Новая Зона. Воды Рубикона
Григорий Елисеев, 2015

Охота за обломками разбившегося в Московской Зоне самолета-разведчика продолжается. Команда Романа Нестерова движется к месту крушения, в то время как на другом конце земного шара, в Американской Зоне, на след сталкера Хирама выходят оперативники загадочной организации, занимающейся поиском и ликвидацией тех, кто работал в Первой Зоне. Параллельно с этим неизвестные солдаты на грузовых самолетах без опознавательных знаков вывозят из Старой Зоны засекреченное научное оборудование, а ЦАЯ вместе с правительством неожиданно начинают операцию по спасению золотого запаса страны, брошенного в городе во время эвакуации. Что это: всего лишь совпадения или же звенья одной цепи – чудовищного заговора по созданию Зоны планетарного масштаба? Эхо и сталкерам Декартовых Координат нужно действовать быстро, прежде чем над их головами сомкнутся свинцовые воды московского Рубикона…

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая. В дебрях мертвого города
Из серии: Роман Нестеров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новая Зона. Воды Рубикона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть первая

В дебрях мертвого города

Глава 1

Выше облаков

Роман открыл глаза и, помотав головой, поднял взгляд. В первое мгновение он не смог понять, где находится, а затем воспоминания о событиях последних нескольких часов нахлынули неудержимой лавиной. Погоня по Садовому кольцу, засада в здании Ленинградского вокзала, предательство и, вероятно, гибель Свистунова…

Нестеров растер лицо руками и, поднявшись с ящика с инструментами, подошел к Грэю Барнсу, сидящему в кресле машиниста.

Тепловоз, слегка покачиваясь на рельсах, быстро ехал вперед. Справа за окнами из темноты выступали длинные белые цистерны — громадный товарный поезд, навечно замерший на путях.

— А, вы проснулись? — отметил Грэй, сверившись с раскрытой перед ним картой.

Сталкер, потянувшись, зевнул и бросил взгляд на часы. Поспать ему удалось не больше двадцати пяти минут. Молодой человек окинул взглядом кабину тепловоза. Остальные члены маленького отряда молча сидели на полу и каких-то металлических контейнерах. Ученые негромко переговаривались. Рем смотрел в окно, отстукивая простенький ритм на корпусе снайперской винтовки.

Роман подошел к Анне, изучающей содержимое рюкзака Владимира Свистунова. Девушка подняла на него взгляд и попыталась улыбнуться.

— Ну, ты как? — спросила Волкова.

— Нормально, — отмахнулся Нестеров, опускаясь на корточки рядом с ней. — Нашла что-нибудь полезное?

— И да, и нет. — Девушка вытащила из рюкзака планшет. — Здесь могут быть какие-то зацепки, указывающие на то, почему Гольф сделал то, что сделал. Но вот только…

— Пароль, — кивнул Роман. — Ясно…

Молодые люди помолчали. Негромкий стук колес вкупе с гудением двигателя убаюкивал. Сталкер моргнул, почувствовав, что вновь проваливается в сон.

— Эм… Роман? — Барнс обернулся на молодого человека и поправил темные очки. — Посмотрите, пожалуйста.

Нестеров поднялся и, подойдя к капитану корпоративной охраны, посмотрел через его плечо в окно. Впереди на фоне темного неба с россыпями звезд поднимался черный, похожий на длинный кинжал силуэт, окруженный вьющимися вокруг него серыми тенями. Вертолеты освещали Останкинскую телебашню лучами прожекторов, от чего по всему зданию скакали желтые пятна.

— Наш выход? — осведомился Грэй.

Нестеров кивнул.

— Понятно. — Барнс повернул рычаг, и тепловоз начал замедляться. — Уважаемые пассажиры, наш поезд прибывает на конечную остановку. Надеюсь, вам понравилось путешествие. При выходе из вагонов, пожалуйста, не забывайте свои вещи.

Капитан корпоративной охраны протянул руку и, подняв с пола UMP-5, перебросил ремень пистолета-пулемета через плечо.

Локомотив вклинился между двумя замершими на соседних путях электричками и, проехав по инерции еще немного, вздрогнул, остановившись. Роман, забросив за спину рюкзак Свистунова, толкнул заскрипевшую на ржавых петлях дверь и первым спрыгнул на землю. Затем, распрямившись, подал руку Анне. Грэй вместе с Ремом и его безымянными подчиненными помогли спуститься ученым и присоединились к сталкерам, замершим возле ржавого вагона-рефрижератора.

Нестеров, выставив перед собой дуло автомата, выглянул из-за угла и, кивнув остальным, первым побежал по заросшим травой путям к высокой насыпи, темнеющей впереди.

Преодолев открытое пространство, молодой человек упал в высокие заросли бурьяна под покосившимся бетонным забором и замер, прислушиваясь к гулу вертолетных винтов, доносящихся со стороны телебашни. Ни один из них не изменил своей тональности, ни одна из боевых машин не ринулась в сторону заброшенного железнодорожного полотна.

Роман, обернувшись, махнул рукой членам маленького отряда. Темные фигурки побежали в его сторону, огибая невысокие семафоры и пучки технических кабелей, стелющихся между рельс.

— Итак. Каков план? — поинтересовался Барнс, опускаясь рядом с Нестеровым и доставая бинокль.

Капитан корпоративной охраны поднес устройство к глазам и, отрегулировав резкость изображения, взглянул сквозь дыру в заборе на высокое административное здание с надписью «Ростелеком» на крыше. Роман перевернулся на живот и тоже посмотрел в сторону поваленного фрагмента ограды, за которым виднелись ржавые гаражи и какие-то технические сооружения из серого кирпича.

— План простой, — наконец произнес сталкер и обвел взглядом маленький отряд. — Дельта, ты берешь на себя руководство группой и ведешь их к старым корпусам телецентра. Где точка «Эллевен», помнишь?

Волкова кивнула и, вытащив из «Винтореза» обойму, проверила количество патронов.

— Отлично. — Нестеров выдохнул. — Вы ждете меня там ровно один час. После этого, если я не вернусь, снимайтесь и двигайтесь в сторону Сокольников самостоятельно.

— А ты? — спросила, быстро подняв голову, Анна.

— А я попробую раздобыть нам транспорт, — объявил Роман и, поднявшись с земли, поправил лямки рюкзака. — Помните. Один час. Не больше.

Сталкер уже собрался было перелезть через поваленный фрагмент бетонного забора, когда девушка схватила его за руку. Нестеров обернулся.

— Обещай особо не геройствовать, лады? — негромко произнесла Волкова. — Я не хочу потерять и лучшего друга, и человека, которого люблю, в один день.

Роман улыбнулся:

— Обещаю, — затем заговорил серьезно: — Но и ты обещай, что, если я не вернусь, ты не отправишься на мои поиски. Хорошо?

— Просто береги себя, и все, — наконец произнесла Волкова.

— Обязательно, — кивнул Нестеров, а затем обернулся на Лаврова. — Ах, да, доктор. Прежде чем я уйду, хочу вас кое о чем спросить…

— А? — Ученый поднял голову. — Что такое?

— Скажите, пожалуйста, чем это вы так заинтересовали и загадочных работодателей «Мусорных лис», и нанимателей продажных пешек Курского, который явно ведет игру на три стороны?

— Что вы имеете в виду? — Ученый удивленно моргнул и коротко переглянулся с Барнсом.

Капитан, нахмурившись, опустил ладонь на рукоятку пистолета.

— Я имею в виду, что и наемники, и доповские военные охотились именно за вами и вашими помощниками. Фразу «Take the scientists!»[1] на русский перевести не так уж и сложно.

Лавров вновь глянул на Грэя. Роман стиснул зубы.

— Доктор, — Нестеров пристально посмотрел на ученого, — мой лучший друг, судя по всему, погиб только для того, чтобы выиграть время для нашего отхода, а я сейчас отправляюсь прямо в осиное гнездо, пытаясь достать нам транспорт. И все лишь потому, что вы оказались втянуты в какую-то непонятную игру, о которой не удосужились сообщить, прежде чем я согласился вести вас через весь мертвый город. Думаю, теперь мы точно имеем право знать. Если вас останавливает только это, то можете быть уверены — я не собираюсь никому продавать грязные секреты вашей корпорации.

Лавров вновь переглянулся с Барнсом. Капитан, помедлив, кивнул. Дмитрий вздохнул и, осторожно подбирая слова, заговорил:

— Понимаете, господин Нестеров, мой отдел, как бы это сказать, занимался… весьма специфическими разработками. Среди прочих было и изучение артефактов, связанных с пси-излучением…

— Ближе к делу, — сухо перебил его Роман.

— Ладно. Ладно, конечно… В общем… В общем, у нас была всего лишь теория… Ничего серьезного, просто набор формул и умственных заключений. Все равно не было никакой возможности опробовать ее на практике. Однако мы смогли установить, как с помощью воздействия на человека особых пси-артефактов, сложной химиотерапии, облучения альфа — и бета-частицами, глубинного гипноза и специальной сыворотки-катализатора, разработанной на основе артефактов еще в Старой Зоне, превратить обычного человека с нулевыми пси-способностями в…

Доктор закашлялся и покачал головой. В повисшей тишине оглушительно застрекотали сидящие в бурьяне сверчки. Ученый вздохнул и посмотрел Нестерову прямо в глаза.

— В полноценного ментального кукловода, способного щелчком пальцев превратить ваши мозги в яичницу за пару секунд.

* * *

Алексей Стуков подтянул тяжелые защитные перчатки и, подхватив сумку с инструментами, соскочил с подножки приземлившегося вертолета. Тяжелые двойные винты гремели над головой, разгоняя нисходящим потоком воздуха лежащий на асфальте мусор и пожухлые листья. Техник, пригибаясь, отбежал от летающей машины, и та, взревев двигателем, устремилась в темное ночное небо. Алексей проводил ее взглядом и, поежившись на прохладном осеннем ветру, двинулся между рядами «Черных ястребов», стоящих у подножия Останкинской телебашни.

Вокруг кипела бурная деятельность. Инженеры с какими-то кабелями и переносными генераторами носились туда-сюда, освещенные яркими лучами прожекторов. Солдаты вскрывали камуфлированные контейнеры и, орудуя гаечными ключами и шестигранниками, собирали длинные стационарные турели. Стуков на мгновение остановился, глядя на громадный темно-серый фургон с поднимающимися из его крыши треугольными скелетами антенн.

— С дороги! — рявкнул на Алексея водитель небольшого джипа, в кузове которого лежало несколько громоздких блоков аппаратуры, предназначенной для дальнего радионаблюдения.

Техник отскочил с пути прогрохотавшего по асфальту автомобиля и, выругавшись, направился к распахнутым настежь дверям главного входа телебашни.

— Леха! — окликнул Стукова один из инженеров, водящий стилусом по экрану электронного планшета.

Алексей обернулся и, прищурившись, улыбнулся.

— Димон! Здорово!

— Мы тебя уже заждались, — объявил инженер и, махнув рукой, дал сигнал нескольким солдатам запускать генераторы.

Раздалось негромкое гудение, и громадная тарелка радиолокационной антенны, высунувшаяся из приземистого грузовика на гусеничном ходу, пришла в движение.

— У ребят Кольского какие-то проблемы с настройкой резервных частот, не знаю уж, что именно. — Инженер сделал еще одну отметку в планшете и раскрыл следующий файл.

— Кольского? — Стуков покачал головой. — Неудивительно. Эти придурки собственный зад найти не в состоянии.

— Это точно, — согласно кивнул инженер, изучая бегущие по экрану строчки данных.

Справа, обдав техников клубами черного дыма, проехал камуфлированный грузовик со спрятанной под брезентом зенитной установкой. Несколько солдат занимались калибровкой прицельной матрицы, голографические дисплеи мигали в полумраке салона.

— Ладно, тогда я побежал. — Стуков перехватил поудобнее сумку с инструментами. — Слушай, один вопрос. Где у вас тут можно… м-м… руки помыть?

— Во-он там, — кивнул инженер на несколько синих будок, виднеющихся в отдалении.

— Понял, спасибо. — Алексей быстрым шагом направился к биотуалетам.

В первую секунду после выхода из освещенной зоны техник очутился в полной темноте. Выругавшись, он на ощупь нашел ручку пластиковой двери и вновь заморгал, пытаясь восстановить зрение.

— Ку-ку, — раздался мрачный мужской голос.

Стуков вздрогнул. В следующее мгновение удар по затылку разлучил его с сознанием.

* * *

Роман подхватил тело оглушенного им человека в униформе инженерной бригады ДОПа и, раскрыв дверь биотуалета, затащил внутрь. Быстро устроив его на сиденье, Нестеров стащил с военного куртку и перчатки. Затем снял с пояса шлем с дыхательной маской.

После этого сталкер прислонил инженера спиной к стене и, проверив пульс, похлопал по щеке.

— Минут через двадцать тебя найдут, — сообщил он мирно сопящему Стукову и поднял сумку с инструментами. — Постарайся хоть немного отдохнуть.

Через некоторое время из кабинки вышел ничем не примечательный техник в темно-синей куртке и шлеме с дыхательной маской, скрывающей лицо. Через его плечо на ремне была переброшена сумка с эмблемой в виде шестеренки. Человек быстрым, пружинящим шагом направился к главному входу телебашни. Вокруг кипела рабочая суета. Двое солдат запускали в воздух небольшой четырехмоторный беспилотник. Один из бойцов ДОПа отсоединил от летающей машины провода и хлопнул ее по борту, закрывая небольшой люк, в котором виднелись разноцветные разъемы. Второй, держащий в руках планшет, провел пальцем по экрану, от чего винты БПЛА пришли в движение, и дрон медленно взмыл в воздух, после чего, сделав круг над лагерем, растворился в небесах.

Роман, продолжая со спокойным видом двигаться к распахнутым настежь дверям телецентра, посмотрел на нескольких наемников, сидящих на крыше бронетранспортера.

Бойцы «Мусорных лис», отложив штурмовые винтовки, курили и о чем-то разговаривали. Один из них, обернувшись на Нестерова, помахал ему рукой. Сталкер вернул приветствие и прошел мимо.

Молодой человек приблизился к широко раскрытым прозрачным пластиковым створкам главного входа в телебашню. Перед ними прямо на ступеньках было установлено длинное металлическое заграждение с желто-черным полосатым верхом. Сразу за ним стояли несколько солдат в камуфлированной униформе с нашивками в виде флага РФ и две громадные автотурели, немедленно повернувшие в сторону Нестерова ярко-красные визоры систем наведения.

— Стоп, — спокойно проговорил один из военных, подняв раскрытую ладонь. — Только по пропускам с пятым уровнем.

Его лицо было скрыто под тяжелым шлемом со встроенной системой фильтрации воздуха. Сняв с пояса фонарь и включив его, военный провел лучом по Роману. Желтое пятно света замерло на груди сталкера. Затем поползло вверх. Молодой человек опустил дыхательную маску, давая охраннику вглядеться в его лицо, в очередной раз порадовавшись тому, что на висящей на шее идентификационной карте написаны только имя и должность, но нет фотографии.

— Один из парней Кольского, да? — Солдат опустил фонарь и, наклонившись, отодвинул створку, блокирующую проход. — Давай заваливайся.

— Спасибо, — кивнул Роман, вновь спрятав лицо под респиратором с двумя боковыми фильтрами. — Какой этаж?

— Да вроде тот, где смотровая площадка. — Солдат что-то отметил в электронном планшете. — Все, иди, я сообщил, что ты сейчас прибудешь.

Нестеров вновь кивнул и неторопливо поднялся по ступеням, стараясь унять участившееся сердцебиение.

Пройдя в широкий, ярко освещенный холл, где также работали техники, копающиеся в толстых связках кабелей и проводов, торчащих из стен и свисающих с потолка, Роман направился к одному из лифтов. Возле раскрытых дверей кабины гудел переносной генератор, подключенный к распределительному электрощиту. Стоящий рядом с ним техник щелкал переключателями, от чего свет в помещении становился то ярче, то темнее.

Сталкер вошел в лифт и нажал на кнопку с надписью «Смотровая площадка». Лишь когда стальные двери сомкнулись и кабина взмыла вверх по шахте, Нестеров позволил себе привалиться к ее задней зеркальной стенке и облегченно выдохнуть.

* * *

С мягким шипением двери лифта разошлись в стороны. Роман, опустив на глаза тонированный щиток шлема и что-то проверив в дыхательной маске, вышел из кабины. Сидящие на черном кожаном диване солдаты вскочили и, угрожающе передернув затворы, подняли автоматы.

— Спокойно, народ. Свои, — дружелюбно объявил Нестеров, продемонстрировав висящее на шее удостоверение.

— А, технарь, — кивнул один из бойцов ДОПа, опуская оружие. — Проходи. Пятая студия дальше по коридору, за поворотом.

— Благодарю, — кивнул сталкер и, поправив сумку, быстрым шагом двинулся по тонкому шершавому ковру из серой ткани.

— Так сколько, ты говоришь, твоему-то? — поинтересовался один из военных, опускаясь обратно на сиденье.

— Да четыре уже, — сообщил второй, прислонив автомат к подлокотнику. — Растет малой…

Роман завернул за угол и, выдохнув, направился вдоль распахнутых настежь дверей телестудий. По правую руку на стене висели фотографии в строгих прямоугольных рамках. Между ними возвышались зеленые пластиковые кусты в декоративных кадках. Напротив одного из них стояли двое часовых, охраняющих вход в студию новостей.

Наемники в серой униформе со штурмовыми винтовками SCAR почти синхронно повернули головы навстречу Нестерову. Человек в куртке инженерной бригады отразился в широких зеркальных линзах, наподобие солнцезащитных очков скрывающих глаза солдат.

— Только для лиц с восьмым уровнем допуска, — на достаточно хорошем русском объявил один из бойцов, предостерегающе подняв руку.

Его напарник в этот момент почесал щетину на подбородке и, поправив клетчатую арафатку, обмотанную вокруг шеи, направил ствол оружия Роману в живот.

— Полегче, парни, — улыбнулся сталкер. — Я все равно не к вам.

— А, — пожал плечами наемник, — тогда тебе, наверное, к сварливому уроду, что настраивает резервные линии. Это на один ярус выше по служебной лестнице.

— По́нято, — кивнул Нестеров и, пожелав бойцам удачи, пошел дальше по коридору.

Проходя мимо охраняемых солдатами «Blindwater» дверей, он на мгновение заглянул внутрь. В широком помещении телестудии кипела работа. Инженеры подключали портативные генераторы и запускали компьютерные терминалы. Военные специалисты в тяжелых черных наушниках сидели за уже запущенными мониторами и, стуча по клавишам, негромко переговаривались. На широкий экран в дальней стене комнаты было выведено изображение карты мира и траектории спутников слежения, которые в ближайшее время должны будут пройти над бывшей столицей.

Один из солдат, стоящих возле металлических перил на возвышении, где раньше располагался стол ведущего новостей, обернулся. Взгляды Романа и наемника с сержантскими нашивками встретились. Офицер кивнул, приподняв забинтованную ладонь. Нестеров ответил тем же и быстрым шагом направился по коридору. Охранники у дверей студии проводили сталкера долгим взглядом. Один дотронулся до рации на груди.

Роман свернул в служебный коридор и, оглянувшись, удостоверился, что за ним никто не следит. После этого толкнул одну из дверей и зашел в узкое подсобное помещение. Пол и пустые металлические полки здесь покрывал толстый слой пыли. Ничего полезного, кроме двух катушек проволоки и сломанного пластикового ведра для мытья полов, в комнате не было.

Нестеров опустился на одно колено и, сняв с плеча сумку с инструментами, положил ее перед собой. Затем раскрыл молнию и откинул крышку. Внутри под слоем из отверток и гаечных ключей, перемешанные с молотками, шестигранниками и тонкими лазерными скальпелями, лежали три черных цилиндра. А еще разобранные детали от АК-103.

Раскопав компоненты комплекса связи, сталкер быстрым движением раскрыл треногу и, соединив ее с длинным тубусом корпуса, установил в углу комнаты. Затем, активировав тяжелую тарелку антенны, водрузил громадный бутон на вершину станции и с усилием провернул, пока тот не вошел в предназначенные для него пазы.

— Вух… Да, Володьки явно не хватает, — выдохнул Роман и извлек из бокового кармана сумки стальной контейнер с предупреждающими маркировками.

Вытащив оттуда «этак», сталкер взвесил артефакт на ладони, после чего, раскрыв небольшой люк в корпусе комплекса связи, вставил его внутрь. В первую секунду ничего не произошло. А затем установка, негромко загудев, пришла в движение. С тихим шелестом «бутон» антенны раскрылся, изнутри выдвинулась тонкая спица ретранслятора, и вся конструкция начала медленно вращаться вокруг своей оси.

— Вот как-то так, — пробормотал Нестеров, вытер руки ветошкой и, взяв выложенные на пол детали от автомата, принялся собирать АК-103.

Покончив с этим, сталкер вогнал магазин в гнездо и, передернув затвор, убедился в работоспособности оружия.

— Опыт, как говорится, не пропьешь, — забросив автомат за спину, усмехнулся Роман. — А теперь…

Молодой человек поднялся с пола и, погасив в комнате свет, аккуратно притворил за собой дверь. Пора искать транспорт и делать наконец отсюда ноги.

* * *

Эндрю Паттерсон затянулся сигаретой и, выдохнув в ночное небо густую струю серого дыма, отбросил окурок через широкую дыру с рваными краями, из которых торчали длинные ржавые прутья арматуры. Промчавшийся над бывшей столицей четыре года назад аномальный ураган изувечил всю восточную сторону телебашни настолько сильно, что на обнажившейся смотровой площадке теперь можно было парковать вертолеты. Этим и воспользовались прибывшие военные, создавшие посреди полукруглого помещения без передней стены резервную посадочную площадку, на которой сейчас стояли несколько десантных «Черных ястребов».

— Убьешь ты себя этой дрянью, — заметил другой наемник «Мусорных лис», пройдя по краю обрыва и взглянув на темный город внизу. — Знаешь же, в какое дерьмо превращаются твои легкие.

Эндрю закашлял и, махнув рукой, поплотнее обмотал вокруг шеи шемаг:

— Да плевать.

Он посмотрел на стоящий рядом с ним «Черный ястреб». Двигатели были заглушены, пилот сидел в кабине, уставившись в планшет. Кроме него и Эндрю с напарником, на этой стороне башни находились еще три наемника, также охраняющие вертолеты. На вопрос, зачем сторожить «вертушки», расположенные на высоте нескольких сотен метров над землей в здании, где есть только дружественные силы, руководящий их отрядом офицер раздраженно бросил: «Чтоб не улетели!»

— Все равно я раньше словлю пулю, — продолжил Паттерсон. — Не та профессия, на которой нужно печься о здоровье, чтобы в старости греться на солнышке в загородном доме где-нибудь в Огайо.

— Да уж, до старости здесь редко доживают, — кивнул второй наемник, сидящий в раскрытом боковом люке вертолета. — А все равно хочется. — Затем ударил ладонями по коленям и осведомился, вытаскивая из десантного отсека термосберегающую сумку: — Ладно! Будет кто-нибудь кофе?

— Кофе — это хорошо, — усмехнулся Эндрю и подышал на замерзшие на промозглом осеннем ветру ладони. — Давай.

Наемник вытащил термос и, свинтив крышку, разлил по алюминиевым чашкам коричневую ароматную жидкость, от которой поднимался пар.

— Настоящий испанский, — с гордостью отметил боец «Мусорных лис». — После эмбарго это редкость.

Эндрю Паттерсон согласно покивал. За спинами солдат со стуком распахнулись двойные двери из прозрачного пластика. Паттерсон обернулся.

На смотровую площадку вышел высокий человек в куртке инженерной бригады Дивизии Охраны Периметра. Его лицо скрывал тонированный щиток шлема и дыхательная маска.

— Эй, парень! — Паттерсон, не зная, куда поставить чашку с кофе, сжал ее в руке. — Сюда можно только с седьмым уровнем допуска!

— Я знаю! — крикнул инженер и, подняв карту доступа, висящую на шее, продолжил шагать в направлении наемников.

Эндрю выругался и, прищурившись, попытался разглядеть нечеткие цифры, идущие по нижнему краю пластикового прямоугольника с именем и статусом.

— Да все в порядке! У меня девятый, — сообщил инженер, подойдя уже почти вплотную.

Паттерсон моргнул. Он только сейчас понял, что человек прикрывает пальцами правой руки край идентификационной карточки, где должны быть пробиты отметки об уровне допуска. А вот левую держит за спиной.

— Твою же мать! — выдохнул Эндрю, роняя чашку и хватаясь за кобуру.

Инженер резко выбросил вперед руку с пистолетом и спустил курок. Над смотровой площадкой грянули выстрелы. Первый пробил левую ногу Паттерсона, и та немедленно отнялась ниже колена. Уже падая на покрытый разбухшим от плесени и грибка ковром пол, Эндрю успел заметить, как наемник, сидевший в раскрытых дверях вертолета, повалился спиной назад в отсек. Термос с кофе выпал из его рук и покатился по ковролину, расплескивая вокруг себя коричневую жидкость.

Инженер выстрелил снова, и пытавшийся вскинуть оружие боец «Мусорных лис», стоящий возле обрыва внешней стены, качнулся, перевалился через край и истошно завопил, уцепившись ремнем автомата за торчащую наружу арматурину.

— Не вопи, тебя вытащат, — негромко сообщил инженер и, резко развернувшись, взял на прицел наемника, выскочившего из-за одного из вертолетов. — Ты!..

Солдат вздрогнул. Штурмовую винтовку он вскинуть к плечу даже не успел и теперь стоял с поднятыми руками.

— Помоги товарищу, — приказал инженер, указав стволом пистолета на висящего вниз головой человека.

Наемник кивнул и побежал к краю крыши. Роман окинул взглядом смотровую площадку и, быстро вскочив в вертолет, вытолкнул оттуда держащегося за живот бойца, который еще несколько минут назад мирно разливал кофе. Солдат «Мусорных лис» громко и нецензурно ругался и выл от боли.

Нестеров захлопнул боковую дверь и прошел в кабину. Трое раненых, все не смертельно. В общем и целом пока все идет неплохо. Сталкер приставил пистолет к затылку пилота.

— Проклятье, народ… — Летчик лениво вытащил из ушей наушники, в которых на полной громкости орала какая-то западная рок-группа. — Если это опять какие-то ваши…

Он обернулся.

— Шутки… Э… — Наемник поднял руки. — Сдаюсь. Ты вообще кто, приятель?

— Сдаваться не надо. — Нестеров, продолжая держать пилота на прицеле, сел в соседнее кресло. — Причинять тебе вред я не буду, если ты не станешь делать глупостей. Договорились?

Летчик, судорожно сглотнув, кивнул.

— Отлично. — Роман кивнул на приборную панель. — Взлетай.

— Да… да, конечно! — Наемник опустил на голову шлем и, застегнув на подбородке ремешок, начал быстро щелкать какими-то кнопками.

Через мгновение взревел двигатель, и лопасти, все убыстряясь, пришли в движение. Двойные прозрачные двери распахнулись, и через них, вскинув автоматы, на смотровую площадку ворвались бойцы в серой униформе с песочными вставками. Красные точки от лазерных целеуказателей заплясали на груди пилота. Нестеров, продемонстрировав приставленный к голове летчика пистолет, помахал наемникам рукой.

«Черный ястреб» оторвался от пола и, заставив бойцов «Мусорных лис» прикрыть ладонями лица от ниспадающего потока воздуха, вылетел в широкую дыру в стене. По обшивке забарабанили пули. Нестеров обернулся. Последнее, что он увидел, прежде чем пролом с рваными краями в полукруглой стене смотровой площадки стал слишком мелким, чтобы различить хоть какие-то детали, были подбежавшие к краю стрелки. Стволы штурмовых винтовок SCAR освещало дульное пламя, бойцы корпорации стояли в два ряда — первый на одном колене, второй в полный рост. Рядом с ними один наемник наконец втащил другого, до этого висевшего снаружи, через дыру, и оба, тяжело дыша, повалились на пол. Возле раненых опустились медики с объемными сумками с красными крестами.

После этого вертолет, набирая высоту, облетел вокруг башни и, обогнув громадный шпиль, устремился в глубь города.

Роман, продолжая держать ствол пистолета направленным на пилота, откинулся на спинку кресла, выдохнул и пробормотал:

— Думаю, у меня теперь есть пара седых волосков.

Никто не погиб, и Роман смог добыть для группы транспорт. И вдруг внезапно мелькнуло воспоминание: на маленькой монетке, подброшенной Вдовиченко, выпала решка. Молодой человек улыбнулся. Действительно, все прошло более чем удачно.

* * *

Вертолет, заложив крутой вираж, пошел на снижение. Под ним пронеслась пустая широкая улица и приподнятые на высоких опорах пути монорельса. Сам потускневший состав замер между станциями. Его двери были раскрыты настежь, некоторые пластиковые окна выбиты.

— Куда теперь? — негромко осведомился пилот, сжимавший штурвал так сильно, что побелели костяшки пальцев.

— Садимся. — Роман кивнул на парковку перед громадным зданием телецентра.

Летчик что-то пробормотал и, щелкнув переключателем у себя над головой, опустил рычаги управления. Гул мотора стал тише и сменил тональность, после чего машина, опустив нос, пошла на снижение.

Обогнув по широкой дуге замерший на путях состав монорельса, «Черный ястреб» опустился на асфальт прямо посреди проржавевших автомобильных остовов. Качнувшись на гибких опорах стоек шасси, вертолет замер.

— Глуши мотор и не вздумай улетать, — усмехнулся Нестеров, указав стволом пистолета на летчика. Затем, поднявшись с места, прошел по десантному отсеку, толкнул боковую дверь и выглянул наружу.

Всю парковку вплоть до широкой гранитной лестницы телецентра занимали брошенные автомобили. Справа возвышался серый фургон новостей с громадной цифрой «1» на дверях. Крышу «Газели» венчали тарелки спутниковой связи. Внутри темного салона перед потухшими дисплеями сидел скелет в полуистлевшей форме сотрудника технической бригады. Рядом лежали останки телеоператора. Разбитый вдребезги черный короб камеры валялся у колес машины.

Нестеров посмотрел на двери телецентра и крикнул:

— Народ! Я знаю, что вы там! Выходите!

Вместо ответа раздался лишь вой ветра, пронесший по пустой площади опавшие листья вперемешку с мусором.

Внезапно в одном из окон второго этажа мелькнул алый отблеск. На груди Романа подпрыгнула и замерла красная точка. Сталкер вздрогнул и, выругавшись, упал на пол.

Над головой просвистела пуля и со звоном впилась в заднюю стенку десантного отсека.

— Твою же мать… — выдохнул Нестеров и, скидывая с плеча автомат, перекатился под защиту десантных кресел.

Как показалось сталкеру, внутри темного центрального холла за прозрачными пластиковыми дверями промелькнул чей-то силуэт. Алая точка ЛЦУ поползла по полу салона, перескочила на одно из пустых сидений, а затем так же резко исчезла.

— Пригни голову и готовься взлететь, как только прикажу! — крикнул Роман пилоту.

Наемник ничего не ответил. Нестеров обернулся. Стекло в двери кабины слева от летчика пошло трещинами, а сам он лежал лицом вниз на приборной панели. Из небольшой дырочки в его шлеме сочилась кровь.

— Зараза… — пробормотал сталкер и, прицелившись, дал короткую очередь по окнам телецентра.

Несколько стекол разлетелось вдребезги. За ними показались смутные тени, отошедшие в глубь комнат, а мгновение спустя по обшивке вертолета вновь забарабанили пули. Судя по количеству, стреляли сразу с нескольких сторон. Роман вытащил магазин и, продолжая материться, полез в подсумок за новым. Оставаться внутри вертолета дальше было, судя по всему, попросту глупо.

— Ну где вы там… — прошептал сталкер беря один из темных силуэтов на прицел. — Только не говорите мне, что вас всех убили!

Нестеров плавно нажал на спуск. Автомат вздрогнул и выплюнул несколько зарядов. Пули промчались над забитой брошенными автомобилями парковкой и впились противнику в грудь.

Стоящий в разбитом окне человек покачнулся, сделал несколько неуверенных шагов и, подавшись вперед, с криком перевалился через подоконник. Секунду спустя раздался омерзительный хруст, и нападавший распластался на асфальте.

А затем двери телецентра распахнулись, и на гранитные ступеньки выбежали члены маленького отряда. Анна и Рем, прикрывая пригнувшихся ученых, двигались первыми, тогда как Барнс с двумя другими бойцами корпоративной охраны шли спиной вперед, ведя ураганный огонь из UMP-5 куда-то в глубь холла.

— Роман, заводите мотор! Нам нужно сматываться! — гаркнул Грэй и, сменив магазин, продолжил стрелять.

Ученые тем временем успели преодолеть открытое пространство и один за другим забрались в вертолет. Доктор Лавров, коротко кивнув сталкеру, опустился на одно из сидений и щелкнул застежками ремня безопасности.

— Кто эти ребята? — спросил Нестеров, взяв на прицел очередного стрелка.

— Хотел задать тот же самый вопрос, — усмехнулся Рембрандт и, пробежав вперед по салону, залез в кабину.

Пробормотав какое-то ругательство, снайпер распахнул дверь и, вытолкнув наружу труп пилота, занял его место. Пули продолжали поливать обшивку, отбивая какой-то угрожающий ритм. Волкова, встав на одно колено рядом с лежащим на полу Нестеровым, сделала несколько прицельных выстрелов.

— Все, полетели! — скомандовал подбежавший последним Барнс, запрыгнул в вертолет и закрыл за собой бортовой люк.

Снайпер кивнул и, опустив на голову тяжелые наушники, положил ладони на штурвал. Лопасти «Черного ястреба» пришли в движение. Под непрекращающимся обстрелом вертолет качнулся и, оторвавшись от земли, начал подниматься в воздух. Прозрачные пластиковые двери телецентра распахнулись.

На ступеньки выбежали фигуры в темно-синих комбинезонах, сжимавшие в руках автоматы Калашникова с глушителями. Лица их скрывали противогазы. Один из бойцов вскинул на плечо РПГ-7 и, прицелившись, произвел выстрел. Оставляя за собой длинный белый шлейф, заряд вырвался из ствола и, промчавшись под самым днищем вертолета, впился в монорельсовый поезд.

Центральный вагон исчез во вспыхнувшем огненном шаре. Остальные четыре ударная волна, подкинув в воздух, сбросила с дороги прямо на забитое машинами шоссе. С громким скрежетом серые вагоны смяли несколько автомобилей и замерли, объятые пламенем. Черный столб едкого дыма от горящего пластика устремился в небо.

Человек с РПГ, опустившись на одно колено, принялся перезаряжать оружие.

— Даже не надейся… — пробормотала Волкова, просунула ствол «Винтореза» в полуоткрытую боковую дверь, на мгновение припала к оптике и, задержав дыхание, спустила курок. Тело в синем комбинезоне дернулось и рухнуло на гранитные плиты главного входа телецентра. После чего покатилось по ступеням. Серый камень окрасили кровавые разводы, из дыры в голове хлестала кровь.

— Промеж глаз, — кивнул, прищурившись, Грэй и захлопнул бортовой люк.

Анна забросила «Винторез» за спину и устроилась в кресле рядом с Романом. Щелкнув застежкой ремня безопасности, посмотрела на Нестерова.

— Спасибо, — негромко проговорила она, — что вновь сдержал свое слово.

Сталкер улыбнулся и кивнул. Вертолет, уйдя из зоны досягаемости оружия стрелков в комбинезонах, заложил крутой вираж и полетел в сторону виднеющихся на горизонте деревьев. Все сидели молча. Тишину нарушал лишь рев двигателя, от которого мелко вибрировал пол.

— Кто-нибудь знает, кто это вообще был? — резко вскинув голову, осведомился Пит.

Молодого ученого трясло, он сжимал и разжимал кулаки, пытаясь унять дрожь. Элис положила ладонь в защитной перчатке ему на плечо. Краска на костюмах ученых кое-где уже начала сходить, и то тут, то там проглядывали оранжевые пятна.

— Понятия не имею, — откликнулся Барнс, опускаясь на сиденье напротив. — Слишком мало деталей. Оружие стандартное для Московской Зоны. Я бы даже сказал — тривиальное. Экипировка — тоже.

— Один нюанс. — Роман поднял указательный палец. — Они все носят одинаковые комбинезоны… «Нефрит», если я не ошибаюсь. Третья или четвертая модель. Их просто обожали наемники, работавшие в Старой Зоне. У Рене есть парочка трофейных, оставшихся после ряда односторонних контрактов.

— Хотите сказать?… — Грэй кивнул на растворившийся в темноте за иллюминатором телецентр.

— Хочу сказать лишь то, что они умеют неплохо стрелять, организовывать засады и явно принадлежат к какой-то силовой структуре. Не обязательно официальной, не обязательно легальной. А так всего лишь домыслы. Может быть, это случайная стычка. А может быть… — Нестеров обернулся на Лаврова. — Это представители еще одного игрока, мечтающего наложить лапы на дока и его открытие по созданию «псионических суперсолдат»…

* * *

Айзек вновь посмотрел в оптический прицел. Покрытая тротуарной плиткой площадка перед входом в парк была пуста. Тонкие лианы кое-где обгорели, но это, если не считать пятен засохшей крови на земле, было единственным свидетельством успеха организованной на военных засады. С остальным — телами и техникой — блестяще справилась группа зачистки. Фигуры в черных комбинезонах, прибывшие на тяжелых гусеничных тягачах, оттащили от ворот обгоревшие джипы и в данный момент, вероятно, сбрасывали их в Яузу.

Бывший наемник моргнул и, «отлипнув» от оптики, сел на холодный металл крыши. Затем закатал рукав и посмотрел на тяжелые механические часы. Лазерная гравировка на другой стороне циферблата указывала на то, что владелец — некто Айзек Брэдбери, сотрудник частной военной корпорации «Blindwater», — получил их в награду за храбрость и героизм, позволившие выполнить задание по спасению заложников в Норвегии.

Впрочем, сейчас человек в черной камуфлированной броне не мог вспомнить ни кто такой этот Айзек Брэдбери, ни как выглядит Норвегия. Для него эта страна была просто еще одним контуром на стратегической карте мира. Значение имела лишь нашивка в виде черного прямоугольника на фоне земного шара. Только в этом был смысл существования и выполнения приказов.

— Они опаздывают, — наконец сообщил мужчина.

— Это у тебя часы спешат, — откликнулась девушка. Затем взглянула на электронные цифры, мигающие на тактическом дисплее, закрепленном на манжете рукава брони. — Впрочем, они действительно опаздывают.

— По плану Нестеров уже давно должен был получить вертолет и забрать группу, — голос Айзека вновь стал сухим и блеклым. — Не понимаю, что могло их задержать.

Его напарница кивнула, вытащила из поясной сумки планшет и провела по экрану пальцем в черной перчатке.

— Судя по отчетам, брат Стуков прекрасно справился с возложенной на него задачей, — наконец сообщила она. — Сталкер забрал его униформу и проник в башню. Здесь Янус рассчитал все вплоть до секунды. Даже под каким углом пули войдут в тела наемников, охраняющих вертолеты, и какого диаметра окажется пятно от кофе на полу.

Любопытно, наверное, думать, что ты все решаешь сам, а в итоге оказаться пешкой, действиями которой руководили с первого и до последнего шага.

Айзек усмехнулся. Звук вышел глухим и похожим на шелест засохших листьев.

— Мне иногда интересно, каково это — быть спящим или внедренным агентом, — наконец произнес бывший наемник. — Говорить, как люди. Думать, как они. Принимать решения, продиктованные эмоциями и чувствами.

— Ты мог стать одним из них, — пожала плечами девушка. — Остаться в структуре своей корпорации и вести разведку. Однако ты предпочел исчезнуть в пламени взрыва вертолета и стать полноценным братом. Отринуть свое прошлое и индивидуальность, чтобы принять единение с нами. Стать чем-то большим, чем просто сумма мозговых импульсов и структур ДНК.

Мужчина кивнул:

— Это так. Но может быть, я совершил ошибку? Может быть, от меня было бы больше пользы…

— Оставь размышления Наставникам.

Девушка посмотрела на напарника. Лицо, скрытое под черной тканевой маской и шлемом с защитными очками, отразилось в тонированных линзах.

— Скажу тебе по секрету, — она понизила голос, и Айзека поразила странная человечность этого действия. — Янус видит в тебе ценного полевого бойца. Ты в списке кандидатов на пост командира звена братьев.

— Да неужели? — Бывший наемник моргнул. — Приятно знать, Ариель.

Девушка кивнула. Затем, вздрогнув, дотронулась до бусины беспроводного наушника.

— Принято, — через пару мгновений сообщила она и, обернувшись к напарнику, добавила: — На группу напали возле здания телецентра.

— Кто? — Айзек выхватил из поясной сумки планшет и настроил соединение со спутником слежения. — Когда?

— Буквально пять минут назад. — Девушка застучала по клавишам ноутбука, перебрасывая боевые БПЛА «Жнец» с позиции в зоне ожидания. — Бойцы неопознанной группировки. Аналитическая бригада пробивает их на соответствие с известными нам силовыми структурами, однако сомневаюсь, что им удастся что-то раскопать, если к моменту поступления информации к нам эти ребята остались не идентифицированными… Погоди-ка… — Девушка вгляделась в монитор. — Да, есть соответствие! Это солдаты частной военной корпорации «Феникс». По нашим данным, они сотрудничают, а возможно, и вовсе находятся в прямом подчинении Главного Противника.

— Янусу это не понравится, — пробормотал бывший наемник, глядя на экран.

На сияющем в темноте мониторе был хорошо виден кровавый след на гранитных ступенях телецентра. Однако никаких следов нападавших мужчина обнаружить не сумел. Трупы, если таковые и были, неизвестные унесли. Более того, судя по всему, они даже собрали стреляные гильзы.

— Да уж, — кивнула Ариель. — Наставник любит знать заранее о любой возможной детали будущей операции. А в этой он продумал каждую мелочь.

— Угу, — рассеянно подтвердил Айзек, убирая планшет. — У меня чисто.

— То же самое, — сообщила девушка. — Я дала на всякий случай очередь из пулеметов БПЛА по окнам здания, но не думаю, что это имело хоть какой-то смысл. Скорее всего, они уже успели уйти.

Она закрыла крышку ноутбука и покачала головой.

— Янус будет в ярости, — повторила Ариель. — Не представляю, как мы ему об этом доложим.

— Я возьму это на себя, — улыбнулся под маской Айзек. — Ты ведь вроде сказала, что он мне симпатизирует. Что с группой?

— Все в норме, только пара пробоин в обшивке угнанного Нестеровым вертолета. Поразительно, да? Янус рассчитал даже, какой именно «Черный ястреб» выберет сталкер.

— Склоняюсь перед мудростью Учителя, — произнес бывший наемник и сложил ладони домиком. — Хотя она и не удивительна. Ведь еще никто в организации не делал такой быстрой карьеры?

Девушка покачала головой. Между стальными коробками воздуховодов завыл низовой ветер. Верховой гнал по темному небу клочки черных облаков, от чего сияние звезд то появлялось, то исчезало.

— За два года он прошел путь от полевого агента до правой руки Старейшего. Никогда не сомневающийся, всегда предусмотрительный и расчетливый. Я успел поработать под его руководством. Мы разыскивали сталкеров, думавших, что они смогли выйти из игры и сбежать от Зоны достаточно далеко… — Айзек запрокинул голову и посмотрел на четко вырисовывающиеся на фоне черного бархата космической пустоты созвездия. — Они ошиблись. Когда знаешь столько, сколько знали те мужчины и женщины… Когда ты проникал в сокрытые под недрами окрестностей Припяти секретные лаборатории… Когда добирался до ЧАЭС и возвращался обратно. Нет, ты уже никогда не выберешься из Зоны, не важно, насколько далеко ты от нее спрячешься…

Бывший наемник хмыкнул. Ариель внимательно слушала напарника. Айзек редко рассказывал о своих прошлых операциях.

— Мы отыскивали их. Полусумасшедших, обездоленных, сломленных. Или же, наоборот, поднявшихся, разбогатевших и считающих, что они начали жизнь с чистого листа. Но глаза… Их глаза не могли солгать. Этот отпечаток носит каждый, кто пытался найти в Старой Зоне свою судьбу. Каждый, кто сражался с мутантами и… людьми. Кто добывал артефакты и выбирался из аномалий. Кто ходил по ветхим домам заброшенных деревень и пустым квартирам мертвого города. Кто сидел у костра и пил дешевую водку, просто стараясь не думать о том, что принесет завтрашний день… Мы вербовали некоторых из них… Других казнили. Никогда не забуду человека, которого мы нашли в одном из так называемых домов-коробок в Гонконге. Знаешь, что такое дома-коробки? Это когда в здании на каждом этаже снесены внутренние стены и вместо них установлены фанерные доски, создающие крохотные капсулы два на один на один метр. И в этих клетушках живут люди… Так вот. Мы отыскали его в крохотной… даже не знаю, у меня язык не поворачивается назвать это комнатой, и силой вытащили наружу. Он не сопротивлялся. Когда-то, насколько я знал, он был одной из легенд Зоны. Герой, про которого рассказывали истории и сочиняли анекдоты. А сейчас передо мной стоял, вернее, фактически падал, сползая по стене, обессиленный, умирающий человек, сидящий на наркотиках и выполняющий мелкие поручения в лавке на первом этаже этого многоквартирного дома. Когда он понял, кто мы, то улыбнулся. Меня поразило количество шрамов на его лице. Он попросил вывести его на крышу, прежде чем мы сделаем то, зачем пришли. Янус согласился. Когда я стрелял ему в затылок из пистолета с глушителем, он, смотря на море огней, прошептал: «Спасибо… Что помогли этому закончиться».

Где-то вдалеке раздался грохот вертолетного винта. Айзек и Ариель почти синхронно обернулись, чтобы увидеть едва различимую серую точку над высокими крышами окрестных домов.

— А вот и они, — объявил бывший наемник, ложась на живот перед снайперской винтовкой. — Почти точно по графику.

Мужчина откинул с оптического прицела защитный кожух и прильнул к окуляру. Его палец лег на спусковой крючок. Девушка замерла рядом, опустившись возле укрепленного на треноге бинокля.

— Ну, поехали… — пробормотал Айзек, «нащупав» в бортовом иллюминаторе приближающегося «Черного ястреба» сталкера с темно-русыми волосами. — Добрый вечер, господин Нестеров. Надеюсь, вы останетесь довольны сегодняшней развлекательной программой…

Глава 2

Место крушения

Шасси вертолета с мягким стуком коснулись асфальта, и «Черный ястреб», слегка качнувшись на стойках, замер со включенным двигателем.

— Глуши мотор! — скомандовал Роман и покрутил поднятым вверх указательным пальцем. — Здесь мы слезем.

Рем кивнул и защелкал переключателями. Громкий гул вращающихся винтов начал постепенно стихать, и через несколько секунд повисла звенящая тишина.

Оглушительно лязгнули металлические полозья, и Барнс, оттолкнув в сторону люк, первым спрыгнул на землю. Вертолет приземлился прямо перед самым входом в парк на покрытой тротуарной плиткой широкой площадке. Впереди над покосившейся железной оградой поднимались темные заросли каких-то экзотических растений, которые даже Грэй, несмотря на участие во множестве операций американской армии на экваторе, не мог идентифицировать.

Под ногами переплетались выползшие из ворот главного входа лианы, наполненные густым вязким соком, от которого пахло мокрым подлеском. Капитан сплюнул и отпихнул от себя одно из растительных щупалец, пытающееся «потрогать» ботинок бойца корпоративной охраны.

— Дерьмовое местечко, — процедил Барнс, снимая с предохранителя UMP. — Роман! Считайте, что мое паучье чутье задергалось!

Нестеров, вылезший из вертолета следом, кивнул. Ему тоже было не по себе. Он лишь дважды бывал так близко к Дебрям и ни разу не решался зайти в них. Судя по спутниковым снимкам, джунгли простирались по всей территории Национального парка «Лосиный Остров» вплоть до того места, где они упирались в бетонную стену Периметра и пламя огнеметов команд сдерживания.

Роман поежился. «Плохое место, чувак. Карма у него дрянная» — так однажды сказал встретившийся ему по дороге к одному из скоплений аномалий сталкер.

Мужчина с длинными дредами назвался Степлером и проболтал с Нестеровым всю дорогу туда и обратно. Одетый в яркую цветастую куртку и бандану расцветки ямайского флага, сжимающий в руках дробовик, из которого он лихо снимал попадающихся на пути мутантов, Степлер рассказывал обо всем, кроме самого себя. Именно благодаря ему Роман узнал о существовании нескольких весьма интересных мест в Зоне и выяснил, как к ним добраться. После этого суммарный вес артефактов, выносимых Нестеровым из Москвы, увеличился почти вдвое.

Нестеров помотал головой, прогнав воспоминания, и провел ладонью по макушке. С момента приземления его не оставляло странное чувство, что за ним кто-то пристально наблюдает. Роман резко обернулся, но не увидел ничего, кроме пустых панельных многоэтажек и серой безжизненной аллеи, ведущей ко входу в метро на другом конце Сокольнической площади.

Спрыгнувший из вертолета Рембрандт принял из рук доктора Лаврова сумку с инструментами и помог ему спуститься. Доктор, подняв забрало шлема, тяжело вздохнул и посмотрел на заросли тропических растений, вздымающиеся по ту сторону ограды.

— Так это и есть Дебри? — осведомился он. — Я представлял себе их несколько иначе…

— А как, если не секрет? — Анна, опустившись на одно колено, водила стволом «Винтореза» из стороны в сторону, изучая крыши соседних домов.

— Ну… — Ученый потер подбородок. — Что-то более восточноевропейское…

Присев на корточки, он внимательно вгляделся в пульсирующую возле тяжелого ботинка лиану. Живой растительный отросток слегка подергивался, ища, к чему бы прицепиться, чтобы продолжить свое распространение.

— «Душитель Ламберта», обитающий в Зоне, сформировавшейся в джунглях Микронезии, — определил Лавров, осторожно потыкав жгут пальцем в защитной перчатке. — Неожиданно, не правда ли?

Один из безымянных подчиненных Барнса, вылезший из «Черного ястреба», лишь неопределенно пожал плечами. Его руки были заняты оранжевыми кофрами с оборудованием, принадлежащими Питу и Эллис, появившимся следом.

Грэй обернулся на последнего бойца корпоративной охраны, взявшего в руки пистолет-пулемет и собравшегося тоже подняться с места.

— А вас я попрошу остаться, — усмехнулся капитан, указав на него пальцем. — Присмотри за машиной. Не хочу, выбравшись отсюда, остаться без транспорта.

— Так точно! — лихо гаркнул боец в темно-синей куртке.

— Вот и отлично, — усмехнулся Барнс и захлопнул дверцу бортового люка.

Капитан корпоративной охраны развернулся и направился в сторону стоящих посреди заасфальтированной площадки членов маленького отряда. Роман проводил последний инструктаж.

— Значит, так, — сталкер закинул автомат на плечо и кивнул в сторону ограды разросшегося парка, — это место одно из худших в Московской Зоне. Я думаю, всем это уже понятно. Наша задача зайти туда, достать вашу хайтек-игрушку и выбраться живыми. Это не так уж и сложно, если мы все сделаем правильно. Дельта, Рем, на вас огневое прикрытие. Я скажу, когда мы с вами разделимся и какие позиции вам занять.

Снайперы почти одновременно кивнули. Рембрандт раскрыл подсумок с боеприпасами и быстро пересчитал количество запасных обойм.

— Хорошо, — Нестеров проверил фильтры противогаза и продолжил: — Доктор, вы и ваши люди становитесь в центр своеобразного треугольника, который образуем мы с вами и вашим бойцом, капитан Барнс.

Барнс утвердительно кивнул. Роман опустил руку в карман, проверяя, достаточно ли у него гаек.

— Я пойду первым, вы за мной. Слушайте все, что я скажу, и делайте в точности как я. Иначе мы все покойники. Вопросы есть?

Члены маленького отряда в ответ лишь покачали головами.

— Вопросов нет, — подытожил Нестеров. — Тогда пошли.

Сталкер бросил последний подозрительный взгляд на высокое здание гостиницы в дальнем конце площади и, махнув рукой, первым направился в сторону ограды парка.

Толстые, покрывающие землю лианы никак не реагировали на то, что по ним идут люди, и лишь изредка под подошвами шнурованных ботинок раздавалось негромкое хлюпанье, когда кто-нибудь наступал на еще не сформировавшийся отросток, наполненный зеленым соком.

— Осторожнее, — прокомментировал Роман, когда Пит неловко поставил ногу и, поскользнувшись, чуть не повалился на землю.

Поддержавший молодого ученого Барнс коротко кивнул. Нестеров, остановившись перед сложенной из красного кирпича аркой входа, пристально вгляделся в глубь темной аллеи. Затем выдохнул и, аккуратно дотронувшись до металлических ворот с облупившейся черной краской, толкнул их. С громким скрипом железные створки отворились, пропуская отряд внутрь мутировавшего парка.

— Дерьмовое местечко, — мрачно повторил Барнс и, пройдя следом за Нестеровым, включил подствольный фонарь.

Полумрак заросшей аллеи прорезал красноватый луч. Грэй провел широким световым пятном по почти сходящимся над головой кронам тропических деревьев. Между ними висели длинные пульсирующие лианы. Откуда-то издалека доносилось странное уханье и непонятный треск.

Роман согласно кивнул, затем обернулся на снайперов.

— Дельта, давай на колесо обозрения, — приказал он, посмотрев на поднимающийся над темным лесом громадный круглый силуэт. — Сигма говорил, что там есть хорошая позиция.

— Поняла, — кивнула девушка и исчезла в зарослях высокой травы.

— Теперь вы. — Сталкер обернулся к Рему и указал на двухэтажную постройку, выступающую из-за деревьев справа от входа. — На вас во-он то кафе. Поднимитесь на крышу, оттуда должен быть неплохой обзор на центральную площадь. Огонь без моей команды не открывать.

— Принято, — подтвердил снайпер и короткими перебежками двинулся на свою позицию.

Широкий тканевый навес над летней верандой был порван, и через него прорастали какие-то высокие кусты. Они же разметали пластиковые стулья и столы со складными зонтиками, пробив собой плиточный пол.

— Ну ладно, — выдохнул Нестеров. — Теперь наша очередь.

Сталкер кивнул оставшимся с ним членам отряда и двинулся вперед по заросшей травой аллее. То тут, то там из темноты проглядывали остатки былой инфраструктуры парка. Опрокинутая и почти скрывшаяся в траве тележка с мороженым. Проржавевшие баллоны с гелием от прилавка с воздушными шариками. Вдалеке между деревьями виднелся призрачный свет гниения, и его отблески плясали на брошенных аттракционах, придавая ржавым конструкциям сюрреалистический вид.

Доктор Лавров издал приглушенный возглас удивления, заметив на одном из бывших газонов громадные закрывшиеся на ночь раффлезии. Красные тропические растения походили на сомкнутые бутоны, и группа благодаря противогазам не чувствовала их тошнотворного запаха гниющего мяса, которым они привлекали насекомых.

Барнс направил луч света от подствольного фонаря на огромные свисающие с деревьев цветы, отдаленно напоминающие орхидеи. Из них, поблескивая и переливаясь, сыпались крохотные пятнышки спор.

— Проклятье! — Грэй отшатнулся и смахнул их с рукава темно-синей куртки. — Роман! Эта штука опасная?

— Только если попадет внутрь, — откликнулся сталкер, обогнувший лежащий на земле вагончик от небольшого паровозика, на котором раньше по парку возили отдыхающих. Стенки пластикового остова выцвели и посерели. Внутри сквозь дыры в полу прорастали яркие цветы.

— А если попадет? — Барнс, несмотря на дыхательную маску, отошел подальше от «орхидей», продолжающих распылять вокруг себя мириады спор.

— Тогда ждите чудовищной рвоты и поноса всю ближайшую неделю, — сообщил Роман, переступив через сломанную скамейку. — Эти штуки как-то влияют на слизистую оболочку желудка. Более мелкое существо умирает, а человек получает сильнейшее отравление…

— Понятно, — пробормотал Грэй и, переступив через толстую лиану, в который раз уже повторил: — Действительно, поганое местечко.

Нестеров, резко остановившись, поднял сжатый кулак.

— Тихо!

Капитан корпоративной охраны вскинул пистолет-пулемет. Роман весь обратился в слух.

— Нет… показалось, — наконец произнес он, распрямляясь.

Грэй выдохнул. Маленький отряд, пройдя под практически сросшимися кронами двух громадных деревьев, вышел на свободную от растительности центральную площадь Сокольнического парка. В ее центре под заполненным звездами темным небом блестел металлом неработающий фонтан. Громадный стальной обод отразил свет фонарей, и по всей заасфальтированной площадке запрыгали световые зайчики. Несколько из них отскочило от черного искореженного силуэта.

Глубоко зарывшись носом в землю и оставив за собой длинную вспаханную борозду, рядом с фонтаном лежал на брюхе разбившийся Су-47. Боевая машина от удара превратилась в груду металла, оба крыла отлетели в стороны, и одно из них вертикально вверх поднималось из фонтана.

Прозрачный колпак кабины и пилотское кресло отсутствовали — видимо, летчик успел катапультироваться. От фюзеляжа по земле тянулась темная, поблескивающая в свете фонарей полоска. Она заканчивалась широкой лужей, отражающей небо. Каким-то чудом бензин не загорелся.

Роман, подняв ствол автомата, оглядел место крушения, а затем кивнул Лаврову. Доктор дал отмашку подчиненным, и трое ученых, подняв с земли кофры с оборудованием, двинулись к разбившемуся самолету. Следом за ними по команде Барнса направился безымянный боец корпоративной охраны с пистолетом-пулеметом наперевес.

Грэй и Нестеров опустились на невысокий металлический заборчик, огораживающий фонтан, наблюдая за своими «секторами обстрела».

— Кстати, а если они ничего не найдут? — осведомился Роман. — О чем вы в такой ситуации договорились с Декартом?

— Если «призма» пропала или сильно повреждена, у вас останется аванс и полезные контакты с нашей корпорацией. Скидку на оружие мы вам все равно предоставим, — откликнулся Грэй.

— Приятно знать, — усмехнулся сталкер, посмотрев на силуэт колеса обозрения.

На случай если Дельта сейчас следила за ними через снайперский прицел, Нестеров помахал рукой.

Ученые в этот момент, сняв заляпанный грязью белый защитный кожух с носа истребителя, копались высокоточными лазерными скальпелями в сложном механизме, расположенном на месте стандартного для этой модели «сушек» радарного комплекса.

Доктор Лавров, что-то негромко насвистывая себе под нос, водил красноватым жужжащим лучом по корпусу устройства, опустив на глаза длинную сеть из оптических увеличительных стекол, из-за чего напоминал ювелира. Наконец он отсоединил небольшую металлическую пластину и, засунув руку внутрь установки, извлек наружу стальной цилиндр с предупреждающими маркировками и двумя рукоятками по бокам.

Доктор улыбнулся и высоко поднял находку над головой, демонстрируя ее Роману и Барнсу.

— И это все? — Грэй моргнул. — Я, если честно, ожидал чего-то большего…

— Ага, — подтвердил Нестеров, вставая с ограждения. — Назвали призмой, значит, и должна быть такая штука, как нам показывали на уроках геометрии…

Ученый, гордо держа в руках цилиндр, подошел к сталкеру и капитану корпоративной охраны.

— Вот она! Вот она! Призма моей мечты! — объявил Лавров и радостно рассмеялся. — Ну что? Давайте грузиться и возвращаться?

Роман кивнул и развернулся, чтобы подать сигнал Анне и Рему.

Внезапно росшие по периметру площади кусты ожили. С криками «Оружие на землю! Руки за головы!» один за другим растения подняли автоматы с глушителями и превратились в бойцов, одетых в камуфляжные костюмы «Гилли». Широкие темно-зеленые и серые полоски маскировочного джута оплетали неизвестных солдат с головы до ног. Из-под низких капюшонов поблескивали визоры приборов ночного видения. Длинные плащи, сливающиеся с густым подлеском, зашелестели на ветру, когда новые участники событий, быстро пробежав вдоль фонтана, взяли членов маленькой группы в кольцо.

Один из солдат откинул капюшон и поднял на лоб ПНВ, демонстрируя мрачное, покрытое зелено-черными маскировочными разводами лицо с усталыми холодными глазами.

— Господин Лавров, — на очень хорошем русском заговорил он. — Предмет, который вы держите сейчас в руках, представляет угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов Америки. Как сотрудники Центрального разведывательного управления мы вынуждены изъять его у вас.

В небе грянул гром. На землю упали первые капли дождя. Оперативники ЦРУ вскинули к плечам АК-103. На лбах Романа, Барнса и безымянного бойца корпоративной охраны заплясали красноватые точки лазерных целеуказателей.

— «Конкистадор», — негромко произнес офицер, достав из рюкзака стальной кейс с кодовым замком.

Внутри находилась форма из мягкого поролона, идеально подходящая к «призме». Один из солдат в маскировочном костюме кивнул и, перебросив за спину автомат, сделал шаг по направлению к Лаврову. Затем протянул руку. Дмитрий поднял круглый короб, скрывающий устройство, к плечу.

— Хрена с два! — неожиданно закричал ученый и, невзирая на алую метку, колеблющуюся на лбу, со всего размаху ударил оперативника ЦРУ цилиндром в лицо.

Человек в камуфляже, отшатнувшись, схватился за разбитую скулу.

— Ах ты ж старый пень! — взревел он, выхватив из кобуры пистолет.

— Майкл, стой! — попытался остановить подчиненного офицер.

Палец бойца скользнул по спусковому крючку.

До этого стоявший на одном колене с ладонью, опущенной в кофр с инструментами, Пит молниеносным движением распрямился и, взмахнув монтировкой, нанес сокрушительный удар по запястью оперативника ЦРУ, целящегося в Лаврова. Раздался громкий хруст, и Майкл, выронив пистолет, завопил, повалившись на землю со сломанной рукой.

— Ублюдок… — выл он, катаясь по земле. — Чтоб ты сдох…

Окончание фразы заглушил грохот автоматов.

Тело Пита затряслось, когда его оранжевый защитный комбинезон насквозь прошили пули. Из десятков дыр в прорезиненной ткани хлынула кровь. Темные ручейки побежали вниз по груди и животу. Уже мертвый помощник Лаврова продолжал стоять, поскольку скорость прохода зарядов не давала трупу упасть на землю.

— Хватит! Прекратить! Прекратить!.. — закричал офицер.

Его голос разнесся над площадью. Автоматы замолкли. Погибший ученый рухнул на колени и завалился лицом вперед в лужу собственной крови. Монтировка выскользнула из его руки и с грохотом покатилась по асфальту.

— Достаточно! — повторил глава отряда ЦРУ и посмотрел на лежащего на земле бойца. — Встань!

Тот, захрипев, поднялся, все еще прижимая к груди искалеченную руку. Затем наклонился и подобрал пистолет.

— Я же сказал, что ученые нужны живыми! — крикнул офицер.

— Да… сэр — процедил сквозь зубы Майкл.

По нижней губе бойца текла алая струйка крови. Эллис, стоя на коленях рядом с телом Пита, тихо всхлипывала.

— Вот и нужно выполнять мои приказы, — едва слышно процедил глава отряда. — Я считал, что ты сможешь стать настоящим «блэкером». Похоже, я ошибся. Когда вернемся на Большую землю, наши с тобой пути разойдутся. Я дам тебе хорошую рекомендацию. Бакслеру ведь нужны маньяки?

— Как скажете, сэр. — Майкл сплюнул под ноги офицеру.

Тишину над площадью разорвал далекий вой. С каждой секундой он становился все ближе.

— Это еще что такое? — негромко пробормотал один из оперативников, заозиравшись по сторонам.

— Не важно, — объявил глава отряда. — Забираем «призму» с учеными и уходим!

Два бойца подняли с земли рыдающую Эллис. Еще один вырвал цилиндр из рук Лаврова. Нестеров глубоко вдохнул. Сейчас все решали доли секунды. Время превратилось в патоку и втянулось в ствол оружия, направленный сталкеру в лицо. В груди раздался долгий удар сердца — единственный точный в данной ситуации хронограф.

Дождь перешел в ливень. На самой грани восприятия мелькнула пара горящих вертикальных зрачков.

— Ты спросил, что это за вой, — осведомился Роман и ухмыльнулся. — Это ваша смерть!

С громким рычанием из-за деревьев сквозь стену воды сразу с трех сторон площади выскочили черные силуэты. Громадные волки-мутанты, припав к земле, изготовились к прыжку.

— Что за… — выдохнул офицер. — Огонь!

Даже секундного замешательства бойца, державшего Нестерова на прицеле, хватило, чтобы сталкер, подавшись вперед, поднырнул под ствол автомата и, схватив оружие за корпус, отвел дуло вверх. А затем скользнул за спину солдата и ударил его ногой под колено.

— Вот теперь все, кажется, немного по-другому? — усмехнулся Роман, обхватив одной рукой захрипевшего оперативника ЦРУ за горло, а другой выхватив у него из-за пояса пистолет.

Сталкер направил «Глок» на главу отряда. Взятый в заложники боец скреб пальцами по рукаву куртки, пытаясь освободиться.

Со всех сторон загрохотали автоматы. Бойцы в камуфляже открыли огонь по вульфенам, но призрачные силуэты с горящими глазами перемещались по площади с такой скоростью, что большинство пуль уходило в «молоко».

Роман попытался достать офицера отряда ЦРУ, но тот в последнюю секунду пригнулся, и очередь из автоматического пистолета прошла у него над головой. Глава бойцов в маскировочных плащах припал к широкому цилиндру прицела ACOG, закрепленному на его автомате, и произвел несколько выстрелов. Одна из черных теней, рухнув на асфальт, заскулила.

А затем справа от Нестерова пронесся едва различимый силуэт. Громадный двухметровый волк-мутант повалил на землю оперативника со сломанной рукой и, зарычав, перекусил ему горло. Ударил фонтан артериальной крови, окрасив клыки вульфена в алый цвет. Тварь завыла и, вырвав большой кусок плоти, развернулась к еще одному бойцу. Тот отчаянно давил на спусковой крючок, но автомат лишь негромко щелкал, рапортуя об отсутствии патронов в стволе. Когда солдат наконец понял, что нужно сменить магазин, мутант уже был в прыжке.

Тяжелые когтистые лапы раздавили человеку грудную клетку, от чего тот истошно закричал. Слетевший с головы прибор ночного видения откатился в сторону. Из разбитого визора посыпались зеленые осколки.

Роман в этот момент длинной очередью снял одного из бойцов ЦРУ, целившегося в стреляющего из-за опрокинутой скамейки Барнса. Фигура в маскировочном плаще вздрогнула, на ее спине начало расползаться кровавое пятно, и, выронив оружие, повалилась на землю.

Нестеров, продолжая использовать оперативника в качестве живого щита, развернулся и попытался выстрелить в одного из вульфенов. Сухо щелкнула осечка, и сталкер, выругавшись, отбросил ставший бесполезным «Глок».

Пока Нестеров доставал из висящей на поясе кобуры свой пистолет, он краем глаза успел заметить заплясавшую на руке, которой он обхватил горло бойца ЦРУ, красноватую точку. Роман поднял взгляд.

Целящийся в него среди общего хаоса и неразберихи солдат криво усмехнулся. А затем вздрогнул и, моргнув, повалился лицом вперед. Из аккуратной дырочки на его затылке текла кровь. Она смешалась с дождевой водой, и поток быстро унес ее в водосток.

Нестеров выдохнул. Снайперский выстрел, спасший ему жизнь, судя по траектории, был произведен со стороны колеса обозрения. Сталкер развернулся и снова спустил курок. Пистолет в его руке загрохотал, выплевывая заряды.

Кто-то из оперативников ЦРУ, пытающийся отбиться от насевшего на него вульфена, закричал, когда громадный волк добрался до его горла. Роман обернулся. Глава отряда, стоя на одном колене, смотрел через прицел прямо на него, готовый спустить курок.

На самой грани восприятия сталкер успел различить трассирующий след, пронесшийся со стороны далекой гостиницы, стоящей на другом конце Сокольнической площади. Пуля врезалась в разлитый по асфальту авиационный бензин. Пламя вспыхнуло сразу.

Перекрыв грохот автоматов, отчаянные крики солдат и вой вульфенов, грянул взрыв. Громадный огненный шар вспыхнул на месте Су-47, раскидав во все стороны полыхающие обломки. Роман успел различить, как словно в замедленной съемке фигуры оперативников ЦРУ падают на землю, а затем волна раскаленного воздуха подхватила Нестерова и швырнула его в фонтан.

Уже падая, сталкер что-то нечленораздельно закричал. А затем жестокий удар о землю погасил его сознание.

* * *

Айзек Брэдбери передернул затвор снайперской винтовки. Дымящаяся гильза со звоном упала на мокрую крышу и покатилась в сторону. Бывший наемник не глядя придавил ее ладонью и, подтянув к себе, спрятал в карман. Затем вновь прицелился.

Идея разлить бензин возле самолета, а также перезаправить баки и обвешать Су-47 взрывчаткой принесла плоды. Ситуация на площади в парке моментально изменилась в нужную сторону.

Брэдбери моргнул и, наведя оружие на прихрамывающего вульфена, спустил курок. Пуля, со свистом промчавшись над улицей, впилась волку-мутанту в лоб и, раздробив череп, вышла с другой стороны. Тварь, дернувшись, повалилась на бок. Глава отряда ЦРУ, продолжая водить из стороны в сторону стволом автомата, дал короткую отмашку одному из уцелевших подчиненных. Оперативники подняли с земли сопротивляющихся ученых в оранжевых комбинезонах и, подталкивая их в спину, побежали в сторону служебного выхода из парка.

Айзек выдохнул.

— Видишь третьего вульфена? — быстро спросил он.

— Никак нет, — откликнулась Ариель, развернув стоящий на треноге бинокль. — Думаю, он ушел.

— Хорошо.

Брэдбери «поймал» в перекрестие прицела бойца ЦРУ, гонящего перед собой доктора Лаврова. Глава отряда распахнул створки ворот технического входа в парк и, быстро преодолев открытое пространство, укрылся за приземистым гражданским джипом.

Айзек хмыкнул.

— Можете не прятаться, мистер Макмиллан, — пробормотал бывший наемник, глядя, как Эдвард, стараясь не поднимать голову, открывает дверь «Рэндж-Ровера» и забирается внутрь, втолкнув на заднее сиденье рыдающую Эллис. — Ваше время истечет не сегодня.

Второй оперативник ЦРУ заставил Лаврова под дулом автомата сесть в машину, а затем вместе с кейсом с «призмой» вскочил внутрь и захлопнул дверцу. С громким ревом двигатель включился, и джип, мигнув фарами, сорвался с места.

Айзек поднял голову и, проводив «Рэндж-Ровер» взглядом, выдохнул. Взглянув на тактический дисплей на манжете рукава брони, отметил, что участился пульс и возросло давление. Стандартная реакция на участие в бою. Все показатели в пределах нормы. Бывший наемник поднял снайперскую винтовку и отсоединил прицел.

— Что теперь? — осведомилась Ариель, обернувшись к напарнику, укладывающему разобранные детали в сумку.

— Наша работа здесь закончена, — сообщил Брэдбери, застегивая молнию. — Мы должны сообщить Янусу, что план вошел в финальную стадию и пора раскрывать карты.

* * *

Сознание постепенно возвращалось. Сначала медленно и осторожно, затем все ярче и ярче забрезжил свет.

Роман распахнул глаза. Над головой было низкое темное небо, из которого шел мелкий дождь. Водяные разводы стекали по прозрачным пластиковым линзам противогаза.

Схватившись за гофрированный шланг подачи кислорода, Нестеров сорвал средство защиты, позволив холодным каплям влаги упасть на лицо. Он лежал на спине, тяжело дыша и пытаясь собраться с мыслями. Куртка промокла насквозь, где-то недалеко на промозглом ветру шумели кронами деревья. Перед глазами замелькали обрывки воспоминаний о схватке с оперативниками ЦРУ, прерванной взрывом самолета.

Роман попытался подняться. Рука коснулась чего-то мягкого. Сталкер обернулся и, закричав от неожиданности, отпрянул назад.

Фонтан, где он находился, заполняла вода. А в ней плавали тела в военной форме. Судя по их состоянию, солдат Дивизии Охраны Периметра убили совсем недавно — не больше пары часов назад. С громким раздраженным жужжанием с трупов поднялся рой мух и взмыл в небо. Нестеров встал и попытался понять, что послужило причиной гибели военных.

У ближайшего бойца отсутствовала задняя половина черепа, а во лбу зияла небольшая аккуратная дыра. На промокшей нашивке значилось «Суздальский Д.». Из рваной раны на затылке вытекала кровь. Широкое алое пятно разбегалось по серой поверхности воды, позволяя телам медленно дрейфовать внутри.

Нестеров, почувствовав приступ тошноты, вскочил и, подбежав по колено в ледяной воде к краю фонтана, перегнулся через бортик. Его вырвало. Содрогаясь от пронзающих тело спазмов, Роман распластался на покатом железном покрытии.

Затем, вытерев рот рукавом куртки, подтянул ноги и перевалился через борт. Тяжело дыша, Роман растянулся на земле. Все тело ныло от ушибов и ссадин, полученных, когда ударная волна швырнула его в фонтан. Заморгав, сталкер поднялся с земли и, пошатываясь, побрел по небольшой каменной лесенке, спускающейся к фонтану. А потом повалился на колени, глядя на залитую дождем площадь.

Повсюду лежали мертвые тела и обугленные детали самолета. Нос Су-47 взрывом отшвырнуло на другую сторону заасфальтированной площадки, где он смял под собой несколько невысоких деревьев.

Роман сжал кулаки. Ужас и растерянность сменились злобой. Она же принесла с собой и ясный ум. Поднявшись на ноги и подобрав с земли один из автоматов, Роман проверил количество боеприпасов в магазине.

Затем направился к ближайшему трупу. Это был один из оперативников ЦРУ. Человек в камуфляжном костюме «Гилли» лежал на боку, правая рука была оторвана. Убил солдата, судя по удивленному выражению лица, болевой шок. Роман быстро проверил карманы мертвеца и, не найдя ничего полезного, двинулся дальше.

Тело Барнса сталкер нашел в паре десятков шагов от того места, где видел его последний раз. Капитан корпоративной охраны погиб от прямого попадания в грудь обломка хвостового стабилизатора. Погнутый кусок черного металла превратил в месиво грудную клетку и внутренние органы.

При этом капитан боролся за жизнь до самого конца. Его раскинутые в стороны руки, судя по глубоким порезам, в момент смерти сжимали осколок фюзеляжа, пытаясь вытащить его. Изо рта тянулась тонкая засохшая струйка алого цвета. Дождевая вода стекала по лицу, и казалось, что капитан плачет.

Нестеров, опустившись рядом с ним на колени, снял с капитана темные очки и закрыл ему веки. Быстро прочитав короткую молитву, сталкер поднялся, пообещав себе обязательно вернуться и похоронить Грэя.

Через несколько минут Роман, осмотрев все тела, собрал достаточное количество патронов для автомата и даже сумел отыскать свой собственный АК-103, после чего без малейшего сожаления выбросил оружие, снятое с трупа оперативника ЦРУ.

Опустившись на мокрую траву под невысоким деревом, Нестеров принялся распихивать магазины по карманам, попутно восстанавливая картину произошедшего.

Всего на площади было одиннадцать тел. Пит. Шестеро оперативников ЦРУ. Двое бойцов корпоративной охраны — сам Грэй и… Сталкер впервые пожалел, что не знает имя помощника Барнса. И что особенно удивило Романа — два вульфена. У волков-мутантов были прямыми снайперскими попаданиями раскроены черепа.

— Итак, — пробормотал Нестеров, запихивая один за другим патроны в магазин. — Кто и как умер и почему у меня возникло ощущение какой-то нестыковки?

Роман снова поглядел на трупы.

«Первый цэрэушник. Несколько ран на спине, судя по диаметру — от «Глока». Это мой. Еще трое оперативников растерзаны вульфенами. И у двоих попадания в голову из «Винтореза» — работа Анны. Теперь Грэй и его помощник. На бронежилетах следы от пуль, выпущенных из АК. Но больше ничего. Барнса убило обломком, а бойцу корпоративной охраны свернуло шею от удара взрывной волны. Видимо, так».

Нестеров подбросил несколько оставшихся пуль на ладони и поймал одну. Остальные покатились по мокрой траве. Молодой человек поднял голову и посмотрел в темное небо.

«Итог следующий: поскольку я не нашел тел Лаврова, Эллис и офицера ЦРУ, значит, они живы и ушли. Дурацкая бритва Оккама. Ладно. Если ученые и «призма» у этого ублюдка, значит, моя обязанность по условиям заключенного договора — их найти и вернуть. Вопрос лишь в том, как… И что-то все-таки с мертвыми волками не то…»

Роман вздрогнул. Перед глазами яркой вспышкой встала линия трассера, попавшая в лужу авиационного бензина. Кто-то выстрелил с той позиции, где не было снайперов, и кардинально изменил исход боя. Нестеров подбежал к мертвому вульфену и, держа наготове пистолет, повернул его голову.

«Точно! Вот оно! Прямое попадание промеж глаз, но повреждения слишком сильные. Череп буквально разлетелся на куски…»

Сталкер быстро осмотрел второго мутанта. Раны были идентичными. И пули, судя по калибру, не подходили ни к «Винторезу», ни к ACR. Это были громадные разрывные заряды от «Barret M107». Такие при попадании способны оторвать человеку руку. А затем сталкера осенила вторая догадка.

Обыскивая карманы бронежилетов, Роман видел все типы повреждений, возможных в этой перестрелке: широкие дырки от патронов 7.62, использующихся в АК-103, тонкие от пистолетных пуль, выпущенных из UMP, и, наконец, изящные аккуратные попадания из «Винтореза». Не было только тех, что оставляет снайперский калибр для винтовки ACR.

Казалось, Рем вообще не участвовал в бою. Нестеров нахмурился. Затем обернулся на четко выделяющееся на фоне неба колесо обозрения. В мозгу промелькнула неожиданная мысль, и сталкер удивился тому, что она раньше не пришла ему в голову.

«А почему Анна до сих пор не попыталась отыскать меня?»

Нестеров взглянул на часы.

«С момента входа в парк прошло минут сорок, значит, где-то полчаса я валялся без сознания. И все это время… Анна была там. А вот где был Рем?»

— Ах ты же продажный ублюдок! — похолодев, выдохнул сталкер и, сорвавшись с места, побежал в сторону распахнутых железных ворот, ведущих на площадку с ржавыми аттракционами.

Нестеров промчался между толстыми стволами громадных деревьев, похожих на баобабы, и, поднырнув под белые «орхидеи», свисающие с двойных металлических створок, оказался на территории Луна-парка.

Стерев тыльной стороной ладони в перчатке споры, налипшие на линзы противогаза, молодой человек обогнул опрокинутую будку билетной кассы. Одна из стенок синей металлической кабинки выглядела так, словно в нее на полной скорости врезался носорог. Сквозь дыры прорастала высокая трава с яркими красными и оранжевыми цветами.

Роман подбежал к основанию гигантского колеса обозрения и окинул взглядом ржавую конструкцию, увитую лианами. Зеленые, налитые соком жгуты свисали почти с каждой дребезжащей на ветру кабинки и, цепляясь за металлические фермы, сползали к земле, где разбегались в разные стороны.

— Дельта! — закричал Нестеров, запрокинув голову и приложив ладони рупором ко рту. — Эй! Ты здесь!

В ответ лишь жалобно заскрипели под напором ветра металлические детали и зашумели кронами деревья.

— Проклятье, — выдохнул сталкер, заозиравшись по сторонам.

Вокруг было все так же пусто. Продолжая ругаться, Роман подошел к подножию колеса обозрения и осмотрел его. Толстые стальные опоры на первый взгляд были достаточно прочными. Нестеров зачем-то постучал кулаком по одной из них и прислушался к звуку.

— Дельта! — вновь крикнул он, не особо надеясь на результат. — Чтоб вас всех…

Роман подошел к спускающемуся от одной из замерших на порядочной высоте кабинок длинному тросу. Тот оказался выкрашен в зеленый цвет и издалека был неотличим от десятков лиан, оплетающих аттракцион.

— И пусть только попробует сказать, что я ее не люблю, — пробормотал Роман, взялся за трос, стиснул зубы и, обхватив его ногами, начал восхождение.

Где-то на середине пути сталкер обратил внимание на аккуратные узлы, расположенные через каждый метр. Таким педантизмом мог похвастаться лишь Сигма.

— Ну, по крайней мере я не прогадал с кабинкой, — прошептал Роман.

Очередной порыв ветра заставил Романа закачаться из стороны в сторону, отчаянно вцепившись в трос.

— Вот дерьмо… И природа здесь против меня…

Сталкер сплюнул. А затем услышал новый, доносящийся откуда-то издалека звук. Это был ясно различимый грохот вертолетных винтов. Роман замотал головой по сторонам, не обнаружил летящих к парку боевых машин, однако подъем все же ускорил.

С трудом ухватившись за ржавый пол кабинки, Нестеров подтянулся и, забравшись внутрь, растянулся на холодном металле.

— Ну, вашу мать… — выдохнул он, судорожно хватая ртом воздух.

Внутри металлической конструкции, покрытой облупившейся краской, никого не было. Приподнявшись на локтях, Роман окинул кабинку взглядом. На одном из сидений лежала пара стреляных гильз. Схватив одну из них, сталкер быстро осмотрел ее. Сомнений не осталось. Это однозначно был патрон для «Винтореза».

Нестеров встал на ноги, от чего ненадежная конструкция тут же заскрипела и пришла в движение, и, ухватившись рукой за стальную балку, достал бинокль. Настроив резкость изображения, прильнул к окулярам и без особой надежды заскользил взглядом по темным павильонам и сломанным аттракционам. Возле слетевших с рельс вагончиков для американских горок Роману на мгновение показалось, что он заметил движение, однако это был лишь ветер, играющий сухими листьями.

— Проклятье, — вздохнул сталкер. — Ну, где же ты, Аня?

Нестеров развернулся и посмотрел на крышу двухэтажного кафе, на котором была расположена огневая точка Рембрандта. Там тоже было пусто, однако лежало несколько стреляных пистолетных гильз.

— Интересно… — пробормотал Роман. — Может быть, я зря поспешил с выводами…

Размышления прервал ставший уже отчетливо различимым рев двигателей. Нестеров вздрогнул и, резко обернувшись, опустился на пол. Затем осторожно выглянул из-за ограждения кабинки, сжав в руках автомат. С оглушительным грохотом буквально в паре сотен метров от колеса обозрения пролетело звено вертолетов. «Черные ястребы» пошли на снижение и вскоре зависли над аллеей, ведущей ко входу в парк. С громким лязгом в сторону отъехали бортовые люки, и по сброшенным тросам заскользили фигуры в черной броне.

Роман, взглянув в бинокль, успел заметить тонированные защитные очки и эмблемы в виде обсидианового прямоугольника на фоне земного шара на плечах угольно-черной униформы. Бойцы в ту же секунду, как их высокие шнурованные ботинки касались тротуарной плитки, вскидывали автоматы и бежали в сторону ворот парка.

— Кажется, пора искать трактор и валить… — пробормотал Нестеров, взялся за веревку и, перебросив АК-103 за спину, помчался вниз.

* * *

Роман быстро бежал по широкой заросшей аллее, уходящей в глубь парка. Далеко впереди из темноты выступали железные стены павильонов выставочного комплекса. Обогнув широкую прогалину в переплетении лиан — судя по тому, как обуглились растения, там скрылась огненная аномалия, — и перескочив через полусгнившее поваленное дерево, он опустился на землю.

В полумраке густого подлеска были отчетливо различимы фосфоресцирующие грибы и лишайники. Сталкер снял автомат с предохранителя и прислушался. Порыв ветра донес до него громкие команды и короткие щелчки раций, означающие подтверждение приказов.

Роман поднял голову и, стараясь держаться в тени, выглянул из-за упавшего ствола дерева. На центральную площадь парка выбежали фигуры в черной броне. Рассыпавшись веером, неизвестные бойцы «шарили» лучами подствольных фонарей по разрушенным деревянным кафе и опрокинутым палаткам, стоящим по периметру заасфальтированной площадки.

Роман стиснул зубы и, поднявшись на ноги, побежал дальше. Вскоре он достиг наглухо закрытых ворот выставочного комплекса. По ту сторону высокой металлической ограды виднелись длинные накрытые брезентом грузовики и громадные стальные коробки павильонов. Один из тяжелых рефрижераторов пробил стену ближайшей постройки и теперь, опрокинувшись набок, наполовину торчал изнутри.

— Надо искать обход… — пробормотал Роман, ударил кулаком по тяжелому замку, от чего длинная цепь, обернутая вокруг железных прутьев решетки, жалобно скрипнула, и, еще раз бросив взгляд за спину, быстро направился по боковой дорожке, ведущей вдоль забора.

Пробежав метров двести, сталкер выбрался на 4-й Лучевой просек. В лучшие времена здесь располагалась широкая прогулочная зона, однако теперь это была узкая тропинка на дне оврага между накренившимся деревьями. В просветах между ветвями виднелись звезды, кое-где на земле поблескивали лужи воды, в которых мокли толстые пульсирующие лианы.

Сталкер, остановившись, вновь превратился в слух. На этот раз он не смог различить ничего, кроме шелеста листьев и пронзительного жуткого уханья — было легче думать, что это всего лишь опускается почва в болотах, разросшихся на месте парковых прудов.

Роман поежился и, перебросив АК-103 за спину, быстрым шагом двинулся в направлении предполагаемого выхода из Дебрей — технических ворот возле станции Маленковская Ярославского направления Московской железной дороги. Периодически сталкер бросал перед собой гайки с привязанными к ним бинтами, однако на пути к спасению не было ни одной аномалии. Только фосфоресцирующий свет, излучаемый гниющими деревьями, яркие тропические цветы, свисающие с лиан, и медленно ползущие по земле растительные побеги.

— Не нравится мне все это… Не может человеку так везти…

Роман проверил количество запасных обойм и, осторожно поднявшись на идущую по боковой насыпи дорожку, двинулся в сторону невысокого павильона с надписью «Картинг». Крыша местами провалилась, в распахнутых воротах виднелись сломанные машины, стилизованные под болиды «Формулы-1», и красные покрышки, предназначенные для строительства ограждений вокруг трасс. Держа створки ангара на прицеле, сделал несколько шагов вперед. И услышал громкое отрывистое рычание.

— Твою же мать… — выдохнул сталкер, когда в полумраке мелькнули ярко-желтые зрачки, и спустил курок.

Автомат задергался, выплевывая смертоносные заряды. Пули влетели в распахнутые ворота, на мгновение осветив павильон линиями трассеров. Раздался металлический звон и грохот — судя по всему, упал какой-то стеллаж.

А затем наружу выпрыгнул громадный — не меньше двух с половиной метров в холке — вульфен. Матерый волк-мутант припал к земле и, обнажив громадные клыки, зарычал. На землю упали капли горячей слюны, от которой в промозглый воздух поднимался пар. Серо-черная шерсть монстра была иссечена шрамами и следами от когтей и пуль. Розоватые рубцы свидетельствовали о долгой и опасной жизни твари.

Нестеров узнал вульфена, убившего оперативника ЦРУ по имени Майкл. Ублюдок, из-за которого погиб Пит, заплатил вполне приемлемую цену. Роман вспомнил перекошенное от ужаса и боли лицо американца, его разорванную шею, перекушенные трахею и пищевод и почему-то усмехнулся. Затем снял с плеча автомат, опустил его на асфальт и, отвесив волку легкий поклон, вытащил боевой нож.

* * *

Фокстрот прошелся перед кафедрой и, остановившись, уперся руками в стол.

— Значит, так, мальчики и девочки, — проговорил бывший сталкер, взял пульт управления и нажал на кнопку.

На широком проекционном экране за его спиной сменился слайд. Фотография существа, похожего на обычного волка, но только, судя по приведенной рядом таблице, значительно большего по размерам.

— Это вульфен. Одна из наиболее опасных тварей, обитающих в Московской Зоне.

Фокстрот включил следующее изображение. Отдельный клык на лабораторном столе. Рядом бумажная измерительная линейка с черными и белыми плашками.

— По внешнему виду эти существа похожи на Canis Lupus, однако при борьбе с ними стоит учитывать несколько различий…

Роман провел ладонью по странице, расправив тетрадный лист конспекта, и поставил под заголовком цифру «один».

— Во-первых… — Фокстрот сменил слайд, продемонстрировав мутанта в разрезе, дополнительные линии с пояснениями отходили от задних конечностей твари. — Даже не пытайтесь использовать огнестрельное оружие. Не попадете.

Лазерной указкой он обвел кости передних лап вульфена, замершего на изображении в прыжке.

— Эта ошибка стоила жизни многим сталкерам до вас, и стольким же она еще будет стоить. Вульфены перемещаются слишком быстро. Человеческое зрение будет улавливать лишь размытый силуэт, и вы банально не успеете прицелиться. Поэтому вариантов всего два — восемь беспрестанно стреляющих пулеметов на всех направлениях либо контактный бой.

Фокстрот поднял нож и встал в боевую стойку.

— Единственный момент, когда эти твари замедляются, — это перед самым прыжком и во время него. Поэтому вам всем при встрече с ними придется превратиться в этаких тореадоров…

Фокстрот сделал резкий выпад и, развернувшись, ушел с линии атаки воображаемого противника, после чего нанес короткий удар лезвием вдогонку.

— Вы должны вымотать врага и затем прикончить одним ударом. Но только помните, что в этом случае любая ошибка может стать фатальной. Их клыки способны прокусить даже очень плотную ткань, когти пробивают легкий бронежилет, а уж если одна из этих тварей врежется в вас… Можете прощаться с легкими — ребра попросту вдавятся в них и затем разорвут сердце.

— Простите, Борис Васильевич, — сидящий на соседнем ряду Владимир поднял руку. — Вы описали приемы боя против одиночного мутанта. А если их будет стая?

— Стая? — Фокстрот покачал головой. — Хороший вопрос, Гольф, хороший. В таком случае вам останется только бежать и молиться. Потому что сражаться со стаей можно, только если у вас численное преимущество три к одному. Я однажды видел, как четыре вульфена повалили на землю военного в экзоскелете и растерзали его, пока он пытался подняться… Жуткая смерть. Ладно. Переходим к…

* * *

Роман вновь прогнал в голове лекцию и, поудобнее перехватив нож, взглянул вульфену в глаза.

— Ну давай, тварь, — объявил он и поманил мутанта пальцами левой руки.

Припавший к земле волк-мутант зарычал и, разогнувшись, оторвался от асфальта. Сталкер стиснул зубы и, резко уйдя в сторону, пропустил мимо себя громадные когти. Тяжелые челюсти с лязгом захлопнулись, не поймав ничего, кроме воздуха. Нестеров рубанул лезвием вниз. Холодный металл впился в горячую плоть и разрезал мутанту шкуру.

Вульфен взвыл, на его боку остался длинный глубокий порез, из которого моментально выступила кровь. Роман криво ухмыльнулся и вновь встал в боевую стойку. Волк, развернувшись, встряхнул головой и, зарычав, приготовился к прыжку.

— Давай-давай, я здесь, — сообщил Нестеров и слегка пригнулся.

Мутант словно сжатая пружина распрямился и понесся прямо на сталкера. Молодой человек нырнул под летящую на него тушу и, подняв нож, вогнал его вульфену в живот. Из пасти волка вырвался переполненный болью вой. Лезвие оставило глубокий порез, идущий от шеи почти до самого хвоста, однако вопреки ожиданиям не вспороло мутанту брюхо.

— Чтоб тебя, — процедил Нестеров, почувствовал резкую боль в плече и бросил быстрый взгляд на руку. По рукаву от широкого разреза в укрепленном наплечнике расползалось кровавое пятно.

Волк, прихрамывая, развернулся. В прыжке он задел мордой ветви, и теперь из его рассеченного лба текла кровь, застилающая глаза. Сталкер приготовился к очередному удару и перебросил нож в другую ладонь, спрятав поврежденную руку за спину. Вульфен, пошатываясь от ран, вновь припал к земле. Роман стиснул зубы.

Очередной прыжок застал Нестерова врасплох. Вместо того чтобы лететь по прямой, мутант, видимо, не сумевший точно оценить расстояние до цели, начал заваливаться на бок и почти промчался мимо. Почти.

Тяжелые задние лапы, попав в грудь, сбили Романа с ног и бросили на землю. Удар был такой силы, что захрустели кости. Сталкер, уже падая, размахнулся ножом, но резанул лишь воздух.

Нестеров тяжело выдохнул и, захрипев, перевернулся на живот. Затем поднял голову. Волк лежал на земле без движения и негромко скулил. Неудачно приземлившись, мутант врезался в металлическое ограждение газона и сломал переднюю лапу.

Роман приподнялся на локтях и, подтянув ноги, встал. Затем подобрал нож и, пошатываясь, направился к вульфену. Тот поднял на приближающегося сталкера полный боли и страха взгляд. Нестеров опустился рядом с поверженным противником на колени и поднял лезвие, намереваясь завершить бой одним-единственным ударом. Волк прижал уши к голове и перестал скулить. В повисшей тишине Роман отчетливо услышал негромкое тявканье.

Сталкер обернулся. В распахнутых воротах ангара стояли три маленьких серых волчонка. Вульфен, посмотрев на них, громко залаял, силясь приподняться. Нестеров посмотрел в глаза мутанта.

— Твои? — тихо осведомился молодой человек.

Волк заскулил. Щенки продолжали тявкать, но не решались выйти из полумрака павильона. Роман вздохнул.

— Ладно… — Нестеров опустил руку и, хлопнув мутанта по боку, убрал нож. — Живи… папаша.

Сталкер поднялся на ноги и, подхватив с земли автомат, быстрым шагом направился прочь от стального здания склада. Пройдя метров пятьдесят, обернулся. Вульфена уже не было. Кровавая дорожка вела к распахнутым воротам железного ангара с надписью «Картинг».

Нестеров поймал себя на том, что почему-то улыбается. Поморщившись от вновь проявившейся боли в раненом плече, направился к уже различимым впереди воротам технического входа.

Через несколько минут Роман навалился на железные прутья высокой калитки, и та, заскрипев, отворилась. Сталкер вышел из Дебрей, устало выдохнув, стащил с лица противогаз и с упоением вдохнул холодный осенний воздух.

— Наконец-то, — прошептал он, обернувшись на темную стену тропических растений. Стерев со лба пот, направился в сторону бетонного прямоугольника платформы, возле которой навечно замерла ржавая электричка. Сталкер прошел мимо широких сбитых ступеней, ведущих на перрон, и по полусгнившему деревянному настилу перебрался через пути.

Уже сейчас он мог видеть выступающие из темноты жилые дома, до которых, казалось, было рукой подать. А затем все пришло в движение.

Справа и слева из-за замерших на рельсах товарных поездов, ревя моторами, выехали серые БТР «Страйкер». Из подземного перехода, грохоча ботинками по ступеням, выбежали бойцы в такой же серой униформе с поблескивающими в свете фонарей эмблемами в виде сторожевой вышки, поднимающейся из воды.

Загрохотав винтами, со скрытой от Романа деревьями улицы поднялись ударные вертолеты. Их прожектора осветили фигуру одинокого сталкера, моментально его ослепив.

— Оружие на землю! Руки за голову! — рявкнул усиленный мегафоном голос офицера, поднявшегося в орудийной башне одного из М1128.

Сталкер выругался и, сложив ладони на затылке, медленно опустился на колени. За его спиной защелкали затворы автоматов. Подбежавшие спереди бойцы замерли полукругом, вскинув штурмовые винтовки. Бронетранспортеры развернули тяжелые пулеметы и взяли Романа на прицел.

Нестеров выдохнул, когда на его груди заплясали красные точки лазерных целеуказателей.

«В который раз за одну ночь…» — пронеслось у него в голове.

Сзади раздались тяжелые шаги по деревянному настилу между путями. Кто-то из наемников остановился прямо за спиной Романа.

— Ну, здравствуй, Эхо, — произнес невероятно знакомый и в то же время абсолютно неузнаваемый голос.

Удар прикладом по затылку оглушил Нестеров. Уже падая, сталкер успел заметить в тени одного из бронетранспортеров две фигуры. Офицер «Blindwater», лицо которого скрывал надвинутый на глаза прибор ночного видения, коротко кивнул. Стоящий рядом с ним человек в длинном черном плаще усмехнулся. Нашивка в виде обсидианового прямоугольника лишь на одно мгновение мелькнула в свете прожекторов и тут же скрылась из виду. Роман, захрипев, упал лицом в высокую траву, проросшую сквозь сгнившие шпалы, и весь мир исчез на дне черного колодца.

Глава 3

Вопросы без ответов

— Давай! Вставай, чтоб тебя! — раздался сквозь пелену тумана, застилающего глаза, далекий голос. — Давай, братец! Еще не время умирать!

Роман, захрипев, поднял веки. Перед глазами все поплыло. Попытался приподняться и понял, что его, держа за подмышки, тащат по темному коридору. Нестеров дернулся, силясь вырваться, но неизвестный не ослаблял хватку.

— Давай, старший! Почти пришли, — сообщил голос, явно принадлежащий человеку, который и тащил сталкера.

Роман вновь предпринял попытку оглянуться, но она не увенчалась успехом. Единственное, что он сумел различить, — рукава камуфляжной куртки с укрепленными налокотниками. Нестеров попытался что-то сказать, но изо рта вырвалось лишь едва слышное мычание. Он снова рванулся вперед, однако опять ничего не смог сделать, и ему оставалось лишь наблюдать свои ботинки, периодически мелькающие в темноте, когда неизвестный протаскивал его под очередной гудящей люминесцентной лампой.

— Все, братец, еще чуть-чуть… — раздался откуда-то из застилающего все вокруг тумана голос. — Держись! Не вздумай умирать!

Нестеров понял, что полутемный бетонный коридор начал растягиваться вдаль, и почувствовал приступ тошноты. Где-то далеко впереди замигал неверный свет фонарей, отбрасывающий на шершавые стены сюрреалистические тени.

За спиной хлопнули пластиковые двойные двери, и неизвестный втащил сталкера через распахнутые створки внутрь маленькой пустой комнаты с покачивающейся под потолком лампой в стальном абажуре.

Незнакомец прислонил Романа к стене и опустился перед ним на корточки. Одет он был в стандартный для сталкеров «Декартовых координат» камуфляж и скрывающий лицо противогаз.

— Давай, старший! — забормотал он, хлопая Нестерова по щекам. — Ты мне нужен живым! Просыпайся, гад!

Роман захрипел и поднял на незнакомца взгляд. Тот удовлетворенно кивнул. Затем потянул за гофрированный шланг и стащил противогаз с лица. Сталкер вздрогнул и едва сдержался, чтобы не закричать.

— Младший? — негромко спросил он, растерянно заморгав.

Павел Нестеров усмехнулся.

— А ты ожидал увидеть здесь епископа? — процитировал он.

— Но ты же…

— Да, умер, — кивнул Павел. — И теперь пытаюсь не дать этого сделать тебе.

Где-то совсем рядом, за пластиковыми двойными дверями, выкрашенными облупившейся белой краской, раздался топот ног в тяжелых армейских ботинках.

— В общем, слушай меня внимательно, братец, это очень важно! — Младший Нестеров поднялся на ноги и передернул затвор автомата. — Ты должен спасти этих ученых.

— Что?… Откуда ты?… — Роман попытался встать, но ноги словно были набиты ватой.

— Не важно, откуда я об этом знаю! — Павел приставил приклад АК-103 к плечу и прицелился. — Важно другое! Если ты их не вытащишь…

Сталкер покачал головой.

— Старший! Ты просто обязан это сделать. Слишком многое поставлено на карту. Слишком многое зависит от…

Двери распахнулись, и в комнату вбежали бойцы в черной броне с эмблемой в виде обсидианового прямоугольника на наплечниках. Павел спустил курок. Автомат загрохотал, и первые двое солдат, дернувшись, повалились на спину. Удар о бетон вышиб из простреленных грудных клеток фонтанчики крови. Младший Нестеров что-то закричал и вновь выстрелил.

Еще один противник рухнул, выбросив перед собой руку со штурмовой винтовкой. Павел замер. АК-103 в его руках затих и только сухо щелкал при попытке нажать на курок.

В комнату вошел еще один человек. Это был тот самый мужчина, которого Роман видел на станции рядом с офицером «Blindwater». Его лицо скрывал противогаз. Младший Нестеров выкрикнул что-то нечленораздельное, отбросил автомат с опустевшим магазином, выхватил нож и прыгнул на врага. Упав на пол, они покатились по бетону между трупами солдат. В полумраке, разрываемом неровным светом качающейся лампы, слышались глухие удары. Наконец Павел, прижав противника к полу, замер над ним, сжал пальцами левой руки его горло и занес нож. А затем раздался выстрел. Младший Нестеров моргнул и, захрипев, повалился на бок.

Неизвестный поднялся на ноги, в его руке дымился пистолет. Мужчина отпихнул ногой труп Павла и, оправив рукава плаща, направился к Роману. Нестеров вгляделся в линзы противогаза и на этот раз закричал. Потому что из-под полупрозрачного пластика на него не мигая смотрели его собственные глаза. Неизвестный едва слышно усмехнулся и, приставив пистолет Роману ко лбу, спустил курок.

* * *

Нестеров распахнул глаза и, закричав, резко сел на холодном паркетном полу. Затем, поняв, что все, что он видел, было не более чем кошмаром, тяжело дыша, огляделся по сторонам и попытался понять, где находится.

Помещение совсем не походило на бетонную каморку из галлюциногенного видения, судя по неприятному привкусу во рту, вызванного большой дозой снотворного. Это была узкая комната с высоким потолком, стены выкрашены светло-розовой краской в теплые, приятные для глаза тона. Никакой мебели, кроме покрытой полустертыми записями зеленой классной доски, в ней не оказалось.

Роман, поморщившись, попытался встать на ноги. Раздался лязг, и он вновь повалился на пол. Опустив взгляд на правую руку, сталкер обнаружил, что запястье приковано наручником к холодной батарее парового отопления.

— Твою же мать… — пробормотал молодой человек и, пару раз подергав рукой, понял, что стальной браслет надежно удерживает его в камере.

От резких движений вновь заболела рана на плече. Скосив взгляд на нее, Роман увидел белые полосы бинтов, выглядывающие из-под порванной камуфляжной куртки.

— Ну хоть за это спасибо, — выдохнул он и, закатав рукав, взглянул на часы.

Без сознания сталкер провел гораздо меньше времени, чем подумал сначала, — не больше пары часов.

Взявшись за подоконник, Роман приподнялся и, с трудом подтянувшись, выглянул через мутное стекло наружу.

Судя по высоте, он находился этаже на пятом-шестом. Вокруг во все стороны простиралось желто-оранжевое море древесных крон, из которых выступали невысокие постройки, и лишь вдалеке виднелись темные силуэты жилых домов.

— И куда это меня занесло?…

Никаких достаточно явных ориентиров, кроме большого паркового массива, Нестеров обнаружить не сумел и потому вновь опустился на пол.

«Итак… Меня повязали наемники из… Сторожевая вышка, поднимающаяся из воды…»

Роман напряг память, пытаясь вспомнить символику известных ему частных военных корпораций.

«Точно! «Blindwater»! Альфа показывал снимки вертолетов, летящих вдоль Периметра. Куда? На юго-восток. Что у нас тут есть такое рядом? Парк… или лес… Ну конечно же! Громадный парк Кусково!»

Нестеров быстро воспроизвел в голове карту района и начал искать сходный с его точкой обзора пейзаж.

«Пятый или шестой этаж… Но в парке нет никаких зданий, кроме усадьбы… Значит… В точку! Корпуса Московского гуманитарного университета! Вот где у этих ребят база. Умно, ничего не скажешь… Ладно, с местоположением определился, теперь надо выбираться отсюда…»

Сосредоточив все внимание на наручнике, батарее и том ее сегменте, к которому он был прикован, Нестеров обнаружил на «браслетах» оттиск в виде сторожевой вышки.

— Итак… Сделаны вы явно недавно, так что сломать вас не выйдет… А вот…

Роман усмехнулся, глядя на черные разводы на стене вокруг труб и дыры с ржавыми краями в самой батарее.

— Как там говорится, — пробормотал сталкер, взявшись руками за трубы. — Если гора не идет…

Упершись ногами в пол, захрипел и рванул батарею на себя. Раздался лязг, и стальная конструкция слегка подалась. Роман повторил действие, продолжая расшатывать ржавые болты. Из их гнезд посыпалась цементная крошка и пыль.

— Давай, сволочь… Давай!..

— Эй! Ты что творишь?

Нестеров обернулся. В распахнутой двери стоял, вскинув к плечу автомат, боец в сером камуфляже. На его поясе висели шоковый пистолет и связка ключей, выдававшие в нем охранника.

Роман криво ухмыльнулся и вновь рванул трубу. С оглушительным грохотом батарея слетела с креплений, и сталкер, продолжая держать в руках тяжелую металлическую конструкцию, повалился на спину. Наемник инстинктивно спустил курок. Пули, просвистев над головой Нестерова, впились в подоконник. Из оторванных труб вылетели клубы пыли, заполнившие комнату серым вихрем. Боец в сером камуфляже выругался и, закашляв, отпустил автомат. Пытаясь одной рукой протереть глаза, другой рванул с пояса шоковый пистолет. Роман, с трудом извернувшись, выбросил вперед левую ногу и мыском ботинка ударил наемника под колено.

Раздался негромкий хруст, наемник вскрикнул и, потеряв равновесие, повалился на пол рядом с Нестеровым. Сталкер тут же перекинул через него вторую ногу, прижав к паркету, и нанес следующий удар подошвой армейского ботинка по голове.

Оглушенный наемник раскинул руки в стороны, выпустив оружие. Нестеров, тяжело дыша, пытался справиться с приливом адреналина.

Протянув руку и с трудом зацепив висящую на поясе наемника связку ключей, сталкер высвободился из наручников и, растирая запястье, слез с поверженного противника. Поднявшись на ноги, было направился к дверям, но, вовремя остановившись, наклонился, чтобы подобрать автомат.

— Ах ты ж зараза… — пробормотал молодой человек, обнаружив на рукоятке оружия горящую красноватым огнем лампочку ID-замка. — Ну почему у них, на Западе, все не как у людей…

Посмотрев по сторонам, сталкер поднял с пола желтый шоковый пистолет, практически идентичный тому, с которым он сам когда-то служил на Периметре.

— Ну, хоть сюда они микрочипы не вставляют, — усмехнулся он и, проверив заряд в аккумуляторе, удовлетворенно кивнул. — Ладно, как говорится, пора искать трактор…

Быстро дотронувшись до шеи оглушенного наемника и проверив его пульс, Роман, оставив бойца частной военной корпорации мирно спать, выглянул в коридор. Снаружи никого не было, и сталкер, осторожно притворив за собой дверь, вышел из комнаты.

Оглядевшись, понял, что длинный проход, в котором он оказался, имеет выход лишь с одной стороны. Слева же располагались наглухо закрытые двери, подпертые несколькими поставленными друг на друга столами.

Хмыкнув, Роман быстро зашагал по кафельному полу вдоль запертых аудиторий с номерами, начинающимися на цифру «5».

— Значит, все-таки пятый этаж, — отметил он и, остановившись у поворота, прильнул к стене.

Высунувшись из-за угла в освещенную часть коридора, сталкер заметил двух солдат корпорации, стоящих к нему спиной в его дальнем конце, возле самого спуска на лестницу. Один что-то оживленно рассказывал другому, и до Романа долетали обрывки фраз на английском. Штурмовые винтовки бойцов были поставлены на предохранители и висели на ремнях, переброшенных через плечо.

Нестеров, стараясь ступать как можно тише, вышел из тени и двинулся вперед мимо громадной надписи, свидетельствовавшей о том, что здесь расположен факультет рекламы, и фотографий известных выпускников. Гудение люминесцентных ламп под потолком прекрасно маскировало шаги, и Роман беспрепятственно добрался почти до самых стражников.

— So you are… — начал стоящий слева охранник.

Одним быстрым прыжком Нестеров сбил его с ног и прижал коленом к холодному кафелю, а затем, резко развернувшись, вскинул шоковый пистолет и спустил курок. Второй боец даже не успел вскинуть штурмовую винтовку. Затрещав, в воздух взвились две металлические нити и ударили его в грудь.

Боец, захрипев, затрясся всем телом и, выронив оружие, повалился на колени. После чего, качнувшись, упал лицом вперед.

— No… please… — выдохнул второй охранник.

— Тихо ты, — поморщился Роман. — Не собираюсь я вас убивать.

Со всего размаху сталкер ударил противника по затылку рукояткой пистолета. Солдат вздрогнул и обмяк на полу.

— Вот и отлично, — пробормотал Нестеров и, быстро оглядевшись по сторонам, снял с охранника камуфлированное кепи.

Низко надвинув его на глаза, Роман убрал шоковый пистолет под куртку и одного за другим затащил обоих оглушенных охранников в туалет. Затем, засунув руки в карманы, побежал вниз по широкой лестнице. Времени, чтобы забрать у оглушенного бойца куртку и бронежилет либо придумать более надежный способ маскировки, уже не оставалось. С минуты на минуту кто-нибудь обнаружит отсутствие патрульных или заметит, что они перестали отвечать на запросы по рации.

На стенах ярко освещенного коридора первого этажа висели многочисленные грамоты и сертификаты, полученные университетом, а также пожелтевшие от времени листы с информацией для поступающих. Нестеров кивнул двум солдатам, стоящим возле одного из стендов, и быстрым шагом двинулся вперед.

Бойцы никак не отреагировали на Романа. Один из них, опустившись за стол, начал заполнять какой-то бланк, периодически оборачиваясь на товарища и задавая странные вопросы. Сталкер прошел мимо них и, остановившись возле поворота, ведущего в холл, оглянулся.

Счетчик этажей над всеми тремя лифтами практически одновременно продемонстрировал цифру «один». Нестеров вздрогнул и сделал шаг назад. Металлические створки распахнулись, и наружу хлынул поток людей в серых камуфляжных куртках. Видимо, закончившие свою смену бойцы внутренней охраны, что-то громко обсуждая, направились в сторону выхода из здания. Большинство из них было вооружено короткоствольными пистолетами-пулеметами «Хеклер & Кох» и дробовиками «Remington 87 °C». Кто-то нес громоздкий MG36.

«А вот и мой шанс», — пронеслось в голове у Нестерова, и сталкер, вытащив шоковый пистолет, постарался слиться с толпой.

Вклинившись между двумя солдатами корпорации, сталкер подстроился под их темп ходьбы. Обратив внимание на то, что в гардеробе подняты серые пластиковые шторки и в обоих окошках укреплены огневые позиции, держащие под прицелом главный вход, Нестеров поправил кепи, ссутулился и постарался глядеть прямо перед собой. До прозрачных дверей выхода оставалось не больше трех метров. Сталкер уже ступил на шершавый черный коврик, предназначенный для вытирания ног…

— Wait a sec, pal… — крикнул поднявшийся из-за стола в прозрачном пуленепробиваемом боксе охранник. — Can I see your ID-card, please?[2]

Роман понял, что толпа остановилась и все бойцы уставились на него. Некоторые положили ладони на корпуса табельного оружия. Зеленая камуфляжная куртка оказалась слишком заметна даже в столь густой толпе.

— Oh, of course! — Нестеров постарался припомнить уроки английского и выстроить фразу грамотно. — One moment…[3]

Сталкер сделал шаг по направлению к дверям и опустил руку в карман, делая вид, что что-то ищет. Охранник, прищурившись, надавил красную кнопку. А затем завыли сирены.

Из громкоговорителей раздались отрывистые команды, и все вокруг пришло в движение. Защелкали предохранители, закричали люди. Роман понял, что кто-то из патрульных нашел оглушенных солдат.

Выдохнув и резко подавшись вперед, Роман ударил кулаком в лицо первого попавшегося бойца. Боец в сером камуфляже захрипел и рухнул на пол, потащив за собой двух своих товарищей. Роман в этот момент нанес серию ударов еще трем противникам, а затем толкнул бойца, уже вскинувшего дробовик, ногой в грудь. Тот потерял равновесие и, упав на спину, врезался в сломанный автомат с закусками. Стекло разлетелось вдребезги, и на наемника сверху просыпалась груда ярких упаковок. Раздался оглушительный выстрел, и заряд дроби впился в потолок. Сталкер резко развернулся и, схватив очередного пехотинца за уши, притянул к себе, чтобы ударить лбом в лицо. Послышался хруст, и боец отшатнулся, держась за сломанный нос. Нестеров вновь ударил ногой с разворота и попал кому-то в челюсть. Противник, закричав, дернул головой так, что с него слетели темные очки, и выплюнул несколько зубов. Роман обернулся. Два солдата навели на него пистолеты-пулеметы. Остальные лежали на кафельном полу и стонали от боли, сыпля проклятьями в его адрес.

Нестеров начал медленно поднимать руки, а затем, резко рванувшись влево, ушел с линии огня. Бойцы непроизвольно спустили курки. Длинные трассеры прорезали холл и разбили широкие окна. Роман же в этот момент, сгруппировавшись, в прыжке врезался в стеклянные створки двойных дверей. Раздался звон, на гранитную облицовку ступеней посыпались прозрачные осколки, и сталкер вылетел наружу. Упав на землю, скатился по ступеням и распластался на широкой покрытой плиткой площадке.

Вокруг залязгали затворы.

— Приплыли, — прошептал Нестеров и, подняв голову, увидел пару десятков солдат «Blindwater», обступивших его со всех сторон.

На всем теле молодого человека появились алые точки от лазерных целеуказателей. Сверху ударил луч прожектора. Несколько бронетранспортеров, стоящих на парковке рядом с легкими вертолетами «Литтл Берд», развернули орудийные башни. Тяжелые пулеметы взяли Романа на прицел.

«Который уже раз за ночь?» — совершенно некстати промелькнула мысль.

Из толпы солдат вышел высокий широкоплечий офицер в кепи, поднял прибор ночного видения, и Нестеров узнал человека, стоявшего рядом с неизвестным в черном плаще на станции Маленковская.

— Роман Нестеров? — пророкотал он, протянув сталкеру руку. — Нас не представили. Меня зовут Чарльз Брэнон. Я полковник частной военной корпорации «Blindwater», и под моим руководством проходят все наши операции в Московской Зоне.

Роман с недоверием посмотрел на предложенную ладонь. Затем все же взялся за нее.

Военный помог Роману подняться на ноги, после чего вытащил сигару и, щелкнув встроенной в портсигар зажигалкой, продолжил:

— Мне искренне жаль, что нам приходится встречаться при таких обстоятельствах.

Нестеров обратил внимание на то, что, несмотря на относительное дружелюбие офицера, солдаты оружие не опустили.

— Однако вы должны меня понять. Вы попытались помешать нам в осуществлении совместной с Дивизией Охраны Периметра операции на Останкинской телебашне, а потому мне пришлось отдать приказ задержать вас для дальнейшего допроса.

Офицер выпустил кольцо дыма.

— Советую отвечать предельно честно, господин Нестеров. Ведь мы, хоть и представляем собой хороших парней, обучены и способам добычи информации, противоречащим Женевским соглашениям. Короче говоря…

Чарльз Брэнон наклонился вперед, в его карих глаза отразилось лицо сталкера.

— Попытаетесь мне соврать — и вместо приятного разговора под луной у нас с вами получатся застенки иракского бункера. Я точно знаю, каково это, когда тебя, висящего под потолком, медленно режут на лоскуты… Итак, что вы делали на телебашне?

— Ничего, — сухо ответил Роман. — Ничего, что должно было бы помешать вам и ДОПу в установлении комплекса связи. Я был там с целью добыть транспорт для себя и своей группы.

Секунду полковник молчал. Затем кивнул:

— Хорошо. Вижу, мы друг друга не поняли. Увести его!

— Нет, подождите! — Роман попытался вырваться, когда две пары рук схватили его и, повалив на землю, потащили к ярко освещенному входу в здание университета.

Брэнон вытащил новую сигару.

— Господин полковник! — К офицеру подбежал боец в камуфляже, судя по легкой снайперской винтовке — часовой со сторожевой вышки.

— Да? Что такое? — осведомился Брэнон.

— Патруль поймал этих сталкеров, когда они пытались перебраться через ограду.

Роман резко поднял голову. В круг света, отбрасываемый прожектором, втолкнули двоих людей, которых Нестеров уже и не ожидал увидеть. Анна слабо улыбнулась молодому человеку. Владимир коротко кивнул.

— Твои друзья? — поинтересовался, подходя к Волковой, Брэнон.

Роман ничего не ответил.

— Я спросил, ты их знаешь? — повторил полковник и, вытащив пистолет, приставил его ко лбу Дельты. — Считаю до трех! Проводимая нами операция была слишком важна, чтобы мы могли позволить себе не знать о любом акте саботажа. Так что отвечай, или она умрет! Раз…

Офицер взвел курок.

— Два!

— Стойте! — крикнул Нестеров. — Если вам нужна правда, так слушайте! Я вел в Зону группу, которая должна была снять с разбившегося самолета российских ВВС экспериментальную маскировочную установку — «Призму искажения». Все пошло не так. На Ленинградском вокзале мы попали в засаду военных, и нам пришлось спасаться бегством. В результате мы остались без транспорта, и я предпринял отчаянный шаг — попытался угнать один из ваших вертолетов, что мне и удалось. На нем мы добрались до парка, ученые сняли с истребителя «призму», но тут появились… Проклятье, вы мне все равно не поверите, но это правда. Появились оперативники ЦРУ…

Брэнон вздрогнул.

— ЦРУ? — едва слышно переспросил он, отводя пистолет от головы Анны.

— Да, ЦРУ.

— Опиши мне их командира, — потребовал Брэнон, убирая оружие в кобуру и делая знак своим бойцам опустить автоматы.

— Высокий, крепкого телосложения. Глаза холодные и… усталые. На нижней челюсти и правой щеке шрам…

— Идущий до виска, — закончил полковник. — Позволь мне угадать. Они забрали ваших ученых, «призму», а вы сами чудом остались живы?

— Именно так все и было, — кивнул Роман, крайне удивленный столь странной реакцией Брэнона.

— Значит, так, — Брэнон взмахнул рукой, и двое его бойцов отпустили Владимира и Анну. Еще один исчез в темноте. — Официально я не имею права вам помогать, однако…

Ушедший солдат вернулся, неся в руках тяжелый камуфлированный контейнер.

— Я и мои люди могут отвернуться и смотреть в другую сторону, пока вы внезапно сбежите прямо из-под стражи и угоните один из наших вертолетов. А затем доберетесь до заброшенного аэродрома в Тушино. Именно там ваши цэрэушники готовятся к отлету. Если все сделаете верно, то успеете до того, как самолет с учеными оторвется от земли.

Боец в сером камуфляже протянул Роману контейнер. Сталкер нерешительно принял металлический ящик из его рук.

— Почему вы вдруг решили мне помочь? — подозрительно осведомился Нестеров. — И откуда вы знаете место, куда мне нужно направляться?

— Мои наставники велели мне сообщить вам это, — откликнулся Брэнон, глубоко затянувшись. — Все остальное по воле «Обсидиана».

Роман вздрогнул.

— Но у нас нет человека, способного управлять вертолетом, — неожиданно подала голос Волкова. — Как мы доберемся на другой конец города?

— Ладно, — полковник поморщился, — я, так уж и быть, также позволю вам «взять в заложники» сержанта Хоффа и лейтенанта Шафер. Ева отличный пилот, а Александр — стрелок. Думаю, они смогут помочь вам. Еще вопросы есть?

— Только один. — Нестеров встретился взглядом с Брэноном. — Что за игру вы ведете?

Полковник усмехнулся.

— Ничего особенного. — Он затушил сигару и бросил окурок в урну. — Я всего лишь стараюсь, чтобы в итоге меня не положили в пластиковый мешок раньше всего остального человечества.

* * *

Двигатель взревел, широкие лопасти пришли в движение, и вертолет, задрожав, оторвался от земли. Девушка-пилот застегнула ремешки шлема и, положив руки на штурвал, взглянула на выведенную на приборную панель карту города. Роман, пристегнутый ремнем безопасности к сиденью, перегнулся через край бортового люка и посмотрел вниз. На широкой заасфальтированной площадке парковки стояли быстро уменьшающиеся фигуры бойцов «Blindwater». Полковник Брэнон приветственно вскинул в воздух штурмовую винтовку и помахал рукой.

— Итак, раз мы теперь в одной лодке, видимо, надо познакомиться, — усмехнулся черноволосый сержант частной военной корпорации, держащий на коленях G36, и протянул ладонь. — Меня зовут Александр Хофф.

— Эхо, — Роман, помедлив, ответил на рукопожатие.

— Гольф, — представился Свистунов и, перегнувшись через проход, также пожал предложенную руку.

— Дельта, — кивнула снайпер, в этот момент вставляющая новую обойму в «Винторез».

— Ах, да, — усмехнулся Хофф. — Я и забыл, что у сталкеров не принято называть свои имена в Зоне… О’кей! Я не претендую быть нарушителем традиций.

Александр откинулся на своем сиденье и вытащил из поясной сумки планшет.

— А теперь, раз мы покончили с формальностями, надо прояснить некоторые детали, — нахмурился Нестеров.

«Литтл Берд», набрав высоту, накренился вперед и помчался между темными громадами высотных домов. Внизу расстилались пустые улицы, заполненные ржавыми брошенными автомобилями. Кое-где виднелись отблески электрических аномалий и «ведьминого студня».

— Каким образом ты остался жив? — Роман ткнул пальцем во Владимира. — Что за игры ты ведешь с Василевским? И какого же хрена ты свалила из парка, не удостоверившись, жив я или нет?

Нестеров пристально смотрел на Анну. Девушка закусила губу и отвела взгляд.

— Ладно, начнем по порядку. — Свистунов успокаивающе поднял руки. — Мои частные контракты с товарищем генералом начались достаточно давно. Сразу предупреждаю вопрос. Да, Рене знает об этом. А вот Курский этого не знал. И когда Василевский решил вывести на чистую воду всех продажных помощников этого ублюдка, то обратился ко мне.

Свистунов достал из рюкзака планшет и, набрав пароль, протянул Роману. Нестеров быстро посмотрел короткую переписку Гольфа и Михаила.

— Когда я перед отправлением группы ушел на два часа якобы спать, на деле мы с аналитиками из штаба Декарта и Василевским разрабатывали всю операцию, которая успешно завершилась на Ленинградском вокзале убийством Вдовиченко и его людей.

— Почему ты не предупредил меня? — сухо осведомился Роман.

— Потому что все должно было выглядеть натурально, — пожал плечами Владимир. — Иначе бы Сергей догадался и открыл пальбу. Насколько я понимаю, предателя я сумел изобразить прекрасно.

— Более чем, — кивнул Нестеров. — Как ты выбрался из здания вокзала?

— Через станцию метро. Ушел в технические туннели. Затем выбрался с другой стороны площади, достал из схрона в здании торгового центра мотоцикл и поехал в сторону парка, надеясь встретить вас там.

— Ясно. — Роман поморщился. — К тебе вопросов больше нет. Пока.

Он перевел взгляд на Волкову.

— А теперь ты. Мне повторить вопрос?

— Не нужно, — тихо проговорила девушка. — Я все видела. Видела, как ты искал меня, и мне было очень тяжело от того, что я не могла подать тебе сигнала. Сообщить, что я жива… — Анна вздохнула. — Думаю ты уже понял, что Рем кинул нас всех?

— Естественно, — подтвердил Нестеров.

Кивнув, Волкова закатала рукав камуфляжной куртки. Ее плечо было грубо перебинтовано двусторонней повязкой из полевой аптечки. На белой ткани виднелась засохшая кровь.

— От меня он решил избавиться первой. Поэтому мне пришлось прикинуться мертвой и укрыться на площадке с аттракционами. Пока ты искал меня, я следила за обстановкой, надеясь подстрелить его. А когда решила, что опасность миновала, появились эти ребята в черной броне, и тебе пришлось бежать. Прости меня, я все сделала неправильно…

— Забыли, — махнул рукой Нестеров. — По крайней мере пока не вернемся в «Санаторий». Сейчас у нас есть более насущные проблемы. Как вы меня нашли?

— Это я, — объявил Владимир. — Как только с Сокольнической площади улетели вертолеты, сбросившие этих уродов в черном, я ворвался в парк, собираясь всех спасать. Но нашел там только гору трупов и Анну. Мы уже решили идти следом за тобой, и тут… Ты не поверишь. Знаешь кто мне позвонил?

— Удиви меня, — усмехнулся Роман.

— Со мной связался Курский и сообщил, что ты будешь здесь.

— Курский?! — Нестеров недоверчиво посмотрел на Свистунова. — И ты ему поверил?

— Он прислал фотографии, на которых тебя вяжут наемники «Blindwater». Пришлось поверить. Да, сразу говорю. Я понятия не имею ни почему он нам помог, ни откуда у него эта информация.

— Ясно, — вздохнув, кивнул Роман. — Итак. Что у нас в сухом остатке? Только вопросы без ответов. Первый: какого хрена происходит?

— Это риторический, — хмыкнул Владимир.

— Да. Поэтому переходим к следующему. Что здесь делает ЦРУ? Охотится за «призмой»? За учеными? Или же пока выполняет и вовсе не понятную нам функцию?

Роман обвел друзей взглядом. Те покачали головами. Хофф, казалось, его не слушал, уткнувшись в свой планшет.

— Следующий вопрос. Кто эти ребята, напавшие на нас возле здания телецентра, и что за странные бойцы в черной униформе преследовали меня в парке?

— Кто прострелил бензобак бронетранспортера? — продолжила Анна. — И кто выстрелил по луже с бензином?

Нестеров кивнул. После его рассказа девушка подтвердила, что тоже успела увидеть трассирующий заряд.

— На кого на самом деле работал Рем? — заговорил Свистунов, затем, помедлив, добавил: — Куда он делся после перестрелки? И с чего Курский решил нам помочь?

— Именно. Кроме этого, есть еще три неясные вещи. — Роман посмотрел на сталкеров, затем обернулся на Хоффа, изучающего на планшете план города. — Первое. Знал ли Рене с самого начала о том, что за учеными будут охотиться?

— Подожди, — нахмурилась Волкова. — Ты же не думаешь?…

— Я ничего не думаю, — резко оборвал девушку Нестеров. — Я только озвучиваю все возможные версии. Второе. Почему Брэнон согласился нам помочь и даже выделил транспорт и соглядатаев? Эй, боец!

— Да? — Александр поднял голову от экрана и, закрыв крышку, убрал планшет в поясную сумку.

— Ты случайно не в курсе, почему твой командир неожиданно решил нас не убивать?

— Не знаю, — покачал головой Хофф. — Правда, он и не собирался вас убивать с самого начала. Он заранее дал мне и лейтенанту Шафер четкие указания доставить вас до аэродрома в Тушино и в случае необходимости оказать огневую поддержку.

Девушка-пилот, не оборачиваясь, кивнула.

— То есть?… — Роман нахмурился. — Это все был долбаный спектакль?

— Похоже на то, — кивнул Владимир. — Да, Эхо. Ты не озвучил третий вопрос.

— А тут все просто, — усмехнулся Нестеров и проверил количество боеприпасов, после чего посмотрел на проносящиеся под днищем вертолета городские кварталы. — Не кажется ли вам, что мы все дружно шагаем прямо в разинутую волчью пасть?

* * *

Небольшой частный самолет типа Lear Jet мчался над океаном. Под белоснежным фюзеляжем проносились холодные темные воды ночной Атлантики. Лишь изредка сквозь слой седых облаков виднелись крошечные светящиеся точки — пассажирские лайнеры и нефтегазовые платформы. Возле одной из них периодически вспыхивали и растворялись во мраке едва заметные огоньки пламени — корпорации вели свою теневую войну за ресурсы.

Янус отвернулся от иллюминатора и откинулся на спинку кресла, поправил манжеты темного делового костюма, выглядывающие из-под плаща.

— Совет не знает меры в длине церемоний, — пробормотал он.

Сидящий напротив за ноутбуком Старейший усмехнулся и поднял глаза от экрана.

— Спокойнее, друг мой, у нас, пожилых, свои причуды. Не вздумай еще раз опоздать. — Его взгляд стал жестким. — Не забывай, приказы всегда отдают Наставники. Так что если ты хочешь когда-нибудь занять мое место, тебе нужно не только хорошо справляться со своими обязанностями, но и нравиться Магистру. А для этого…

Старейший вздохнул и, тоже откинувшись на спинку кресла, налил себе в стакан воды.

— Придется привыкнуть к бесконечным церемониям и спектаклям.

Мужчины помолчали. Старейший из-под полуопущенных век следил за какими-то данными на экране компьютера. Янус смотрел в окно.

— На какой стадии находится операция в Москве? — наконец поинтересовался Старейший.

— Брэнон только что сообщил сталкерам координаты отряда ЦРУ, — откликнулся Янус, сверившись с планшетом.

— И заронил в душу Нестерова первые семена сомнения и подозрений, — кивнул Старейший. — Блестяще.

Янус посмотрел на одну из потолочных ламп. Затем перевел взгляд на телохранителей. Бойцы «Обсидиана» молча сидели в дальнем конце салона. Угольно-черная униформа и шлемы с дыхательными масками делали их похожими на нахохлившихся ворон.

— Когда мы наконец перейдем к активной части плана? — осведомился Янус, посмотрев Старейшему прямо в глаза. — Геродот, Сократ, Платон, Конфуций и Каутилья на нашей стороне в этом вопросе.

— А Полибий, Цицерон, Аристотель, Шан Ян, Евклид и Коперник — нет, — негромко произнес Старейший. — Терпение, мой друг. Я хочу заручиться поддержкой еще как минимум трех членов Совета, прежде чем решаться на столь опасный шаг. Когда мы запустим процесс, обратного пути уже не будет. И если мы окажемся не готовы к последствиям — мир погибнет. А оно нам нужно?

— Нет, — вздохнув, подтвердил Янус.

— Вот и я о том же, — кивнул Старейший. — А теперь, если ты не против…

Старейший наклонился к ноутбуку и быстро застучал по клавишам. Янус вновь погрузился в свои мысли. Его размышления прервал резкий звук открывающейся герметичной двери и шаги по тонкому ковру, покрывающему пол. К Старейшему подошел связист и, наклонившись вперед, что-то быстро зашептал ему на ухо.

— Когда? — дослушав, осведомился Старейший.

И вновь неразборчивый шепот.

— Ясно… — Старейший поморщился. — Передай, что я буду через три часа.

Оперативник «Обсидиана» кивнул и направился обратно в кабину пилотов. Старейший сложил ладони домиком и постучал кончиками пальцев друг о друга.

— Н-да… Все как обычно.

Затем посмотрел на тяжелые наручные часы, закрыл ноутбук и убрал его в сумку.

— Боюсь, мой друг, — заговорил он, обращаясь к Янусу, — тебе придется самому заканчивать операцию в Москве. Подготовка прорыва в Сингапуре требует моего срочного вмешательства. Зона, как говорится, сама себя не сделает. Хотя мне, откровенно говоря, совершенно этого не хочется.

— Понимаю, наставник. Я вас не подведу.

Янус улыбнулся, отчего чудовищный рваный шрам на правой стороне его лица выгнулся. Старейший внимательно посмотрел на него.

— Ты все-таки не хочешь… — Поморщившись, он помахал ладонью возле своей правой щеки.

— Пластическую операцию? — Янус дотронулся кончиками пальцев до страшного шрама. — Нет, не хочу.

Он вновь посмотрел на темную гладь океана, туда, где далеко на востоке всходило солнце.

— По крайней мере, — взгляд Януса стал холодным и жестким, — пока жив Роман Нестеров и не закончена работа его брата.

* * *

Роман поднял взгляд и тут же инстинктивно втянул голову в плечи. Над улицей с воем промчался огненный заряд и, оставляя за собой длинный белый шлейф, врезался в обшарпанную стену многоквартирного дома.

Раздался оглушительный взрыв, и на проезжую часть посыпались куски стали и бетона. Осколок мутного стекла просвистел буквально в паре сантиметров от лица Романа.

— Голову вниз, старший! — рявкнул Павел и, пробежав мимо, укрылся за автобусной остановкой.

На ней была переклеена выцветшая афиша какого-то фантастического фильма, который шел в дни превращения Москвы в Аномальную Зону. Роман моргнул и, помотав головой, поднял оружие. Выбежавшие из высокой арки жилого дома военные открыли огонь.

Павел в этот момент, высунувшись из-за угла, сделал три выстрела по одной из фигур в камуфляже. Солдат с «Абаканом» резко дернулся и, запрокинув голову, повалился на спину. Из его груди вылетели фонтанчики крови.

Роман Нестеров приподнял голову из-за опрокинутой скамейки и, выбрав цель, спустил курок. Сержант, отдававший в этот момент указания бойцам с РПГ, обернулся. Пули на полной скорости вошли в его раскрытый рот и, оторвав нижнюю челюсть, вылетели из затылка. Даже не успев среагировать, он рухнул на колени и упал лицом вперед.

Где-то недалеко загрохотали вертолетные турбины. Сверкая прожектором, из-за домов показался камуфлированный Ми-24. Тяжелая десантная машина пошла на снижение, поливая улицу пулеметным огнем. С громким треском крупнокалиберные заряды срубали у деревьев ветви и превращали в зеленоватую труху кусты.

Вертолет, не выключая двигателя, почти коснулся асфальта. Бортовые люки, шипя гидравликой, распахнулись, и на землю соскочили бойцы группы быстрого реагирования. Одетые в усиленные кевларовыми вставками камуфляжные комбинезоны и тяжелые шлемы со встроенными дыхательными масками фигуры быстро рассредоточились по площади, ведя огонь из легких ОЦ-14 «Гроза».

Турбины Ми-24 взревели с новой силой, и вертолет взмыл в воздух, готовясь оказать десанту огневую поддержку.

— Да сколько их там? — пробормотал доктор Бауэр, опускаясь рядом с Романом.

Ученый выбросил из пистолета опустевший магазин и полез в карман за новым.

— Понятия не имею. — Сталкер пригнул голову, когда мимо него промчался раскаленный заряд из подствольного гранатомета.

Граната упала метрах в семидесяти позади и разворотила кузов брошенного легкового автомобиля. Бауэр высунул из-за укрытия руку и несколько раз выстрелил. Судя по негромкому вскрику, едва пробившемуся сквозь грохот автоматов бойцов Дивизии Охраны Периметра, — удачно. Доктор усмехнулся и покрепче прижал к груди защитного скафандра небольшую, переливающуюся синеватым электрическим свечением сферу. Артефакт стоил жизни нескольким помощникам ученого, превратившимся в обугленные скелеты, но, кажется, немецкого профессора это не особенно волновало.

— Мы все подписали одинаковые контракты, — пояснил он Нестерову, когда забрал из рук обгоревшего трупа в оранжевом комбинезоне артефакт.

Роман быстро огляделся, ища членов своего отряда. Два техника вместе с Владимиром за медленно превращающимся в решето джипом… Еще трое ученых укрылись за опрокинутым стволом дерева и пытаются вести огонь из трофейных АК-103… Идиоты! Автоматический режим — это чтобы ворон пугать! Вы ни в кого так не попадете!

Сталкер помотал головой и, высунувшись из-за спинки скамейки, дал короткую очередь по военным. Один из бойцов отряда быстрого реагирования дернулся и, схватившись за живот, выронил оружие. ОЦ-14, блеснув матовым корпусом во вспышках дульного пламени, упал на асфальт. Солдат поднял руки к лицу, глядя на свои окровавленные ладони. В следующую секунду несколько трассирующих пуль разворотили ему шлем, и солдат упал куда-то за баррикаду из мусорных баков. Павел, все еще укрывающийся за стенкой автобусной остановки, сменил магазин автомата и вновь передернул затвор.

Роман выдохнул. Долго так продолжаться не может. Рано или поздно у них закончатся боеприпасы, и солдаты их перебьют. Роман закрыл глаза и попытался воспроизвести в голове карту района. Мысленно определив текущую позицию отряда, выявил три маршрута к МКАДу и, быстро просуммировав время, выбрал оптимальный.

— Младший! — Сталкер выглянул из укрытия и, махнув рукой брату, открыл неприцельный огонь.

Павел, пригибаясь, побежал зигзагами и, преодолев открытое пространство, опустился слева от Романа.

— Привет, братец, — усмехнулся он и, поморщившись, дотронулся до плеча. Там пуля, пройдя по касательной, разорвала ткань камуфлированной куртки и оставила неглубокий порез. Павел, вытащив из нагрудного кармана «зипповскую» зажигалку и мятую сигарету, прикурил.

— Брось бяку, — приказал Роман и помахал ладонью перед лицом, отгоняя облако серого дыма. — Эта дрянь тебя убьет. Или сделает импотентом.

— Ага, — кивнул Павел. — Ты мне это всегда говоришь.

Он отбросил сигарету, и та поскакала по асфальту, разбрасывая вокруг себя пепел.

— Так каков план? — Младший Нестеров встал на одно колено и, подняв приклад к плечу, выстрелил в бойца группы быстрого реагирования, высунувшегося из-за укрытия. Пули просвистели над его головой, одна чиркнула прямо по шлему, выбив искру, и боец, матерясь, исчез за баррикадой.

— У тебя остались дымовые гранаты? — спросил Роман.

Павел отрицательно покачал головой.

— У меня есть две, — подал голос Бауэр и продемонстрировал содержимое походной сумки. — Красный фосфор. Сможем ослепить все сенсоры на вертолете и в хайтек-шлемах «золотых полос».

«Золотыми полосками» ученый окрестил бойцов отрядов быстрого реагирования еще при переходе через Периметр за то, что на их шлемах стояли три косые черты желтого цвета.

Ми-24 в этот момент вновь открыл огонь. Крупнокалиберные заряды с грохотом впились в несколько брошенных легковых машин, разрывая покрышки и выбивая стекла.

— Отлично, — кивнул Роман. — Тогда так. По моей команде бросайте обе в сторону баррикад и готовьтесь выдвигаться. Как только дым перекроет им обзор, бегите следом за мной. Мы должны успеть добраться до того переулка и по нему выйти на соседнюю улицу. Там нам придется перебраться через шоссе, на другой стороне которого расположен большой торговый центр. Через подвалы мы сможем добраться до технического прохода, ведущего к заброшенным складам снаружи Периметра. Это наш билет наружу. Вопросы есть?

— Никак нет, — раздался сквозь помехи из рации голос Владимира.

Бауэр коротким кивком подтвердил, что его подчиненные также получили приказ.

— Ну, ладно, — глубоко вдохнул Нестеров и, взяв из рук ученого дымовую гранату, вырвал чеку. — Понеслось!

Выскочив из-за укрытия, Роман со всего размаху швырнул стальной цилиндр, из которого уже начал вырываться алый столб дыма, прямо под ноги военным. Бауэр тоже не промахнулся — граната, пролетев над баррикадой, попала прямо в лицо солдату, укрепившему на крыше брошенного автомобиля ПКМ. Боец, бросив орудие, отшатнулся в сторону и схватился руками за нос. Из-под пальцев в защитных перчатках потекла кровь.

— Вы так и планировали или это просто совпадение? — осведомился Роман, когда они укрылись от шквального огня за автобусной остановкой.

Доктор усмехнулся.

— Будем считать, что мне повезло, — пробормотал он, доставая пистолет. — Дуракам ведь всегда везет?

Нестеров хмыкнул и, высунувшись из-за угла, дал короткую очередь. Солдат, пытавшийся вышвырнуть гранату обратно из укрытия, вздрогнул и, выпустив стальной цилиндр из рук, упал на землю. Автомат сухо щелкнул, и Роман, выругавшись, отбросил опустевший магазин.

Темно-красная дымовая завеса в этот момент уже почти полностью затопила улицу в двадцати метрах впереди, лишив военных обзора.

— Давайте, это наш шанс! — крикнул Нестеров и, взмахнув рукой, побежал в сторону темного прохода между жилыми домами.

Бауэр, тяжело дыша, старался не отставать. Сфера в его руках переливалась жутковатым синим светом, по ее поверхности пробегали едва заметные электрические разряды.

Сзади раздался вскрик. Сталкер и ученый почти одновременно обернулись и увидели, как один из подчиненных доктора упал на землю. Из его простреленного скафандра текла кровь, быстро образуя на асфальте широкую лужу. Оброненный автомат откатился в сторону и теперь лежал рядом с опрокинутым мусорным баком.

Выскочивший из дымовой завесы военный снова выстрелил. Пули разбились о капот легкового автомобиля, рядом с которым бежал Павел. Младший Нестеров резко развернулся и, не сбавляя темп, спустил курок. Ствол его АК-103 осветило дульное пламя, и человек в камуфляже, зашатавшись, рухнул обратно в темно-красную мглу. Роман кивнул брату и, вскочив на мусорный контейнер, перебрался через забор из металлической сетки.

Следом за ним на землю соскочил Бауэр и немедленно заводил пистолетом во все стороны, от чего по обшарпанным стенам домов запрыгала красноватая точка ЛЦУ. Приземлившийся на одно колено Павел кивнул Роману и, быстро поднявшись, побежал вперед. На его плече болтался трофейный ОЦ-14.

Последним, пропустив перед собой ученых и ведя огонь короткими очередями, через ограду перелез Гольф. Спрыгнув с противоположной стороны, он коротко выдохнул и хлопнул Нестерова по плечу.

Роман, державший на прицеле быстро редеющую дымовую завесу, кивнул, и вся группа устремилась к выходу из проулка, возле которого, выглянув наружу, стоял Павел.

Пробегая мимо небольшого углубления в стене дома, где располагалась наглухо закрытая техническая дверь и ржавые решетки коллекторов, от которых поднимался пар, Роман заметил кучу мусора странной формы. Наведя на нее фонарь, сталкер вздрогнул и поморщился. Круг света выхватил из темноты труп ходока, сидящего прислонившись к мокрому бетону. В руках мертвец держал автомат, легкое кепи, изодранное в клочья, валялось рядом. Потревоженная шумом шагов толстая крыса выскочила из-под него и скрылась в груде гниющего мусора. На затылке и шее мертвеца темнели хорошо различимые отметины, а кожа была бледной, словно у несчастного выкачали всю кровь.

Роман поежился и, выключив фонарь, быстро побежал следом за группой, вспоминая лекцию Фокстрота. Тот рассказывал о мутантах, обитавших в Старой Зоне. Эти твари скрывались в подземных бункерах, хранилищах и подвалах, где нападали на неосторожных сталкеров. Близ Припяти однажды даже обнаружили целое логово, которое пришлось травить газом. При этом «почерк» всегда был один — атака со спины, отличная оптическая маскировка, аналогичная способностям хамелеона, и полное обескровливание жертвы.

Нестерова передернуло. На какой-то момент ему показалось, что в коллекторе он увидел два желтых горящих глаза, пристально вглядывающихся в него. Он замер рядом с Павлом, который жестами велел остальным членам маленького отряда оставаться в тени высотного многоквартирного дома.

— Что там, младший? — негромко спросил Роман.

— Военные, — коротко ответил Павел, опуская бинокль. — Большая группа. Двадцать единиц пехоты плюс пара танков. Вооружение: «Абаканы», РПГ-7, «Винторезы».

— Они в засаде? — Роман раскрыл подсумок, отметив, что у него остался один магазин.

— Вроде того… — Павел снял с плеча «Грозу» и проверил наличие заряда в подствольным гранатомете. — Они явно кого-то ждут, но смотрят в другую сторону. Видимо, считают, что их товарищи выгонят нас на параллельную улицу.

— Сможем пройти мимо незамеченными? — осведомился Роман.

— Сам посмотри, — пожал плечами Павел, уступая брату наблюдательный пост.

Роман выглянул из-за угла и поднял бинокль к глазам. В сотне метров впереди был установлен целый блокпост из мешков с песком и растяжек с колючей проволокой. Мощные прожектора освещали широкое шоссе, на другой стороне которого выступала из темноты громада торгового центра. Установленные за баррикадами танки держали под прицелом выход с улицы, а бойцы, коротко переговариваясь по рации, снаряжали огневые точки.

Роман ухмыльнулся. Все бойцы ДОПа стояли к ним спиной. Павел не ошибся. Нападение явно ожидалось с другой стороны дороги.

— Значит, так, — начал он. — Думаю, нам придется поползать на брюхе, но это все же наименьшее…

Остаток фразы потонул в реве двигателей. Роман обернулся.

— Твою же мать… — выдохнул Павел.

Со звоном металлическая сетка забора опрокинулась, и в проход между домами на полной скорости влетел бронетранспортер. Прожектор, закрепленный на башне БТР-90, осветил сталкеров ровным кругом света, после чего тяжелое орудие пришло в движение.

— Бежим! — завопил Владимир и, подтолкнув замешкавшихся ученых, рванул вперед.

Бауэр, выругавшись по-немецки, бросился следом.

— Чего встал, старший! — раздраженно крикнул Павел и, схватив брата за рукав, вытолкнул из переулка.

За их спинами загрохотал крупнокалиберный пулемет, выбив из стены дома фонтанчики бетонной крошки. Роман, перескочив через отбойник, рухнул на асфальт между двумя брошенными легковушками. Трассирующие заряды промчались над головой и впились в кузов самосвала, стоящего впереди.

Нестеров, продолжая материться, пополз на локтях вперед, пытаясь уйти из зоны обстрела. Буквально в паре десятков сантиметров над ним свистели пули, высекающие искры из остовов легковых машин.

Где-то справа завыли сирены и раздались неразборчивые приказы, усиленные мегафоном. Взревели двигатели, и послышался тяжелый лязг поворотных механизмов — танки, выезжая из укрытий, на ходу разворачивали башни, готовясь к стрельбе. Нестеров, выглянув из-за угла, посмотрел в сторону блокпоста, превратившегося в растревоженный улей.

Солдаты быстро меняли положение прожекторов, шаря широкими световыми пятнами по шоссе. Роман втянул голову в плечи, когда одно из них прошло совсем рядом, снова выругался и, дождавшись подходящего момента, пригибаясь преодолел открытый участок на середине дороги. Поднырнув под широкий двойной отбойник, выбрался на противоположную сторону шоссе и укрылся под колесами ржавого полицейского грузовика.

Реакция военных не заставила себя ждать. Установленные на Т-90 тепловизоры выхватили ярко-красную фигуру на фоне темно-синего пейзажа, и команда дала залп.

Громадный, обшитый дополнительным слоем композитной брони танк вздрогнул и на мгновение исчез в дыму. С оглушительным грохотом башенное орудие выплюнуло оставляющий за собой дымный шлейф заряд.

— Чтоб вас всех! — выдохнул Роман и, сорвавшись с места, прыгнул вперед.

Удар об асфальт выбил из легких весь воздух, ребра заныли. Нестеров перевернулся на спину и инстинктивно закрылся руками. По ту сторону полицейского автозака распустился огненный цветок, оторвавший у бронированной машины фрагменты кузова и подвески. Тяжелый грузовик от удара повалился на один бок и, высекая днищем искры, помчался прямо на Романа.

— Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! — забормотал Нестеров, пытаясь спиной вперед отползти от несущейся на него громады.

На полной скорости горящий автозак врезался в легковушки, между которыми лежал сталкер, и, с омерзительным треском смяв в гармошку их багажники, остановился.

— Ох, проклятье! — выдохнул Роман и повалился на асфальт.

Над ним нависла чья-то тень.

— Чего разлегся, старший? — осведомился из-под противогаза Павел и, протянув руку, помог брату подняться.

Вдвоем они побежали между ржавыми машинами в сторону полупустой парковки перед громадным зданием торгового центра. Миновав широкую заасфальтированную площадку, забитую опрокинутыми металлическими тележками, оказались под покосившимся навесом перед распахнутыми дверьми главного входа. Изнутри раздавались голоса и мелькали отблески подствольных фонарей — Владимир вел группу в глубь здания.

Роман на мгновение обернулся. Два танка, сминая гусеницами полусгнившие остовы легковых автомобилей, резво съезжали по подъездным спускам. Один из Т-90 развернул башню, на ходу опрокинув стволом тяжелый рекламный щит с символикой магазина. Широкое табло упало на асфальт и разлетелось вдребезги.

Следом за боевыми машинами под прикрытием их брони двигалась пехота. Бойцы Дивизии Охраны Периметра с «Абаканами» в руках, пригибаясь, лавировали между брошенными авто, хищно сверкая лучами лазерных целеуказателей. Из-под низко надвинутых кепи поблескивали зеленоватым свечением приборы ночного видения.

— Побереги-ка уши, старший! — усмехнулся за спиной Романа Павел, подняв к плечу «Грозу», прицелился и, вновь ухмыльнувшись, спустил курок. Подствольный гранатомет рявкнул и выплюнул небольшой, размером с электролампу, заряд. — Вот теперь валим.

Граната по широкой дуге промчалась над парковкой и упала прямо под ноги группе бойцов в тяжелых комбинезонах отряда быстрого реагирования. Солдат с лейтенантскими нашивками, раскинув руки в стороны, удивленно посмотрел вниз. А затем грянул взрыв. Огненный шар осветил торговый центр ярким светом, а мгновение спустя, исчезнув, швырнул во все стороны горящие куски тел и детали автомобилей. Охваченные огнем соседние машины засигналили и, задетые ударной волной, со скрежетом опрокинулись набок или перевернулись.

Раздались крики раненых, воздух наполнился вонью горящего пластика и мяса. Военные, забыв о сталкерах, бросились на помощь своим товарищам.

— Это и правда было необходимо? — осведомился Роман, когда Нестеровы вбежали через распахнутые двойные двери внутрь торгового центра.

— А сам как думаешь? — откликнулся Павел, вновь беря в руки автомат. — У них численное превосходство, тяжелая техника, ПНВ. Надо использовать любые средства…

Роман поморщился. В глазах брата вновь блеснул тот самый огонь, с которым он выпускал по нарушителям Периметра почти смертельный заряд из шокового пистолета. Роман на ходу обернулся. Офицер ДОПа с нашивками майора указывал рукой на двери магазина.

— А, чтоб вас всех! — выругался сталкер.

Один из танков замер на месте и развернул башню. Красноватые линзы сенсоров, закрепленных на лобовой броне, замигали, пока бортовой компьютер обсчитывал траекторию.

— Все назад! — закричал Роман, толкая Бауэра в грудь и падая рядом с ним на пол возле одной из касс.

Сталкер сгруппировался и, закрыв уши ладонями, широко раскрыл рот. Ученый, опустив защитный щиток шлема, последовал его примеру. Через длившуюся, казалось, целую вечность секунду раздался грохот и протяжный долгий свист. А затем прогремел взрыв. В распахнутые двери, миновав небольшой предбанник, ворвалась стена пламени, снесшая несколько диванов и кадки с декоративными растениями. Огненный вал промчался над головами, опалив кассовый аппарат и стенды с жвачкой. С потолка посыпались сорванные ударной волной лампы дневного света. Одна из них упала буквально в паре сантиметров от лица Романа и разлетелась на осколки, один из которых разодрал ему щеку. Долгие несколько секунд в ушах Нестерова стоял звон, перекрывший все звуки окружающего мира. Затем все стихло.

Сталкер помотал головой, пытаясь сбросить оцепенение. Когда он наконец встал на ноги, то понял, что повисла абсолютная, глухая тишина. Роман поднял ствол автомата и направил луч фонаря на вход. Пятно света выхватило из темноты груду бетонных обломков, смявших под собой прозрачный пластик двойных дверей. Направленным взрывом военные уничтожили предбанник, обрушив его крышу и замуровав главный вход в здание.

— Эти придурки выиграли нам пару минут, — удовлетворенно заметил очутившийся прямо за спиной Романа Павел. — Надо двигаться, старший.

Роман кивнул и, протянув Бауэру руку, помог подняться. Члены отряда осторожно прошли через рамки возле длинного ряда касс и, медленно водя фонарями из стороны в сторону, двинулись в глубь торгового центра.

— А где ближайший вход в ТЦ, если не считать главного? — поинтересовался Владимир, пересчитав оставшиеся в магазине патроны. — Где-нибудь в паре кварталов, да?

Роман устало усмехнулся. Гольф, несмотря ни на что, старался шутить даже в самых сложных ситуациях.

— Ближайший вход, — откликнулся Павел, быстрым шагом идущий вдоль громадных пустых стеллажей, — на подземной парковке прямо у нас под ногами. Так что, пока мы тут с вами базарим, доповцы, возможно, уже входят в здание.

Сталкер отпихнул ногой разорванную упаковку из прозрачного пластика. Она с негромким шелестом взлетела в воздух и закружилась в свете подствольных фонарей. Роман провел рукой в перчатке по одной из полок. На пальцах остался толстый слой пыли.

Все магазины в городе были разграблены в первые же месяцы после превращения столицы в Аномальную Зону. Ходоки и сталкеры, орудовавшие в Москве, тащили все, что плохо лежит, разоряя продуктовые и аптеки так же охотно, как банки и ювелирные. За первые несколько недель пузырек пенициллина в Зоне стал стоить столько, словно внутри у него была жидкая платина. А десятки предприимчивых торговцев, заручившись поддержкой коррумпированных доповских генералов, основали Периферию — буферную территорию между Московской Зоной и Большой землей, где можно было купить все необходимые для похода припасы, а после сбыть хабар.

Роман и сам неоднократно прибегал к услугам посредников, самыми популярными из которых были Марк Аврелий, продававший расчипованное оружие российского и западного производства, и Сен-Симон, находивший покупателя на даже самые странные артефакты.

Роман моргнул и ускорил шаг, нагоняя остальной отряд. Сталкеры прошли мимо длинных рядов продуктовых стеллажей и, миновав еще один ряд касс, вышли в широкий внутренний двор, по обеим сторонам которого были расположены кафе и рестораны. В центре раскинулся неработающий фонтан и десятки заваленных мусором скамеек, обивка на большинстве из которых уже давно сгнила.

Между кадками с декоративными растениями виднелись синеватые всполохи молний и чувствовался запах озона — неизменные спутники электрических аномалий.

— И куда теперь? — осведомился Бауэр, продолжающий прижимать к груди артефакт.

— Наверх, — негромко отозвался Нестеров, кивнув на широкую, огороженную металлическими перилами балюстраду второго этажа. — Если пройдем его насквозь, то выберемся к складам, а оттуда попадем в технические туннели.

Павел кивнул и, опустившись на одно колено, взял на прицел лестницу, ведущую на подземную парковку. Стоптанные ступени исчезали в густой клубящейся темноте, и появление на них первых бойцов ДОПа оставалось лишь вопросом времени.

Роман, подняв автомат, первым взбежал по выключенному эскалатору, ведущему на балюстраду, и, присев за широким диваном, заводил стволом оружия из стороны в сторону. Поднявшийся следом Владимир на ходу хлопнул его по плечу — интернациональный жест военных операций «можем продолжать движение» — и устремился к небольшому пластиковому боксу книжного магазина.

Нестеров распрямился и, обернувшись, отметил, что Павел идет замыкающим, двигаясь по эскалатору спиной вперед. Младший Нестеров не сводил глаз со спуска на парковку, даже когда поравнялся с братом.

— Они там, — коротко произнес он, взглянув в призму голографического прицела.

— Тогда отхо…

Со свистом пуля прошла в сантиметре от виска Романа и впилась в стенку кафетерия. Из логотипа в виде зеленой чашки вылетели осколки пластика и поскакали по серым плитам пола. С криками «Пошел! Пошел! Пошел!» на лестницу выбежали бойцы в темно-зеленом камуфляже и моментально рассредоточились по залу первого этажа, занимая позиции за скамейками и газонами.

Нестеровы открыли огонь. Выстрел Павла попал в голову бегущем солдату Дивизии Охраны Периметра, тот, взмахнув руками, оторвался от земли и упал на спину. Роман дал короткую очередь, вынудив еще двух противников пригнуться в своих укрытиях. Военные, коротко переговариваясь по рации, начали ответную стрельбу, заставив сталкеров спрятаться за металлическим ограждением.

— Надо валить, — пробормотал Роман, глядя вслед уводящему отряд Владимиру. — Гольф в туннелях заблудится, он же там впервые.

Павел кивнул и, высунув наружу автомат, несколько раз выстрелил вслепую. Послышался негромкий вскрик и звук падающего тела. А затем раздались звуки, вынудившие старшего Нестерова грязно выругаться.

Лязгая тяжелыми сервоприводами, из глубин подземной парковки показались два темных высоких силуэта. Громоздкие военные экзоскелеты, каждый шаг которых разламывал плиточное покрытие пола, вышли в главный зал и почти синхронно повернули головы в сторону укрытия братьев.

— А вот теперь точно пора! — выдохнул Павел и первым сорвался с места.

Роман вскочил на ноги и, пригибаясь, побежал следом за братом. Мгновение спустя место, где только что укрывались сталкеры, разворотили заряды, выпущенные из крупнокалиберных пулеметов.

Роман, обернувшись, дал короткую очередь по начавшим подниматься по эскалатору солдатам. Один из них, дернувшись, повалился назад и рухнул на своего товарища. Оба бойца с грохотом и ругательствами покатились вниз по ступеням. Нестеров выдохнул и, опустив руку в подсумок, с яростью обнаружил, что в автомат вставлен последний магазин. Сплюнув, он ускорил темп, стараясь нагнать брата, на ходу считая оставшиеся патроны.

— Проклятье… — пробормотал сталкер, поняв, что их всего пятнадцать, и, не сбавляя ход, пнул лежащую на полу картонную коробку.

Та, едва слышно зашелестев, откатилась в сторону. За спиной Романа раздались новые выстрелы и короткие щелчки раций.

— Ну вы идете или как?! — крикнул от распахнутых дверей склада Владимир.

Рядом с ним на одном колене стоял Бауэр, целящийся в кого-то поверх головы Нестерова. Двое его подчиненных держали двойные металлические створки, не давая им закрыться. Павел на мгновение замешкался возле опрокинутой витрины магазина электроники, проломившей стену соседнего бокса. Осколки разбитых жидкокристаллических телевизоров захрустели под ботинками Романа, когда он обогнал брата и, отшвырнув с пути ржавую железную тележку, побежал в сторону членов остального отряда.

Бауэр и Владимир открыли огонь, прикрывая братьев и не давая военным выйти в своеобразный коридор между полупрозрачными стенами боксов, в которых раньше располагались магазины.

— Младший, быстрее! Уходим! — крикнул, не оборачиваясь, Роман. А затем услышал резкий хруст и чавкающий звук, моментально заглушенный воплем нестерпимой боли. Роман сбавил темп, развернулся и вскинул автомат. Почувствовав, как холодеет все внутри, сталкер бросился к брату.

Павел лежал на полу, сотрясаясь всем телом. Обе его ноги выше колен превратились в месиво. В идеально ровные кровавые пятна, темнеющие на серых плитах. Чудовищной силы гравитация спрессовала в единое целое броню, плоть и кости, раздавив их.

— Младший… — прошептал Роман, не зная, что делать.

Павел повалился на спину и, до крови кусая губы, бил руками по земле. Подбежавший Владимир посмотрел на друга:

— Его надо вытаскивать… — наклонился, схватил Павла за подмышки и, захрипев, потянул на себя. — Давай!

Младший Нестеров вновь закричал от боли, из его обрубленных конечностей выскользнули новые капли крови, моментально впрессованные в пол.

— Застрял… — негромко произнес Свистунов, отшатнувшись и шумно выдохнув.

— Младший… как же ты… — Роман, встав рядом с братом на колени, сжал его кулак. — Держись, мы тебя вытащим.

— Отойди! — рявкнул неожиданно оказавшийся за спиной Романа Бауэр, оттолкнул сталкера и, присев рядом с Павлом, вытащил из поясной сумки пневматический шприц. Затем достал несколько разноцветных ампул и, лишь слегка вздрогнув, когда над его головой просвистела одна из выпущенных военными пуль, вставил одну из них в инъектор. — Так… Сейчас…

Доктор со всего размаха вогнал блок коротких игл в правую ногу Павла и нажал на спуск. Младший Нестеров стиснул зубы, а затем расслабленно выдохнул.

— Нет, братец, — неожиданно усмехнулся он, посмотрев на Романа. — Не вытащите.

Взгляд его прояснился, на губах выступила кровь.

— Это «комариная плешь», и я в нее вляпался… Проклятье, как же больно!..

Он вновь стиснул зубы и запрокинул голову назад.

— Надо рубить ноги… — проговорил Владимир, оглядываясь вокруг в поисках чего-нибудь острого. — Эх… мачете бы какое-нибудь…

Поднявшийся Бауэр покачал головой и, хлопнув Свистунова по плечу, пошел в сторону раскрытых дверей склада. Где-то далеко послышался становящийся с каждой секундой все громче грохот вертолетного винта.

— Заткнись, младший! — Роман сильнее сдавил ладонь брата, не зная, как ему помочь. — Я тебя вытащу, слышишь меня?! Слышишь?!

Вместо ответа Павел выхватил из кобуры на поясе пистолет и выстрелил куда-то за спину Романа. Обернувшись, Роман увидел упавшую на пол фигуру в темно-зеленом камуфляже.

— Нет, вам надо уходить, а я уже все равно не жилец. — Павел закашлялся и сплюнул еще один сгусток крови. — Конечности раздроблены, нужно делать киберпротезирование, а это… слишком дорого…

— Не хочу ничего слушать! — закричал Роман. — Ты пойдешь со мной! Я твой старший брат, и я за тебя в ответе!

— Ты уже достаточно был за меня в ответе, — с трудом улыбнулся Павел и положил ладонь на голову брату. — Теперь моя очередь.

Он подтянул к себе автомат и передернул затвор. Старший Нестеров замотал головой.

— Нет! Должен быть другой способ… Должен быть!

— Идите! Это единственный выход! Я задержу их сколько смогу!

— Нет… Я…

— Иди! — закричал Павел и, развернувшись, ткнул стволом Романа в грудь.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая. В дебрях мертвого города
Из серии: Роман Нестеров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новая Зона. Воды Рубикона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Забирайте ученых! (англ.)

2

Подожди секунду, приятель. Могу я увидеть твой идентификационный пропуск? (англ.)

3

О, конечно! Один момент… (англ.)

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я