Не бойся, я с тобой
Дарья Новицкая

Продолжение чувственного романа «Не бойся», которое окунет Вас в неизмеримый мир романтики и заботы, где главная героиня снова стоит перед выбором. Успешное будущее? Тревожное прошлое? Или новое настоящее?Ванесса осталась одна, едва не лишившись жизни из-за ревностной любви. Девушку спасает молодой кардиохирург. Влюбившись, мужчина хочет излечить не только сердце, но и душу Несс.Карьера, деньги, опасные соперники, болезненные раны..Сумеет ли любовь их излечить или зло окажется сильнее добра?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Не бойся, я с тобой предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Суббота, двадцать четвертое февраля, 2007 год.

Гул взлетающих самолетов перебивает все мои мысли. Сердце бешено колотится в груди. Я нервно кручу в руке авиабилет «Нью-Йорк — Рим». Прямой рейс в новую жизнь. Всего через девять часов сорок пять минут полета я могу изменить все вокруг себя.

«Уважаемые пассажиры! Из-за погодных условий задерживается посадка на рейс IG902»

Звонкий, словно автоматический голос, вырывает меня из клубка размышлений. Растеряно смотрю на билет.

— Это ведь мой рейс! Майкл, это мой рейс! — панически повторяю, не сдерживая эмоций.

— Это все судьба. Не я. — Ухмыляется он своей красивой улыбкой.

Надеваю шапку, натягивая ее пониже на глаза, опускаю взгляд на свою обувь. Видимо, мне не суждено избавиться от препятствий на пути.

— Эй, малыш? Ну, ты чего? — Майкл ласково касается моего подбородка, приподнимая голову. — Ты ведь должна мне чашечку кофе, помнишь?

— Лучший в мире обеденный перерыв? — смотрю в его яркие карие глаза.

На нем серое пальто, коричневый свитер с высоким воротником под горло, черные джинсы и ботинки на шнурках.

— Тем более, тебя нужно накормить. — Майкл забирает сумку, берет меня за руку и на мгновение останавливается. Я чувствую его сильную, горячую ладонь, которая крепко и уверенно сжимает мои пальцы. — Я не попрощаюсь с тобой, пока не узнаю, что все хорошо. Пойдем!

Не успев проронить ни слова в ответ, я хватаюсь за его руку и стараюсь угнаться за быстрым шагом.

— Майкл!

— Что?

— Стой! — он резко останавливается и волнительно смотрит мне в глаза. Сквозь сбившееся дыхание чувствую напряжение и волнение, которое начало исходить от него.

— Что, Несс? — Майкл старается улыбнуться. Не могу противостоять его улыбке.

— Я ведь на каблуках, мне не угнаться за тобой! — мои губы расплываются от облегчения.

— Это не проблема! — он глубоко выдыхает и подхватывает меня на плечо. Шапка спадает, волосы занавесом закрывают мое лицо. Я смеюсь и визжу одновременно.

— Поставь, поставь! Я сама! — смущенно хохочу и хлопаю его по спине.

Майкл аккуратно ставит меня на ноги, не убирая руки с моей талии так, будто я в его объятиях, пристально смотрит мне в глаза. Мое дыхание замирает. Кажется, он вот-вот меня поцелует. Поправляет волосы, убирая прядки с лица, расправляет растрепанные локоны и оставляет горячую ладонь на моей щеке. Сглатываю нервный комок в горле, не зная как реагировать на прикосновение чужих рук.

— Шоколадку хочешь? — тихо шепчет он мне в лицо, почти касаясь кончика моего носа.

— Что? — сбивчиво спрашиваю, облизнув губы, и увидев, что он достал из кармана шоколадный батончик, начинаю смеяться так, что слезы катятся из глаз. Майкл громко, басисто смеется вместе со мной, обнимая за спину. От него исходит легкая, но сильная энергия.

— Ну, вот, совсем другое дело, — довольно говорит он, — теперь я знаю, чем буду поднимать тебе настроение.

Майкл легонько прижимает меня к себе, и мы направляемся к выходу из аэропорта.

— Ты подождешь меня? — неожиданно спрашивает он, когда я уверенно умостилась на пассажирское сиденье.

— Конечно, я буду ждать… — Майкл захлопывает дверь и возвращается в здание терминала.

Интересно, он что-то задумал? Не знаю, что от него можно ожидать. Я вообще о нем ничего не знаю… Харизматичен, уверен в себе, успешен. И чертовски легок в восприятии. Странный мужчина. Вижу, как он быстро возвращается к машине и садится за руль.

— Поехали?

— Куда?

— Угостишь меня кофе. А я тебя шоколадкой. — Он протягивает мне батончик в шелестящей обертке. Улыбается, и словно ждет ответа.

— Да, да. Хорошо. Поехали. — Отвечаю и глубоко выдыхаю, словно на душе давящий груз.

— Сейчас я тебя согрею, — говорит он и наклоняется ко мне, я невольно вжимаюсь в спинку сиденья, — только поправлю заслонку кондиционера.

Издаю глупый смешок, осознавая свой необоснованный страх. Майкл, почти улегшись на мои колени, что-то поправляет внизу, около моих ног, затем выравнивается, так, что его лицо снова оказывается напротив моего.

— А ты что подумала? — от его тихого голоса все внутри меня начинает дрожать.

— Ничего… — сдерживая хихиканье, отвечаю, глядя на его губы.

Майкл смеется, отклоняется на свое сиденье и заводит двигатель.

— Эх, детка… Что же ты такая зажатая… — говорит он будто сам к себе.

Я замолкаю и отворачиваюсь в окно, разглядывая разбушевавшуюся метель. Чувство безмятежности последний раз я испытывала на причале, во время танца с Дэвидом. Кто бы мне тогда сказал, чем обернется мое падение в его сложный мир… Я бы не совершила ошибок. Не испытала бы столько боли…

— Несса! Несса! — Майкл громко меня зовет, возвращая из клубка воспоминаний.

— Что?

— Я тут анекдот вспомнил, про хирургов. Хочешь послушать? — и, не дав мне сказать ни слова, начинает рассказывать веселую байку. Изо всех сил сдерживая смех, не выдерживаю и громко хохочу на весь салон авто. Майкл улыбается и загадочно смотрит на меня, пока поток остановился в небольшой пробке на 495 шоссе. Вытираю ладонями слезы, я затихаю.

— Почему ты на меня так смотришь, Майкл?

— Кто смотрит? Я смотрю? Нет, я не смотрю. Тебе показалось. Это у тебя на фоне голодания галлюцинации. — Он резко отворачивается, разглядывая снежные завихрения перед капотом.

Мне снова становится смешно. Такой взрослый, важный доктор, и такой… смешной. Такой… Необычный. Жаль, что он не в моем вкусе. Но, от такого друга, я не отказалась бы…

— Ты всегда будешь меня смешить? — тихонько спрашиваю я.

— Всегда, пока буду рядом. — Строго отвечает он.

«Пока буду рядом». Но я скоро улечу. И тебя не будет рядом.

— Я буду звонить… — говорит Майкл. Я вздрагиваю.

— Что?

— Я найду тысячи причин, чтобы позвонить тебе и рассмешить. Ты главное, трубку подними.

Даже так? Только не верится. Завтра будет новый день, и он обо мне даже не вспомнит…

Довольно долго пробыв в пути, мы приезжаем в самое сердце Манхэттена. Останавливаемся на одной из парковок.

— А куда мы идем? — удивленно спрашиваю, когда начинаем идти к старинному небоскребу Рокфеллер — центр.

— Кофе пить.

— Где?

— Там! — отвечает Майкл, кивая в сторону башни. Я высоко поднимаю голову.

— Ого! — не ожидала, что он меня привезет в самое дорогое и романтичное место в Нью-Йорке.

— Там есть хороший ресторан. На шестьдесят пятом этаже… — рассказывает он, лукаво поглядывая на мою реакцию. — Боишься высоты?

— Скорее нет, чем да.

— Очень однозначный ответ, — смеется Майкл, — не напрягайся, ладно?

Он крепко сжимает мою замерзшую руку, пока лифт везет нас вверх. Чувство страха перед роскошью, перед людьми из «высшего» мира.

— Как ты собираешься лететь в Рим с таким страхом?

— Я не люблю все, что связано с деньгами. С недавних пор. — Отвечаю, а сама дрожу от волнения.

— Послушай, ты замечательно выглядишь, — останавливает мои руки Майкл, когда я начинаю поправлять пальто и прическу. — Не нужно думать об этом.

Мы заходим в ресторан «Rainbow Room at the Rock». Его масштабы впечатляют. Мой взгляд теряется во всем окружающем интерьере. Огромные хрустальные люстры, переливающиеся бликами зажженных лампочек. Окна от пола до потолка, в которых открывается великолепная панорама зимнего Нью-Йорка с высоты птичьего полета. Столы, накрытые выглаженными скатертями, посуда сверкающая своей чистотой. Множество цветов, бокалов и свечей в стеклянных колбах, которые создают невероятную, сказочную, благоухающую атмосферу.

Я кому-то отдаю свое пальто. На мне белая рубашка, черные классические брюки и зимние сапоги на устойчивом каблуке. Как хорошо, что я не натянула на себя свитер и ботинки! Мое нелепое присутствие в этом роскошном ресторане, оказалось бы смешным пособием неуклюжести и страха. Ко мне приходит мысль, что зал пуст, никого нет. Нервно поправляю волосы, которые постоянно падают мне в лицо.

— Несс, не волнуйся, ресторан еще закрыт. Тут никого нет. Он открывается в пять вечера. — Со смешком, но спокойно, объясняет мне Майкл. — И ты прекрасно выглядишь, прекрати теребить волосы.

Чтобы не выдавать волнения, кладу руки в карманы брюк.

— Тут, наверное, очень дорогой кофе… — недовольно бурчу я вслед Майклу.

— Я могу тебя угостить, или ты весь день будешь ворчать на меня, словно недовольная женушка? — подмигивает он, обнимая меня за талию.

— Что это?

— Это лофт, отдельная столовая комната. — Объясняет мне Майкл, когда перед нами открывают черную матовую дверь.

Вот это да! Большой прямоугольный стол, который уже сервирован на двоих, тонкие серебряные вазы, в которых божественно красуются орхидеи. Светильники на стальных подставках, они гармонично рассеивают оранжевый свет по комнате, дополняя огонь свечей в цилиндрических колбах разной высоты. Несмело подхожу к окну, рассматривая заснеженный Центральный Парк, туман из пушистой метели и отражение в стекле дрожащих огней комнаты.

Оборачиваюсь на Майкла.

— Зачем это все? — спрашиваю, скрестив руки на груди. В голове мелькают образы тысячи лампочек театра, в котором Дэвид завоевывал мое сердце. Смутное ощущение озлобленности проскальзывает в моем настроении.

— Ты будешь вино? — словно не услышав вопроса, Майкл отодвигает стул, чтобы я присаживалась.

— Нет, я не буду вино.

— Ух, мисс. А где же ваше воспитание? — он смешно хмурит брови и смотрит мне в глаза.

— Прости, Майкл, я не знаю, что со мной… — упираюсь локтями в стол и обхватываю голову.

— Я ведь хотел тебя накормить, не более. Ты подумала, что я хочу произвести впечатление? — Майкл садится напротив, надпивает воду со стакана. — Я тебя обидел?

Не успеваю ответить, так как в комнату входят два официанта и подают нам несколько тарелок с блюдами, наверняка, заказанные заранее, до нашего приезда. Чашка кофе. Не сдерживаюсь и делаю глоток. Чувствую на себе взгляд. Майкл наблюдает за мной и улыбается.

На несколько минут мы оба замолкаем, принявшись за еду. Лишь перекидываемся взглядами и улыбками. Молчание не создает волнения, я наоборот, постепенно успокаиваюсь.

— Вкусно, — говорит Майкл, вытирая губы белоснежной салфеткой, — понравилось?

— Десерт очень, остальное так себе… Я предпочитаю домашнюю кухню, простую человеческую.

— Зато поела и стала добрее, — смеется Майкл, — видишь, что тебе нужно было? Хороший кофе и еда.

— И хорошая компания… — тихо добавляю я, смущенно опуская глаза вниз. — Стоп!

— О боги, что за резкая мысль ворвалась к тебе в голову? — он откидывается на спинку стула и, скрестив руки на груди, прищуривает глаза.

— Я ведь тебе деньги за продукты должна!

Майкл закрывает лицо двумя руками, что-то ворчит в свои ладони.

— Так и знал! — он ласково улыбается. Не могу отвести взгляда от его улыбки. — Расскажи мне про Рим? Надолго ты туда? Для чего?

— Как долго я там буду, еще не знаю. Мне нужно заключить договор с итальянской прессой, чтобы к лету открыть новую, международную газету. Я как представитель из Нью-Йорка, должна внимательно изучить все условия контракта, предложить наши идеи и много чего другого… Тебе это не интересно.

— Почему ты так думаешь? Мне очень нравится тебя слушать… — тихо говорит Майкл, упираясь кулаком в подбородок. Чувствую, что краснею. После Дэвида, мне сложно воспринимать другого мужчину. — Я буду скучать, Несс.

— Скучать? — я искренне удивлена, — не нужно скучать, мы случайно оказались в этой ситуации…

— Случайности не случайны… И в них нет ничего плохого. Я бы мог набраться наглости и попросить тебя не уезжать? Мог бы надеяться, что ты останешься?

Я молчу. Не получается воспринимать его слова. Чужой человек, который просит меня все бросить, оборвать путь в самом начале… Нет. Один раз я уже так сделала, больше не буду.

— Нет, Майкл. Я поеду. И меня никто не остановит. Отныне я все решаю сама. Для меня это важно…

— Я уверен, что у тебя все получится! — он улыбается, глядя мне в глаза, абсолютно спокойно и без эмоций, не давая мне повода для волнения. — Ты позвонишь, когда прилетишь?

— Зачем? — он ведет себя непривычно, не так как мои прошлые… мужчины…

— Как «зачем»? Чтобы я знал, что у тебя все хорошо.

— Я… — на мгновение запутываюсь в собственных мыслях, не зная, что ему сказать. Отвожу взгляд на белоснежные цветы, чувствую, как Майкл слегка касается моей руки, которая лежит на столе. Смотрю в его карие глаза, в которых мелькают огни свечей. — Я не готова к новым отношениям.

— А я готов ждать. Я от тебя ничего не требую. Не настаиваю. Готов быть рядом. Просто дай мне это сделать. Дай мне быть твоим… другом.

Смотрю на его ладонь, укрывающую мою руку, и чувствую жжение в глазах. Нет, нельзя плакать, что за глупости я придумала? Больше никаких слез!

— Майкл! — аккуратно убираю руку со стола, — я позвоню, когда прилечу. Но, я ничего не буду тебе обещать, чтобы не дать мнимых надежд.

— Понимаю. — Он поглядывает на свои серебристые часы. — Нам пора.

— Сколько за обед?

— Уже все оплачено. — Спокойно говорит он.

— Что? Но Майкл, мы договаривались… — фыркаю я. Он резко поднимает глаза и строго смотрит на меня так, что у меня по телу проходит дрожь. Ох, вот это энергия…

— Это не твои заботы. Ты не должна об этом больше волноваться. Хорошо?

Мне хочется что-то ему съязвить в ответ, подразнить и немного поупрямиться, но неожиданно для себя, просто киваю головой, в знак согласия. Ванесса? Что такое?

Пока мы направляемся к парковке, разрешаю себе немного пуститься в размышления. Больше трех месяцев назад Дэвид стал мне чужим. Больше трех месяцев я пытаюсь изменить свою жизнь и забыть того, кто разорвал мою душу на части. Я стала сильнее. Это уже другая Несс. По-прежнему не уверенная в себе, но больше не слабая. Я стала еще меньше верить людям. У меня нет друзей, нет врагов, нет любви. Ощущение одиночества больше не угнетает, оно дает время и возможность искать пути… Искать пути, где я обрету спокойствие. Может улететь далеко, это единственный шанс найти покой? Все внутри не перестает болеть. Больше нет сил. Улечу в облака и забуду обо всем. Я совсем одна.

— О чем думаешь, Несс? Не молчи! — тихо спрашивает Майкл, касаясь моей руки.

— Блуждаю в лабиринте собственной судьбы…

— Я тебя выведу из него, — крепко сжимает мои пальцы, — я буду с тобой!

Смотрю на него, не понимая, что и этот мужчина нашел во мне? Никогда не понимала, почему все видят во мне маленькую девочку? Это ужасно раздражает.

Майкл. Кто ты? Для чего ты появился на моем пути? Любовь? Нет. Моя любовь осталась в бостонской пустой квартире. Там она разлилась по стенам и деревянному полу солеными слезами. Две разломанные судьбы призраками блуждают по коридорам воспоминаний.

Я не ищу пути, чтобы снова быть под чьим-то крылом, не ищу поддержки. У меня есть я, знаю, что так не интересно, но больше никому не верю. Возможно, я напрасно отталкиваю от себя нового мужчину… О, Господи! Поднимаю голову к небу, чтобы падающий снег охладил острую боль в груди.

— Мне не нужна помощь, спасибо, Майкл. Я справлюсь сама.

— Вообще, я имел в виду, дорогу в аэропорт… — он снова улыбается, и я понимаю, что избавиться от самосожжения будет нелегко. Но ему удается вырывать меня из мыслей, удается резко смахивать все мои слова, словно открывая новый лист альбома. Он не давит на меня философскими размышлениями и красивыми фразами, которыми я так была пресыщена от Дэвида.

После того, как сладкий адреналин поднял руку на меня, после постоянного недоверия, подозрений, доказательств, не хочется кому-то открывать свое сердце. После полутора лет неудач, падений, слез и страданий больше не хочу чувств. Не хочу влюбляться, не хочу верить, не хочу знать, что кому-то нужна. Пусть обо мне никто не помнит, никто не думает. Буду просто ветром среди шумных улиц. Буду работать, буду открывать мир людям, предоставляя им поток информации. Буду просто жить дальше, без слез и без тревог.

— Ванесса, твой рейс полностью отменен… — слышу сквозь собственные мысли басистый голос доктора Холла. Я начинаю смеяться. — Что такое?

— Это была бы не моя жизнь, если бы что-то не произошло… — закрываю ладонью глаза, сдерживая истерические спазмы.

— Доставай документы, пойдем со мной.

Майкл не обращая внимания на мое поведение, крепко берет меня за руку и ведет к информационному окну. Через минуту он протягивает мне другой билет до Рима, с пересадкой в Милане.

— Это будет дольше, но зато ты улетишь сегодня же. — Хочу взять билет, но он будто специально удерживает его пальцами крепче. Через секунду отпускает.

— С пересадкой, так с пересадкой, — бурчу тихо я, — спасибо, Майкл.

Его взгляд выглядит встревоженным. Посадка на этот рейс уже началась. Понимаю, что он хочет что-то сказать, но не решается. Или не хочет.

— Это был лучший обеденный перерыв в мире! — кладу руку ему на плечо, сложно наблюдать, как мрачнеет его лицо.

— Несс! — он опускает голову. О нет, пожалуйста, не надо, молчи! — Я буду ждать.

Майкл наклоняет голову к плечу, держит мою руку за кисть, и аккуратно целует пальцы, слегка прикрыв глаза. Впервые вижу его таким чувственным. Смотрю на него, запоминая черты чужого лица. Короткие каштановые волосы, симметричные губы, длинная шея, широкие плечи. Когда я снова поднимаю глаза, наш взгляд встречается. Он, не отпуская моей руки, делает небольшой шаг, оказываясь лицом к лицу, обнимает за талию и наклоняется к губам. Но целует в уголок губ, в щечку. Я выдыхаю. С облегчением, так как не хотела этого поцелуя. Спасибо, Майкл, что ты почувствовал это.

— Я буду ждать. Возвращайся. — Спокойно говорит он, обнажая свою заразительную улыбку.

Усаживаюсь на свое место в салоне самолета. Мне повезло, место около иллюминатора. Разглядываю большие стеклянные окна аэропорта. Хочется рассмотреть людей сквозь снежный туман. Интересно, он наблюдает за моим отлетом?

Будет ли смотреть в небо, до полного растворения силуэта в облаках? В руках неожиданно жужжит телефон. Сообщение.

«Тебе долго лететь. Обязательно выпей горячий чай и поешь. Я проверю. Майкл»

Мои губы непроизвольно расползаются в улыбке. Только что я готова была пустить слезы, и вот уже думаю о горячем чае. Пока мы не взлетели, быстро набираю ему ответ:

«Спасибо за заботу, доктор Холл. Обязательно буду следовать вашим рекомендациям».

Бортпроводница повторяет сообщение о том, что нужно отключить телефоны. С приятным, на удивление, волнением, слежу за тикающими секундами на наручных часах, в ожидании ответа от Майкла. Ну что же? Напишешь или нет? Или это все? Ничего нет. Разочаровано тянусь пальцем к боковой кнопке выключения телефона. Одно новое сообщение. Закусываю губы в улыбке и украдкой смотрю на экран.

«Мисс хорошее воспитание, я бы сейчас остановил ваши слова благодарности крепким поцелуем. Но пока вы его не хотите, мне остается только напомнить, чтобы вы берегли себя».

Вот так вот, Несс. Какие мысли у тебя теперь? Он хотел тебя поцеловать. Но не поцеловал, чтобы не сделать больно. Это достойно твоего внимания? Эх… Мне нечего терять. Самолет поднимается в небеса…

«У вас еще будет такой шанс, когда мы увидимся в следующий раз».

Быстро жму кнопку отправки и выключаю телефон. Все! Новый путь начат. Новые дороги открыты.

Мне приносят горячий чай и теплый плед, чтобы укрыться. Улыбаюсь, делая глоток согревающего напитка. Забота? То, что я всегда ставлю на самый верх пьедестала? Да ладно тебе, Несс. Майкл — не твой мужчина. Он случайный… На этом слове мысль обрывается. Нет, он не случайный. Он помог мне выбраться из прошлого. Почему я это отрицаю? Я не боюсь чьего-то осуждения, я сама себя корю за все, что происходит в жизни. Может, пора прекратить винить себя во всем? Мой прежний мир рухнул. Сейчас я строю новый фундамент. И только время и обстоятельства покажут, что мне предначертано.

Самолет громко набирает высоту. Сердце в груди сжимается. Закрываю глаза. Вот я в пустой квартире Бостона, залитой серым мраком, после расставания с Марком, вот иду по зимнему причалу, после того, как меня избил Дэвид…

А вот я разглядываю панораму огромного мегаполиса, в комнате с оранжевыми огнями свечей в стеклянных колбах… Серебристые часы… карие глаза и обворожительная улыбка… Он другой. Не романтичный, не глупый, не молчаливый, не юный… и не сложный. Улыбаюсь. Да он и месяца не выдержал бы меня. Сквозь эти размышления и мелькающие картинки, засыпаю, укутываясь в теплый плед.

Через восемь часов полета вынужденная ночная пересадка в аэропорту Мальпенса в Милане. До чего не приветливая погода Италии в феврале. Дождь со снегом, мокро, сыро и холодно. Съеживаюсь в пальто, с мечтами о чашечке кофе. Среди огромного здания аэропорта нахожу уютное кафе, со столами из темного дерева, запахом какао и ванили.

Следующий рейс до Рима будет через два часа, потому достаю рабочие бумаги, карты и словари. Нужно немного подготовиться, вполне возможно, что придется использовать итальянский при переговорах. Мне очень нравится этот язык, прослушав несколько аудиоуроков, просто влюбилась в манеру разговора итальянцев. Жаль, что эта поездка в конце зимы, будет сложнее насладиться путешествием. Но Бернард предупреждал, что могу задержаться и до весны, если нужно будет помогать коллегам в формировании нового издания. А по возвращению в Нью-Йорк, меня будет ждать официальное повышение. Если только все в Италии пройдет гладко. С моей везучестью, уверена, что так не будет. Буду делать все, чтобы наш холдинг остался доволен сделкой. Предстоит огромное количество работы, общения, знакомств, ответственности и внимательности. От моих решений будет зависеть почти все, начиная от качества и типа бумаги изготавливаемых газет, до финансового вопроса, выгодного для обеих стран.

Совсем не замечая ничего вокруг, вздрагиваю от того, что кто-то садится напротив. Замираю. Передо мной, словно с обложки журнала, молодой парень, с графитного цвета волосами, потрясающей укладкой, густой щетиной и очень темными глазами. Он смотрит на меня, обворожительно улыбается и что-то очень быстро говорит на итальянском. Легким движением он подзывает к нам официанта, эмоционально размахивая руками, указывает на стол. Понимаю, что он собирается что-то заказывать. Я смущенно смеюсь и начинаю жестами объяснять, что ничего не нужно. Официант улыбается и уходит, а парень, словно заведенный, продолжает мне рассказывать итальянскую песню.

— Non parlo italiano! — только и дело повторяю я, что не умею говорить на его языке.

— Ti tratterò con il caffè! — громко повторяет черноволосый красавец, понимаю, что он говорит о кофе. И почему мне так везет?

— Non sono libero! — на ломанном итальянском, говорю ему, что я не свободна, чтобы как-то избавиться от его навязчивого и внезапного присутствия.

Его взгляд останавливается на моих губах, он замолкает.

— Scusa… — разочарованно извиняется он и, поклонившись, пересаживается за соседний пустой стол, искоса наблюдая за мной. Я приветливо ему улыбаюсь и машу рукой, чтобы сгладить неловкий момент.

Фух, закусываю губы, стараясь сдержать стрессовую улыбку. Вот и начало испытаний итальянским темпераментом. Ко мне подходит официант, и ставит на стол бокал красного вина, объясняя, что это извинения от того резкого мужчины. Немного озадачена, не знаю, как правильно отреагировать. Не поймет ли он принятие, как согласие на знакомство?

Ох… Беру бокал, надпиваю, и делаю благодарный кивок головой в сторону журнального манекена. Он улыбается и наклоняет взгляд в тарелку с едой. Повезло. Все прошло спокойно.

Делаю глоток вина, вспомнив, что нужно насладиться вкусом этого прекрасного напитка. Сладкое послевкусие великолепного сбора лучших виноградных сортов, пробуждает во мне нотки удовольствия, нотки напоминания, что не все в жизни так печально и пасмурно…

Взглянув на красивые настенные часы, понимаю, что пора собираться в дальнейший путь.

Поднявшись на третий уровень главного терминала, для регистрации и посадки, останавливаюсь перед огромным окном, разглядывая умопомрачительный пейзаж Альпийских гор. Вершины укрыты снегом, словно покрывалом, дождь и туманный рассвет окутал горные склоны. Пасмурный, холодный Милан…

Поднимаю ворот пальто, поправляю волосы, и глубоко вздохнув, беру свой багаж, направляясь на регистрацию. На душе немного грустно. Так далеко я еще не уезжала одна. Сложно привыкнуть ко всему новому и незнакомому. По приезду в Рим, нужно выбрать более дешевый отель, чем тот, который забронировал для меня холдинг. Роскошный. Мне будет в нем не уютно. Хоть и выделены на командировку огромные средства, не смогу и не сумею столько тратить. Лучше съезжу на экскурсию по городу, наполненному даже в воздухе историей…

Через пару человек моя очередь. Бросаю прощальный взгляд на горные вершины. Нужно идти вперед. Продолжать свой новый путь, против ветра, против прошлого. Навстречу будущему.

Ворчу на себя, что так коротко постригла волосы, поправляя очередную выбившуюся прядь, упавшую на лицо. Закручиваю ее жгутиком за ухо и делаю несколько шагов вперед, разглядывая узоры на полу.

— И вот как тебя оставлять одну?

Поднимаю глаза, и боюсь оборачиваться. От волнения облизываю губы и замираю.

— Я ведь просил беречь себя… — оборачиваюсь через плечо и вижу Майкла. Он стоит в нескольких метрах от меня и строго смотрит в глаза. Отворачиваю голову, чтобы он не увидел моей улыбки. Делаю глубокий выдох и разворачиваюсь к нему. Он медленно подходит ближе и останавливается передо мной. Разглядывает мое лицо, поправляет непослушные пряди, и тихо говорит:

— Боялся, что не успею и упущу свой шанс… — придерживая волосы горячей рукой возле щеки, он наклоняется и крепко, но нежно, целует мои губы.

Мир вокруг замер в этот момент. Ветер прекратил кружить снежинки, капли больше не падают с неба. Новый поцелуй. Новый путь. Такой нежный, но такой чужой. Я долго смотрю на его дрожащие ресницы и, поддаваясь давно забытым ощущениям, тоже закрываю глаза. Его губы нежные, они уверенно ласкают меня, словно хотят вылиться горячим потоком чувств.

Сквозь его прикосновения на щеке ощущаю, что начинаю сильно смущаться и краснеть. Меня бросает в жар. Отстраняюсь от него, в ожидании, когда он откроет свои глаза. Он облизывает губы и тихо говорит:

— Я хотел этого с нашей первой встречи…

— Майкл… — он смотрит на меня, его взгляд спокоен. Как у него так получается?

— Что, Несс? Я не мог тебя отпустить…

— Мне лучше уйти, прости. — Быстро отворачиваюсь от него, сама не понимая, как поступить дальше. Мне страшно. Мне приятно, но страшно. Не хочу возвращаться под зависимость от чувств.

— Я не сделаю тебе больно! — он касается моего плеча. — Не обижу тебя, малыш… Меня к тебе очень тянет, я сам не знаю почему. Вот просто с ума схожу, все мысли о тебе. Чего ты молчишь?

— А я тут подумала, как ты смог добраться сюда? — скрещиваю руки на груди и пристально на него смотрю. Он начинает улыбаться.

— Частные рейсы никто не отменял, — невинно пожимает плечами, — ведь это был мой шанс ускорить «следующий раз».

— У меня сейчас вылет в Рим.

— Я знаю, считай, что прилетел, чтобы тебя снова провести в дорогу.

— Твой поцелуй, Майкл…

— Какой? Вот этот? — он притягивает меня к себе обеими руками, крепко обнимает и снова одаривает меня своими нежными прикосновениями к губам. — Этот поцелуй или предыдущий?

— Не смеши меня, Майкл. Я серьезно.

— Конечно, конечно. Я внимательно слушаю. — От его выражения лица у меня не получается хмурить брови и говорить строгим тоном. Сквозь смешки, я пытаюсь его «отшить».

— Послушай, этот поцелуй, он ничего не значит. Я не согласна ни на какие отношения. Говорила тебе ведь об этом… И прекрати меня смешить, Майкл.

— Ты такая красивая, когда сердишься… Нужно чаще это делать.

— Я… — но он снова закрывает мой рот поцелуем. Поддаюсь его теплым губам, но не из-за того, что мне хочется, а из-за того, что это происходит так легко…

— Ты сейчас улетишь. И я не знаю, вернешься ли.

— Мне нужно уехать от всех и от всего, чтобы разобраться в себе. Чтобы начать новую жизнь. Ты понимаешь?

— Тебе нужно побыть одной? Снова?

— Почему снова?

— Потому что ты все переживаешь одна.

— Так суждено.

— Так не интересно.

— Что? Майкл, я не понимаю.

— Не интересно все переживать в одиночку. Так больнее.

— Я умею только так. — Ты не знаешь, милый доктор, что так меня научила жизнь. Даже если я этого не хотела. — Ты мне не сможешь помочь. Потому что я ничего не хочу. Ни любви, ни отношений. Ничего не хочу.

— Значит, мне просто не повезло. — Его губы сжаты, он не сводит с меня взгляд. — Возвращайся ко мне, когда-нибудь.

Автоматический голос объявляет об окончании посадки. Во мне метается пожар, не знаю, что мне делать, что говорить. Синее пламя обжигает мои губы после поцелуя. Понимаю, что мне сложно уходить. Но это не мой мужчина, не моя любовь. У меня нет причин оставаться. Майкл кладет руки в карманы джинсов и внимательно смотрит мне вслед.

— До свидания, Майкл.

— До свидания, Ванесса.

— Спасибо за сюрприз. И прости меня.

— Я тебя ни в чем не виню. Иди уже, у меня нет сил, смотреть, как ты уходишь. — Он улыбается уголком рта. Впервые его улыбка наполнена грустью.

Отдаю билет для проверки, укутываюсь в пальто сильнее. На душе сыро и холодно.

— Добро пожаловать на борт, мисс Милтон. — Девушка приветливо возвращает мне документы.

Не оборачиваясь, делаю несколько шагов вперед. Резким движением меня останавливают, схватив за руку.

— Возвращайся. Я буду ждать. — Майкл целует меня в губы, отпускает и быстро отходит, я не успеваю даже собраться с мыслями.

— Лети со мной! — мои глаза расширяются, когда слышу собственные слова.

— О, да вы «мисс авантюризм», — Майкл вытаскивает руки из карманов и потирает ладоши, — девушка, а мы можем как-то решить этот вопрос?

Молодая блондинка густо заливается краской, когда он к ней обращается, смущенная от его красивой улыбки, она неуверенно отвечает ему, что посадка невозможна.

— Можно нам еще минуту? — умоляюще просит Майкл, — Ванесса!

Я останавливаюсь, уже на выходе из терминала, это словно последний рывок, перед резким стартом в новую дорогу.

— Ванесса, — он подходит ближе, двумя руками поднимая мои волосы с лица, — я прилечу ближайшим рейсом. Ты только жди меня, ладно?

От его ласкового шепота мое сердце начинает сбрасывать большую глыбу льда.

— Это было бы глупо и беспечно, все бросить и лететь со мной. Потому, вы, Майкл, показали себя с хорошей стороны. — Открывается новая черта моего характера, раньше я не любила так подшучивать.

— Значит, я заслужил еще один поцелуй? — глядя прямо в глаза, он ласково чмокает меня в обе щеки, в кончик носа, а затем еле уловимо прикасается к губам. Млея от его нежности, я позволяю себе прикоснуться к его волосам. Ай, они короткие, слегка колются. Вовсе не такие как я люблю, чтобы можно было запустить пальцы в густую шевелюру. Отстраняюсь от него.

— Прости, — тихо говорит он, не открывая глаз, — я не хочу тебя отпускать.

Майкл аккуратно обнимает меня, прижимая к себе. Моя голова на его плече, носом упираюсь в воротник свитера. Закрываю глаза, чтобы запомнить его аромат. От него исходит легкий запах кофе. И чистоты. Да, банальный запах выстиранного свитера и пальто. Мне хочется отодвинуть воротник и прикоснуться к шее, чтобы понять и почувствовать его. Мужчина с ароматом кофе. Приятная ассоциация.

— До встречи?

— Угу, — киваю я, тихонько начинаю отходить от него, делая шаги назад.

Он скрещивает руки на груди, слегка наклоняет голову, глядя мне в глаза.

— Что ты делаешь с людьми, Ванесса? — улыбаясь, пожимаю плечами в ответ. — Что ты делаешь со мной?

Разворачиваюсь и ухожу, перед самым выходом, не сдерживаюсь и оборачиваюсь на него. Машет мне рукой, улыбается. Такой чужой мужчина, но так легко вошедший в мою жизнь.

На улице прекратился дождь, я захожу в самолет, с горьким чувством недосказанности. Вот именно сейчас я осознаю, что мне не хочется улетать.

Мы набираем высоту. Все. Майкл остался позади. И как он теперь доберется до Бостона? А вдруг у него денег нет? Вот это да! В погоне за собственными размышлениями и жалостью, я забыла подумать про него. Частный рейс? Господи, как скорее долететь до Рима и позвонить ему?

Тревожно разглядываю выключенный телефон. Майкл, прости меня. Это так эгоистично с моей стороны. Прежняя Несс так бы не сделала. Но и никто рядом со мной так не делал. Никто не летел за мной, обгоняя ветер и непогоду, чтобы просто поцеловать… Он сказал, что прилетит. Прилетит ко мне. Все бросит и прилетит? Ты веришь сама себе, Ванесса? Разве я достойна того, чтобы мир переворачивался с ног на голову, ради меня? Не смеши себя, глупышка.

Лети в Рим… И просто жди. Все решится само собой.

Яркий солнечный свет встречает меня в аэропорту Рима. Здесь так светло, свежо и тихо. Да, очень тихо. Вокруг множество людей, но все такие спокойные, умиротворенные.

Добравшись из аэропорта в центр, на довольно дорогом такси, пешей прогулкой ищу дорогу к отелю. Историческая часть города, до всех достопримечательных мест рукой подать. Проходя мимо фонтана Треви, вижу, как молодые пары кидают в него монетку. Улыбаюсь от этого милого зрелища.

Вдоль большой площади, устеленной серой брусчаткой, расположены старинные дома, в одном из них находится отель «Albergo del Senato», в котором холдинг забронировал мне номер на время командировки. Белое здание, этажей шесть, аккуратное и красивое. Над входом единственный балкон, выходящий на шикарную панораму.

Сквозь стекло на всю высоту больших деревянных дверей, вижу, что внутри все наполнено роскошным дизайном. Шагая по узорному ковру, подхожу к стойке регистрации. По бокам установлены мраморные блоки, на них красуются золотые чаши. Интерьер эпохи барокко веет с каждого элемента декора.

Ваза необычной формы привлекает мое внимание. В ней, во всем своем великолепии, величественно цветут пышные белые орхидеи. В памяти всплывает Нью-Йорк, большой стол, глоток вкусного кофе и мужчина, так ласково смотрящий на меня…

— Добро пожаловать! Чем могу помочь? — с легким акцентом спрашивает у меня девушка в рабочей униформе.

— Ванесса Милтон. На мое имя бронировали номер из США.

— Одну секунду, — она несколько раз что-то читает в компьютере, — да, на ваше имя есть бронирование. Вот ваш ключ. Сейчас вас проведут. Спасибо, что выбрали наш отель. Приятного времяпровождения в Риме!

Поднимаясь по мраморным ступеням, застеленными красной ковровой дорожкой, не устаю любоваться красотой интерьера. Кованые перила, фрески на стенках и потолке, красивые картины в блестящих золотых рамах.

— Вот ваш номер, мисс. — Мужчина консьерж открыл дверь, носильщик поставил мои вещи и ушел. — Возможно, у вас будут какие-то пожелания?

— Я бы не отказалась от чашечки кофе и чего-нибудь сладкого. — Достаю несколько купюр евро и протягиваю ему. Он стеснительно улыбается, но принимает чаевые. Вежливо кланяется и отвечает:

— Благодарю вас, мисс. Минут через десять все будет готово. Приятного отдыха.

— Большое спасибо. У вас очень уютно.

— Вам предоставлен номер с лучшим видом. Надеюсь, вы останетесь у нас надолго.

Удивленно смотрю в спину уходящему консьержу. Номер с лучшим видом? Остаться надолго? Ох, не знаю я…

Тихонько закрываю дверь и прохожу в номер. Он небольшой. Двуспальная кровать, шоколадного цвета шторы и нежный тюль, пастельного цвета узоры на стенах. Деревянный стол, на котором снова стоит ваза с орхидеями, зеркало, кресло в тон общего оттенка номера. Темная дверь, видимо в ванную комнату. Подхожу к шторам и аккуратно раскрываю еле уловимую на ощупь ткань. Замираю. Теперь понятно, почему номер с лучшим видом. Потому что это номер, с тем самым единственным балконом, с видом на площадь. Не веря своему везению, открываю дверь и выхожу на свежий воздух. Солнце ярко заливает историческую часть города, освещая восхитительный архитектурный шедевр — храм Пантеон. Я не верю своим глазам! Неужели, мне так повезло? Мои губы расплываются в улыбке.

Оглядывая волшебную панораму и наблюдая за прохожими, поворачиваю взгляд направо. На стене фасада, около балкона, висит большой кованый фонарь. Хмурю брови. Он напомнил мне о гараже Дэвида, на котором тускло горели похожие кованые фонари. Поднимаю голову навстречу теплым лучикам солнца…

Завтра у меня будет лучший в мире завтрак. Завтрак в Риме, с чашечкой крепкого ароматного кофе. Внизу раздается громкое цоканье копыт. Это кареты с лошадьми, катающие туристов. Красивые, ухоженные лошади, словно в сказке одетый извозчик, и огромные красные, деревянные колеса. Невероятно! Меня переполняет восхищение!

Захожу в ванную комнату. Мраморные столешницы, живые свежие цветы. Фирменные баночки с гелем, шампунем и прочей полезной косметикой. Большое количество полотенец, хрустящих от чистоты, с приятным ароматом лавандовых ноток. Принять душ после длительного перелета — единственное, о чем я так мечтала последние сутки.

В номере уже стоит тележка, накрытая белоснежной скатертью. На ней несколько крышек, зеркально отполированных, так называемых «клош», под которым подают блюдо. Приоткрываю, и щурюсь от удовольствия, увидев кофе, а затем на небольших квадратных тарелках несколько разновидностей тортов. О, это настоящее блаженство. Потуже затягивая полотенце на голове, принимаюсь за процедуру поедания, аристократически оформленного десерта.

Поглядываю на часы. Около девяти утра. Разница между Бостоном и Римом шесть часов. Значит, Майкл может быть сейчас в самолете. Не буду звонить. А может он и не ждет моего звонка.

Несмотря на усталость после перелета, ищу в блокноте номер, который мне дал Бернард. Мне нужно созвониться с этим человеком, который прилетит из Хьюстона, чтобы работать со мной, в качестве помощника.

— Алло. Доброе утро. Это Мэган Джонс? Я Ванесса, из редакции холдинга «The Wall Street Journal». Прилетела из Нью-Йорка, набираю вас. Бернард говорил, что мы будем вместе работать. — Делаю голос как можно приветливее, чтобы было легче завязать новое знакомство.

— Я прилетела вчера. Сегодня выходной. Наберете меня завтра, в понедельник.

— Хорошо, я понимаю. Вы знакомы с Римом, насколько я поняла, поможете добраться в офис? — слышу в трубке недовольный смешок и отмечаю для себя, что дамочка не поздоровалась.

— Ну а куда мне деваться? Меня ведь приставили к вам запасным колесом… Помощником… — она явно недовольна этой «должностью».

— У нас общая цель в деле, потому не расстраивайтесь.

— Угу. Все, пока.

— До встречи… — я не успеваю договорить, как слышу в трубке гудки. Интересно, что это за Мэган, и почему она уже с самого начала недовольна нашим сотрудничеством?

Кладу телефон на тумбочку и падаю спиной на гору мягких подушек. Смотрю на солнечное небо через окно балкона. Шумоизоляция хорошая, но ко мне все равно доносится цокот копыт и общий шум площади. Под эти монотонные звуки и яркий свет, уставшая, довольная, я крепко засыпаю.

Просыпаюсь от громкого телефонного звонка. Сонно тянусь к тумбочке, не открывая глаз, на ощупь жму кнопку.

— Да?

— Разбудил?

— Угу, я еще сплю… — как ты смеешь спать, когда он звонит? Резко открываю глаза. — Майкл! Как ты? Сколько сейчас времени?

— У тебя обед.

— Ох, Майкл… Я хотела извиниться… Как ты добрался в Бостон? Ведь я даже не поинтересовалась, когда ты неожиданно прилетел в Милан, есть ли у тебя средства, чтобы вернуться.

Слышу в трубке легкий смех.

— Все в порядке, Несс. Не нужно за меня волноваться. Ты как? Отдохнуть успела или я потревожил?

— Я уже успела насладиться итальянским десертом, кофе и видом на Пантеон с балкона моего номера! — ехидно поддразниваю его, усевшись на кровати и глядя на небо сквозь стеклянную дверь.

— Как заманчиво ты рассказываешь… — бархатно мурлычет он в трубку. — Хотел бы я оказать рядом с тобой сейчас… Чтобы посмотреть на вид из твоего номера.

Я хохочу. Для себя отмечаю, что я рада его слышать. Все посторонние мысли, словно отодвинулись на задний ряд зрительского зала. Ведь главное действие происходит на сцене…

— Как Бостон?

— Скучает без тебя…

— Передай, что я тоже скучаю…

Моя фраза двусмысленна, но без единого лукавства. Я действительно скучаю по этому городу. Жизнь в суете хорошо отвлекает, но лечит ли душевные раны?

— Прилетишь и сама скажешь. — Интересно, а помнит ли он, что обещал прилететь? — Несса?

— Да, Майкл? — скорее спрашивай, не томи…

— Ты меня ждешь?

Чувствую, как заливаюсь краской, словно он читает мои мысли.

— А ты все еще хочешь прилететь?

— Я не хочу… Я уже лечу! — сквозь трубку и расстояние, я слышу, как он улыбается сейчас.

— Не смешно!

— А кто шутит? В 15:35 я буду в аэропорту Фьюмичино, и надеюсь, ты меня встретишь, чтобы я не заблудился?

— Ну, ты даешь… — я в замешательстве. Значит, он даже не возвращался в Бостон, а сразу полетел за мной? Его глубокий вздох, словно он дышит около меня, заставляет встревожиться. — Что, Майкл?

— Ты не хочешь, чтобы я прилетал? — он настолько серьезен, что у меня по спине прошел холодный озноб. Хочу? Или не хочу?

— Как будто у меня есть выбор? — в трубке тишина. Шокировала? — Ты ведь все равно не отстанешь…

Жду его реакции. Понял ли он, что это моя нелепая шутка? Понял ли, что это «да, хочу»? Жду его ответа, волнительно рисуя узоры на постели.

— Не отстану, можешь даже не просить и не надеяться… — его голос звучит тихо, от басистого тембра кажется, что в руке дребезжит трубка телефона. Он понял. Он не озадачил меня сложными ответами, не заставил вдаваться в философию переговоров. — Расскажи, что вкусненького ты съела? Итальянская кухня считается одной из лучших.

— Ох, ты не представляешь, какие вкусные были тортики! Я бы ела каждый день, килограммами. Приедешь, нужно обязательно попробовать. В отеле на крыше есть терраса и кафе. Можем сходить?

— С удовольствием. С тобой — куда угодно…

И тут я понимаю, что дала ему надежду. Дала повод, чтобы надеяться на мою взаимность, на мое желание приступить к строительству новых отношений. Правильно ли я поступаю? Тогда, зачем я проявляю инициативу? Это для меня не свойственно. «Лети со мной», «Можем сходить?»…

— Я встречу тебя и решим, как проведем вечер. — Мои щеки горят, фразы заплетаются и спотыкаются друг о друга, но пора решаться…

— С нетерпением жду встречи, малыш.

— Почему ты называешь меня так? — не выдерживаю и раздраженно спрашиваю прямо.

— Хорошо, — слышу смех, — я буду называть тебя «булочка».

Отворачиваю трубку от губ и закрываю рот рукой, чтобы он не слышал, как я смеюсь.

— Ох, Майкл…

— Что, Несс?

— Ничего. Не трать деньги на международные звонки. Жду тебя. — Выключаю телефон. Жду?

Я впечатлена его настойчивостью и принятием решений. Он сдержал слово, хотя я могла воспринять это как шутку. Он летит ко мне. Из Бостона в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Милан, из Милана в Рим. Мир все-таки перевернулся с ног на голову.

Накрываюсь одеялом с головой, и в полумраке постели, не перестаю улыбаться. Отодвигая краешек ткани, так, что видно только глаза, смотрю на солнечный свет. Неужели, все и правда становится лучше? Ярче? Теплее? Неужели, солнышко решило осветить мой мрачный путь? Я еще не знаю, как буду вести себя с Майклом, о чем буду с ним говорить? Он кардиолог, хирург. Ему не свойственен романтизм театральных кулис, написание стихотворений и воодушевление ароматами книжных полок. Он человек точной науки. Такой как… Марк. Не будет ли мне снова сложно рядом с умным мужчиной? Рядом?

Я не с ним рядом. И мне не сложно сейчас. Зачем тогда я сама себе усложняю жизнь? Хватит. Сегодня все решится. Я расспрошу его обо всем. Чем интересуется, чем дышит, чем живет…

Еще пару часов пролежав в постели, начинаю собираться в аэропорт, встречать Майкла. Вспомнив про время, набираю Бернарда, моего друга и наставника из Бостона.

— Алло, доброе утро, Бернард! Я уже в Риме!

— Утро действительно доброе, судя по твоему голосу!

— Все отлично, — неужели, я, правда, так думаю? — долетела с пересадкой, плохая погода. Бернард, отель сказочный! Ты знаешь, какой вид с моего балкона?

— Какой, Несс? — слышу, как он улыбается.

— На площадь, на Пантеон! — я выглядываю сквозь шторы на улицу.

— Я рад за тебя, Ванесса! А что еще?

— О, да, я позвонила Мэган. Кажется, она не рада сотрудничеству со мной.

— Да, не думай о ней. Ее перевели из Бостона в Хьюстон. И поверь, не за ее успехи, а наоборот.

— У каждого могут быть ошибки…

— Нет, Несс. Это не ошибки. Ее понизили в должности в местном издательстве. Из-за ее норова и требований. Но, она хороша в переговорах, умеет отстаивать позицию. Потому ее направили к тебе в помощь. Это был не мой выбор, хочу, чтобы ты это понимала. Я бы к тебе не прислал такого человека.

— Кто принимает основные решения? — недовольно спрашиваю я.

— Понял тебя. Ты и только ты. Она твой «по-мо-щник». Не замена, не представитель холдинга. Все, что ты ей скажешь сделать, пусть делает. Перевод бумаг, принести кофе — что угодно. Будь сильной и не дай ей сесть тебе на плечи.

— Ох, хорошо. У меня есть еще время насладиться Римом, пока я не встретилась с ней. — Мечтательно разглядываю облака.

— Твой голос какой-то другой… У тебя все хорошо?

— Почему другой?

— Спокойный, что ли, будто тебя ничего не волнует…

— Это разве плохо? — я улыбаюсь.

— Нет, я рад за тебя. Надеюсь, ты мне расскажешь все позже? Мне нужно бежать.

— Спасибо тебе, Бернард… Если бы не…

— Прекрати. Все, до связи. Будь счастлива, Несс! — гудки.

Счастлива? Что для меня счастье? Красивые слова, обещания? Трудные препятствия, успех? Чашка кофе утром, долгожданный звонок? Шумный город, тишина? Молчаливые размышления, смех? Быть любимой, любить в ответ? А может, счастье — это просто как лучик солнца? Тебе тепло. Твой путь освещен. Может, счастье — это быть спокойным? Может, счастье — это все случайные мелочи вокруг тебя? Случайные… или не случайные.

Достаю из чемодана джинсы, ботинки, куртку. Завязываю хвост на затылке, в карман куртки кладу небольшой словарик, телефон и деньги. Мне не хочется наряжаться, наносить макияж. Несмотря, на то, что мужчины любят глазами… Буду собой. Настоящей. До прилета Майкла еще несколько часов, погуляю, полюбуюсь местностью, подумаю…

Закрываю номер на ключ и выхожу на залитую солнцем, площадь Пьяцца-делла-Ротонда. Прикинув маршрут по карте, я поняла, что в пути мне придется быть не менее часа. На такси это будет невероятно дорого, потому ищу автобус, который ездит по расписанию.

О, Рим — ты великолепен! Такое количество храмов, базилик, памятников истории, паломников католической церкви и не только, наверное, нет ни в одном уголке планеты. Колизей, Площадь Навона, фонтан Треви, Римский форум и Пантеон, вид на который, открывается из моего номера. А Ватикан? Я обязательно поеду в этот отдельный мир. Походить на площади Святого Петра, посетить Сикстинскую капеллу… Да, об этом можно было только мечтать! «Вечный город» — Рим, какое счастье, что меня сюда занесла… судьба… На лице расплывается улыбка. «Это все судьба. Не я.»

В переполненном автобусе, словно завороженная, наблюдаю за величественностью города. Чувствую себя умиротворенной, как лица верующих паломников. Я так далеко от дома. В чужой стране. Еду навстречу чужому мужчине… Мне сложно смириться с этой мыслью. Но я не прекращаю думать, как он себя чувствует, пробыв несколько дней без отдыха, возможно даже без сна. Прилетит сейчас полностью уставший, сонный…

Чем ближе наш автобус приближается к назначенной цели, тем больше я начинаю накручивать себя, что это все плохая затея…

Аэропорт имени Леонардо да Винчи в Фьюмичино будто маленький городок путешественника. Огромное количество людей, машин, торговых центров, фирменных бутиков, ведь мы все же в Италии — родине рождения моды. Неисчислимое количество кафе, кофеен, закусочных. Стою в этом несдержанном потоке, наполненная эмоциями, адреналином. Между ребрами сводит от этих ощущений.

Проехав около тридцати километров от Рима, я понимаю, что в аэропорту четыре терминала, и на каком мне нужно встречать Майкла, неизвестно. Собрав всю волю в кулак, унимаю дрожь в руках, делаю глубокий выдох и вливаюсь в поток бесконечного движения пассажиров. Не зря я готовилась к поездке, учила язык. Это помогло мне разобраться, что лишь терминал Т5 принимает и совершает полеты из США и Израиля. Значит, мне нужно к нему.

Иду по зданию аэропорта, под ногами, словно в зеркальных плитах, ярко отражается свет лампочек. Над головой масштабная металлическая конструкция, как огромные трубы, держащие все здание на себе. Сквозь наклоненные окна оранжевое солнышко постепенно начинает освещать самолеты розоватым оттенком заката. Выхожу на улицу, чтобы найти зону прилета терминала. От гула самолетов, заходящих на посадку, и отлетающих в новый путь, мои мысли сливаются, я не могу ни на чем сосредоточиться. Глазами бегло просматриваю людей, надеясь увидеть в них силуэт в сером пальто. Но его нигде нет.

Лучи солнца, отбиваясь от синего стекла окон, ослепляют мои глаза. Прикрываясь ладонью от света, направляясь к входу, останавливаюсь, чтобы пропустить пассажиров с большим количеством чемоданов. Пока они благодарят, на незнакомом языке, двери здания открываются. Медленно поднимаю голову, мой взгляд замирает. Майкл. Он мгновенно меня замечает и начинает счастливо улыбаться. У него в руках небольшая дорожная сумка. Даже не представляю откуда. Но обязательно расспрошу, как у него так получилось, все бросить и прилететь. Ведь у него такая ответственная работа.

За этими мыслями, совсем не замечаю, что мои губы улыбаются ему в ответ, а я этого не контролирую, вся в погоне за ответами.

— Ну, здравствуй, булочка… — тихо говорит он, подойдя ко мне. Я начинаю дрожать от волнения.

— Привет, путешественник… — смущенно смеюсь и опускаю глаза. Он стоит очень близко, разглядываю его лицо. Легкая щетина, губы, длинные ресницы, карие глаза. — Устал?

— Нет, все хорошо. Мне часто приходится долго не спать. Работа такая.

Он снова невинно пожимает плечами. Слегка наклоняется ко мне и на ушко шепотом говорит:

— Можно, я тебя поцелую? — сквозь гул самолетов, я отчетливо слышу каждое его слово. Звук падающей сумки на тротуарную плитку. Он прислоняется лбом, слегка трется о кончик моего носа. Чувствую его спокойное дыхание. Такие глубокие вдохи и выдохи, что от моего волнения сводит все мышцы. Обнимает двумя руками за спину, прижимая меня к своему телу. Сквозь распахнутое пальто ощущаю, как поднимается его грудная клетка с каждым глотком воздуха. Я приподнимаю голову к его лицу и плавно закрываю глаза, моментально получая порцию бешеного адреналина, от прикосновения его горячих губ.

Пару секунд посмотрев друг другу в глаза, Майкл поднимает сумку, берет меня крепко за руку и куда-то ведет.

— Прогуляемся? — улыбчиво спрашивает он.

— Далеко?

— Нет, тут рядышком.

— А что там?

— Пункт проката машин.

— И когда ты все успел? — я удивлена.

— Мне в Милане долго пришлось быть. Успел. Да и не хочу тратить время с тобой на поездки в автобусе.

— Тебе ведь завтра на работу?

— Взял несколько дней отгула. Я давно не был в отпуске. Сейчас самое лучшее время для отдыха.

— И все это ты решил, находясь в Милане? — строго спрашиваю, останавливая его.

— Вам представить отчет? — прищуривает глаза он. Я смущаюсь, вспоминая свои же слова.

— Да, желательно в устной форме и немедленно. — Скрещиваю руки на груди, приподнимая подбородок.

Майкл громко смеется, я улыбаюсь в ответ, протягивая ему свою ладонь, чтобы он снова крепко меня держал. Он смотрит на мою руку, обхватывает своими пальцами и ведет меня вперед. Уверенно шагая рядом с ним, в этот момент я забыла обо всем на свете. Спокойствие, исходящее от него передается и в мое сознание.

— Ты всегда такой спокойный и уверенный? — аккуратно спрашиваю я.

— Нет, Несс. Я вспыльчивый. Словно спичка зажигаюсь. Но также быстро гасну.

— Ты злюка? — в моем голосе чувствуется страх.

— Нет, я просто очень горячий… Ахх… — он ехидно кривит нос, соблазнительно закусывая нижнюю губу.

Ох, мужчина. Я хохочу от его выражения лица и голоса. Что же, посмотрим, Майкл, как легко ты вспыхиваешь…

Взяв напрокат симпатичный серый седан, мы возвращаемся из Фьюмичино в Рим. Несмотря на несколько дней в разъездах, Майкл бодрый, легко и уверенно ведет автомобиль, по новым, совершенно незнакомым дорогам.

— Сейчас заедем в маркет, купим что-нибудь вкусного на вечер. Хорошо?

— Конечно. — Доверчиво отвечаю я.

— Может, возьмем вино?

— Отличная идея.

— А поесть сходим в кафе на террасе? — он лукаво поглядывает на меня, не отвлекаясь от дороги.

— Там, наверное, дорого. Мы можем купить что-то с собой, такое, что готовить не надо. В номере поедим.

— В номере? Мне можно остановиться в твоем номере?

Ох, а об этом я вовсе и не подумала. В моем номере одна кровать. Места на дополнительную раскладушку там нет. Будет снимать отдельный номер? Это ведь очень дорого. Но как я буду с ним вдвоем? Я его не знаю совсем…

— Думаю, это плохая идея.

— Да ты совсем растерялась. — Он смеется. — Не волнуйся, все будет хорошо. Я сниму номер в этом же отеле или другом. Погуляем немного и все.

Смотрю на него с удивлением и строгостью. Хочется поругать его за такие «подвиги».

— И ради этого «немного» ты так далеко летел?

— Главное, что не зря!

Я смущаюсь и отвожу взгляд в окно. Эти новые перемены в жизни… Не успеваю подстраиваться под скорость этих перемен.

— Откуда у тебя сумка?

— Из машины. — Он улыбается, словно знал, что я буду спрашивать. — В багажнике всегда вожу сменную одежду. Иногда дежурить приходиться сутками. Ты улетела. Я поставил машину на охраняемую парковку, забрал все нужное, решил вопросы и улетел в Милан.

— «Решил вопросы»… — фыркаю я, скрещивая руки на груди. — У тебя всегда так быстро и легко решается? Бросил все и уехал?

— Нет, — слегка нахмурив брови, Майкл бросает на меня взгляд, — я обычный человек, как и все. Иногда решается легко и быстро, иногда нужно постараться. И я не бросал.

На секунду он замолкает и мне кажется, что я его обидела. Тяжело вздыхаю.

— «Было бы глупо и беспечно, все бросить и лететь с тобой»… — надуваю щеки, когда он в очередной раз цитирует мои слова. — Потому, я не бросил все беспечно. Позвонил в Бостон, уточнил, нет ли тяжелых и срочных пациентов. Потом нашел номер знакомого, который занимается частными перелетами, договорился с ним. По звонку в банк, с моего счета на счет знакомого, перевели денежные средства. Потом…

— Майкл, хватит. Извини.

— А чего ты извиняешься?

— Я тебя обидела.

— Это вопрос или утверждение? — серьезно говорит он.

— Второе… — я уже злюсь на себя.

— Ты меня не обидела, Несс, даже не думай так. Я тебе просто рассказываю, чтобы ты не сомневалась. И чтобы верила. — На его лице, наконец, появляется улыбка, которую я стерла. На сердце становится светлее.

— Я просто не понимаю твоих намерений…

— Намерения? Принять душ и поскорее. — Я тихонько смеюсь, разглядывая пейзажи и розовато-красный закат. Ну вот, мне снова спокойно.

Проезжая в Риме по узким улочкам, с помощью навигатора, находим супермаркет на «Via del Gesu», невдалеке от Пантеона.

— Что будем брать? — спрашивает Майкл, разглядывая витрины и заполненные полки.

— Не знаю.

— Чтобы ты хотела?

— Мы говорили о вине…

— Я люблю красное, а ты какое? — спрашивает он, ведя меня к небольшому алкогольному отделу.

— И красное и белое.

— Пино-нуар, Мерло или Барбареско? — уверенно спрашивает Майкл, по очереди читая этикетки на бутылках.

— Мерло.

— Хороший выбор. — Он улыбается.

— Ты разбираешься в винах?

— Нет, это ты разбираешься. — Майкл смеется, заряжая меня своей легкостью. Берет две бутылки и кладет в тележку. — Теперь вкусненькое?

— Угу, — киваю я, шагая рядом с ним, незаметно наблюдая, как он выбирает продукты.

— Предлагаю взять бананы, виноград, сыр, может нарезку какую-то? — поглядывает на меня. — Хотя, я бы не отказался от большого гамбургера или прожаренного стейка.

Он смешно закатывает глаза и трет живот, а я еле сдерживаю смех, ощущая голодные завывания желудка.

— Можем на балконе стейки поджарить, — хохочу я, — вот тогда моя командировка закончится гораздо быстрее. Но не зря ведь мне такой номер попался.

Майкл смеется и продолжает класть продукты, так уверенно, будто мы делаем это вместе с ним каждый день.

— И обязательно тебе шоколадку, — мягко говорит он, неожиданно взяв меня за руку, пока я рассматриваю содержимое тележки.

— Чтобы я улыбалась? — он кивает. Его взгляд наполнен теплом, чувствую, что краснею.

На кассе Майкл достает из бумажника евро и расплачивается за все сам. Я возмущаюсь, что есть сил.

— Нет, давай напополам? — я отталкиваю его, пытаясь протиснуть кассиру деньги. Она удивленно за нами наблюдает.

— Ни в коем случае, — всем телом закрывая стойку, он отодвигает меня, — не пущу.

— Тогда я тебе их отдам. Так не честно! — упрямо проталкиваюсь к его пальто, стараясь запихнуть купюры в карман.

Майкл громко смеется, из-за чего наш хохот слышит весь магазин. Женщина за кассой начинает улыбаться, быстро пробивает сканером все продукты, дает сдачу и начинает приглашать следующего покупателя. Я вынуждена смириться с ситуацией, чтобы не задерживать работу и не позориться своим баловством.

Выходя на улицу, мы оба не прекращаем смеяться. Толкаю слегка Майкла в плечо.

— Ты вредина!

— А ты упрямая. А еще очень бойкая и энергичная! — он смешно хмурит брови, потирая плечо, нарочно делая вид, будто ему больно.

Кинув пакеты в багажник, мы проезжаем еще немного, в поисках парковки, оставляем авто и направляемся к отелю.

— Давай мне тоже пакет, я помогу нести. — Тяну руки к нему.

— Иди, успокойся. — Фыркает он, но я не обижаюсь. Прячу свою улыбку. Сколько можно улыбаться, Несс?

— Как тут здорово… — протяжно говорит Майкл, когда мы проходим мимо Пантеона. — И так тихо…

На самом деле тут много кафе, людей, монотонной музыки… Но находясь в этой атмосфере чувствуется тишина. Тишина и умиротворение.

— А вон и мой балкон, — весело говорю я, кивая головой вверх и не обратив внимания, что взяла Майкла под руку в этот момент. Решаю убрать, но он резко сжимает в локте руку, прижимая к своим ребрам, оставляя тем самым меня на месте.

Снова смущенно улыбаюсь, как во время первого свидания. А что у нас с ним сегодня? Свидание, встреча? Как назвать то, что происходит сейчас? Нужно спросить у него…

Мы заходим в отель, чувствую себя слегка неловко. Только прилетела и уже с мужчиной…

— А разве не все равно? — тихо спрашивает Майкл на ушко.

— Что? — озадачено смотрю в его карие глаза.

— Ты смутилась и это видно невооруженным взглядом. Какая разница, что подумают другие? Может, к тебе муж приехал?

— Да? — протяжно спрашиваю у него. — А когда у нас годовщина? Что-то забыла…

Он смеется, слегка дергая меня за руку.

— Мисс Милтон, добрый вечер! — персонал вежлив и приветлив.

— Здравствуйте. — Тихо отвечаю, глядя, как будет вести себя Майкл.

— Добрый вечер! — он расползается в своей заманчивой улыбке. — Милая леди, а подскажите мне, есть ли свободные номера?

— На двоих? — покраснев, запинается девушка.

— Нет, на одного. У мисс Милтон, ведь уже есть номер.

— К сожалению, свободных номеров нет.

— Возможно, двухместный, любой? — Майкл слегка сжимает свою улыбку.

— Увы. Ничего. — Ресепшионист качает головой, поджав губы.

Майкл оборачивается на меня и секунду молчит. Разглядываю его лицо, но продолжаю молчать.

— Посмотрите, пожалуйста, ближайшие отели, может где-то есть места?

— Конечно. — Она внимательно смотрит в экран компьютера. Майкл ставит пакеты с продуктами на пол. Я еще жду. — Вы, наверное, будете очень огорчены, но сейчас начало туристического сезона. Все везде занято. Или придется ехать в другую часть города. Посмотреть варианты?

— Нет, не надо, — я кладу руку на стойку, останавливая ее. — Он останется у меня.

— Хорошо, тогда вам сейчас принесут дополнительный набор полотенец и одеяло. Хорошего отдыха.

Ну вот, все и решилось. Он будет ночевать со мной. Оборачиваюсь и строго на него смотрю.

— Это не я… — он улыбается и щурит глаза.

— Я знаю… — показываю ему язык, беру ключ и машу рукой, чтобы шел за мной. Слышу за спиной его смешок.

В номере сажусь в кресло, чтобы немного передохнуть. Столько эмоций, столько мыслей, потому я, как батарейка, то полна заряда, то уже на исходе.

Майкл вешает пальто в шкаф, из сумки достает вещи. Вот и полотенца принесли.

— Я пойду в душ, ты не против?

— Иди, конечно, спрашиваешь такое… — а сама быстренько вспоминаю, не оставила ли в ванной комнате своих вещей.

Пока я выбирала, что надеть, копошась в чемодане, Майкл вышел из душа. Вот черт! Он в одном полотенце.

— Ты что, специально? — крикнула я на него.

— А что? Ты смущаешься?

— Майкл! — рявкаю я и кидаю в него свою кофту. Он громко смеется.

— Тут нет банного халата. Видимо, не включен в стоимость… — он спокойно смотрит на меня, а я застыла на одном месте, крепко схватившись за ручку чемодана.

— Ой… — делаю невинное выражение лица. — Я об этом не подумала.

Майкл стоит около кровати, складывает с сумку свои принадлежности: гель для душа, бритва, какой-то крем. Пока он не обращает внимания на меня, позволяю себе рассмотреть его. Уже гладкие щечки, высокие скулы, нос, со следами переломанной переносицы, длинная шея. Плечи широкие, бицепсы накачанные, реки из пухлых вен, водопадом льются до кистей. Его косые мышцы живота надолго оставляют на себе мой взгляд. От каждого глубокого вдоха живот втягивается, напрягается каждый миллиметр его тела. Непроизвольно облизываю губы. А он чертовски хорош! Да? Но я ведь думала, что он не в моем вкусе, не так ли, Несс? Мое сознание бурчит на меня, за непостоянство мнений…

— Ванесса! — он тихо зовет меня. Поднимаю глаза и понимаю, что он видел, как я пялилась на него.

— А? — поднимаю брови. Что сказать? Что сказать?

— Ты собираешься или нет?

— Угу… — делаю вид, что увлеченно перебираю вещи. Слышу его смех. Вот вредина.

— Не смейся с меня. — Бурчу под нос.

— А я не с тебя смеюсь. А с открытых эмоций, которые легко считать с твоего лица.

— И что ты прочитал? — скрещиваю руки на груди.

— Что из-за тебя мы сейчас пропустим великолепный закат.

Я, в который раз, начинаю хохотать и, собрав неуклюже в охапку свои вещи, бегу в душ. Ох, тут все еще пахнет ним. Протираю ладонью запотевшее зеркало, и смотрю на свое отражение. Майкл очень хороший. Мне с ним легко, спокойно. Он меня не напрягает. Да, вот то чувство. Точнее, его отсутствие. Нет напряжения. Главное, чтобы это не оказалась моя очередная ошибка… Очевидность, что я ему нравлюсь, не оспаривается. Очаровать меня ему также удалось. Остается узнать его глубже, чтобы быть готовой к подводным камням.

Когда я выхожу из душа, Майкл уже ждет меня одетый. На нем черный джемпер, с открытой шеей. Мысленно улыбаюсь, акцентируя на этом моменте внимание. Черные брюки, туфли. В номере повсюду витает его аромат. Выдыхаю, чтобы избавиться от этих мыслей.

— Я готова. — Улыбаюсь ему. Надела джинсы, сапоги на каблуке, свой любимый вишневый джемпер. Волосы после завязанного хвоста вьются мягкими волнами до плеч.

— Хорошо, накидывай пальто и пойдем. — Уверенно говорит он.

Когда мы поднялись на террасу, мое дыхание начало сводить в комок восхищения, где-то между сердцем и шеей.

Два ряда круглых столов, почти все заняты, так как сегодня удивительно теплый вечер. Большие навесы, вазоны с пышными клумбами цветов. Мы садимся по центру, около небольшого оливкового деревца, в коричневом кашпо. Перед нами вид на купол Пантеона и панорама красного римского заката. Солнышко уже ушло за горизонт, но его свет остался на пышных облаках.

На столе стоят свечи, несколько тарелок, на них, о боги, тортики! Два бокала и бутылка вина. Теплый плед лежит на одном из серых стульев. Майкл отодвигает его.

— Присаживайся!

Когда я села, он бережно накрыл мне плечи пледом. Рассматриваю все вокруг. Медленно увеличивается свет в больших фонарях. Откуда-то сверху тихонько играет музыка. Наблюдаю за тем, как Майкл наполняет бокалы. Рубиновый блеск вина в огнях свечей манит мой взгляд.

— Расскажи мне о себе, Майкл. — Задумчиво говорю я.

— Давай сначала выпьем, — он улыбается, протягивая бокал навстречу, — за тебя!

— Почему за меня? — постепенно возвращаюсь в этот мир, откидывая посторонние мысли.

— Ну а к кому бы я приехал сюда, если бы не ты?

Я качаю головой, тихонько цокая своим бокалом в ответ. Крепость итальянского вина моментально согревает мое горло.

— Ты давно работаешь врачом?

— Одиннадцать лет. Сразу после армии сменил несколько мест и профессий, но остановился на кардиологии.

— Призвание?

— Скорее смысл жизни. Я этим дышу.

— Нравится спасать людей?

— Нравится не быть равнодушным. — Прищуриваю глаза, вникая в его слова. — Сейчас всем плевать друг на друга. И если я могу помочь людям, почему бы и нет? И не всегда ведь удается спасти. Так что дело не в спасении, а…

— Кто, если не я?

— Кому-то дано рисовать или красиво говорить, а кому-то…

— Посвящать свою жизнь другим…

— Прекрати меня перебивать! — смеется он. — И не возноси меня, я обычный человек.

— А твоя семья?

— Мама, папа и младший брат. Брат работает вместе со мной в клинике, а у родителей своя цветочная ферма. Выращивают, продают. Маленький бизнес.

— Цветы? А какие?

— В основном розы. Мать сама окулирует и создает новые сорта и цвета.

— О, как это замечательно! У них, наверное, безумно красиво. А запахи… — мысленно вспоминаю запах роз.

— Обязательно съездим, посмотришь.

— Не торопи события, — качаю головой, улыбаясь.

— Я? — он поднимает брови. — Да ты что, я не тороплю, просто заранее приглашаю. А ты? Больше не работаешь барменом? Почему? А театр?

— О, Майкл, это сложно… И долго рассказывать. — В голове мгновенно кинофильмом промелькнули события моей жизни в Бостоне. Сердечный приступ в театре, который меня познакомил с мужчиной, сидящим напротив… Горячие отношения с Дэвидом… Разрыв с Марком… Приставания криминального босса… Ох, Несс, не вспоминай, не мучь себя.

— У нас впереди несколько дней, я готов слушать тебя. Мне ведь интересно.

— Как-нибудь…

— Ладно, я подожду. Не буду вытягивать из тебя. Ты сама поймешь, когда захочешь поделиться со мной.

— Спасибо, Майкл. — Тихо говорю я.

— Я бы тебя сейчас поцеловал…

— Что мешает?

— Стол… — я начинаю смеяться, а он неожиданно встает и, опершись ладонями в столешницу, громко и крепко чмокает меня в губы.

Напряжение, которое связало мое настроение, воспоминания о прошлом, развеялись на ветру вместе с его поцелуем.

Проболтав несколько часов в кафе, мы возвращаемся в номер. По просьбе, нам принесли посуду и столик для завтраков. Мы выложили фрукты, поставив столик на кровати, еще долго разговаривали и пили вино, купленное в маркете. Я переоделась в пижаму, а Майкл надел серые спортивные штаны и футболку.

— Можно спрошу?

— Да, Майкл, что?

— Почему ты сказала, что тебе сложно рассказать о себе?

— Потому что, я с самого детства все переживала сама. Мне не было с кем делиться. Когда я выросла, я разочаровалась в людях и мало кому доверяю. Каждый раз, когда я отдаю человеку свою душу, открываю свои секреты, человек уходит, вытерев об меня ноги. Мне приходиться постоянно быть сильной. Выживать, в прямом смысле слова… Это сейчас, я в Риме, пью с тобой дорогое вино… А еще месяца три назад у меня не было денег даже на еду…

— Я помню… Видел твою пустую квартиру…

— Тебе меня жалко? — на глаза наворачиваются слезы.

— Нет, не жалко. Сильных не жалеют. Ими восхищаются. Как я тобой… Просто, хочется, чтобы у тебя все было хорошо…

Кладу хмельную голову на подушку, чувствуя, что по щекам текут слезы.

— Можешь спать на кровати, только не приставай… — сквозь наплыв сна, бормочу я.

— Не буду. Спи. Спи. Все хорошо.

Проснувшись среди ночи от жажды, в свете тусклого светильника, вижу, что Майкл спит поперек кровати, у меня в ногах. Его грудь поднимается, он спит спокойно, глубоко дыша. Посмотрев на него пару минут, укрываю его одеялом и ложусь на подушку, дальше спать. Хороший был сегодня день. Насыщенный и легкий.

Около семи утра, с большим трудом открыв глаза, я понимаю, что мне не хочется вставать и куда-то ехать. Хочется гулять с Майклом, разговаривать, разговаривать, разговаривать… Прищурив глаза, довольно заглядываю на свет, который проскальзывает в номер сквозь щелочку в шторах. Из душа слышен шум воды. Проснулся раньше меня, как неудобно… Звук выключающегося электрического чайника. Майкл выходит из ванной комнаты, в штанах и футболке, вокруг шеи полотенце. На этот раз вышел одетый. Прячу свою улыбку под одеялом.

— Доброе утро, булочка! — говорит он, подходя к встроенному столу с чайником, посудой и несколькими коробочками кофе и чая. — Сейчас кофе приготовлю тебе, беги пока в душ. Станет легче.

— Командир, — бурчу я, но вылезаю из кровати, — ох, это итальянское вино. Мне сегодня на работу, а у меня бабочки в глазах.

Майкл слегка смеется, но ничего не отвечает. Согревшись под теплыми струями воды, обматываю волосы полотенцем и понимаю, что без халата действительно сложно. Взяв самое большое полотенце, заворачиваюсь в него несколько раз и выхожу в номер. На столике для завтраков, сладким ароматом распространяясь по всему номеру, стоит чашечка кофе, блюдце с кусочками шоколадки и несколько бутербродов. Майкл оборачивается и удивленно на меня смотрит. Замечаю, как его гладко выбритые щеки приобрели розовый румянец.

— Ты специально? — тихо говорит он, улыбаясь уголком рта. — И что мне в тебя кинуть?

Он смешно оглядывается вокруг себя, потом резко снимает с себя футболку и бросает в меня. Я с хохотом ее ловлю и переминаю в руках, словно смогу почувствовать остаток тепла на ткани. Глядя на его торс, понимаю, что теперь щеки багряные у меня. Он берет небольшой кусочек шоколада и идет ко мне. Я замираю на выдохе. Когда его лицо оказывается около моего, мне становится жарко.

— Майкл, что ты хочешь?

— Подразнить тебя… — шепчет он и притягивает меня одной рукой к своему оголенному телу. Снимает полотенце с моей головы и расправляет волосы. О, черт, что он задумал?

Он кладет кусочек шоколада в зубы и наклоняется к моим губам. Пальцами проскользнув во влажные волосы на затылке, подвигает мое лицо к себе. Откусываю шоколад, касаясь его губ, и мне кажется, что я вся дрожу от волнения и страха. Он по очереди целует мою верхнюю и нижнюю губу, да так нежно, что хочется обхватить его за спину и не отпускать.

— Пожалуйста, не надо… Я не готова… — тихо прошу я, облизывая губы после сладкого поцелуя.

— Хорошо. Но позволь мне, хотя бы целовать тебя…

— Я…

— Ладно, пойдем кофе пить, остынет. — Он отпускает меня, я придерживаю руками полотенце на теле, чтобы не упало.

Взяв с кресла свои вещи, возвращаюсь в ванную. Смотрю на себя в зеркале: щеки красные, с волос капает вода, глаза блестят, а на губах привкус шоколада. С таким его подходом завоевания моей симпатии я долго не смогу противостоять.

Но мое сердце… Оно все еще болит после последних отношений. Все еще помню, хотя прошло уже четыре месяца после расставания с адреналином и несколько недель после того, как он чуть не убил меня. Я ведь никогда не хотела, чтобы меня жалели. А когда Майкл смотрит на меня глазами, полными понимания, мне хочется, упасть в его руки, чтобы он обнял, успокоил, защитил. Хочется немножко побыть слабой. И я понимаю, что рядом с ним у меня это получается. Мне не нужно отстаивать свое мнение. Потому, что он принимает его решительно и уверенно. Мне не нужно доказывать свою образованность, как в отношениях с Марком. Не нужно доказывать свою любовь и преданность, как в отношениях с Дэвидом.

Но есть большое «но». У меня нет с Майклом отношений, мы не пара, мы не друзья, мы даже не любовники. А кто же мы? Что происходит между нами? Я боюсь снова совершить ошибку, поддавшись ласковому мужчине! Дэвид тоже был ласковым. Потираю шею в болезненных воспоминаниях…

Надеваю черное платье, закрывающее колени, ботильоны на шпильке, волосы высушиваю феном, оставляя их распущенными. Украшений, кроме одних сережек, у меня нет, потому подвожу тушью ресницы, блеском губы, брызгаю духами за ушком и выхожу в номер.

— Кофе остыл. — Серьезно говорит Майкл, делая глоток из маленькой белой чашки. Замечаю, что он рассматривает мой внешний вид.

— Можно вопрос?

— Конечно, Несс.

— Что между нами?

— Расстояние… — тихо говорит он. — Метра два.

Он встает с кровати и подходит ко мне, кладет руки на плечи и смотрит в глаза.

— А еще расстояние между, — пальцем касается своей груди в области сердца, а потом упирается указательным пальцем чуть выше моей груди, — между ними. Я хочу сократить это расстояние, но не хочу давить на тебя.

— Я тебе нравлюсь? — напрямую спрашиваю, затаив дыхание.

— Ты мне очень нравишься, Ванесса Милтон. И я хочу беречь тебя. Мне кажется, что у меня это получится. Хочу сделать тебя счастливой.

— Ты уже делаешь меня счастливой… — он начинает улыбаться.

— Возможно. А возможно, это от вина… Но ты ничего не чувствуешь ко мне, я это вижу.

— Майкл, мне жаль… Слишком много было в моей жизни…

— Вот когда ты мне все расскажешь, я хоть буду знать, как бороться с твоим прошлым.

— Я его отпустила…

— Нет, не отпустила. Оно тут, — касается пальцем лба, затем снова в области сердца, — и тут… И пока ты сама не захочешь выгнать оттуда все, мне будет трудно.

Вспоминаю свои слова Дэвиду. Я ведь говорила ему также. Пока он не захочет изгнать своих демонов, я ничего не смогу сделать. Неужели, теперь я стала такой сложной? Нет! Нет, я не буду такой! Я буду легкой, веселой, открытой! Чтобы человек не страдал в темноте моей души, а согревался теплым светом ласки, заботы, уважения и любви…

— Мне нужно позвонить коллеге…

— Хорошо, а я пока соберусь, отвезу тебя на работу.

— Ты вчера пил. Чувствуешь себя как?

— Вполне нормально, тем более, я принял таблетку, смогу садиться за руль.

Пока Майкл надевает брюки и джемпер, звоню Мэган.

— Доброе утро, это Ванесса. Вы готовы со мной встретиться?

— Да.

— Здороваться не нужно, как считаете? — ух, не люблю не воспитанности.

— Здравствуйте. — Слышу в трубке озадаченный тон.

— Где мы с вами увидимся?

— Жду на Пьяцца Барберини, около Фонтана Тритона. Встреча представителей издательств будет проходить в отеле, в заказанном конференц-зале.

— Я этого не знала. — Слышу в трубке смешок. Сжимаю зубы. — Почему не предупредили?

— О, я думала, вас начальство предупредило. Нет? Ну что же, теперь вы в курсе. — Ее язвительный тон портит мне настроение.

— Куда ехать? — тихо спрашивает Майкл.

— К Фонтану Тритона… — прикрыв трубку, говорю я.

— Скажи, через полчаса будем. — Спокойно отвечает он, глядя в телефон.

— Через полчаса буду на месте. — Первая выключаю звонок, так как эта особа меня слегка разозлила.

— Несс, ты чего? — голос Майкл нежен и обеспокоен.

— Эта Мэган раздражает еще до личного знакомства. — Рычу я.

— Мэган? — удивленно спрашивает он.

— Угу.

— Не думай о ней. Думай о работе. Ничего не забыла, проверь?

Это правильный совет. Я проверяю все папки, документы, беру словарь, блокнот.

— Готова?

— Да. Хотя ужасно волнуюсь.

— Ты справишься! — Майкл улыбается, подходит, крепко обнимает, поглаживая по спине. Я закрываю глаза, вспоминая его поцелуй.

— Спасибо тебе…

Добравшись на нашем сером седане до площади Барберини, Майкл вместе со мной выходит, чтобы провести.

— Ого, какой фонтан! — не скрывая восхищения, Майкл с интересом разглядывает необычный постамент. В принципе, в Риме, все необычное. От всего так и веет, то божественностью, то роскошью, то необыкновенностью… Завораживает, но мне уже хочется вернуться в родные небоскребы.

— Это Тритон… — туманно говорю я, разглядывая улицу и прохожих.

— Интересненько… — смущенно отвечает Майкл.

— Тритон — сын Посейдона, он стоит в раковине на четырех дельфинах, выдувает из чаши воду. В 1642 году Папа Римский, именем которого названа эта площадь, заказал его спроектировать, после того как ему дворец построили.

Я бегло бурчу слова, а сама вижу, как около дома на парковке останавливается дорогой автомобиль и из него выходит невысокая рыжая девушка. В голове что-то кольнуло. Произошла абсолютная ассоциация с голосом в трубке телефона.

Оборачиваюсь на Майкла. Не понимаю его выражения лица. Глаза удивленные, губы улыбаются. Словно он что-то хочет сказать.

— Да? А я и не знал. — Спокойно отвечает он. И вот как? Как он это делает? Если мне неудобно, мои эмоции сразу видно. Он ведь сам так сказал… Как научиться его спокойствию?

Замечаю, что улыбка Майкла исчезает, а губы стали крепко сжатыми. Не узнаю его, что такое? Я оглядываюсь. Рыжая дамочка уже подходит к нам. Черт! Значит и правда она. Яркий, насыщенно-красный цвет волос, зеленые глаза, красная помада. Она одета в шикарное кожаное пальто и туфли лодочки на шпильке. Интересно, как она в них управляла автомобилем? В руках у нее небольшой клатч и папка с бумагами. Она выглядит настолько уверенно и ярко, что я постепенно начинаю чувствовать себя блеклым пятном рядом с ней. Мое дешевое пальто она оценила с приподнятой левой бровью. Ух… Кровь начинает закипать… Но что за взгляды?

— Здравствуй, Майкл! — ее тонкие красные губы расплываются в улыбке, глаза хитро прищурены. — Не зря говорят, что все дороги ведут в Рим. Как ты тут оказался?

Так! Остановите землю! Что происходит?

— Доброе утро, Мэган. Я так и знал, что это будешь ты.

Так это все-таки Мэган. Откуда она знает Майкла? Сердце начинает быстро стучать, а в лице горячо. Делаю шаг вперед, протягивая бестии руку.

— Добрый день. Ванесса Милтон. — Крепко жму ее пальцы в тонкой кожаной перчатке.

— О, здравствуйте! — нарочно акцентируя внимание на слове приветствия, она отвратительно кривит губы в улыбке. — Майкл, милый, как твоя жизнь? Как клиника? Уже открыл или еще строишь?

Она отворачивается от меня и продолжает улыбаться Майклу, от чего мне становится… Как? Как, Несс? Неприятно? Обидно? Противно! Мне не нравятся такие особи…

— Еще строю, — спокойно отвечает он, к моей радости, без намека на улыбку, — а ты как? Уже отошла после последнего карьерного провала? — остро спрашивает Майкл, глядя через ее плечо, на автомобиль.

— Ох, ну ты ведь знаешь меня, — она берет его под руку, заливисто хохочет и поглядывает на меня.

— Думаю, вас с мисс Милтон ждут! — громко говорит Майкл, убирая ее руку и подходя ближе ко мне.

— Да тут пять минут. — Она элегантно машет кистью в сторону. — Я подвезу мисс Милтон, Майкл, можешь быть спокоен.

— Хорошо, до свидания.

Майкл крепко берет меня за руку и отводит в сторону. Взгляд встревоженный.

— Послушай, я не знаю, сколько будет длиться встреча. — Растеряно говорю ему.

— Я погуляю по городу. Наберешь, приеду, заберу тебя.

— Если я задержусь, бери ключ от моего номера и жди там. Чего ты будешь мерзнуть… Мэган?

— Она моя бывшая. Два года назад мы жили вместе.

И тут с небес грянул гром. Скажите, на милость, я за тридевять земель от дома, от Штатов, на другом континенте планеты и как такое могло случиться? На секунду закрываю глаза и делаю глубокий выдох. Ведь сама знаю, что в моей жизни ничего не дается легко и без препятствий. И вот, стоило мне расслабиться, построить маленькие надежды… Тут же появляется туман прошлого.

Почему я так болезненно реагирую? Бывшая и бывшая. Майкл, судя по реакции, не очень ей рад. Из-за этой встречи, мои мысли о работе спрятались где-то в чаше Тритона за спиной.

— Ванесса! — нежное прикосновение к волосам заставляет очнуться от размышлений. — Пожалуйста, не накручивай себя! Ты… Ты мой воздух.

От его слов у меня закружилась голова. Вот так признание!

— Более романтичной фразы я от тебя не слышала! — ехидничаю я, улыбаясь и радуясь, что его глаза посветлели.

— Ох, Несс… Это то, от чего мне легко рядом с тобой. Твое умение сгладить угол… До встречи, Ванесса!

— До встречи, Майкл! — я чмокаю его в щеку, и с улыбкой до ушей, уверенно шагаю к Мэган, которая ждет меня в своем авто.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Не бойся, я с тобой предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я