — У вас может произойти ещё один приступ. Не боитесь?

— Хм! А что мне теперь уже бояться? Не отпустите, уйду сам…

— Хорошо! — кивнул головой врач, перейдя на «ты». — Но, только завтра. Полежи у нас хотя бы ещё день. Мы тебя понаблюдаем. И…выпишем некоторые таблетки.

ГЛАВА 2

Он шёл по улице, и ему казалось, что весь мир в это солнечное утро отвернулся от него. Он словно оказался оторванным от этого, прежде чудесного и радовавшего его мира; его, жизнерадостного и амбициозного человека, будто выкинули на помойку и закрыли перед самым его носом дверь в жизнь. Джейсон медленно брёл по Манхэттену. Брёл, так же как и два дня назад. С то лишь разницей, что тогда вокруг всё было по-другому, не как сейчас. Мимо него проходили люди, проезжали машины, а он шёл, не замечая никого и ничего. Он, шел, и ему казалось, что все вокруг него предали его. Что все вокруг стало для него чужим и ненавистным. Ему хотелось поскорее попасть к себе домой, в свою небольшую, уютную квартиру. Хотелось броситься на кровать и рыдать. А потом…потом, взять и прыгнуть с восьмого этажа. «Боже! Ну почему? Почему именно я? За что? За что судьба так жестока, оказалась не ко мне? — думал Джейсон».

Телефон то и дело жужжал в его кармане. Но он не отвечал на звонки. Даже не смотрел, кто звонил. Кто-то окликнул его на улице. Но он не оглянулся. Когда он переходил дорогу, его чуть не сбила машина; он стал переходить дорогу на красный свет. Машины мчались, резко визжали тормозами и пытались остановить Джейсона злыми, недовольными гудками. Но, он даже этого не слышал. Ему было ровным счётом всё равно. Может, даже и к лучшему было, если его сейчас взяли бы и задавили; ускорили процесс его ухода из жизни. Врач сказал ему, что у него рак крови. Так пусть же его умирающая кровь разольётся по этому асфальту. Про него напишут в газетах. И хоть на несколько дней, напоследок, он станет объектом разговоров и обсуждений в городе. Рука в кармане нащупала листок, на котором врач написал ему названия лекарств, которые ему надо было принимать каждый день. Джейсон остановился и прочёл пять разных наименований. Цены лекарств были нешуточные. «Хм. Стоит ли мне их покупать? Зачем? Тратить зазря такие деньги? Если итог и так известен». Поколебавшись, Джейсон скомкал листок и отшвырнул его в сторону.

Он не помнил, как дошёл до дома и поднялся к себе в квартиру. Достав ключ, открыл дверь, со злостью расшвырял в сторону обувь и подойдя к кровати, плюхнулся в неё всем своим весом. Он уткнулся лицом в подушку, обняв её, сжав пальцами, словно коршун добычу. Слёзы потоком хлынули из глаз, и он разрыдался так, как, наверное, никогда ещё в жизни не рыдал. Живот свело от боли, он повернулся на бок, и поджал под себя ноги, словно раненный. Его всего трясло от боли и страха. Он скоро умрёт. Он скоро умрёт! Это новость, этот ужасный вердикт поразили его сознание, и даже не поразили, а скорее, заразили. Он проплакал, наверное, больше часа. Телефон надрывался звонками. Повернув голову, он взглянул на вызов. На этот рас уже настойчиво и упрямо названивала его мама. Она, наверное, как и любая нормальная мать почувствовала, что с её чадом что-то случилось. «Ладно, — подумал Джейсон, — надо ответить. А то так и будет донимать». Он вытер лицо, высморкался в край простыни и стараясь создать сонный голос, набрал номер.

— Алло! — раздался знакомый голос из телефона. — Сынок, что случилось? Ты куда пропал? Я не могу целый час до тебя дозвониться. У тебя всё хорошо?

— Мам… — еле сдерживаясь, что бы снова не разрыдаться, и не закричать в телефон, ответил Джейсон. — Мам, всё…всё нормально. Я просто спал…

— Спал? — удивлённо воскликнула мать. — Как спал?! Ты же должен быть на работе. Что случилось? У меня почему-то вчера весь день болело сердце, и было очень плохое предчувствие относительно тебя. С тобой ничего не случилось? Ты не заболел? Почему ты не на работе?

«Так и есть. Мама не ошиблась!».

— Нет. Всё хорошо, мам! — вытирая слёзы рукой, отвечал Джейсон. Ему с такой силой хотелось в этот момент упасть в объятия матери, и разрыдаться, ища утешения, что он от бессилия схватил зубами угол подушки и тихо застонал, — Просто…просто сегодня директор уехал по делам, и сказал, что бы мы, не торчали просто так на работе. Всё равно клиентов нет. Я…я завтра выйду.

— Джей… — недовольно произнесла мама. Она всегда так его называла, когда злилась на него. — Ну, зачем ты мне врёшь? Я ведь звонила твоему другу. Он мне сказал, что тебя уже третий день нет на работе. Где ты был? Тебя все уже обыскались.

«Чёрт, — разозлился Джейсон, — я и забыл, что дал маме на всякий случай телефон Палмера». Подумав секунду, он нашёлся что ответить.

— Мам…ну, ты понимаешь, на работе ближайшие несколько дней делать и правда, нечего. Все сейчас в отпусках. В общем, я решил взять выходные. Вот и всё. Я тут, извини, не один…

— А, вот в чём дело! — мама Джейсона закашляла. — Понятно. Но всё равно. На будущее. Не пропадай так надолго. Твой друг рас сто звонил тебе. И кстати, по-моему, даже приходил к тебе. Сказал, тебя дома не было. Ты не открывал дверь…Ну, ладно. Я всё поняла. Давай. Не пропадай больше. А то я переживала…

— Хорошо, мам! Больше не буду…Папе привет.

Джейсон отключился и задумался. Что ему теперь делать? Неожиданно, грудь снова сжало. Дышать стало тяжело. Во всём теле появилась слабость, и его затошнило. Вот оно, опять началось. Ему захотелось спать. Он лёг и закрыл глаза. Но, в голове всё кружилось, и дышать было просто не возможно, словно ему вдруг перекрыли кислород. Он весь покрылся потом. « Чёрт, надо было всё-таки купить хоть какое-то лекарство. И может даже, надо было остаться в больнице».

— Хотя, — прошептал Джейсон, — Что толку.

Он знал, что происходит с теми, кто проходит химиотерапию. Они становятся похожими на зомби, очень быстро лысеют, и в концовке всё равно умирают. Если конечно, у них не начальная стадия.

— Господи, как хочется жить! — дрожащим голосом прошептал он закрыв глаза.

Дождавшись, когда слабость немного пройдёт, Джейсон медленно поднялся, прошёл на кухню, открыл холодильник и достал оттуда бутылку виски. Бутылка была запечатанная. Он берёг её специально, для каких-нибудь драгоценных гостей. Естественно, такими гостями могли быть только девушки. С Бетти он не хотел её распивать. Ждал кого-нибудь поинтересней. Печально усмехнувшись, Джейсон открутил крышку, взял со стола стакан со следами чая и налил туда виски до самых краёв. Потом подошёл к окну и взглянул на улицу. Люди, словно муравьи, бегали внизу взад, вперёд, спасаясь от жалящих лучей солнца. Машины проезжали рядом с ними, заворачивали в разные стороны, на соседние улицы и исчезали за стенами небоскрёбов. Джейсон распахнул окно: шум голосов сотен людей, и звук работающих двигателей приятно резанул по ушам, ворвавшись в его квартиру. Раньше ему был неприятен этот каждодневный и монотонный гул, раздражал. Но теперь, он вдруг стал за одну секунду вроде как родным. Родным…и прощальным, как крик исчезающего вдалеке птичьего клина. День перевалил уже, наверное, за полдень. Солнце скрылось за крышей дома, в котором жил Джейсон. Он заметил, что никогда прежде не замечал этой, казалось бы, обыкновенной красоты; чистого, красивого неба и жаркого, летнего воздуха, пусть даже и знойного. Двумя большими глотками Джейсон осушил сразу пол стакана виски. Внутри стало горячо. И вместе с этим выступил сильный пот, а в следующую секунду появилась ужасная слабость. Джейсон сделал ещё глоток и чувствуя, как немеют ноги, поплёлся к кровати. Он упал на простынь, схватившись за грудь. Было больно. Очень больно. Мелькнула мысль, позвонить и вызвать скорую помощь. Дункан Грин предупредил его, что бы он, если что, сразу же вызвал врачей. Но, не легче ли вызвать сразу похоронную бригаду? Позвонить в морг.

Опьянённый мозг шептал ему, что надо было выпрыгнуть в окно. Может и правда, допить сейчас виски, подойти к окну, встать на подоконник и…полететь. Боль в груди стала немного утихать. Стакан с недопитым виски он держал возле себя. Приподнявшись, Джейсон допил спиртное и вдруг отшвырнул в сторону стакан, который звонко ударившись об стену, разлетелся вдребезги. Зазвонил телефон. Звонил долго и нудно. Джейсон хотел его выкинуть, так же как и стакан, но потом, передумав, взглянул на экран. Звонил его друг Палмер. Поколебавшись, он ответил на звонок.

— Да. Привет! — сказал Джейсон сухо.

— Привет, пропащий! — воскликнул Палмер. — Ты что, куда исчез? У меня на пальцах уже мозоли полопались, устал набирать твой номер. Где ты был эти два дня? С какой-нибудь красавицей познакомился? Я заходил к тебе вечером. Стучался. Никто не открыл…

Джейсон лежал, думая, сказать или не сказать другу правду. Если скажет, то тот сейчас же примчится к нему, и начнёт сочувствовать и жалеть. А ему этого уже не надо. Мур проглотил слюну, решая, как быть.

— Ты там что, оглох что ли? — услышал он голос Палмера. — Алло!

— Да, да, я слышу тебя! — меланхолично ответил Джейсон. — Слышу. Давай я тебе всё завтра расскажу. Зайди ко мне завтра, после работы.

— Ты там что, пьёшь что ли? — спросил Палмер. — Голос какой-то у тебя странный. Что случилось?

— Ничего. Всё нормально!

— Врёшь. Я чувствую, что что-то не так. Рассказывай, давай. Тебя тут шеф уже рас сто спрашивал.

Джейсон почувствовал, как слабость снова овладела им. Пот выступил на лице, и как показалось ему, стала подниматься температура. Глаза его стали слипаться. Захотелось спать.

— Слушай, — еле выговорил Мур, заплетающимся языком, — Я очень устал и хочу спать…Давай. Приходи завтра вечером. Я буду дома. Поговорим. Хорошо?

И не дожидаясь ответа, Джейсон отключил телефон. Рука его безвольно свесилась с кровати. Он медленно провалился в сон.

ГЛАВА 3

Проснулся Джейсон среди ночи, так, по крайней мере, ему показалось. Он открыл глаза и посмотрел по сторонам. Голова ужасно болела. Зато грудь дышала свободно. Джейсон поднялся и сел на кровати, взглянув через просвет в шторах в окно. Луна светила где-то наверху. И судя по тому, что видны были звёзды, небо было чистое. В комнате было душно. Джейсон вспомнил, что не включил кондиционер. И, кажется, забыл закрыть на кухне окно. Он прошёл босиком по полу до кухни, по дороге наступив на осколки разбитого стакана. Он вскрикнул, выругался и на цыпочках добрался до кухни. Свет включать не хотелось. Как он почувствовал, большой палец на ноге он точно, порезал; тот резко начал болеть и щипать. «Да и чёрт с ним, — подумал Джейсон», выглянув на улицу, где всё было тихо и спокойно. Людей нигде не было. Всюду, по всей улице, на столбах горели фонари, а на стенах домов, переливались разноцветными огоньками сотни неоновых вывесок. Этим и был красив ночной Нью-Йорк. Всё сияло и горело, словно город готовился к какому-то празднику. Но, на душе Джейсона было как-то уныло и даже жутко от такой красоты. Ему показалось, что город, будто прощается с ним навсегда. Даже машины не ездили, и окна соседних домов смотрели на Джейсона пугающей чернотой. Из памяти вдруг всплыло всё, что с ним произошло за последние дни. И сознание того, что жить ему остаётся всё меньше и меньше, нагнало на Джейсона такого страху, что он весь задрожал и на подгибающихся ногах поплёлся назад, в комнату, забыв закрыть окно, что бы включить кондиционер. Проходя мимо стола, стараясь не наступать на порезанный палец, Джейсон увидал впотьмах на столе начатую бутылку виски. Открыв один из кухонных шкафчиков, он пошарил в нем, схватил с полки стакан и налив в него немного, сразу же всё выпил. Этого ему показалось мало. Он плеснул в стакан ещё немного, снова всё выпил, одним, быстрым глотком, а потом, резко отшвырнув стакан в сторону, истерично выкрикнул, сжав руки:

— Ч-ё-ё-ё-р-т!

Его всего трясло, и он не знал, что делать. Отчаяние охватило его всего. Он глянул в темноту комнаты, и ему показалось, что он вроде как увидал там чью-то тень. Он замер, прищурив глаза, тяжело дыша, держа в руках бутылку.

— Да пошло оно всё к ч-ё-ё-ё-рту! — бешено заорал, он, весь сжавшись. — Будь всё проклято! — он зашвырнул бутылку в темноту, услышав как он та с глухим стуком упала, и зарыдав, опустился на колени. — Мама…мамочка! Что мне делать? Я не хочу умирать! Я хочу жить…Я хочу жить…

— Ты, правда, хочешь жить? — услышал он вдруг в своей голове чей-то незнакомый, очень грубый и до мурашек страшный голос, словно кто-то проговорил в огромную трубу.

Джейсон резко, в ужасе замер, глянув по сторонам. Но, нигде никого не увидал. Наверное, виски даёт о себе знать. Дрожащей рукой он вытер лицо, чувствуя, как бешено с надрывом, стучит сердце в его больной груди. Потом, немного подождав, вглядываясь в темноту, поднялся, и решил пойти умыться. Но, тут голос неожиданно повторился снова. Джейсон весь обмяк от страха, упав на пол.

— Так ты хочешь жить, или нет?

Джейсона на этот рас даже тряхануло, глаза его округлились от страха, и он нервно заерзал на месте, крутя по сторонам головой. Ему показалось, что голос донесся из комнаты.

— Кто здесь?

Но, голос раздавался именно в его голове, а не откуда-то из комнаты.

— Напрасно смотришь! Ты меня не увидишь…пока я этого, сам не захочу!

— Что? — Джейсон приподнялся, и протянул руку к выключателю. Загорелся свет. На дрожащих ногах он как мог быстро прошёл в комнату, оставляя за собой кровавые следы от порезанного пальца, осмотрел каждый угол, заглянул за занавеси, потом вернулся, заглянул в ванную с туалетом и поплелся опять на кухню, где проверил даже все шкафчики. Со стола, на всякий случай он взял большой кухонный нож, который плясал его руке, словно живой. Никого не было. Дверь так же была закрыта, это он точно помнил. На всякий случай, Джейсон прошёл в прихожую и дёрнул за ручку входную дверь. Да. Как он и предполагал, он её закрыл на замок. Он даже посмотрел на потолок, потом, прихрамывая, прошел на балкон. Там тоже никого не оказалось.

— И, тем не менее, я здесь! — снова раздался голос.

Джейсон вскрикнул, выронил нож и схватился за голову.

— Кто ты??? — заорал он. — Что за…

— Я тот, кто может тебе помочь! — леденящим душу голосом ответил кто-то из головы.

— Что за чушь!? — воскликнул Джейсон. — Это что, розыгрыш? Хватит надомною издеваться. Скажи кто ты? И где…Я ни чего не понимаю.

Джейсон снова схватился за голову, и стал трясти ею и крутиться вокруг себя, стоя посреди комнаты.

— Кто ты такой? Что происходит?

— Успокойся и сядь на кровать! — произнес вдруг голос властным тоном.

— Что? — Джейсон остановился и уставился в пол. Он заметил, что почти протрезвел. Лишь лицо сильно вспотело.

— Я говорю, иди и сядь на кровать!

— Зачем? Скажи кто ты и…где ты? Я тебя не вижу, но слышу отчётливо в своей голове твой голос. Или что, это я так умираю? А?

— Нет. Ты пока ещё не умираешь. И можешь вообще не умереть, если будешь меня слушаться…

— Слушаться тебя? — произнёс Джейсон, доковыляв до своей кровати. Он осторожно опустился на неё, весь напуганный и потерянный. Холодный пот застилал глаза, которые без остановки летали во все стороны по комнате.

— Да! — ответил голос. — Меня! Я помогу тебе…

— Скажи, кто ты та-ко-о-о-ой? — дрожа от страха, крикнул Мур. Ему начало казаться, что он сходит с ума.

— А ты разве ещё не понял?

— А что я, дьявол тебя возьми, должен понять? — глядя на стены и на входную дверь, громко произнёс Джейсон. Ему всё казалось, что это какой-то розыгрыш. Может даже, это Палмер что-то придумал, чтобы повеселиться над ним.

— Ну, вот ты и сам, только что ответил! — грубо хмыкнул голос.

— Что…ответил?

— Кем я являюсь.

— Что-о-о-о?.. — глянув в потолок, еле выдавил из себя Джейсон. — Ты…ты…дь-я-я-я-вол?

— Да!

— Да ладно! Что за чушь. Нет, правда. Кто меня решил разыграть?! Скажи. Что за фокусы…

— Фокусы, говоришь?..

Джейсон не успел открыть рта, как неожиданно свет в квартире потух. В его комнате вдруг стало холодно. И в следующую секунду прямо перед ним, в лунном свете, падающим из окна, появилась огромная тень, из которой вылезла страшная, бледно серая голова дьявола с рогами и горящими, красными глазами. Рот дьявола широко раскрылся, показав чудовищно длинные клыки. В следующее мгновение, что-то, похожее на невидимые пальцы ухватило Джейсона за горло и сжало так, что невозможно стало дышать. Дьявол приблизил свою отвратительную рожу близко к лицу Мура, который стал задыхаться, схватившись за горло и побледнев от ужаса, и в следующее мгновение вдруг пропал, как будто и не было его вовсе. Тут же снова включился свет. Джейсон, еле живой от страха хватал ртом воздух, одной рукой судорожно ухватившись за край кровати, а второй держась за горло.

— Ну, что? Убедился? — спросил голос.

— Кто…ты? — еле выговорил Джейсон. Бледное лицо его смотрело в пустоту перед собой, прямо туда, откуда только что…выглядывало отвратительное рогатое существо.

— Я демон! — ответил голос. — Ты только что это сам увидал.

— Ч-т-о-о-о? Да, но ведь…демонов не существует, — прошептал срывающимся голосом Джейсон. — Как такое может быть?

— Может! И ты в этом сам только что убедился.

Джейсон уставился в пространство, не зная, что ему сказать. Он никогда не верил в потусторонние силы. Для него это было чем-то вроде сказки. А тут на тебе. Ему захотелось себя ущипнуть. Может это ему снится? Хотя, какой уж тут сон. Он бросил взгляд на кровоточащий палец левой ноги. Порез был глубокий. Кровь шла, почти не останавливаясь. Серый палас, лежавший перед ним, был весь перепачкан.

— Что, ещё рас показать? — спросил голос.

— Нет, нет. Не надо! — воскликнул Джейсон.

— Тогда, слушай…

— Что тебе от меня надо?.

— У меня есть для тебя предложение. Я знаю, что ты умираешь. И жить тебе осталось мало. Я могу сделать так, что ты не умрёшь…

— Правда? — воскликнул Джейсон. — Как?

— Как? Очень легко…Но, ты за это должен будешь кое-что делать для меня.

— Делать? — удивился Джейсон. — Что именно?

— Сейчас я тебе расскажу! — проговорил демон.

Джейсон весь напрягся, не веря в то, что сидит сейчас и разговаривает с дьяволом. Разве могло ему когда-нибудь прийти в голову, что в один из дней, вместе с ужасными новостями о своей смертельной болезни, он ко всему прочему, встретит того, в кого никогда не верил. Наверное, сама смерть явилась за ним…

— Если ты хочешь жить, — прозвучало в голове Джейсона, — Ты должен будешь…убивать для меня людей! Убивать тех, кого я тебе скажу убить.

— Что-о-о-о? — не поверил своим ушам Мур. — Зачем тебе это надо?

— Это уже не твоё дело! — ответил дьявол.

— Н-нет! Я это не смогу сделать! — возмутился Джейсон. — Убивать людей?! Не-е-е-т…Почему ты сам этого не делаешь? Ты же дья…

— Я не могу сам лично убивать людей! — произнёс голос. — Мне этого нельзя делать…

— Да. Но ты же меня только что, чуть не придушил?

— Это всё, что я могу сделать…придушить. Но, не убивать. Хотя, я могу сделать твою жизнь настолько невыносимой, что ты сам захочешь покончить с собой.

— Понятно! Тогда ответить мне всё же, — облизнув пересохшие губы, произнёс Джейсон, — Ради чего, вернее, зачем тебе это нужно?

— Я же тебе сказал…тебе это знать не обязательно! — раздражённо отвечал демон.

–Тогда…тогда ответь на другой вопрос, — глядя прямо перед собой, спросил Джейсон. — Почему именно я?

— Потому что ты умираешь! А жить тебе, как и любому человеку хочется. Разве не так? Ты молод к тому же. Поэтому я выбрал тебя.

Джейсон задумался. Он никогда в жизни не представлял себя в роли убийцы. И к тому же ещё, убийцы, который должен будет убивать людей, которых никогда в жизни не видел. Может это даже хорошие люди…у них могут быть семьи…дети. Для чего это понадобилось дьяволу?

— Нет! — нерешительно ответил он. — Я, правда, не смогу этого сделать… — руки Мура вспотели и постоянно дрожали. — Убийство, это не для меня.

— А что для тебя? — разозлился дьявол. — Смерть и могила? А ты подумал о своей матери…с которой недавно разговаривал?

— Ты что, слышал мой разговор по телефону с мамой? — воскликнул Джейсон.

— Да. Слышал. Я всё про тебя знаю! Я с тобой с того самого момента, когда ты потерял сознание там, на улице.

— Кошмар! — покачал головой Джейсон, и закрыл лицо руками. Потом резко вскочил и заходил по комнате. Остановившись возле стены, он прислонился к ней спиной и стал кусать губы, уперев руки в бока. Потом снова нервно заходил по комнате, глядя под ноги, стараясь не наступить на стёкла от разбитого стакана. Весь пол был вымазан кровью, словно по нему туда-сюда волочили тело.

— Сядь на кровать! — приказал дьявол.

— Зачем? — остановился Джейсон.

— Сядь, я говорю!

Мур подошёл к кровати и грузно шлёпнулся на неё.

— Подними ногу!

Джейсон поднял здоровую ногу.

— Нет, не ту. Другую!

Джейсон поднял ногу с порезанным пальцем, кровь из которого всё так же медленно стекала на пол. Крови, сколько мог это заметить Мур, уже вытекло прилично.

— Смотри… — произнёс дьявол.

И в туже секунду, прямо на глазах ошеломлённого Джейсона, рана на большом пальце правой ноги исчезла. Она затянулась так быстро, что он даже ничего не успел понять. Джейсон встряхнул головой, согнул ногу в колене и насколько мог, близко приблизил её к своим глазам. Одной рукой он вытер палец. Раны, как и небывало. Это сильно удивило его.

— Видишь… — сказал голос. — Вот так же я могу справиться и с твоей болезнью. Для меня это ничего не стоит.

— Если тебе это ничего не стоит, — обескураженно произнёс Джейсон, — то, почему ты не помогаешь другим людям, у которых такие же проблемы, как и у меня.

— Я дьявол! И не в моих интересах помогать людям.

— Да? — Джейсон подумал и спросил. — Но, рас есть дьяволы…демоны значит, есть и ангелы?

— Есть! — ответил голос.

— Почему тогда они не исцеляют людей? Они ведь тоже наверняка это могут делать…

— Они не вмешиваются в дела людей, живущих на земле.

— А ты, значит, можешь?

— На то я и демон…или дьявол, называй как хочешь! — грозно ответил голос… — Ну, так что, ты согласен с моим условием? Ты хочешь жить?

— Я…я хочу жить! — хмуря лоб, нерешительно отвечал Джейсон, глядя на свой палец. — Но…я, правда, не смогу убивать…

— Тогда ты умрёшь! — воскликнул дьявол.

Свет снова резко потух. И тут же Мур почувствовал, как грудь его словно сдавило клещами, лицо надулось, поле чего он схватился за горло, чувствуя, что стал быстро задыхаться. Пот обильно выступил по всему телу, которое забилось в конвульсиях. Стало страшно. Перед глазами всё поплыло, и снова возникла тень демона. Красные глаза сверкнули из темноты, словно молнии.

— Я тебя не убью! — гневно провозгласил он. — Но, ускорю процесс ухода из жизни. А уж куда ты попадёшь, в рай, или ад, это мы там посмотрим…

— Сто, стой! — зашипел Джейсон. — Отпусти…

Демон ослабил свою железную хватку, и Мур упал на кровать. Он лежал, глядя в темноту, дрожа от страха и пытаясь восстановить дыхание. В голове звенело, и то и дело накатывала тошнота.

— Ну, что? — услышал он в своей голове всё тот же голос. — Ты хочешь жить? Убивать людей, это намного проще, чем ты думаешь. Эти люди ничего не значат для тебя…

— Да, но как я буду это делать? — воскликнул Джейсон, садясь на кровати. — Да. Я хочу жить…Я очень хочу жить. Но, я не убийца.

— Хорошо…Я исчезаю! — произнёс демон. — Я найду того, кто свою жизнь будет ставить выше чужой.

— Стой! — воскликнул Мур. — Подожди…Мне…мне надо подумать.

— Думай!

Загорелся свет. Находясь в какой-то прострации, Джейсон встал с кровати, увидал лежащую на полу бутылку с остатками виски, поднял её и допил прямо из горла двумя длинными глотками. Он задумался, чувствуя в себе разливающееся тепло, которое немного притупило его сознание. Да, ему очень хотелось жить. И в принципе, на чью-то чужую жизнь можно было и наплевать. Не мог же он, в конце концов, умереть в свои двадцать шесть лет. Ладно, он сам. А родители? Как они переживут его смерть? Он на миг представил реакцию матери и отца, когда они узнают о том, что их сын умер. Как меняются их лица, как хватается за сердце его мать, как бледнеет отец и рыдает сестра. И ещё, не менее, страшнее, ему стало после того, как он чётко, и подробно увидал себя в гробу, почерневшего и холодного. А далее, как черви едят его плоть, копошатся в нём, обгладывая тело до самых костей. И всё. Его больше нет в этом прекрасном мире. Словно и не было никогда.

Джейсон весь похолодев, на слабеющих ногах подошёл к окну, поставил на подоконник пустую бутылку и глянув на ночной Нью-Йорк, вдруг понял, что ни за что, просто так не расстанется с жизнью. Спина покрылась мурашками и липким потом. Страх, предательский и жестокий сковал все тело. Вспомнив, как демон появился перед ним, прямо из темноты, Джейсон снова, едва не потерял сознание. Но все же, нашел в себе силы, что бы повернуться.

— Я…я согласен! — еле выговори он, не слыша своего голоса.

— Я знал, что согласишься! — послышалось в ответ.

— Только я не знаю, как я буду это делать, — медленно произнёс Джейсон, глядя вниз, на улицу. — Я ни когда не убивал… людей.

— Это уже твои проблемы! — ответил демон.

— И…и когда надо будет убить первого? — нерешительно спросил Джейсон. — И где?

— Об этом я скажу тебе на днях! — произнёс леденящий душу голос. — Я назову адрес и имя. Ты будешь должен убить его в течение шести дней. И каждую свою жертву ты должен будешь убивать каждые шесть дней.

— А если меня поймают? — испуганно спросил Джейсон. — Меня посадят в тюрьму. А потом…потом на электрический стул.

— Не поймают! Я буду рядом. И сделаю так, что тебя никто не поймал. Но, ты и сам, всё тщательно будешь должен продумать и подготовить.

— Сколько человек я должен буду убить? Среди них есть женщины…дети?

— Об этом ты узнаешь…Джейсон! — ответил голос. — Сколько надо, столько ты и будешь убивать.

— А если мне придётся убивать всю свою жизнь?

— Нет. Всю свою жизнь ты убивать не будешь! Убьёшь определённое количество людей, и будешь жить дальше.

— И ты от меня отстанешь?

— Да. Ты будешь жить дальше, и болезни твоей больше не будет.

— Как я могу доверять…демону? — осторожно спросил Джейсон. Он резко повернулся и увидал в конце комнаты два горящих, красных глаза, смотрящих на него почти из-под самого потолка.

— А у тебя есть другой выход? — раздалось у него в голове. — Мне незачем тебя обманывать. Сделаешь своё дело и больше меня не увидишь…и не услышишь.

— Хорошо! А пока, что мне делать?

— Езжай завтра к себе на работу. И жди! За себя больше можешь не опасаться. Ты теперь здоров…

ГЛАВА 4

Лейтенант Харви Купер поднимался по высоким лестницам департамента полиции. Вид у него был не выспавшийся, о чём говорили тёмные круги под глазами. Да и сами глаза были мутно красные. Полгода назад жена родила ему двойню, мальчика и девочку. И по этой причине, жизнь его кардинально изменилась. Он стал плохо спать, так как дети, то один, то другой часто орали по ночам. А порой и вовсе, орали дуэтом. Купер из-за этого, стал раздражительным и нервным; приходилось помогать жене, которая за день так успевала вымотаться с детьми, что ночью часто была почти не в состоянии оторвать голову от подушки.

Он поднялся по ступеням здания, вошёл в фойе, здороваясь по дороге со своими сослуживцами, и быстро взбежал по лестнице на второй этаж. День уже начался. Департамент давно был наводнён полицейскими. Гул голосов доносился из закрытых кабинетов; где-то громкий, где-то тише. Кто-то кого-то отчитывал, слишком даже рьяно. Купер ухмыльнулся, и перепрыгивая через ступеньки, поднялся на третий этаж. Свернув направо, он дошёл до конца коридора, остановился перед дверью, на которой красовалась дощечка с надписью «Комиссар Оррел Прайс» и негромко постучал.

— Да! — донеслось оттуда.

Купер вошёл в хорошо обставленный кабинет, с большими и просторными окнами. Пол в кабинете был весь из дорогого паркета, возле стены слева, возвышались высокие, длинные шкафы из натурального дуба. Посреди комнаты стоял длиннющий стол из ясеня, с задвинутыми под него двумя рядами стульев. За столом, в удобном, кожаном кресле сидел сам комиссар полиции, Оррел Прайс, высокий, очень плотный мужчина пятидесяти четырёх лет, с редкими, седыми волосами, и проницательными, карими глазами. Пост свой он занимал уже второй год. И сидеть ему оставалось ещё почти полтора года, так как в Нью-Йорке комиссаров полиции переизбирали каждые три года, наверное, для того, что бы главный полицейский города не успел погрязнуть в коррупции. Комиссар сидел в белой, накрахмаленной рубашке; чёрный китель с позолоченными знаками отличия на лацканах и на плечах весел на стоявшей возле стены длинной, железной вешалке. Высокая, чёрная фуражка весела там же. Комиссар что-то писал, легка склонив голову над столом. При появлении лейтенанта Купера, Прайс кинул быстрый взгляд в его сторону, перестал писать, отложил в сторону ручку и выпрямился в своём кресле.

— Доброе утро, комиссар! — поздоровался Купер, остановившись в самом начале стола.

— Доброе утро, лейтенант! — голосом человека, знавшего, какое место он занимает, произнёс Прайс. — Проходи, присаживайся.

Купер подошёл ближе к комиссару, отодвинул один из стульев, и уселся в него, положив перед собой небольшую папку.

Комиссар Прайс взглянул на лейтенанта жёстким и непреклонным взглядом и спросил, не размениваясь на любезности:

— Что у тебя там по делу о расчлененных трупах? Мне уже несколько рас звонили сверху, и выказывали своё недовольство. Ты раскопал что-нибудь? Вчера мне так же звонил твой непосредственный начальник, капитан Джеймс Моррис, и сказал, что ты на ближайшие, две, три недели будешь заменять его, пока он в отъезде. Поэтому, давай, рассказывай, как у вас продвигаются дела.

Купер нервно погладил пальцами край папки, потёр небритую щеку и произнёс:

— Не знаю даже, что и сказать, комиссар! Мои люди тратят очень много времени на это весьма запутанное дело, но результатов, извините, почти никаких. Несколько дней назад, вы это знаете, было найдено тело Тодда Сименса, мужа Клер Сименс, последней из жертв, найденной в водохранилище Жаклин Онассис. Его застрелили. Убили из револьвера. Сейчас мы пытаемся выяснить всё, что касается жизни этой супружеской пары. Пока что, на данный момент, мы придерживаемся одной версии, что муж убитой наверняка попытался сам выяснить, куда пропала его жена. И может, по этой причине был убит сам. Кем, это мы и пытаемся выяснить. Так же как и пытаемся выяснить, чем занималась его жена, в нерабочее время, были ли у неё любовники и т.д.

— Меня не интересуют детали! — оборвал комиссар. — Мне нужно знать, кто убил всех этих людей.

— Мы стараемся! — ответил Купер, не отводя глаз от прожигающего взгляда комиссара. — Я и мои люди работаем. Обещаю, через две, три недели я приду к вам с докладом, в котором будут положительные результаты.

— Хорошо, лейтенант. Идите! — подумав, коротко повёл головой комиссар. И держите меня в курсе дела, — он протянул руку с авторучкой к календарю, лежащего перед ним и что-то записал в нём.

Купер вышел из кабинета и быстро направился к себе в отдел на шестой этаж. Он шёл и думал над своим обещанием. Не слишком ли он поторопился в своих словах. Две…три недели, это слишком кроткий срок. Но, рас он пообещал, то придётся рыть землю…Хотя, много что и кому он обещал.

За три дня до этого, он сам лично ездил на квартиру, где проживали супруги Сименс. Получив разрешение от прокурора вскрыть квартиру, он и два офицера из его отдела тщательно обыскали её, но ничего существенного не нашли. Ранее узнали то, что детей у Сименсов не было. Женщине было тридцать четыре года, мужчине тридцать восемь. Она работала в промышленном банке на улице Чамберс, её муж в образовательной школе, учителем средних классов, на улице Пайка. Машины на них зарегистрировано не было. Жили скромно. Большим минусом было то, что у Тодда Сименса при себе не нашли телефона. Про его жену, естественно и говорить не стоило. Лейтенант Купер, с помощником, полицейским Риком Брайнтом поехал в школу, а второго помошника, Спенсера Хилла он отправил в банк, что бы тот навёл справки об убитой Клер Симонс.

В школу они приехали во второй половине дня. Было почти два часа. Общеобразовательная школа, в четыре этажа, встретила их гробовой тишиной. Шли уроки. Началась вторая смена. Лейтенант Купер и Рик Брайнт оставили служебную машину возле входа, быстро поднялись по ступеням к дверям, вошли в фойе, увидали сидевшего на стуле охранника, и спросили у него, как им найти кабинет директора школы. Купер достал свой жетон, подумав при этом, глядя на охранника, что толку от него, в случае нападения не будет ни какого. Кроме резиновой палки, у того ничего не было.

Кабинет директора оказался на втором этаже. Полицейские поднялись по чистым ступеням, свернули на право, прошли несколько шагов, и остановились перед белой дверью, с чёрной надписью на золотистой дощечке, «директор». Купер постучался. Услышав: — Да, войдите, — лейтенант вошёл вместе с Брайнтом. В небольшом кабинете, за столом, перед компьютером, сидел мужчина средних лет, в очках. Кудрявая голова его торчала из-за монитора. Мужчина сидел, склонившись над клавишами. Его пальцы что-то быстро печатали. Тёмно зелёные шторы за спиной мужчины были почти полностью отодвинуты в стороны. В кабинете работал кондиционер, и было прохладно. Перестав печатать, мужчина поднял голову, и прищурившись, посмотрел на вошедших.

— Добрый день! — первым представился Купер.

Рик Брайнт поздоровался кивком головы.

— Здравствуйте! — произнёс мужчина за столом, разглядывая стоявших перед ним мужчин в штатском. — Вы, по какому вопросу ко мне?

Полицейские подошли ближе к столу. Купер показал жетон.

— Мы из департамента полиции. Из отдела убийств! Я лейтенант Купер, а это мой помощник Рик Брайнт. Вы, директор школы?

Мужчина кашлянул, изменившись в лице, и поднялся со своего кресла, отодвинув от себя клавиатуру. Он был высокого роста, с выпирающим из под рубашки животом. На вид не больше сорока лет, почти без седины в черных волосах. Серая рубашка его немного вспотела, не смотря на то, что в кабинете было прохладно. Наверняка он страдал сахарным диабетом.

— Да, — растерянно произнёс он. — Я Блэйк Вашингтон, директор этой школы. Что произошло? — он переводил взгляд с одного полицейского на другого. Серые, на выкате глаза были встревожены.

— Мы пришли по поводу работавшего у вас учителя по фамилии Тодд Сименс…

— О господи! — покачал головой директор. — Я почему-то так сразу и понял. Бедняга Тодд…

— Я понимаю, вы уже в курсе? — проговорил Купер, как бы ненароком разглядывая полки с книгами на стенах. Потом кинув быстрый взгляд на стол, снова перевел его на директора школы.

— Да. Читал в газетах! — ответил Вашингтон. — Да и в школе уже на следующий день стали расползаться слухи…Вы, кстати, присаживайтесь, — предложил он полицейским.

— Спасибо! — Купер, кивнул головой Брайнту, который стоял, сосредоточенно разглядывая длинные полки с книгами и тетрадями. Оба взяли по стулу, стоявших в ряд у стены, пододвинули их к столу и уселись, глядя на директора. Сам директор, по виду, обыкновенный, как чаще и бывают директора школ человек, правильно и добросовестно выполнявший свою работу, сел в своё кресло, отодвинул ещё дальше от себя в сторону клавиатуру и произнёс:

— Я слышал так же. — Вашингтон вдруг замешкался, — что…у него пропала жена. Тодд сам мне рассказывал. Он очень переживал из-за неё. Не мог работать. Скажите, а её…нашли?

Губы директора были поджаты. Глаза, за очками, не останавливаясь, постоянно бегали от одного полицейского к другому.

— Об этом мы пока не можем ничего сказать! — уклончиво ответил Купер. Сидевший рядом Брайнт достал блокнот с ручкой и начал вести записи. — Мы хотели вам задать вопросы относительно самого Тодда Сименса.

— Да, да. Конечно! — заёрзал в кресле директор. — Спрашивайте. Сейчас только, секундочку, — он снял очки, и оказалось, что один глаз у него едва заметно косит. Достав из кармана чистый, носовой платок, он живо протёр им очки и надел снова на лицо.

— Скажите, — начал Купер, — покосившись на Брайнта, и на блокнот в его руках, — Что за человек был, Тодд Сименс? Сколько лет он проработал у вас?

Директор школы подумал несколько секунд, глядя куда-то в сторону и произнёс:

— Ну, проработал он у нас почти восемь лет. Где работал до этого, не знаю. Не спрашивал никогда. Я сам тут, пятый год работаю. Тодд был скрытным человеком, не очень то общительный. Ничем так сказать, не отличался от других учителей. По его работе к нему претензий не было. Он ни с кем не конфликтовал. Был…умным человеком, очень начитанным…

— А жену его вы знали? — спросил Купер.

— Что? Жену? Нет! — покачал головой директор. — Видал несколько рас. Здоровался… но не более. Приятная, молодая женщина.

— Чем занимался в не рабочее время Тодд, вы тоже не знали? — предчувствуя заведомо ответ, спросил Купер. Но, всё же спросил, так, для галочки. Ответ был, как и предположил он, отрицательным.

— Нет! — снова покачал кучерявой головой Вашингтон. — Только работа и всё.

— Я бы хотел переговорить с учителями вашей школы, непосредственно с теми, с которыми Тедд Сименс часто общался. Если это конечно возможно.

— Ну, это будет несложно! — поднял брови директор школы, — Тэдд общался, можно сказать со всеми. И на собраниях и так. Правда, конечно, не дружил, но общался. Я завтра утром соберу в актовом зале всех учителей. Сможете приехать и опросить их.

— Был бы вам признателен! — улыбнулся Купер, — Но, лучше это сделать вечером. И ещё. Интриг…я имею в виду, любовных, не могло быть у Тодда?

— Нет, что вы! — отмахнулся рукой директор, — Я же говорю, он был тихоней, и очень, скрытным.

— Значит, говорите, особо ни с кем не дружил? — Купер понял интуитивно, что тут ему ловить нечего.

Рик Брайнт захлопнул блокнот, зная, что дальнейшего разговора не будет. Лейтенант и правда, поднялся, спросив напоследок:

— Скажите, а не было у Тодда Сименса с кем-нибудь ссоры? Может с кем-нибудь из преподавателей разругался?

— Что вы, нет! — махнул рукой директор, подымаясь кресла, что бы пойти проводить полицейских. — Он ни такой был человек. Слишком добрый и даже можно сказать, мягкий.

— Ясно! — Купер направился с Брайнтом к двери.

Уже возле машины он остановился и достал сотовый, глядя как Брайнт садится за руль.

— Завтра утром приедешь в школу, и хорошенько опросишь тех учителей, с кем непосредственно общался Тодд Сименс, — сказал Купер.

— Хорошо, лейтенант! — ответил Брайнт, пристегивая ремень.

Набрав номер, Купер позвонил второму помощнику, Спенсеру Хиллу. Отойдя в сторону, он о чём-то долго с ним разговаривал. Потом сел на переднее пассажирское сидение.

— Ну, что там? — спросил Брайнт. — Вы звонили Спенсеру?

— Да! — задумчиво ответил Купер.

— И что у него?

— Да ничего особенного! Он был в банке. Опросил некоторых служащих, включая самого директора банка.

— Узнал что-нибудь?

— Сказал, что ничего. Клер Симонс под стать своему мужу, была тихоней. Проработала в банке пять лет. Была общительная, ни с кем не сорилась. Как она проводила время вне работы, никто не знает, так как близких друзей в коллективе не имела.

— Как правило, тихони бывают самыми опасными и непредсказуемыми людьми! — сказал Брайнт, заводя машину. — Ну, что, куда едем? Может опросить соседей четы Симонс?

— Так вы же со Спенсером опросили там всех?

— Нет, ещё две квартиры были закрыты…Мы ездили пару рас. Никого не застали.

— Люди наверняка работают днём. Вы же обходили квартиры днём?

— Да!

— Ясно! Ладно, я вечером сам съезжую туда. Назови ка мне номера квартир.

Брайнт порылся в своём блокноте, и назвал номера.

— Поехали в отделение! — сказал Купер, несколько рас повторив про себя названные Брайнтом цифры, — Надо будет ещё съездить к родителям погибших.

— Чувствую, что дело у нас будет очень запутанное! — произнёс Брайнт, выезжая на главную дорогу и выписываясь в общий поток машин.

— Да, пожалуй, соглашусь с тобой, — ответил лейтенант, глядя в окно, — не зацепок, ни чего.

— Мне кажется, надо хорошенько взяться за самого Тодда Сименса! — сказал вдруг Брайнт. — Может, в городе завёлся маньяк. И жена Сименса стала жертвой этого маньяка. Так же как и те двое, личность которых мы так и не смогли установить.

— Я тоже об этом подумал! — проговорил Купер. — Может, в городе завёлся серийный убийца. — И кто знает, может на него как-то вышел муж Клер Сименс. Хотя, ведь его мог убить кто-то совсем другой. Это не обязательно должен был быть маньяк.

— Да, тоже верно. Это могло быть просто совпадение! — сказал Брайнт. — Нашли тела обоих далеко и от их работы и от места проживания.

— Надо будет всё-таки хорошенько покопаться, и узнать всё про Тодда Сименса. С него и начнём.

Вскоре они подъехали к департаменту полиции. В отделе, где стояло три стола, большой шкаф с делами и всякими наваленными в них бумагами, их обоих уже ждали Спенсер Хилл, среднего роста, худощавый брюнет, и сержант Алрой Пэрри, двадцатисемилетний, молодой человек, засидевшийся в сержантах. Алрой был очень смекалистым полицейским, с очень развитой интуицией. Лейтенант Купер с ним поздоровался первым. Потом протянув руку Спенсеру Хиллу спросил:

— Ну, что, ничего дополнительного не узнал о Клэр Сименс?

— Да нет, лейтенант. Всё, как я и доложил вам по телефону. Одна подруга у неё была, но год назад она улетела в другой город. Там и живёт. Что, узнать её телефон?

— Нет. Не стоит! — махнул рукой Купер, проходя к своему столу. — Она нам пока не нужна. Вот что. Вы, оба, — обратился лейтенант к своим помощникам, Хиллу и Брайнту, — Завтра поедете к родителям убитых. Понимаю, смотреть на их слёзы не очень приятно. Но, тем не менее, хорошенько разузнайте всё о супругах. Может, они в разговорах с родителями, кого-то упоминали, о ком-то рассказывали, ну и т.д.

— Хорошо, лейтенант! — ответил Хилл.

— А мы с сержантом Пэрри сами займёмся Тоддом Сименсом. Мы съездим в школу и опросим учителей. Вдруг, кто-то что-то всё-таки слышал, или видел. А пока ты, Алрой, — задумчиво произнёс Купер, — сделай ка детализацию всех входящих и выходящих звонков супругов, ну…хотя бы за ближайшие два месяца.

— Хорошо! — кивнул головой Пэрри. — Я сегодня же займусь этим.

Зазвонил телефон. Купер взглянул на сотовый, закатил недовольно кверху глаза, и поднёс телефон к уху.

— Да, дорогая! Я на работе…Что? Прямо сейчас? Господи. Ну, хорошо. Еду.

Купер кинул раздражённый взгляд на своих сотрудников.

— Извините, парни. Я ненадолго отлучусь.

Лейтенант сжал от злости зубы, засунул телефон в карман и вышел из кабинета.

ГЛАВА 5

Начальник встретил его недовольным взглядом, как только он вошёл в его кабинет. Но Джейсон находился, словно в другом измерении, ничего не замечая вокруг. Он хоть и стал чувствовать себя намного лучше, грудь больше не болела, его не тошнило, все симптомы болезни пропали, но теперь, всё для него стало каким-то иным. И сам он стал отрешенным ото всего и ото всех. Когда он зашёл в офис его друг Палмер окликнул его, но Джейсон лишь вяло улыбнулся и махнув рукой, отправился прямиком к шефу. Ему казалось, что он попал снова в армию, в которой отслужил шесть лет назад. И теперь, как и тогда, в армии, когда он проходил первые свои учения, и им дали тяжёлое задание, он снова в полной мере ощутил эти переживания и волнения. Но, только намного эмоциональнее на этот рас было всё, и тяжелее. На кону стояла его жизнь. И стрелять предстояло в самом недалёком будущем не по мишеням, а в людей. И надо было ещё пойти купить пистолет. Правда, из пистолета он никогда не стрелял, но, ничего в этом сложного, как он думал, не было. Сложнее будет убивать! От одной этой мысли Джейсона начинала бить дрожь, и к горлу подступила тошнота. Он даже не слышал, как шеф выказывал своё недовольство тем, что он на несколько дней пропал, никого не предупредив. Словно в тумане, Мур вышел из кабинета, пробормотав какую-то ерунду в своё оправдание.

Офис, в котором работал Джейсон, на Лексингтон-Авеню, располагался на двенадцатом этаже одного из многочисленных небоскрёбов Нью-Йорка. Это было не очень большое помещение, с двумя рядами столиков, на которых стояли компьютеры и лежали бумаги. На больших окнах весели старые, серые шторы. Постоянно работал кондиционер. Шесть мужчин и четыре женщины, все кто, чем были заняты; кто вёл переговоры с клиентами, кто писал что-то на листках. В самом конце помещения находился кабинет шефа Тедди Робинсона.

Джейсон вышел, даже не запомнив, сказал ли слово «извините, сэр». Он подошёл к своему столу и сел на стул, постоянно думая о предстоящем убийстве. Прямо перед ним, за соседним столиком сидел его друг, Палмер Уильямс. Справа от Джейсона сидели его товарищи. Но, все были заняты своим делом. И на него никто не обращал внимание.

— Ты как? — повернулся к нему Палмер в пол борота. — Ты вроде как сказал, что бы я к тебе зашёл сегодня вечером. Что, передумал и решил выйти на работу?

Джейсон сидел и застывшим взглядом смотрел на пустой монитор. Он в этот момент вспоминал, где поблизости находится оружейный магазин, и какое оружие ему стоит купить.

–Что? — переспросил он Палмера, нагнувшись, что бы включить компьютер.

— Ты что, оглох? — удивился Палмер. — Я спросил, ты что, решил сегодня выйти на работу?

— А? Да! — автоматически ответил Джейсон. — Я решил сегодня поработать.

Палмер смотрел на отрешённый вид Джейсона, и ему вдруг показалось, что перед ним сидит совершенно другой человек. Может это ему и правда, показалось, но его друг как будто стал лет на десять старше. Он сильно похудел, глаза ввалились, и взгляд был напряжённый, как у человека, на которого неожиданно навалилась куча проблем. Это немного насторожило Палмера, который был человеком очень наблюдательным.

— Что с тобой произошло? — полностью развернувшись и пододвинув стул ближе, спросил он. — У тебя всё нормально? Ты себя видел в зеркале?

Джейсон взглянул на Палмера как на прозрачное стекло, и увидав, что компьютер загрузился, стал набирать адрес ближайшего магазина по продаже оружия.

— А что у меня не так с лицом? — спросил он как можно более спокойным тоном.

— Ты за эти три дня сбросил, наверное, килограмм пять. Сам что, не чувствуешь?

— Н…нет! — глядя в монитор, отвечал Джейсон, найдя, наконец, нужный адрес, и быстро записывая его в его телефон. — По-моему со мной всё нормально, — он кинул быстрый взгляд на друга. — А что, правда, я так сильно изменился?

— У тебя больной вид! — констатировал Палмер.

— Да. Я не очень себя хорошо чувствовал! — признался Джейсон. — Но, сейчас стало намного лучше. Знаешь, давай попозже поговорим. Мне надо поработать. Хорошо?

— Ну, как скажешь! — скривил рот Палмер. — Хорошо.

И он отвернулся, в то время как Джейсон сидел и думал, как ему купить оружие, чтобы не проходить регистрацию, и не писать заявление в полицию о том, что он хочет приобрести оружие. Как назло, у него не было знакомых, что бы достать какой-нибудь незарегистрированный ствол. Поэтому, можно было лишь рискнуть, зайти в магазин, и спросить напрямую у продавца, не сможет ли тот продать ему что-нибудь, так сказать из-под полы. Он слышал как-то, что такие случаи бывают, что в каких то, определённых магазинах продают контрабандный товар. Знать бы только где. Знакомых у него для таких целей не было. Подумав, Джейсон нашёл на всякий случай, ещё один адрес, на окраине Нью-Йорка, и решил, что если не получится купить в одном, то поедет в другой магазин. « Ничего, я думаю, не случится, если я так вот, прямо спрошу, смогут мне продать какой-нибудь недорогой, неучтённый пистолет. За это меня вряд ли арестуют, — подумал он».

Джейсон еле досидел до четырёх часов, за всё это время, так и не пообщавшись с Палмером. После четырёх, не получив ни одного звонка от клиентов, он пошёл к шефу, и сославшись на плохое самочувствие, попросил, что бы его отпустили. Робинсон посмотрел на измученное лицо своего подопечного и молча, недовольно кивнул головой. Джейсон вернулся к своему столу, выключил компьютер, и кинув взгляд на Палмера, подмигнул невесело, сказав:

— Я пошёл. Отдохну. Снова не очень хорошо себя чувствую. Ты если что, звони!

И Джейсон быстро направился к выходу. Спустившись по лифту вниз, он вышел на залитую июльским солнцем улицу, сразу же вдохнув в себя жаркий, пропитанный выхлопными газами воздух. Город как всегда шумел, накалялся перед надвигающимся час пиком. Джейсон глянул по сторонам, прикидывая в голове, как ему быстрее добраться до магазина. С собой у него было полторы тысячи долларов. Ничтожная сумма, по сравнению с его жизнью. Интересно, что сейчас делает демон? Наблюдает за ним, или нет? И когда появится снова, назвав первую…жертву. От этих мыслей Джейсону стало не по себе. Где-то в животе кольнуло. Покачав головой, он попытался отогнать от себя эти мысли, и подумав, решил, что не будет зря тратить время на пешую прогулку, или на поездку в метро. Он поймал такси, и назвал адрес. Таксист, включил счётчик, и жёлтый «форд» быстро рванул с места. Машина виляла по запруженным улочкам Нью-Йорка, где небоскрёбы были понатыканы так тесно, что из окна любого из них можно было свободно наблюдать за тем, что происходит в доме напротив.

Через двадцать минут машина остановилась на Юнион-Стрит. Джейсон расплатился, и вышел. Прямо перед ним красовалась вывеска «Оружейный магазин». Сам магазин расположился в одном из новых многоэтажных домов, расположенных вдоль всей улицы. К большому окну магазина был прикреплён плакат с фотографией ковбоя в шляпе, с широкой, Голливудской улыбкой, державшего в руках два серебристых кольта.

У Джейсона задрожали колени, когда он подошёл к входу. Он всунул руку в карман, проверил, на месте ли деньги, выдохнул воздух и решительно зашёл в магазин. Он всегда признавался себе, что, как и любой мужчина, любит оружие. И хотел бы иметь дома на всякий случай какой-нибудь небольшой револьвер. И вот, мечта его сбылась. Но, правда, совсем не при тех обстоятельствах, при каких хотелось бы. Он вошёл в магазин и остановился, глядя по сторонам, на витрины и стены, на которых в огромном количестве лежало и весело оружие; пистолеты, винтовки, автоматы, ружья. Джейсон, открыв рот, смотрел на огромный арсенал. За прилавком стоял высокий мужчина в красной, клетчатой рубашке, и с любопытством глядел на появившегося клиента. Кроме Джейсона, в магазине никого не было. Он подошёл к одному из прилавков и заглянул в витрину, где лежала дюжина, разного вида пистолетов. Джейсон замер. Глаза разбегались от такой красоты. Оружие излучало силу и власть. Не нужно было иметь сильных кулаков. Стоило лишь купить один из этих внушающих страх пистолетов, и можно было никого не бояться. Бояться будут его.

— Добрый день! — поздоровался продавец, изучающе глядя на Джейсона.

— Здравствуйте! — ответил Мур, не отрывая взгляда от прилавка.

Мужчина подошёл ближе, и выжидающе уставился на покупателя, который перевёл свой взгляд на стенд со снайперскими винтовками. У него разбегались глаза.

— Помочь? — не выдержал продавец. — Что хотите прикупить?

— Даже и не знаю! — замешкался Джейсон, двигаясь дальше вдоль прилавка. — Я бы хотел купить пистолет, не очень дорогой, но, хороший. Что бы убойная сила была приличная.

— Я вас понял, молодой человек! — понимающе кивнул головой продавец. — У нас часто заходят ребята вроде вас, для того, что бы купить что-нибудь в качестве самообороны.

— И…и что чаще всего покупают? — растерянно спросил Джейсон, вытирая с лица пот.

Продавец выложил на прилавок три разных пистолета, чёрных и внушительных.

— Вот! Это-Глок-43, Тауруз-Джи 2с, и Зиг Зауер п320. Это самые брендовые модели.

Джейсон, словно завороженный смотрел на воронённые пистолеты.

— А можно взять в руки? — спросил он.

— Да, конечно! — усмехнулся продавец. — Вы же покупатель.

Прикусив губу, Джейсон взял по очереди каждый из пистолетов, взвесил их в руке, тщательно осмотрел, прицелился, отведя в сторону.

— Что в первый рас имеете дело с оружием? — спросил мужчина.

— Именно с пистолетами, да! — Мур положил все три пистолета перед собой на прилавок, любовно разглядывая их. — В армии я имел дело только с автоматом. И то, несколько рас.

— Ну, тут ничего сложного нет! — сказал продавец. — Я вам покажу…

— Скажите, а какой из них лучше?

Мужчина в клетчатой рубашке почесал задумчиво затылок.

— Ну-у-у…откровенно говоря, берут все одинаково. Но, вот этот, я считаю, самый лучший, — продавец взял один из пистолетов, по случайности, именно тот, который больше всего понравился Джейсону, — Это Зиг Зауер. Модель 2014 года. Хорошо пользуется спросом, как у гражданских так и в армии США. Пули, девять миллиметров. В обойме семнадцать патронов. Мощная штука, скажу я вам.

— И сколько он стоит?

— Именно эта модель стоит пятьсот пятьдесят долларов. Есть и дешевле. Но в них и магазины менее вместительные.

— Нет! — отрезал Джейсон. — Мне нужен именно такой.

— Ну и отлично! — похвалил мужчина. — Что, будете брать? У вас, надеюсь, справка из полиции имеется?

— Знаете… — замялся неожиданно Джейсон. — В том то и дело, что у меня, как бы сказать…проблема с этим.

— А. Понимаю! — разочарованно скорчил гримасу продавец, сверля глазами Мура. — Справки у вас нет. Ясно, — он посмотрел на пистолеты, и принялся их убирать с прилавка. — Извините, тогда, — мужчина пожал плечами, — Но в таком случае, помочь вам ничем не могу. Мне не нужны проблемы с полицией.

— Да, да. Я понимаю! — побледнев, произнёс Джейсон. Он боялся, что продавец сейчас начнёт его пугать полицией. Но тот упёрся руками об стеклянную витрину прилавка, не сводя с него испытующих глаз. — Скажите, поколебавшись секунду, вымолвил Джейсон, — Ну…а может у вас есть такой же пистолет, но только…не с витрины, — настороженные глаза Джейсона буравили продавца. А сам продавец, казалось, прощупывал своего напряжённого покупателя. Наверное, он решал в этот момент, стоит ли помогать Джейсону, или не стоит. Наконец, после некоторых раздумий, решив, что тот вроде не похож на переодетого копа, произнёс:

— Хорошо! Я вам помогу. Я дам вам адрес другого магазина. Вы поедете туда, и там решат вашу проблему. Хорошо?

— Да! — закивал головой Мур. — Спасибо вам большое!

— Продавца зовут Джек! Скажешь, что ты от меня…от Уилсона. Впрочем, я ему сейчас ещё сам позвоню. Он тебе продаст то, что ты хочешь. Цена тебя устраивает? Деньги у тебя есть?

— Да, да. Конечно, есть! — закивал головой Джейсон.

— Ну, вот и отлично! — продавец еще рас внимательно посмотрел на Джейсона прошёл к кассе, достал кусок бумаги, и начеркав на нём адрес, протянул его покупателю. — Вот, держи…

Мур взял бумажку, прочёл адрес. Ехать надо было на Франклин-стрит.

— Ещё рас, огромное спасибо! — сказал он, засовывая клочок бумаги в карман, и быстро направляясь к выходу.

— Да не за что! — поднял понимающе бровь продавец…

Такси остановилось перед четырёхэтажным, красным зданием. На первом этаже, не очень приметный, находился оружейный магазин. Жёлтая вывеска, с красной надписью на ней, была едва заметной, рядом с другими, яркими, в огнях рекламными стендами, которые облепили все соседние дома. Джейсон открыл стеклянную дверь, над которой весел небольшой колокольчик, сразу же возвестивший о его приходе. Внутри, магазин оказавшимся пустым в это время, был намного меньше предыдущего. Оружия тоже было меньше. За стеклянным прилавком стоял среднего роста, худой мужчина, в чёрной майке, весь татуированный с ног до головы. Длинный, чёрный волос был стянут за головой резинкой. Холодные, серые глаза продавца, слегка прищурившись, вопросительно и с подозрением уставились на Джейсона, который сразу же подошёл к нему.

— Добрый день! — поздоровался Джейсон.

— Добрый, добрый! — с лёгкой иронией ответил продавец, — Что-нибудь хотели, молодой человек?

— Да, хотел! — кинув взгляд на оружие, висевшее на стене, за спиной продавца, проговорил Джейсон. — Вам должны были позвонить по поводу пистолета…

— А, да, да. Это ты, значит, от Уилсона?

— Да.

— Отлично! — мужчина, повернувшись, посмотрел на стену, — Тебе нужен, — он повёл пальцем по ряду с пистолетами…

— Зиг Зауер! — сказал Джейсон, указав на оружие, находившееся чуть левее продавца, — вот он…

— Ага, понял! Я сейчас… — и мужчина быстро исчез в подсобном помещении. Через минуту он вернулся, держа в руках две коробки, разные по размерам. Он положил их на прилавок, перед Джейсоном. Большую коробку открыл сразу, и достал оттуда знакомый Муру пистолет.

— Держи!

Джейсон взял в руки оружие, и тут же почувствовал, как что-то напоминающее эйфорию охватило всё его тело. В том, первом магазине этого он не ощутил. Да. Оружие, и правда, наделяло, того, у кого оно было, силой и уверенностью в себе. С ним можно было ничего не бояться…и никого. Мужчина за прилавком заметил блеск, появившийся в глазах Джейсона.

–Чувствуешь себя настоящим мужиком, с такой игрушкой, да? — бросил он, улыбнувшись.

— Д…да! — не скрывая своего восторга, проговорил Джейсон, со всех сторон оглядывая оружие, — Вещь, что и говорить, классная! И почём?

— Шестьсот!

— Шестьсот? А в том магазине продавали за пятьсот пятьдесят.

— Ну-у-у…ладно, — секунду поколебавшись, махнул рукой хитрый продавец, — Бери за пятьсот пятьдесят.

— Спасибо! — Джейсон взглянул на вторую коробку. — Там патроны?

— Да! Сколько будешь брать?

— Не знаю даже, — задумался Джейсон, — Думаю, патронов сто, сто пятьдесят. Хватит, как думаете?

— Думаю, вполне! — ответил мужчина, открывая коробку, и вытаскивая из неё три коробки поменьше. — Вот, держи! И ещё, вот, две запасные обоймы. Естественно за отдельную плату.

— А какая в них ёмкость? — спросил Джейсон, бери в руки одну из обойм.

— Эти обоймы на семнадцать патронов. Тебе ведь такие, нужны?

— Да. Именно такие.

И тут в голову Джейсона пришла мысль.

— Скажите…а глушитель к нему есть?

— Хм, — усмехнулся продавец, — Я почему-то ожидал от тебя этого вопроса. Есть. Сейчас принесу.

Он снова исчез на пару минут, а вернувшись, протянул Джейсону чёрный, небольшой глушитель, кинув при этом взгляд на дверь.

— Только убери его сразу в карман. Впрочем, стой. Я тебе его аккуратно упакую вместе с пистолетом. Только смотри, не светись со всем эти на улице. Понял? Лучше сразу садись в такси и езжай домой.

— Да, хорошо! И вот ещё пару вопросов к вам.

— Слушаю!

— Вы мне покажете, как пользоваться им? Я в смысле разобрать…Просто, я ни разу не имел дело с таким видом оружия.

— Да без проблем! — ответил продавец, забирая пистолет у Мура. — Смотри сюда. Ничего сложного…

— И ещё вопрос, — не отрывая взгляда от ловких рук любителя татуировок, произнёс Джейсон, — На сколько выстрелов хватит глушителя?

— На много, можешь не переживать! Выстрелов на сто, и даже больше. Смотри не отвлекайся.

— Да, да. Я смотрю. Я почти уже запомнил.

Джейсон увидал, что ничего сложного в том, что бы разобрать и собрать пистолет, не было. Намного даже быстрее и проще, чем разобрать автомат. Он глядел, как мужчина быстро, привычными движениями, наверное, в миллионный рас демонстративно разобрал и собрал пистолет.

— Всё понял? Повтори.

Джейсон с легкостью сделал то же самое, что и продавец.

— Молодец! Я же говорил, ничего сложного. А поупражняться в стрельбе сможешь где-нибудь за городом. Давай, я тебе всё это упакую…И с тебя за всё восемьсот пятьдесят долларов. И желательно, наличными…

Место для тренировки он нашёл у реки Хакенсак, до которой он добрался на электричке, за полчаса. От остановки он брёл ещё целый час, пока, наконец, не отыскал подходящее место, в небольшой рощице, глухой и безлюдной. Оружие, без глушителя, он привёз в рюкзаке, который закинул себе за спину. Вряд ли кто-то заподозрит в нём человека, решившего поупражняться в стрельбе из пистолета. На всякий случай, Джейсон накидал поверх коробки разного тряпья, и с видом праздного гуляки, в воскресенье отправился за город. Его друг Палмер, так и не пришёл к нему после работы, лишь позвонив, и сказав, что у него неотложные дела. Оно, наверное, было и к лучшему. Джейсону было не до кого сейчас. Он весь был занят мыслями о предстоящем…убийстве. Он сидел в электричке, глядел в окно и понимал, насколько прекрасна жизнь, особенно когда ты молод и у тебя столько планов. И чего стоит чья-то жизнь, в сравнении с его жизнью? Ничего. Он переживёт это. Бог даст…нет, дьявол даст…и он будет жить дальше! Он всё думал, гадал, глядя на мелькавшие машины, пытавшиеся обогнать электричку, кто те, кого ему придётся убить? Может, какие-нибудь ублюдки, которых дьявол решить прибрать к своим рукам? А вдруг, просто, обыкновенные люди, по коварному плану демона, вынужденные в скором будущем распрощаться со своей жизнью?! Джейсон попытался отвлечься и взять себя в руки, обозвав себя слюнтяем. И приказал себе больше не думать о тех, кто для него в его жизни абсолютно ничего не значил.

Мишенями, он поставил три, пустые банки из-под пива, которые прихватил из дома. Их он поставил на поваленный ствол дерева, и отойдя на тридцать метров, первым делом осмотрелся, нет ли кого по близости. Высоко, в чистом небе, над деревьями носились птицы, спугнутые его появлением. Они, да Джейсон были единственными живыми существами в этой тихой, безлюдной рощице. Молодой человек с подозрением, взглядом, заглянул за каждое дерево, и только потом, попробовал оружие в своей руке. Пистолет был, как он ещё заметил там, в магазине, достаточно лёгкий и удобный. Держать его было вдвойне приятнее, зная, что в нём полная обойма патронов. Для стрельбы он взял с собой все три обоймы. Это пятьдесят одна пуля. Их-то он и расстреляет сегодня. А остальные оставит для дела. Ещё рас, кинув быстрый взгляд по сторонам, Джейсон занял позицию, пару секунд целился, а потом плавно, как его учили в армии, нажал на спусковой крючок. Выстрел был не очень громкий, эхо утонуло между деревьев. Пуля ушла влево, царапнув ствол дерева, на котором стояли банки. Следующая пуля пролетела в сантиметре от цели. Зато последующие пули уже стали сбивать банки одну за другой через раз. Да. Пистолет был что надо. Джейсон подходил к дереву, ставил банки на место, отходил назад, увеличивая расстояние, и снова стрелял. За час, он расстрелял все патроны. Но и этого короткого урока ему было достаточно. Он же не собирался упражняться в снайперском искусстве. Главное, он хорошо прочувствовал пистолет, и выстрелит, как ему тогда казалось не задумываясь. Для него его жизнь, дороже всего на свете.

ГЛАВА 6

Лейтенант Купер стоял у окна и задумчиво смотрел вниз, на улицу. Глаза его застыли на сером покрытии асфальта, ничего не видя перед собой. Опять этой ночью он плохо спал. А точнее, вообще почти не спал. У сына начали резаться зубы, и он постоянно плакал. Из-за этого не спала и дочь, у которой на следующую ночь тоже стали резаться зубки. Купер уходил в зал, но это не спасало. Ребёнок слишком громко орал, и это истощало нервы. В результате, он приехал на работу, злой и не выспавшийся. Пришлось на пару часов лечь и соснуть прямо у себя в кабинете, на кушетке. Для этого он и притащился пораньше.

Помощники Хилл и Брайнт уехали на вызов. У женщины угнали машину. Теперь им придётся заняться этим «важным» делом. Угон, дело обычное. Такое происходит почти каждый день. Но, машину быстро нашли. И в салоне лежал труп какого-то молодого наркомана. Перед этим, полицейские навестили родителей убитых супругов Сименсов. Но те ничего дельного сообщить им не смогли. Да и до этого ли им было сейчас. Они только похоронили своих детей…

Раздался стук в дверь. Вошёл Алрой Пэрри. У лейтенанта был свой, небольшой кабинет. В нём стоял стол, небольшой шкаф, и кушетка. У стены два стула.

— Добрый день, лейтенант! — поздоровался сержант Пэрри.

— Добрый день! — повернулся Купер. — Что скажешь?

— Я три часа назад получил полную детализацию звонков супругов Сименсов, — произнёс Пэрри, закрывая за собою дверь, и ощущая приятную прохладу. В окне начальника торчал небольшой кондиционер, мощности которого хватало с лихвой, для того, что бы холодить кабинет.

— Да? И что там? — Купер привстал, взял из рук помощника несколько листков бумаги, принялся их просматривать.

Сержант обошёл стол, и немного склонившись над Купером, сказал:

— Мы проверили большую часть звонков. Ребята сейчас пробивают оставшиеся. И пока я исключил восемьдесят процентов и у неё и у него. Потому что, вызовы повторяются часто, входящие и выходящие. Это звонки на рабочие телефоны или телефоны родителей. Сименсы мало с кем общались. Но, вот последний телефон есть в вызовах у обоих супругов. При чём, на этот номер Клер начала звонить за две недели до своей смерти. Звонила часто. И в последний день, она звонила на этот номер буквально за два часа…до своей смерти.

— Даже так? — оживился Купер. — Это уже интересно.

— Дальше, ещё интереснее! — возбуждённо произнёс Пэрри. — Незадолго до своей смерти, Тодд Сименс тоже звонил именно на этот номер. А после этого, через час был убит. Тело его нашли в мусорном баке, как вы сами знаете, лейтенант.

— Ну да. Ещё бы мне не знать, — усмехнулся Купер, — Я сам ездил на место преступления…

— Я пробил телефон! — произнёс Пэрри.

— Уверен, что телефон числится за каким-нибудь пенсионером, — хмыкнул лейтенант, разглядывая цифры на листках.

Пэрри удивлённо дёрнул головой, скривив губы.

— Откуда вам сэр, это известно?

— Да это и так понятно! — глянул снизу вверх на сержанта Купер, — преступники всегда так делают. Оформляют телефон на какого-нибудь старика за десять долларов, который вскоре умирает. Или на бомжа. И пользуются им до тех пор, пока он им будет нужен. Потом выкидывают. Уверен, что этим номером перестали пользоваться, сразу же, в тот же день, как был убит Тодд Сименс.

— Да. Именно так! — кивнул головой Пэрри. — Странно, что его не выкинули ещё тогда, когда была убита жена Сименса.

— Да, согласен. Это странно. Но, кто знает, что в голове у преступника?! Может, он забыл про него просто на просто. Ты говоришь, почти все номера проверил?

— Да! — ответил Пэрри. — Но здесь есть ещё пару номеров. По ним звонила Клер Сименс. Но звонила очень давно. Месяца полтора назад. Вот, видите дату?

— Кому звонила Клер Сименс, узнал? — спросил Купер, внимательно разглядывая номера.

— Нет. Я же говорил, ребята сейчас этим занимаются.

— Ну, так узнай поскорее! — сказал лейтенант, вставая со стула. — Вдруг, эти звонки имеют непосредственное отношение к делу.

— Хорошо, сэр! — коротко кивнул головой Пэрри. — Я сейчас этим и займусь. Посмотрю, может уже узнали адреса.

— Давай! А я пока отлучусь ненадолго. Ты знаешь что. Заодно пробей хозяев этих квартир, соседей Сименсов. Я заезжал вчера. Их опять не было. Давай. Если что, я буду на связи. Узнаешь, чьи это номера, сразу позвони мне. Понял?

— Да! — сержант взял со стола Купера листы с телефонами и вышел из кабинета.

Лейтенант дождался, когда сержант уйдёт, минуту постоял, о чём-то размышляя, и после, схватив со стола свой телефон, вышел следом. Он спустился на улицу, огляделся по сторонам и заметив на соседней улице кафе направился прямиком туда. Купер нашёл свободный столик у окна, и сел за него, решив придаться раздумьям и попить кофе. Ему в этот день ни хотелось работать. Напала ужасная лень, и с этим он ничего не мог поделать. Бывали дни, когда абсолютно не хотелось работать. Хотелось просто сидеть и наслаждаться тишиной. Даже домой не тянуло. Он был недоволен тем, что его молодая жена родила ему двойню. Он любил детей, но на двоих он как-то не рассчитывал. Да и вообще, семейная жизнь получилась не такой, какой он себе её представлял. Ну, да ладно.

Напротив него встала молоденькая официантка, с блокнотом и ручкой.

— Добрый день! Что будете заказывать? — оскалилась девушка натянутой улыбкой.

Купер поднял голову, взглянул ей в глаза и увидал в них пустоту и полное отсутствие интеллекта. «И, таких как она, у нас процентов восемьдесят, — с сожалением подумал он».

— Принесите мне просто чашку кофе! — отвернувшись, спокойно произнёс он.

— И всё? — недовольно спросила официантка.

— Да. И всё, — Купер смотрел через широкое, во всю стену окно, на противоположную улицу, где располагалось здание департамента полиции. Он услышал, как ушла девушка, повернулся и глянул ей в спину. Стройная, но походка грубая, как и её интеллект. Через десять минут ему принесли кофе. Зал был пуст. В это время посетителей почти никогда не было. И Купер удивился тому, что кофе так долго готовили. Но, девушка ушла. И поэтому выказывать своё недовольство было уже поздно. Купер медленно пил кофе, который ему очень понравился. Хоть ему долго несли напиток, тем не менее, кофе был изумительный. Почему-то он здесь всегда редко бывал!? Какая-то мысль вдруг пришла ему в голову. Он взял со стола телефон, и хотел было набрать чей-то номер. Но, телефон вдруг зазвонил сам. Звонил сержант Пэрри. Купер недовольно поднял правую бровь. Потом подумав, ответил на звонок.

— Да, сержант! Слушаю тебя.

— Я узнал, кому принадлежит еще один из двух телефонов, который был в детализации звонков покойной Клер Симонс, — радостно возвестил Пэрри.

— Чей? — напрягся Купер.

— Его фамилия Балдер Росс. Бизнесмен. Занимается ловлей рыбы. У него Два своих рыболовных судна. Живёт в Нью-Йорке. Очень богатый делец.

— И наверняка влиятельный! — сказал лейтенант. — Молодец, Алрой. Может это любовник Клер Сименс. А где он сейчас? Ты его адрес узнал?

— Конечно! Но, его уже несколько дней нет в городе.

— А где он, не узнал? — допивая кофе, спросил Купер.

— Я звонил в его контору. Она находится в Бронксе. А два его рыболовецких судна, кстати, швартуются на западе нижнего Манхеттена. В конторе сказали, что Балдер Росс, вместе с семьёй на три недели уплыл в круиз. Так что, его можно пока исключить из потенциальных убийц.

— Ясно!

— Что, пока звонить ему не стоит?

— Нет! Пусть вернётся с отпуска, и тогда уже позвоним. Хотя, что-то мне подсказывает, что толку от этого не будет. Точное число, когда он вернется, не сказали?

— Нет. Приезжает в конце месяца, — ответил сержант, — Как только он вернется, мы его навестим.

— А что у тебя по поводу второго телефона?

— До него я пока ещё не добрался! Но, скоро буду знать.

— Перезвонишь тогда, — сказал Купер, глядя через окно, как от департамента полиции отъезжает машина комиссара Оррела Прайса.

— Я перезвоню в самое ближайшее время, — ответил сержант.

— Может, ещё кофе принести? — раздался рядом голос официантки.

Но, Купер не слышал её, погружённый в свои мысли. Тогда девушка повторила уже громче.

— Вам принести кофе?

— Что? — дёрнул головой лейтенант. — А…принесите, если можно. У вас вкусный кофе. Спасибо.

Официантка ушла, а Купер стал листать телефонную книжку. Что-то подсказывало ему, что поймать маньяка будет не так легко. Хм…маньяка! Где его взять?

Раздался звонок. Звонил снова сержант Пэрри. Купер поднёс телефон к уху.

— Быстро же ты! Ну, давай, что там у тебя…

— В общем, — произнёс Пэрри, — второй телефон принадлежит мужчине тридцати четырёх лет, по имени Блэйк Смит. Он работает, по последним данным, водителем автобуса, по маршруту номер 18, здесь в городе. Сейчас ребята пробивают его по базе.

— Адрес, где он проживает, есть?

— Да, конечно! Дать вам его?

— Нет. Я думаю, будет хорошо, если ты прямо сейчас возьмёшь кого-нибудь с собой, и сам съездишь к Смиту домой. Если его дома не окажется, то найди его на работе. Узнаешь маршрут, и разыщешь…

— Хорошо! — ответил Пэрри. — Я вам позвоню.

Купер отключил телефон и принялся дальше рыться в телефонной книге. Подошла официантка, принесла ещё одну чашку кофе. Аккуратно поставив её на стол, девушка ушла. Лейтенант снова проводил её взглядом, подумав, что не будь официантка столь тупа, то он бы познакомился с ней. Семейная жизнь может и хороша, но и пообщаться на стороне тоже порой очень хочется. Через двадцать минут он допил кофе, с наслаждением заметив, что настроение вроде как немного приподнялось. Но, ему ещё предстояло вернуться в школу, где работал Тодд Сименс, и опросить учителей, знавших его. Тяжело вздохнув, Купер встал из-за стола, достал из кармана брюк новенький, кожаный портмоне, порывшись, вынул среди стопки сотенных купюр десятидолларовую банкноту и положив её на стол, не дожидаясь, когда ему принесут сдачи, вышел на улицу.

Через десять минут сержант Пэрри получил ответ по запросу о Блэйке Смите. Оказалось, что он никогда не привлекался и проблем с полицией не имел. Был женат, имел восьмилетнюю дочь. Взяв с собой на всякий случай, двух крепких полицейских сержант сел в служебную машину и поехал домой к Блэйку Смиту, водителю автобуса маршрута номер 18. Адрес он помнил наизусть: авеню Гейтс, улица Монро. Через час долгих мотаний по городу, среди бесконечного потока машин, сержант, наконец, доехал до нужной улицы. Отыскав дом в двенадцать этажей, он припарковал машину у тротуара, и вместе с полицейскими вышел на улицу. Поднялся сильный ветер, что часто бывало перед дождём. Ветер поднял целое облако пыли, и разметал повсюду сорванные с деревьев листья. Люди проходили мимо служителей закона, закрывая лица и кидая на полицейских любопытные взгляды. Сержант Пэрри поднял наверх глаза, прикинув, какой у Блэйка Смита этаж. У него была квартира с номером 35. Значит, это был второй подъезд, и где-то пятый, или шестой этаж. Пэрри сразу же направился ко второму подъезду, вошёл в него через широко распахнутую дверь, и в сопровождении одетых в форму полисменов стал подниматься по лестнице наверх.

— Может, воспользуемся лифтом? — сказал один из полицейских.

— Нет. Смит живёт на третьем этаже! — ответил Пэрри, указав пальцем на одну из дверей квартиры первого этажа. На двери красовалась цифра 29. Квартира была последней из трёх этого этажа. Значит, 35-я была на третьем. Один из полицейских стал доставать из кобуры пистолет. Но, Пэрри покачал головой, сказав:

— Этого не нужно! Вдруг дверь откроет ребёнок.

Полицейский опустил руку. Через минуту все трое остановились перед пошарпанной дверью, с номером 35. Сержант дал жестом понять полицейским, что бы те встали по краям двери, немного подальше от него. Потом нажал на дверной звонок. Ответом была тишина. Тогда Пэрри поднял руку, что бы позвонить ещё рас. И тут раздался звук открываемого замка. Пэрри внутри весь напрягся, крепко сжав губы. Дверь номер 35 открылась и перед сержантом предстала среднего роста молодая женщина в домашнем, розовом халате и распущенными, черными волосами. Она с нескрываемым интересом уставилась на сержанта.

— Добрый день! — серьёзным тоном произнёс Пэрри, — Я из полиции! Извините, это квартира Смитов? Вы Джоана Смит?

— Д…да! — удивленно ответила женщина, изменившись в лице. В глазах промелькнул испуг, — А что случилось?

Стоявшие по бокам сержанта Пэрри двое полицейских появились перед хозяйкой квартиры. Увидав их, женщина инстинктивно взмахнула рукой и сделала шаг назад.

— Нам нужен ваш муж, Блэйк! — ответил сержант, — Вы разрешите нам войти?

— Да. Пожалуйста! — женщина сделала ещё несколько шагов назад, бросила взгляд назад, пропуская мужчин в квартиру. — Но только мужа сейчас нет дома. Он на работе. Приедет поздно вечером. А что случилось? Он что-нибудь натворил?

Хозяйка квартиры в полной растерянности смотрела на полицейских. Взгляд её, остановился на сержанте Пэрри. Сержант мельком осмотрел квартиру, в которой давно уже не делали ремонт. Обшарпанные стены, и свисающая с потолка лампа без люстры, вызвали у него желание поскорее покинуть этот притон для наркоманов. Он произнес:

— С вашим мужем всё нормально! Просто у нас к нему есть пара вопросов. Значит, говорите, он на работе?

— Да! — выдохнула Джоана, — Он работает водителем автобуса, на восемнадцатом маршруте. — Он, правда, ничего не натворил?

— Да нет. Всё нормально! Ладно. Мы его тогда разыщем на работе. Извините за беспокойство. И…пожалуйста не звоните мужу, не говорите ему о нашем приезде…

Пэрри кивнул обоим полицейским, и пошёл к выходу.

— Я бы и не смогла ему позвонить, — крикнула вдогонку женщина, — он забыл дома свой телефон.

— Ясно. Мы подождём его на конечной остановке его маршрута, — сказал Пэрри. — Не беспокойтесь, — и Пэрри закрыл перед самым носом перепуганной хозяйки дома дверь.

Через час полицейская машина стояла на конечной остановке автобусного маршрута номер 18. Трое мужчин сидели в салоне машины, включив кондиционер, спасаясь от духоты и ветра, который не прекращался, пригибая деревья и задирая кверху платья и юбки, проходивших по улице женщин. Полисмены с улыбкой наблюдали, как те прижимали из всех сил непослушную одежду к телу и почти бегом устремлялись дальше. Один лишь сержант Пэрри с тревогой смотрел на дорогу. Фотографию Блэйка Смита он ещё в отделе успел хорошенько разглядеть. Поэтому водителя восемнадцатого автобуса он мог сразу, безошибочно узнать. Они сидели в томительном ожидании около, сорока минут. Время тянулось медленно. Хотелось есть. Пэрри подумал, что после того, как опросит Смита, то сразу же поедет в какую-нибудь забегаловку и пообедает.

— Где это чёртов автобус? — не выдержал один полицейский. Мимо них уже проехало несколько автобусов. Но, тот, кто им был нужен, всё не появлялся.

Наконец, через двадцать минут появился автобус, бело-синего окраса, с номером 18, прикрепленного к лобовому стеклу. Сержант Пэрри сразу узнал водителя: крепкого, загорелого мужчину с короткой, чёрной шевелюрой. Полицейские вышли из машины, подошли к автобусу. Двери с шипением открылись, народ повалил на улицу. Водитель сидел, и в пол оборота, молча наблюдал за стражами порядка, не сводивших с него глаз. Когда последний пассажир покинул салон автобуса, Пэрри со своими провожатыми сразу же зашёл внутрь. Он достал свой жетон и показал его водителю.

— Добрый день! — сказал он. — Мы из криминальной полиции. — Вы Блэйк Смит? У нас к вам есть несколько вопросов.

Через полчаса Пэрри отрапортовал лейтенанту Куперу, о том, что Блэк Смит отпадает как подозреваемый в убийстве Клер Сименс. В день, когда была убита женщина, он находился в автопарке, занимаясь починкой своего автобуса. Есть свидетели. А звонила ему ранее Клер для того, что бы нанять его вместе с его автобусом для выезда за город. У них на работе намечался корпоратив. Но, потом всё отменили. И услуги Смита не понадобились. Оставалось ждать бизнесмена Балдера Росса, который должен был приехать в город через в конце месяца.

ГЛАВА 7

Будильник зазвонил ровно в семь сорок пять. Джейсон всегда просыпался так рано. Он не любил торопиться. Пять минут он лежал в кровати, борясь с остатками сна, потом быстро вскакивал и шёл принимать утренний туалет, по дороге включая чайник. Потом, завтракал и шёл на работу. Сегодня был, казалось, один из таких обыкновенных дней. Хотя теперь уже не совсем, обыкновенных. Наверное, что бы понять, насколько ценна жизнь, человеку надо приблизиться к смерти. Что и сделал Джейсон. Теперь он проживал каждый день так, как будто заново родился. Он наслаждался этими последними тремя днями, после появления дьявола; ходил на работу, общался с товарищами, стараясь не думать о предстоящей, не очень веселой жизни, ожидавшей его. Даже последняя ночь с Бетти была как в первый рас…

В это утро, Джейсон проснулся с надеждой, что дьявол и сегодня не станет его тревожить. Пистолет он спрятал в шкафу, среди вещей. Но, к его удивлению, оружие тянуло к себе словно магнит. Он часто вынимал пистолет и любовался им. Пару рас даже разобрал его, после чего смотрел, как он выглядит с оружием в зеркале.

Аппетит у него был сегодня прямо таки зверский. Он проглотил три бутерброда, допил крепкий кофе и взглянув на часы, понял что пора уже выходить. Он был одетый, как всегда в строгие, чёрные брюки и белую рубашку. Быстро зашнуровав туфли, Джейсон бросился к двери, схватив со стула в прихожей небольшую папку с бумагами. Он уже взялся за дверную ручку, когда вдруг почувствовал, что в комнате резко похолодало. Он замер, весь напрягшись внутри. И тут знакомый, грубый голос, прогремевший откуда-то сверху, заставил его вздрогнуть и повернуться, едва не потеряв сознание.

— Стой! Сегодня ты никуда не пойдёшь!

Джейсон почувствовал, как всё внутри его похолодело, а сердце упало в пятки. Пот выступил на лбу и на спине. Он сглотнул комок и оглянулся, едва не выронив папку из рук. Серая тень нависла над ним с самого потолка.

— Я нашёл для тебя первую жертву! — приговором прозвучало в голове Джейсона.

Мур повернулся и прислонился спиной к двери.

— И…и кто…он? — еле нашёл в себе силы выговорить он, — папка все же выпала из ослабевших пальцев.

— Его имя Пол Ривера. Он игрок бейсбольной команды «Мэн». Ты должен будешь убить его в течение шести дней. А лучше будет, если убьёшь прямо сегодня.

— Сегодня? — присел на пол Джейсон. Ноги его стали ватными.

— Я сказал, лучше, если сегодня… — грубо произнёс дьявол.

— Но…я даже не знаю, где он проживает.

— Я тебе скажу. Запомнишь?

— Д…да! — улетая, словно в какую-то черную, глубокую пропасть, выдавил из себя Джейсон.

— Бруклин. Авеню Лаффает, дом 18, кв-14.

— А почему именно он?

— Это не твоё дело. Ты запомнил адрес?

— Д…да! Авеню Лаффает, дом 18, кв-14. Бруклин. Но…но я могу не успеть его…убить за шесть дней. Мне ведь надо его выследить.

— Меня это не волнует…Шесть дней. Иначе, сам знаешь, что произойдёт.

Тень исчезла. А вместе с ней исчез холод. Джейсон медленно опустился на пол. Страшная новость свалилась на него словно каменная стена. Хоть он и был почти готов к этому, настраивал себя постоянно, но, тем не менее, в реальности всё оказалось иначе. Психологически, оказалось, это было трудно принять. И, тем не менее, от этого никуда нельзя было деться. Джейсон поднял с пола папку, потом вдруг, отшвырнул от себя ее, поднялся и прошёл на кухню. Дрожащая рука его сама протянулась к шкафчику, достала с полки бутылку виски. Зубами Мур выдернул пробку, сплюнул её на пол и прямо из горла сделал несколько глотков. Жгучая жидкость обожгла внутренности. Поставив бутылку обратно в шкаф, Джейсон тяжелой походкой вернулся в комнату, раскрыл комод, и порывшись в вещах, достал оттуда коробку с пистолетом.

Он долго сидел на полу, глядя на оружие, представляя уже не в первый рас, как будет направлять его на человека, который даже не подозревает, и мало того, даже не знает, за что его убьют. Взяв телефон Джейсон позвонил на работу, своему начальнику, и сделав сиплый голос сказал, что приболел. После этого, он снова пошёл на кухню, отхлебнул из бутылки. «Всё. Этого достаточно. Иначе, буду слишком пьяным, — подумал он». Потом прошёл в комнату, сел на кровать и попытался составить в голове план действий. Прежде чем ехать в Бруклин, ему надо было переодеться. Джейсон порылся в шкафу, и достал оттуда бежевые бриджи, белую футболку и синюю бейсболку, которая должна была скрыть его лицо. В придачу ко всему он наденет очки. Так что, в случае чего, его вряд ли смогут узнать. Адрес он на всякий случай записал в телефонную книгу. Потом подумал о том, как ему узнать, как выглядит этот самый Пол Ривера. «Вот я идиот, — подумал он, — «Мэн» известная всем в городе бейсбольная команда. Его фото наверняка должно быть в интернете». Джейсон быстро набрал в своем телефоне название команды и её игроков. Через секунду на экране появились фотографии. Глаза Джейсона быстро отыскали нужную фамилию. С цветной, очень чёткой фотографии на Мура смотрело очень неприятное лицо молодого человека, лет двадцати восьми, тридцати, с тяжёлым взглядом чёрных, глубоко проваленных глаз. Судя по смуглой коже, Пол Ривера был мулатом, почти лысым, с тонкими губами жестокого человека, и агрессивным подбородком. «Господи, прямо маньяк какой-то, — промелькнуло в голове Джейсона». Он долгое время рассматривал человека, которого ему предстояло убить в самое ближайшее время. И почему-то поймал себя на мысли, что не испытывает к этому человеку никакой жалости. Может, конечно, этот самый Пол Ривера и не был таким уж ужасным, каким он смотрелся на фотографии, но, как не крути, а сам его вид, его можно так сказать, бездушное лицо не вызывало к себе хоть какой-то симпатии. «Неужели у такого как он ещё есть и семья?» «Навряд ли!». Хотя, с другой стороны, если он даже такой и страшный и отталкивающий от себя, это ещё не говорит о том, что ему нельзя жить на этом свете.

— Ладно, чёрт бы с ним! — прошептал Джейсон, отключая телефон. Он взял пистолет и вставил в него полную обойму. Потом, подумав, прихватил из коробки вторую обойму. Всё это, вместе с глушителем он замотал в старую футболку. После чего достал из-за кровати зеленый рюкзак, и положил пистолет на самое дно, кинув сверху зимний свитер. Руки его слегка дрожали. Сердце тревожно стучало. Надев бриджи, футболку, очки и кепку, Джейсон внимательно осмотрел себя в зеркале. Может, ещё как-нибудь изменить внешность? «Надо засунуть что-нибудь за щёки, — подумал он». Он прошёл в на кухню, порылся в ящиках, и найдя небольшую пачку ваты, закинул её в рюкзак. «Вату я засуну за щёки, когда буду уже там…в подъезде». « Сейчас половина девятого, — Джейсон взглянул на часы, — Интересно, он сейчас дома?», Или уехал на тренировку?». «Надо было посмотреть, может у Пола Ривера сейчас соревнования. Или его вообще, нет в городе». «А если он дома, да ещё с семьёй…с детьми?». Джейсон снял очки и несколько минут стоял, глядя на себя в зеркало. Его всего лихорадило от страха. Со лба на нос стекали капельки пота. Немного замешкавшись, он закинул за спину рюкзак, в котором лежал семнадцати зарядный пистолет, и который первым же выстрелом должен был навсегда изменить его жизнь. Его начнут искать, полиция займётся убийством известного игрока. Дело со стопроцентной вероятностью сразу же получит большой резонанс. Самые лучшие сыщики будут пытаться поймать убийцу. «А если меня найдут? — со страхом, глядя на себя в зеркало подумал Джейсон». Он с шумом выдохнул из груди воздух, поджал губы, открыл дверь и вышел в подъезд. На улице он остановил такси. Сев в машину Джейсон назвал адрес и сняв со спины рюкзак, откинулся на спинку сидения. Нью-Йорк шумел, сигналы автомобилей, и голоса людей врывались в салон такси, через открытое окно. Джейсон этого не замечал. Он ничего не слышал, уйдя в себя, и пытаясь настроить себя на то, что ему придётся убить первую свою из своих жертв, прямо сейчас. «Да, — решительно твердил он, — Я не буду медлить, если Пол Ривера появится передо мной. А там, что будет, то будет».

Такси медленно плелось по городу, доехало до моста Куинсборо, и переехав его, застряло в запруженных улицах Куинас Плаза. Водитель такси ругался на чём свет стоит, часто сигналя стоявшим перед ним машинам, словно те были виноваты в том, что в это утро происходило то, что и так, происходило почти каждый день, на протяжении многих лет.

В кармане бриджей зазвонил, задёргался на вибраторе телефон. Джейсон нервно достал телефон и взглянул на экран. Звонила Бетти, девушка, с которой он периодически встречался. Джейсон поднёс телефон к уху.

— Да. Привет! Извини, я сейчас занят. Давай, я перезвоню.

И не дожидаясь ответа отключился. Но, как только засунул телефон в карман, тот зазвонил снова. «Вот достала! — подумал Джейсон». Только, как оказалось, на этот рас звонил его друг Палмер. Подумав, Мур снова поднёс телефон к уху.

— Привет! — поздоровался он. — Нет. Я сегодня не буду на работе. Сказать не могу. Не знаю. Завтра, наверное, буду. Ну, соври шефу что-нибудь. Ладно, я сам позже перезвоню ему. Всё пока. Мне сейчас не до тебя. Я очень занят.

Джейсон отключил телефон и глянул по сторонам. Район был для него не знаком. Здесь ему ещё бывать не приходилось; хотя, сам по себе Нью-Йорк был городом зеркальным. Повсюду типичные улицы, с одинаковыми домами, узкими улочками и небоскрёбами, подпиравшими небо. Зелени было очень мало. Всюду сновали прохожие, спешившие на работу и по своим делам.

— Долго ещё ехать? — спросил Джейсон у водителя.

— Всё. Почти приехали! — отвечал тот, поворачивая на соседнюю улицу.

Через минуту такси завернуло снова на какую-то, примыкающую улицу, и становилось перед двенадцатиэтажным зданием, возле ряда припаркованных машин. Водитель повернул голову, кинув взгляд на счётчик.

— Мы на месте! С вас пятнадцать долларов.

Джейсон расплатился и вышел. Такси уехало. Молодой человек посмотрел по сторонам. Бруклин был не таким оживлённым районом, как Манхэттен. Но народ был такой же торопливый. Люди шли спеша, глядя вперёд, погруженные в свои утренние проблемы. Одна из молодых девушек, мимолётом, проходя мимо Джейсона, с интересом кинула на него взгляд. Но, ему было не до неё. Джейсон взглянул на белую табличку, прикреплённую к дому. Да. Это был именно тот дом. Улица Лаффает-18. Подъездов в доме было три. Джейсон подошёл к первому подъезду и поискал глазами список квартир. Четырнадцатая квартира находилась на пятом этаже. Его жертва жила там. Но, попасть в подъезд было невозможно. На двери весел домофон. Мур отошёл в сторону, чувствуя, как его всего трясёт внутри. Рука нервно поправила на плече тесёмку. Он ощущал спиной железную рукоять пистолета. Что ему теперь делать? Стоять и ждать, когда это чёртов Пол Ривера выйдет из подъезда? Но, пожалуй, если он тут будет долго стоять, то это вызовет подозрение. Жаль, что у него нет машины. Он мог бы сидеть в ней хоть весь день. Главное, что бы тут где-нибудь рядом не было камеры. Джейсон покрутил во все стороны головой. Камер он не заметил. «Какая жалость, что у меня нет машины, — подумал он». Хотя, машину можно было арендовать. Права у Джейсона были. Но, тут он подумал, что арендовать машину придётся на очень долгий срок. Он же не знал, сколько дьявол будет заставлять его убивать людей. Да! Машина ему будет нужна однозначно. Без неё много дел он не сделает. Джейсон прикинул, сколько у него денег. Около трёх тысяч долларов. За сколько, интересно, можно купить подержанную машину? Кажется, Палмер покупал себе «тойоту» за две тысячи. Не плохая, надёжная машина. Но, можно купить и дешевле, тысячи за полторы. Какой-нибудь «форд». Джейсон обозвал себя ослом, за то, что сразу не подумал о машине. Конечно, не хотелось тратить деньги. Он их с таким трудом накопил. Но, делать нечего. Джейсон полазил в телефоне, и нашёл ближайший автосалон по продаже подержанных машин. Он находился на Хьюс-Стрит. Это всего лишь двадцать минут езды. Мур вспомнил, что у него с собою нет прав. «Ладно, — подумал он, — Сначала поеду к себе, возьму документы, а после уже куплю машину». Он быстро кинул взгляды по сторонам, в поисках такси. В это момент он стоял в двух метрах от подъезда, в котором жил Пол Ривера. Такси нигде не было видно. Нужно было перейти на другую улицу, что бы поймать машину. Джейсон успел сделать пару шагов в направлении дороги, когда дверь подъезда неожиданно пиликнула и открылась. Прямо перед носом Мура возникла мощная фигура молодого мужчины, ведущего за руку маленькую девочку, лет шести. Мужчина кинул недовольный взгляд на Джейсона, и не останавливаясь, пошёл дальше. Джейсон остановился, словно пригвождённый к месту. В молодом, чуть старше его самого, загорелом, то ли мексиканце, то ли испанце, Мур сразу узнал Пола Риверу. Да, взгляд у него был точно такой же, как и на фотографии, взгляд очень жестокого и надменного человека. Джейсон прошёл ещё несколько шагов и остановился, повернувшись в пол оборота, наблюдая за Риверой. Тот подошёл к машине, новому белому «бмв», открыл заднюю дверь, и посадил на заднее сиденье дочь. Потом сам сел за руль. «Бмв» взревела баварским мотором, и рванув с места через несколько минут исчезла за поворотом. Ривера даже не взглянул на остолбеневшего Джейсона, который стоял бледный как мел, и не сводил с него глаз. Его сильно напугало присутствие ребёнка. Муру меньше всего хотелось оставлять дочь Риверы сиротой. Но, он вспомнил выражение отца девочки и подумал о том, что она тоже может вырасти такой же, как и Пол Ривера, с таким же жестоким характером. Так что же тогда её жалеть. Надо в первую очередь жалеть себя. Джейсон стоял, глядя на дорогу, по которой только что уехала его первая жертва, и подумал о том, что Ривера скорее всего повёз дочь в садик. Значит, он это делает каждый день. Поэтому, завтра утром можно будет за ним поехать следом, и дождавшись когда он выйдет из садика…застрелить. При слове «застрелить», Джейсона всего перетряхнуло, в горле пересохло. Кое как взяв себя в руки, он дошёл до соседней улицы, дождался такси и поехал в свою квартиру на Манхэттене.

Через час он уже стоял на большой, автомобильной площадке. Машин было много, сотни полторы, не меньше. Были и почти новые, и видавшие виды, с большим пробегом. Вначале площадке стоял небольшой вагончик, из которой навстречу Джейсону вышел взрослый мужчина с короткой, рыжей бородой и бегающими глазами, и спросил, поздоровавшись, не нужна ли ему помощь в покупке автомобиля.

— За какую цену хотите приобрести машину, молодой человек? — услужливо поинтересовался мужчина, кинув быстрый взгляд на одежду Мура.

— Да мне что-нибудь не дорогое! — ответил Джейсон, — разглядывая ряды машин, — Тысячи за полторы, не больше.

— За полторы? — почесав бороду, переспросил задумчиво продавец, кинув взгляд по сторонам, — Ну…в принципе, выбор есть. Вот смотри. Есть «бмв». Есть «бьюик»…Так же есть пару «фордов». И вон, «тойота». Смотри, иди. Все машины можно сказать, в отличном состоянии, — слукавил он.

Джейсон кивнул головой и медленно побрёл вперед. Через полчаса осмотра, его выбор остановился как он и хотел изначально, на малолитражном, восьмилетнем «форде», чёрного цвета. Поторговавшись, он купил его за тысячу четыреста долларов. И вскоре выехал на нём с автостоянки под пристальным взглядом продавца, который ещё рас пересчитал деньги и спрятав выручку в карман, довольный продажей, ушёл к себе в вагончик, дожидаться очередного покупателя авто хлама.

Джейсон последний рас садился за руль два года назад, когда возил отца в больницу на его машине. Но, особых навыков не потерял. Через полчаса езды по запруженному городу, он приспособился к вождению и чувствовал себя в своей среде. Он непринуждённо крутил рулём, одновременно думая о том, куда ему стоит в данный момент поехать, на работу или домой. Через минуту он решил всё-таки поехать на работу.

Припарковавшись перед многоэтажным зданием, Джейсон спрятал права в бардачок и вышел из машины. В офисе работа шла как всегда своим чередом, мужчины и женщины сидели перед компьютерами и разговаривали по телефону. Некоторые вели переговоры с клиентами. Кто-то даже собирался на встречу с покупателем. Джейсон сел на своё место, кинув взгляд на Палмера, который был занят разговором по телефону. Он лишь коротко кивнул головой Муру и отвернулся.

— Ты снова опоздал! — недовольно произнёс он через несколько минут, повернувшись. — Что с тобой происходит? Я тебя не узнаю. Что случилось? — пристальный, с прищуром взгляд друга буравил Джейсона словно сверло.

Голова Джейсона была занята предстоящим убийством, и слова Палмера долетели до него словно из далёкого космоса. Он лениво махнул рукой и сделал вид, что занялся работой. Потом включил компьютер, открыл ящик, достал рабочую тетрадь и принялся её перелистывать. Палмер недовольно хмыкнул и тоже занялся своими делами. Джейсон смотрел в монитор, безо всякого желания работать. Хотелось, что бы рабочий день поскорее закончился. Зазвонил телефон. Джейсон покосился на экран; звонила Бетти. Подумав секунду, Мур ответил на звонок:

— Да! Привет, Бетти. Что? Нет, я не пропал…Ну, извини. Был занят. Давай сегодня вечером. Хорошо? Да. Я буду дома. Я сейчас занят. Давай вечером поговорим. Пока!

Оборвав разговор, Джейсон отключился. Меньше всего ему в данный момент хотелось разговаривать с кем либо. Больше всего ему хотелось в эту минуту просто встать и уйти с работы, пойти домой и выпить виски. И даже, наверное, не выпить, а напиться, так как нервы были накалены до предела. Возможно, завтра он станет человеком вне закона. Он переступит черту нормальной, человеческой жизни. Он станет УБИЙЦЕЙ! Само это слово вдруг громким выстрелом прогремело в его уставшем мозгу. Но, обратной дороги уже не было.

Время пролетело незаметно. Рабочий день закончился быстро. Джейсону никто не позвонил. Он ни разу не встал со своего места, не отрываясь глядя в монитор, и что-то просматривая в новостях. Даже в туалет не вставал. Палмер задал ему вопрос, а Мур лишь качнул в ответ головой, не слыша вопроса. Палмер пожал плечами, поднялся со своего места и куда-то ушёл. Джейсон даже не сказал ему о том, что купил машину.

Был конец шестого. Взглянув на часы, не дождавшись, когда большая стрелка подберётся к двенадцати, Джейсон убрал рабочую тетрадь в папку, а саму папку убрал в стол. Потом кинув «пока» Палмеру, он быстро направился к выходу. Друг изумленно проводил его взглядом.

Дома всё казалось скучным и унылым. Джейсон достал бутылку виски, от которой осталась почти одна четверть, налил немного в стакан и осушив одним залпом, подошёл к окну. Внизу, на стоянке, стоял купленный им «форд». Чёрный цвет, пожалуй, был самый подходящим цветом. Если придётся…выслеживать по ночам свою будущую жертву, то этот цвет, самое то, что надо. Джейсон смотрел на бушующий в своём обычном, рабочем режиме город, и завидовал всем, кто сейчас шёл там, по тротуару, ехал в машине или в автобусе, или даже был простым бомжом, сидящим на скамейке у тротуара. У них была «ИХ» жизнь. Они не переступали закон. Они радовались жизни. А он, Джейсон, теперь был орудием демона, от которого он теперь всецело зависел. « — Зато я буду жить, — подумал Джейсон». Только цена слишком уж высока.

Захотелось есть. Мур вспомнил, что за весь день ничего так и не съел. В животе заурчало. Даже кишки резко заныли; сказывалось выпитое виски на пустой желудок. Странно, но хмель почти не действовал. Джейсон не чувствовал его. А может ему так казалось. Он просто не ощущал своего состояния, находясь в постоянном нервном напряжении. Джейсон открыл холодильник, и к своему огорчению заметил, что кроме яиц, пищи холостяков, как он это называл, в нём ничего не было. Обычно, он покупал в большом количестве полуфабрикаты, которые не требовали большого труда, для их приготовления.

— Чёрт! — не громко выругался Джейсон, — надо сходить в магазин, закупить еды.

Слово «чёрт», он произнёс с некоторой опаской, кинув взгляд назад, как будто дьявол мог стоять и подглядывать за ним.

Он быстро пожарил несколько яиц, нашёл в одном из ящиков оставшийся кусок двухдневного хлеба, и устроил себе скромный ужин. После, выпил бокал кофе и вспомнив почему-то про оружие, пошёл в комнату.

Держа перед собой на ладони пистолет, с тяжёлой, набитой патронами ручкой, Джейсон вдруг поймал себя на мысли, что, пожалуй, даже не плохо, было то, что у него теперь есть оружие. Всегда надо было иметь его дома. Мало ли. Он долго разглядывал пистолет, вытягивал его перед собой, прицеливался в воображаемого врага, представляя, как будет нажимать на спусковой крючок. Потом встал, подошёл к большому зеркалу, висевшему в прихожей, и долго смотрел уже который рас на своё отражение. Рас двадцать Джейсон поднимал руку, представляя, что в зеркале перед ним, это неприятное лицо игрока Пола Риверы. Он вспомнил жёсткий взгляд бейсболиста, и рука его заметно задрожала. А вдруг его рука дрогнет? Он не сможет нажать на спусковой крючок?! Это здесь, стоя перед своим отражением, он ещё как-то может это представить. А когда настанет момент действовать, всё может пойти совсем по-другому. Рука с пистолетом в очередной раз опустилась. Джейсон с ужасом смотрел на свои перепуганные, выпученные глаза, на своё вспотевшее лицо. И понял одно: ему будет очень тяжело сделать этот первый выстрел. Но, тем не менее, сделать его придётся. Он вернулся в комнату, спрятал оружие, и пошёл в ванную, принять душ. Голова казалось, распухла от кружившихся в ней мыслей. Джейсон зашёл в душевую кабинку, включил прохладную воду, и встал под освежающую струю, которая полилась на него сверху, тут же остудив его разгорячённое и уставшее от жары тело. Ему стало намного лучше, словно в месте со стекавшей с него водой смылись навалившиеся так резко проблемы. Находясь в какой-то прострации, Джейсон услышал, как в его квартиру позвонили. Джейсон живо выключил кран, схватил полотенец, и выскочил из ванны.

— Кто? — крикнул он недовольным и раздражённым голосом.

— Это я, Бетти! — донеслось из-за двери.

— Сейчас… — Джейсон бросил взгляд на кровать, удостовериться, что пистолет он убрал, обмотался полотенцем и пошёл открывать дверь.

Приятная, очень миловидная, невысокая девушка, с длинными, чёрными волосами переступила порог квартиры. Светло голубой сарафан подчёркивал её стройную фигуру. Девушка натянуто улыбнулась, глядя на недовольное лицо Джейсона.

— Привет! — поздоровалась она, застыв в нерешительности на месте; рука нервно раскачивала за ремешок маленькую, синюю сумочку.

— Привет! — не глядя на Бетти, поздоровался Джейсон. Он в сторону, пропуская девушку, после чего закрыл дверь. — Проходи.

Мур вернулся в комнату и скинул с себя полотенце, оставшись в чём мать родила. Бетти прошла следом за ним, ничуть не смутившись голым видом молодого человека. Джейсон порылся в шкафу, достал чистые трусы, и надев их, не глядя на гостью, пошёл на кухню, где он принялся мыть посуду. Бетти последовала за ним. Прикусив губу, Джейсон сложил вымытую посуду в стол, и лишь после этого повернулся и рассеянно посмотрел на девушку.

— Что с тобой? — удивлённо задала вопрос Бетти, глядя, как Джейсон прислонился спиной к подоконнику. Ей казалось, что тот вроде, как и не видит её, находившись где-то далеко от неё. — У тебя проблемы какие-то? Что происходит? Я тебя не узнаю.

Холод, исходивший от Джейсона, удивил девушку. Перед ней стоял совсем незнакомый ей человек, сильно похудевший, потерянный и даже как будто постаревший.

— Мы с тобой только два дня назад виделись, — произнесла она, глядя на молодого человека, который пытался отвести глаза в сторону, — Ты был нормальный. Что произошло? Ты так изменился…

Джейсон до боли сжал пальцами подоконник.

— Да всё нормально! — нерешительно ответил он, — Просто есть кое-какие проблемы. Мне надо с ними разобраться в самое ближайшее время.

— Какие проблемы? — насторожилась Бетти, — Скажи. Может, я тебе помогу.

— Нет. Ты не сможешь мне помочь! — Джейсон взглянул в окно. — Я сам с ними справлюсь…

— Что-то серьёзное? — девушка сделала шаг вперед, закинув сумочку на плечо.

— Да так. Тебя это не касается. Извини, — Джейсон слегка улыбнулся, — Ты, правда, не обижайся. Но, мне сейчас нет ни до кого дела, — красные, одурманенные виски глаза в упор уставились на Бетти.

— Ты…хочешь, что бы я ушла? — подняла бровь девушка. — Мне уйти?

— Ну, зачем? — замялся Джейсон, неловко обняв Бетти, — Нет, не надо. Я так просто сказал, — он поцеловал её в щёку, после чего отстранил. — Кофе хочешь?

— Нет, спасибо! Я бы хотела с тобой сходить куда-нибудь. Пойдём, смотаемся в кино?!

— Нет, спасибо. Что-то не хочется! — Мур в замешательстве посмотрел в сторону.

Бетти почувствовала, что её друг находится не в настроении и что её присутствие здесь на данный момент не желательно. Она обиженно вздохнула, поцеловала Джейсона в сухие губы и направилась к выходу.

— Ты куда? — крикнул тот.

— Провожать меня не надо! — ответила у двери девушка. Она обернулась в пол оборота, — Звони если что…

Её голубой сарафан мелькнул в дверном проёме. Дверь негромко захлопнулась. Джейсон остался стоять у окна, задумчиво глядя себе под ноги.

ГЛАВА 8

Сержант Алрой Пэрри сидел один в кабинете лейтенанта Купера. Было время обеда. Все разъехались. Но у Алроя в это день не было аппетита. Он остался в отделе, налив себе кофе и устроившись с ним за столом, перед компьютером. Лейтенант Купер отослал офицеров Брайнта и Хилла заниматься мелкими кражами, а сам ушёл ненадолго по делам. Он приехал, опоздав на два часа. В нескольких славах пересказал свою вчерашнюю поездку в дом, где проживали супруги Симонс ы. Ему повезло. Хозяева двух квартир, тех, что постоянно были заперты, на этот рас оказались дома. Но, как Купер и предполагал, они ничего не могли сказать об убитых супругах. Они об них ничего совершенно не знали. Так же ничего не удалось узнать и у родителей четы. Они были слишком, убиты горем, что бы что-то вспомнить.

Сержант Пэрри пересматривал дела, касательно найденных до этого расчлененных тел. Он крутил колёсиком мышки, глядя в монитор, когда вдруг раздался телефонный звонок. Звонили по стационарному телефону. Сержант быстро поднял трубку.

— Да. Алло!

— Добрый день! — услышал он приятный, женский голос.

— Здравствуйте.

— Я правильно позвонила? Это департамент полиции?

— Да. Это департамент полиции!

— Скажите, с кем мне можно переговорить касательно…убийства супругов Сименс?

Сержанта Пэрри словно ударили током. Он едва не расплескал кофе, подскочив в кресле.

— Да… — сказал он, осторожно поставив на стол стакан и быстро хватая ручку со стола. Из кармана сержант вытащил небольшой блокнот, — Я слушаю вас. Меня зовут сержант Алрой Пэрри. Я заместитель лейтенанта Купера. Он рас ведёт расследование убийства четы Сименсов. Его самого пока нет. Он ненадолго отлучился. Так что я за него. Можете мне рассказать всё, что знаете. Назовите для начала ваше имя…

Девушка в телефоне на мгновение замолчала. Потом, произнесла:

— Меня зовут…Амели Лаберт. Я работала вместе с Клер в банке. Но, не так давно уволилась по определённым причинам, и улетела в…Портленд.

— Вы сейчас там? — перебил сержант Пэрри.

— Да… — дрожащим голосом проговорила девушка. Судя по голосу, ей было не больше тридцати. — Я…я нашла тут другую работу. Лучше. И поэтому решила сюда улететь. Я совсем недавно узнала о…случившимся. Господи. Мне так жаль Клер. Она была такая добрая…отзывчивая.

— А вы её хорошо знали? — спросил сержант.

— Не совсем. Но, достаточно для того, что бы с полной уверенностью сказать, что она была очень хорошим человеком.

— Вы звоните только для этого? Что бы сказать, что Клер Сименс была хорошим человеком? — недовольно проговорил Перри.

— Нет, нет. Не для этого. Хотя и для этого тоже, наверное. Я хотела бы сообщить вам одну новость. Она наверняка вас заинтересует. Дело в том, что, я видела как-то, не знаю, может, это было в тот самый день, когда Клер и…убили, но…в общем я видела, как она общалась с каким-то мужчиной на улице…

— Так, так, — взволнованно встрепенулся сержант, прижав телефон поближе к уху. Он нервно водил авторучкой по раскрытому блокноту, записывая, всё, что услышал, — Поподробнее, пожалуйста. Что это был за мужчина? Во что он был одет? Сколько ему было лет? И где это произошло?

— Это было… — задумчиво ответила девушка, — Я правда не помню. Может пятнадцатого, может шестнадцатого числа. Я не запомнила тот день. Правда. Я их увидала… когда рабочий день уже закончился. Я пошла в супермаркет, для того, что бы закупить провизии к ужину. А когда вышла из магазина, то увидала, как Клер стоит у дороги, и разговаривает с незнакомым мне мужчиной возле машины. Наверное это была машина того мужчины, с кем она разговаривала. Он потом на ней увёз Клер…

— Он увёз Клер? — воскликнул сержант Пэрри. — Чёрт. Вы его разглядели? Можете его описать? На какой улице это произошло, вы так и не сказали.

— Извините! Вылетело из головы. Это было на пересечении Чёрч-стрит и улицы Уорт. Я не очень отчётливо разглядела лицо мужчины. Он стоял ко мне в пол оборота. Но, он был высокий, где-то я думаю, метр восемьдесят…Может чуть больше. Стройный. Был одет в серые брюки и белую рубашку. Клер улыбалась, разговаривая с ним. Наверное, она его знала, или он ей понравился, так как она не смотрела по сторонам. И естественно, меня не увидала. Я не разглядывала их слишком уж пристально. Может, всего лишь несколько секунд. Потом перешла на противоположную сторону дороги, где сразу села в автобус и уехала.

— А машину вы запомнили? — спросил сержант, — Что за марка машины? Какой цвет?

— Знаете, если честно, я не разбираюсь в марках машины. Но она была большая и красивая. Цвет был чёрный. Когда автобус уже заворачивал за угол, я увидала, как Клер садилась в машину. Кстати, мужчина был брюнет, коротко подстриженный.

Сержант Пэрри успел всё записать. Звонок был как нельзя кстати.

— А вы наследующий день видели Клер на работе? — спросил он, — Вы спрашивали её про этого мужчину?

— Дело в том, что я наследующий день не вышла на работу! — ответила девушка. — Я приболела. А через два дня и вовсе уже уволилась.

— Чёрт! — воскликнул сержант, — Жаль. Очень жаль…

— Да! Мне тоже очень жаль! — девушка тяжело дышала в трубку. — Мне, если честно, самой было интересно, что был с ней за мужчина. Я ведь женщина. Вы, надеюсь, понимаете меня?! Мы все любопытные. Клер была замужем. Я об этом знала. И знала, что она сильно любила мужа. Скажите, вы думаете, что это тот мужчина у…убил Клер?

— Я, если честно, вообще ещё пока ничего не думаю! — ответил Пэрри, удивленный глупыми выводами Амели Лаберт. — Я лишь пока слушаю вас. Жаль, конечно, что вы не разглядели мужчину. Скажите, вы можете назвать свой адрес, где проживаете. И этот номер, это ваш телефон? По нему, если что, можно будет связаться?

— Да, да конечно! Это мой номер. Звоните в любое время.

— Просто дело в том, что мы вас наверняка вызовем сюда. Или же кто-нибудь прилетит из наших детективов к вам.

— Хорошо! — ответила девушка.

— Назовите место вашей нынешней работы, пожалуйста, — произнёс сержант.

Амели Лаберт назвала адрес.

— Я работаю допоздна! — добавила она, — Работы очень много. Потом я иду сразу же домой. Я снимаю не большую квартиру.

— Вы сейчас на работе?

— Да. Конечно.

— Отлично! Знаете что, — подумав, сказал Пэрри, — Я сейчас же свяжусь с лейтенантом Купером, расскажу ему все. Он вам перезвонит. Вы, если что, сможете опознать того мужчину?

— Думаю, да, смогу! — сразу же ответила девушка. — Его профиль хорошо запечатлелся у меня в голове.

— Отлично! — довольный ответил сержант. — В общем, ждите звонка.

— Хорошо!

Сержант отключился и тут же набрал номер лейтенанта Купера.

— Да, — раздался недовольный голос лейтенанта, — Что случилось Пэрри?

Сержант в нескольких словах рассказал про новость. Он услышал, как участилось дыхание Купера.

— Эта отличная новость, чёрт возьми! — воскликнул он. — Надо срочно вызвать Амели Лаберт в Нью-Йорк…Или нет. Я сам полечу к ней.

— А может мне лучше слетать? — спросил сержант Прайс.

— Нет! Я слетаю сам. Ну-ка. Назови мне адрес девушки. И телефон.

«-Ну конечно, — подумал с горечью сержант, — Все лавры как всегда забирает себе начальство». Вздохнув, он назвал адрес проживания и место работы Амели Лаберт.

— Когда вы собираетесь лететь, сэр? — спросил он

— Не знаю, — задумчиво ответил Купер, — Думаю завтра днем. Сегодня у меня тут ещё есть небольшие дела. Я сейчас позвоню, узнаю расписание вылетов. Если нам повезёт, Прайс, то мы найдём того мужчину. И кто знает, может он и есть тот самый ублюдок, серийный убийца.

— Хорошо, ели бы это было так, сэр! — проговорил сержант Прайс.

— Я тоже так думаю! — ответил Купер. — Ладно, я поехал. Через час я буду в офисе. Если что, звоните.

Лейтенант положил трубку, а его помощник почесал кончик носа и принялся допивать остывший кофе.

ГЛАВА 9

Пол Ривера проснулся в это утро, находясь в плохом настроении. Всю ночь ему снились ужасные кошмары. Какие-то то ли черти, то ли демоны гонялись за ним и пытались убить его. Они пытались затащить его в преисподнюю, чёрную и жаркую. Ривера до сих пор чувствовал, как горит его кожа. Никогда прежде ему не снились такие мрачные сны. Почему эти демоны приснились ему именно сегодня, накануне чемпионата Америки? Может, это был знак, что они проиграют? Ривера усмехнулся про себя. Он был холодным и ни во что не верующим человеком. Ерунда всё это. Подумаешь, сон! Но, тем не менее, настроение стало поганым. Он взглянул на часы. Пора было вставать. Через сорок минут ему надо будет выйти из дома и повести шестилетнюю дочь Сару в детский сад. Из кухни уже доносились голоса жены Линды и дочери. Ривера откинул простынь и быстро вскочил. В этот момент в комнату вошла его жена, стройная, красивая девушка, с чёрными, как смоль волосами и такими же чёрными как уголь глазами.

— Ты встал? — улыбнулась она, глядя на атлетическое тело мужа.

— Ага! — грубо ответил Ривера. Отстранив жену, он направился в ванную комнату. Линда недовольно проводила его взглядом, чувствуя, как от супруга исходит волна раздражения. Ей хотелось, что бы Ривера задержался минут на пять. Ей бы хватило этого времени. Но, он остудил её пыл своим холодным взглядом. Они прожили вместе восемь лет, но страсть к этому очень темпераментному мужлану у неё до сих пор не проходила. Хоть Ривера был по своему характеру грубым, но Линда очень любила его, к тому же известного и обеспеченного игрока в бейсбол. Она обиженно поджала губы и пошла обратно на кухню, ждать, когда муж закончит свой утренний туалет. Дочка сидела за столом, ела бутерброд и запивала его чаем.

— Папа уже встал? — спросила девочка мягким голосом.

— Да, Сара! — ответила мама, садясь на стул рядом с дочерью, — Сейчас он придёт.

Ривера пришёл через двадцать минут. Он побрился, и от него приятно пахло гелем, которым он намазал лицо. Поцеловав дочь, он сел за стол и молча принялся пить кофе, жуя одновременно толстый сэндвич.

— У вас послезавтра чемпионат? — спросила Линда, хотя и так знала, что игра будет через день. Просто она хотела, что бы муж завязал с ней разговор.

— Ты же знаешь. Что спрашиваешь? — двигая челюстями, криво улыбнулся Ривера, подняв голову.

–Я забыла, — улыбнулась Линда. — Просто я вижу, что ты какой-то не такой сегодня. Что-то случилось?

— Да всё нормально! — сделав глоток, ответил Ривера, — Просто настроение паршивое. Не обращай внимание.

— Хочешь, я сегодня сама заберу Сару из садика, — произнесла Линда, поднимаясь и убирая свою пустую чашку в раковину. Дочка встала следом за матерью, сказала спасибо и пошла в свою комнату, что бы взять с собой в садик куклу, которую ей недавно подарил папа на день рождения.

— Нет, не стоит! — ответил Ривера, проглотив последний кусок сэндвича. Он оставил недопитый стакан с кофе на столе, поднялся со стула, поцеловал хрупкую и нежную жену, которая томно закатила при этом глаза, и проследовал в прихожую, где его ждала дочь, одетая в тоненький, цветной сарафанчик. Сам Ривера успел одеться в синие бриджи и белую футболку. Мягкие белые кроссовки дополняли его спортивный стиль.

— Ну что, готова? — спросил он Сару, после того как зашнуровал второй кроссовок. — Пошли, — уже стоя на пороге квартиры, Ривера повернулся и бросил на последок жене, — Я сейчас вернусь…Жди, — и заговорщически подмигнув, закрыл дверь.

Отец и дочь спустились вниз, и вышли на залитую утренним солнцем улицу. Небо было чистое, жары особой пока не ощущалось. Город просыпался: гудели клаксоны, люди спешили на работу. Новенький белый «бмв» Риверы стоял не далеко от подъезда. Машину он купил совсем недавно, взамен большого джипа, который ему порядком надоел. Немецкое авто нравилось ему больше. Пол открыл «бмв», посадил на заднее сидение дочь, а сам уселся за руль. Он не заметил, не обратил внимания на припаркованный в десяти шагах от него «форд». Джейсон Мур спрятался за рулем в салоне, днём раньше купленной машины. Краем глаза он наблюдал за своей первой жертвой, чувствуя, как то и дело покрывается потом. Руки его нервно сжимали руль. Когда Ривера вышел из подъезда вместе с дочерью, Джейсон дёрнулся. Ему было не по себе. Пальцы предательски дрожали. Момент приближался. Надо было лишь незаметно проследить за игроком, а потом…а потом выстрелить в него. Представляя, как всё это произойдёт, Мур весь похолодел. Но, жить хотелось!

Дождавшись, когда «бмв» выедет на дорогу и отъедет подальше, Джейсон крутанул стартер и резко газанув, полетел следом. Белая машина Пола Риверы мелькнула в потоке ехавших по трассе грузовых и легковых авто. Мур увидал его сразу. «Бмв» находилась от него метрах в ста. Джейсон надавил на педаль газа и через минуту его «форд» сократил расстояние. Если бы Ривера любил скорость, то догнать его стало бы проблемой. У машины Джейсона двигатель был слишком слабоват. Он сопроводил Пола Риверу через два переулка, до самого садика, двухэтажного, кирпичного здания, обнесённого железным забором. За забором виднелся зелёный газон с цветами. Всюду росли деревья и карликовые ели. Увидав, что Ривера остановил машину, Джейсон тут же припарковался недалеко от него. Игрок повёл дочь в детский сад, не видя как за ним с волнением, наблюдет вспотевший, с горящими глазами молодой человек, сидевший в чёрном «форде». Джейсон открыл бардачок, достал пистолет с глушителем и положил его себе на колени. Взгляд его был прикован к открытым железным воротам садика, в которые один, за одним входили со своими детьми мужчины и женщины. Некоторые из детей плакали, не желая идти в ненавистный им садик, но взрослые нервно прикрикивали на них и тащили, дёргая за руку вперед. Джейсон искусал в кровь губы, дожидаясь Риверу, поглаживая пальцами холодную сталь пистолета. Он сидел, ничего не видя и не слыша, находясь в глухой прострации. Он пытался настроиться на предстоящее убийство. Вернее, он уже настроился, так ему в ту минуту казалось. Он внушил сам себе, что у него нет другого выхода и что надо смириться, взяв себя в руки.

Через десять минут появился Пол Ривера. Он шёл самоуверенной походкой человека, очень знавшего себе цену, может даже излишне, похотливо кидая взгляды на проходивших мимо него молоденьких мамаш. На одной он даже задержал взгляд. Симпатичная, длинноногая блондинка обернулась, и игриво дёрнув бровью, улыбнулась Ривере. Тот на секунду задержался, очевидно, размышляя над тем, что, наверное, стоило бы остаться и познакомиться, но, потом вдруг передумал, мотнул головой и пошёл к воротам. Его «бмв» визгнула резиной и рванула с места. Нет, всё же видно Ривера любил погонять. Джейсон, охнул и вдавил педаль газа до конца в пол. Его чёрный «форд» с заметным отставанием помчался за бейсбольным игроком. «-Если, мелькнуло в голове Мура, — Ривера успеет зайти в подъезд, то мой план рухнет». Надо поторапливаться. Но как? Вон, «бмв» уже оторвалась от него метров на пятьсот. А устраивать гонку было крайне опасно. Ривера мог его заметить. Тогда в голову Джейсона пришла одна идея. Он резко крутанул руль влево, свернув на второстепенную улицу, и понесся по узкой улице, обгоняя впереди идущие машины. Позади, раздавались сигналы возмущённых водителей. Город уже полностью проснулся. Нью-Йорк шумел как растревоженный улей. Небоскрёбы, сквозь которые пробивался Джейсон, как гранитные утёсы нависали над ним и над потоком человеческой массы снующих во всех направлениях. Мур истерично крутил рулём, опасно маневрируя в потоке медленно едущих авто. Главное успеть, главное успеть!

И всё-таки Джейсон опоздал. Когда он подлетел к дому, в котором жил Пол Ривера, то сразу же увидал его белый «бмв», припаркованный на том же самом месте, где он стоял часом раньше. Самого Риверы не в машине, не возле неё не было. Джейсон возбуждённо посмотрел по сторонам, надеясь увидать свою жертву, но, по всей видимости, бейсболист уже был дома. Разочарованный своей неудачей, Мур заглушил двигатель, и на всякий случай, засунув пистолет за пояс, прикрыв его сверху футболкой, вышел на улицу. Он подошёл к подъезду, по дороге кинув взгляд на «бмв». Его рука дёрнула ручку двери подъезда. Та оказалась заперта.

— Что, приятель, помочь? — раздался позади чей-то грубый голос.

Напуганный чьим-то окриком, Джейсон резко обернулся и встретился глазами с самим Полом Риверой. Жёсткая ухмылка играла на тонких губах игрока. Властный взгляд, взгляд садиста буравил застывшего с бледным, словно мумия лицом неудачника киллера. Джейсон кое-как проглотил слюну и мотнул головой. Ривера отодвинул его в сторону, поднёс ключ к коду и открыл дверь подъезда.

— Заходи! — буркнул он.

Джейсон, еле передвигая ногами, втиснулся в дверной проём и поплёлся вперед, чувствуя, как земля уходит у него из под ног. Поднявшись по лестнице, он остановился перед лифтом.

— Тебе на какой этаж? — равнодушно спросил Ривера.

— Н…на шестой! — соврал Джейсон. Он не мог найти в себе силы, что бы повернуться и взглянуть на свою жертву.

— Ясно, — Ривера нажал на кнопку лифта и тот плавно стал подниматься. — Я выхожу раньше. Ты к кому? Случайно не к Микки?

Джейсон повернулся и глядя в пол покачал головой.

— Да. К нему!

— Хм…Так его же уже неделю как нет дома. Он в больнице…

В этот момент лифт остановился, и дверь стала открываться. Ривера вышел на нужном ему этаже. Он остановился перед своей квартирой и неожиданно обернулся, собираясь что-то сказать. Рот его открылся, но из горла не вылетело ни звука. Он замер, уставившись на наставленный на него пистолет с глушителем. Лоб его нахмурился. Не было заметно, что бы он испугался. Скорее удивился. Глаза его медленно поползли вверх, с дрожащей руки с пистолетом, на человека, державшего его.

— Ты чего, приятель? — презрительно произнёс он, — Тебе чего надо?

Джейсон чувствовал, как его всё тело свела судорога. Рука, державшая оружие плохо слушалась и одеревенела. Он оцепенел, боясь шелохнуться. Ривера, заметив потерянный вид молодого человека, подумал, что тот новичок грабитель и быстро сделал шаг вперед, собираясь выхватить пистолет. В эту секунду одновременно произошли два события. Первое, стал закрываться лифт, и второе, щёлкнул замок в двери квартиры Риверы. Две половинки дверей лифта ударили по руке Джейсона, и он от испуга и неожиданности нажал на спусковой крючок. Раздался хлопок. На белой футболке бейсболиста, возле самого сердца появилось маленькое, красное пятно, которое тут же быстро начало увеличиваться в размерах. Ривера замер, словно наткнувшись на невидимую преграду, и опустив голову, взглянул на пятно.

— Дорогой… — окликнула его жена, появившаяся на пороге квартиры. Она увидала из-за спины мужа перепуганного незнакомого парня, держащего в руке пистолет, и вскрикнула. В этот момент Джейсон выстрелил ещё рас, но уже чисто машинально. Пуля снова попала в Риверу, но на этот рас уже в живот. Охнув, мужчина схватился за рану и стал медленно оседать. Его жена истошно заорала, закрыв обеими руками рот и выпучив от страха глаза. Забыв про лифт, и про пистолет в руке, Джейсон бросился бежать по лестнице вниз, слыша за своей спиной непрекращающийся женский крик. Он не помнил как вылетел на улицу, подбежал к своей машине, открыв сел в неё, завёл и вдавив в пол педаль газа бешено рванул с места. Пришёл в себя он только когда оказался у себя в квартире. Его постоянно трясущиеся пальцы распахнули кухонный шкафчик, достали оттуда бутылку виски и прямо из горла Джейсон сделал несколько больших глотков. Он натужно дышал, потом долго и надрывно кашлял от того, что спиртное попало не в то горло. Ему было до чёртиков страшно, так страшно, что он едва не разрыдался, скуксившись, и опустившись на стул. «Я его убил…я его убил, — твердил Джейсон то и дело про себя».» «Господи…!!! Теперь я убийца!!!». Он почувствовал, что теперь стал отщепенцем в этом жестоком и несправедливом мире, и стал им в один миг. Нет. Не так он представлял для себя это убийство. И не такие он ожидал неотвратимые и страшные эмоциональные последствия для своей уставшей психики. Он взглянул на свою руку, руку, убившую Пола Риверу и вспомнил вдруг про пистолет. Где он? Джейсон пошарил глазами по сторонам. Пистолета нигде не было. Должно быть, он остался в машине. Чёрт, надо пойти проверить. Джейсон словно в тумане, на не гнущихся ногах пошёл к выходу. От выпитого виски шатало, но ему показалось, что это всё из-за нервов. На лестнице ему встретилась соседка, пожилая женщина, которая с удивлением посмотрела на его перекошенное, зелёное лицо. Но Джейсон опустил голову и побежал по ступеням к выходу. На улице глаза больно резанули солнечные лучи. Он зажмурил глаза, и быстро дойдя до машины, открыл дверь. Вот чёрт! Так и есть. Пистолет лежал на полу с пассажирской стороны. Но, тем не менее, любой проходящий мимо человек мог запросто его заметить, кинув случайный взгляд через не тонированное окно. Джейсон схватил пистолет, глянул по сторонам и засунул его под ремень, прикрыв футболкой. После, закрыв машину, он вернулся к себе в квартиру. И тут вдруг, захлопывая за собой дверь, вспомнил о девушке, наверняка жене Риверы, которая так некстати появилась на лестничной площадке. Страх, и так сводивший Джейсона с ума окончательно взорвал его мозг. Он опустился на пол и схватился руками за голову, запустив пальцы в волосы. Пот выступил по всему телу. Что теперь делать? Ведь девушка отчётливо его разглядела. Он помнил, как встретились их взгляды, как расширились в ужасе её глаза. Несомненно, теперь она расскажет его приметы полиции. Его объявят в розыск. И рано или поздно найдут.

— Чёрт…чёрт…чёрт! — в отчаянии выкрикнул Джейсон, ударив затылком по деревянной двери. — Как всё глупо вышло. Надо было застрелить его прямо в лифте. Какой же я дурак…

Он застонал и повалился боком на пол, весь сжавшись в комок. Зачем ему нужна жизнь, если первое же убийство провалилось, и результат уже очевиден. Его увидали и запомнили. Что теперь делать? Джейсон почувствовал, как до боли скрутило живот, и что его вот-вот стошнит. Вскочив на ноги, он устремился в ванную, и там, опустившись на колени, нагнул голову над ободком унитаза. В следующую секунду, его тело изогнулось в дугу, и всё содержимое желудка выплеснулось наружу.

Через десять минут Джейсон сидел на кухне, вытирая полотенцем лицо, в тупом исступлении глядя себе под ноги. Он был потерян и подавлен и совершенно не знал, что ему делать и как поступить. Дьявол или демон, кем он там являлся, почему-то не давал о себе знать. Это казалось странным. Джейсон выполнил работу, а он всё не появлялся. Почему? Совершенно не соображая, Джейсон налил себе порцию виски и машинально, тут же выпил её. «Напьюсь до чёртиков, — промелькнуло в его голове, — а потом застрелюсь. В пьяном состоянии это будет намного легче сделать». Он долго пил, пил до тех пор, пока бутылка не опустела, и он не перестал совершенно ничего соображать. Ноги, вялые и бесчувственные потащили его в комнату, где на кровати лежал пистолет. Схватив его, Джейсон какое-то мгновение смотрел на чёрное, пахнущее гарью дуло, потом открыл рот, и собрался было засунуть дуло между зубов. Но, тут вдруг чья-то невидимая рука схватила его за горло. Пистолет выпал из онемевших пальцев Джейсона, он попытался схватиться за невидимую руку, которая оказалось на его горле, но лишь хватал пустоту. Джейсон хрипел, пытаясь сделать вдох но, невидимая рука сжималась всё сильнее и сильнее. Уже теряя сознание, Мур понял, что это демон пытается его остановить…

Что ему снилось, он не помнил. Сон был непонятной, чёрной ямой, в которую он постоянно проваливался. В конце, Джейсон открыл глаза от того, что кто-то давил ему на грудь. Дышать было тяжело. Его синие глаза, покрасневшие и мутные от выпитого, уставились в потолок, на старую, пыльную люстру, которую он ни разу не вытирал, после того как въехал в квартиру. Схватившись за грудь, Мур попытался приподняться, но что-то не пускало его.

— Чёрт!

— Я не чёрт! — произнёс знакомый грубый голос, от которого у Джейсона поползли мурашки по телу. — Я демон! И вчера я спас тебя от самоубийства. Ты слишком поторопился свести свои счёты с жизнью. Не стоит спешить попасть ко мне в а-а-а-ад…Поверь…не стоит.

ГЛАВА 10

Утро было душное, словно знакомая, старая пекарня на седьмом авеню. Птицы и те прятались в листве деревьев, молчаливые и уставшие от жары. Лейтенант Купер, держа в руках ненужный ему пиджак, вышел из подъезда дома, в котором жил, подошёл к машине, серебристому «ниссану» и только открыл дверь, когда вдруг зазвонил телефон, который торчал из кармана брюк. Лейтенант взглянул на экран телефона. Звонил сержант Пэрри.

— Да, сержант, — ответил он на звонок.

— Доброе утро лейтенант! — раздался в телефоне возбужденный голос Пэрри.

— Доброе. Что-то случилось, рас ты звонишь, сержант? — настороженно спросил Купер.

— Да, случилось, — почти крикнул сержант, — Десять минут назад убили Пола Риверу, известного всем бейсбольного игрока…

— Вот, чёрт! — воскликнул Купер, падая на водительское сиденье, и кидая назад пиджак, — Когда это произошло?

— В середине девятого! Его застрелили прямо на пороге собственной квартиры, на глазах у жены. Ривера только успел отвести дочь в садик, поднялся на лифте на свой этаж, и тут в него выстрелил какой-то парень, в тот самый момент, когда жена открыла дверь.

— Матерь Божья! — снова воскликнул Купер. — Я слышал и видел этого Риверу по телевизору. Он был отличным игроком. Господи. За что его…Как это случилось?

— Да кто ж его знает, — произнёс Пэрри, — Нам только что позвонила его жена, и рыдая, сообщила эту новость. Так что, приезжайте поскорее, лейтенант. Адрес — Авеню-Лаффает, дом 18. Мы сами торопимся туда.

–Да, да. Конечно. Уже еду! — выпалил надтреснутым голосом лейтенант, откидывая телефон на пассажирское сиденье, и вставляя ключ в замок зажигания. Ехать было далековато. Учитывая запруженные улицы в это время, он приедет туда не раньше чем через полчаса. Купер достал из бардачка полицейскую мигалку, прицепил её на крышу и помчался.

Весь дом по улице Лаффает был оцеплен и наводнён полицейскими. Не меньше десяти полицейских машин, среди которых стояла «скорая помощь» закрыли выезд с территории многоэтажки. Всюду сновали офицеры в штатском, опрашивая случайных прохожих, тех, кто мог, что-либо видеть или слышать. Купер припарковал свой «ниссан» возле тротуара и быстро направился к стоявшим возле самого подъезда полицейским в штатском. Одного из них лейтенант хорошо знал. Полицейского звали Ридли Уэст. По дороге Купера остановил патрульный, но он показал свой жетон и его пропустили.

— Доброе утро! — сказал лейтенант, подойдя к Уэсту.

Уэст и с ним два полисмена в штатском в ответ горячо пожали Куперу руку.

— Пола Риверу застрелили! — сказал Уэст. — Так жаль…

— Да. Жаль! — сказал Купер, глядя по сторонам. — Вы давно тут?

— Да минут десять. Твой сержант Пэрри приехал раньше. Он на верху, вместе с группой криминалистов. Ждут тебя.

— Ок! — сказал лейтенант, и угрюмый зашёл в подъезд, где на лифте поднялся на пятый этаж.

Дверцы лифта разъехались в стороны, и глазам Купера предстала жуткая картина: лежащее на спине тело Пола Риверы на лестничной площадке со свисавшей на нижние ступеньки лестницы головой. Волевой, тяжёлый подбородок игрока был задран к верху. Белая футболка на мощном теле была залита кровью. Кровь разлилась возле тела и стекла по ступеням. Несколько человек копошились возле Риверы. Штатный фотограф снимал его с разных ракурсов. Полицейские обнесли желтой лентой весь этаж и нижний пролёт. Купер остановился перед трупом, задумчиво разглядывая его. С ним поздоровались. Он ответил тем же.

— Доброе утро! — подошёл к лейтенанту сержант Пэрри.

— Доброе утро, сержант! — машинально протягивая руку, произнёс Купер. Он нагнулся над Риверой, взглянул на его открытые, остекленевшие глаза, смотревшие в потолок, потом оглядел тело и поднялся.

— Сколько прошло времени с момента убийства? — угрюмо спросил он.

— Его убили где-то в половине девятого! — отчеканил Пэрри. — Обезумившая от горя жена позвонила нам сразу же.

Купер взглянул на часы. Было десять сорок пять.

— Ясно! А где она сама?

— В квартире…С ней работают медики. Сделали ей пару уколов…

— Ты её ещё не опрашивал? — спросил Купер, направляясь в квартиру Пола Риверы.

— Нет, — сержант шёл следом за своим начальником, — Девушка была в таком состоянии, что не смогла и двух слов связать. Она по телефону то очень долго объясняла, что да как.

Вдвоём, они прошли в просторную, со вкусом обставленную, трёх комнатную квартиру. Всюду чувствовалось богатое излишество: на полу очень дорогая керамика, на стенах дорогущие обои. А уж о мебели и говорить не стоило. Было видно лишь, что она была сделана из настоящего дерева. На потолке в гостиной весела большая, хрустальная люстра. Громоздкий, белый кожаный диван занимал полкомнаты. На полу лежал старый персидский ковер. В одном из кресел, тоже белом и кожаном, сидел тучный врач в зеленом халате и колпаке что-то писал на листке, лежащем на его коленях, на широкой папке. Когда вошли полицейские, врач поднял голову и сразу же встал. Кивком головы он указал на спальную.

— Как она? — спросил Пэрри.

— Ей уже лучше! — ответил медик, — Укол сделал своё дело. С ней сидит на всякий случай медсестра.

Спальня оказалась такой же шикарной и большой, как и вся остальная квартира. Лепной потолок, белая шкаф с зеркалом, трюмо и просто огромнейшая кровать, на которой лежала такая же бледная, как и её мебель, молодая женщина. Кремовые шторы были раздвинуты в стороны. Окна открыты нараспашку, но запах лекарств ещё витал в воздухе, вперемешку с духотой и тонким ароматом духов.

Глаза жены Пола Риверы, одурманенные лекарством, безжизненно и равнодушно смотрели в потолок, так же как и мёртвые глаза её мужа на площадке подъезда. Длинные, чёрные волосы были раскиданы по подушке. Она выглядела мёртвой, если бы не грудь, которая часто вздымалась. Пальцы руки сжимали простынь. На ней была одета розовая, парчовая пижама. Купер отметил, что девушка была очень красива, не смотря на свой растрепанный вид. Возле неё на стуле сидела медсестра и разбирала на ночном столике лекарства. Она кинула взгляд на вошедших полицейских и снова принялась за своё дело.

— Как она? — спросил Купер.

— Пока успокоилась! — ответила медсестра. — Пришлось сделать сразу два укола. У неё не проходила истерика…

Лейтенант Купер взял стоявший у стены стул, поставил его перед кроватью и сел. Взгляд его был жёстким и холодным. Он смотрел на бледную вдову, словно пытаясь прочесть её мысли.

— Я бы хотел опросить её, — сказал Купер, и повернулся к сержанту Пэрри. — Ты не говорил с ней?

— Да когда?! — пожал плечами сержант, — Мы приехали, вошли в квартиру и застали девушку, буквально бьющуюся в истерике. Мы пытались её успокоить. Но, пока не приехали медики, она всё кричала и причитала. Говорила, что какой-то парень выстрелил в её мужа и скрылся на лестнице.

Купер прищурил глаза и снова посмотрел на жену Риверы. Линда всё так же недвижимо лежала на кровати, глядя в потолок, словно надеясь увидеть там Бога и спросить у него, за что погиб ё супруг. Неожиданно она вздрогнула и повернув голову, бросила потерянный взгляд на Купера. Её бледная, восковая рука вытерла лицо.

— Я хочу взглянуть на мужа… — еле слышно прошептали ее распухшие губы. Она попыталась подняться. — Помогите мне…

— Погодите! — встревоженно воскликнула медсестра, пытаясь её остановить, для чего она протянула руку и уперлась ею в плечо Линды. — Вам не стоит пока вставать. Вы можете потерять сознание…

— Ничего. Мне уже лучше! — промямлила жена Риверы. Её сильно шатало, когда она поднялась и сделала несколько шагов в сторону выхода. Сержант и ещё кто-то из полицейских подхватили несчастную под руки. Купер и медсестра последовали следом. Когда они вышли на площадку, то тело убитого уже накрыли белой простынёй. Приехало ещё несколько полицейских. Некоторых Купер видел впервые.

— Покажите мне его… — попросила Линда, находясь в полуобморочном состоянии.

— Может не стоит, мисс Ривера? — извиняющимся голосом проговорил один из криминалистов.

— Покажите мне его! — требовательно повторила девушка.

Простынь подняли. Лицо Линды задрожало, её всю затрясло, по щекам потекли слёзы. Она закрыла лицо руками. Полицейские, державшие её под руки, отвернулись.

— За что? — прошептала девушка, — Что я теперь буду делать?

На тело снова накрыли простынь. Линду увели в квартиру, где в гостиной она села на диван и поджав под себя ноги закрыла глаза. Купер опустился возле неё, соображая, что ему делать. Сержант с медсестрой стояли рядом. Врач в зеленом халате сидел в кресле, не сводя глаз с пострадавшей. Подошёл криминалист из департамента полиции и шепнул на ухо Куперу, что нашли две стреляные гильзы на месте убийства. Лейтенант покачал головой, встал и вышел из квартиры, кинув взгляд на фотографии в рамках, стоявшие на журнальном столике возле дивана. На них были изображены улыбающиеся лица супругов Риверов с маленькой девочкой, наверняка их дочкой. Сержант Пэрри сказал, что убитый перед смертью отвёз дочь в садик. Бедная девочка…

Купер разговаривал с полицейскими, которые опрашивали свидетелей. Но, к несчастью, никто не видел стрелявшего, словно тот был невидимым призраком. Это было плохой новостью. «Ладно, — подумал Купер, — будем надеяться, что мисс Ривера запомнила убийцу». В этот момент на лестничной площадке появился сержант Пэрри.

— Ей стало немного лучше! — сказал он. — Лейтенант, вы будете опрашивать её?

Купер молча вернулся в гостиную. Овдовевшая девушка сидела всё в той же позе, с подогнутыми под себя ногами, скрюченная и жалкая. Рядом беспомощно расположилась медсестра. Полубезумные, чёрные глаза Линды взглянули на лейтенанта, и тот заметил в них полное безразличие. Не хотелось тревожить девушку, находящуюся в таком состоянии, но работа есть работа. Купер сел перед ней, достал из кожаной папки, которую всегда носил с собой, блокнот, ручку, и прокашлявшись, спросил:

— Извините, мисс Ривера. Но, я вынужден задать вам несколько вопросов. Вы…вы можете разговаривать?

Девушка несколько секунд смотрела на лейтенанта, потом покачала головой.

— Отлично!-Купер приготовился писать, — Скажите, вы видели…запомнили человека, стрелявшего в вашего мужа? Сможете его описать?

Жена Риверы задумчиво прищурила глаза, глядя куда-то в сторону, бледная и постаревшая.

— Он…он был…молодой, лет тридцати. Среднего роста. Лицо… — Линда неожиданно запнулась, резко взглянув на Купера.

— Что? — спросил тот. — Вы не можете вспомнить его лицо?

— Н…нет! Помню очень смутно. Оно было вроде как обычное. Ничего примечательного, — ответила девушка. Лицо её нервно дёргалось. По щекам текли слёзы. — Но вот только глаза…

— Что глаза?

— Они…они были почему-то…красные!

— Как…красные? — удивился лейтенант, отрываясь от блокнота, — Вам, наверное, показалось.

— Нет, не показалось! — покачала головой Линда. — Я точно помню. Глаза были красные. Это меня и удивило. Большие, красные глаза…Прямо…дьявольские какие-то.

Купер нахмурился, продолжая записывать слова девушки. Он подумал, что у неё наверняка случилось лёгкое помешательство. Ещё бы. Прямо на глазах застрелили мужа. Тут любой может тронуться рассудком. Поэтому лейтенант не придал словам Линда никакого значения. Хотя, всё же записал то, что она рассказала. Могло случиться так, что стрелявший был наркоманом, и поэтому глаза его были красные. А у жены Риверы из-за стресса разыгралось воображение.

— А в чём он был одет, вы не запомнили? — спросил Купер. Повернув голову, он увидал, что сержант Пэрри так же ведёт запись в своём блокноте.

— Нет, простите, не запомнила! — покачала взъерошенной головой жена Риверы. — Простите… — плечи девушки подрагивали.

— Вам не за что просить прощения, мисс Ривера, — пробегая глазами по строкам блокнота, проговорил лейтенант. — Скажите ещё, пожалуйста. Вы раньше не видели этого человека? Может где-нибудь на улице…или с вашим мужем?

— Нет, не видела! — подумав, ответила Линда. — Это точно. И он не из команды моего мужа. Я знаю всех его товарищей. Этого я видела впервые. Хотя, может я его просто не разглядела.

— А если сейчас увидите, сможете опознать?

— Не знаю. Не уверенна! — часто замотала головой Линда. — Мне кажется я…я не узнаю его. Я ведь была в таком состоянии. Я лишь запомнила его…красные глаза.

«Опять глаза, — подумал Купер».

— Скажите, а враги были у…вашего мужа? — задал он вопрос.

— Враги? — уставилась на лейтенанта Линда. — Не знаю. Хотя всё возможно. У него был своенравный и тяжёлый характер. Я не знаю, в каких Пол был отношениях с ребятами из своей команды. Может с кем-то и конфликтовал.

— Ясно! — лейтенант поднялся и дал сигнал сержанту следовать за ним. Они вдвоём вышли на лестничную площадку, где люди в белых халатах, приехавшие из морга, укладывали тело Риверы, упакованное уже в чёрный целлофан на носилки.

— У тебя есть какие-нибудь предположения насчёт всего этого? — спросил Купер сержанта Пэрри.

Сержант закурил сигарету, затянулся и зная, что лейтенант не переносит табачный дым, выпустил в сторону струю дыма и ответил:

— Не знаю даже. Странный убийца с красными глазами, которого никто не видел. Бред какой-то! Не знаю…

— Надо срочно ехать в клуб, в котором занимался Пол Ривера, — оборвал вдруг Купер, — А ты, сержант, займись протоколом и узнай-ка всё поподробнее о жене убитого. Вдруг у неё был любовник.

— Думаешь? — поднял брови Пэрри. — Вроде не похоже…

— Женщины очень коварные существа, сержант! — ухмыльнулся загадочно Купер, — Им нельзя доверять, поверь. И ещё. Возьми детализацию звонков обоих супругов, а так же, опроси всех соседей. Может кто-нибудь что-то и видел.

— Хорошо! — Пэрри проводил взглядом спускавшихся с носилками по лестнице медиков и пошёл к лифту. Потом вдруг, обернулся и спросил встревоженно:

— Постойте, а как же Амели Лаберт? Вы же к ней собирались лететь?

Лейтенант махнул рукой, нахмурившись.

— Вот чёрт! У меня скоро голова треснет. Проблемы одна, за другой. Ладно. Я распоряжусь, что бы ей оплатили билет в обе стороны. Она прилетит сюда сама. Мне сейчас не до неё. Думаю, дело с убийством такой звезды как Ривера получит серьёзную огласку. И поэтому, оно важнее, — только он проговорил это, как внизу послышались громкие голоса, женские и мужские. Не было сомнений в том, что это поднималась пресса. — Вот видишь. Я был прав.

Стадион располагался в Южном Бронксе. Купер приехал туда через час, ругаясь то и дело от того что застревал в постоянных пробках. Час пик вроде бы прошёл, но машин в этот день было как никогда много. Вскоре Огромное сооружение, стоимостью полтора миллиарда долларов, построенное в 2009 году, и в котором часто проходили соревнования, предстало перед его глазами. Стадион был отстроен из белого кирпича и выглядел величественно, словно римский амфитеатр. Лейтенант припарковал свой «ниссан» напротив главного входа и пошёл вовнутрь. На входе седел пожилой вахтёр, который не успел и рта открыть, когда перед его носом мелькнул офицерский жетон.

— Как мне найти тренера «Мэна»? — спросил Купер.

Вахтер указал рукой, и лейтенант двинулся в указанном направлении. Он прошёл по длинным, нескончаемым коридором, читая на многочисленных дверях надписи, пока не увидал нужную. На яркой, золотистой дощечке было чётко выведено жирным словом «главный тренер». Купер негромко постучался и тут же услышал «да»! Он открыл дверь и вошёл в просторный кабинет, где за столом сидел высокий мужчин средних лет и что-то смотрел в компьютере, стоявшего перед ним. При появлении лейтенанта, мужчина кинул на него быстрый взгляд своих холодных, серых глаз, прищурил их и как заметил лейтенант, сразу же догадался, что перед ним коп. Купер кинул мимолетный взгляд на большой стеклянный шкаф, в котором находилось огромное количество кубков и медалей, и подошёл к столу.

— Я лейтенант Купер, из отдела по расследованию убийств! — представился он, показывая жетон.

Мужчина поднялся. Он оказался почти на голову выше Купера, и в его здоровом теле чувствовалась просто медвежья сила. Одет он был, как и подобает одеваться тренеру, в синее спортивное трико и футболку красного цвета, с белой надписью «Мэн». Он был полностью лысым, и голый череп придавал ему устрашающий вид. Но Купера он не напугал.

— Я это уже понял! — произнёс мужчина грубым голосом, протягивая руку. Лейтенант пожал её и убедился в том, что тренер и правда, силён как буйвол. — Присаживайтесь. Меня зовут Грег Уайт. Я главный тренер «Мэна», — он указал на стоявший у стола стул. И когда Купер сел, спросил, — Можно узнать, что произошло? Вы пожаловали по мою душу?

— Нет, не по вашу! — произнёс лейтенант, не сводя глаз с нахмуренного лица Грега. — Сегодня утром, в половине девятого был убит Пол Ривера…

— Что? — воскликнул Уайт, нахмурив густые брови. Те сошлись у него на переносице, превратившись в одну сплошную, волосатую дорожку. Лицо вытянулось, — Быть того не может, — тренер смотрел на Купера так, словно тот не совсем удачно пошутил. — Кто убил его? Где?

— Риверу убили прямо на пороге собственной квартиры, — ответил Купер. — Кто и за что убил, мы пока не знаем.

— Боже…боже, — проговорил Грег, резко шлёпнувшись в кресло. Он схватился за голову, мотая ею из стороны в сторону, — У нас на носу чемпионат. Что мне теперь делать? Пол был у нас самым лучшим игроком. Господи…-тренер команды «Мэн» стал похож на мертвеца. Руки его задрожали, губы затряслись. Он сжал кулаки, глядя куда-то в сторону, — Мы…потеряем очень много денег. Что я теперь скажу нашим спонсорам.

Грег замолчал. А лейтенант, выждав паузу спросил:

— Скажите, у Риверы были враги? Он имел их среди команды?

— Что? Среди команды? — отрешенно произнёс тренер, глядя в телефон, который он взял со стола. Пальцы листали телефонную книгу. — Мне надо позвонить…сказать про эту ужасную новость…

— Кому вы собираетесь звонить? — спросил Купер.

— Людям, кому принадлежит наш клуб. А что?

— Погодите пока звонить! Успеете ещё это сделать…

— Вы шутите? — воскликнул Грег, — У нас игра через два дня. Извините, но позвонить я должен.

— Окей. Но только быстро. Мне надо вас опросить, — недовольно проговорил Купер.

— Я выйду на пару минут, — поднялся Грег.

— Хорошо, — лейтенант с подозрением проводил глазами тренера.

Через минуту Крег вернулся, встревоженный ещё больше чем был до этого.

— Скоро сюда приедут, — сказал он, — спрашивайте. Я слушаю вас.

— Вы говорите, у вас чемпионат на днях? — достав блокнот и ручку, задал вопрос Купер.

— Да. Через два дня, — сев обратно за стол, ответил растерянно Грег.

Купер что-то записал в блокноте.

— Скажите, где сейчас вся ваша команда? — спросил он.

— На поле. Где же ещё, — махнул головой тренер. — У них тренировка.

— Можно пойти посмотреть на них? — спросил Купер.

— Да. Конечно!

Грег вышел из кабинета, и быстро пошёл по длинному коридору. За тренером следовал Купер, глядя на его широкую спину. Вскоре коридор закончился, и мужчины вышли на открытый, зелёный стадион.

Стадион был почти такой же, как и все футбольные, лишь немногим меньше. Человек десять, в бело-синей форме разминались на зелёном поле. Летний зной раскалил асфальт. И из-за этого на стадионе казалось ещё жарче. Но, спортсменов это не волновало. Они, мокрые, в пропитавшихся потом футболках носились по полю. Кто-то из них заметил двоих мужчин, появившихся на стадионе, и указал остальным. Купер и главный тренер подошли к ним. Один из игроков поздоровался с Грегом. Это был мужчина лет тридцати пяти, худощавый, но жилистый, чуть-чуть седоватый. Лейтенант догадался, что перед ним тренер команды.

— Мэлл, — проговорил Грег Уайт, отвечая на рукопожатие, — познакомься. Это лейтенант Купер. Он из отдела убийств, — Грег повернулся к лейтенанту, — Познакомьтесь. Это наш тренер, Мэлл Джобс.

Купер кивнул головой и пожал сухую руку Джобса.

— Что-то случилось? — осторожно спросил Джобс, не сводя глаз с лейтенанта.

— Да! — ответил тот, — Позовите, пожалуйста, сюда всех ваших игроков.

ГЛАВА 11

Амели Ламберт начинала работу в восемь и заканчивала в шесть, сидя в своём личном, просторном, отдельном кабинете. Ей недавно исполнилось двадцать четыре года, она была не замужем, и переполнена амбиций. Длинные, каштановые волосы были аккуратно уложены на голове, что создавало ей строгий вид. Пуговица на белой, отуюженной блузке была расстёгнута, и из декольте выглядывала молодая, крепкая грудь, втиснутая в дорогой лифчик. Амели была одержима карьерой, и знала, что на неё положил глаз заместитель директора банка, в который она устроилась работать программистом. И не только положил…Работу она нашла через сайт. Она отправила своё резюме, вместе с фотографиями, в которых ненавязчиво показала себя во всей своей красе, в банк «Эйзен-Ривер». Через несколько дней ей уже позвонил сам Крис Гольдман, зам директора и после недолгого опроса, предложил ей работу, с будущим повышением. Нынешняя работа в одном из банков Нью-Йорка Амели не устраивала, и поэтому, долго не думая, она написала заявление по собственному желанию и уволилась. Она была далеко не глупая и целеустремленная девушка. Её радушно приняли и после недолгой «беседы» дали собственный кабинет. В этот же день Амели сняла небольшую квартиру в десяти минутах ходьбы от работы, и в её радужных мечтах, как ей показалось, жизнь наконец-то засеяла яркими красками. Подумаешь, Гольдман, хоть и не красавец, но зато вполне богат, что бы обеспечить её будущее. Он женат, поэтому роль любовницы-это единственное, на что она Амели может претендовать. Ну, да и ладно. Она знает, как кружить голову мужчинам.

В тот злополучный день она на свою голову случайно наткнулась на заголовок в новостях, в интернете. Там сообщалось, что в Нью-Йорке, в пруду было найдены останки Клер Сименс. Амели сразу же узнала свою тихую подругу по работе. Сердце её сжалось от боли. Клер нравилась Амели своей скромностью, и не в пример ей самой, стервозной и продуманной, нравилась своей добротой и простотой. Она вспомнила, как Клер разговаривала с каким-то мужчиной на улице. Мужчина не был мужем Клер. Его Амели знала хорошо: видела несколько рас. Он приходил на работу за женой. А вдруг, это и был тот маньяк, убивший Клер? Ведь она тогда села в его машину и уехала. Куда она уехала? Домой…или мужчина убил её по дороге. А вдруг, это всего лишь её любовник? Хотя, вряд ли. У Клер не могли быть любовники. Она слишком скромная и…кажется, далека от секса. И к тому же, слишком любила мужа. По ней это было видно. Немного подумав, Амели набрала номер Нью-Йорского департамента полиции. Её звонок, как поняла она по голосу полицейского на том конце трубки, встретили с огромным удивлением. Ей сказали, что бы она оставалась в городе и никуда не уезжала.

— Ну, вот! — тихо прошептала Амели сама себе, — По-моему, я нашла себе проблему.

В принципе, она и так ни куда не собиралась уезжать ближайшие две, а скорее три, четыре недели. Но зато замдиректора мог позвонить неожиданно, и предложить куда-нибудь поехать провести вечер, или даже в другое место с ночевкой. А отказывать было опасно. Но, полицейский из Нью-Йорка должен был позвонить ей, перед тем как сесть в самолет…

В это утро она как всегда проснулась в шесть утра. Как и всегда по обыкновению приняла душ, поставила чайник и принялась приводить себя в порядок: причёсываться и краситься. На это у Амели уходило очень много времени. Ей нужно было выглядеть на все сто, что бы Крис Гольдман пускал слюни всякий рас, как она проходила мимо него, своей обворожительной походкой.

Она допила кофе из небольшого, китайского, фарфорового бокала, подаренного Гольдманом, надела в прихожей легкие туфельки на шпильках, взяла со стула сумочку с дамскими принадлежностями, и кинув на себя придирчивый взгляд в зеркало, вышла на улицу. Идти предстояло недолго. Она запомнила маршрут: прямо по улице Вашингтона, потом, перейдя дорогу свернуть на улицу Мемори-стрит, и снова перейдя дорогу, свернуть на соседнюю улицу, где через сто метров находился банк, в котором она теперь начинала свою новую жизнь. Растревоженный Портленд уже гудел с самого раннего утра. Сжатый понастроенными повсюду небоскребами, он был заполнен духотой и выхлопными газами автомобилей. Люди спешили, ехали на работу, переговариваясь между собой, обсуждая начинавшийся день. Красивой походкой Амели двинулась по тротуару, держа в руке сумочку. Глаза её закрывали солнечные очки. Бежевая юбка и белая блузка плотно облегали стройное тело. Мужчины, и даже женщины с завистью оборачивались вслед ей. Девушка чувствовала это и лёгкая улыбка не сходила с её накрашенных губ. Она чувствовала себя королевой бала. В Нью-Йорке она оставила безо всякого сожаления своего парня, который с трудом мог исполнять её капризы. А тут, сам Гольдман, один из влиятельных людей города, стал теперь её «золотым» будущим. Ничего, она покружит ему голову, опустошит его карман, а потом, когда придёт время, найдёт себе мужчину моложе…и тоже состоятельного. Позади кто-то присвистнул. Амели даже не обернулась. Пусть свистят. Эти бедные мужчинки только и могут что свистеть. На большее почти никто из них не способен. Ей давно хотелось машину. Да. Точно. Нужно намекнуть Гольдману, так, как-нибудь между делом, что ей хотелось бы иметь какой-нибудь автомобиль. Ну, скажем «мерседес», небольшой, но красивый, и…новый. Ну и пусть, что ей всего-то надо ехать несчастные десять минут до работы. А на машине и того меньше. Зато, это статус, и красивая жизнь. Надо быть понаглее. Жизнь не ждёт никого. Надо брать всё самой. Так летая в своих радушных мечтах, девушка перешла на зеленый свет дорогу, выделяясь среди толпы обыкновенных, как ей казалось, людей и свернула на Мемори-стрит. Рядом приостановился белый джип. Амели окликнули. Но она проигнорировала окрик, посчитав это выше своего достоинства. Джип с полминуты ехал ещё вдоль тротуара, а потом зло газанул и влился в общий поток машин. Амели остановилась перед ещё одним светофором. Толпа людей, сопровождавшая её, тоже остановилась. Прямо за спиной Амели встал мужчина, от которого ужасно воняло потом. Амели брезгливо сморщила нос и сделала шаг вперед, остановившись на краю бордюра. Мужчина тоже сделал шаг вперед. Амели хотело было повернуться и сказать какую-нибудь гадость источавшему ужасную вонь мужчине. Она взглянула на светофор, на котором должен был вот, вот зажечься зеленый свет. Голова её начала поворачиваться, но тут одна нога вдруг соскользнула с бордюра, девушка покачнулась, выронив сумочку, и взмахнула руками. Ей показалось, что она удержала равновесие. Мужчина, с неприятным запахом, воскликнул «Осторожнее, девушка». И ещё одна женщина справа от неё протянула руку. Но, тут произошло то, чего никто не ожидал увидеть, любуясь красотой Амели. Там, где стояла её вторая нога, край тротуарного бордюра был отколот. Амели сдвинула ногу лишь на какой-то сантиметр. Но, этого хватило для того, что бы стопа съехала на дорогу, колено вывернулось, и не удержавшись, девушка упала вперед, прямо под колеса несущегося, и пытавшегося проскочить на зажигавшийся красный свет светофора большой автобус. Толпа в ужасе ахнула. Автобус заскрежетал тормозами, но было уже поздно. Правое его колесо переехало голову Амели. Кровь брызнула во все стороны. Тело несчастной несколько рас дернулось и затихло.

— Матерь Божья… — воскликнул потный мужчина, отвернувшись.

В толпе одна девушка упала в обморок. В это самое время замдиректора банка Гольдман сидя в кожаном кресле смотрел мечтательно в окно, сложив толстые пальцы на свой выпирающий живот, и придумывая, куда бы вечером пригласить Амели, в какой из дорогих ресторанов. А заодно подумывал о том, какую из машин ей позже купить в качестве подарка; «мерседес» или «лексус». «Возьму «мерседес», — улыбнулся он, прищурив свои хитрые, еврейские глаза.

ГЛАВА 12

Три последующих дня, для Джейсона превратились в сущий кошмар. Он плохо спал по ночам, сильно похудел и каждый рас, выходя из дома на работу, озирался по сторонам, словно загнанный зверь. Ему постоянно казалось, что за ним с минуту на минуту приедет полиция и наденет ему на запястья наручники. На работе, сидя за своим столом, он тупо пялился на монитор компьютера, ничего совершенно не соображая, находясь в какой-то прострации. Глаза его то и дело бегали по сторонам, останавливаясь подолгу на каждом из сотрудников фирмы, как бы пытаясь прочесть его мысли: а вдруг, он знает о том, что Джейсон совершил совсем недавно; вдруг, возьмёт, и позвонит полиции. Даже его друг, Палмер, удивился той перемене, которая в нем произошла. И Палмер казался ему не менее подозрительным.

— Что с тобой? — не выдержав напряжённой тишины, повисшей между ним и Муром, резко бросил Палмер, — У тебя такой вид, как будто ты убил кого-то.

При этих словах Мур дернулся в своём кресле и бросил испуганный взгляд на друга.

— Нет, правда. Что с тобой? — уставился на Джейсона Палмер. — С тобой всё нормально? Ты что-то сильно исхудал. У тебя какие-то проблемы?

— Да нет у меня никаких проблем! — не глядя на друга, отвечал Джейсон, — Нездоровится мне в последнее время. Даже аппетита нет…

— Так сходи к врачу! — не унимался Палмер, — Может у тебя вирус какой-нибудь…

— Да всё хорошо у меня! — огрызнулся Джейсон, — Сиди, работай.

— Ну, как знаешь, — Палмер обиженно отвернулся и занялся работой.

Джейсона изнутри точил червь страха. Ещё бы. Ведь он теперь, если не обманул демон, больше не болеет раком. А значит, ему есть чего бояться. Жить ведь теперь хочется. И уж тем более, не было никакого желания попадать в тюрьму. А вдруг, его видел кто-нибудь. Видели, как он выходил из подъезда, запомнили его машину. Хотя, прошло три дня. Это срок, в течение которого его бы давно уже схватили, если бы его приметы были сообщены полиции. На четвёртый день Джейсон встал утром и умывшись, подошёл к зеркалу и глянув на своё отражение…не узнал себя. На него смотрел совершенно незнакомый ему молодой человек. Вернее было бы даже сказать, повзрослевший очень быстро мужчина. Под глазами были чёрные круги, щёки ввалились, и сама кожа на лице приобрела бледно жёлтый оттенок. Этого он как-то не замечал раньше. Но, больше всего его поразили глаза. Глаза блестели не естественным…дьявольским огнём. «Да, — промелькнуло почему-то у него в голове, — именно дьявольским». Словно сквозь пелену его голубых глаз небесного цвета, неожиданно показались очертания красного обвода демонических зрачков…существа, так неожиданно появившегося в его жизни. Джейсон встряхнул головой, словно вшивая собака. Не может того быть. Ему померещилось. Он взглянул снова в зеркало. Но, как бы-то не было, красный ободок никуда не исчез. Джейсон расширил глаза пальцами и понял, что ему не показалось. Он в ужасе отпрянул от зеркала. Потом подошёл к окну и вытер лицо и волосы рукой. Волосы стали мокрыми от пота. Молодой человек с трудом проглотил слюну, чувствуя, как постепенно начинает сходить с ума. Страх. Страх сковал его. Что это? Неужели дьявол…вселился в его тело? Прямо как в фильмах ужасов. Джейсон прошёл в комнату и упал на кровать. Он перевернулся на спину и схватившись за голову уставился в потолок, пытаясь сообразить, что ему делать.

— Успокойся! — раздалось вдруг где-то в его голове, — Тебя никто не запомнил.

Джейсон вскочил с кровати, словно ужаленный змеёй.

— Что? — воскликнул он, оглядываясь по сторонам, — Что ты сказал?

— Я сказал, что тебя никто не запомнил! — повторил голос в его голове.

— А…а почему ты мне сразу об этом не сказал? — в гневе выкрикнул Джейсон, глядя в пространство перед собой.

— Я не обязан тебе говорить об этом! — ещё более гневно, чем Мур, рявкнул дьявол.

И Джейсон почувствовал неожиданно, как невидимая рука схватила его за горло. Он захрипел, словно раненный на охоте кабан, лицо стало пунцовым. Он попытался схватить невидимые пальцы врага, но лишь безрезультатно хватался за пустоту.

— От…пуууус…ти! — тихим шёпотом просвистели лёгкие Джейсона.

Дьявол расслабил хватку, и его жертва тут же бросилась на кухню, где открыв кран, стала с жадностью пить воду. Мур тяжело дышал, держась руками за горло. Спиной он чувствовал преследовавший его холод.

— Меня, правда, никто не запомнил? — прошипел он.

— Да! — последовал грубый ответ.

Зазвенел телефон. Джейсон рванул в комнату, и схватив телефон, лежащий на кровати, кинул взгляд на табло. Звонила Бетти. Он со злостью откинул телефон обратно на кровать.

— У меня есть адрес твоей второй жертвы! — прозвучал приговором грубый голос дьявола.

— Что-о-о-о? — воскликнул Джейсон, глядя на стену перед собой.

— Я сказал, что у меня для тебя есть адрес второй твоей жертвы, — повторил дьявол.

У Джейсона стали подгибаться резко обмякшие ноги. Он опустился на кровать, почувствовав, как тело стало липким, холодным и не приятным.

— А…если, меня на этот рас кто-нибудь всё-таки увидит…и запомнит? — произнёс Джейсон.

— Тебя никто не запомнит, — раздался голос дьявола, — Я позабочусь об этом.

— И…когда мне надо будет снова… убить? — выдохнул Джейсон. Ему стало немного легче от того, что дьявол дал ему хоть какую-то помощь. Вот только всё равно, для Джейсона было большим вопросом, непонятным и засевшим в его голове подобно осколку, для чего дьяволу нужны жизни этих людей. Джейсон терялся в догадках.

— Запиши адрес! — прозвучал властный голос.

Дрожащие пальцы взяли телефон.

— Тифани Джексон! Адрес: Бродвей, улица 69…

Телфон выпал из рук. Он хорошо знал, кто такая Тифани Джексон. Её часто показывали по телевизору.

— Что-о-о-о? — воскликнул он, — Это же зам. министра по образованию…

— Мне всё равно, кто она! — последовал быстрый ответ.

— Да, но её то зачем? — Джейсон испуганно дёрнулся, боясь, что дьявол сейчас снова начнёт его душить. И кто знает, вдруг возьмёт, да убьёт. Но, дьявол, не тронул его. Зато Мур отчётливо разглядел появившуюся в комнате, под самым потолком, уже знакомую, до мурашек отвратительную рожу демона. Красные глаза горели, словно огненные призраки из озера Тартар.

— Ты убьёшь её. Остальное тебя не касается! — грозно прошипел дьявол.

Джейсон закивал головой, как китайский болванчик, рассеянно глядя в потолок. Ему симпатизировала Тифани Джексон. Она всегда выступала за права студентов и выделяла большие суммы на ремонты и строительства учебных заведений. Зачем и для чего надо было убивать её, Мур не мог взять в толк. У неё была семья; муж…дети, как и у Пола Риверы. «Господи, — со страхом подумал Джейсон, — почему мне помогаешь не ты, а…»

Глаза дьявола исчезли вместе с его рогатой головой. Но сам дьявол, Джейсон это чувствовал по холоду, находился ещё в его квартире.

— Сколько дней мне надо… — начал Мур.

— Шесть дней! — отрезал дьявол.

— Почему именно шесть?

— Это тебя не касается! Эту свою жертву ты должен будешь убить в течении шести дней. Не убьёшь…пеняй на себя!

На кухне стало тепло. Демон пропал. Джейсон почувствовал, как пересохли его губы. Он поплёлся в ванную, склонился над краном, включил воду и сделал несколько глотков. Потом умылся сам. И всё-таки, почему шесть дней? Шесть — число дьявола. Может в этом всё дело? Но, спросить об этом, даже если дьявол и остался бы в квартире, молодому человеку было страшно. Джейсон прочёл в телефоне записанный адрес своей новой жертвы, и ему стало не по себе. Тифани Джексон была очень известной персоной в Нью-Йорке. Помимо того, она была красивой женщиной, хоть и взрослой, лет сорока пяти, но стройной и всегда безупречно одетой. Мур представил, какой начнётся ажиотаж после того, как он убьёт эту известную во всём городе личность. Здесь ни то, что город, наверняка и Белый дом подключится на поиски её убийцы. Джейсон понял, что на этот рас у него могут возникнуть проблемы похлеще. Убийство Пола Риверы, если верить дьяволу, сошло ему с рук, но вот с убийством Тифани Джексон всё может пойти совсем по-другому. Здесь точно, на него спустят всех собак.

Джейсон задумчиво сел на кровать. В этот момент зазвенел телефон, и сразу за ним прозвучал дверной звонок. Джейсон посмотрел на телефон; звонила мама. «Ладно, — подумал он, отключая звук у телефона, — потом перезвоню». Осторожно, на цыпочках он подкрался к двери и глянул в дверной глазок. На лестничной площадке, в коротком, розовом платье, которое больше всего любил Джейсон, стояла Бетти. Она мило улыбнулась в глазок, дав понять, что она знает о том, что он находится в квартире.

— Вот чёрт! — шепнул Джейсон, отпирая замок и открывая дверь.

Бетти вся сияла красотой; была ярко накрашена и пышные, чёрные волосы ниспадали на её узкие плечи, подчёркивая женственность. Любой другой мужчина тут же вспыхнул бы, словно фейерверк, но только не Джейсон, которому в эту минуту не было не до чего.

— А, это опять…ты! — равнодушно произнёс он.

— Да, опять я! — ответила, улыбаясь, девушка, проходя мимо Джейсона. Последнее их свидание было не из лучших, но Бетти, которой Джейсон слишком уж нравился, не собиралась так просто сдавать позиции. Она чувствовала своей женской интуицией, что с её другом и правда, что-то произошло. Ей очень хотелось помочь ему. А для этого надо было узнать, в какое дерьмо Джейсон вляпался. Дверь закрылась, Мур повернулся, свет упал на него, и Бетти поразилась той перемене, которая произошла с её другом. Он будто постарел ещё больше, ещё больше исхудал, и в глазах появилось какое-то странное выражение, которое насторожило девушку, и даже напугало.

— Извини, что я пришла снова, — проговорила Бетти, — Но, я звонила тебе. Ты не отвечаешь. Мне кажется, у тебя проблемы. Когда недавно я ушла от тебя, ты был не таким, каким являешься сейчас. А сейчас…ты только посмотри на себя в зеркало. Что с тобой?

— А что со мной? — удивился наигранно Джейсон, — Со мной всё нормально.

— Нормально? — воскликнула Бетти. Она прошла в комнату и присела на его кровать. Мур встал посреди комнаты, не сводя с девушки глаз. Вид у парня был равнодушный. Бетти почувствовала это, — Сядь! — немного приказным тоном выговорила она.

Джейсон послушно сел рядом, на кровать.

— Что?

Бетти положила руку на плечо друга. Глаза её сочувственно и с состраданием изучали Джейсона. Тот безучастно смотрел на красивое лицо своей гости.

— Может… — начала девушка, — это не моё дело, — Но, я правда, очень сильно за тебя волнуюсь. Твой друг Палмер тоже ничего не может понять. Ты так сильно изменился. Я ведь вижу, что с тобой что-то не так…Ты ни с кем не общаешься. Стал замкнутый…Исхудал….

— Слушай, — перебил, резко вскакивая, Джейсон, — Я…я не могу тебе сказать. Извини. Со мной всё в порядке. Поверь. Я ничем не болею. Просто я очень много размышляю в последнее время. У меня…у меня…Слушай, может, ты уйдешь, лучше, а? — неожиданно сорвался он.

Но, Бетти и не думала на этот рас уходить. Она встала, обняла, а потом резко и крепко поцеловала Джейсона в губы. И ту же, пока молодой человек не пришёл в себя, толкнула его на кровать.

— Ладно, — сказала она, — Не хочешь, не говори. Но, в любви ты мне не можешь отказать…

ГЛАВА 13

— Ты, наверное, еще не слышал новость? — воскликнул сержант Пэрри, вбегая в кабинет лейтенанта Купера. В этот момент его начальник, сидя за рабочим столом, разговаривал с кем-то по телефону. Когда Пэрри ворвался в его кабинет, тот прервал разговор.

— Что случилось? — нервно произнёс он, убирая в сторону телефон.

— Амели Ламберт погибла! — остановился напротив стола Пэрри. Глаза его возбужденно блестели. — Чёрт. Надо было её вызывать сюда….

— Как, погибла? — вскочил как ошарашенный, со своего места Купер, — Где?…Когда?

— Два дня назад! Попала под машину, когда утром, шла на работу. Как говорят очевидцы, она споткнулась, стоя у самой обочины, стоя на светофоре. Несчастный случай.

— Силы небесные! — глядя в сторону, произнёс Купер, — Что нам теперь делать? Я только что разговаривал с начальником, капитаном Моррисом. Он через неделю приезжает. И лично мне приказал как можно скорее расследовать дело с семьёй Сименсов. Господи… — лейтенант машинально начал переставлять с места на место вещи на столе, — Тут ещё свалилось это убийство Пола Риверы…За что хвататься, теперь и не знаю. А между тем, до этого, сверху дали приказ отложить расследование убийства Сименсов и взяться за убийство Риверы. Что делать?

— Может, мне поехать в Портленд и разузнать, правда ли это был несчастный случай?! — предложил сержант Пэрри, — А вдруг, девушку…убили?

— Ты думаешь? — ухмыльнулся Купер, — Да брось. Кто о ней мог знать. Нет. Я уверен, это был несчастный случай, совпадение. Лучше займись Сименсами. Не стоит напрасно тратить время на поездку в Портленд.

— Я пожалуй, тогда поеду, проверю камеры возле магазина, где Амели Ламберт встретила Клер Сименс и того мужчину с машиной, — подумав, произнёс сержант Пэрри, — может, повезёт, и у нас появятся фотографии незнакомца.

— Да, езжай! — сказал Купер, садясь на стул, — Хотя, знаешь что. Я сейчас как рас туда еду. Поэтому, я давай ка я сам этим займусь. А ты садись на моё место и почитай отчёты игроков из команды убитого Пола Риверы. Потом скажешь, что думаешь по всему этому. Тут фамилии всех игроков, которых я опросил сразу же после убийства Риверы…

— Да, кстати, — всколыхнулся сержант Пэрри, — Я узнал всё, что можно о жене Риверы. Она чиста. Все телефонные звонки проверили. Ни одного мужского номера. Одни женские. Вероятно подруги. Так что… — Пэрри развёл руками.

— Я почему-то не удивлён! — Купер снова поднялся и вышел из-за стола, — Вот, заодно и напишешь отчёт по этим звонкам. Кто звонил, и кто они такие. Понял?

— Да…босс, — недовольный возложенным на него поручением ответил Пэрри.

— Как, ты сказал, называется улица, где Амели Ламберт встретила Клер Сименс и того мужчину?

— Пересечение улиц Чёрч-Стрит и улицы Уорт. Там ещё есть большой супермаркет. Из него Амели как рас и выходила, когда увидала Клер…

— Да, я понял! — Купер махнул головой и вышел из охлажденного кондиционером кабинета в духоту основного помещения, где трудились другие полицейские, сидя каждый за своим столом. Здесь кондиционер тоже работал, но, как это чувствовалось по спертому воздуху, едва справлялся. На более мощный агрегат у министерства не было денег. Чувствуя, как его рубашка начинает пропитываться потом, Купер быстро сбежал вниз, выскочил на улицу, нырнув в ещё более раскаленный воздух, добежал до своей машины, и буквально запрыгнув в неё, завёл и тут же включил на полную мощность кондиционер.

— Грёбанная жара! — нервно выругался он, выруливая со стоянки.

До Чёрч-Стрит езды было не менее двадцать минут. Но, у Купера ушло на это полчаса из-за чрезмерной загруженности города. Нью-Йорк, город мегаполис, с многомиллионной человеческой массой. Одних такси, этих желтых стрекоз, летающих по улицам в поисках клиентов целых тринадцать тысяч. Люди, словно муравьи, сливаясь с бешенным темпом мегаполиса, пересекая его многочисленные улицы, теряясь среди гигантов небоскребов, сновали и исчезали в дверях офисах и фирм, что бы провести свой очередной обычный день. Сквозь закрытые стекла автомобиля шум города почти не был слышен. Но, зато была хорошо видна суматоха, и мелькание сотен быстро спешащих людей на тротуарах, и проезжающих, едва не задевающих друг друга машин. Нью-Йорк нравился Куперу, но порой раздражал и становился противен. Каждый год он наводнялся тысячами приезжих туристов и эмигрантов. И это ощущалось. Лейтенанту казалось, что город вот, вот лопнет от перегруза. Миграционные службы явно закрывали глаза на постоянный наплыв ненужных Нью-Йорку арабов и сербов, которые выползали по ночам словно приведения, совершая грабежи и убийства.

Пальцы Купера неустанно жали на клаксон. Он обгонял, словно профессиональный гонщик встречные машины, не обращая внимания на недовольные сигналы водителей.

Наконец, он припарковал машину напротив трёхэтажного супермаркета, еле втиснутого среди небоскребов, с трудом уместившись среди множества других автомобилей. Выйдя на улицу, Купер сразу же огляделся, прикидывая в голове, где стояла Клэр Сименс и незнакомец. Со слов сержанта Пэрри, они разговаривали почти на том самом месте, где он припарковал свой авто. Наметанный глаз тут же приметил две камеры, на входе в магазин и на уровне второго этажа. Возможно, были и еще. Но, пока он их не заметил. Сержант направился в магазин, прошёл внутрь, где было полно народу, и остановил свой взгляд на стоявшем возле одной из многочисленных касс администраторе. Десятки людей толкали перед собой нагруженные всякой всячиной тележки. На Купера никто не обращал внимания. Он подошёл к администратору, взрослой женщине, одетой в голубой халат, с бейджиком на груди.

— Добрый день! — представился он, вынимая из кармана брюк жетон полицейского.

— Добрый день! — произнесла женщина, улыбнувшись, и взглянув на жетон Купера. Лицо ее сразу посуровело.

— Можно с вами поговорить? — улыбнулся в свою очередь лейтенант.

— Что-то случилось? — немного напряглась администраторша, — Опять жалобы от покупателей?

— Нет. К покупателям это не относится! — успокоил Купер. — Давайте, отойдём в сторону. Я всё объясню.

Они отошли на несколько шагов от кассы. Сидевшая за аппаратом молодая девушка кинула на лейтенанта заинтересованный взгляд.

— Дело в том, — начал Купер, — что мы разыскиваем одного мужчину. Его видели возле вашего магазина, вместе с женщиной, которая после того, как с ним поговорила и села в его машину, бесследно исчезла. Я хотел бы проверить все камеры, которые имеются у вас в наличии.

— А, ну это вам надо обратиться к директору! — отрезала женщина.

— А как мне его найти? Где он?

— Давайте, я вас к нему отведу! — произнесла администраторша. Она повернулась и пошла по коридору. Купер последовал за ней. Вдвоём, они дошли до конца отдела. Женщина открыла серую, железную дверь, и Купер оказался в узком коридоре, который закончился лестницей. Они поднялись на второй этаж, прошли немного вперед, и остановились перед другой железной дверью. Женщина постучалась несколько рас.

— Да! — раздалось из-за двери.

Администраторша и лейтенант вошли в просторный кабинет, где за столом сидел седой мужчина в белой рубашке. На его носу свисали приспущенные очки. Он рылся в каких-то бумагах, то и дело, слюнявя пальцы. Увидав вместе с вошедшей администраторшей постороннего мужчину, директор выпрямился в кресле, поправил очки и внимательно взглянул на незнакомца.

Купер встал перед столом и достав жетон, показал его директору магазина.

— Добрый день! Я лейтенант Купер из отдела убийств.

Мужчина в очках встал из-за стола и пожал протянутую ему руку. Он оказался среднего роста, но подтянутым, не смотря на годы.

— Добрый день, — ответил он, — Я, Питер Гул, директор магазина, — Чем могу быть полезен? — глаза под линзами очков стрельнули на администраторшу. Та пожала плечами.

Купер повторил директору своё желание, просмотреть камеры наружного наблюдения.

— Ах, вон, в чём дело! — мотнул седой головой Гул, — Хм. Для этого нам надо пройти в другое помещение. Тут, в двух шагах. Пойдёмте…

Директор вышел в коридор и повёл Купера вперед. Метров через пятьдесят он остановился перед ещё одной железной дверью и постучался. Ему открыли через несколько секунд. На пороге стоял высокий здоровяк в синей форме секьюрити.

— Мистер Гул…здравствуйте… — произнёс охранник, и отступил в сторону, кинув взгляд на Купера и администраторшу, — Что-нибудь случилось?

— Ничего особенного, Джон, — ответил директор, заходя в комнату, где возле стены, на столах стояло очень много мониторов. Ещё один охранник в синей форме сидел перед экранами, беспрерывно, словно хамелеон, поводя глазами слева на право. Увидав начальство, он живо поднялся, поздоровавшись.

— Как дела? — коротко спросил Гул, глядя на мониторы. — Сегодня без происшествий?

— Сегодня спокойно! — ответил второй охранник, — Ни одного воришки пока не заметили…

— Это хорошо! — директор сделал жест, в сторону Купера, — Так, ребята. Это лейтенант Купер, из отдела убийств. Он вам всё объяснит…

Лейтенант кивнул головой, после чего попросил секьюрити показать ему видео съемки за определенный день.

— Вы же не удалили их? — спросил он, переводя взгляд с одного охранника на другого.

— Н…нет! — ответил мужчина, открывший дверь. — Мы долго ещё держим записи. Сейчас, минуту…

— Мы разыскиваем одного мужчину… — сказал Купер, глядя как охранник садится за стол, и начинает рыться в компьютере.

— Сейчас, секунду… — здоровяк с помощью «мышки» стал быстро перелистывать записи.

Администраторша и директор молча стояли рядом и наблюдали за действиями мужчины. Купер, прищурив глаза, так же, напряженно следил за экраном.

— Вот, это день! — произнёс охранник, став медленнее вращать колесико на «мышке». — Время вы помните?

— По-моему, где-то после пяти! — вспомнил лейтенант. — Давайте ка я сам…

— Да. Пожалуйста! — здоровяк поднялся из-за стола, уступив стул Куперу.

Купер сел за стол, и стал с осторожностью перематывать видеозапись, поглядывая на часы в экране. Камеры, а их было всего две, те, что он заметил на улице, хорошо все показывали на большом мониторе, поделенного на две половины. Был конец рабочего дня. Мелькали толпы людей. Проезжали потоки машин. Неожиданно взгляд лейтенанта заметил серебристую машину, которая остановилась у тротуара. Как рас в это время мимо проходила молодая девушка. Очевидно, водитель машины окликнул её, так, как девушка остановилась, повернув в его сторону голову. Вот мужчина вышел из машины и подошёл, улыбаясь, к девушке. Сама же девушка стояла в пол оборота к обеим камерам. Купер вгляделся в лицо мужчины, нахмурив лоб. Лицо было не очень отчетливо видно. Незнакомец был не совсем у ракурсе, и что-то объяснял девушке. Та кивала головой, мило улыбаясь. Разговор длился несколько минут.

— Жаль, не слышно, о чем они говорят, — произнёс Купе, — и мужчину плохо видно. Камеры у вас древние…

— Да. Камеры давно уже нужно поменять, — произнес охранник, кинув насмешливый взгляд на директора. Хм…Это тот самый мужчина, которого вы искали?

— Думаю, да! — ответил лейтенант. Он вдруг остановил просмотр, — Знаете что. Я заберу эту запись с собой. Наши специалисты хорошенько обработают её.

— Да, конечно! — согласился директор Гул, — Извините. Это не тот случайно мужчина, который убивает…и расчленяет женщин? В городе, только что и говорят, о…маньяке.

— Не знаю! — Купер достал из кармана портмоне, вытащил визитку и протянул её Гулу, — Вот, возьмите. Если что, звоните.

Через пятнадцать минут лейтенант сел в свою машину, положив рядом с собой диск с видеозаписью. Он завел двигатель, и едва не черканув бампером впереди стоявший автомобиль, помчался к себе в отдел.

ГЛАВА 14

Нью-Йорк живет ночной жизнью ещё больше, чем днём. Днём не видно той красоты, которую можно увидеть с наступлением темноты. Ночью город загорается тысячами огней цветных вывесок, рекламных щитов, баров и ночных клубов. На улицы высыпает народ, молодой и возрастной. Все бесцельно гуляют по улицам, сидят в барах и зажигают в ночных клубах. Джейсон раньше частенько гулял по улицам, знакомился с девушками и проводил с ними вечер и ночь, если удавалось. Они с Палмером по выходным постоянно зависали в двух, трех клубах. Развлечений хватало более чем. Виски и коньяк отлично развязывало язык, после чего Джейсон профессионально приседал на уши девушкам…

Всё это теперь казалось каким-то далеким сном, словно всплывали из далекого детства воспоминания. Он сидел на подоконнике и безучастно смотрел вниз на улицу, где после полуночи, как вурдалаки и упыри, выползли те, для кого ночной Нью-Йорк становился каким-то волшебным и сказочным миром.

Захотелось выпить. Джейсон соскочил с подоконника, но вспомнил, что всё спиртное у него закончилось. Надо было идти в магазин. Но идти было лень; спускаться вниз, и тащиться через два квартала в знакомый ему магазинчик, работающий круглосуточно, и в котором он время от времени покупал бутылку коньяка или виски. Ничего другого Джейсон больше не пил. Хотя, что ещё было делать? У него в запасе были оставшиеся три дня. Первый день он провел дома. Работать совершенно не хотелось. Даже было противно выходить из дома. Он пролежал на кровати полдня, а потом в ноутбуке нашел и прочел всё о своей новой жертве; долго разглядывал фотки Тифани Джексон, которая была очень миловидной женщиной, имевшей двоих детей. Муж её был высокопоставленным чиновником. Ну, а как же могло быть иначе…

Желание выпить всё же побороло лень. Джейсон надел шорты и футболку и пошел к выходу. Потом вдруг остановился у дверей, секунду подумал, вернулся в комнату, открыл нижнюю дверцу шкафа, порылся там и вытащил пистолет, с накрученным на него глушителем. Пистолет он проверил, вытащив обойму, после чего засунул его за спину. Глянув в зеркало, висевшее в прихожей, и убедившись, что пистолет не видно, за длинной футболкой, Джейсон хлопнул дверью квартиры и спустился на улицу.

Да. После приятной прохлады кондиционера, который работал у него дома, без остановки весь день, воздух на улице показался Джейсону почти что пеклом. Не совсем уж конечно, пеклом, но духота всё-таки ощущалась сильно. Ночной город, звучал клаксонами машин, вонял выхлопными газами, и наполнялся человеческими голосами. Гуляло много девушек, по двое, по трое. Многие из них с интересом косились на Джейсона. Но, ему было впервые, наверное, совершенно наплевать на них. Просто хотелось прогуляться, ни о чем не думая. Хотя…как тут не думать?! Джейсону стало смешно. Ему предстояло убить известную в городе женщину. И он не должен об этом не думать. Нет. Он, как рас таки об этом и думал. Думал, не переставая. И вдруг, остановившись, Джейсон поймал себя на мысли, что ему почему-то не страшно. Или, это лишь кажется. Кажется, до тех пор, пока не придёт время действовать…

Кто-то толкнул его в плечо, проходя мимо. Джейсон кинул взгляд на прохожего, крепкого, молодого человека в белой рубашке и джинсах, который оглянулся в этот момент и приостановился.

— Что смотришь? — нервно выкрикнул он, буравя Мура ненавистным взглядом.

— Ни чё… — дерзко ответил Джейсон, и машинально протянул руку за спину. Сделал он это чисто машинально. Но движение не ускользнуло от парня в джинсах. Он вдруг отвернулся и быстрым темпом пошёл дальше. Джейсон ухмыльнулся, глядя на исчезавшую за поворотом спину незнакомца. Он поднял голову, и только сейчас заметил, насколько зловеще и устрашающе нависают повсюду, подобно гигантским исполинам небоскребы. Раньше он этого не замечал. Бледная луна выглядывала из-за одного из небоскребов, надсмехаясь над Джейсоном, над его нелепым положением. « Интересно, — подумал молодой человек, — А где сейчас демон?». Может он в данный момент наблюдал за ним. А может, и нет. Джейсон побрёл дальше, глядя бесцельно по сторонам; на людей, на машины, в основном желтые такси, десятками сновавших туда, сюда. Сейчас за поворотом будет долгожданный магазин. Вот и он. Но, вот чёрт. Магазин оказался закрытым на ремонт. Об этом гласила надпись на большом окне. Это взбесило и разочаровало Джейсона. Он снова чертыхнулся и посмотрел по сторонам. На противоположной улице, на первых этажах домов расположилось несколько баров и кафе. Возле некоторых из них стояла молодёжь. Они о чём-то довольно громко разговаривали, курили и смеялись. Мимо прошли несколько парочек. « Может, пойти в один из этих баров и там выпить?». Но, у Джейсона не было желания сидеть в шумном помещении, где было накурено, и где легко можно было нарваться на какого-нибудь пьяного идиота, вроде того, что попался ему только что. Хотелось побыть наедине со своими мыслями. Подумав, Джейсон двинулся дальше. Он перешёл улицу и незаметно для себя дошёл до Манхэттенского моста. Мост был очень длинный. Джейсон постоял несколько секунд, и развернувшись, пошёл в другую сторону. Он пошёл туда, где ни разу не бывал; на тихие и безмолвные улицы Нью-Йорка, где царили, как он часто слышал от друга, беззаконие и…даже убийства. Мур ухмыльнулся сам себе. Подумаешь, болтовня всякая.

Он шёл уже час, наверное, даже больше. Улицы стали более пустынны, людей поубавилось. Какая это была улица, он не знал. Да и ему было всё равно. Он отрешенно глядел по сторонам, на быстро проходивших мимо прохожих, которые с подозрением косились на него. Длинные, фонарные столбы молчаливо и загадочно смотрели сверху на него. Сотни комаров, мошек и майских жуков роем носились возле фонарей, сгорали от их яркого света и падали на мостовую. Полицейских почему-то нигде не было. Это казалось странным. Возле ночного клуба, с цветной, яркой вывеской, вся в бегающих огнях, стояли несколько проституток, размалеванные, с холодными, безразличными лицами. Одеты они более чем вызывающе; в короткие, цветные юбки, чулки, блузки и топики. Большинство из них были очень молодые. Вышибалы из ночного клуба, возле которого было припарковано много дорогих машин, о чём-то тихо между собой переговаривались. Когда Джейсон проходил мимо них, оба взглянули на него, но сразу же отвернулись. Одна из проституток, крикнула Муру:

— Эй, красавчик! Не хочешь отдохнуть?

— Да у него денег нет! — хмыкнула другая проститутка.

— Да откуда ты знаешь…

Джейсон промолчал, брезгливо отвернувшись. Он ненавидел девушек древней профессии. Для него они было грязью, если не сказать больше.

— Джуди, — не громко произнёс один из охранников, — Что-то, я смотрю, на тебя уже никто не клюёт. Стареешь…

Оба охранника прыснули от смеха. А представительница древней профессии лишь выпятила от злости подбородок, и отвернулась под равнодушными взглядами подружек.

Джейсон быстро пошёл вперед, подумав, что в этом клубе наверняка можно было бы хорошо оторваться. Но, денег у него с собой не было, и это было досадно. А тех ста долларов, что были при нем, хватило бы разве что на вход. Джейсон прочёл название, когда проходил перед дверьми заведения: «Калифорния». Название яркое, и недешевое. Но, он о таком не слышал. Он чаще бывал в других, всем известных клубах. Джейсон ещё рас оглянулся, заворачивая за угол, запомнил название улицы на углу многоэтажки: улица-39, и пошёл дальше. Три парня, развязанной походкой шли на противоположной улице, косясь то и дело в его сторону. Мимо них прошла пожилая пара, но парни на них не обратили внимание.

«Народу и правда, совсем мало стало, — подумал Джейсон, посмотрев по сторонам». Плохое предчувствие кольнуло его в сердце, Мур ускорил шаг, краем глаза заметив, как подозрительные парни завернули в переулок. Молодой человек ухмыльнулся, чувствуя торчащий за спиной тяжёлый пистолет с глушителем.

Куда вели его ноги, Джейсон не понимал. Он просто шёл, куда глаза глядят, с полным безразличием ко всему, с притупленным чувством страха. Через несколько минут он завернул на другую улицу, которая оказалась совершенно пустой. На углу дома Джейсон прочёл выведенную белой краской: 42-улица. Возле обочины и дальше по всей улице стояло всего несколько машин. В воздухе повисла подозрительная тишина. Даже в окнах домов нигде не горел свет. Два, три фонаря, блеклых и тусклых на всю улицу. Джейсон шёл вперед, глядя по сторонам, и на прилегающие улицы. Совсем рядом послышался шорох. Джейсон остановился и оглянулся. Никого не было. Может собака…или кошка?! Справа раздался ещё один подозрительный шорох. Мур дёрнул головой. Две, или три тени прошмыгнули в переулке, не далее чем в пятидесяти метрах от него. Молодой человек быстро зашагал дальше. Фонари тускло светили, отбрасывая длинные тени на дома. «Чёрт. Не зря мне говорили про эту улицу, — со злостью подумал Джейсон». Смех, из темного переулка, резкий и надрывный заставил его вздрогнуть. Джейсон прибавил ходу. Даже пистолет в эту секунду не прибавил ему храбрости.

— Куда так спешишь, приятель? — раздался вдруг позади чей-то резкий голос.

Мур остановился и оглянулся. Двое парней, один из которых был негр, выплыли из темноты, словно приведение. Оба были высокие, на голову выше Джейсона, и одинаково одеты; в джинсы и темные футболки. Несколько метров отделяло их от Мура.

— Что, испугался? — усмехнулся белый.

— Слышишь, как запахло от него? — показал белые зубы негр.

— Ну, так куда идёшь? — уже более грубо переспросил белый парень.

Джейсон открыл рот, для того, что бы ответить, но тут позади кто-то кашлянул. Джейсон повернул голову и увидал перед собой еще троих, таких же высоких незнакомцев, европейской наружности. Жёлтый свет от фонарного столба освещал их недружелюбные физиономии. Незнакомцы молча смотрели на него, пряча руки в карманах брюк. Джейсон почувствовал, как на лбу выступили капельки пота. Внутри все похолодело, а по сердцу пробежал электрический разряд. Что-то заставило Джейсона сделать пару шагов назад. При этом он едва не потерял равновесие, оступившись на парапете.

— Не упади! — грубо рявкнул кто-то из троицы.

Джейсон остановился, поводя головой то вправо, влево. Молодые люди, судя по их нахмуренным лицам, готовы были вот-вот напасть. В руке у одного, а потом и у другого блеснул нож.

— Давай…выворачивай карманы, — резко сказал один.

— А ну, живо! — прикрикнул другой.

Все пятеро стали окружать Джейсона.

«Меня не обманывали, — мелькнуло снова в голове Мура, — Зря я сюда сунулся».

Пока он размышлял, что делать, как спастись, тело его само вдруг отскочило назад, как рас в тот самый момент, когда рука одного из молодчиков, державшая нож, резанула по воздуху, перед самым его лицом. Правая рука Джейсона выдернула из-за спины пистолет, с накрученным на него глушителем. Он сделал еще пару шагов назад, и не целясь, выстрелил, в того, кто был ближе всего к нему. Раздался хлопок. Грабитель выронил нож, который со звоном упал на асфальт, и сам тут же грузно шлепнулся к ногам своих товарищей, которые в испуге застыли на месте, не поняв сначала, отчего упал их товарищ. Но тут вет от фонаря упал на голову убитого. Прямо посредине лба его чернела маленькая точка, из которой медленно вытекала тонкая струйка крови. Не дожидаясь, пока ночные грабители придут в себя, Джейсон перевел поднятую руку с пистолетом на следующую жертву и нажал на спусковой крючок. Потом нажал снова и снова. Один хлопок…ещё, ещё. Двое парней упали один, за другим. Третий выронил нож и схватился за раненное плечо. Он дико заорал и бросился вперед, выпростав руку. Но пуля, попавшая ему в голову, остановила его порыв. Голова откинулась назад, и грабитель упал навзничь. Последний, негр, в ужасе открыв рот, и выпучив от страха глаза, не отрываясь, смотрел на Джейсона. Руки его дрожали, рот перекосило. Он часто задышал.

— Н…не…не… убивай…-еле промямлил он, — Пожалуйста… — руки негра непроизвольно поползли вверх.

Но, Джейсон словно впал в эйфорию. Он как голодный волк, почуявший добычу, и напавший на её след, оскалил пасть и набросился на врага; указательный палец, без жалости, в который рас нажал на спусковой крючок и негр шлёпнулся на землю, возле своих друзей.

Несколько секунд Джейсон постоял возле трупов, разглядывая их, потом посмотрел по сторонам и быстрым шагом поспешил дальше, не переставая то и дело оглядываться. То спокойствие, которое вдруг поселилось в нем, после расправы над бандитами шокировало его. Он засунул пистолет за спину, и взглянул на свои руки. Пальцы не дрожали. Даже сердце успокоилось. Этот факт ещё больше удивил Джейсона и даже напугал. Затылок обдало холодом. Молодой человек оглянулся. Дьявол?.. Наверное, показалось. Где-то в соседнем квартале послышался вой полицейской сирены. Джейсон ускорил темп, его тень скользнула по высокой стене дома, возле которого он шёл, и вскоре он сам исчез в густоте ночи.

Из тёмных окон домов за ним наблюдали десятки глаз, но видели только прозрачную и неясную тень…

ГЛАВА 15

Его разбудили рано утром. Купер крепко спал. Будильник он всегда ставил на одно, и тоже время. Но сегодня его разбудили на целых три часа раньше. Телефон прозвонил несколько рас, прежде чем жене его, проснувшейся почти сразу, не надоело ждать, когда откроет глаза её муж, и она пару рас сильно толкнула его в плечо.

— Харви. Ты не слышишь? Телефон звонит…

— Что? Какой к чёрту телефон… — сонно пробубнил Купер, — Время ещё мало.

Он приподнялся нехотя на локте и одним прищуренным глазом (второй был закрыт) посмотрел на часы, стоявшие на ночном столике. Светящиеся стрелки показывали четыре часа утра. Потом его глаз перекинулся на окно, где за неплотно задвинутыми шторами на него смотрела ночь и ярко мерцающие вдалеке звёзды. Телефон замолчал, но уже через секунду зазвонил снова.

— Да ответь же… — выдавила жена.

— О господи! — Куперу хотелось отключить телефон, но внутренний голос сказал, что в такую рань ему могут звонить лишь по очень важному делу. А очень важное дело могло заключаться лишь в одном: где-то произошло убийство. Так оно и оказалось.

— Да! Слушаю!

— Алло, шеф! — услышал Купер знакомый голос. Звонил сержант Пэрри, — Простите, что разбудил вас. Алло. Вы меня слышите?

— Да слышу, слышу. Что случилось? — чуть не выкрикнул Купер.

— У нас убийство на 42 улице.

— Что-о-о? — удивленно воскликнул Купер, вскакивая с постели. Сон как рукой сняло. Он добежал босиком до кухни, закрыл за собою дверь и сел на стул. — Рассказывай.

— Убили пятерых из банды «Ножей». Застрелили.

— Сразу пятерых?.. Кто застрелил?

— Не знаю. Убийство произошло пару часов назад. Никто ничего не знает. Никто ничего не видел…Почти. Даже выстрелов, насколько мне известно, никто не слышал. Так, по крайней мере, мне рассказали патрульные, те, что первыми прибыли на место происшествия. Из окон некоторых домов видели что-то, или кого-то внизу, на дороге. Но, разглядеть никто не смог убийцу, или убийц…

— Ладно. Давай я сейчас сам приеду! — перебил Купер, — Сорок вторая улица, говоришь?

— Да, сэр!

Лейтенант быстро умылся, не став чистить зубы, оделся и выбежал на улицу, где возле самого подъезда стоял его серебристый ниссан. « Господи. Пять трупов. Этого ещё не хватало. Свалилось на голову». С этими мрачными мыслями Купер завёл машину и помчался по ночному городу. Дороги были пустынны в этот утренний час. Он петлял с одной улицы на другую, огибая спящие небоскребы. Десятки машин стояли возле обочин, в то время как их хозяева смотрели десятые сны в своих прохладных квартирах. Поездка заняла не больше десяти минут. Купер очутился на 42 улице, где сразу же увидал большое скопление полицейских машин. Припарковав свой «ниссан», лейтенант вылез из него и двинулся к толпе полисменов. Всё вокруг уже было оцеплено жёлтой лентой. Помимо людей в форме, всюду было много людей в гражданском. Среди них Купер разглядел сержанта Пэрри. Тот стоял возле трупов, рядом с фотографами, которые беспрерывно щелкали фотоаппаратами. Пэрри держал в руке блокнот и что-то записывал. Один из полицейских, стоявших в оцеплении, увидав Купера, быстро направился к нему. Но, лейтенант показал свой жетон и полицейский, кивнув головой, отошёл в сторону. Купер поднырнул под жёлтую ленту, и подошёл к сержанту Пэрри.

— Здравствуй, шеф! — произнёс тот.

— Доброе утро! — лейтенант с нескрываемым удивлением разглядывал побоище, — Хотя, какое оно к чёрту доброе….

— Да уж. Это точно! Я сам, проспал не больше двух часов…

Купер подмял кулаками бока и стоял, внимательно разглядывая убитых. Вспышки фотокамер неприятно слепили глаза. Лейтенант был мрачнее тучи. Мрачный и злой. Убийства стали происходить в городе почти каждый день. А это говорило о том, что его сегодня, завтра, крепко схватит за яйца начальство из департамента. А их в свою очередь схватят люди ещё выше. Но ведь голова будет лежать на плахе его. А награды как всегда получат «они»! Кто-то дёрнул Купера за локоть. Он повернулся. Двое взрослых мужчин, с мрачными и суровыми лицам, и холодными глазам, представились ему офицерами из ФБР, Алфи Тёрнером и Рэймондом Миллером.

— Вы лейтенант Купер? — спросил один.

— Да!

— У вас, мы слышали, хватает убийств за последние несколько дней.

— Да более чем! — ухмыльнулся лейтенант. — Видите? — он кивнул головой. Мозг уже плавится. А вы сами как тут? Кто вас сюда вызвал?

— Да тоже вот, позвонили! — недовольно ответил мужчина, представившийся офицером Тёрнером, — Сказали срочно ехать сюда. Дело в том, что эти парни из банды «ножей». А мы за ними давно уже следим. Так что, извини, Купер, это дело мы у вас заберем…

— Да? Хм. Я вам даже за это скажу спасибо. Что-то мне очень не хочется заниматься этим делом. И так своих проблем хватает. Кстати, сержант, вы же собрали гильзы? Или их не нашли на месте убийства?

— А, да! — кивнул головой сержант, — Гильзы нашли. Мы их сегодня отвезём нашим экспертам. Пускай проверят.

— Чёрте что творится! — Купер снова переключился на убитых, разглядывая их безжизненные тела, — Пятерых за одну ночь. Думаете, это разборки?

— Лично я уверен, что это именно так! — произнёс Тёрнер. У него был квадратный подбородок боксёра, и длинный шрам над бровью, — Правда, убийств мы давно между бандами не замечали. Но кто его знает. Может, у них произошла какая-нибудь ссора. Мне лично их не жалко. Чертовы отморозки.

— Они часто тут по ночам ошиваются. Грабят прохожих! — сказал второй федерал.

— А если они просто наткнулись на кого-то. Может, кто-то просто шёл по этой улице, имея с собой оружие. Его ведь носить с собой не запрещается.

— Может и так! — согласился Тёрнер. — Каждый ребёнок в городе знает, что представляет, из себя, сорок вторая улица. И что ходить тут чужим очень опасно. Если с собой не иметь оружия.

— Да, ты прав! — согласился Купер. Он поднял глаза. Во многих квартирах уже горел свет, не смотря на ранний час. Вой полицейских сирен всполошил весь район. Люди выходили на балконы, с интересом наблюдая за тем, что происходило внизу. К Куперу подошёл криминалист из их отдела. В руке он держал небольшой пакет.

— Мы тут собрали гильзы! — сказал он, подняв пакет, — И могу предположить, что вероятнее всего, это те же гильзы, что были найдены на месте убийства Пола Риверы.

— Что? — воскликнул Купер, покосившись на людей из ФБР, — Это точно?

— Не могу пока сказать с точностью, — опустил руку с пакетом криминалист, — Но даю процентов восемьдесят, за то, что это то же самое оружие…и гильзы из него.

— Вот чёрт! — воскликнул Тёрнер.

— И что теперь будем делать? — спросил его товарищ.

— Извините, — произнёс Купер, — Но, боюсь, что придётся вам повременить забирать у нас это дело. Его мы пока не сможем вам передать…

— Я сейчас позвоню! — сказал, Миллер, достав телефон и многозначительно взглянув на Тёрнера.

Он набрал чей-то номер и долго разговаривал на низких тонах. Всё это время Купер отвернувшись, разглядывал мертвецов. Молодые, полные сил, самому старшему из которых едва исполнилось двадцать пять, теперь лежали бездыханные, вырванные из жизни по их же глупости. Да. Они были глупы по природе, это факт, иначе бы не занимались бандитизмом и грабежами. Но, тем не менее, они бы могли распорядиться своей жизнью по-другому. Работать кем-нибудь, неважно кем, но главное, зарабатывать себе на жизнь другим путём. Ну, хотя бы, скажем…

— Возьмите трубку! — оборвал мысли Купера голос Миллера.

— Что? — лейтенант увидал протянутую руку и перенял телефон, — Да. Алло!

Из трубки донёсся глухой и властный голос. Звонил Орел Прайс, комиссар полиции. Он был зол от того, что его, так же как и других разбудили в такую рань. Прайс в короткой форме объяснил Куперу, что ему немедленно надо передать дело об убийстве пятерых бандитов с сорок второй улицы офицерам из ФБР.

Делать было нечего. Лейтенант прискорбно улыбнулся, в душе поблагодарив бога за то, что у него забрали этих трупиков из банды «ножей». Он вернул телефон Миллеру.

— Вам повезло. А нам нет! — сказал Миллер. — Завтра мы приедем к вам, Купер, и вы расскажете всё, что известно об убийстве Пола Риверы. Введете в курс дела. Может, есть какая-нибудь нить, которая связывает эти два убийства. Вдруг мы вам в дальнейшем чем-нибудь поможем.

— Хорошо. Может, заодно заберете и остальные дела? — сыронизировал Купер, — Тут нас убийство супругов Сименсов поставило в тупик. Так что, смотрите. Могу отдать.

— Про них мы слышали! — произнёс Тёрнер. — Нет уж. Этими делами должны заниматься вы. Не ленитесь, работайте! Рэймонд. Звони нашим людям. Пускай немедленно выезжают. Работы у нас тут надолго…

Через полчаса, когда Купер вел машину, направляясь в свое управление, он вдруг сказал, сидевшему рядом с ним сержанту Пэрри:

— Чёрт! День вчера был ужасный. И сегодня как я понимаю, день предстоит не лучше.

— Вы это о чём? — повернул голову Пэрри.

— О том, что у меня вчера украли из машины диск с видеозаписью, на которой была запечатлена убитая Клэр Сименс с предполагаемым убийцей.

— Да ну! Как это произошло? — воскликнул сержант. — Где это случилось? Вы об этом не говорили, босс…

— Да забыл, — не отрываясь от ночной дороги, зло проговорил Купер. Фары машины разбивали темноту. Фонари на этом участке дороги почти не светили. Город еще спал, погруженный в ночь. — Забежал домой, буквально на пять минут. А машину забыл закрыть. Вернулся и обомлел!…Бардачок распахнут, документы на месте, а вот диск и ещё кое каких мелочей нет.

— А видеокамеры? У вас их разве нет на доме?

— К сожалению нет. Я опросил кого смог. Но, все безрезультатно. Никто ничего не видел.

Сержант Пэрри задумчиво посмотрел в темное окно.

— Мне это кажется очень странным! — произнёс он. — А вам не кажется…босс?

— Нет. Мне не кажется! — ответил Купер. — Думаю, простой воришка, увидав случайно, что я совершил оплошность, тут же решил ею воспользоваться.

— Очень жаль! — сокрушенно покачал головой сержант. — Мы лишились очень важной улики.

ГЛАВА 16

Женщина стояла у окна и нервно курила сигарету. На улице было темно. Ночь сгустилась, и набежавшие тучи закрыли собою звезды. Но Нью-Йорку не нужен был их едва мерцающий, тусклый свет. Город сиял тысячами неоновых вывесок и фонарей. Он жил своей, ночной, веселой и шумной жизнью. Взгляд женщины, глядевшей сквозь стекло, на пестрящий и сверкающий, словно рождественская елка город, был задумчив. Она глядела в одну точку, периодически затягиваясь, и машинально, тут же, выпуская тонкую, голубоватую струйку дыма в приоткрытое окно, сквозь которое доносился гвалт никогда не засыпающего города. Наконец она повернулась и чёрное платье, в которое она была одета, и которое подчеркивало ее стройную фигуру, сверкнуло мелким бисером. Длинный, черный волос, ухоженный и пышный она одним быстрым движением головы закинула назад. Она подошла к столу и взглянула мельком на четверых мужчин, сидевших за большим столом. Стояла тишина. Все молча смотрели на женщину. Она же в свою очередь села за ближайший к ней свободный стул, и пододвинув к себе пепельницу, аккуратно положила на самый край потухшую сигарету. Прямо напротив неё сидел высокий мужчина в сером пиджаке и не сводил с её красивого лица глаз.

— Что будем делать? — наконец произнесла женщина. — Мистер Гарсиа, вы обещали, кажется, что найдете Балдера Росса.

— Я отправил человека, как и обещал, — отвечал человек в серой рубашке, — Но Балдер словно в воду канул. Его телефон постоянно отключен. Не знаю. Может он решил вместе со своей семьей уехать куда-нибудь подальше ото всех, что бы спокойно отдохнуть. Поэтому и телефон выключил. Кто его знает.

— Молодец. Нечего сказать! — нервно улыбнулась женщина, — У нас тут образовалась проблема. А он решил отдохнуть. Старый идиот.

— Так он же не знал, что Риверу убьют, — произнёс плотный, средних лет китаец, в черной, тонкой кофте. Он сидел справа от женщины. Женщина подняла бровь, кинув взгляд на азиата.

— Да, — ответила она недовольно, — но, тем не менее, я всегда всем говорила, что бы оставались в любое время на связи.

— Может, что-то с ним случилось, — сказал другой мужчина, высокий и худой, сидевший в самом конце стола.

— Что б вам пусто было от ваших слов, — женщина злобно сверкнула глазами.

Худой мужчина потупил взор. Потом кашлянул и сказал:

— Извините, Тиффани. Но, мало ли в жизни бывает…

— Знаю! Просто, на следующей неделе у нас намечался новый ритуал. Балдер обещал нам помочь с новой жертвой. У него там вроде был кто-то на примете, хотел от кого-то избавиться.

— Я сам уже нашёл кое-кого! — произнёс другой мужчина, в черной футболке. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и его холодные, серые глаза, на бледном, холеном лице бесстрастно смотрели на красивую женщину, сидевшую недалеко от него.

— А что вы нам об этом сразу не сказали, Виджей? — удивилась Тифани. — Мы бы и не ждали тогда Балдера.

— Но мы же все равно, не будем без него проводить обряд? — отвечал холеный мужчина, которого назвали Виджеем.

— Зато установили бы за новой жертвой слежку! И позже выкрали его. Это, кстати, мужчина или женщина? Просто последняя жертва, была женщина, как её там звали, Клер Симонс кажется, она вызвала во мне что-то вроде жалости.

За столом послышался тихий смешок. Холодные глаза Виджея блеснули лукаво.

— Не смеши меня, Тиффани. Два месяца назад, ты сама перерезала горло той молоденькой девочке, приехавшей сюда из Мексики, на заработки. Тогда я не заметил в тебе жалости. А ведь ей не было и двадцати.

Женщина скривила красный, в дорогой «помаде» рот.

— Нашёл о ком говорить! Эти чёртовы эмигранты, заполонили собою все западное побережье. Это же не люди…отбросы. Так же как и те два, последних мексиканца, — Тиффани не стала говорить, что Клер Сименс, сильно напоминала ей её сестру Паулу, которая погибла двадцать лет назад. И поэтому, что-то вроде жалости кольнуло в её затвердевшей груди.

— О да. Над ними ты тоже потрудилась не плохо, — бросил Виджей, с усмешкой глянув на соседа за столом, полного мужчину со вторым подбородком, в синей рубашке. Толстяк ответил ему такой же ухмылкой. Пухлые губы разжались, обнажив мелкие, отбеленные губы.

— Нет. Эту бедняжку мне было немного жаль…

— Ну да, ну да… — глядя в стол, пробубнил толстяк в синей рубашке, расстегнутой чуть ли не до половины груди, — Мы все тут садисты-мазохисты. И вряд ли кого-то из нас интересуют чьи-то чувства…

— Ты ошибаешься, Марвин! — покачала головой женщина. — В любом случае, как-нибудь я сама выберу новую жертву. Хорошо? — Тифани вопросительно посмотрела на каждого из четверых мужчин, — Никто не против?

Мужчины закивали головами.

— Кстати, кто, ты говорил, следующая жертва у нас? — заинтересованно спросила Тиффани у Виджея.

— Да есть у меня один…хозяин обувного магазина, — усмехнулся мужчина, барабаня пальцами по столу. — Я вспомнил про него как-то. Его душечку, я бы принес в жертву нашим богам…

— Он вам что, дорогу перешел? — бросил азиат.

— Да. На мою жену засматривался.

— О. Ну тогда это очень весомый повод! — хихикнула женщина. — Кстати, — Тиффани нагнула шею и снова охватила одним быстрым, как у змеи взглядом всех мужчин, — Почему снова опаздывает…

Она не договорила, так как дверь в комнату неожиданно открылась, и вошёл высокий молодой мужчина в спортивном трико и чёрной футболке.

— Извините, что опять опоздал, — произнёс он, сразу подойдя к столу и усаживаясь за свободный стул, — Работа как всегда задержала.

Пять пар глаз уставились на вошедшего мужчину. Глаза Тиффани на какое-то мгновение заинтересованно блеснули. Мужчина нравился ей. Это было хорошо заметно.

— Купер, — мягко, но с некоторой властностью в голосе произнесла Тиффани, — У тебя уже вошло в привычку опаздывать на собрание.

Мужчина глянул на пустой стол, потом на всех собравшихся и недовольно произнес:

— Вы бы хоть кофе заказали. У меня полное бессилие. Я с утра на ногах. Почти ничего не ел.

— Бедняжка! — поддела женщина, доставая из сумочки, висевшей на стуле, золотой портсигар. Легким движением тонких, изящных пальцев она открыла дорогой портсигар и достала из него тоненькую сигарету. Сидевший рядом азиат уловил её желание, и тут же чиркнул перед ней зажигалкой. Тифани затянулась и не сводя похотливого взгляда с Купера сказала, — Позвонил бы! Я бы лично распорядилась, что бы нам сюда доставили горячий кофе.

— Ясно! — устало ответил мужчина.

— Ладно! Давай уже, рассказывай. Что у тебя там с нашим Полом Риверой. Есть какие-нибудь догадки, кто мог это сделать… Кто убил его?

Лейтенант отрешенно посмотрел на темное окно и уставшим голосом отчеканил:

— Нет пока ничего! — покачал головой Купер. — У меня тут произошло новое убийство, на сорок второй улице прошлой ночью. Не знаю, слышали вы уже, или нет. Кто-то укокошил пятерых местных бандитов. Я только успел приехать ночью на место преступления, как тут же, следом, нагрянули люди из ФБР и сказали, что это дело они забирают себе. Но, не в этом дело. Пусть себе забирают. Мне ещё лучше. Тут дело в другом. Оказывается, Риверу и этих пятерых отморозков убили из одного и того же пистолета.

— Интересно! — воскликнул худой мужчина.

— Да! — поднял озадаченно бровь Купер, — Меня это очень сильно удивило. И ещё. Я еле успел забрать из магазина видеозапись, на которой я засветился в момент своего знакомства с Клер Сименс. Я уничтожил её…слава Богу!

— В этом ты молодец! — похвалила Тиффани, — Но, а по поводу Риверы. Сам ты что думаешь, кто его убил?

Купер заерзал на стуле, почесав небритый подбородок.

— Ну, сначала у меня были подозрения. Думал, что это кто-то из его команды. Зависть, или ссора…Но, тут это неожиданное убийство на сорок второй улице. Даже и не знаю, что теперь думать. Мне кажется, это киллер. Во всяком сам буду заниматься этим делом, правда, сообща, вместе с нашими друзьями из ФБР.

— Найди эту тварь! — проговорил Виджей.

— Я постараюсь!

Купер поджал губы и сжал со злостью кулаки.

Тиффани Джексон встала из-за стола и подошла к окну. Она занервничала, щуря глаза, часто затягивалась, машинально выпуская перед собой дым, который тут же, тонкой струйкой, словно джин из бутылки уползал в щель приоткрытого окна.

— Жаль, конечно, Пола! — негромко произнесла она. — Он был такой выдумщик! Я тоже, через свои каналы постараюсь что-нибудь узнать.

— И я тоже подключусь к этому! — добавил Виджей, гордо подняв подбородок, — У меня имеются связи в ФБР.

— Ну и отлично! — подхватила женщина.

— Черт возьми, — психанул вдруг Купер, уставившись на Тиффани, — я хочу кофе. Я до ужаса устал…

Женщина выкинула одним резким движением недокуренную сигарету в окно.

— Сейчас я тебе его приготовлю, — сказала она и быстро пошла в конец гостиной, где и скрылась за дверью.

Все замолчали, а лейтенант резко встал со своего стула, и подошёл к окну, где замер, вперившись немигающими глазами на мерцающий город. Психоз напал на него неожиданно. Наверное, сказывалась усталость. Целый день на ногах. Прикусив недовольно губу, он повернулся к собеседникам, которые в свою очередь смотрели на него, повернув головы. Перед Купером сидели четыре человека. Люди, богатые и влиятельные, и… до омерзения жестокие. Даже, пожалуй, жестокие — это слабо сказано. Точнее было бы сказать, садисты — ублюдки, и ублюдки с большой буквы. Такие же садисты, и люди с больной психикой, как и сам Купер. В напряженной, и зловещей тишине, лейтенант пробуравил взглядом каждого из мужчин. Вот сидит маленького роста китаец, Шон Ли, хозяин целой сети ресторанов и суши баров. Рядом с ним Алестер Вуд, владелец компании грузоперевозок. Напротив него Виджей Гарсиа, сенатор, хоть и бывший. Через стол от него жирный, словно болотная жаба банкир по имени Марвин Белл. И ушла готовить кофе Тиффани Джексон, зам. министра образования. Не хватало еще Балдера Росса, бизнесмена, сколотившего состояние на ловле рыбы, а так же Пола Риверы, игрока в бейсбол, который, к несчастью был недавно убит. Купер смотрел на всех этих сильных мира сего, и поражался лишь одному; как могла их всех вместе, вот так объединить жизнь, богатых, и влиятельных людей. Как их притянуло друг к другу жгучее желание создать секту, цель которой была одна; безжалостное истребление людей, так сказать отбросов общества. И ладно бы если просто убивать, а то ведь убивать с особой жестокостью, издеваться самым невообразимым образом. Что самое интересное, это всем очень нравилось. И Купер был не исключением. Надо же. И как это только пришло это ему в голову. Ведь вдохновителем создания секты был именно он. И в каких-то случаях изощренным изобретателем убийств тоже. Идея пришла сама по себе как-то…после их знакомства с Тиффани, случайно, там, в департаменте полиции, куда она приезжала по служебным делам. Они с первого взгляда понравились друг другу, и вскоре стали любовниками. И, наверное, через месяц, нет, даже раньше, в голове созрела вдруг эта идея создания что-то вроде секты, что бы вовлечь в нее богатых людей, с садистскими наклонностями, которых можно будет понемногу доить на бабки. Надо же было такому случиться, что предложение очень быстро нашло отклик среди зажравшихся и уставших от безделья и денег богатеев. Убийство, с особой жестокостью, при чем, совершенно безнаказанно, что может быть лучше. Жертв выслеживали двое отморозков, которых Купер вытащил из тюрьмы, с очень большого срока. Людей отвозили за город, в заброшенный дом в лесу, где над ними очень долго издевались, а после расчленяли. От тел избавлялись, выкидывая чаще всего в реку. Купер и сам тогда не мог предположить, что расчленение людей, живых, лежащих перед тобой, с выпученными от страха глазами, трясущих головами, гадивших под себя, умолявших не убивать, пощадить, мужчин и женщин может доставить такое удовольствие. Он понимал, у него не в порядке с головой, как и у этих идиотов, сидевших за столом, напыщенных и трусливых. Но Куперу, было на это наплевать. Он садист, до самых мозгов. Что поделать, если ему это нравится. Это ведь такое удовольствие, причинять кому-нибудь боль, испытывая при этом почти оргазм. Кто бы мог о нем такое подумать, о нём, человеке, ни один год прослужившего в полиции, охранявшего покой людей, ловившего преступников, и к тому же ещё имевшего семью. Да. Людей не понять, не понять того, что творится в их безумных головах. Куперу никогда не снились его жертвы. А этим лживым толстосумам? Интересно, снятся им их замученные жертвы? Да в принципе наплевать. Главное, что они выделяют каждый месяц хорошие суммы, якобы на выслеживание потенциальных жертв и на другие, нужные расходы…

Дверь соседней комнаты открылась и вошла Тиффани, держа в руках поднос с дымящимися двумя чашками кофе и тарелкой, на которой лежал один единственный круассан. Она поставила поднос на стол, на то место, где сидел Купер.

— Иди, Харви! — мягко произнесла женщина, — Кофе подано. Даже круассан нашла тебе. Он достаточно свежий. Лежал в холодильнике. Тебя ждал.

Купер не заставил себя долго ждать. Он вернулся на своё место, где перед ним, приятно щекоча ноздри, источал ароматом горячий кофе. Тиффани поставила с подноса перед изголодавшимся лейтенантом чашку с напитком и тарелку с круассаном и понесла поднос к себе. Поставив вторую чашку кофе у себя, Тиффани отнесла поднос обратно на кухню. Она вернулась и сев на свой стул, медленно, подув на горячий напиток, вытянув накрашенные губы, сделала глоток. Глаза её при этом глядели на лейтенанта, который с жадностью, словно голодный волк набросился на круассан. Все мужчины, с интересом смотрели, то на Тиффани, то на Купера. Лейтенант быстро уничтожил свой скудный ужин, отпил пару глотков из чашки, и вытерев ладонью рот сказал:

— Ну вот. Теперь я чувствую себя намного лучше, — чашка была пуста лишь наполовину. Он сделал ещё один, маленький глоток и отставил чашку в сторону.

Тиффани сделала тоже самое. Потом, двумя пальцами, большим и указательным, она аккуратно вытерла кончики губ, после чего кокетливо подняла одну бровь и взглянула на Купера.

— Кстати, — спросила она как бы невзначай, — Вчера из газет я узнала, что погибла некая Амели Лаберт. Она работала в том же банке, что и Клер Сименс. Но, она переехала в Портленд. И ранним утром попала под машину. Несчастный случай…Так ли это? — женщина испытующе смотрела на лейтенанта.

— Да! Это мой человек устранил её! — ответил Купер, разглядывая свои отросшие ногти на пальцах. Их давно пора было подстричь, — Я едва успел это сделать. Мой напарник собирался лететь к ней, что бы взять показания. А она, как оказывается, успела запомнить меня в момент, когда я пытался соблазнить Клер Сименс.

— Я же говорила вам, — с ноткой ревности в голосе, произнесла Тиффани, — Зря вы подкатили к этой мадам, так не осторожно, прямо на улице, у всех на виду.

— Что поделаешь, — отшутился Купер, — девушка привлекла моё внимание своей красотой… — дело было в том, что Клер Сименс и правда, понравилась тогда ему. Он хотел замутить с ней короткий роман. Но, потом, сам не поняв, почему, вдруг охладел к ней. И решил, что она станет его следующей жертвой. Эта ошибка едва не привила его к гибели.

— Это ясно. И всё же, мне очень жаль Пола! — сказал вдруг Алестер Вуд.

— Да, нам всем его жаль! — помедлив секунду, отвечал лейтенант, — Моё первое предположение, если честно, было, что его заказали. Но, потом, я решил, что это сделал кто-то из команды. Пол ведь был очень вспыльчив. Обладал взрывным характером. И часто, и это мы все знаем, с кем-нибудь да ссорился. Я даже из-за этого, сразу же, с места убийства рванул к ним в клуб. Подумал, может убийца кто-то из его товарищей. Если стрелял он, то естественно, на тренировке его не будет. Но, оказалось совсем не так…Может убийца Пола Риверы принадлежит к одной из банд, не знаю. Может, убийца знал Риверу, тоже не знаю. Хорошо, в принципе, что одни подонки укокошили других подонков. Нам же лучше. В городе будет спокойнее. А то всё ловим, ловим их. А толку нет.

— А может следующей жертвой выбрать кого-нибудь из них?! — предложил китаец Шон Ли, — Нам скажут только спасибо.

— Я уже думал об этом! — ответил лейтенант, заерзав на стуле. — Но, проблема в том, что мои люди, а они, как вам известно, из криминала, пока не хотят заниматься поимкой своих, как говорят они «собратьев». Поэтому, давайте подумаем, откуда нам выкрасть свою новую жертву. Думаю, на этот рас надо будет направить своих людей в западную часть города. Там сейчас наплыв китайских беженцев. Не будем больше трогать мексиканских отбросов. А то у меня и так уже «висяки» в папках заняли половину шкафа. И вообще, не стоит больше трупы скидывать в воду. Это ведь ваша была идея, Алестер, — обратился Купер к бизнесмену, — выкинуть труп несчастной Клер Сименс в водохранилище…да и остальные тоже.

— Да! — виновато поднял руки бизнесмен, — Но, что мне было делать. Я остался один в лесу. Все разъехались. Твои люди так и не появились…

— Они были заняты другим делом! — перебил Купер. — Я тебе кажется, уже говорил.

— Ну вот, — развел руками Алестер. — А что мне оставалось делать? Я закинул труп в машину и поехал…

— Надо было в лесу закопать.

— Да? Чем, пальцами? — возмутился мужчина, — Идея пришла сама как-то в голову. Да и честно, если, — на холодном лице Алестера появился дьявольская улыбка, — Я представил, какой будет переполох после того, как найдут труп, — мужчина облизал пересохшие губы, словно маньяк перед своим очередным убийством, — и до ужаса захотелось навести панику в нашем проклятом городе…

— Поздравляю! — недовольно буркнул Купер, снова заерзав на стуле. Глаза его налились от злости. — Тебе это удалось. Меня начальство теперь крепко схватило за яйца…

— М-м-м, — поддразнила Тиффани, прикусив губу, — Надо же! Как я завидую твоему начальству.

Купер ни как не отреагировал на шутку своей высокопоставленной любовницы. Он не сводил глаз с Алестера Вуда, который в свою очередь пялился него.

— Впредь, никогда больше не будем скидывать тела своих жертв в воду, — сказал лейтенант. — Ну его к черту. Надоели мне эти «висяки».

— Ну, тогда, значит, будем придавать наши несчастные жертвы земле, — с видом великомученика, многострадально изрёк Виджей Гарсиа. Его тонкие губы изобразили некое подобие ухмылки.

— Да. Лучше будем делать так! — согласился Купер, кинув возбужденный взгляд на свою любовницу.

— Я бы поскорее хотел найти новую жертву! — выгнул на стуле своё тучное тело банкир. Второй, жабий подбородок его затрясся, глаза загорелись, словно в предвкушении нового, предстоящего садистского ритуала.

— Балдер Росс вроде как обещал нам новую жертву! — сказала Тифани. — Но, его сейчас нет в городе.

— А когда он появиться? — спросил Купер. — Я знаю, что он на отдыхе, и что у него отключен телефон.

— Через неделю, другую…

— Ну, значит, подождём его. А потом, я дам ему своих людей, и он покажет им, от кого он там хотел избавиться.

— Что, значит, будем ждать его приезда? — возмутился банкир.

— Да! — Купер поднёс чашку ко рту. Но, потом, передумав, поставил её на место. — Мы вроде бы изначально договорились, что всегда всё будем делать вместе. Балдер обидеться, когда узнает, что очередной ритуал прошел без него.

— Зачем мы тогда сегодня здесь все собрались? — удивленно воскликнул Шон Ли, — Если честно, у меня уже руки чешутся…

— Ну, так убей сам какую-нибудь падаль! — сказал Виджей Гарсия, — Вон их, сколько шляется по городу…

— Нет! — жёстко оборвал Купер, — Самим не стоит ничего предпринимать. — Не стоит рисковать. Не дай бог кто-нибудь да узнает…или увидит.

— Да я и не думал! — возмутился Шон Ли, кинув гневный взгляд на Гарсию.

— Хорошо! — кивнул головой Купер, — А я пока буду заниматься своими делами. Кстати. Все принесли деньги? Сегодня день вкладов…

Мужчины за столом дружно полезли в карманы брюк. Зашуршали вынимаемые из кожаных портмоне долларовые ассигнации. Холеные руки кидали их на стол, поближе к лейтенанту. С едва заметной улыбкой Тиффани Джексон достала из сумочки, висящей на стуле пачку денег, и кинула их в общую кучу. Она знала, что вскоре заберет их обратно.

Через полчаса все, один, за одним разошлись, незаметными тенями прокрадываясь к своим припаркованным на стоянке автомобилям. Тиффани ненамного задержалась. После непродолжительной беседы с Купером, о которой никто не подозревал, она спустилась на лифте вниз, и вышла на улицу. Прикрывая лицо огромными очками, которые выглядели нелепо, учитывая, то обстоятельство, что на дворе была ночь, женщина села в свой новенький «мерседес» черного цвета. Она выехала со стоянки и направила машину в центр города. Следом за ней, от дома сразу же отъехал черный «форд». Тиффани не обратила на это ни ко-кого внимания. Фонари машины Джейсона смешались в потоке других машин, быстро несущихся по автостраде. Тиффани думала всю дорогу о Купере, и о том, что не зря наверное не стала забирать у него свои деньги. Наверное, она слишком сильно увлеклась им. А может, скорее даже и влюбилась.

ГЛАВА 17

— Слушай, давай я у тебя уберусь! — сказала Бетти, лежа рядом с Джейсоном на кровати, — Ты смотри только, какой у тебя бардак повсюду. Если хозяйка придёт и увидит, что ты абсолютно не смотришь за квартирой, то она выгонит тебя.

В квартире и правда, повсюду была грязь. Пол он очень плохо отмыл от крови, после того, как порезал палец. Прошёл уже не один день после визита дьявола. Тёмно коричневые разводы были видны повсюду. Помимо этого, везде лежала пыль. Посуда в раковине была несколько дней немытая. Единственное что сделал Джейсон, так это хорошенько вымел стёкла от разбитого им стакана. А так, на всё остальное ему было наплевать. Голова была занята другим. Ему предстояло убить такую известную личность, как Тифани Джексон. И это заполняло всё его сознание. К тому же, убийство пятерых отморозков, так же не прошло для него бесследно. Он несколько дней был сам не свой, не находя себе места. Зеркало вряд ли врало, показывая ему постаревшего мужчину, с осунувшимся лицом. Под глазами расплылись синие круги. Джейсон, стал напоминать сам себе наркоманов, которых он часто встречал на улицах Нью-Йорка. Об убитых пятерых членов какой-то банды то и дело говорили почти на каждом канале телевизора. Но, радовало лишь одно; предполагаемого убийцу, или убийц никто не видел. Время тогда было позднее. Жители района спали. Сколько не искали, свидетелей так и не нашли.

— Ну, если у тебя есть желание, уберись! — равнодушно проговорил Джейсон. После утреннего секса, ему вдвойне было на всё наплевать. Он лежал в полной эйфории, прикрыв глаза. Перед ним в какой-то дымке витала Тиффани. А его рука, сжимавшая чёрную сталь пистолета, была нацелена на её привлекательное лицо. Эх, если бы на этом всё закончилось, прямо сейчас. Не нужно было больше никого убивать. Он бы жил своей дальнейшей жизнью, наслаждался своей молодостью и радовался каждому мигу, каждой секунде своего пребывания на этой благословенной земле.

— Ты меня слышишь? — словно откуда-то издалека донёсся до него голос Бетти, — Ты что, спишь? Я говорю, тебе вообще, на работу не пора?

— Мне? — задумчиво отвечал Джейсон, открывая глаза, — ты знаешь, мне что-то не хочется сегодня идти на работу. Ну её!

— Как не хочется? А если тебя уволят?

— Да и пускай! Подумаешь. Всё равно. Клиентов почти нет. Все в отпусках. Что зазря штаны просиживать.

У Джейсона и правда, в этот день не было ни ко-кого желания тащиться в свою контору, где унылые лица его сослуживцев наводили смертную тоску. Если позвонят, он скажет, что заболел. Ну их всех к черту.

— У тебя есть деньги? — спросила Бетти, вскакивая с кровати. Сногсшибательная в своей наготе, она аппетитно выглядела, и у Джейсона снова появилось желание затащить её в постель. Но, девушка словно прочла его мысли. Она резко повернулась, показав свои упругие груди, и многозначительно улыбнувшись, сказала: — Я пошла в ванную. Потом приготовлю завтрак. А потом уберу твою квартиру. А потом…а потом уже и займёмся делом! Так у тебя есть деньги? После обеда можно будет сходить в кафе. Развеемся немного, если ты не против.

— Деньги? — переспросил Джейсон, не в силах отвести глаз от стройной фигуры девушки, — Д…да! Немного есть ещё.

И он тут же вспомнил с сожалением, что денег то у него осталось не так уж и много. И это скоро станет проблемой. У него, конечно, были кое-какие планы, касательно того, где раздобыть деньги. Но, эти планы, прямо сказать, были очень опасные. Если не сказать больше. Джейсон подумал, потом махнул рукой, решив не забивать на данный момент свою голову проблемами. Их и без того хватало более чем…

— Ты, кстати, не слышал об убийстве на 42-ой улице? — крикнула вдруг Бетти из ванны, — Ужас просто. Укокошили пятерых бандитов. Наверное, разборки. Ты не видел по телевизору? Об этом на всех каналах показывают, — девушка, того сама не подозревая, наступила на мозоль Джейсону, — он нахмурился, и прикусил до боли нижнюю губу.

— Да…-помедлив, ответил он, — Один рас видел. Думаю, это всё разборки банд. Говорят, 42-я улица самая опасная в Нью-Йорке.

— Я тоже об этом слышала! — Бетти вышла к нему в одном нижнем белье, держа в руках грязную тряпку. Она не заметила, насколько изменился в лице Джейсон. Он отвернулся от неё. — Никогда в жизни не буду ходить даже с соседней с ней улицей. Да и вообще, по ночам страшно ходить. У меня подругу рас чуть не изнасиловали.

Бетти набрала в ведро воды, взяла тряпку и принялась мыть полы, виляя перед Джейсоном оттопыренным задом.

— У тебя пол весь в крови, — сказала она, — Я еще вчера заметила. Что у тебя тут произошло?

— Да…из носа кровь пошла! — соврал Джейсон, — Такое бывает…

Через два часа, они оба вышли на улицу. На Бетти был бледно розовый сарафан, а Джексон надел хлопчатые, серые брюки и льняную белую рубашку. Довольные, и ничуть не уставшие от долгого занятия любовью, они направились по 65-ой улице в направлении парка Саут-Сентрал. Был жарко, но не душно. Солнце стояло в зените. Нью-Йорк жил своей обычной, будней жизнью. Сотни людей шли по тротуару, разговаривали между собой, или просто, в одиночку, спешили по делам и на работу, машины, жались друг к другу на тесных улицах, недовольно жаля прохожих клаксонами. Джейсон держал за руку Бетти и они, не спеша, как влюбленная парочка, прогуливаясь, шли по улице. Джейсон знал одно недорогое кафе, в соседнем квартале. Они с Палмером частенько там бывали вечерами. В нём можно было недорого и вкусно перекусить.

Джейсон шёл, удивляясь той перемене, которая произошла в нём. Это касалось Бетти. В его планах не было завязать с ней роман. Он думал, что это будет лишь недолгое влечение, не более. Но, что-то переломилось в нём. Может встреча с дьяволом, может желание, что бы кто то, наконец, был постоянно с ним рядом, может и то и другое, но, тем не менее, Джейсон как никогда стал нуждаться в Бетти. Она стала словно отдушина для него, девушкой, рядом с которой он хоть как-то забывался. У него было ещё два дня в запасе, по истечении которого он должен будет убить Тиффани Джексон. Это убийство волновало его больше, чем убийство тех пяти ублюдков с 42-ой улицы. И так не хотелось лишать жизни эту известную и влиятельную женщину. Черт! Ну неужели нельзя было выбрать другую жертву. Почему именно ее…На какое-то время Джейсон ушёл в себя, задумавшись о предстоящем деле. Пока они шли по улице, Бетти, довольная тем, что Джексон, как ей казалось, решил завязать с ней отношения, что-то рассказывала ему, и увлеченная, крепко сжимала его руку, с жаром болтая о чем-то. Сама она работала у своей мамы в книжном магазине. И сегодня у неё был выходной, который она проводила со своим молодым человеком.

— Ты меня слышишь, или нет? — донеслось до Джексона, словно из глубокого сна, — Я спрашиваю, долго ещё идти?

— Нет! — мотнул головой Джексон, — Вон до того светофора. Перейдём дорогу, и за тем домом кафе.

— А-а-а. Ты случайно не про «Блогер» говоришь? Так я там была, — сказала девушка. Шум двигателей проносившихся мимо машин мешал нормально разговаривать. Эффект шума еще больше усиливался из-за тесно прижатых друг к другу небоскребов, которые умножали эхо.

— Да, про него! — Джексон остановился у тротуара, и стал ждать, когда зажжется зеленый свет. Вокруг столпились люди. — Тебе там не нравится?

— Нет. Почему же. Вполне, даже прилично.

Она не соврала. Кафе ей и правда, нравилось. Тем более что, она там пару рас обедала со своим бывшим парнем.

Они вошли через стеклянные двери внутрь заведения. Обстановка приятная и уютная: низкая, барная стойка в конце зала, с десяток столов и во всю стену роль ставни. Приятно пахло шоколадом и кофе. Работал кондиционер. Длинные лучи солнца, пробиваясь сквозь незанавешенные стекла, наполняли помещение ярким, июньским светом. Кафе было наполовину пусто. В основном за столиками сидели парочки, такие же, как Джексон с Бетти, решивших прийти сюда, что бы скоротать время.

На них никто не обратил внимание. Джексон увидал свободное местечко за столом в углу, возле окна и жестом пригласил девушку следовать за ней.

Столы были небольшие, квадратные. Пара села друг напротив друга. Официантка подошла почти сразу. Бетти заметила, что Джексон был какой-то сконфуженный. И это она отнесла к отсутствию, или почти к отсутствию денег у ее друга.

— Если у тебя мало денег, — тихо шепнула она, глянув по сторонам, — я заплачу. Ты не стесняйся. Мне не жалко. Деньги у меня есть.

Джексон, по природе очень гордый тут же насупился. Ему претило, что бы девушки платили за него.

— Даже и не думай, — сквозь зубы процедил он, делая вид, будто разозлился, — Я же сказал, деньги у меня есть! — он резко напрягся, почувствовав, как на него неожиданно дунул из сплит системы, находящейся прямо над ними прохладный воздух. Сразу же почудилось, что за спиной появился дьявол. Но, Джексон постарался взять себя в руки. Натянуто улыбнувшись, он подмигнул ей.

— Ну, хорошо! — мягко улыбнулась Бетти. Она взяла в руки прейскурант. Официантка отошла к другому столику. — Ты что обычно заказываешь?

— Обычно? — Джексон поднял к верху глаза, — Ну, обычно…обычно, я заказываю здесь, омлет, салат из кальмаров и кофе с пирожным, с названием «лето».

— Вкусное пирожное? — поинтересовалась Бетти.

— Да. Очень. Попробуй. Думаю, тебе понравится.

— Хорошо! Но, — девушка пробежала глазами по меню, — только я омлет не очень люблю. Пожалуй, я закажу себе, как ты мне и посоветовал, своё пирожное, но это на десерт. А в начале я съем…съем, — Бетти ткнула пальцем в меню, — вот, салат из курицы с огурцами. И кофе. Пожалуй, всё! — она вернула меню официантке, которая стояла, записывая в блокнот заказ.

Официантка ушла, а Бетти проницательно уставилась на Джексона, слегка прищурив глаза.

— О чём ты думаешь?

— О чём думаю? — удивился Джексон, — Да ни о чём. Просто сижу, и тупо любуюсь твоей красотой.

— Да? Я так сильно тебе нравлюсь? Кстати, ты в первый рас меня пригласил в кафе. С чем это связано?

— Ну-у-у… — Джексон смутился, нервно схватив со стола и крутя в руках перечницу. — Ты же знаешь, что нравишься мне…

— Это я заметила! — лицо Бетти светилось, — Ты решил начать со мной встречаться? Просто, раньше у нас с тобой были, короткие встречи…переспали и разбежались…

Джейсон поставил перечницу на место и взял в свои руки руку Бетти. Он заглянул ей в глаза и вдруг понял, что почти влюбился в неё. А она? Было что-то в её зелёных глазах такое, что заставило его понять, что и она не далека от этих чувств. А может, и сама давно втюрилась в него. По крайней мере, глаза её подозрительно блестели, и энергия, исходившая от неё, захлестнула всего его до самых глубин.

— Уютно тут! — сказал он.

— Да. Хорошо! — ответила она, аккуратно вынимая вспотевшую ладонь из рук Джексона, — Что…что будем делать после кафе? Куда пойдём? Хочешь, прогуляемся по парку?

— По парку? — Джейсон погладил свои короткие волосы.

— Ну да! Или ты против? У тебя есть какие-то планы? — Бетти не знала ещё, что у Джейсона есть машина. Он ей об этом не говорил. А так, можно было бы не погулять, а поехать куда-нибудь, например, за город, на реку Гудзон, искупаться.

— У меня нет планов! — соврал он. Планы были. Он собирался сегодня вечером, не откладывая дело в долгий ящик, застрелить Тифани Джексон. Он знал, где она живёт, узнал, проследив, где бывает каждый вечер, в ресторане «Жасмин» и во сколько приезжает домой. Дети у неё были уже взрослые, и она мало уделяла им время, занимаясь больше личной жизнью. С мужем виделись наверняка только дома. Так, по крайней мере, показалось Джексону. Он следил за своей жертвой все эти четыре дня от и до. Оставалось лишь закончить дело. Но, Господи, он вдруг понял, что ему до ужаса не хочется больше этим заниматься. Хотя он и не испытывал как раньше сильного страха. Просто, не хотелось больше лишать никого жизни. Но, если он этого не сделает, то лишат жизни его.

— Ты опять куда-то улетел! — с укором произнесла Бетти.

— Да нет. Я здесь. — Джейсон вяло улыбнулся, заставив себя больше не думать о Тифани. По крайней мере, ближайшие два часа. Он глянул в сторону бара, в ожидании, когда принесут их заказ. — Долго что-то они…

— Ты проголодался?

— Не очень! Просто ждать не люблю.

— Да вон, уже официантка идёт с подносом! — Бетти кивнула подбородком.

Они дождались, когда официантка выложит перед ними тарелки и чашки с едой, и после того, как она ушла, пожелав приятного аппетита, не торопясь принялись за еду. Когда дело дошло до пирожного, Бетти съела кусок и одобрительно закивала головой.

— М-м-м, и правда, здорово! Пирожное супер! — девушка сделала глоток кофе. — Буду теперь его заказывать часто.

— Я же говорил, класс! — поднял бровь Джейсон, доедая свой кусок пирожного.

— Знаешь что, — девушка допила кофе и вытерев рот салфеткой, пристально взглянула на Мура. — У меня есть предложение.

— Да? — отставил в сторону свою пустую чашку Джейсон, — И какое, интересно?

— Ты вроде говорил, что работы у вас нет сейчас? Никто вам не звонит и не приезжает.

— Ну да. А что?

— Тогда может, к нам в магазин пойдёшь, поработаешь на время? — Бетти не говорила о том, что, у её мамы есть свой магазин, и что она три раза в неделю помогает ей продавать товар.

— У твоей мамы есть магазин?

— Да! Мы продаем книги и канцелярские товары. И весьма успешно.

— Да? — удивился Джейсон, — Классно. А я-то думаю, почему у тебя так много свободного времени.

— Ну, не всегда! — непринужденно ответила девушка, усмехнувшись, — У нас ещё одна девочка работает. Мы с ней меняемся. Но, она вот, вот должна уволиться. У неё учёба. Она едва успевает. Так что, смотри. Я скажу маме. Работа не пыльная. И мама неплохо платит. Всё лучше, чем дома сидеть, или просто так просиживать штаны на своей работе.

— Ну это да… — замялся Джейсон, водя пальцем по краю пустой чашки из под кофе, — я…я подумаю! В принципе, можно было бы, — он почесал затылок, и натянуто улыбнулся одним уголком губ. Откровенно говоря, ему не очень хотелось стоять за прилавком, смотреть за тем, что бы какой-нибудь идиот, не спёр что-нибудь, а так же в конце недели пересчитывать весь товар. И не дай бог, ещё получится недостача. Такой вид работы он не очень любил. Но, говорить нет, пока не стал.

— Я буду рада, если ты согласишься! — мечтательно сказала Бетти.

— Я подумаю! — повторил Джейсон, снова коснувшись руки девушки. Точно, она уже имела на него серьёзные планы, рас так живо стала принимать участие в его жизни. Ну, может это и к лучшему. Она добрая и умная девушка. К тому же ещё и красивая. Очень редкое качество. Джейсон смотрел на неё, не отводя глаз, всё больше и больше замечая, насколько она хороша.

— Что…? — не поняла Бетти, немного смутившись под пристальным, прожигающим взглядом Джейсона.

— Ни что! — отвёл глаза Джейсон. — Он посмотрел на соседей, девушку и парня, лет двадцати. Они оживленно о чём-то спорили, часто перебивая друг друга, и ни на кого не обращая внимания. Спор их был вполне безобидный. Глаза обоих блестели. Видно было, что между ними были чувства. Они поцеловались и заулыбались друг другу. Бетти повернулась и взглянула на них. И тоже улыбнулась.

— У меня есть машина! — сказал Джейсон, — Хочешь, поехали за город, искупаемся. — Он не хотел говорить ей, что купил машину. Он вообще не хотел, что бы кто-нибудь знал, что он приобрёл автомобиль. Но, ему вдруг захотелось покатать Бетти, поездить вдвоем.

— У тебя есть машина? — удивилась Бетти, — Хм. Ты мне не говорил…

— Ну… — отмахнулся Мур, — машина, так себе. Старенький «форд».

— Ну и что! У меня и такой нет. Мама не разрешает мне покупать машину. Боится за меня. Вдруг разобьюсь. Поехали, покатаемся. Я не против. Только домой заскочу.

Поболтав ещё немного, Джейсон позвал официантку, расплатился, после чего они с Бетти направились к выходу. Возле дверей он вдруг остановился.

— Иди на улицу! — сказал он девушке, — Я сейчас. В туалет схожу.

Туалет был свободен. Обе кабинки, чистые и старательно вымытые пустовали. Джейсон сделал своё дело, и остановился перед висевшим на стене зеркалом. Под зеркалом находился умывальник. Он включил кран, вымыл руки. Потом вытер руки салфеткой и взглянул на своё отражение в зеркале, одновременно почувствовав, как резко похолодало в туалете. По телу пробежали мурашки. Он хотел оглянуться, но не успел. Кто-то с силой сжал ему горло. Он снова кинул быстрый взгляд в зеркало. Никого не было. Невидимая рука, сжавшая ему горло, вдруг медленно стала поднимать его вверх. Джейсон захрипел, и схватился за шею. Глаза налились и полезли из орбит. Воздух еле вырывался из пережатого горла, с шипением, словно из старого крана. «Дьявол» — промелькнуло в голове.

— Ты забыл, что у тебя осталось всего два дня!? — услышал он в своей голове знакомый, трубный голос. — Или ты хочешь, что бы я твою жизнь превратил в кошмар?

— Я…я…я не забыл! — захрипел Джейсон, — У меня всё готово…Я…я завтра её…убью! Отпусти. Я не могу дышать.

Рука разжалась. Мур едва устоял на ногах. Перед глазами всё потемнело.

— Смотри…человечишко, — услышал он.

В помещении снова стало тепло, холод исчез. Постояв, и немного отдышавшись, Джейсон вышел из туалета и шатаясь, направился к выходу. Возле самых дверей он зацепил кого-то за плечо.

— Ну, ты… — услышал он за спиной чей-то недовольный возглас. — Смотри куда идёшь. Придурок!

От оскорбления у Джейсона внутри всё вдруг закипело. Он обернулся, и встретился взглядом со своим обидчиком. Высокий, спортивного сложения молодой человек нагло пялился на него, засунув руки в карманы брюк. Рядом с ним стоял ещё один парень, такой же высокий и «накаченный». Тот, кто оскорбил Джейсона, имел наглый вид, и пустые, холодные глаза драчуна. Он открыл было рот, что бы садануть по ушам ещё чем-нибудь обидным, но, взглянув на Джейсона, неожиданно побледнел, и оглянулся на своего товарища. Тот стоял такой же бледный, как мел, опустив на грудь отвисшую челюсть, и смотрел на Джейсона, как на привидение.

— Что ты сказал? — гневно выкрикнул Джейсон, сделав шаг вперёд.

Оба верзилы попятились назад.

— Извини, приятель, — прошептал обидчик…-Из…вини! — Он схватил своего товарища за локоть, и потащил его внутрь кафе.

Опешивший Джейсон стоял у выхода, молча провожая тупых верзил удивленными глазами. Что произошло?-пронеслось в голове. В этот самый момент мимо него к выходу направлялась парочка, как рас та самая, что сидела возле них с Бетти. Они посмотрели на Джейсона, и непонятно от чего, неожиданно одновременно вздрогнули, и буквально вылетели на улицу. Это еще больше озадачило Мура. Он сам поспешил выйти на улицу, мимолетом кинув взгляд на висевшее у входа зеркало. И обомлел, увидав свои глаза. Они были красные, без белков и черных зрачков. Он снова повернулся в сторону зала, откуда, застыв у барной стойки, на него смотрели его обидчики. На миг Джейсон застыл на месте. Красные глаза, это проделки дьявола. И что ему теперь делать? Как ему теперь показаться перед Бетти. Он представил шок, который вызовет своим видом. Девушка стояла на улице, нетерпеливо ожидая его. Помедлив секунду, Джейсон быстро опустил на глаза солнцезащитные очки и вышел из кафе.

— Ты что так долго? — спросила Бетти, беря его под локоть.

— Да…знакомого встретил! — соврал тот.

Всё же девушка заметила бледный и растерянный вид своего друга.

— У тебя всё нормально?

— А? Да. Всё хорошо! — Джейсон быстро шёл по улице, стараясь как можно быстрее увести Бетти подальше от злополучного кафе. Он был не на шутку испуган. Один рас, как бы невзначай обернулся, для того, что бы убедиться, что за ними никто не следует.

— Мы куда сейчас идём? — спросила Бетти, — За твоей машиной?

— Да! — Джейсон пожалел вдруг о том, что проговорился о своей машине. Она ему была нужна лишь для одной цели. Но, что сделано, то сделано.

— Далеко она у тебя находится?

— Нет! Я её всегда оставляю за домом.

Вскоре они ехали в машине Джейсона, направляясь за город, на пляж реки Гудзон. Бетти сказала, что ей понравился «форд». Салон был чистый, не прокуренный, и она, довольная, опустив назад спинку сиденья, блаженно глядела через открытое окно на проплывавшие мимо улицы вечно шумного и суетливого Нью-Йорка. Она о чём-то говорила, но Джейсон её почти не слышал, лишь машинально кивая головой и с натянутой улыбкой отвечая, порой невпопад. Настроение у него пропало после того инцидента в кафе. Ехать никуда не хотелось. Он сидел за рулем в очках, следя за дорогой. Краснота в глазах прошла, слава Богу, он это заметил, взглянув на себя в зеркало, висевшее на лобовом стекле. Но, кожа шеи до сих пор чувствовала невидимые пальцы демона. И в ушах стояла фраза: — Два дня! Напоминание было неуместным. Он и сам прекрасно знал, что у него в запасе оставалось всего пару дней. Но, так, или иначе, само появление демона напугало и испортило, на нет настроение на весь оставшийся день. Наверное, он завтра утром, или нет…лучше поздно вечером, поедет и пришьёт эту Тиффани Джексон. А пока, пока надо просто попытаться забыться и провести оставшийся день в компании своей девушки. «Своей девушки»! Хм. Джейсон кинул быстрый взгляд на Бетти, вальяжно развалившаяся рядом с ним, на сидении. Да, теперь она его девушка. Красивая и умная отдушина, в его жалкой и кошмарной жизни.

Его правая рука легла девушке на колено. Он нежно погладил её, а она положила свою руку на его колено.

ГЛАВА 18

Тиффани Джексон вышла из здания департамента образования, и быстро спустилась по широкой лестнице к припаркованной у тротуара чёрной машине. Машина была служебная. Шофёр подъехал десять минут назад, и сидел в ожидании за рулём, то и дело, поглядывая на большие двери департамента. Когда Тиффани появилась, он тут же выскочил на улицу и открыл перед ней заднюю дверь. Белое, обтягивающее платье очень шло Тиффани, и шофер, которому не исполнилось и сорока, и который был моложе её, но выглядел старше, с завистью глядел на неё. У него жена была его одногодка, но в отличие от замминистра образования, смотрелась рядом с ней, словно потрепанная мочалка. Везет же некоторым. У них есть деньги и время ухаживать за собой. А другим приходится довольствоваться тем, что дала им жизнь…

Обдав своего шофёра тонким ароматом дорогих духов, Тиффани села в машину. Водитель с осторожностью закрыл дверь, быстро оббежал надраенный «кадиллак», прыгнул за руль и завёл двигатель.

— Куда прикажите ехать? — спросил он, глянув в зеркало на окне. Красивое лицо Тиффани Джексон было слегка нахмурено. Она ответила, не глядя на него. Руки её рылись в маленькой, элегантной сумочке, из дорогой, крокодиловой кожи. Она достала губную помаду, небольшое зеркальце и принялась намазывать губы.

— В ресторан «Жасмин»! — ответила она.

До встречи с Калебом Холидеем оставалось минут десять. Холидей был бизнесменом. Занимался недвижимостью. Он скупал не дорого по всей стране, а так же за рубежом, виллы и коттеджи, после чего продавал их в три дорого. Целую неделю Холидей ухаживал за ней, приглашая её именно в «Жасмин», узнав, что это её любимый ресторан. Калеб знал её мужа, советника по иностранным делам. Но, это не останавливало его желания стать любовником такой красивой женщины как Тиффани. С ней он познакомился на одном из вечеров, устроенных их общим знакомым. Он влюбился в неё с первого взгляда. И осторожно подкатил к ней, пригласив с ним отужинать. Тиффани не была верна своему мужу, давно уже тайно встречаясь с молодым лейтенантом из департамента полиции. Он был моложе её на пятнадцать лет. Калебу Холидею же, было за пятьдесят. Но, выглядел он молодцевато, одевался у самых дорогих портных и имел в гараже своего огромного, загородного особняка десять дорогущих машин разных марок. В планах Тиффани было влюбить в себя Холидея, после чего, если повезёт, заманить его в их секту, для того, что бы начать раскачивать на деньги, сделав соучастником убийств. Сама она не бедствовала. Деньги у неё были, но не в таком количестве, в каком хотелось бы иметь. Тем более что большую часть выманенных из своих богатых подельников денег, она отдавала своему любовнику, лейтенанту Куперу, в которого была влюблена, и который был далеко не богач. Хорошо, что с мужем они почти не виделись. Он занимался своими делами, она своими. Личная жизнь обоих их не волновала. Дети, сын и дочь уже большие. Присмотр за ними не нужен. Оба учатся в Гарварде. Эх, если бы её муж знал, кем, на самом деле была его жена, и какие «таланты» не так давно открыла она в себе.

Тиффани курила тонкую сигарету и выдыхала дым в приоткрытое окно. Холодные глаза были слегка прищурены. Докурив сигарету, она выкинула окурок в окно, после чего перевела взгляд на водителя. Гарри работал у неё уже лет пять. Был молчалив, не очень умён, но зато, отлично знал своё дело. А она, доверяясь своей женской интуиции, старалась никогда не вести перед ним свои тайные, телефонные разговоры. Он возил её, куда надо было ей, и ждал, когда надо было, хоть до утра, естественно, за дополнительную плату. Но, это было всего раз или два.

Тиффани думала о Купере, откинувшись на мягкое, кожаное сиденье, когда, машина остановилась перед большим рестораном, с сиявшей над входом огромной, позолоченной надписью «Жасмин». Высокий, молодой негр-швейцар в ливрее, руками в белых перчатках, то и дело открывал перед посетителями тяжёлые, дубовые двери. Широкая улыбка, с белоснежными зубами казалось, никогда не сходила с его уст. Он кланялся перед каждым входящим и выходящим из ресторана. Через большие окна, шедшие от самого потолка и до пола, были видны столики, за которыми сидели посетители.

Гарри открыл дверь, и протянул руку. Тиффани вышла из машины, сказав, что бы он ждал её и ни куда не уезжал, и направилась к входу в ресторан. Негр в ливрее, уже давно ждал её, расплываясь в улыбке, и держа наготове открытую дверь. В окнах «Жасмина» отразилась отъезжающая машина.

Калеб Холидей сидел как всегда, в самом конце ресторана, за круглым столиком, накрытого белой скатертью. Тиффани быстро глянула по сторонам. Народу в этот вечер было мало. Обычно много посетителей собиралось по выходным, или по праздникам. И это были в основном, почти одни и теже люди: бизнесмены, политики, актеры или мажоры. Некоторых Тиффани знала, но делала всегда вид, что не узнает их, проходя мимо. Это был знак того, что ей не хочется ни с кем вступать в беседу. Хотя, она могла порой и поздороваться, но, не задерживаясь, так же пройти мимо. С кем она тут встречалась, никого не волновало, так как в ресторан бывало, приезжали так же, чужие мужья со своими любовницами…или любовниками.

Холидей выглядел представительно в светло сером костюме, и белой рубашке без галстука. Ворот рубашки был расстегнут. Холидея можно было бы назвать красивым мужчиной, если бы не немного широковатый нос, слегка поломанный, как у боксёра. Умные глаза оценивающе уставились на Тифани. Женщина, грациозно виляя бёдрами, подошла к столику. Холидей улыбнулся, и встал, что бы отодвинуть стул перед женщиной. Тиффани улыбнулась ему в ответ, сказала спасибо и села за стол. Калеб вернулся на свое место. Он сидел напротив неё, сияя от любви, переполнявшей его, словно алмаз Махараджи. На столе стояла бутылка вина, бутылка минералки, и нарезанные на тарелке ломтики яблок и апельсинов. Привычным жестом Холидей взял бутылку вина, которая была уже открыта, и принялся разливать содержимое по бокалам.

— Я заказал вино, Шатеро, 1956 года, как вы и любите! — грудным голосом, в котором, чувствовались властные нотки, произнёс он, — Ничего, если я его сразу вам налью…или, может, вы хотите для начала выпить минералки?

— Нет, спасибо, Калеб! — ответила с улыбкой Тиффани, вешая на спинку стула свою сумочку, — Я бы хотела выпить вина, если можно. И ещё, — одна её бровь приподнялась, глаза заблестели игриво, — Давайте уже перейдём на-ТЫ! А то я как-то неловко себя чувствую.

— О, да, да, конечно! — закивал головой Холидей. — Я сам хотел вам…хм, тебе, это предложить, — он поставил бутылку на место. Бокалы были одинаково наполнены, как и положено, по нужной норме. Один бокал мужчина протянул Тифани. — Давайте, выпьем за встречу, а потом, что-нибудь закажем поесть.

— Хорошо! — Тиффани слегка чокнулась своим бокалом об бокал Холидея, и сделала маленький глоток. Всё это время она не сводила глаз со своего ухажера, пытаясь залезть в его голову. На свою беду, она так и не смогла за эти три, четыре дня понять, что он за личность. Он вроде бы, как ей казалось, был очень циничным человеком, и расчётливым. Любил азартные игры и женщин. Был очень вспыльчив и упрям. Жестокость в его характере тоже была заметна, но вот, были ли садистские наклонности, этого она пока, к сожалению, не могла понять. В последней их встрече, она пыталась в разговоре, как бы невзначай завести разговор о людях с такого вида отклонениями. Она осторожно рассказывала про разные случаи, о фильмах на эту тему, но Холидей, молча и внимательно слушал, а потом, как бы невзначай уводил разговор в другую сторону. Хотя, как ей показалось один рас, глаза его как-то странно загорелись, когда она затронула тему о грубом сексе, с применением плеток и избиении. Ничего. Ещё пара встреч и он сам откроется. Есть в нем что-то. Надо лишь кинуть ему наживку. А наживкой будет она сама. Она даст себя соблазнить. Не переспать, конечно, но, кое-какую шалость в отношении себя ему позволит. Даже намекнет на разные там штучки для садо-мазо. В его глазах столько темперамента!…А в карманах столько денег! Они с Купером собирались купить большую яхту. А для этого нужно было много средств. Богачи из их секты выделяют деньги. Но, доить их нужно очень аккуратно, и понемногу. Не брать слишком больших сумм. А то, они начнут подозревать, для чего их на самом деле используют. Хотя…даже если и станут подозревать, то, какое это имеет уже значение. Они все повязаны кровью. И выхода из этой кровавой секты ни у кого нет.

Холидей мило улыбался, не сводя влюбленных глаз с Тиффани.

— Что вам заказать? — мягко спросил он, ставя бокал на стол. Рука его, потянулась за меню, лежавшей рядом, — Что-нибудь из мясного?

— О, нет! — Тиффани сделала ещё один глоток вина, — Только салат. Я стараюсь почти не есть вечером. Так, лёгкое что-нибудь.

— Хорошо! — Холидей полистал меню, — Тогда, я закажу себе отбивную из свинины, и жульен. А вы, — мужчина протянул меню, — посмотрите сами.

— Спасибо! — Тиффани быстро пробежала глазами по строчкам. — Вот. Пожалуй, вот этот салат, и кофе. После вина мне иногда хочется кофе.

Холидей поднял руку, и официантка тут же подошла к их столику. Она приняла заказ, и быстро удалилась, сказав, что всё будет готово через пять минут.

Они сделали ещё по глотку, после чего, почти одновременно взяли с тарелки по кусочку апельсина. Холидей смотрел, как женщина медленно открыла свой рот и засунула в него дольку цитруса. Зрачки его синих глаз расширились. Это не ускользнуло от Тиффани.

— Я думал о вас! — произнёс он, — Какая жалость, что я завтра уезжаю…

— Надолго? — сделала взволнованный вид Тиффани.

— Нет! Всего на несколько дней, — Калеб откинулся на спинку стула, — Я лечу в Германию, по делам.

— Жаль! — сказала женщина, наклонившись ближе к столу, — Вы…ты мне нравишься, Калеб. Мне очень приятно твоё общество. Я буду ждать твоего возвращения.

— Я бы с огромным удовольствием остался здесь, с тобой, — Холидей дотронулся до пальцев Тиффани, — Мне самому очень приятно, когда ты рядом. Но, бизнес, есть бизнес. Не лететь я не могу…Расскажи, лучше, как у тебя дела? Мы не виделись несколько дней.

— Да как у меня могут быть дела, — не убирая своей руки, улыбнулась Тифани. — У меня всё одинаково, как и у всех. Сплошная рутина. Работа, а вечером одиночество. Вот, приезжаю сюда вечерами, немного отдохнуть ото всего. Я, если честно, — женщина потупила взгляд, — и сама часто думаю о вас…тебе!

Холидей не почувствовал игры Тиффани. Не смотря на свой ум и прозорливость, он плохо разбирался в женщинах. И это стоило ему три года назад развода и двадцати миллионов долларов.

— Скажи, — кинув взгляд на соседние столики, спросил он, — А ты не боишься, что твой муж узнает? — в голосе Холидея почувствовалась тревога.

— А, нет! — махнула рукой Тиффани, едва не засмеявшись, — Он знает о том, что у меня часто бывают деловые встречи с мужчинами. Так что, можешь не переживать.

— Да я и не переживаю! — выгнулся на стуле Калеб, — Единственно за что, я боюсь, это за тебя. Вот и всё. Не хотелось бы, что бы из-за меня у тебя возникли проблемы…

— О, за это можешь не переживать! — снова махнула рукой Тиффани. — Поверь. У нас с мужем, в этом отношении всё нормально. Так что…

Подошла официантка с подносом. Улыбаясь так, словно ей вручили Оскар за лучшую женскую роль кино, она очень быстро расставила блюда на стол и быстро исчезла.

— Что мне нравится в этом ресторане, — сказала Тиффани, беря в руки вилку, так это то, что тут готовят очень быстро…и качественно.

— Да. Соглашусь с тобой, — Холидей поставил перед собой тарелку с аппетитно пахнущим куском мяса. — Господи. Как приятно пахнет.

Они ели молча, сосредоточенно. Холидей изредка поглядывал на Тиффани, возбужденно наблюдая, как она изящно пользуется столовыми приборами. В принципе, он и сам умеючи обращался ножом и вилкой, разрезая прожаренное мясо, и натыкая его на вилку. Но, дома он обходился лишь одной вилкой.

Ужин закончился. Холидей подлил вина в бокалы. Они ещё с час вели беседы на разные темы, и всё время Тиффани пыталась понять скрытую сторону характера бизнесмена. До этого он вроде как начинал приоткрываться, но в этот вечер почему-то не стал затрагивать нужную для Тиффани тему. Может, боялся. Боялся, что она не правильно его поймёт, испугается и больше не захочет с ним встретиться. Один лишь рас, он как бы невзначай спросил:

— Я слышал, что в городе завёлся маньяк? Расчленяет тела мужчин и женщин. Скажи, Тиффани, это правда?

— Да! Это правда, — напряглась она, наблюдая за Холидеем, — Мне звонили из департамента полиции. Последний, женский труп, был не так давно найден в водохранилище. Его расчленили и засунули в мешок.

— Вот чёрт! — Холидей покачал головой. — Надо же до такого додуматься. Расчленять тела. Ужас.

Может это и показалось Тиффани, но искренности в словах бизнесмена она не почувствовала.

— Ой, Калеб. Давай не будем за столом обсуждать такие темы. От них начинает тошнить, — сказала она, специально наигранным голосом.

— Да, да, конечно! — Холидей отпил вина. Лицо его стало задумчивым.

Через полчаса они вышли из ресторана. Услужливый администратор проводил их до выхода, приглашая ещё рас посетить ресторан. Любезный негр швейцар, с не сходившей с лица приклеенной улыбкой, низко кланяясь, открыл перед ними дверь. Почти сразу же подъехала машина. Гарри открыл заднюю дверь. Но, Холидей вдруг, взял осторожно под локоть Тиффани, и склонившись над ней, в самое ухо прошептал:

— Тиффани, разреши мне самому отвезти тебя домой!

Женщина повернулась и посмотрела прямо в глаза Калебу. Он был явно возбужден. Глаза блестели. Вино дало о себе знать.

— Вы за рулём сегодня? — спросила Тиффани. До этого, после их коротких свиданий она уезжала с Гарри на «кадиллаке».

— Да! Сегодня я сам за рулём! Но, можешь не беспокоиться. Я знаю свою норму.

Тиффани для солидности сделала паузу, а потом ответила:

— Хорошо! Я сейчас…

Она подошла к Гарри, и сказала ему, что бы он ехал домой без неё.

— На сегодня ты свободен! — добавила она, — Приедешь за мной завтра утром, как обычно.

— Хорошо! — водитель кивнул головой, сел в машину и уехал.

Тиффани вернулась к Холидею.

— Ну, я вся в вашем распоряжении!

— Тогда поехали!

Он снова взял её под руку и подвёл к серебристому «ягуару», который подъехал к ресторану секунду назад. Из него вышел еще один негр в ливрее и передал Холидею ключи.

— Прошу, сэр!

Холидей взял ключи, после чего сам лично открыл переднюю, пассажирскую дверь, и помог сесть в салон Тиффани. После он сам быстро обежал капот машины, плюхнулся за руль, завел стартер и нажал на педаль газа. «Ягуар» была большой и мощный. Словно ракета, он полетел вперед, по дороге, быстро набирая скорость. Тиффани испуганно покосилась на водителя. Но, тот вцепился в руль и гнал, догоняя и обгоняя впереди идущие автомобили. Видно было, что бизнесмен любил скорость. Тиффани испугалась, вжавшись в своё сиденье. Они неслись по вечернему Нью-Йорку, словно молодые стритрейсеры.

— Калеб…осторожнее! — не выдержала она.

— Не бойся! — сбавил газ Холидей, — Я когда-то в молодости был гонщиком. Умею водить машину, — бизнесмен вошёл в раж, и это было видно. Он словно забыл, что ехал не один, — Извини, Тиффани. Просто это у меня в крови. Люблю погонять…

— Ты не говорил мне, что был гонщиком, — оборвала она.

— Иначе бы ты не села ко мне в машину?! — заулыбался Холидей.

— Не знаю, если честно, — призналась женщина, — Просто я не очень люблю скорость…Тем более, когда мужчина выпил.

— Разве это выпил? — взглянул на неё Холидей, — Это, можно сказать, что и не пил ничего. Поверь, я отличный водитель. Поэтому даже не имею личного шофёра. Он мне не нужен.

Холидей, с большой не охотой, но всё же снизил скорость до минимума.

— Прости, если напугал тебя, — произнёс он, — Отныне больше не буду так делать.

Холидей знал, где живёт Тиффани Джексон. Поэтому не стал спрашивать адрес. Он ехали по Манхэттену почти в полном молчании, лишь пару рас перекинувшись несколькими фразами. Галеб остановил машину в квартале от её дома.

— Ни что, если я тебе здесь остановил? — заглушив двигатель, спросил он.

— Нет. Наоборот, хорошо, — сказала она, отстёгивая ремень, и чувствуя, как взмокла спина. Когда он гнал машину, она увидала, наконец-то, что хотела увидать. А именно, дьявольский блеск в его опьянённых глазах. Может, это и было его настоящее нутро.

Холидей глянул по сторонам. Там, где он остановился, улица была почти пуста. Народу не было. С обеих сторон дороги четырёхэтажные дома богатых людей. Несколько автомобилей стояло у обочины. Один из них отъехал, быстро исчезнув за поворотом. Галеб не заметил, как в ста метрах, позади них припарковался старенький, чёрный «форд». Джейсону хорошо было виден серебристый «ягуар» Холидея. Он сидел, терпеливо выжидая, когда женщина выйдет из машины.

— Вы уже уходите? — спросил Галеб Тиффани.

Она пристально посмотрела на него, заметив, насколько изменилось выражение его лица.

— Ну….вообще-то собиралась! А что? — Тифани ждала, что предпримет дальше её богатый ухажёр. Хотя и так уже догадывалась. И её догадки подтвердились.

Галеб как-то странно глянул на неё своими захмелевшими глазами. Потом вдруг тихо произнёс:

— Можно я тебя поцелую?

Вот оно! Именно этого она и ждала. Тиффани не ответила, ожидая реакции Галеба. Лишь еле заметная ухмылка появилась на её накрашенных губах. Молчание стало призывом для возбужденного бизнесмена. Рука его неожиданно быстро схватила Тиффани за шею и притянула к себе. Холидей быстро задышал, словно астматик, и его губы, пахнущие перегаром, впились в рот Тиффани. Она попыталась оттиснуть его от себя, но он так крепко прижал её к себе, с такой силой, что ей не осталось выхода, как только расслабиться и ответить взаимностью. Тем более что, она почувствовала в нём такую мощную энергию, такой натиск и сексуальность, какой не было у очень темпераментного Купера. Она сама схватила его за затылок, и буквально утонула в нем. Они оба застонали и слились в долгом и страстном поцелуе. Тиффани задрожала вся от возбуждения, рука её опустилась между ног Холидея. Но, тут он неожиданно и резко схватил её за длинные волосы и так рванул, что женщина закричала от боли. Но он не обратил внимания на её крик. Он рванул волосы снова, с ещё большей силой. Тиффани сжала кулак, собираясь ударить Холидея, но тот вдруг расслабил свою руку и больно укусил её за шею. И Тиффани это понравилось. Да так понравилось, что у неё буквально всё взорвалось внутри. Она громко застонала и сама вцепилась зубами в шею бизнесмена. Но тут их страсть нарушила громкая сирена выскочившей из соседней улицы полицейской машины. Оба испуганно отпрянули друг от друга. Тиффани бросилась поправлять на себе причёску, а Холидей вжался в сиденье. Полицейская машина пролетела мимо них, и оглашая улицу душераздирающим воем, скрылась в соседнем квартале.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тень дьявола предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я