Все наладится!
Дженнифер Чиаверини, 2001

Иногда так случается, что все катится под откос: отношения разваливаются, друзья с тобой ссорятся, любовь испаряется. И нужно приложить немало усилий, чтобы вновь наладить свою жизнь. Именно за этим приезжают в поместье Элм-Крик пять мастериц пэчворка. Винни, восьмидесятилетняя леди, должна найти жену любимому внуку; Меган, в одиночку воспитывающая сына – трудного подростка, мечтает, чтобы бывший муж вспомнил о своем отцовском долге и стал мальчику другом; Донне хочется отвадить от дочери жестокого и опасного парня; Джулии – спасти карьеру и сняться в хорошем фильме; а Грейс, страдающей неизлечимой болезнью, необходимо открыться друзьям и откровенно с ними поговорить. И каждая из них, можете не сомневаться, обязательно найдет выход из сложной ситуации и наконец станет счастливой.

Оглавление

Из серии: Пестрые судьбы

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Все наладится! предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Как ни странно, пилоту удалось не только найти крошечный аэродром, но и чудом приземлиться. Джулия смотрела в иллюминатор, охваченная дурными предчувствиями. Диспетчерская вышка, низенькое здание аэропорта, и море деревьев вокруг. Старик совсем из ума выжил — заслать ее в такую глушь?!

— Лимузин будет ждать у трапа, — сказал агент, перегнувшись через кресло. — Я не афишировал ваш приезд, но не удивлюсь, если внизу уже собралась толпа. Для них тут лимузин — событие года.

Джулия раздраженно поморщилась.

Впервые они встретились в ресторане спустя неделю после той вечеринки.

— Арес, очень приятно, — представился он, протянул руку через стол и ослепительно улыбнулся. Это ей не понравилось: Мори всегда вставал, отодвигал для нее стул и не садился, пока она не устраивалась с комфортом.

— Необычное у вас имя!

Его улыбка вдруг превратилась в свирепую гримасу.

— Арес — это бог войны в Древней Греции.

— Как интересно! — Джулия поспешно выдернула руку. У него была репутация безжалостного дельца, выцарапывающего роли любой ценой, потому она и подписала с ним контракт. По сравнению с прежним агентом — небо и земля, но подход Мори давно устарел. Он привык вести переговоры как истинный джентльмен, под честное слово — весьма наивно и, к сожалению, уже неэффективно. К тому же Арес был племянником одного из самых влиятельных режиссеров Голливуда, что тоже немаловажно. Ну а личная неприязнь — тут уж ничего не поделаешь, работа есть работа.

И все же Джулия опасалась, что тупая бульдожья хватка помешает ему осознать важность хорошей рекламы.

— В маленьких городках любят смотреть кино, — заметила она неодобрительно. — Именно благодаря этой аудитории «Большая семья» так долго продержалась на вершине рейтинга.

— Ну да, почти на вершине, — кивнул Арес. — Я бы сказал — выше среднего.

У Джулии моментально испортилось настроение.

Возле лимузина никого не было, но все же они привлекли внимание небольшой группы у выхода: молодые нарядные женщины радостно приветствовали друг друга, смеясь и щебеча. Проезжая мимо, Джулия спустила на нос солнечные очки, чтобы рассмотреть их получше, и вдруг тонированное стекло поехало вверх. Она вопросительно обернулась к Аресу.

— А то будут пялиться, — пояснил тот.

Вряд ли тем было особенно интересно, но Джулия не стала спорить, сняла очки и откинулась на сиденье.

Больше часа они ехали мимо живописных ферм и округлых, поросших лесом холмов. Джулия опустила стекло, наслаждаясь пейзажем — уж здесь-то на нее «пялиться» некому. Когда ей уже начало казаться, что шоссе тянется бесконечно, водитель свернул на лесную дорогу.

— Могли бы хоть асфальт положить, — проворчал он. Джулия спрятала улыбку.

По узенькому мостику машина перебралась через ручей, до того прозрачный, что видно было каждый камушек. Неожиданно деревья расступились, и они выехали на широкую лужайку, на дальнем конце которой возвышалось старинное каменное здание с белыми колоннами и двумя изящными полукруглыми лестницами. По меньшей мере дюжина женщин сновали туда-сюда, разгружая багаж. Джулии вспомнился ненавистный первый день в школе. За какую парту сесть? Кто пойдет с ней на обед? Целая неделя в толпе чужих… Она инстинктивно спрятала глаза за очками.

И конечно же они все как по команде замолчали и уставились на лимузин. Арес вышел первым и картинно подал ей руку. Джулия оперлась на нее безо всякого удовольствия, понимая, что это всего лишь спектакль для толпы.

У дверей их встретила пожилая женщина.

— Мисс Мершо? — уточнила она без малейшего благоговения. — Меня зовут Сильвия Компсон. Добро пожаловать в усадьбу Элм-Крик.

— Благодарю вас.

Джулия последовала за ней и оказалась в просторном холле с блестящими мраморными полами и высоченным потолком. Судя по меблировке, хозяева были вполне состоятельны, обладали хорошим вкусом и заботились о комфорте. Пожалуй, Мори все же не ошибся с выбором.

— Вы, наверное, устали с дороги. — Сильвия подвела ее к длинному столу, за которым сидели трое женщин с бейджиками. — Сейчас быстренько зарегистрируемся, и я провожу вас в комнату.

Она скептически глянула на Ареса и кивнула водителю:

— Мэтью поможет вам донести чемоданы.

Сильвия призывно махнула, и к ним подошел молодой кудрявый блондин. Он потянулся было за сумками, но Арес предостерегающе поднял руку:

— Не беспокойтесь, все под контролем. — Понизив голос, агент обернулся к Сильвии: — Лучше не афишировать комнату мисс Мершо: это вопрос безопасности, вы же понимаете? Без обид, приятель, — кивнул он парню.

— Нет проблем, — ответил тот, изо всех сил стараясь не смеяться.

— Мэтью вполне надежен, уверяю вас, — сказала Сильвия.

Джулия сняла солнечные очки, делая вид, что не замечает устремленные со всех сторон взгляды притихших гостей: смотрите-ка, Бабуля Уилсон разыгрывает примадонну!

— Отдайте ему чемоданы, — вполголоса велела она водителю. Тот неуверенно посмотрел на Ареса. — Я сказала — отдайте чемоданы.

Наконец тот послушался. Джулия виновато улыбнулась Мэтью. К счастью, регистрация прошла быстро, и вскоре они уже поднимались по ступенькам вслед за Сильвией.

— Ваша комната — в западном крыле, — пояснила она. — С собственной ванной. Надеюсь, вам будет удобно.

— Спасибо, — ответила Джулия, краем глаза отмечая оживление в коридоре: женщины сновали из комнаты в комнату, радостно приветствовали друг друга, знакомились и вообще вели себя как дети в летнем лагере. Некоторые встречные здоровались и с Джулией; в ответ она сдержанно улыбалась. Интересно, узнают ее здесь без лимузина и студийного грима?

Комната оказалась просторной, с большой кроватью под балдахином, застеленной красно-синим лоскутным одеялом.

— Здесь чудесно, — сказала Джулия. — Спасибо вам огромное.

— Пожалуйста. Если вам больше ничего не нужно, я вернусь к другим гостям.

Арес снова поднял руку:

— Минутку! Давайте сперва обговорим кое-какие моменты.

Брови Сильвии удивленно взлетели вверх.

— Появление мисс Мершо может вызвать некоторый ажиотаж. Как правило, мисс Мершо старается общаться с поклонниками, однако на этот раз не стоит ее беспокоить, поэтому она будет питаться у себя и не станет принимать участие в иных мероприятиях, кроме непосредственно самих занятий.

— Мистер Арес, уверяю вас, все наши мероприятия абсолютно добровольны.

— Зовите меня просто Арес. Далее: есть ли возможность организовать для мисс Мершо частные занятия?

— Боюсь, что нет.

— Тогда хотя бы отдельный столик.

— Это можно устроить.

— Арес, — встряла Джулия. — Пожалуй, не стоит…

— Кроме того, предупредите персонал и других гостей, чтобы они не обращались к мисс Мершо и никоим образом ее не беспокоили.

Сильвия поджала губы:

— То есть я должна запретить людям разговаривать с ней?

— Если она не заговорит первой.

— Бред какой-то! И не подумаю! — объявила Сильвия. За ее спиной послышался сдавленный кашель Мэтью. — Мисс Мершо — такая же участница курсов, как и все остальные. — Она пронзила Джулию тяжелым взглядом. — И мне надоело говорить о вас в третьем лице. Если вам так хочется игнорировать людей — ради бога, но я не стану унижать своих гостей и надевать на них намордники!

— Я тут ни при чем! — запротестовала Джулия.

— Вот и хорошо, потому что иначе вас ждет не самая приятная неделя. Это ж надо додуматься — приехать на курсы рукоделия и не завести друзей! — Сильвия неодобрительно покачала головой и обернулась к Аресу: — Знаете, у меня тоже есть кое-какие правила. Если они вам не подходят, я с удовольствием верну чек.

— Нет необходимости, — сухо ответил тот. — Мисс Мершо наверняка сумеет приспособиться.

— Вот и договорились. — Сильвия вновь обернулась к Джулии; голос ее заметно потеплел: — Надеюсь, мы сможем обеспечить вам комфортную обстановку. — Она бросила быстрый взгляд на Ареса, как бы намекая, что первым делом стоит избавиться от него. — Если вам что-то понадобится, сообщите.

— Старая перечница… — пробормотал Арес сквозь зубы, когда за ними закрылась дверь.

— А мне она понравилась, — возразила Джулия. — И вообще, не стоило за меня решать. Может, я вовсе не против пообщаться…

— Вы здесь не ради удовольствия.

— Но наблюдение за другими поможет мне лучше подготовиться к роли!

— Вот и наблюдайте на занятиях. В пресс-релизах вы будете фигурировать как искусная рукодельница. Оно вам надо — чтобы эти старые клуши побежали к газетчикам рассказывать, как все обстоит на самом деле? Так что чем меньше общения, тем лучше.

— Тоже мне пикантный секрет, — засмеялась Джулия. — Даже таблоиды вряд ли заинтересуются.

— И все же не стоит рисковать. Бернье согласился дать вам роль только потому, что вы якобы уже умеете шить. Если он узнает правду, вы останетесь без работы — а вы и сами прекрасно понимаете, как сложно найти хорошую роль.

— Ценю вашу честность, — сухо ответила она. Какой же он грубый, бестактный… — Наверное, вы правы. В свободное от занятий время начну учить роль.

— А, не стоит. Бернье все равно будет переписывать. Дождитесь окончательной версии.

— Эллен тоже участвует в редактировании?

— А кто это?

— Эллен Хендерсон, автор сценария и режиссер.

Арес недоуменно нахмурил брови.

— Режиссером будет Стивен Дэнфорд — это мне сам Бернье сказал, буквально позавчера.

— Понятно. — Интересно, Эллен в курсе? — Но ведь сценарий написала она.

— Наверное, с ней будут советоваться. Вы же их знаете!

Джулия многозначительно кивнула, хотя Бернье она видела всего один раз, а о Дэнфорде только слышала краем уха. Мало ли что о них болтают!

Наконец Арес оставил ее одну. В комнате сразу воцарилась тишина, нарушаемая лишь возней с чемоданами и ящиками комода. Из коридора доносились разговоры, смех, быстрые шаги. Тут все так тепло общаются, словно старые знакомые. Странно, ведь курсы только начались…

Она села на кровать и прислушалась.

За час Донна успела распаковать чемодан и познакомиться с соседками. Она вернулась в свою комнату, чтобы захватить лоскутный пиджак — обещала показать милой женщине из Западной Виргинии, — как вдруг снаружи послышалось:

— А вот и я! Можно начинать!

— Винни! — воскликнули сразу несколько голосов.

Донна осторожно выглянула: по коридору пыталась пройти худенькая пожилая дама лет восьмидесяти, но на каждом шагу ее останавливали радостные сокурсницы. На ней были ярко-красная юбка, белая майка, теннисные туфли и красная бейсбольная кепка, едва прикрывающая облако седых кудряшек. Донне она сразу понравилась. Молодой человек занес чемодан в комнату справа; туда же последовали и остальные.

В коридор вышла соседка слева.

— Винни приехала! — радостно воскликнула она. — Ну, теперь повеселимся!

— А вы с ней знакомы?

— Познакомились здесь прошлым летом. Она была в числе первых двенадцати гостей усадьбы и с тех пор ездит сюда каждый год в свой день рождения. Персонал всегда устраивает ей вечеринку-сюрприз — правда, для нее это уже давно не сюрприз, хоть Винни и делает вид, будто не ожидала. Она — просто душка! Пойдемте, я вас познакомлю.

Она взяла Донну за руку и потащила по коридору. Все это было так весело, что Донна выбросила из головы мрачные мысли о встрече с родителями Брэндона. Но где же Меган? Скоро ужин, а она еще не появлялась…

Тем временем Меган свернула с шоссе в поисках еды и ночлега. За последние несколько часов подозрение, что она заблудилась, переросло в уверенность. Журнал выслал ей щедрый чек на дорожные расходы; однако вместо того, чтобы потратить его на самолет и такси, она отложила деньги на одежду Робби.

Теперь же Меган корила себя за скупость. Она рассчитывала, что успеет доехать засветло, но не учла холмистую местность Аппалачей. Солнце уже коснулось горных вершин; раз прозевала нужный поворот при свете, то в сумерках и надеяться не на что… Дважды она останавливалась спросить дорогу до Уотерфорда, но встречные даже не слышали о нем.

Расстроенная, с бурчащим от голода желудком, Меган припарковалась у придорожной забегаловки, с сожалением вспоминая фотографии элегантного банкетного зала в усадьбе Элм-Крик. Ладно, перекушу по-быстрому и сориентируюсь по карте, решила она.

Сделав заказ, Меган разложила на столе карту и карандашом прочертила маршрут, сверяясь с указаниями. Вскоре официантка принесла индейку с жареной картошкой.

— Не подскажете, как добраться до Уотерфорда? — с надеждой спросила Меган.

Та покачала головой:

— Первый раз слышу.

Меган пала духом.

— Ладно, спасибо.

Потянув носом, она учуяла запах печеных яблок с корицей и решила тоже заказать яблочный пирог. В конце концов, надо же себя чем-то утешить за день, потраченный без толку. Да и кто знает, сколько еще придется блуждать по дорогам Пенсильвании.

Проследив взглядом за удаляющейся официанткой, она обратила внимание на мужчину, сидящего за столиком наискосок — вернее, на его рубашку. Именно такой оттенок синего ей и нужен для текущего проекта: одеяла, состоящего из одинаковых по форме треугольничков. Здесь требовалось тщательно подбирать цвет, узор и фактуру, чтобы добиться необходимого эффекта, причем ткань не должна повторяться. Вот этот серо-голубой она искала целый месяц…

— Я что, запачкался?

Меган вздрогнула и подняла глаза: он смотрел прямо на нее, недоуменно улыбаясь.

— Ой, простите, — пролепетала она. — Загляделась на вашу рубашку — уж очень интересная.

— Спасибо.

Эх, не надо было так пялиться… С другой стороны, он заговорил первым, а ей позарез нужен этот цвет.

— Где вы ее купили?

— Это… подарок.

Судя по тону, от женщины.

— Очень красивая, — неловко пробормотала Меган. Теперь еще подумает, что она к нему клеится! — Видите ли… Я занимаюсь рукоделием и все время высматриваю подходящую ткань…

— А, ну ясно. — Он понимающе улыбнулся. — У меня бабушка такая же.

Начинается, подумала Меган. Конечно, рукоделие предназначено исключительно для пожилых дам, которым больше нечем заняться. Ей давно надоело оправдываться за свое хобби перед знакомыми; тем более не стоит тратить время на незнакомца, которого она видит в первый и последний раз.

Меган вновь переключилась на карту, пытаясь понять, где сбилась с пути. Судя по расчетам, нужный поворот она пропустила два часа назад. Вернуться или ехать дальше? Через дорогу — заправочная станция; может, там подскажут?

К ней приближалась официантка с тарелкой яблочного пирога.

— Вы читаете мои мысли! — воскликнула Меган.

— Чего? — переспросила та, ставя тарелку на столик наискосок.

— А, я думала, это вы мне принесли — как раз хотела заказать. С мороженым, пожалуйста.

— Поздно, милочка, последний кусок.

— Вы уверены?

— Сами посмотрите! — Официантка устало кивнула в сторону пустого прилавка. — Может, что-нибудь другое? Шоколадный торт? Фруктовый пирог?

— Нет, спасибо. Я уже настроилась на яблочный.

— Возьмите мой, — вмешался мужчина. — Я его не трогал.

— Ой, нет, что вы!

— Я серьезно. — Незнакомец встал и принес тарелку.

— Не возьму.

— Ну не берите, я сам отдам. — Улыбаясь, он поднялся и поставил пирог на стол. — Приятного аппетита.

— Спасибо, не надо. — Меган раздраженно отпихнула тарелку. — С какой вы планеты вообще — отдаете свой десерт незнакомым людям?

— Я из Цинциннати.

— Да что вы! — невольно вырвалось у нее. — Я тоже!

— Надо же! — Он сел напротив. — Я живу в Винтон-Вудз, а вы?

— Ну… — Коснувшись его коленей, Меган невольно отпрянула и вжалась в сиденье. — Я переехала оттуда в юности.

— В Пенсильванию?

Не хватало еще рассказывать незнакомому человеку, где она живет! Меган нерешительно взглянула на официантку — та невозмутимо следила за разговором, сложив руки на груди.

— Слушайте, — сказала она твердо, но доброжелательно — на случай, если он окажется психом. — Я очень ценю вашу щедрость, но вы заказали его первым, вот и ешьте.

— Тогда разделим. — Незнакомец повернулся к официантке: — Принесите нам, пожалуйста, еще одну тарелку и вилку. Да, и мороженое.

Он вопросительно взглянул на Меган:

— Ванильное?

Та растерянно кивнула.

Официантка быстро вернулась с заказом, и молодой человек ловко разрезал пирог пополам, подвинув ей тарелку.

— Спасибо, — сдалась она. — Не хотите мороженого?

— Нет, благодарю. Когда дело касается яблочного пирога, тут у меня твердые принципы: ничего лишнего — ни мороженого, ни карамели, ни сыра. Не надо портить чистый вкус яблок и теста. — С этими словами он отломил большой кусок и съел его, смакуя.

Меган наблюдала за ним с веселым изумлением.

— Я и не знала, что можно придерживаться строгих принципов по поводу яблочного пирога.

— Вы еще не слышали мою лекцию о тирамису!

Меган улыбнулась и тоже откусила кусочек. Запах не обманул — пирог оказался изумительным.

— М-м-м, вкусно! Спасибо, что поделились. Я конечно же заплачу за половину…

— Да перестаньте! Я угощаю.

— Ну, тогда я заплачу за мороженое, раз вы его не ели. — Меган устремила на него строгий взгляд матери непослушного ребенка. — Я настаиваю!

— Ладно, это справедливо. — Он покосился на карту. — Вы планируете маршрут или просто заблудились?

— Заблудилась. Вы случайно не знаете, как доехать до Уотерфорда?

— Знаю, я как раз оттуда.

От удивления Меган чуть не уронила вилку.

— Слава богу! А я думала, что пропустила нужный съезд и придется возвращаться домой.

— Да нет, вы правильно едете. Где-то через час будет поворот на Риверс. — Молодой человек повернул карту к себе и отметил карандашом нужное место. — Держите курс на юг и вскоре увидите указатели «Уотерфорд Колледж». К семи успеете.

— Спасибо вам огромное!

— Пожалуйста! — Он махнул официантке и встал. — Извините, что убегаю так быстро, но до Цинциннати далеко, а завтра учебный день.

— А… — Ей вдруг стало грустно. — Ну, еще раз спасибо за десерт и за помощь.

— Да не за что. Счастливого пути!

— И вам.

Меган проследила за ним взглядом, затем покосилась в окно: незнакомец садился в подержанную, но вполне приличную машину. Только теперь она вспомнила, что он даже не представился. Хотя какая разница? «Завтра учебный день» — значит, есть дети. И жена. Нет, погодите! Какой учебный день в середине августа? Или он врет, или у него очень странное чувство юмора. Псих, наверное. Жаль…

После банкета Сильвия пригласила Грейс в уютную гостиную на чашку чая.

— Как я рада, что ты все-таки приехала! — сказала она, крепко обнимая подругу. — Сколько лет мы не виделись?

— Лет пять, наверное.

— И правда — последний раз в Ланкастере, на фестивале. — Сильвия села рядом; взгляд ее устремился куда-то вдаль. — Подумать только — «Вязов» тогда и в помине не было!

— Да, ты многого добилась за такой короткий срок.

Сильвия задумчиво кивнула, вспоминая, как долго она к этому шла. Ко времени знакомства с Грейс Сильвия уже давно не общалась с семьей и не собиралась возвращаться в усадьбу.

Пятнадцать лет назад Грейс читала лекцию в университете Питсбурга о тканях с тематикой Гражданской войны, которые вдохновили ее на создание «исторической» серии. В ее работах прослеживались народные мотивы, где абстрактные фигуры изображали людей, настроение, идеи. В тот вечер она выставила несколько антикварных одеял из своей коллекции, включая раритет, изготовленный беглым рабом. Объяснив зрителям символику, использованную автором, Грейс показала свою композицию, изготовленную в память о тех временах, где она сама совершала воображаемое бегство на свободу.

После лекции Сильвия подошла к ней и рассказала об одеялах той эпохи, которыми, по детским воспоминаниям, пользовались в ее родном доме. Заинтересовавшись, Грейс спросила ее, нельзя ли посмотреть эту дивную коллекцию и сфотографировать ее для книги.

— Вряд ли, — сухо ответила Сильвия. — Может, их уже давно и нет.

Удивленная такой резкой сменой настроения, Грейс поспешно извинилась.

Сильвия покачала головой:

— Нет, это вы меня извините. Просто тема очень болезненная…

Оказалось, что они с сестрой поссорились сразу после Второй мировой войны, и Сильвия больше не вернулась домой, в родное поместье.

Позднее, периодически встречая Сильвию на различных конференциях, Грейс деликатно выспрашивала ее о семейных проблемах, и постепенно интерес к одеялам перерос в сочувствие к подруге. С годами та, кажется, еще больше озлобилась. Сама Грейс поддерживала очень близкие отношения с сестрами — они встречались и созванивались минимум раз в неделю, — и ей сложно было представить, что могло вынудить подругу разорвать с ними отношения. Неудивительно, что Сильвия так одинока, несмотря на многочисленных друзей, ведь она оборвала связь со своим прошлым — и потеряла себя. Когда ее сестра умерла, Грейс боялась, что та никогда не оправится от потери. Однако Сильвия ее удивила: она вернулась домой и из обломков несчастья построила новое будущее, приняв свою семью, хоть и поздно.

— Я создала эти курсы не в одиночку, — вспоминала тем временем Сильвия. — Честно тебе скажу — я уже почти отошла от дел: сейчас всем заведуют мои преданные помощницы.

— Ты ведь не бросила шить?

— Нет конечно! Вообще-то в последнее время я много путешествую — меня почти все лето не было дома.

— Хорошо, что я тебя застала.

— Ну здравствуйте! А ты думала — я уеду, не повидавшись? И потом, надо же узнать, что с тобой приключилось.

Грейс чуть не уронила чашку.

— Ты о чем? У меня все нормально — просто решила немного поучиться.

— Грейс, хорошая моя, — Сильвия устремила на нее проницательный взгляд, — ну чему тебя тут могут научить? Ты сама любого учителя за пояс заткнешь!

— Мне захотелось сменить обстановку…

— Может быть. Только я впервые вижу тебя такой напряженной. — Сильвия мягко положила ладонь на руку подруги. — Я ведь чувствую — что-то не так…

Грейс вымученно улыбнулась:

— У меня исчерпалось вдохновение.

Сильвия вздернула брови:

— Ах, вот оно что…

— Я и решила — посмотрю на рукодельниц, пообщаюсь, вдруг моя муза проснется. — Грейс покачала головой, грея ладони о чашку. — Не знаю, может, я хватаюсь за соломинку… Уже полтора года я не создаю ничего нового. Полтора года! Ты же знаешь, как я раньше фонтанировала идеями!

Глубокая складка прорезала лоб Сильвии.

— А что, собственно, на тебя так повлияло полтора года назад? Какое-то сильное потрясение?

У Грейс неистово забилось сердце. Неужели так заметно?

— Да нет конечно. Все как обычно. — Сильвия смотрела недоверчиво, и Грейс на ходу выдала первую попавшуюся причину: — Разве что дочь… Она встречается с каким-то стариком, а мне ни слова!

— Но ты и раньше о ней переживала, и это никак не отражалось на творчестве.

— Значит, дело в другом, — пожала плечами Грейс, будто бы и вправду не знала, в чем дело. Нет, она не расскажет Сильвии — не сейчас. — А может, я просто иссякла. Надеюсь, это поправимо.

— Ну, тут мы поможем, — отозвалась Сильвия. — Пожалуй, я погорячилась, когда сказала, что нам нечему тебя научить. Попробуй сходить на наши занятия для продвинутого уровня. У нас есть отличные мастер-классы по теории цвета, переносу изображений, компьютерному моделированию…

— Переносу изображений?

— Это когда фотографию переносят на ткань. Тебе всегда нравились одеяла с богатой историей, а работа со старыми архивами поможет открыть какие-то новые грани в этом направлении. Да и кроме того, общение с другими мастерицами непременно пойдет на пользу — на занятиях идеи так и сыплются со всех сторон!

— И то верно. — Грейс почувствовала, как в глубине души забрезжила надежда; мысль о неразрезанном куске ткани уже не внушала ужас. — Ладно, запиши меня.

— Заметано! — улыбнулась Сильвия. — Но самое главное — постарайся расслабиться и как следует отдохнуть. Представь, что это не работа, а игра, и тогда все потихоньку наладится — надо только набраться терпения. Торопиться некуда — времени полно!

Грейс устало опустила голову — времени у нее как раз и не оставалось. Несмотря на разницу в возрасте, у Сильвии и то больше шансов ее пережить. Любой начатый сейчас проект может остаться неоконченным, как те безымянные артефакты прошлых поколений из ее музея…

— Осторожней!

Грейс очнулась и почувствовала, что чашка валится из онемевшей руки, а чай выплескивается на колени. Она инстинктивно попыталась вскочить, но подвернула лодыжку и неуклюже упала на диван.

Сильвия сбегала на кухню и принесла мокрое полотенце.

— Обожглась? — озабоченно спросила она.

— Нет-нет, — соврала Грейс, трясясь всем телом. Схватив полотенце, она попыталась растереть пятна.

— Точно?

— Точно-точно. — Грейс выдавила улыбку. — Брюки вот жалко, а остальное ерунда.

Сильвия недоверчиво хмыкнула.

— Ну ладно, беги наверх и переоденься, а брюки мы застираем. — Она взглянула на часы. — Поторопись, а то пропустишь приветственную церемонию.

— Что еще за церемония?

— Сама увидишь. Тебе понравится. Кстати, это как раз то, что нам нужно для возвращения твоей строптивой музы. — Сильвия поднялась, но замешкалась, глядя на Грейс с нежностью. — А если вдруг захочешь поговорить, я всегда буду рада выслушать.

Грейс молча кивнула. Интересно, удавалось ли кому-нибудь хоть раз обмануть проницательную Сильвию?

На закате в дверь номера постучали, и Сара, симпатичная помощница Сильвии, пригласила Донну на приветственную церемонию. Спустившись вниз, Донна присоединилась к остальным.

— А что за церемония? — спросила она Винни. — В рекламной брошюрке об этом не упоминалось.

Та покачала головой:

— Нет уж, не буду портить сюрприз. Сами все узнаете.

В разговор вмешалась молоденькая девушка.

— Такой обряд посвящения, да? Это не больно? — испуганно спросила она.

Остальные не выдержали и рассмеялись, хотя в глубине души Донна беспокоилась о том же.

Внезапно входная дверь распахнулась, и в холл влетела стройная молодая женщина с чемоданом. Бросив взгляд на опустевшую стойку регистрации, она воскликнула:

— А что, на курсы уже поздно регистрироваться?

Донна ни разу не видела фотографий и даже не слышала голоса, но тотчас же узнала ее:

— Меган?

— Донна?

Не успела Меган опустить чемодан, как Донна бросилась на нее и порывисто обняла.

— Вот здорово! Я уж решила, что ты передумала!

— Нет, я просто заблудилась, — устало улыбнулась Меган.

Тут к ним подошла Сара:

— Добро пожаловать в усадьбу Элм-Крик! Жаль, что вы пропустили банкет. Я попрошу на кухне…

— Спасибо, я перекусила по дороге. — Меган повернулась к Донне и заговорщицки понизила голос: — Я тебе такое расскажу — упадешь!

Дождавшись, пока Меган забросит вещи в свою комнату, Сара повела группу в небольшое патио, обрамленное туями и сиренью, где уже собрались остальные. Немного в стороне Сильвия Компсон беседовала с какой-то женщиной; Донне ее лицо показалось смутно знакомым.

Неожиданно Меган вцепилась в ее рукав.

— Не может быть! Это ведь она?!

— Кто?

— Да вон там, с Сильвией. Это же Грейс Дэниэлс?

— Ну, похожа…

— Да точно она! — Меган разволновалась, как ребенок. — Я и не знала, что тут будут всякие знаменитости!

— Говорят, Джулия Мершо тоже приехала.

— Актриса из сериала?

— Она самая. Я, правда, не видела, но ходят слухи, что ее поселили в западном крыле, в конце коридора.

— Ой, а меня как раз напротив! — Меган принялась разглядывать гостей. — Только что-то ее не видно.

— Может, ее высочество не желает общаться с простолюдинами?

— Или боится, что мы начнем клянчить автографы и отравим ей весь отдых. — Меган нахмурилась. — Ну ладно, признаюсь честно — я бы не удержалась.

— Не будем делать ей особого одолжения, — решила Донна. — Захочет общаться — хорошо, а нет — так нет.

Заметив столик с напитками и закусками, Меган предложила подкрепиться. Едва они успели взять чашки и тарелки с печеньем, как Сильвия хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание.

— Так, все садимся! Уже поздно, я не хочу, чтобы вы клевали носом во время церемонии.

Нервно засмеявшись, участницы уселись на стулья, составленные кругом в центре дворика, и затихли. Сильвия зажгла свечу и поместила ее в хрустальный шар, затем вышла в центр и оглядела гостей.

— По традиции в первый вечер мы проводим церемонию, которая называется «Свеча». Изначально она задумывалась как форма представления участниц друг другу, ведь вам целую неделю жить и работать бок о бок. Позже мы поняли, что это прекрасная возможность познать и себя самоё, сфокусироваться на своих целях и желаниях, подготовиться к испытаниям будущего.

У Донны по спине побежали мурашки. Она рассчитывала всего лишь на неделю приятной учебы и болтовни с подругой, а тут целая жизненная философия…

Тем временем Сильвия объяснила суть церемонии: участницы передают свечу по кругу, и каждая рассказывает, зачем приехала на курсы и чего хочет добиться за эту неделю. Затем она вызвала добровольцев. Донна замерла, как мышь под метлой, и выдохнула, только когда кто-то поднял руку: у нее будет время собраться с мыслями. Ну не говорить же, в самом деле, что она сбежала сюда от этой дурацкой помолвки!

Женщина, вызвавшаяся первой, долго держала свечу молча, словно собираясь с духом. В наступившей тишине слышался треск сверчков.

— Меня зовут Анджела Кларк. Я пока что новичок в рукоделии, шью всякие мелочи — прихватки, детские одеяльца. Я приехала сюда, потому что… — Она глубоко вздохнула. — Два года назад мой старший сын погиб в автокатастрофе. — Послышалось сочувственное бормотание. — Машину вел его лучший друг. Он был пьян — они оба были пьяны и врезались в дерево. Сын умер сразу же; друг отделался парой сломанных ребер. — Кто-то не удержался от негодующего восклицания. — Нет-нет, вы не понимаете! Я не испытываю к нему ненависти. Он совершил ужасную ошибку, а мой мальчик за нее заплатил — оба заплатили. Сын умер той ночью, а его друг умирает по сей день. Он тяжело переживает свое горе и не хочет исцелиться. Он не может себя простить, не верит, что наша семья уже его простила. Они с Джереми были лучшими друзьями; сын любил его, как брата. Я не хочу, чтобы он страдал. — Она помедлила и опустила глаза. — Мне многие говорят, что я должна его ненавидеть, но я не могу. Конечно, ему нет оправдания — и все же я хочу, чтобы он преодолел боль и жил дальше. Я где-то читала о памятных одеялах — их шьют из одежды покойного. У меня остались футболки сына, вот я и решила смастерить из них одеяло и подарить его другу, чтобы помочь ему выбраться из депрессии. Не уверена, что получится, однако попробовать стоит. — С этими словами она передала свечу дальше.

— Не знаю даже, что и сказать после такого, — нарочито сокрушенно покачала головой ее соседка. — Я-то всего лишь увидела рекламу в журнале. — Раздался приглушенный смех, и Донна почувствовала, как напряжение спадает.

Одна за другой женщины рассказывали о себе. Девушка с уже заметной беременностью призналась, что решила в последний раз «вырваться на свободу».

— Да еще мужу вдруг взбрело в голову начать обустраивать наше гнездышко — принялся перекрашивать стены, а меня мутит от запаха краски. Ну, такова легенда, — подмигнула она, и остальные рассмеялись.

Следующей была Винни.

— Я — Лавиния Беркхолдер, но все зовут меня Винни, а внуки — бабулей. Я приехала сюда отпраздновать свой день рождения. Я имею честь быть одним из старейших участников. — Под бурные аплодисменты она поднялась и раскланялась.

Вскоре свеча перешла к Грейс Дэниэлс. Как и многие, она долго держала ее в руках молча.

— Меня зовут Грейс Дэниэлс, я из Сан-Франциско. Мы с Сильвией — старые друзья; она давно зазывала в гости, и вот я наконец сдалась. — Грейс улыбнулась Сильвии, но тут же погрустнела. — Чего я хочу достичь за эту неделю? Наверное, обрести вдохновение… — Грейс умолкла и передала свечу Меган.

— Меня зовут Меган Донахью, я из Огайо. Я получила первый приз от журнала «Рукодельница» и вот эту поездку в награду.

Она улыбнулась Донне и передала ей свечу.

— А еще я приехала повидаться со своей подругой Донной — мы познакомились в Интернете.

Донна внутренне застонала — она так и не успела ничего придумать.

— Меня зовут Донна Йоргенсон, и я приехала сюда, чтобы встретиться с Меган.

Она оглядела собравшихся. А ведь они открывали свою душу, доверяя друг другу и рассчитывая на поддержку слушателей. Как же можно их обмануть после этого?

— Еще я приехала сюда потому, что я трусиха, — вырвалось у нее. — Моя дочь обручилась с молодым человеком, а сердце мне подсказывает, что она не будет счастлива в этом браке. Я сбежала сюда от встречи с его родителями. Конечно, я знаю, что лишь оттягиваю неизбежное, но вдруг удастся выиграть время? Может, она рано или поздно поймет?

— Доверяйте своей интуиции, — сказал кто-то в темноте. — Материнское сердце не обманет.

Женщины согласно закивали. Донна вгляделась в их лица, проникнутые сочувствием, и ей стало немного легче. Меган обняла ее за плечи.

— Ну вот, а я-то думала — ты ради меня приехала! — шутливо упрекнула она, и Донна улыбнулась сквозь слезы.

Тут к ним склонилась Грейс.

— Нам с вами надо поговорить — у меня тоже дочь.

Донна молча кивнула, онемев от неожиданности. Такая знаменитость — и хочет с ней поговорить! Подумать только! Она выплеснула свои невзгоды незнакомым людям, и ее выслушали без насмешки или осуждения, напротив — поддержали и посочувствовали, словно давние друзья.

Огонек свечи мерцал в чьих-то руках, отбрасывая неровный свет.

После ужина Джулия с особым тщанием занялась йогой, потом завалилась на кровать, лениво пролистывая журнал. Вскоре ей надоело, и она решила взяться за сценарий, хоть Арес и советовал ей не тратить время зря. Достав блокнот, Джулия добросовестно отмечала каждый незнакомый термин: намётка, штуковка, обшивка…

Внезапно снаружи раздались голоса. Джулия подошла к окну, прислушалась — да так и осталась стоять, завороженная чужим откровением. Как это, должно быть, освобождает — излить душу, не боясь негативных комментариев!

А что бы она сказала в свой черед? Что приехала сюда подготовиться к съемкам, придать толчок застоявшейся карьере, что ей хочется наконец-то сыграть значимую, стоящую роль — ведь она принесла в жертву всю себя, личную жизнь, чувство собственного достоинства… Ей выпал шанс оставить серьезный след — или тихо уйти в небытие.

Если бы только она могла высказываться так же свободно и откровенно! Уж они-то не боятся, что их секреты попадут в руки журналистов и станут темой для шуток на вечернем ток-шоу…

Тут до нее вдруг дошло, что нехорошо подслушивать разговоры, не предназначенные для ее ушей. Джулия опустила занавеску и поспешно отошла от окна.

Оглавление

Из серии: Пестрые судьбы

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Все наладится! предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я