Инспектор

Даниил Целищев, 2022

К середине XXVII века человечество достигло совершенства в техническом и социальном развитии. Болезни и бедность канули в лету. На первую роль давно вышли наука и творчество. Освоены ближайшие планеты, налажены контакты с другими цивилизациями. Покорение космоса продолжается. Но в отдаленных колониях не все так радостно и спокойно. Их обеспечением и контролем занимается Отдел дальней инспекции. Но, несмотря на простоту названия ведомства, работу инспекторов простой не назовешь…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Инспектор предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава I. Возвращение на службу

04 января 2615 г. 27 часов 53 минуты

Енисейский заповедник возрожденных видов животных. Северный филиал.

Тихонов Олег Маркович, 55 лет

Животное бежало изо всех сил, временами оглядываясь по сторонам. Ощущение опасности то стихало, то вновь появлялось из ниоткуда. Зимняя погода разыгралась в полную силу. Вьюга разносилась по лесу и прибрежным участкам, местами оледеневшей реки. Глубокие сугробы, с наметенным под углом снегом, выглядели как застывшие морские волны. Животное, проваливаясь в них и пытаясь выкарабкаться, тратило остатки своих сил. Погоня за ним длилась уже сутки, что истощало внутренние запасы.

Впереди был подъем в гору с заснеженным лесом. Животное, подчиняясь инстинкту, прибавило темп, однако, было почти на пределе своих физических возможностей. С большим трудом, но ему удалось добраться леса. Скрывшись в ветках огромных елей, оно остановилось и обернулось, прислушиваясь к завыванию ветра. Сердце учащенно билось от погони и страха. Уши и нос ловили любые колебания в атмосфере. Глаза пытались вычислить малейшее движение. Животное стояло так минут десять. За это время его успело изрядно припорошить снегом. Но оно не обращало внимания на погодные моменты. Его беспокоил только преследователь.

Где-то недалеко прошелестела ветка. Животное дернулось, но осталось на месте, повернув голову к источнику звука. Только ветер, и летящий почти горизонтально, снег.

С противоположной стороны хрустнул сугроб. Уже не имея сил убегать, животное приготовилось к своей последней атаке. Опустив голову, оно мотнуло своими огромными рогами. Ноздри расширились для большего притока воздуха, ноги уперлись в зыбкий снег, все тело напряглось, словно окаменело. Оно было готово к схватке.

Ветер усилился, и его завывание между веток деревьев заглушило любые посторонние звуки. Животное даже не слышало своего дыхания. Внезапно со ствола одной из высоких елей спрыгнула темная фигура. Она летела сверху, целясь ему в шею. Животное чувствовало приближение опасности, но не могло определить с какой стороны.

Фигура бесшумно приземлилась в снег рядом с головой животного, и моментально обхватило его толстую покрытую густым мехом шею. Оно издало гортанный крик и замотало всем телом, чтобы сбросить напавшего. Но хватка постепенно усиливалась, и хищник никак не отцеплялся. Уже не хватало воздуха, ноздри и рот забивал летящий снег, силы покидали животное. Измучившись, оно издало резкий выдох и упало вместе с душившим хищником в снег.

Полежав так с минуту, фигура в белом облегающем костюме с маской — капюшоном, встала со снега, и сдвинула с глаз на лоб защитные очки. Глаза увидели легкий пар изо рта животного, а до ушей дошли звуки спокойного сердцебиения.

Олег нагнулся к оленю, потрогал его бок. «Живой, молодец», — сказал про себя, — Хорошо поохотились». Затем Олег достал из кармана на поясе небольшой иньектор, содержащий питательную сыворотку, и ввел обессилевшему животному, для восстановления.

«Потерпи пару часов», — похлопал он оленя по шее. — «Принесу на базу, приведем тебя в порядок, и можешь скакать, куда захочешь». С минуту Олег прикидывал, как лучше взять животное, чтобы было удобнее нести. Взвалив оленя себе на спину, он проверил, не будет ли тот мешать своими рогами движению. Олег повернулся в сторону реки, и начал спускаться с горы. Сквозь вьюгу, он своим зрением уловил далекие огни базы отдыха, находящейся вверх по течению. «Все-таки в два часа не уложиться, в три если повезет». — Подумал он, и сосредоточился на своем спуске.

***

«Проснитесь, Олег вернулся!» — крикнула Аня. Она единственная из всей компании не спала, и сидела у присыпанного снегом окна. Со второго этажа коттеджа послышался ленивый топот ног только что проснувшихся людей. До полуночи, они без устали веселились, пели песни под гитару, играли в марсбол, и всячески отмечали еще один день Нового года. В паузах между весельем, не без осуждения, кроме Анны, вспоминали уход Олега вниз по Енисею. Сказал, что увидел недалеко от базы возрожденного большерогого оленя, и ушел. Все поняли, что он ушел охотиться. Вначале, возмущению не было предела, мол, оставил своих друзей, которые слетелись со всей Земли, а кто-то и с других планет. Итак, собираемся нечасто, а под Новый год итого — раз в пять лет. Но вскоре, до всех дошло — Олег решил себя проверить. Ему это было важно, особенно перед инспекцией. Особенно в свои пятьдесят пять. Возраст не сильно большой, при средней продолжительности жизни на Земле в сто девяносто три. Но и не сопляк, который уверен в своих силах настолько, будто сможет с десяток таких большерогих оленей скрутить за час, а потом веселиться дальше. Олег уже двадцать лет отдал службе в инспекции, и вся его былая лихость понемногу преображалась в какую-то сосредоточенность, неторопливость. С каждой командировки он возвращался немного другим. Уже и не так весело ему было на праздниках, и не так много он разговаривал, отвечал о своих поездках сдержанно.

Друзья спустились вниз по деревянной лестнице, и подошли к окну, у которого сидела Аня. Лица у этой четверки были заспанные.

— Смотрите, — зевнул Матти. — Тащит на себе оленя. Догнал все-таки.

— Молодец, — сказала рядом стоящая Нелли. — Снег-то какой идет! Как их не замело по дороге? Сейчас Олег со своим трофеем придет, будем обоих отпаивать горячим сбитнем.

Стоящие сзади Николай и Ю засмеялись.

— Еще неизвестно, кто из них больше выпьет.

Несмотря на то, что Олег со своей ношей был еще в метрах трехста от базы, окутанный сибирской вьюгой и без всякого дополнительного освещения, друзья его хорошо видели. Глаза инстинктивно настроились на инфракрасный спектр, а врожденная зоркость позволила распознать человеческую фигуру с массивным животным на плечах. Олег тоже увидел пять пар красных точек в ночи. Понял, что это его друзья высматривают, и помахал свободной рукой в ответ.

— Еще и рукой машет, — отозвалась Ю. Из-за столпившихся друзей возле окна, ей пришлось наблюдать в соседнее. — Как он это все выдерживает. Олень, наверно, килограмм триста весит.

— Инспектор должен быть готов к любым нагрузкам, — тихо заметил Матти.

Все замолчали. Каждый понимал, что обычный землянин превосходил своих предков из предыдущих веков. Способности к регенерации, физические и умственные показатели достигли если не максимума, то очень высокого уровня. Но они были врожденными, тогда как немногим людям, в основном специалистам экстримальных профессий, приходилось тренироваться по особым методикам. Показатели вырастали до фантастических высот. Работа Олега не предполагала серьезных нагрузок, но при этом весь Отдел дальней инспекции обязан был проходить курс усиленной подготовки. Инспекторы должны быть ко всему.

Пока Олег шел к базе, Ю, со свойственной ей хозяйственностью, стала готовиться к встрече. Матти и Николаю было поручено убрать лишнюю мебель в прихожей. Нелли с Аней пошли готовить обеденный стол гостиной. Грязная посуда была выброшена в утилизатор. Пленка, покрывающая столешницу, растворилась, освобождая место новому чистому слою. Девушки уселись возле экрана меню выбирать столь ранний завтрак. В кухонный синтезатор были введены команды на два литра горячего медового сбитня, большой котел мясного рагу с овощами, десяток отварных вкрутую яиц, зерновой хлеб. Также литр горячего бразильского кофе и сливки. Несмотря на такую рань, спать уже никто не собирался. Всем было интересно посмотреть на трофей Олега. Со второго этажа послышались шаги. Спускались главные сони — Герман и Зола.

— Неужели Олег вернулся? — сонно спросила она.

— На подходе, — весело ответила Анна. — С оленем на спине. Так что, дорогие, просыпайтесь, и готовьтесь встречать гостей. Кофе на столе.

Пара отправилась к столу, наливать крепкий напиток практически натурального происхождения. К ним присоединились и все остальные, кто был занят подготовкой к встрече Олега.

— М-да, — сделав глоток, посмотрел в чашку Герман. — Хотел на Земле выпить настоящего бразильского, а по вкусу — наш — центаврианский.

— Что ты привередничаешь? — посмотрел на него Матти. — Ты же разведчик…

— Бывший разведчик, — строго напомнила Зола.

— Ну да, бывший, — исправился Матти. — Сколько планет ты открыл? Для тебя вода из источника, должна быть вкуснее любого кофе из всех галактик. И звезды над головой приятнее биокуполов.

— Так оно и было, — посмотрел куда-то в стену Герман. — Пока на Проксиме не осел, и не занялся сельским хозяйством. Рано или поздно все разведчики где-то обживаются своим домом и семьей.

— И очень от этого счастливы! — обняла его Зола.

Герман нежно поцеловал ее черные как уголь волосы на голове, отпил еще немного из чашки и пожал плечами.

— Пить можно, — заключил он.

— Да ладно вам, о кофе говорить, — нетерпеливо сменил тему Николай. — Сейчас, у нас будет возможность полакомиться свежей оленинкой. С доставкой из Ледникового периода. Ну что, девушки? Кто из вас будет разделывать мясо?

— Фу! — разом поморщилась вся женская часть компании. — Сам давай, живодер!

— Да шучу я! — засмеялся он. — Вы лучше еды оленю приготовьте и посудину в доме найдите побольше, чтобы ему было из чего есть.

Девушки встали из-за стола. Аня ушла в баню за ведром, Зола и Ю сели у меню синтезатора искать подходящий корм для животного.

— Коля, чем его кормить? Ягель нам вряд ли автомат сделает.

— Морковь, капусту. Ему хватит. И настройте, чтобы овощи резаные были.

Пока синтезатор собирал из атомов заказанное блюдо, вернулась Аня с большим ведром.

— А может это и не нужно? — посмотрел на всех Матти. — Может, Олег случайно его… Ну вы поняли. Перестарался малость.

Аня сильно дернула его за ухо.

— Что? Я просто предположил, — зашипел он от боли.

— Олег ни одно живое существо никогда не убивал, — с обидой сказала она.

Все посмотрели на нее.

— Он мне всегда об этом говорит. И я ему верю. И вы, как друзья, тоже должны.

— Верим, верим, — сказал спокойно Герман. — Но на отдаленных колониях всякое бывает.

— Он — никогда! — взяв тон повыше, повторила Аня.

Наступило молчание. Никто не ожидал, что она так жестко вступиться за Олега.

— А вот ты, Матти, точно преступник! — решил разрядить обстановку весело сказал Николай. — В прошлом году, на Глизе, кто поджег крыло скату своим аэроциклом?

— Я случайно! — возмутился он. — Он сам за мной увязался, я его даже не заметил! Летел за мной километров десять, вот я и сделал маневр. И не поджег я его, а просто опалил соплом чуть-чуть.

— И на Глизе тебе больше не летать! — смеялся Николай. Он тогда тоже сдерживал еле смех, когда стоял рядом с Матти в зале руководства Глизе. Матти тогда запретили пользоваться любыми аэросредствами на все время отпуска.

— Ну и пусть, что не летал! Хорошо же отдохнули! Зато под водой вдоволь наплавались. Там хотя бы этих скатов не было.

В дверь постучали. Друзья все разом встали и пошли в прихожую. Первой подошла Аня. Она оттолкнула дверь. Ветер намел изрядно снега к входу в дом, поэтому дверь поддалась с усилием. Первое, что увидела Аня в проеме — огромную оленью морду.

— Ой! — вскрикнула она и отпрянула назад.

— Ребята, помогайте! — донесся голос Олега с улицы. — С рогами аккуратнее!

Герман отодвинул Аню в сторону, и протиснулся на улицу. Олень, и правда, оказался очень огромным, с раскидистыми рогами. Герман удивился, как Олег смог его донести на своих плечах. Введенная сыворотка подействовала, животное пришло в себя. Сейчас оно спокойно, даже слишком, стояло и наблюдало, за непонятной суетой вокруг себя.

— Надо же, какой тихий парень, — сказал Герман. — Ты как его успокоил? Это же дикое животное.

— Поладили с ним в дороге, — улыбнулся Олег, и приложил ладонь к спине животного.

Герман вспомнил про методики воздействия на нервные центры. Этому обучали преимущественно психологов и зоопсихологов. Можно было успокоить или приободрить, просто приложив к определенным участкам тела руку. Для Германа стало открытием, что Олег владел данной методикой.

— Ты и этому учился? — спросил Герман.

— И этому, — поняв предмет вопроса, ответил Олег. — Помогай его затолкнуть вовнутрь. Эй, Матти! Возьмите его за рога и очень осторожно тяните на себя!

— Уже! — донесся голос друга из прихожей. — Упирается!

— Сейчас помогу, — ответил Олег.

Вместо того, чтобы вместе с Германом толкать оленя в дом, он подошел к шее и приложил к ней ладонь. Животное перестало упираться, и спокойно проследовало внутрь помещения. Следом за ним вошли Олег и Герман, закрыв за собой дверь. Матти с Николаем перестали подтягивать оленя за рога. Тот вошел в прихожую и остановился, оглядывая всех со спокойным любопытством.

— Надо же, какой смирный, — с восхищением смотрела на еле поместившегося оленя Ю. — Даже не брыкается.

Все принялись сметать с животного снег, гладить по голове. Аня принесла с кухни ведро морковно-капустного салата, и поставила возле оленя. Своими зелеными глазами она посмотрела на отряхивающегося Олега. Он почувствовал ее взгляд, повернул голову к ней и улыбнулся. «Все в порядке, Аннушка», — подумал Олег. «Я в тебе не сомневалась», — поймала она его мысль, и отправила телепатический ответ. Общаться без слов они начали при первом знакомстве.

Аня быстро сходила на кухню, и принесла Олегу горячего сбитня. Он взял кружку из ее руки. Не отпуская Анну, Олег отпил, и почувствовал нарастающее расслабление. Отчасти, благодаря горячему напитку, отчасти от контакта с ней. Они посмотрели друг на друга. Олег ощутил еще одну переданную от Ани мысль. И ему эта мысль понравилась.

— Ребята! — окликнул он остальных, не отводя взгляд от Анны. — Присмотрите за гостем, я в баню. Аня, поможешь мне с костюмом? Сенсорный замок заело. Веники там есть?

— Есть, есть, — ответил Матти, уворачиваясь от оленьих рогов. — Идите, пока он дом не разнес.

***

Они сидели в гостиной, и пили кофе. Несмотря на ранний час, аппетит, от впечатлений, разыгрался у всей компании. Мясо с овощами и вареные яйца очень быстро закончились, но друзья сошлись во мнении, что досыта наедаться с утра не стоит. Олень же съел все ведро овощей. От второй порции он оказался, поэтому ведро с морковно-капустным салатом было отправлено в утилизатор — расщепляться на атомы. Герман достал своего дрона со встроенной голографической камерой, и запустил его. Робот парил над ним, попутно записывая все происходящее. Все обнимались с оленем на камеру. Он был непротив.

— А ведь они не видели света двенадцать тысяч лет. Удивительные создания — сказала Ю. — Это я вам как биолог говорю.

— Лесник говорил, их собираются на Росс отправить, чтобы там луга обживали. — поделился Николай. — Там и поохотимся на них.

— Коля, ты опять? — прервала его Ю.

— Шучу, шучу, — отозвался он. — Кормить их будем. С руки.

Все посмеялись. Было известно, что охота и рыбалка путем причинения вреда животному с целью добычи были когда-то запрещены, а потом и вовсе аморальны в понимании обычного человека. И не важно, землянин ты или колонист, убить животное допускалось только в целях самообороны.

Олег как раз обдумывал эту мысль. Ему хотелось высказаться.

— Послушайте все, — начал он. — Не подумайте плохого, что я ушел на оленя охотиться. Ребячество? Может быть. Но мне было это важно. Впереди у меня последняя инспекция. Думаю, вы поймете, я хотел бы завершить свои дела на этой должности будучи в хорошей форме.

Все одобрительно загудели. «Конечно», «О чем речь?» «Ты же нам оленя показал!» Но Олег почувствовал некоторую напряженность. Нет, это не недоверие к нему. Быть не может, особенно, от его друзей. Скорее, недоверие к его работе. Ю мельком посмотрела на него и отвела глаза. Матти улыбнулся, но по другим причинам. Аня сидела рядом, держала за руку. Он чувствовал ее постоянно. С каждым стуком сердца, от нее шли импульсы радости. Разговоры о завершении своей карьеры дальнего инспектора на нее подействовали положительно.

— Из соседних домиков, если не спали, то видели как ты оленя тащил, — предупредила Олега Нелли. — Так что придумывай оправдание, если к нам постучится рассерженный лесник.

— Пускай стучится, еще с Новым годом поздравим, — махнул рукой Олег. — Животное у нас накормлено, обогрето, невредимое. Хоть сейчас на Росс отправляй.

В это время олень улегся на полу, и, держа голову вертикально, смотрел на сидящих за столом. Больше всего он наблюдал за Олегом, словно не понимая, как хищник, который на него охотился, его же накормил и обогрел.

— Давайте, сейчас выпьем по чашке сбитня, — предложил Матти. — Отпустим его обратно, и снова пойдем спать. Все равно мы встали ни свет ни заря.

Все согласились. Дождавшись из кухонного синтезатора восемь кружек со сбитнем, подняли их в сторону оленя. Тот от неожиданности дернулся. Был произнесен тост «за жизнь», и все стали выходить из-за стола. Олег подошел к оленю, и приложил ладонь к его голове. Он решил немного расслабить животное, в то время, другой рукой вколол еще одну питательную сыворотку. Оленя ждал снова холод, ветер и снег. Минуту Олег постоял в раздумьях. Все-таки совесть взяла верх, и он направился к столу. Взяв красный маркер, который остался после ведения счета игры в марсбол, он нарисовал на спине животного большую букву «Z». После этого, по настенному коммутатору отправил сообщение леснику, являющимся еще и администратором турбазы, о том, что животное было приведено в дом накормлено, и в скором времени, отпущено. На нем оставлена метка. Просьба, по возможности, вести за его состоянием наблюдение. Дожидаться ответного сообщения в столь ранний час Олег не стал, а вернулся к животному и начал его поднимать. Герман пошел открывать входную дверь, и очищать крыльцо от вновь наметенного снега, а Николай и Матти, держа оленя за рога, осторожно тащили на улицу.

Оказавшись с животным снова под бушующим сибирским ветром, Олег положил ладонь ему на шею. Почувствовав нервную систему, Олег сосредоточился на передаче ощущения опасности — того чувства, что помогает оленям чувствовать хищника. Олень дернулся и грациозно поскакал вдаль. Остановившись метрах в ста, он посмотрел на Олега. Тот помахал ему рукой, и пошел в дом. На него начала накатывать усталость, накопившаяся за сутки безостановочной охоты.

***

Они лежали в постели своего номера. Все разбрелись по комнатам. Договорились увидеться в гостиной, как выспятся. Несмотря на то, что Олег чувствовал себя уставшим, он никак не мог заснуть. Он повернулся на кровати лицом к Ане, и увидел, что та тоже не спала, а смотрела на него.

— Я слышала тебя, — потянулась она к нему. — Ты опять думал о своей работе. О том, чем займешься после возвращения.

— За десять лет нашего знакомства, я уже не удивляюсь твоей способности, — сказал он. — Но ты права. Думаю, о дальнейшем месте применения своих навыков.

— Давай к нам, в посольство на Тандайве. Я поговорю с директором, о твоем назначении к нам в группу.

— Но я же не переводчик. Даже если выучу местный язык, то зачем? Ведь есть ты.

Анна была ментальным переводчиком-универсалом, в земном посольстве на Тандайве. Она переводила общение между расами землян и тандайвианцев посредством телепатических образов. Это было быстрее, удобнее и лишало диалог недопонимания при языковом барьере. В посольстве и произошло ее знакомство с Олегом. Он тогда просто отмечался в базе прибывших землян, на время своего отпуска, она — еще начинающий переводчик-телепат.

— Людей с твоими навыками не так уж много. Взять, к примеру, твою сенсорную способность. Ты же тогда почувствовал мой страх?

— Не страх, конечно, — усмехнулся Олег. — Волнение было.

— Еще бы! — вспомнила она. — Первая неделя в посольстве. Все переживала, что не тот образ передам их матриарху. А ты просто за руку взял, и больше ни дня не волновалась.

— Так ты хочешь, чтобы я там всех за руки держал? — начал смеяться Олег. — Боюсь не справиться с такой сложной работой!

— Да ну тебя! — шлепнула Аня его ладонью по плечу. — Тандайв — это и межгалактический курорт, с зонами отдыха для большинства известных рас. А есть и конфликтуюшие народности, не готовые вести диалог, даже телепатический. Ты бы мог их перенастраивать в мирном ключе.

— Курортный миротворец. Звучит даже угрожающе, — подумал Олег, но понял, что и эта мысль донеслась до Ани.

— Главное, что будем рядом, — сказала вслух она. — И не надо ждать полгода, когда ты вернешься с очередной командировки. Для меня и так каждая твоя инспекция, как будто в последний путь провожаю. И после возвращения, целый месяц один в лесу живешь — восстанавливаешься. Это ненормально.

— Твоя работа тоже не самая лучшая. Сколько времени ты приходишь в себя, после многочасовых телепатических переговоров? Говорила, что двадцать часов можешь проспать, с кошмарами.

— С тобой, может кошмаров и не будет, — обняла его Аня. — Да и ты быстро привыкнешь к веселой курортной жизни. Представь, на Тандайве есть праздник — День надежд. Местные ходят по улицам и раздают всем подряд кристаллы, со светящейся внутри как звезда, искрой. Это символ осуществления всех наших ожиданий.

— Звучит красиво.

— На Тандайве все красиво. Белый мелкий песок на пляже, Красный океан. Солнца светят, ходишь в одной рубашке круглый год.

— В такой обстановке я быстро всю свою форму растеряю.

Анна энергично села на кровать, и посмотрела на Олега сердито.

— Какую форму? Которой ты сейчас гордишься? Что можешь огромного оленя гнать, поймать и потом километры тащить? Что у тебя восприятие и рефлексы натренированы до максимума? Друзья наши много лет гадают, какие фокусы ты мог выкидывать в своих инспекциях. А я тебя выгораживаю. Мол, Олег никого не трогал, Олег никого никогда не убивал. На этих дальних колониях беспорядок один.

— На ближних тоже когда-то был. Но ничего — исправили.

— За сколько? За сто лет? Сто пятьдесят?

— Аня, всему свое время. Тем более, что я последний раз лечу в дальние колонии. Обязательно навещу твоего брата на Риме IV.

— Последний раз от Кира сообщение в ноябре пришло. Он так исхудал. Попробуй уговорить его тоже на Тайндайв перебраться.

— Спрошу обязательно, — сказал Олег и подумал про себя. — Милая, я не знаю, чем я буду заниматься на Тандайве, но я обязательно к тебе прилечу.

Аня улыбнулась от этой мысли, прильнула к нему и поцеловала. Олег ответил взаимностью и оба уже не могли остановиться.

***

10 января 2615 г. 13 часов 22 минуты

Великий Новгород, квартира № 3866

Тихонов Олег Маркович, 55 лет.

Вещи были уже практически собраны. Олег взял со стола карманный проектор, включил его. Первая запись — Анна стоит на фоне тандайвского фонтана, с бурлящей красной водой, и улыбается в объектив камеры. Олег думал, стоит ли оставить эту запись в проекторе или скопировать в базу данных квартиры. Он не хотел тосковать и отвлекаться во время командировки. Обещал позвонить ей с Марса, из космопорта имени Маска. Далее, будет пересылать голографические сообщения, которые всегда передаются с неравномерной частотой из дальних колоний. Немного подумав, он все-таки оставил все записи в проекторе, и положил его в карман своего герметичного чемодана. Тот автоматически закрылся. На боковине пискнул идентификатор владельца. Олег приложил ладонь, сработала система распознавания, и замок защелкнулся. Загудел привод откачки воздуха, и чемодан был готов к космическим путешествиям.

Олег решил выйти на балкон и немного подышать свежим воздухом. Его квартира, как и все в этом доме представляла единый этаж круглой формы, с балконом по всему радиусу дома. Олег вышел на южную сторону, где сейчас светило ярко солнце. Сквозь стекло он посмотрел вниз на улицы. С высоты двухсот метров, он разглядел очищенную от снега роботами площадь, гуляющих по ней людей. По дорогам парили гравимобили, но их было не очень много. Сказывалась типичная новогодняя неспешность. Ведомства, конечно, уже работали в полную силу, но и там, Олег был уверен, дела велись лениво, неспешно. На Главной Новгородской арене сегодня в два часа должна была пройти премьера голографического фильма Артема Невинного «Дальний поиск», про первых разведчиков дальних миров — нынешних колоний. Олег хотел его посмотреть. Он был уверен, что в пятидесятитысячном зале кино будет смотреться особенно эффектно. Но два дня назад из его квартиры уехала Аня — закончился новогодний отпуск. Он обещал после инспекции, и сдачи всей отчетности Ганнибалу — своему руководителю, сразу лететь на Тандайв. Все остальные друзья тоже разъехались и разлетелись по своим важным делам. Просмотр в одиночестве, сидя в ложе арены, Олег считал, испортит впечатления о фильме. Поэтому, он просто решил прибыть в Министерство межпланетных сообщений раньше. Перед инспекцией, ему необходимо было пройти профосмотр и послушать отчет прибывшего с дальних колоний Котова. Он был сменщиком Олега, и в конце прошедшего года вернулся из командировки. Как всегда, был подготовлен огромных размеров файл с проблемами, запросами и пожеланиями колонистов. И еще один таких же размеров файл и по такой же значимости, содержащий личные наблюдения и выводы. Возможно, после всего этого, у Олега останется время погулять по Монреалю, слетать на Гренландию. Ему нравились места с холодным климатом.

Вернувшись в помещение квартиры, Олег еще раз обдумал, готов ли он к поездке. Дворецкий-дрон приведен в автоматический режим, из бассейна вода откачана, ультрафиолетовые трубки будут включаться раз в день. Надев куртку и ботинки, он отошел к выходу с чемоданом, и сел на него. Древняя русская традиция — присесть на дорогу. Олег не был суеверным человеком, но перед каждой инспекцией, уже в течение двадцати лет делал это. Ему казалось это данью уважения предкам, за то, что благодаря им, он живет в таком цивилизованном и развитом мире. Без войн, эпидемий, преступлений. Где жизнь была в большей степени автоматизирована, и человек посвящал свое время науке и творчеству. Где законы существовали, но личная мораль каждого была настолько высока, что их никто не нарушал. Правда, пока это касалось Земли и близлежащих систем. На дальних колониях еще предстояло наладить привычный порядок вещей.

Олег встал с чемодана. Дверь лифта открылась, он вошел в кабину и обернулся. В квартире погас свет, загорелись ультрафиолетовые трубки, очищая помещение от микробов.

«Аэропарковка», — сказал он лифту, и тот поднял под самую крышу восьмидесятиэтажного жилого дома. Двери открылись, Олег вышел на парковку аэролетов. На каждую квартиру этого дома предназначалось по одной летающей машине разного класса. Поскольку Олег был холост, без детей, то у него был «воробей» — юркий аэролет на два места, с небольшим багажником. Он направился к своему летательному аппарату. Проходя мимо массивного «альбатроса» Ивановых — своих соседей снизу, Олег еще раз удивился, как семья из двух взрослы и трех детей уживается вместе на своем этаже. Он слышал, что им был предложен пятиэтажный коттедж под Новороссийском. Причина отказа была проста. Насте, Данилославу и Ксюше очень нравится учиться в своей новгородской школе. Родители решили поступиться собственным комфортом, и семья осталась на своем этаже. Поэтому, пока Ивановы-старшие создают очередную скульптуру для выставки в Париже, автопилот «альбатроса» возил детей на учебу и обратно.

Олег же решил автопилот «воробья» не включать. Ему хотелось немного расслабиться перед командировкой, полетев на вокзал, в Москву, на ручном управлении. После небольшой самодиагностики на неисправности, двигатель аэролета запустился. Машина практически бесшумно воспарила на метр от покрытия, и Олег вывернул на центральную дорожку. «Воробей», набрав скорость, выпорхнул наружу с парковки.

Небо в Великом Новгороде было не сильно оживлено. Через прозрачное окно приятно светило полуденное солнце. Ветер на полукилометровой высоте немного относил машину, но Олег уже давно привык к этому. Он плавно набирал скорость в сторону Москвы. Пока он успевал на трехчасовой магнитный экспресс Москва — Нью-Йорк. «Воробей» его еще ни разу не подводил.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Инспектор предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я