Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)
Георгий Лопатин, 2019

Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, особенно если вмешался в дела богов, чьи действия вообще находятся за гранью понятий добра и зла. Убил Темного Властелина, на которого у богов имелись свои планы – так будь добр, займи его место и выполни работу, предназначенную ему, а иначе боги и рассердиться могут. Ну а то, что такому работнику в итоге подготовили «традиционный» конец… Что ж, значит, судьба такая, не повезло. Впрочем, наш герой принимает вызов, ведь, как известно, из любой, даже самой безнадежной ситуации есть как минимум два выхода. В конце концов, боги тоже того… смертны.

Оглавление

  • Божественный уровень
Из серии: Фэнтези-коллекция (АСТ)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Георгий Лопатин, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Божественный уровень

Пролог

Кирилл. Попаданец обыкновенный

Привет! Меня зовут Кирилл Мясищев, я самый что ни на есть обыкновенный попаданец. Как волонтер «Космопоиска», я поехал наблюдать за шалостями зеленых человечков в глухую деревушку — и пропал с концами… Правда, зеленые человечки оказались не при делах, то какая-то аномалия-портал сработала.

Не верите, что я обыкновенный? А зря. Все по заезженному штампу, с собиранием всевозможных плюшек, нахождением самых громких баянов и самых больших роялей в кустах, что называется, на каждом шагу. Прямо ступить некуда…

Ну, например, закинуло меня не куда-нибудь, а в мир меча и магии — самая что ни на есть обыкновенная заурядность для попаданцев, ведь проваливаются девяносто процентов всех моих собратьев по несчастью (или счастью, это как посмотреть). Согласно слогану второй версии этой «пирамиды МММ», «мы можем многое», гы… Можем, еще как можем… Я, например, смог. Еще как смог! Если оглянуться назад, даже жутко становится от того, что я смог. Легче перечислить, чего я не смог! Все, что мог смочь — смог!!! А что не смог, то либо не мог смочь, либо не захотел мочь, но не факт что не смогу и не захочу смочь в дальнейшем, когда появятся силы и желание смочь. Такие дела.

Я уже молчу о всплывшей сверхспособности. Тоже все как у всех, по крайней мере, у девяноста процентов попаданцев в пресловутый МММ. Что касается сверхспособности, то пусть я не оказался суперкрутейшим магом, но связываться со мной всяким архимагам себе дороже — что называется, писаются от страха и курят в сторонке от зависти… Что и показал опыт архимага Тарногара, мир бренному праху его.

Нет, это не я его грохнул, хотя очень хотел, но сдержался. Я его взял в плен, а потом клятвой обезопасился от мести. Более того, он моим союзником стал, польстился на знания. Попаданцы ведь, даже самые тупые, оказывается, жуть как много знают, только не всегда осознают, что они светочи мудрости, и я не исключение. Например, знаю, как мифрил, сиречь алюминий, производится.

С убиением же Неназываемый постарался. Но об этом чуть позже, а пока о своей сверхспособности дорасскажу.

А сверхспособность мне еще та попалась. Сначала я ее принял за шизофрению в особо буйной стадии: дескать, попал в другой мир, сильный стресс, и как результат — тихо шифером шурша, едет крыша не спеша, раздвоение личности. Ну а как еще воспринимать голос внутри себя, слишком уж самостоятельный для второго «я» и с каждым месяцем становящийся все самостоятельней? Но в конце концов все разъяснилось. Оказывается, в момент перехода из моего мира в МММ в меня в межмировом пространстве подселилась некая сущность, из-за чего я стал неким рассаром.

Кстати, этот своеобразный советчик, надо признать, несколько раз мне все же изрядно помог — или помогла, а может, помогло, и его подселение также доказывает мою обыкновенность. У скольких попаданцев были такие вот а-ля друзья?! Да чуть ли не у каждого второго, не считая каждого первого! То чужие души и просто духи вселятся, то фамильяры в виде всяких там дракончиков и прочего, а то и вовсе различные искусственные интеллекты от всяких там Древних или инопланетян и прочих под ногами валяются!

Особенность же рассара заключается в том, что он, то бишь я, вроде атомного реактора, только по выработке не электрической энергии, а магической. Надо ли говорить, какая это редкость и с какой жаждой все хотят получить дармовой источник энергии, чтобы прокачаться в магическом плане? То-то и оно… Против этого мало кто может устоять… да, собственно, из тех, кто узнал о моем рассарстве, никто не устоял.

Первой жертвой моего рассарского «обаяния» стала спасенная мною же оркская шаманка по имени Олграна.

Тоже, кстати, еще один пунктик в копилку моей обыкновенности. Ведь попаданцев хлебом не корми, только дай кого-нибудь спасти. Причем, как правило, мы одним махом семерых побивахом.

В общем, великий родовой шаман хотел заточить душу Олграны, обладающую сильным Даром, в свой бубен, и заодно от возможных конкурентов избавлялся. А тут я, такой красивый, как самый последний рыцарь, в сияющих доспехах приперся в самый последний момент и обломал ему весь кайф.

Как водится, после схватки не на жизнь, а на смерть замочил главного злодея и его прихвостней из пневматической винтовки девятого калибра (без нее я вообще как без рук долгое время был). Олграна в благодарность объяснила мне о моей сути и опасностях, что подстерегают такого хорошего и ценного меня в большом мире от злых магов, и решила сама взять меня не то в плен, не то под защиту и «прокачаться» в укромном убежище. А прокачка сия — весьма приятственный процесс, грех жаловаться, так как происходит в процессе слияние душ, а как быстрее и плотнее всего слить души? Правильно, через слияние телесное… ну вы поняли, от такого слияния еще, бывает, дети родятся.

Собственно, орчанка оказалась не первая спасенная мною аборигенка. Первой была гоблинка Галлогала, я зову ее Зеленоглазкой за большие изумительно изумрудные глаза. Спас ее от стаи волков, она в свою очередь бежала из своей стаи, проиграв схватку за власть, так и прибилась ко мне.

Что между ними началось! Чуть боком в самый ответственный момент не вышло, когда двигались в так называемое убежище. Это убежище, оказывается, отбивать у некроманта еще надо было, но он избавил нас от лишнего геморроя и напал первым; как результат — схлопотал от меня фаербол из ракетницы и взорвался фейерверком, а зеленушки чуть друг дружку не порешили, потом успокоились.

Так я, как самый обыкновенный попаданец, стал владетелем, заполучил замок и близлежащие земли с населением преимущественно из полукровок, бежавших в ничейные земли из королевств, где их начали активно притеснять.

Собственно, еще к слову о моей обыкновенности в ключе спасательства. Ведь все попаданцы спасают не каких-нибудь презренных крестьянок, а, как правило, всяких там принцесс — можно подумать, принцессы табунами бродят… Иногда даже часа не проходит с момента появления в чужом мире, еще и освоиться-то не успели, как уже что-нибудь умудряются сотворить. Собственно, и я не оказался исключением, так что грех на зеркало пенять, ибо у самого рожица кривовата. Что гоблинка, что орчанка тоже в каком-то смысле принцессами являлись.

Дальше — больше…

В замке сем оказалась заточена королева гнезда, то бишь вампирша по имени Ссашшиллесса. Ей больше моя кровь требовалась, чем вырабатываемая мною энергия, плющило ее от рассарской кровушки знатно, но и без известного финала не обошлось.

А через полгода пребывания в замке в тайной комнате обнаружилась еще и девушка-лич Лития.

До сих пор не знаю, считать себя некрофилом или нет… Не, я не сам на нее полез; собственно, так вышло, что это она воспользовалась моим беспомощным состоянием. Пьян я был после своего дня рождения, вот и перепутал двери, когда на любовные подвиги потянуло. Это я так думал, что перепутал, точнее, мне помогли перепутать… К тому же она в процессе этого самого ожила, сердце забилось, и все такое…

Кстати, она стала второй потребительницей моей крови, это давало ей чувство жизни не только во время нахождения в моей рассарской ауре, но и вне ее пределов.

Так вот, возвращаясь к рассарству. Оказывается работа в качестве батарейки — не единственная функция рассара. Способности условно можно разделить на три типа.

Первое: различные воздействия на окружающих, не зависящие от моей воли и желания сознательного или бессознательного плана. В качестве самого яркого примера можно отметить тот факт, что Лития переставала быть в моей ауре просто ходячим трупом, пусть и высшего порядка, у нее появлялись чувства — обоняние, осязание, вкус, шло быстрое исцеление. И еще такой забавный моментик: не действовали противозачаточные средства, гы-гы…

Второе: я мог изменять окружающих, сначала бессознательно, а потом и целенаправленно. Так чуть звероватого вида гоблинка стала если не королевой красоты, то милашкой, на мой вкус. Орчанка также немного попала под воздействие, уже не столько внешностью изменившись, сколько характером, из взрывной валькирии став относительно покладистой особой.

Третье, и, на мой взгляд, самое ништяковое свойство: я мог изменять себя по примеру окружающих, и тоже сначала бессознательно, а потом по собственному желанию. То есть рассарская аура позволяла перенимать на себя то, что понравилось в других расах.

Первым случаем, в чем-то даже комичным, стало бессознательное изменение, когда я перенял от гоблинки систему выделения твердых отходов, очень мне понравилось, как она быстро все делала… фьють — и не надо сидеть по полчаса и тужиться так, что глаза из глазниц выпрыгивают.

Дальше с модификацией собственного тела я стал осторожнее и вел апгрейд так, чтобы не превратиться в непознаваемое чудо-юдо. Взял силу от орков… и не только силу, хи-хи, скорость от вампиров и так далее и тому подобное, от всех взял минимум по одной ярко выраженной черте.

Кстати, после таких, если можно сказать, приобретений замок и само баронство я в шутку назвал Гаремом. Напрасно я это сделал. Не зря говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. Как результат, к выше перечисленным гражданским женам в дальнейшем добавились суккуб Хайллейса и оборотница Мягкая Лапа, последняя тоже, можно сказать, принцесса — дочь вождя.

Через суккуба архимаг, взявший меня в плен (я от него хотел узнать о возможности попасть в родной мир, но слегка лопухнулся, и он распознал во мне рассара, как результат — не смог сдержаться), тянул из меня магическую энергию… понятно, каким способом. Сначала эта суккуб качала из меня семя, заезживая до полусмерти, а потом сливала нанимателю.

Своей рассарской способностью видоизменения избавиться от нее не получилось, я смог только «переписать» магический договор между демонессой и архимагом на себя, но не отменить его совсем. Так что пришлось мне дальше время от времени исполнять его условия.

Потом в замке появилась гнома Тамгария. Ее мне, можно сказать, подкинул Неназываемый. Мы уже сошлись с ним в противоборстве, пока заочном, через его адептов. Ему тоже требовалась моя рассарская энергия. Гнома, как выяснилось, оказалась с магической закладкой, но в этом плане все в конечном итоге обошлось.

Хуже было, когда гномы решили, что это я ее похитил, дабы получившуюся своеобразную коллекцию пополнить, и пошли на меня войной. Десять тысяч гномов в отборных зачарованных доспехах плюс тысяча терминаторов — железных големов. Еле выстояли, и решающую роль в этом сыграла дриада по имени Дрианда — это ее короткое имя, практически кличка. Настоящее просто не произнести из-за длины, и язык в десяти местах сломаешь из-за сложности произношения.

Так вот, приволокли к замку железное дерево для создания шагающего робота-голема, разрубили, а там она… Пришлось брать на попечение, сажать ей другое дерево-дом, подстраивая новое жилище под ее ауру, при этом сажать на крыше замка, чтобы кто-нибудь случайно дерево сие не срубил… Пришлось и с ней энергией делиться известным способом со всеми вытекающими.

Дальше еще веселее пошло! Я, как самый обыкновенный попаданец, обзавелся эльфийками, темной дроу Тарсараной и светлой Алисилиелью. Все как у всех! И как у всех, они оказались в одной со мной постели, одновременно, пусть и не сразу, и не сказать, что по собственному желанию. Точнее, желание их было собственное, никого насильно не тащил. Так уж получилось.

Сначала темная пришла… и что-то быстро вырубилась. Потом светлая с той же целью заявилась… нервничала сильно и не заметила темную, что в одеяло закуталась, как гусеница. Хотели меня через постель каждая на свою сторону перетянуть в войне друг с другом. А поутру все прояснилось. Как они друг на друга уставились! Я думал, разнесут все к чертям по камешку, но обошлось, гы…

Надо ли говорить о их принцессности?

А сколько попаданцев с богинями переспали? И не сосчитать! Так что я, рыжий, что ли?! Имелся и у меня такой замечательный со всех сторон опыт, чего и остальным желаю.

Шарясь по Проклятым землям, спаслись в подвале какого-то храма от стада чудовищ, хотевших нас сожрать, а там статуя богини в закрытой нише. Ну, я нечаянно обмазал алтарь своей кровью — порезался неловко, пока разбирался со стенкой, закрывающей нишу, и тем самым разбудил забытую богиню красоты Арсилену, которой грозило скорое развоплощение. Тоже от меня подзарядилась… Пришлось ей храм потом в своих землях строить. Самая требовательная оказалась. Ну дык, не смертная какая, а богиня как-никак!

Меня даже Темным Властелином объявить успели! Все по чистому недоразумению! Клянусь! Собралась как-то огромная армия нескольких королевств общим числом за сто тысяч человек и пошли по мою душу. Не в первый раз, кстати…

Сначала с орками два раза дрался, но это обычное дело, справились собственной собранной армией: ополченцы плюс мои деревянные големы, магия и расовые способности жен. Отбились, в общем, даже кое-что приобрели. Лития из останков орков сделала себе костяную драконшу Черную Молнию, которую я время от времени зову то Волга, то ГАЗ-21, а вампиресса стала истинной высшей и научилась обращаться в туман.

Потом собрался всякий сброд из королевств, привлеченный моими якобы великими богатствами: свободные рыцари, наемники, просто всякая охочая до мародерства шваль, вооруженная кто чем…

С первой «сбродной» армией людей я разобрался классическим способом, выставив свою армию, и то чуть не проиграл. А вот с регулярной армией королевств с профессиональными боевыми магами мой проигрыш был практически предрешен: подготовленная ловушка из селевого потока не сработала, моя армия была малочисленна и не готова… Но как-то по наитию велел шаманке собрать весь болотный газ… Армия людей как раз из болот выходила, газа собрали много, вот он и рванул, как настоящая ядерная бомба мощностью в несколько мегатонн, с соответствующим результатом. Так и объявили меня ТВ, решив, что я применил какое-то мегамощное заклинание из арсенала Хаоса… ведь никто не выжил, чтобы объяснить, что ничего магического в том взрыве не было.

А еще я побывал в шкуре лорда-демона! Такое же обычное дело для попаданцев, как и становиться Темными Властелинами.

Все Неназываемый этот, будь он неладен! Натравил на меня легион демонов, как-то договорившись с лордом нижнего плана.

Он, кстати, и людей на меня натравливал, паразит этакий. Нашествие обеих человеческих армий — его рук дело. В итоге лорда я завалил, схватившись с ним, сидя в ШаРе — шагающем боевом роботе. Его домен стал моим… я его в управление суккубе отдал, она давно мечтала.

На мне разве что пророчеств по спасению мира не висело, как на очень многих прочих попаданцах, но это не значит, что мир я не спас!

Как вы, наверное, догадались, речь идет о Неназываемом. Тоже бывший рассар, которого раньше звали Ольером Светозарным. Он после мутного дела в Проклятых землях впал во тьму и решил стать богом. А чтобы стать богом, так сказать, инициироваться, превратившись из гусеницы в бабочку, нужна Сила, каковой ему остро не хватало, вот он ее и добывал с помощью регулярных массовых жертвоприношений. Ну и какой бог получится в таком случае? То-то и оно, от такого бога весь мир погрузился бы во тьму и захлебнулся в крови. Может, и не погрузился бы, и его другие боги раньше прибили, но сделал это я. Пришлось, к слову сказать, вписаться в это дело, иначе бы он меня прибил… И прибил-таки! Грохнул меня вместе с архимагом, который со мной и некоторыми моими женами пошел на Неназываемого! Отнял мою рассарскую сущность — этот занудный внутренний голос. Но благодаря все той же рассарской способности, во мне осталась одна из скопированных функций, а именно привязка души к телу. Это я от лича Литии бессознательно скопировал. Вот и очнулся зомбаком.

Махаться в таком состоянии с Неназываемым — последнее дело, раз уж я его не смог одолеть, будучи полным сил рассаром. Но все оказалось не так просто и плохо. Я кое-что и от богини получил, а именно божественную искру, которая позволяет получать Силу от веры паствы. Это она мне подсказала, когда я запросил у нее совета. Демонесса прошвырнулась по моим землям (полукровок под моей рукой набралось уже много), сообщила всем, что я жив, подданные поверили, что я их спасу, и я их спас. Налетел на Неназываемого, когда он уже моих жен собрался на алтаре резать (по душу Темного Властелина, то есть мою, проперлись маги-киллеры и навалились на Неназываемого, занявшего к тому времени мой замок — они его за меня приняли, хи-хи, вот ему и пришлось получать энергию жертвоприношениями, чтобы отбиться), и порвал, как тузик грелку! У него-то дополнительной подпитки верой не было, пришлось драться с тем, что имелось при себе.

Так что, как видите, я практически все роли, какие только можно, перепробовал, от зомби до бога.

Про такую мелочь, что мое имя выворачивают самым невообразимым образом, думаю, даже упоминать не стоит. Хотя обозначу для полноты картины. Так, гоблинка Галлогала-Зеленоглазка зовет меня Кирриэлом. Орчанка Олграна — Кэррэлом. Вампиресса Ссашшиллесса — Ксиррелом. Лич Лития — Киррилом. Демонесса-суккуб Хайллейса — Кийррейлом. Оборотница Мягкая Лапа — Кхеррэллом. Гнома Тамгария — Киэрриэлом. Дриада Дрианда — Кирдрилдом. Эльфийка Алисилиель — Кирилэлем. Дроу Тарсарана — Кирнрелом. Богиня красоты Арсилена — Кирьиилом…

И после всего этого я непростой попаданец?! Да самый что ни на есть обыкновенный!

С детьми только промашка вышла. Тут я, пожалуй, уникален. Сколько ни силюсь вспомнить, но, кажется, детей у попаданцев не было никогда. Подозреваю даже, что у всех вместе взятых! А у меня их много, даже слишком много, счет на десятки идет! Вот-вот за сотню перевалит!

Сами подсчитайте, сколько их у меня только от одной Зеленоглазки, главной роженицы, что приносит приплод каждые четыре-пять месяцев! Это хорошо, что в последнее время она немного остепенилась и вместо восьмерни за раз рожает тройню.

Шаманка Олграна от нее не отстает, тоже по тройне приносит, правда, как положено, через девять месяцев.

Конкуренцию им составляет оборотница Мягкая Лапа. Ну и остальные по одному-два ребенка стабильно делают. Даже богиня порадовала…

Вот и считайте, сколько всего их уже в яслях, а меня увольте от сего занятия! Тем более что останавливаться они не собираются! А все почему? Да потому что вынашивание рассарских детей на порядок расширяет границы их собственных возможностей в Силе!

В общем, попал я с ними, сильно попал!

Глава 1

Кирилл. Его величество король королевства Гарем

Вынужден признать, что с фантазией у меня не очень. Сколько ни ломал голову в попытке придумать название для столицы своего королевства, так сказать, в канве местной традиции, а все никак ничего приличного не получается.

С названием королевства все просто и логично вышло, его я уже без особых затей Гаремом обозвал — так сказать, в продолжение темы. Было баронство Гарем, потом, по мере роста подконтрольной территории и количества подвластных мне жителей, оно стало графством Гарем, далее превратилось в герцогство Гарем, а теперь вот королевство так же назвал.

Гномы-гастарбайтеры, отрабатывая немаленькую контрибуцию, которую я с них взыскал по результатам войны, первые столичные кварталы с важными административными зданиями — ратушей, судом и прочими — уже отстроили, храм богине красоты Арсилене в древнегреческом стиле поставили, так что тянуть с названием дальше нельзя. А то какое же это королевство без столицы?! По-хорошему, даже герцогству без города никак нельзя.

Сколько названий перебрал — не перечесть, чуть мозг себе не сломал. От серьезных, типа Смеск (у меня ведь государство полукровок образовалось, вот и хотел как-то этот момент отметить), до смешных, вроде Масаракша, но все как-то не то и не так, не лежит к ним сердце. Не называть же Москвой, в конце-то концов? Вообще не в тему…

— Да плевать, будешь Гаремником! — в раздражении выдал я и сделал соответствующую запись на карте своего королевства и окрестных земель. — Столица королевства Гарем — Гаремник! Звучит, и ладно. Тем более, здесь так принято — называть королевства и их столицы созвучно, как, скажем, Мексика — Мехико. А посему не будем ломать традиции. Как говорится, со своим уставом в чужой монастырь не лезь — убьют…

— Ты чего там разбурчался, как столетний старик, Ксиррел? — насмешливо поинтересовалась Ссашшиллесса, заглянув в мой рабочий кабинет. — Опять с названием столицы мучаешься?

— Ага, с ней, проклятой.

Я своих жен тоже успел уже с этим делом задолбать на нескольких семейных советах, так что они от меня уже стали отмахиваться всеми руками и ногами, а кто-то даже и хвостами… это я про суккуба Хайллейсу и оборотницу Мягкую Лапу.

— Да назови хоть как-нибудь! Что ты ерундой страдаешь, в самом-то деле?!

— Больше не страдаю.

— И как у нас отныне столица называется? — поинтересовалась она, присаживаясь мне на колени и закидывая ногу за ногу.

Никто не упускает случая погреться в моей ауре. Мне, собственно, не жалко, равно фоню энергией почем зря, а им Силы прибавляет, своеобразный энергетический допинг.

А поскольку ходит она в обтягивающих, очень тонко выделанных кожаных штанах, то я невольно кладу руку на ее ногу много выше колена.

— Гаремник, — недовольно буркнул я.

Все дело в том, что это была моя самая первая версия названия. Больше в шутку, естественно… Видят боги, не хотел этого, но, видимо, судьба. Не зря говорят, что первое впечатление самое верное. Вот и в данном случае что-то похожее.

— Ну и ладно! — хохотнув, махнула рукой вампиресса. — Главное, звучит!

— И я о том же. Кстати, что у тебя? — кивнул я на папку в руках вампирессы.

— Свежие разведданные. Мне это показалось важным. Получили буквально десять минут назад и как только расшифровали, сразу к тебе. Я уверена, что это самая важная информация, какую мы до сих пор получали с момента начала работы наших резидентур.

— Твое чутье тебя редко когда подводит…

Ссашшиллесса только фыркнула, намекая на то, что чутье ее еще ни разу не подвело. Пожалуй, единственный ее чуйский провал — это собственное пленение и гибель остатков клана тридцать с небольшим лет назад, когда ее заточил в темнице некромант для своих опытов с вампирской кровью.

Да, каждая моя жена занимается общественно полезным делом, а не сидит сиднем у окна за вышивкой и прочей ерундой.

Вампиресса, например, курирует всю внешнюю разведку. Истинные вампиры в этом доки, так что в моем королевстве их на постоянном месте жительства практически нет, все резидентами служат. Лишь в министерстве внешней разведки, кабинеты которого находятся в нижних подвалах замка, несколько молодых вампиров бумажной работой занимаются да на амулетах связи сидят. Плюс небольшая группа охраняет свою королеву от других высших вампиров, которые могут бросить ей вызов в самый неудобный момент. Ну и они же служат учителями фехтования.

Но если вампиресса отвечает за внешнюю политическую и военную разведку, то оборотница Мягкая Лапа курирует охрану внешних границ, а также министерство внутренних дел. Мне лично каждый раз становится смешно, когда я вижу оборотней… в погонах. Но лишь бы в переносный смысл не переросло…

Зеленоглазка у меня стала министром финансов. Математика ей далась на удивление легко. За лишнюю копейку задушит, что твоя жаба!

Тамгария является министром промышленности и строительства. Ей как гноме это ближе всего.

Дриада Дриандарилакунариол с сокращенным для удобства и похожим на название расы именем Дрианда взяла на себя министерство сельского хозяйства. А кому еще, как не ей?! Правильно, больше некому.

Лития, бывшая когда-то личем, а теперь являющаяся просто некроманткой, благодаря своему летающему пету, костяной драконше Черной Молнии, и возможности перевозить в ее утробе небольшой отряд скелетонов, взяла на себя функцию группы быстрого реагирования, этакого спецназа. Так что стоит кому-то набедокурить, как туда летит Лития и действует по ситуации: либо берет в плен, либо сжигает.

Олграна стала министром недр. Благодаря подчиненному элементалю земли она точно знает, что ценного, где, в каких объемах и на какой глубине лежит в земле. Ну и, конечно же, она является единственной добытчицей мифрила.

Богиня красоты Арсилена — министр божественных дел, хы-хы…

Что касается Алисилиели, Тарсараны и Хайллейсы, то они пока занимаются чем придется. Хотя напрягать суккуба делами Даронара, думаю, лишнее по определению. Она ведь жительница нижнего плана, где у нее свой домен и своих забот выше крыши.

Впрочем, обе эльфийки, что светлая, что темная, вроде как стали тянуться к созданию отрядов рейнджеров. Благо что это их основная специализация на момент знакомства со мной.

Возвращаясь к епархии Ссашшиллессы, то высшей наградой для ее клыкастиков служит моя кровь. Прет их от нее со страшной силой, помогает инициироваться в высших, то есть переходить в туман. Мало того что кровь рассарская, так она теперь еще имеет и божественный привкус… в прямом смысле этого слова, а не только в переносном. А это любому должно быть понятно, редкость редкостная и очень энергетически насыщенная.

После того как разобрался с Неназываемым, поток маны от веры сильно упал, ведь я сделал то, во что они верили и страстно желали — я их спас от этого маньяка-расчленителя, и как только его не стало, все успокоились. Но часть моих подданных продолжала в меня верить как в сильного и мудрого владетеля, который и в дальнейшем защитит их от всех напастей. Этого оказалось более чем достаточно для поддержания статуса если не бога, то полубога.

Тем более что до полноценного бога, даже мелкого божка, мне, если подумать, все же очень далеко во всех смыслах. В конце концов, я даже пресловутую божественную профессию себе не выбрал. За какую сферу деятельности отвечать? Без этого здесь никак… Да и не хотел я пока становиться богом, мне и в тварном виде нравится!

И потом, становиться богом — это получить новые проблемы на свою голову, ибо богов здесь и своих хватает, и еще один жилец в их астральном общежитии типа Олимп им явно не понравится. Придется бодаться за место… Так что нет, от добра, как известно, добра не ищут.

Что касается крови, то как-то провел эксперимент, засушив и превратив в порошок небольшое ее количество. Так вот, вампиров штырило даже от моей порошковой крови! Нюхнут, и в отпад! Ну, в натуре, голимые наркоманы. И ведь надо же такому случиться: выяснилось, что от порошковой крови у вампиров настоящая зависимость появляется! Так что я в каком-то смысле еще и наркобароном стал! Какое падение — из короля в бароны! Я уже молчу про нравственность.

Впрочем, с нравственностью все в порядке. Ресурс находится под жестким контролем и ради денег не продается. Используется лишь в государственных надобностях. Так, на такой кровяной рассарский наркотик подсадили нескольких несговорчивых истинных вампиров, которые поначалу не хотели работать на благо королевства Гарем, и более того, своими действиями (грязной охотой с многочисленными жертвами) дискредитировали моих упырей. А ведь все в королевствах после прогремевших между нами войн знали, что я привечаю вампиров, а значит, они били и по моей репутации. Теперь за лишнюю дозу рассаркокса эти несговорчивые маньяки горы сворачивают и мелким ситом просеивают в страстном желании найти хоть крупицу важной информации!

Так что приходится сдавать по литру в месяц на наградные и оперативные нужды.

— Давай посмотрим, что там нарыл агент Пиявка-007, — прочитал я позывной и с усмешкой поинтересовался: — Он точно 007, или ты так пошутила?

Да, для агентов-нелегалов я придумал кодовые имена по названиям кровососущих насекомых, червей и разных паразитических тварей. А поскольку на всех таких названий не хватало, так как агентов-вампиров много, а видов кровососущих тварей мало, то давал им в дополнение номера.

Про Бонда, Джеймса Бонда я женам как-то рассказал, тем более что вампиры здесь работают больше именно в такой же крайне идиотской стилистике. Комары, Пиявки, Оводы и прочие агенты-кровососы гуляют на приемах-балах, пьют местное мартини из золотых кубков, совращают дам, устраивают погони с мочиловом в темных подворотнях, участвуют в прочих непотребствах, необходимых для получения инфы. Денег им на это хватает с лихвой, на разведке не экономим, благо есть хорошие амулеты, скрывающие их истинную суть от тех, кто умеет в эту суть смотреть (архимаг Тарногар постарался, создал технологию незадолго до смерти). Вот в связи с вышесказанным я и спросил, точно ли он 007?

— Точно, — хохотнула вампиресса.

— Ладно, что он тут пишет?.. — Я открыл папку. — Ага… Усиление контактов между магами и жрецами, да еще верховного бога. Дело действительно серьезное. Они друг для друга конкуренты и, как результат, друг друга терпеть не могут. Так что причина для сближения должна быть весомой.

— Куда уж весомей-то? Ни один маг, что пришел по душу Темного Властелина, не ушел назад живым… и даже мертвым. Это десятки архимагов, сотни магов рангом ниже — мастеров и магистров. Такого они оставить без внимания никак не могут, — ответила Ссашшиллесса

— Это понятно. Но зачем связываться со жрецами? Это же если не признание собственного бессилия, то точно падение авторитета.

— Все зависит от того, что стало известно ковену магов и как сильно этого испугались. Если очень сильно, то плевать они хотели на свой авторитет, в живых бы остаться. Ведь, как известно, глаза у страха велики, наверняка думают, что и им аукнуться может, не зря же по норам своим попрятались и носа не кажут. Только сейчас зашевелились.

— В смысле? Что они могли узнать, если все были сожраны с потрохами?

— Ты все еще мыслишь категориями своего мира… хотя уже успел увидеть и прочувствовать на собственном опыте то, что в твоем мире в принципе невозможно.

Это да, меня аж всего передернуло от воспоминания о своей бытности зомби… Вот это уж действительно то, чего в моем родном мире не почувствуешь и не увидишь.

— А точнее?

— Души сильнейших архимагов могли призвать для допроса, и что они сказали во время сеанса, мы можем только догадываться. Ведь дрались-то они не с тобой, а живые теперь думают, что это был ты.

— Точно! — досадливо стукнул я кулаком по столу. — Вот ведь чертов Неназываемый, даже мертвый мне подгадил! Ну же ж… Ясно одно, нам в очередной раз грозят крупные неприятности, теперь еще со стороны жрецов.

Вампиресса только кивнула.

— И ведь не договориться с ними никак, хотя бы просто потому, что они не поверят ни единому моему слову.

То, что с магами возникнут терки после битвы с Неназываемым, я понял сразу, тут нужно быть полным имбецилом, чтобы этого не просчитать. Но и сделать тоже ничего не могли. Остальные маги, осознав, что миссия по ликвидации ТВ потерпела крах, попрятались по своим норам, так что связаться с теми, кто мог принимать решения, не удавалось. Да и что им сказать? Дескать, я не я, и лошадь не моя?!

Да даже если и поверили, то это ничего не изменило. Мне пришлось бы раскрыться и объяснить, как я завалил Неназываемого. То есть рассказать как минимум о своем рассарстве. Напомнить, как быстро сделал стойку архир Тарногар? То-то и оно. На меня тут же начнется охота! А если еще и о божественной искре заикнуться… Тут уже точно тушите свет, гасите свечи. Что-либо предсказать становится совершенно невозможно. И если, допустим, маги отстанут, то прицепятся последователи богов. То есть произойдет смена шила на мыло.

Собственно, эту смену заинтересованных лиц мы и наблюдаем. Одно хорошо, произошло это не сразу, а спустя полгода. Маги, поступившись гордостью и авторитетом, что-то хотят замутить со жрецами. Понятно, что ничего хорошего ждать от этого нам не приходится. Остается только готовиться к очередному удару судьбы. Вот только каждый следующий удар чуть ли не на порядок сильнее предыдущего. Как бы не свалиться однажды…

— Что ж, думаю, Пиявка под номером семь заслужила премию…

Глава внешней разведки рассеяно кивнула, находясь в глубокой задумчивости и пытаясь найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации, но, как видно, безуспешно.

У меня тоже с идеями по нулям, но кое-кого, у кого идеи обычно не переводятся, я еще не слышал. А ведь обычно подселенец имеет привычку вылезать со своими советами и язвительными комментариями в самые неожиданные моменты. А сейчас, когда повод напрашивается сам собой — тишина, и это странно.

«Ау, Шиза! Ты где?»

«Ась?..» — лениво отозвалась подселившаяся в меня сущность.

Имени этой сущности я так и не узнал, потому продолжал обращаться к ней по названию психической болезни, превратив его в имя собственное. И хм-м… оно получилось женским. По крайней мере, я стал обращаться к ней именно как к женскому полу, и, кажется, это не преминуло сказаться на сущности соответствующим образом.

«Кого-то я давно не слышал, продолжал я общение. Ты случайно не в спячку впала, как сурок?»

«Ну, чего тебе надобно, старче? Чего пристал, как банный лист?»

«Ничего себе! — возмутился я. — Кто у кого внутренним голосом работает и кто к кому должен приставать в самый неожиданный момент со своим видением ситуации и комментариями?!»

«Ну, я…»

«Тогда чего молчим?! В кои-то веки от тебя нужен осмысленный совет, а ты словно воды в рот набрала. Подозрительно сие…»

«А может, и в спячку…»

«Тогда самое время проснуться и блеснуть своим интеллектом, заставив в очередной раз почувствовать меня умственно ущербным».

«Было бы чем блистать! — тут же съязвила Шиза. — Если ты до сих пор не в курсе, то я пользуюсь возможностями твоего мозга, развиваюсь, так сказать, в его канве. Мои собственные возможности сродни инстинктам».

«Раньше тебе это не мешало давать мне вполне рабочие решения по самым разным ситуациям!» — продолжал я настаивать, так как мне требовалась хоть какая-то зацепка.

«Раньше ситуации были очевидны даже для тебя, что и сам бы додумался, может чуть позже… — не отступала Шиза. — А сейчас просто нет достаточной информации для анализа и принятия решений».

«Тут ты права. Жаль… — разочарованно вздохнул я. — Кстати, я вот тут подумал, а с какого бодуна моя сушеная кровь имеет для вампиров наркотическое свойство?»

«Как раз с бодуна и имеет! — засмеялась Шиза. — Ты соотносил высохшую кровь с порошковым наркотиком, и я сделала ей такое свойство».

«Шуткуешь…»

«А что, нельзя?!» — фыркнула подселившаяся сущность.

Шиза и раньше подарком не являлась, а с того момента, как я дал ей имя, а через него четко оформился ее пол и она стала активно в этом направлении развиваться, ее стервозность и вовсе из всех щелей поперла.

«Что ж, пусть теперь остается как есть, раз уж нашли полезное применение, — мысленно махнул я рукой. — Ладно, иди спать дальше…»

Тут меня торкнуло озарение. Уж больно знакомо мне такое поведение. Ну а что вы хотите, меня окружает больше десятка женщин, так что я уже успел хорошо изучить их поведение в зависимости от их состояния.

«Шиза…» — позвал я тихонько и как можно ласковее, словно дикого зверя, ибо это было недалеко от истины, очень уж женщины в таком состоянии вспыльчивы и могут взорваться от любого неосторожного действия. И то, что она находится внутри меня, заставляет меня действовать как сапер на минном поле. Даже еще аккуратнее.

«Ну чего еще?!» — недовольно отозвалась она.

«А ты часом не беременна?..»

«Ха-ха, а если и так?!»

«Египетская сила!!! Ты меня разыгрываешь?! Этого не может быть!»

«Как знать, как знать…»

«И… и как это будет выглядеть?..» — чуть ли не заикаясь, спросил я.

«Да никак! Отпочкуется от меня часть, став самостоятельной сущностью, подсадим к кому-нибудь, и все дела. Ты даже не почувствуешь ничего. Папаша…»

«Кукушка…»

«От производителя слышу!»

«К кому хоть подсаживать будем? А то как бы с ума носитель не сошел, когда у него своя шизофрения буйным цветом цвести начнет. Сумасшедший рассар — это страшно. Я и то не знаю, как в своем уме остался…»

«Посмотрим… найдем… До отпочковывания времени еще вагон и маленькая тележка», — отмахнулась Шиза.

«Кстати, как это хоть произошло-то? Мы ж с тобой как бы в несколько разных измерениях существуем. Типа, ты на суше, я на море, мы не… никак».

«Ну почему никак? — усмехнулась Шиза. — Энергетически и духовно мы связаны самым плотным образом».

«И?!»

«И потом, помнишь, на той неделе тебе сон приснился эротический?»

«Э-э… помню», — буркнул я, стараясь забыть случившийся тогда со мной конфуз. Будто наяву мне мало… еще и во сне теперь с меня слазить не будут. Свихнуться можно.

Шиза предстала в моем сне в образе прекрасной сереброглазой ангелессы с серебристыми искрящимися крыльями и серебристыми же волосами. И этот образ логичен. Сколько раз она выступала в качестве моего ангела-хранителя? Просто не перечесть! Ну а то, что вредная до невозможности… так, может, она падший ангел? Никто не без недостатков. Хе-хе…

«Ну вот…»

«Имя коверкать будешь?» — поинтересовался я тоном обреченного. Никто ведь еще не назвал меня правильно.

«Можно! — засмеялась Шиза. — Будет своеобразная традиция. Буду звать тебя Киррал!»

Мне оставалось только вздохнуть.

«Не вздыхай! Ты меня вообще Шизофренией зовешь, и ничего!»

«Скажи, как тебя на самом деле зовут, и буду звать именно так».

«Ты дал мне имя… другого не будет».

«Вот ведь… — сплюнул я в мыслях раздосадованно. — А переименовать никак нельзя? А то действительно как-то оно…»

«Нет. Да и зачем? Если абстрагироваться от того, что это имя есть название психической болезни, то оно по-своему красивое — Шизофрения».

«Хм-м, ну да, как минимум оригинально… А без таких реалистично ярких сновидений никак нельзя было? Как я понял, ты могла и без этого кино в стиле ХХХ обойтись».

«Могла, — не стала отрицать Шиза. — Мне всего-то и требовалось взять кусочек твоей души… типа семенной материал, хи-хи. А с другой стороны, почему бы и нет? Так гораздо символичнее получилось. Или тебе не понравилось?!»

Мн-да… Что тут можно сказать?

«Понравилось, конечно…»

«Вот и молчи, сойдешь за умного».

«Молчу-молчу. А почему именно образ ангела?»

«А кого бы ты хотел увидеть?»

«Ну, не знаю…»

«Может, кентавриху?!»

«К черту! — воскликнул я. — Только этого мне не хватало!»

«Вот и я не знаю! — сказала она, отсмеявшись. — А потом, почему бы и нет? Пошарилась в твоих воспоминаниях и выбрала оригинальный образ, который в какой-то мере отражает мою суть, ты сам отметил про ангела-хранителя. Опять же некоторая преемственность от фениксов — крылатое существо. Когда воплощусь физически, буду иметь возможность летать, как птица».

«Понятно. А когда воплощаться в реальности собираешься?»

«Скоро…»

«Хм-м… это что же получается, с твоим физическим воплощением новая раса появится?!» — осенило меня догадкой.

«Да».

Однако…

Это действительно было несколько неожиданно. Но чего только не бывает в МММ? В МММ возможно все, в том числе и невозможное!

— Сегодня вечером собираем семейный совет. Две головы, даже три… разума — хорошо, а двенадцать — лучше! — сказал я, чтобы хоть что-то сказать и оборвать повисшую паузу.

— Я оповещу, — кивнула вампиресса.

Глава 2

Геркаренон Гносс. Первожрец верховного бога Трасскора

— Что скажешь на это? — спросил я, кивая в сторону пергаментного свитка, и отпил любимого розового вина с эльфийских виноградников по сто золотых за бутылку, предусмотрительно налитого в серебряный кубок гномьей работы с мифриловым орнаментом, зачарованным на выявление ядов.

Свиток лежал на небольшом столике рядом с вазой для фруктов и бутылкой вина.

Столик располагался между двумя креслами возле камина. В одном из кресел сидел я, в другом, напротив — мой старый приятель, он же моя тень, а также руки, глаза и уши, грозный глава церковной разведки Ломанг Югор, с помощью которого я вот уже больше ста лет являюсь бессменным главой церкви великого Трасскора.

Ломанг, также отпив вина и закусив долькой персика, даже не прочтя послание, так как знал его содержание из своих источников, ответил после короткой паузы:

— У них большие проблемы, и мы им нужны, чтобы их решить.

— Точно не подстава?

— Сам понимаешь, гарантировать ничего нельзя, маги в сложных многоходовых комбинациях те еще доки. То, что на первый взгляд выглядит как их поражение, в будущем запросто обернется крупной победой… Но думаю, в этом случае все чисто, насколько это вообще может быть. То есть они, конечно, постараются что-то отжать для себя и реабилитироваться, если мы сильно напортачим.

— То есть?

— Они собираются просить у нас помощи, а точнее, сделать за них работу, которую сами завалили, и теперь трясутся за свои шкуры, ожидая мести.

— Занятно. Это связано с полугодовым провалом? — спросил я.

— Да. Они потеряли всех, кого послали. И эта потеря для них очень болезненна, в том числе из-за утраты артефактов.

— Удалось выяснить, что там конкретно произошло?

— Только в общих чертах. Предполагается, что в ничейных землях обосновался Темный Властелин, и они решили попробовать его на прочность, но в итоге их самих нагнули.

— Да-да, я помню… почти сто тысяч как корова языком слизнула. Мы потеряли много перспективных молодых жрецов…

Такая потеря дорого стоила королевствам, отправившим в поход в ничейные земли свои армии. Те, кто от такой чести отказался, оказались в большом выигрыше, быстро порвав ослабших соседей на лоскутки.

Собственно, даже сражений как таковых не произошло, так как сражаться было просто некому — ополчение много не навоюет. В общем, все, кто так или иначе оказался довольно сильно опутан адептами ордена Ольера Светозарного, дорого заплатили за эту связь. А потом в один момент перестал существовать сам орден, и его адепты вдруг все умерли в страшных муках.

А ведь их смерть совпадает с происшедшим столкновением между магами и неизвестным Темным Властелином, подумал я. Вот только что бы это могло значить? Как тут все связано? Ломанг явных связей не нашел, остается надеяться, что маги прольют свет знаний на этот темный момент.

С одной стороны, гибель ордена, безусловно, радостная весть. Очень уж много силы набрало это общество, и в отдаленной перспективе оно могло стать серьезным конкурентом. С другой стороны, его гибель овеяна тайной, и это вызывает беспокойство, ибо есть вероятность, что с данной силой рано или поздно придется столкнуться. А возможного врага надо знать как можно лучше, и с этим как раз беда.

— Что наши разведчики говорят по этому персонажу в ничейных землях?

— Ничего. Семеро из десяти разведчиков попадаются еще на границе. Из недоперевертышей оказались отличные пограничники… Остальные — по мере продвижения к замку. Непосредственно к замку так никто и не пробился. Все вынуждены были уходить телепортом, избегая пленения. Разведчики маскировались под магов, потому божественной защитой не пользовались… да и не факт, что помогло бы, очень уж эффективно там ловят чужаков. Все, что удалось выяснить самому из результативных разведчиков — а может быть, ему позволили это увидеть, я этого отнюдь не исключаю — это то, что силами гномов ведется масштабное строительство города примерно на десять-пятнадцать тысяч жителей.

— Хм-м, это серьезно.

Я, поморщившись, немного нервно побарабанил пальцами по подлокотнику. Кубок поставил на столик: пить резко расхотелось.

То, что полукровки, а также самая голытьба из числа людей бегут из королевств в болота и ничейные земли, мы знали давно и особо не обращали на это внимания. Просто потому, что полукровки, не говоря уже о чистых инородцах, не являлись особо верующей паствой.

Все дело в том, что не любят люди полукровок, и полукровки отвечают людям тем же. Как результат, они не признают, точнее, отвергают человеческих богов, предпочитая вообще никому не возносить молитв, или просят защиты у духов предков. Это в свою очередь привело к тому, что жрецы людских богов стали третировать полукровок. Ну и, как всегда в таких случаях бывает, слово за слово, и началась откровенная травля. Кстати, в этом отличились именно адепты ордена Ольера Светозарного… Ибо с расцветом ордена достигла пика травля полукровок. Хм-м…

Но то, что у нечестивых появился, по всей видимости, сильный лидер — это факт. Сильный и очень, просто запредельно богатый, судя по тому, что город ему строят гномы, а это удовольствие не из дешевых. И он создает собственное государство с полукровками в качестве подданных. Не обращать на все это внимание — уже преступление.

Дело даже не в том, что рождается новое королевство, это пусть у других королей болит голова о том, как выстраивать свою политику с новым игроком на арене. Дело в том, в какого бога там станут верить! Рано или поздно там кто-то обоснуется, ибо свято место пусто не бывает! И это неприемлемо! Главенствующим богом непременно должен стать Великий Трасскор! Он и так останется главенствующим в пантеоне богов, ибо верховный, а остальные боги находятся в подчиненном положении, о чем мало кто из смертных знает, но если жители не примут его официально, а будут поклоняться кому-то еще, то у меня могут возникнуть большие проблемы. И ладно если соперники интриговать станут, не впервой, поинтригуем, и еще неизвестно, кто в выигрыше останется. Но сам бог может выразить свое недовольство, а это…

Я содрогнулся, потому как даже думать о неудовольствии бога, верховным жрецом которого являешься, было страшно: мехом внутрь вывернет…

По-хорошему, надо бы изменить политику в отношении полукровок, по крайней мере, в землях самих полукровок, и распространить влияние церкви Великого Трасскора в их новообразующемся королевстве. Но это будет непросто с их отношением к людям…

К тому же остро не хватает информации об их предводителе. Кто он? Человек или полукровка? Лучше, если бы человек… Кому он, в конце концов, посвящен?

Окончательное решение буду принимать после того, как маги заполнят этот зияющий пробел по основополагающей информации, решил я и, хлопнув ладонью по подлокотнику, сказал:

— Хорошо, Ломанг, нам выгоден и нужен этот контакт с ковеном магов. Сообщи им, что я согласен на встречу. Тянуть не станем… скажем, через неделю, здесь, у меня.

Ломанг с легкой понимающей усмешкой кивнул.

* * *

Маги проглотили эту мелкую шпильку с моей стороны, как с оттягиванием встречи, так и с местом ее проведения. По правилам хорошего тона она должна была состояться на нейтральной территории, но, как видно, магов ситуация с Темным Властелином хорошо припекла, коли они не выразили даже тени неудовольствия.

Боятся мести с его стороны? Естественно, а то чего бы это они последние полгода сидели в самых глубоких норах тише воды и ниже травы! К тому же храм верховного бога — это дополнительная защита, в отличие от нейтральной зоны, где их могли прихлопнуть как мух.

Все интереснее и интереснее. Но и тревожнее… Как бы возможный противник и вправду не оказался слишком силен!

— Присаживайся, уважаемый Царенер, — махнул я великому архимагу, главе ковена двенадцати королевств, а теперь уже девяти, потому как три королевства успели сократиться до размеров герцогств и королевствами остались лишь чисто формально. — Вина?

— Спасибо. Не стоит.

— Плохо выглядишь…

Царенер только поморщился, даже не собираясь «держать лицо». Ну оно и правильно, на нашем уровне это ни к чему, мы все всё прекрасно понимаем. К тому же на вид он был вполне свеж. Про ауру ничего сказать не могу, так как она оказалась скрыта — прячется. А прятать свою ауру столь длительное время — очень выматывающее занятие.

— Как ты уже в курсе, — начал великий архимаг с тяжелым вздохом, — полгода назад у нас в ничейных землях случилась катастрофа, какая не случалась со времен Войны.

Я не стал паясничать и кивнул.

— У вас пропало двенадцать архимагов и больше двух сотен магов рангом пониже.

— Да, мы фатально недооценили противника. Он очень хорошо маскировался, скрывая свои истинные возможности.

— И теперь, когда он раскрылся, ты хочешь, чтобы мы вмешались в ваши магические разборки, ликвидировав сильного конкурента, пусть и использующего, возможно, силы Хаоса?

— Эти разборки не только наши, — сказал Царенер, стрельнув в меня глазами с еле заметной усмешкой.

— Что ты этим хочешь сказать? — напрягся я.

— Только то, что сказал. Это сфера интересов не только магического ковена, даже не столько его, сколько ваша.

— Говори толком! Хватит ходить вокруг да около! — буквально прорычал я, тоже не думая «держать лицо».

— Во-первых, Хаоса там все же полно, и это уже доказано…

— Гномы не стали бы работать на хаосита ни за какие деньги! Уж в этом мы можем быть твердо уверены! Более непримиримы к силам Хаоса только эльфы.

— Не знаю… может, он умело скрывается, а может, взял гномов за бороды, и они вынуждены на него работать вовсе бесплатно.

— Допустим, это так, — успокоился я. — Причем тут мы? То, что он использует силу Хаоса, это, конечно, неприятно, но и не смертельно. Дроу тоже пользуются этой силой…

— Дело в том, — оборвал меня архимаг, — что он не совсем маг.

— Демон?!

— Нет. С демоном-одиночкой, даже с младшим лордом, который каким-то чудом смог закрепиться в нашем мире, но без своего легиона, мы бы справились. В ничейных землях засело существо более высокого порядка.

— Кто, разорви тебя драконы?!!

— Полубог.

Я застыл, пораженный сказанным.

— Это точно?..

— Да.

— Моя разведка ничего такого не выявила, — сказал я после длинной паузы. — А значит, и ваша ничего не смогла бы сделать.

— Уточняющая разведка действительно мало что дала, — кивнул Царенер. — А вот непосредственные участники, дравшиеся с этим существом, увидели его во всей красе.

— Допросили души?

— Да, хоть это было очень и очень непросто. И они показали, что в ничейных землях засел темный полубог, оперирующий силами Хаоса и питающийся энергиями жертвоприношений.

Я кивнул, теперь многое понимая. Полукровки нужны в качестве жертв. Темный полубог все верно просчитал, полукровок мы не хватимся, а значит, их можно спокойно возвести на алтарь и выпить до дна. При этом они бегут к нему сами, как-то он заманил их. Возможно, обманом.

— Ты прав… в таком случае это действительно наше дело… Но почему тянули так долго? Полгода прошло. За это время он наверняка усилился.

— Выясняли со всей возможной тщательностью, дабы исключить даже намек на ошибку. Опять же, все это было очень непросто. Души долго не призывались, а те, что в итоге призвались, оказались очень слабы и держались в круге призыва считанные минуты. Полубог их хорошо потрепал. Вот, сам посмотри, это самый удачный призыв…

Архимаг положил на столик крупный изумруд и активировал вложенное в него плетение. Над камнем тут же заклубился туман, который через несколько мгновений рассеялся, и стал виден заклинательный зал. Двенадцать магов стояли вокруг знака призыва, нарисованного на полу. После всех прошедших подготовительных ритуалов и подпитки силой магической конструкции Царенер призвал:

— Явись, Манкарион!

Долго ничего не происходило, архимаг увеличивал подачу силы в магическую конструкцию, пока в ее центре не появилась извивающаяся, словно от боли, душа командира чистильщиков.

— Это ты, Манкарион?

— Да-а-а!!! — взвыла душа, да так, что чуть не вырвалась из круга призыва.

— Как ты погиб?! Кто тебя убил?!

— Полубог! Хаос! Тьма! А-а-а!!!

Душа с яркой вспышкой исчезла, вырвавшись из круга призыва.

Запись завершилась, и иллюзия медленно растаяла в воздухе.

— Вот, собственно, и все, что нам удалось получить, — сказал архимаг. — С остальными призывами еще хуже, но в целом они все поведали одно и то же: полубог, Тьма, Хаос…

— Что ж, я благодарю тебя за предоставленную столь ценную информацию. Темный полубог нам под боком совсем не нужен, и с ним следует разобраться раньше, чем он сможет призвать под свои знамена армию Тьмы и пройдется по нашим землям, сжигая все на своем пути, а людей распиная на алтарях для еще большего своего усиления.

— Ты объявишь Поход Очищения? — с надеждой спросил архимаг.

— Да… Ничего другого в нашем случае не остается. Повторять вашу ошибку с засылкой к нему группы чистильщиков я не стану.

Глава 3

Кирилл. Он же Киррал. Оказывается, давно уже двенадцатиженец, а он и не знал!

Предыдущее наше общее собрание вышло откровенно пустым. Я ознакомил жен с данными разведки и высказал предположение, что вскоре в который раз стоит ждать незваных гостей. Мы немного посудачили и ни к чему конкретному не пришли. Все и так понимали, что неприятности неизбежны, и особо не расстроились. Даже в каком-то смысле испытали облегчение.

Опять-таки, дергаться, в силу неясности угрозы, было рановато. К чему готовиться, если неизвестно, что тебе будет противостоять? Вот как узнаем, тогда и начнем необходимые телодвижения…

Единственным положительным моментом стало только то, что мне выразили вотум доверия искренней верой в меня, что выразилось в приливе сил, так что захотелось гору свернуть. Зеленоглазка прямо так и сказала — дескать, мы в тебя верим, и ты придумаешь, как справиться с новой напастью.

Мне бы ее веру…

Второе заседание обещало стать более предметным из-за полученных новых данных.

Собрались все, за исключением богини красоты, но она вообще редко посещала наши посиделки, хотя ее статуя стоит в зале, так что явиться она может в любой момент по собственному желанию или по зову, если ее присутствие действительно необходимо.

Да, ту статую из Проклятых земель я оприходовал и поставил в своем замке в малом зале, где мы проводим совещания. В храм же даровал свою поделку, и хоть я не скульптор, но закладка богини и гномье чувство камня позволили мне сделать настоящий шедевр, что-то типа известной статуи Афродиты. К тому же во время освящения храма в момент воплощения в своей статуе Арсилена «допилила» ее до безупречности.

— Встреча между главой ковена магов и верховным жрецом Трасскора состоялась три дня назад, — взяла слово Ссашшиллесса. — О чем именно шла речь и какое решение было принято, доподлинно выяснить не удалось, но то, что они о чем-то договорились, придя к некоему общему знаменателю, нет никаких сомнений. Об этом можно судить по косвенным признакам. Так, маги успокоились, а вот жрецы, наоборот, зашевелились, как пчелы в растревоженном улье. Активизировались жрецы в главных столичных храмах, стали активно проситься на приемы к королям. Думаю, все уже поняли, что против нас собирают мощную военную коалицию.

— Все как всегда, — хмыкнула Мягкая Лапа.

— Не думаю, что ошибусь, если скажу, что против нас объявят Поход Очищения, — согласно кивнув, продолжила вампиресса. — За эту версию говорит все. Из-за Неназываемого мы для них — воплощение самой Тьмы и Хаоса. Так что нас решат раздавить раньше, чем мы усилимся.

— Ясно… — пробормотал я.

— И на этот раз решить все «ядерным взрывом» вряд ли получится, — со вздохом сожаления сказала Олграна.

Прошлый взрыв ей понравился.

— Тем более что они вряд ли попрутся единой толпой, — кивнула Лития. — Все яйца в одну корзину больше складывать не станут.

— Меня больше волнует то, чем опасны жрецы, — сказал я. — С обычной армией мы еще можем справиться, на то у нас есть свои пять легионов пехоты, казаки, плюс големы — железные и деревянные. Опять же, скелетоны. Я уже молчу про «катюши»… Маги тоже более-менее знакомые противники, и как с ними бороться, мне в общих чертах ясно. А вот чего ждать от жрецов?

— Жрецы сильны силой своего бога, — сказала суккуб Хайллейса, имеющая опыт «общения» со жрецами. — Они будут усердно молиться и атаковать нас всякими божественными проклятиями, усиливать пробивную силу оружия, против которого магическая защита бессильна. Трасскор — бог сильный, так что и проклятия в нас будут лететь не слабые. Собственная защита у них тоже на высоте, и опять-таки, магические плетения пробивают их с меньшей эффективностью. Мифрил и хладное железо тоже будут уже не столь эффективны, как с магическими щитами.

Я поморщился. Мифрила явно не хватало. Все, что Олграна получала, а получала она по-прежнему не сильно много — до десятка килограммов за камлание, — шло на создание второй версии ШаРа, почти полностью состоявшего из мифрила, сырого и преобразованного, то есть сверхпрочного (а преобразование уменьшало объем сырого в четыре раза), с минимумом деталей из иного материала. Божественность божественностью, но и бога, если сильно захотеть, можно грохнуть, тем более такого слабенького и неполноценного, как я. Так что защита в битве нужна серьезная, как физическая, так и магическая.

Преобразовывать мифрил научилась Лития. После того как окончательно вернулась в разряд живых, а не оживала с помощью моей крови, она овладела этим разделом магии. До нее преобразованием занимался покойный архимаг Тарногар.

— Еще серьезную проблему будут представлять паладины — жрецы-воины. Эти ребята, прочитав соответствующую молитву и приняв эликсир, могут на равных биться с сильными демонами или высшими вампирами. Отходят после битвы долго, но это уже другой вопрос.

— И сколько всей этой братии к нам припрется? Я уж молчу о простых магах и тем более об армии обычных солдат, — уныло спросил я, осознавая истинный масштаб проблемы.

— Нам хватит за глаза, — сказала вампиресса. — Если в цифрах, то до тысячи сильных жрецов и десяти тысяч паладинов.

— М-мать… Это полная… ну вы поняли, что.

Жены невесело усмехнулись.

Я потрясенно покачал головой. Цифры дико удручали. Даже обычная армия в таком количестве — это серьезная сила, а в таком «божественном» виде так и вовсе…

— Хай, ты сказала, что сильные демоны могут на равных биться с паладинами? — с надеждой обратился я к демонессе.

Ведь у нее армия из пятидесяти тысяч демонов. Даже половины (что-то нужно оставить на охране домена) более чем достаточно, чтобы покрошить всех паладинов и жрецов. Даже на магов хватит.

— В принципе, я готова призвать свой легион. И более того, мои соседи тоже будут рады принять участие в походе! — игриво махнула хвостиком суккуб. — Столько дорогих и вкусных душ плененных магов и жрецов!

— Не самая удачная идея, — покачала головой Алисилиель. — Без привлечения армии демонов у тебя еще будет шанс как-то разрулить ситуацию с людьми и договориться. Первая же битва с твоим личным участием покажет, кто есть кто, они убедятся, что в тебе нет Тьмы и силы Хаоса.

— Но это не значит, что они от нас отстанут, — сказала Зеленоглазка.

— Это так, — кивнула эльфийка, — но, по крайней мере формально, они вынуждены будут отменить Поход Очищения. Часть королевских армий уйдет обратно. Одно дело — религиозный поход, и другое дело — просто война, в которой им практически нет смысла и которая чревата большими потерями, когда разбредутся жрецы и солдат некому будет защищать, кроме магов. Но вот стоит только появиться демонам нижних планов, как ходу назад не будет. Армию демонов объявят армией Тьмы, и тебе придется либо биться до конца, стирая с лица земли все королевства людей, становясь истинным Темным Властелином, либо бежать из этого мира. Более того, должна тебя предупредить, если ты все же призовешь ее армию на помощь, эльфы ударят тебе в спину…

— Гномы тоже присоединятся к людям, — хмуро кивнула Тамгария.

— А дроу, пожалуй, тебя поддержат! — улыбнулась Тарсарана. — Выступят против светлых эльфов.

— Как и орки помогут против гномов, — усмехнулась Олграна. — На ушастую не смотри. Гоблины слишком дикие, чтобы к кому-то присоединиться сознательно. Хотя если эти дикие орды удастся организовать, то…

— Нет, этот вариант нам не подходит, — остановил я эти моделирования союзов. — Начинать вторую мировую войну и заливать кровью этот мир я не собираюсь…

— Жаль, — с разочарованным видом вздохнула демонесса. — Могли бы здорово повеселиться и неплохо прибарахлиться.

— Меня из-за этих жрецов, а также из-за моего непростого статуса обладателя божественной искры беспокоит то, как поведут себя боги. Не вмешаются ли в разборку?

— Лично не вмешаются, — прозвучал чарующий, бесконечно прекрасный голос. — Если не призовешь демонов и не начнется борьба всех против всех, как в прошлую Войну.

Это материализовалась из статуи богиня красоты Арсилена.

Пройдя вперед, она села на пустующий, специально предназначенный для нее стул.

— Боги не вмешиваются напрямую в дела смертных. Как не стану вмешиваться и я. Даже не просто потому, что не хочу, а просто не могу. Извини…

— Я понимаю.

Да и чего тут не понять? Богиня красоты и война — вещи вообще несовместимые. К тому же она все еще слаба по божественным меркам. Опасность развоплощения от недостатка силы исчезла, мои подданные, особенно женская ее часть, быстро оценили полезность богини и молились очень фанатично. Богиня их не разочаровывала и большую часть полученной энергии возвращала в виде маленьких чудес, одаривая своих последовательниц исправлением некоторых недостатков их внешности.

Это не значит, что вся женская часть моих подданных стала королевами красоты, но откровенные уродства сглаживались. Кроме того, богиня пластической хирургии время от времени проводила своеобразную лотерею и превращала какого-нибудь гадкого утенка в прекрасного лебедя, как в случае с первожрицей. Это становилось широко известным явлением, что еще сильнее подогревало к ней интерес и заставляло молиться еще жарче. В общем, богиня пока что активно нарабатывала авторитет и сил особых не имела.

Да и как вообще может богиня красоты участвовать в войне? Ее паладины будут рубить врага, применяя особо красивые пируэты?! Смешно…

— Но это не значит, что они не станут действовать руками своих последователей, когда обратят на тебя свое внимание.

— С этого места поподробнее, пожалуйста, — встрепенулся я.

— Увы, на данный момент я ничего сказать не могу. Я вообще удивлена, что тебя как рассара до сих пор не взяли в оборот. Ты слишком лакомый кусок для любого бога.

— Хм-м, — нахмурился я. — Никак, задумали что-то пакостное?

— Все может быть…

Становиться игрушкой богов в их играх остро не хотелось.

— Так в чем же дело? Почему до сих пор не задействовали?

— Я вижу только одно объяснение: боги, как и люди, довольно долго не суют свой нос в грязные чуланы. А именно таким чуланом выступают Проклятые земли, возле которых ты живешь. Опять же, ты сильно не светился… так что вполне возможно, что они о твоем существовании до сих пор не в курсе. Но после сражения со жрецами они обязательно обратят взгляд на этот кусочек своего дома.

— Драку с Неназываемым ты считаешь не сильной засветкой?! — удивился я.

— Нет… — не слишком уверенно сказала Арсилена. — Я, как могла, прикрыла вашу схватку, иначе заметили бы и меня, чего мне пока тоже не сильно хочется. Так что ваша драка выглядела как срабатывание какой-нибудь сильной аномалии. Для богов это все равно что мышь, которая попала в капкан в чулане. Сразу смотреть не побегут… Боги вообще не любят лишний раз дергаться.

— Понятно. Впрочем, отсутствие внимания со стороны богов нам много не дает. Скоро они так или иначе сунут к нам свои носы. Чего тогда нам стоит ждать?

— Тебя постараются заполучить для своих внутренних интриг.

— В качестве кого?

— Да кого угодно. Начиная от первожреца для местной паствы, а может, и первого среди равных, и заканчивая посланцем в другие миры, то есть кем-то вроде проповедника. Это если тебя заполучит в свое пользование сам Трасскор. Я полагаю, ему тут тесновато, и он давно хочет расширить свое влияние на другие миры.

— На фиг, — чуть не сплюнул я. — Меня эти роли как-то не греют. Я не собираюсь стучать лбом об пол, восхваляя кого-то, даже наиглавнейшего среди главных. Да и бегать по другим мирам, навязывая людям и прочим разумным нового бога, меня тоже не прельщает. Я, конечно, люблю бывать в новых местах, но предпочитаю оставаться хозяином самому себе, а не быть мальчиком на побегушках. Есть какие-то способы уклониться от такой чести?

— Просто отказаться. Но…

— Ох уж эти вечные «но». Так что?

— Хм-м, боги бывают болезненно обидчивы. И ладно, если от «чести» откажется простой смертный… хотя это само по себе невероятно, чтобы смертный отказал богу. Другое дело, если им откажет кто-то вроде тебя.

— Будут мстить?

— Да. Более того, в твоем случае дело даже не в оскорбленном чувстве собственного достоинства, сколько в опасении, что тебя сможет все же перетянуть на свою сторону кто-то другой. Страсти разгорятся нешуточные. Никто не потерпит такого усиления конкурента, по крайней мере, без торга. Сильным это не нужно.

— А посему да не достанешься ты никому, — понятливо кивнул я.

— Верно.

— И что теперь мне делать?

— Как вариант, куда-нибудь сбежать и сидеть в новом мире тише мышки…

–…потому как и в других мирах есть боги. И никто не даст гарантии, что там не будет еще хуже, — продолжил я.

— Именно.

— А есть миры без богов? — с надеждой поинтересовался я.

В принципе, идея сделать ноги не вызывала сильного отторжения. Это не родина, а значит, не предательство и не дезертирство. Особенно если забрать с собой всех жен и детей. Уверен, что большая часть подданных также уйдет за мной, им такая родина, где их презирают, желают убить или поработить, до фонаря.

Но в этом и есть основная проблема. Перетащить такое огромное количество народа — сотни тысяч подданных — в другой мир непростая задача. Уйдет слишком много сил и времени. Я просто не успею их всех переправить на новое постоянное место жительства в сколько-нибудь разумные временные рамки. У межмирового портального камня весьма ограниченная пропускная способность, не больше полусотни разумных за раз. Потребуются годы на эвакуацию… а их у меня нет. Кроме того, еще нужно грузы переправить, не голышом же их в чистое поле выбрасывать. А оставлять тех, кто тебе доверился, как-то мерзко. Сам себя уважать перестану.

— Без богов? Есть, конечно, но это, как правило, умирающие миры… те еще местечки.

— Все так плохо?

— Хуже некуда. По сути, это что-то вроде одной большой Проклятой земли. Всякие твари, нежить, нечисть, опасные магические аномалии, общий негативный психологический фон… я уж молчу про отвратительный климат с непредсказуемо меняющейся погодой. В общем, в таких мирах не живут, а выживают. Ну и прячутся…

— Бр-р… — передернул я плечами, представив себе картинку.

Вот дать название городу — тут у меня с фантазией не очень, но визуальное воображение развито богато.

На фиг!

— Последний вариант точно отпадает. Подданных туда не потащишь — проклянут. Тем более детей. А в одиночку вечно прятаться невозможно. Быть добровольным изгнанником как-то не в кайф.

— Почему в одиночку? — насупилась Зеленоглазка. — Я последую за тобой, куда бы ты ни пошел!

— Спасибо, дорогая, я ценю это. А как насчет тебя? — вернулся я к общению с Арсиленой. — Раз уж мы с тобой так прекрасно ладим…

— Увы, но я как раз одна из тех немногих божественных сущностей, коим ты как рассар совершенно не требуешься.

— Жаль… Но ты сказала: «как вариант». Значит, есть еще какие-то возможности?

— Есть, — улыбнулась богиня.

— И?

— Самому стать богом.

— Кхе-кхе, — поперхнулся я.

Нет, я, конечно, знаю, что у меня есть такая возможность, но как-то до сих пор всерьез ее не рассматривал. По крайней мере, не в ближайшем будущем, а лет так тысяч через десять…

— Хм-м, даже если я прямо сейчас решу стать богом, то у меня вряд ли что получится. Слишком мало времени на перерождение. Нет достаточной энергии веры… И даже если вдруг каким-то чудом мне удастся полноценно обожествиться, то вряд ли я смогу противостоять даже самому слабому из ныне существующих богов. Так что, увы, этот вариант не проходит. В перспективе неплох, но прямо сейчас не реализуем.

В зале повисла тишина. Вариантов решения проблемы никто не видел. Даже Шизофрения, ибо молчала в тряпочку.

— Кстати, Кирьиил, почему ты не представишь нам свою старую новую подружку? — со смешком спросила богиня красоты.

— Что еще за старая новая подружка?! — изогнув правую бровь, уставилась на меня Олграна. — Тебе что, нас мало?!

Вслед за орчанкой на меня под заливистый смех богини требовательно посмотрели все остальные жены, и взгляды их не обещали ничего хорошего.

Тьфу ты, мысленно сплюнул я.

— Какое мало?! — взвыл. — Много!!!

Отнекиваться не стал. Все равно докопаются! Только хуже будет.

— И кто же она? — спросила Зеленоглазка, постукивая пальцами по столу.

«Шиза, сможешь проявиться?» — поинтересовался я, будучи уверен, что богиня не стала бы меня так подставлять, если бы это не было возможно. И кстати, за что она так со мной?! Разве что просто разрядить тягостную обстановку…

«Вполне… — откликнулась мой ангел-хранитель. — Только недалеко от тебя».

«Далеко и не надо. Встань рядом».

«Хорошо».

В следующий момент слева от меня возникла мерцающая фигура, не то привидение, не то голограмма. Мой ангел-хранитель расправила крылья, представ во всей красе.

— О-о! — невольно выдохнули жены.

Да, Шизофрения по красоте вполне могла соперничать с Арсиленой.

— Представляю вам Шизофрению! Не хихикать! Именно она является рассарской сущностью, а заодно на полставки работает моим внутренним голосом, а в качестве хобби — моим ангелом-хранителем.

— Здравствуйте… — прошелестел голос моей ангелессы.

— Как говорит Кийррейл, нашего полку прибыло! — хохотнула под общий «фырк» суккуб.

«Демоница и ангелесса… да в одной постели, это, наверное, будет что-то с чем-то!»

Да уж…

Я невольно представил себе эту картинку. Аж дух захватило.

«Стоп!» — возопил я мысленно. А это кто сейчас во мне говорит?!

Но никто не отозвался.

Хм-м… Наверное, мой настоящий внутренний голос прорезался. Нет, я однажды точно с этими голосами с ума сойду…

Глава 4

Арсилена. Богиня красоты

Решения, каким образом, по выражению Кирьиила, разрулить ситуацию без кровопролития, найти не удалось. По всему выходило, что война будет, и очень кровавая. И если мы не нашли выхода из такой мелочной ситуации, то тем более не смогли определиться с тем, как действовать, когда на него обратят внимание другие боги, а то и сам Трасскор. Да и что тут можно сделать?..

Даже мне его внимание тоже привлекать как-то не хочется. Сделать меня своим воплощением он уже не сможет, но вот сделать своей любовницей может попытаться.

И в этом заключается еще один, гораздо более опасный пласт проблемы для Кирьиила, о котором я ему не рассказала. Зачем его зря напрягать? Сможет разобраться с первым уровнем задачи — второй решится сам собой. Ну а на нет…

Поток маны от веры шел стабильным потоком, и как же приятно купаться в потоке этой энергии после тысячелетий забвения!

Но пришло время для еще одного чуда преображения.

Кого бы взять?..

Я присмотрелась к возносящим мне сейчас молитвы.

Пожалуй, вот ее… Не только она молится, но и ее мать за нее просит. Красивое подношение в виде розы из разноцветных листьев, опять же, сделано своими руками, а не куплено, что ценнее.

Да уж, не повезло девчушке по жизни, более гадкого утенка представить трудно… Бр-р… Как там говорит Кирьиил? Во сне увидишь — не проснешься… Точнее не придумать.

Сколько же намешано крови в этой бедняжке?! Гномская, орочья, гремлинская, человеческая, гоблинская, даже от оборотней есть. И все очень сильно сказались на внешности самым отрицательным образом. И хоть бы одна чья-нибудь доля в плюс сыграла! Что ж, начнем…

Так, убираем повышенную мохнатость от оборотней, оставив пышную гриву волос. Превращаем гоблинские ухи в симпатичные ушки, подправляем орочью челюсть, уменьшая нижние клыки (остальные зубы тоже выправляем), будет просто скуластой, что тоже красиво. Делаем курносый носик из этого гремлинского крючка. Прибавим на пару размеров объем груди, а то даже не видно ничего… Чуть увеличим рост и уменьшим гномью массивность в кости, глазки чуть побольше, реснички погуще… еще по мелочам вроде переделки когтей в ногти. Зеленовато-бежевый цвет кожи оставляем, ведь цели переделывать девчушку в человека нет. В перспективе это будет новая раса, вобравшая в себе все лучшее от других как внешне, так и внутренне…

Готово!

Девушку в храме закружили радужные искры, а когда они истаяли, все увидели результат моей творческой работы.

Ну вот, какая обаяшка-симпатяшка получилась! Любо-дорого посмотреть! Теперь отбоя от парней у нее не будет. Еще даже пожалеет, что так сильно похорошела, хи-хи!

— Развлекаешься? — прозвучал чей-то насмешливый голос в моем домене.

Я резко развернулась к незваному гостю. Что поделать, я еще не могу сделать личное пространство недоступным для других, более сильных богов. Все ресурсы уходят на создание не столько непроницаемого, сколько скрытного пространства, так требуется меньше сил. Но, как видно, и маскировка оказалась не на высоте.

Гостя я узнала — бог войны по имени Камерол. Да и как не узнать, если он до Войны делал постоянные попытки ко мне подкатить, но не люблю грубиянов, так что он постоянно был в пролете.

— Привет, Камерол. С твоей стороны такое появление не слишком учтиво. Мог бы и постучать.

— Разве я когда-то был учтив?! — искренне удивился бог войны.

Подтверждая свое реноме, он без спроса создал трон на моей поляне, прямо на том месте, где я совсем недавно приятно проводила время с Кирьиилом, и уселся в него.

— Ну да…

— Галантности требуй от этого недомерка Палания, покровителя музыки и искусств, — презрительно сплюнул бог войны. — Хотя вряд ли он даст тебе то, что может дать только настоящий мужчина по сути, а не только по названию.

— Не думала, что он выживет.

— Да, едва не загнулся, но ему повезло занять правильную сторону, плюс смертные его выходили, рисуя картины и придумывая музыку со стихами, каждый старался запечатлеть Войну, — фыркнул Камерол. — Рад, что ты тоже уцелела, хотя все уже думали, что тебя развеяло.

— Я тоже этому безмерно рада. Давно за мной подсматриваешь?

— С момента смерти этого самодовольного недоумка Неназываемого от руки твоего любвеобильного любовника. Кое-кто ему даже завидовать начал!

Я напряглась. Оказывается, с этим Неназываемым не все так просто. И если подумать, то глупо было полагать, что сущности такого уровня останутся без внимания даже на задворках мира. Просто я убедила себя, что Проклятые земли — это настоящая дыра мира, куда никто не заглядывает, а значит, и я по примеру этого мерзкого гада могла оставаться незамеченной. Не вышло.

Точнее, все так и есть, просто там кто-то проворачивал темные делишки именно по той причине, что туда никто не смотрит.

— И как ты только можешь делить его с остальными смертными?!

— Не твое дело.

— Не мое. Хотя не прочь был бы сделать это дело своим!

— Закатай губу обратно, — усмехнулась я. — Он, по сути, спас меня от развоплощения. Это дорогого стоит. Он мог потребовать от меня все что угодно за такую услугу.

— И что же он потребовал?

— В том-то и дело, что ничего. Хотя люди обычно ждут награды за любое свое действие, даже если не говорят об этом.

— Хм-м…

— Так что тебе ничего не светит.

— Решила сама его наградить своим вниманием и в перспективе поднять его до своего уровня? Не слишком ли щедро?

— Не твое дело.

— Как хочешь, не мое, так не мое, — пожал плечами Камерол с потемневшим лицом. — Только потом не жалуйся, что никто не защитит бедную слабую девушку… Твой любовник в делах божественного порядка этого сделать точно не сможет, — пакостно осклабился бог войны.

«Так, похоже, у них что-то намечается серьезное», — подумала я. Вот и какие-то мутные игрища с Неназываемым, этим расчленителем, вели. Кстати, о Неназываемом…

— И почему же я могу встать не на ту сторону? — решила я начать издали.

— Потому что рано или поздно тебя заметит Трасскор и решит заполучить себе. Богиня любви за эти тысячелетия уже порядком наскучила ему, а с женским полом, как ты сама знаешь, не ахти, а после той Войны и того хуже стало. Ты пропала, Ллос изгнали, хотя, между нами, особым почитателем ее плетки никто не был, хе-хе. Розалинду и Сириану вообще развеяли…

— Очень интересно…

По сути, Камерол в свойственной ему манере чуть ли не прямым текстом объявил, что среди богов существует заговор против Трасскора.

— С чего вы решили, что именно ваша сторона верная? Ведь, как я поняла, ваш проект с Неназываемым, при помощи которого вы каким-то образом хотели изменить расстановку сил, приказал долго жить, причем он оказался очень слабым.

— Это так, Неназываемый оказался неудачным вложением сил, а главное, на него ушло слишком много времени, — скривился, как от кислого, Камерол и, самодовольно осклабившись, добавил: — Но теперь у нас есть другой вариант, гораздо более жизнеспособный.

— И какой же? — спросила я, уже в принципе догадываясь, на кого эти заговорщики положили свой поганый глаз.

— Твой любовник! Рассар, получивший от тебя божественную искру, которую мы не догадались изначально вложить в нашу бойцовую собачку. Подтянуть его до необходимого уровня будет гораздо быстрее, проще и надежнее, чем Неназываемого. Он и сделает всю работу им же убитого полубога.

— На что вы вообще рассчитывали с тем ненормальным?! Даже в пик своей силы он не смог бы серьезно противостоять Трасскору.

— От него это и не требовалось. Зачем нам такой сосед психопат? Неназываемый, хорошенько накачавшись жертвенной силой, должен был напасть на Трасскора в самый неожиданный момент и хорошенько его приложить, серьезно ослабив, и при этом погибнуть сам. А дальше уж…

— Понятно. Как только всю эту вашу возню не заметил сам Трасскор и не надавал вам по ушам? — удивилась я.

— Проклятые земли хорошо маскировали нашего бойцового пса, да мы сами прилагали все усилия для маскировки, а у нас, сама понимаешь, возможностей больше, чем у тебя. Ну и самое главное, Трасскору сейчас не до Даронара.

— То есть?

— Наш вожак решил попробовать стать межмировым богом. Сейчас пытается закрепиться в соседнем мирке.

— Ясно… Только ошиблись вы маленько с выбором мальчика для битья.

— В чем?

— Кирьиил не пойдет у вас на поводу и точно не станет усиливаться за счет жертвоприношений, чтобы потом выступить в качестве смертника. Ведь он это все прекрасно поймет, как и то, что если даже ему каким-то чудом удастся выжить в битве с Трасскором, вы его добьете.

— А куда он денется?! — раскатисто засмеялся Камерол. — Ольер Светозарный тоже отказывался, также все прекрасно понимая, но все-таки стал Неназываемым. А на твоего Кирьиила рычагов воздействия еще больше! Десятки таких маленьких, но очень действенных рычажков! Я уже молчу про тех, кто эти рычажки воспроизводит. Не надо быть богиней любви, чтобы понять, что своих жен и детей он подставлять под удар не станет и сделает ради их безопасности все что угодно, вплоть до того, что пойдет на смерть. У него нет выбора.

— Как низко вы пали, что пользуетесь такими грязными методами принуждения… — презрительно скривилась я.

— Боги всегда правы. А что касается твоего любовника, то он и так получил слишком много для простого смертного. За все надо платить… Тем более что у него еще будет почти сотня лет жизни. Точнее, он будет жить до момента, пока не появится Трасскор. А появиться он может и через тысячу лет.

— А еще он может появиться в следующую секунду.

— И такая вероятность есть, — не стал отрицать бог войны, недовольно поморщившись, ибо эта вероятность не так уж мала, и в таком случае все их планы пойдут прахом. — В любом случае, сколько-то времени у него будет. Кроме того, когда бы Трасскор ни вернулся, завтра или через тысячу лет, появится он до предела измотанным, и вот тогда наступит звездный час твоего любовника.

— Одного не могу понять, почему ты мне все это рассказываешь? — удивилась я. — Ведь я не в вашем стане. Даже наоборот…

— А куда ты денешься?! — хмыкнул бог войны. — У тебя просто нет выбора. Или ты переходишь на нашу сторону и воздействуешь в нужном ключе на своего любовника, или…

Камерол встал с трона, и в его руках материализовался огромный сияющий двуручный меч с волнистым лезвием.

— Интересно, что по этому поводу сказал бы Фрейд?.. — хмыкнула я. — Впрочем, тут и гадать нечего, и так все яснее ясного…

— Кто это еще такой? — нахмурился Камерол, почувствовав издевку в моих словах. — И что тебе ясно?

— Психиатр…

Я послала Камеролу основные постулаты фрейдизма, в частности выделив взаимосвязь больших мечей с… впрочем, боги могут себе сделать любой размер, но сама мысль верная. Бог войны комплексует по поводу того, что не он главный на нашем Олимпе, а хочется восседать на самой вершине.

Идиот.

Интересно, кто же его в действительности надоумил на эту авантюру с заговором? Даже такая подготовка не в его излишне прямолинейном стиле… если он не поумнел за прошедшие тысячелетия. Слишком уж грубо и ненадежно, все на живую нитку схвачено.

Но что-то не похоже, чтобы он сильно поумнел. Как был прямолинейным самовлюбленным болваном, так и остался. Такие не учатся. А значит, его направляет кто-то поумнее. Кто? И зачем? Действительно ли его решили посадить на самый верх, чтобы и дальше манипулировать им, или же целью заговора является сам Камерол, и его решили тупо подставить? Камерол слишком груб и мог отдавить кому-то любимую мозоль. Той же Малаине — богине страсти и желаний, довольно стервозной дамочке. У них всегда были напряженные отношения.

В общем, многое непонятно. Вполне возможно, что это чья-то месть по отношению именно к верховному. Тоже кого-то не слишком умного, но у кого все же хватило ума прикрыться богом войны и остаться в тени. Уж больно сильно прижал Трасскор остальных богов. В качестве иллюстрации истинного положения дел выступает тот факт, что количество храмов, посвященных Трасскору, больше, чем храмов всем остальным богам вместе взятым. А у кого-то и вовсе нет собственных храмов, а довольствуются лишь местом в общих храмах всех богов. Опять же не во всех таких «коммунальных» храмах представлены все боги. А значит, боги сидят на голодном пайке.

Хотя не удивлюсь, если объектом мести являются сразу оба. Удастся побить Трасскора — отлично, не удастся — тоже неплохо, получит по самое не балуй бог войны.

А чтобы узнать, что к чему и почему, надо выбираться из добровольного заточения и с головой окунаться в смердящий водоворот божественных интриг.

— Не зли меня, Арсилена… тем более в такой ответственный момент. Итак, твое решение? Ты с нами или против нас? В этот раз тебе точно не удастся отсидеться в стороне, сославшись на нейтралитет, чтобы в последний момент перебежать к сильнейшему. Не наступай на одни и те же грабли дважды, дорогая. Прошлое твое стояние в стороне тебе чуть не вышло боком.

— Ты не оставил мне выбора, Камерол, и я, как слабая женщина, подчиняюсь грубой силе, — сказала я покладисто, опустив глаза.

— Сразу бы так, — усмехнулся он.

А что делать? Этот мужлан и впрямь мог меня с легкостью убить, чтобы я не побежала к Трасскору и не сдала их всех с потрохами. Но даром им это не пройдет. Я еще не знаю, что именно сделаю, но точно отомщу.

— И не вздумай вилять, — продолжил запугивать меня бог войны. — Если только попытаешься предать, то мы успеем отомстить. На тебя ведь тоже есть рычажок.

— Тварь… — прошептала я, находясь в высшей степени бешенства.

— Тебе еще никто не говорил, что когда ты злишься, то становишься еще прекраснее?! — засмеялся он.

— Убирайся!

— Передавай привет любовнику, ха-ха! Ждем от него ответа. До скорого свидания! Причем желательно с продолжением!

— Обломишься!

— И еще. Раз уж ты выбрала затворничество, то продолжай его и дальше. А то знаю я вас, женщин, не прямо, так полунамеками все растреплете. Мы так рисковать не можем. Ясно?

— Да.

— Но ко мне ты можешь приходить в любое время дня, и особенно ночи!

— Только в твоих мечтах!

— Ну, не зря говорят, что мечты имеют свойство сбываться…

— Исчезни!

— До скорой встречи!

Камерол, продолжая посмеиваться, исчез из моего личного пространства, оставив меня полыхать злобой. Он посмел угрожать моему ребенку! Нет, это ему точно даром с рук не сойдет!

— Но что же делать?..

Естественно, что надо обо всем рассказать самому Кирьиилу.

— Что-то ты зачастила, — удивленно произнес тот, когда я вселилась в статую и шагнула с постамента.

Все, кроме суккуба, присутствовали в зале и завтракали.

— И суток не прошло с последнего явления.

— Что-то случилось? — встревоженно спросила шаманка Олграна.

— Да…

Я прошла на свое место и села за стол.

— Не томи, — посерьезнев, поторопил Кирьиил.

— Группа богов все же обратила на нас свое внимание, и оно очень заинтересованное. Даже излишне…

Я рассказала, чего хотят от Кирьиила боги-заговорщики.

— Вот оно как… — с хмурым видом произнес он.

Ему это затея, как и следовало ожидать, сильно не понравилась. Да и кому понравится совершить, по сути, самоубийство?!

Потрясенные жены молчали, переглядываясь между собой с растерянным видом. Они прекрасно знали, что с богами спорить бесполезно. Такого поворота событий точно никто не ожидал. Предстоящая война по сравнению с этим уже кажется незначительным пустяком.

— То есть они хотят, чтобы я стал вторым Неназываемым, обрел божественный статус, для чего должен порешить всех своих подданных на алтарях, а потом напал на ослабленного Трасскора, дабы его добил бог войны?

— Да.

— Уроды… Ну не одно, так другое! Ни минуты покоя. И чем я прогневил судьбу?

— Неужели ничего нельзя сделать?! — воскликнула Зеленоглазка, обращаясь ко мне.

— Лично я не вижу ни одного варианта, — призналась я.

Зал погрузился в уныние.

— Что ж… — спустя долгую паузу выдохнул Кирьиил, при этом черты его лица застыли жесткой маской: он явно что-то придумал. — Если боги хотят войны, то они ее получат. Если они хотят, чтобы я стал богом, я стану им.

— Что ты задумал, Кирриэл?! — пискнула гоблинка, аж отшатнувшись от мужа, ставшего буквально излучать злобу.

— Пока у меня только смутные намеки, дорогая, — улыбнулся он ей. — Но я обязательно что-нибудь придумаю. Но для этого мне нужно точно знать, кто участвует в заговоре против Трасскора. Арсилена, это, понятное дело, на тебе.

— Я постараюсь выяснить, — кивнула я. — Хотя будет непросто, мне запрещено появляться на местном Олимпе.

— Хм-м, чтобы женщина, да не разговорила мужчину, даже если она находится в полной его власти? — усмехнулся он. — Никогда в такое не поверю. Скорее в таком положении мужчина, чувствуя себя хозяином положения, сам начнет трепать языком, только успевай уточняющие вопросы задавать.

— Ты прав, особенно в том, что касается Камерола, — улыбнулась я в ответ. — При следующей встрече я попытаюсь его раскрутить на информацию о соучастниках.

— А если не получится? — спросила Лития.

— Да и черт с этим, если уж на то пошло… Будем работать с запасом, чтобы всем хватило. Да, так, пожалуй, даже лучше…

— Но все же, каким образом ты собираешься становиться богом? — спросила я.

— Точно не через жертвоприношения, и с этим им придется смириться.

— Они смирятся… если ты сможешь наращивать силу достаточно быстро и в большом объеме, чтобы смог противостоять Трасскору и нанести ему сильную рану. А уж как этого добьешься, с помощью массовых жертвоприношений или как-то иначе, им все равно. По крайней мере, особо они привередничать не станут.

— Если все получится так, как я задумал, то силы будет достаточно.

— Но что конкретно ты задумал?

— Получить дополнительное количество верующих, естественно!

— Но как?! — изумилась эльфийка. — Вряд ли кто-то из богов поделится с тобой своей паствой! Отобрать тоже не дадут, ведь этим мы раскроемся перед остальными.

— Я и не рассчитывал на это, — усмехнулся Кирьиил. — Есть другой вариант. Сейчас узнаем точно. Хайллейса, призываю!

С хлопком сработал портал, и в зале появилась суккуб.

— Хм-м, внеочередное собрание, как я понимаю, — произнесла она, осмотревшись и заметив меня. — И, похоже, экстренное.

— Оно самое.

Кирьиил поведал демонице о причине собрания и о том, что именно от него хотят боги.

— Дела… Кийррейл, вечно ты из огня да в полымя. А может, ну это все в одно место, а?

— О чем ты?

— Да плюнь на все с высокой колокольни, как ты выражаешься, и перебирайся на мой план. С твоими-то возможностями полубога устроиться настоящим высшим лордом не составит труда.

— Я не оставлю…

— А я что, заставляю кого-то здесь оставлять? Возьми с собой.

— Они не…

— Ну, ты прямо как маленький, в самом деле! — разбивала все доводы Кирьиила демонесса еще даже до того, как он их успевал озвучить. Настоящее семейное взаимопонимание с полуслова и полувзгляда. — Ты рассар или где? Ты даже больше чем рассар, ты полубог, что значительно увеличивает твои силы и возможности.

— Шизофрения, ты понимаешь, о чем она? А то, похоже, ты слишком увлеклась использованием возможностей моего мозга, и я что-то сильно туплю в последнее время, как валенок…

Рядом с Кирьиилом появилась сущность рассара в образе ангела.

— Извини, Киррал, я забыла предупредить, что увеличила нагрузку до максимума…

— Зачем?

— Чтобы развиться и воплотиться как можно раньше… Думаю, еще один боец с непростыми способностями лишним не будет.

— Понятно…

— А что касается ее предложения, то она советует тебе воспользоваться своей способностью преобразования…

— Хм-м… переделать всех жен и детей в демонов для жизни в «аду»?

— Именно! — согласно кивнула суккуб. — И пошли все эти боги со своими планами туда, куда никогда не заглядывает солнце!

Неплохой вариант, подумала я; даже, наверное, самый оптимальный.

— А как быть с подданными? — спросил Кирьиил.

— Да никак, — пренебрежительно ответила суккуб. — У тебя там будет не меньше! А с твоими возможностями мы завоюем множество доменов и образуем…

— Притормози с мечтами о мировом господстве, дорогая… Идея интересная, конечно, более того, в крайнем, повторяю, в самом крайнем случае, когда других возможностей уже не будет, ею имеет смысл воспользоваться, но… бросать доверившихся мне подданных на растерзание просто так, за здорово живешь, я не стану.

Я удовлетворенно кивнула, ведь если бы он ушел, мне пришлось бы остаться одной, и неизвестно, как со мной поступят заговорщики. Скорее всего, убьют…

Хотя можно было бы попробовать воспользоваться брачной связью, последовать за мужем и стать… высшей демоницей. Хм-м…

— Сбежать, даже не попытавшись отстоять свое право решать за себя, даже если твои противники боги — это себя не уважать, особенно в моем случае. Рано или поздно меня это бегство настигнет. В «аду» явно не райское бытие, — сказал он, глянув на Хайллейсу.

Та кивнула. Демоны постоянно воюют между собой. В этом смысл их жизни, можно сказать. Чем больше убьешь и поглотишь душ, тем сильнее становишься. А не убьешь ты, так убьют тебя.

— Там тоже придется часто защищать свою жизнь и свободу, а сбежав один раз, слишком велик будет соблазн сбежать во второй. И так снова и снова… пока в конце концов мы не окажемся в какой-нибудь откровенной дыре…

— Как знаешь, мой лорд. Твое слово для меня закон, и я сделаю, как ты скажешь. И я рада, что ты принял именно такое решение.

И я рада, подумалось мне. Становиться демоницей, пусть и высшей, мне не хотелось. Постоянные битвы — это не мое.

— Так зачем ты меня вызвал, кроме того чтобы рассказать о божественном заговоре и о том, что тебе уготовили в нем роль жертвы?

— Поскольку я принял решение в ближайшее время стать богом, а ты побывала во многих мирах, то мне нужна некоторая информация.

— Какая?!

— Координаты миров, где есть полукровки и где они находятся в угнетенном состоянии. То есть все как у нас до моего появления.

— Да они практически везде в таком положении, — усмехнулась демонесса. — Так ты что, хочешь стать богом для них?

— Да.

— Хм-м, в целом идея неплоха, но боюсь, что не получится.

— Почему?

— А это ты у нее спроси, — махнула хвостиком в мою сторону суккуб. — Она в этом больше смыслит. Богиня, как-никак.

Кирьиил вопросительно посмотрел на меня.

— Хай права, — кивнула я. — В каждом отдельном мире ты сможешь стать для них божеством-покровителем, но стоит покинуть взятый под контроль мир, как ты потеряешь с ним связь. Либо, в лучшем случае, всю получаемую ману будешь тратить на поддержание этой связи, а не на собственное развитие. Слишком мало верующих, и ты еще очень долго будешь слаб, чтобы сразу стать межмировым богом. Так что смысла в этом нет.

— Сразу такой кус я глотать не стану, тут вы правы — подавлюсь, — сказал Кирьиил. — Потому я намерен переправлять сюда полукровок, принявших меня как своего покровителя.

— А вот это уже гораздо реальнее! — согласилась Хайллейса.

— Вот только где ты их тут собираешься селить? — удивилась орчанка. — Горы практически уже все заняты местными полукровками. В Топь мало кто захочет селиться, разве что найдутся любители именно болотного существования.

— Найдем и таких, — заявила суккуб. — Я знаю один мирок, где живут полукровки от смеси с болотными саламандрами, ну и остатки самих саламандр до кучи захватим.

— Но большинство болотам явно не обрадуются, — продолжила Олграна. — А осушить при всем желании мы много не сможем, чтобы сразу всем хватило. В гоблинские леса тоже бесполезно селить. Лопоухие их перебьют.

— Да, война будет суровая, — кивнула Зеленоглазка. — Мы уступаем остальным расам во всем, кроме скорости рождаемости.

— Да уж, рожаете вы с пулеметной скоростью по восемь-десять детей каждые четыре месяца! — хохотнул Кирьиил.

Остальные тоже улыбнулись.

— Так вот, — продолжила гоблинка, — в момент опасности Великие матери разрешают рожать своим сестрам и дочерям, и через пару лет мы способны просто завалить врага телами. В этом наш залог выживания.

— А про Проклятые земли вы уже забыли? — удивился Кирьиил.

— Ты хочешь бросить будущих подданных и паству в этот кошмар в качестве корма для тварей?! — удивилась вампиресса. — Уж от кого, а от тебя я такого услышать не ожидала.

— Не совсем. Там ведь вполне много нормальных земель, не отягощенных всякими аномалиями и прочей гадостью. Проблема заключается лишь в бродячих тварях да нежити. Так что, забросив туда переселенцев за счет энергии их веры, я планирую оградить некую площадь от возможности попадания туда всякой проклятой мерзости. Или как минимум поставить сигнальный периметр, чтобы к месту проникновения тут же устремилась оперативная группа чистильщиков. И чем больше будет переселенцев и чем сильнее будет их вера, тем крепче получится «забор» и тем больше будет сама площадь безопасности. Как думаешь, Арсилена, это реально?

— Вполне.

— Вопрос в том, как ты собираешься переправлять такое количество переселенцев в Даронар? — поинтересовалась Лития. — Портальные камни такое явно не потянут, тем более они не на всех мирах есть. Ведь счет переселенцев наверняка будет идти на многие тысячи. А еще какой-никакой груз с собой прихватят.

— Я подумал над этим и, кажется, нашел реальный выход.

— И какой именно?

— Вам надо создать на мифриловой основе одноразовый портальный артефакт…

— Но даже на мифриле он не сможет перебрасывать такие объемы!

— А я на что? Рассар я или не рассар? Да еще с божественной искрой?!

— А ведь верно, своими способностями ты можешь изменить плетение портального артефакта так, чтобы закачивать в него энергию веры, и это на порядок расширит возможности артефакта, — согласилась орчанка.

— Ну вот, все, оказывается, просто.

— Ну и роялище! — послышался изумленно-насмешливый голос Шизофрении. — Целый орган!

Все хохотнули.

— Кстати, если уж на то пошло, я могу хоть завтра переправить несколько тысяч тифлингов, — сказала суккуб. — Интересует?

— Хм-м, полудемоны… Не самый лучший вариант из-за склонности к Хаосу… Откуда у тебя столько? — удивился Кирьиил.

— У меня их нет, но могу в сжатые сроки купить тысячи две-три особей. И в дальнейшем поставлять регулярно небольшими партиями по несколько сотен в месяц.

— Хм-м… А как у них с законопослушностью? Все же полудемоны, ребята не самые покладистые… Да и с внешностью? Они что, на лицо ужасные, добрые внутри?

— Нормально у них с законопослушностью, особенно если сразу выбирать вменяемых. А самые буйные быстро сгинут. Ты их в самый центр Проклятых земель на постоянное место жительство определи… ни один, кто не захочет жить мирно, до обитаемых земель не дойдет, особенно если на них еще метку-приманку нацепить для тварей и нежити. Оставшиеся поумнеют. А что касается внешности… Так она пусть постарается. Это ее работа, — снова указала на меня хвостом демонесса.

— Обеими руками «за», — кивнула я. — Будут на меня молиться, преображу.

Вообще идея Кирьиила с переселением полукровок мне очень понравилась. Это ведь сколько маны перепадет мне, учитывая, что большинство из них красотой не отличаются?! Сколько храмов в мою честь будет построено?!

— Хм-м, заманчиво, — в раздумье протянул Кирьиил. — А собственно, почему бы и нет?! Покупай! Заодно метод очистки и ограждения жилых зон опробуем.

Я, попрощавшись, вернулась на постамент, полностью удовлетворенная. Кажется, не все так плохо, как могло показаться вначале. Кирьиил нашел способ стать сильным богом без принесения жертвоприношений, и я уверена, что он придумает, как выкрутиться из той ловушки, в которую его загнали боги-заговорщики. Они еще сильно пожалеют, что связались с нами.

Глава 5

Арсилена. Богиня красоты, примеривающая на себя роль разведчицы и интриганки, несмотря на «домашний арест»

Камерол не заставил себя долго ждать. Стоило только закончиться нашему совещанию, как он явился во всей своей сверкающей красе.

Мог бы и не выделываться, подумала я. Или он всерьез решил меня ослепить своей брутальностью? Не на ту напал. Красотой мне глаза сейчас не застелить…

Кстати, такая поспешность в явлении за ответом на предложение говорила о том, что заговорщиков реально прижало и им во что бы то ни стало нужен киллер. Ведь, как известно, все тайное рано или поздно становится явным. Вот и Трасскор, когда вернется, так или иначе вызнает о готовившемся у него за спиной заговоре, и если заговорщики ничего не предпримут, чтобы его немедленно низвергнуть, он жестоко отомстит.

На этом можно и даже нужно сыграть.

— Еще раз приветствую, прекраснейшая! — рассыпался в комплиментах бог войны.

— Глаза б мои тебя не видели…

— Ну, не обижайся, — состроил виноватое выражение Камерол, что вышло у него, прямо скажем, не ахти, какая-то гримаса, ибо виноватым он себя никогда не ощущал — всегда правым. Но ясно, что у него нет ни малейшей способности к лицедейству, даже к лучшему, ведь мимика — дополнительный источник информации, что бы ни было сказано словами.

— Да чего на тебя обижаться? — пренебрежительно отмахнулась я.

Камерол впал в легкий ступор, пытаясь осмыслить мою мотивацию, и, как видно, у него не очень получалось. Ведь, по его мнению, я должна быть смертельно обижена на угрозы в свой адрес и в отношении моего ребенка, а тут такая легкая легкомысленная реакция. Явный диссонанс, и просто так он его переварить не мог. Выстроенная им линия поведения сломалась.

— О чем ты?

— Ни о чем. Ты ведь пришел узнать о решении Кирьиила насчет вашего… предложения?

— Да…

— Он согласен.

— Ну, еще бы он не согласился, — победно усмехнулся бог войны. — С богами спорить себе дороже выйдет!

— Так что можешь обрадовать того, кто это все замутил, — второй раз забросила я удочку.

Камерол набычился.

— Что ты на меня так уставился, как баран на новые ворота? — издевательски хохотнула я, вспомнив одно из выражений Кирьиила. — Или хочешь сказать, что это была твоя идея — взрастить Неназываемого и низвергнуть Трасскора?

— Да…

— Ой ли?!

— Почему ты не веришь мне?! — рыкнул Камерол. — Или ты думаешь, что я не способен придумать такой план?

— Ну почему же не способен? Еще как способен. Воины тоже должны иметь хоть какие-то мозги, чтобы выстраивать стратегические и тактические схемы для проведения сражений. Хотя надо признать, что особым изяществом эти уловки не отличаются, как, собственно, и весь этот план, так что вполне возможно, что автором являешься ты.

Кстати, действительно, простота плана тоже должна в случае неудачи дать Трасскору лишний повод поверить в то, что это задумка самого Камерола, а не кого-то еще. Правда, бог войны должен будет во время исполнения этого плана погибнуть, чтобы не разболтал, и не факт, что от руки верховного. Кто-то из заговорщиков может ударить Камерола в спину, когда увидит, что тот начал проигрывать, и тем самым не только прикроет себя, но еще и получит шанс возвыситься. А может, это и есть основной замысел истинного заговорщика?! Все может быть, тут ни в чем нельзя быть уверенным до конца.

— Бой должен быть честным!

— Но не до такой же степени, когда две многотысячные толпы вооруженных разумных сталкиваются лоб в лоб и начинают друг друга рубить с минимумом маневренных ходов?! Где ловушки, обходы, обводы, удары во фланг и в тыл? Честность честностью, но еще и выучка воинов нужна, чтобы они могли все эти маневры выполнить.

— Ты еще поучи меня!

— Даже в мыслях не было… — сказала я, но таким едким тоном, что он не мог не задеть моего собеседника.

Камерол продолжал пыхтеть, как перегретый котел, а я стала развивать свою мысль, заодно пытаясь выудить имена богов-заговорщиков:

— Вот скажи, кто тебе рассказал о Неназываемом и о том, как его можно использовать?

Камерол уже открыл рот, чтобы назвать имя, но вовремя спохватился.

Жаль, вздохнула я про себя, значит, еще не все мозги вытряхнул.

— Ишь, какая хитрая…

— Но ведь не ты же его заметил, так? — продолжила я давление. — Ты только что хотел сказать, кто именно, но промолчал из-за недоверия ко мне.

— Естественно, что не доверяю…

— Ну а раз не ты, то…

Я многозначительно замолчала.

Камерол нахмурился еще больше, но потом глухо сказал:

— Ну да, заметил Неназываемого не я, но идея сделать из него смертника и натравить на верховного принадлежала мне!

— Точно?

— Да! Потому что этот… не мог даже помыслить о подобном.

— Ну, предположим, ты прав, и этот некто не мог помыслить о подобном, но не факт, что именно он обнаружил Неназываемого.

— Хочешь сказать, что кто-то другой обнаружил его, а того, кто мне о нем сказал, использовали в качестве курьера?

Я кивнула головой.

— Ведь вас в заговоре участвует не двое, как минимум трое.

Бог войны материализовал трон и плюхнулся на него, изобразив на лице мучительную работу мозга. Прямо слышно, как с жутким скрипом в его голове крутятся давно заржавевшие шестеренки.

Я мимолетно улыбнулась. Как известно, капля камень точит. Так что пусть дальше сомневается, и чем больше он будет сомневаться, тем глубже будет проникать между ними мой «клин». А там, глядишь, они еще перессорятся.

— Но втроем вы вряд ли справитесь с Трасскором, даже если Неназываемому удалось бы выполнить свою роль на все сто процентов и сильно ранить его, — продолжила я капать ему на мозги. — Вас должно быть больше: пять-шесть, а то и семь. Тогда есть какой-то шанс.

Бог войны продолжал молчать. Ну, раз молчит, значит, говорить придется мне. Мне не трудно.

— Как вообще образовалась ваша группа? Не обращались же вы к первому попавшемуся и не говорили: айда к нам в заговорщики против Трасскора! Завалим его, а ману от его верующих поделим по-честному!

Камерол лишь хмыкнул.

— Вот-вот, — кивнула я. — Лично ты скольких привел в эту группу?

— Никого…

— А кто в основном занимался пополнением рядов оппозиции?

И снова Камерол промолчал, только брови сдвинулись к переносице еще сильнее.

Давай-давай, вспоминай!

— А кто предложил использовать Неназываемого так, как решили?

— Я…

— Точно? — сделала я удивленное лицо. — Ты подумай хорошенько, вспомни точные слова… Наверняка это решение у тебя родилось после довольно бурных обсуждений…

— Ты хочешь сказать, что меня, как какого-то… недотепу, подтолкнули к этому решению?! — глухо пророкотал бог войны.

— Меня там не было, — легкомысленно пожала я плечами. — Вспомни, кто и что предлагал, спрашивал при этом твоего совета относительно того или иного варианта использования. Ведь наверняка все время к тебе обращались. Так ведь?

Бог войны нахмурился еще сильнее, хотя казалось, что это просто невозможно, а значит, я попала точно в цель. Впрочем, это оказалось нетрудно.

Осталось его только окончательно добить, поселив в нем полное недоверие к своим подельникам. Вряд ли это отменит их решение, но даже ссора заставит Камерола противостоять основной массе заговорщиков, что в свою очередь даст нам свободу действия, то есть Камерол будет отстаивать наше решение импортировать паству, а не заниматься жертвоприношениями.

— Так…

— Ну и напоследок…

— Что еще?! — в гневе вскочил Камерол.

Чаша его терпения переполнилась. Видно, чувствовать себя водимым за нос очень неприятно.

— Как получилось так, что именно ты пошел на переговоры с только что объявившимся неизвестным богом?

— Я сам вызвался… — как-то не очень твердо ответил он.

— И тоже, наверняка, после живейшего обсуждения? — добила я.

— Да!

— Наверное, налегали на то, что ты такой сильный, справишься с любым, развалив врага пополам своим большим мечом, а они все бедные и сирые, и их плевком перешибить можно.

Камерол поморщился, как от кислого. Значит, я угадала: все так и было в действительности. Его снова подставили.

— А теперь смотри, ведь именно ты засветился передо мной, больше я никого не знаю, даже точное количество заговорщиков мне неизвестно. И если вдруг что-то пойдет не так, крайним будешь ты, а все остальные выйдут сухими из воды, если их истинный манипулятор не сдаст, чтобы точно остаться в целости и сохранности…

Камерол с яростным рыком пнул свой трон так, что тот развалился на части.

— И знаешь, о чем я еще подумала?..

— Откуда мне знать, о чем может подумать женщина?!

— Так тебе интересно?

— Да!

— А с чего ты взял, что цель этого заговора — Трасскор?

— А кто?

— Ну, я не знаю… Если ты не заметил, то напомню, что последние восемь тысяч лет я провела в забвении, а за это время много чего могло произойти между выжившими после Войны богами…

— Я?! — изумился Камерол, до которого начали доходить намеки.

— Ну а почему бы и нет? — пожала я плечами. — Наверняка ты, как всегда, потоптался на чьей-нибудь любимой мозоли, вот тебя и подставляют под Трасскора… Так что ты повспоминай на досуге, кого ты до появления этого плана с Неназываемым с присущей тебе прямотой окунул головой в яму с дерьмом. Боги, сам знаешь, не только всегда правы, но еще и обидчивы, точно дети.

Взревев, как раненый лев, бог войны исчез из моего домена.

Хм-м, не перестаралась ли я? Как бы он там чего не натворил, впав в неконтролируемое берсеркское бешенство!

Кирилл. Полубог, коему боги-заговорщики определили роль божественного киллера

Ну и попал я с местными богами в переплет, как кур в ощип! Это ж надо, решили сделать из меня божественного киллера!

Я не находил себе места.

Кто бы только знал, как мне в действительности хотелось сделать ноги из Даронара куда угодно, хоть действительно в «ад»… Но, как я сам отмечал, это ничего не изменит. Я в любом другом мире из-за своей божественной искры попаду в непростую ситуацию, и не факт, что где-то она будет легче, чем здесь и сейчас. Хотя куда уж тяжелее? Меня ведь, по сути, обрекают на извращенное самоубийство. Ведь даже оружия, способного убить бога, у меня нет, а в голой силе я в сотни раз слабее.

Что касается оружия, то я уже в курсе, что самым лучшим материалом для него является адамант. Но вот беда: он безумно дорог из-за не менее безумной редкости. Понятное дело, что боги постарались если не уничтожить этот металл, то запрятать его так, что смертным до него просто так не добраться.

Но, как известно, хоть эта истина и избитая до полусмерти, из любой ситуации есть как минимум два выхода. И если я не хочу пользоваться нижним, придется выбираться через верх. Пара задумок у меня уже появилась. Неужели я, дитя технической цивилизации, не смогу победить каких-то замшелых богов, кои даже в тетрис не играли?! Да грош мне цена, если я их не урою!

— Дриа… — обратился я к своей жене дриаде, еще сильнее сократив ее имя.

— Да?

— Мне нужно, чтобы ты вырастила кое-что для меня.

— Без проблем! Говори, что нужно.

— А нужна такая вот штука…

Я нарисовал на листке бумаги то, что мне требовалось получить в итоге.

— Пфыр, ничего сложного, — самоуверенно ответила она. — Выращу. Тем более что я такое уже выращивала.

— Сложность не в конструкции и размере, а в материале и количестве, — спустил я ее с небес на землю. — Вырастить нужно из железного дерева в количестве… пяти тысяч штук. А если сможешь больше, то будет еще лучше.

— Кхе… Мне действительно придется непросто, так что тебе предстоит хорошо постараться с передачей мне маны, — игриво улыбнулась она, а в ее волосах распустились цветочки.

— А куда я денусь! Вопрос в том, как быстро ты сможешь вырастить их?

— А чем больше будешь стараться, тем быстрее выращу. Но не раньше чем через год. Сам материал заказал, я уже молчу о количестве.

— Думаю, год у нас есть… — кивнул я задумчиво. — Иначе боги не стали бы делать из меня камикадзе, будь у них меньше времени. Быстрее сделать из меня «торпеду» не получится, хоть распни на алтарях всех полукровок и жителей соседних королевств. Это дело, как и любое другое, не терпит суеты.

— Она важна при ловле блох, — с легким смешком вставила Мягкая Лапа.

— Верно, — улыбнулся я. — Теперь твоя задача, Олграна…

— Да?

— Хоть сезон дождей заканчивается, но выработку мифрила надо увеличить.

— Без проблем, — кивнула орчанка. — Мой уровень Силы уже давно позволяет мне не только корректировать погодные условия, но и создавать их. Так что я смогу держать грозовые тучи для создания молний хоть круглый год. Но, тебе, как и в случае с Дриандой, придется хорошо постараться, снабжая меня Силой.

— А куда я денусь?! — усмехнулся я. — Хотя… есть две проблемы.

— Какие? — чуть ли не хором ответили Дрианда и Олграна, да и остальные тоже озадачились, особенно те, коим тоже требовалась от меня Сила.

— Первая — мне скоро в командировку, и, сами понимаете…

Жены понятливо кивнули. Шаманка, пожевав губами, сказала:

— Ладно уж, какое-то время я протяну на собственных запасах…

Я удивленно вскинул правую бровь. Про их запасы мне ничего неизвестно.

— А поподробнее?

— Ну… тот метеорит из Чаши, что вы с Литией привезли… Он может работать еще как большой аккумулятор. Так что излишки Силы, что я в последнее время получала и неспособна была усвоить, я сливала в него…

— И много скопила?

— Достаточно…

— Хм-м, — замялась Дрианда и призналась: — Я как бы тоже запаслась впрок… так что некоторое время тоже могу обойтись без подпитки.

— Это хорошо, что вы у меня такие запасливые, ибо второй момент гораздо серьезнее. Потому как в ближайшее время Шизофрения собирается физически воплотиться, и… я потеряю рассарскую способность вырабатывать магическую энергию для вашей энергетической подпитки.

— Тоже мне проблему нашел, — пренебрежительно отмахнулась Хайллейса.

— То есть? — удивился я.

— А то и есть. В последние полгода мы получаем не чисто рассарскую энергию, а смесь рассарской с божественной, полученной от веры в тебя. Понемногу, помаленьку, но мы к ней привыкли и уже можем перейти, на… скажем так, новый вид топлива в чистом виде. Эта смесь, кстати, как оказалось, гораздо более энергетически насыщенная, что и позволило нам создать значительные запасы маны в накопителях. Да-да, я тоже кое-что скопила на черный день. Не выбрасывать же…

— Вот даже как?!

— Ага.

— Только почему я узнаю об этом сейчас, самым последним из всех, а не сразу?

— Мы думали, ты знаешь, — потупившись, сказала Тарсарана, что выдавало ложь. Тоже, видно, создала заначку. — И потом, если бы нам стало некомфортно, мы бы пожаловались.

— Вот же… И многие сделали запасы?

— Да все, кто имеет отношение к магии, — усмехнулась Олграна. — Даже Мягкая Лапа и Зеленоглазка.

— Ну и отлично.

Изначально оборотница и гоблинка не имели отношения к классической магии или шаманизму. Но рассар я или не рассар, да еще с божественной искрой?! Им же ведь обидно, что все умеют оперировать Силой, а они нет, как бы еще комплекс неполноценности не заработали на этой почве. Поэтому в несколько заходов я сформировал у них, а точнее, раскрыл и укрепил неразвитые астральные каналы в аурах, отвечающие за способность к оперированию Силой. Так что последние месяца два они активно учились магичить и шаманить.

Мимо подобного апгрейда пролетела только вампиресса из-за особенностей своей расы. Не владеют вампиры классической магией и тем более шаманизмом. Вся их магия основана на магии крови. Хотя еще не вечер… во всех смыслах.

— Возвращаясь к нашей теме, — продолжила демонесса, обворожительно улыбнувшись. — Сейчас энергетический поток, идущий через тебя, довольно слаб, но как только ты перебросишь в Даронар истинных верующих, посвященных именно тебе, проблема с нашей энергетической подпиткой у тебя исчезнет, даже толком не возникнув. И не бойся, мы тебя не обделим. Будем снимать только излишки, так что развиваться как богу тебе не помешаем.

— Очень интересно.

— Еще как!

— Ясно. Меня только волнует, как это в конечном итоге скажется на вас самих. Все-таки одно дело магическая энергия, которая вам привычна, и совсем другое — божественная. Как-то я сомневаюсь, что были подобные прецеденты.

— Ну, боги время от времени обращают внимание на смертных, — заметила Тарсарана. — И вроде ничего особого с ними не случалось. Если только боги и богини специально не одаривали чем-нибудь своих любовниц и любовников.

— Но не на постоянной же основе? — сказала Тамгария. — Один, максимум два раза…

— Ничего плохого точно не случится, — уверенно сказала Алисилиель, прервав спор дроу и гномы. — Точнее, все будет зависеть от тебя, твоих желаний в отношении нас. Все останется как раньше, поменяется лишь тип энергии.

— Причинять вам вред я точно не стану и буду очень осмотрительным.

— Тогда и беспокоиться не о чем, — подвела черту под темой Хайллейса. — А что в итоге выйдет, то и выйдет. На все… км-м… твоя воля.

Женщины за столом засмеялись.

— Кстати, а какую божественную профессию возьмешь? — поинтересовалась Зеленоглазка.

— Действительно! — вразнобой проявили заинтересованность остальные жены.

— Хм-м… об этом я как-то не подумал, — озадачился я. — А без профессии никак?

— Нежелательно, — сказала вампиресса. — У бога должна быть какая-то сфера деятельности, за которую он будет ответственен.

— Но почему?

— Богов много, и если все будут отвечать за всё, то неизбежно начнутся конфликты между ними, а значит, и жестокие войны среди верующих, которые начнут отдавать предпочтение тому или иному богу, а это никому не нужно, — сказала Алисилиель. — Боги, знаешь ли, тоже хотят жить, ведь у них, в отличие от смертных, в перспективе вечность, и терять ее… лучше поступиться малым и как-то договориться между собой и разграничить сферы деятельности. Вот и договорились, что каждый бог возьмет себе предназначение, как ты говоришь, профессию. В итоге все довольны, и боги сыты, и паства цела.

— Можно, конечно, остаться универсалом и отвечать за все сферы жизни своих почитателей, но выше мелкого божка тебе тогда не подняться, — сказала Мягкая Лапа.

— И даже в этом случае ты за все отвечать не сможешь: просто сил не хватит, — подхватила образовательную эстафету Лития. — Так что рано или поздно скатишься до обычного божка, что будет давать силу лишь твоим жрецам в обмен на жертвы.

— Нет, я же сказал, что жертвы — это не по моей части! — возмутился я.

— Жертвы могут быть разные, не обязательно кровавые, но факт остается фактом. В общем, это все равно что проглотить слишком большой кус — подавишься.

— В то же время, если выберешь профессию, — продолжила Ссашшиллесса, — то в перспективе ты сможешь выйти на более широкую арену, и молиться тебе начнут даже люди, а не только полукровки, а это уже гораздо больший поток маны.

— Что ж, все ясно. Если профессия нужна, значит, будет, — сказал я решительно. — У кого какие есть предложения?

— Стать богом мужской силы! — тут же предложила Хайллейса. — Тут не то что полукровки, все люди мужского пола поголовно с особой страстью будут молиться на тебя денно, а особенно нощно!

— Ты, как всегда, в своем репертуаре, — хмыкнул я. — Только одно на уме.

Остальные жены заливисто засмеялись.

— А что? Тем более, все соответствует действительности! Удовлетворить столько жен, это надо иметь большую силу!

— Рассарскую. А теперь еще и божественную. И то не всегда сил хватает!

— О-о! А я представляю, какая будет стоять скульптура Кийррейла в храме, построенном в его честь! — иронично-восторженно заметила Олграна. — Так что ты не права, Хай, женщины тоже будут молиться, пожалуй, даже еще интенсивнее мужчин, чтобы их мужья этой частью тела хоть немного приблизились к божественному идеалу!

Зал потонул в оглушительном хохоте — того и гляди стекла вылетят.

Да уж, не думаю, что нужно кому-то объяснять, чем моя статуя будет выделяться, если я приму предложение демонессы.

«Такому достоинству даже гигантский огр позавидует черной завистью!» — засмеялась во мне Шизофрения.

Да уж…

— А то и еще дальше пойдут! — подхватила Тарсарана.

Казалось, что суккуб, орчанка и дроу решили выяснить, кто из них искуснее в стебе.

— В смысле? — удивилась покрасневшая как помидор гнома.

— Да прямо на его скульптуру будут набрасываться и отдаваться со всем пылом, заказав храм на часок-другой для индивидуальной молитвы за закрытыми дверями! — сказала дроу.

Зря я хотел сделать глоток вина, чтобы промочить горло. Горло промочил, да, как говорится, не то. Как представил все это непотребство в действии… В общем, все содержимое вылетело фонтаном, что вызвало еще более раскатистый смех.

— Кха-кха… На фиг! — замахал я руками, прокашлявшись.

— А что такого?! — с невинным видом удивилась дроу.

— Это же сколько моих статуй перебьют от неосторожного обращения, если уж живые разумные в порыве страсти себе ребра, руки и ноги ломают, падая с кроватей?! А еще больше… кое-что поотломают! Надо будет воплотиться, а у меня самой важной части тела нет!!! Каково, а?!!

— Я почему-то всегда думала, что самая важная часть тела — голова, — под всеобщий смех вставила оборотница.

— Поверь, лучше лишиться головы, чем этого! — заметил я.

— А мы статуи будем делать из бронзы! — перехватила эстафету суккуб. — А основное достоинство покроем преобразованным мифрилом, чтобы не стирался от частого использования твоими почитательницами!

Жены засмеялись, как припадочные, хватаясь за животы и от избытка чувств топая ногами и хлопая руками по столу.

— Не-не-не!!! — замахал я руками.

— Но почему?! — удивилась суккуб.

— Да хотя бы из-за всяких извращенцев! Мне их подобное почитание точно на фиг не нужно, тем более на это самое место!

— Ой, не могу! — буквально плакала гнома. — Я сейчас описаюсь!

Выскочив из-за стола, так что стул отлетел прочь, она понеслась в сторону уборной.

— А мы зачаруем его статуи, что этих поганцев будет обращать в прах, — предложила Лития.

— Хорошая идея! — согласилась Тарсарана.

— А еще его можно как-то зачаровать, скажем, для получения оргазма, — предложила суккуб. — А то ты даже не представляешь, сколько женщин лишены возможности испытать это чувство из-за слабости и скорострельности своих партнеров, которые думают только о себе, а бедняжкам приходится имитировать…

— Издеваешься?!! — завопил я раненым зверем совсем разошедшейся демонессе. — Тогда точно все поотрубают на фиг! Даже будь он полностью золотой, и то не привлечет столько желающих его украсть! А если еще и зачарован на это самое, то и вовсе тушите свет! Столько дамочек захочет получить такой… артефакт в личное пользование! А если учитывать, что боги со своими храмовыми статуями имеют связь не только прямую, но и обратную, то мне в таком случае светит полная импотенция, несмотря на всю мою божественность! Вы этого добиваетесь?!

Зал потряс новый взрыв смеха.

Вслед за гномой, красная как рак, прижимая ладони к щекам в попытке их хоть как-то остудить, выбежала прочь Алисилиель.

— Не, не хочу! — ударил я кулаком по столу. — Опять же, заставлять посвященную мне паству носить мой отличительный знак — а какой он будет в этом случае, думаю, все прекрасно понимают — как-то слишком… жестоко. У бога войны — меч, а у меня — пенис?!! А уж как их обзывать станут?! Да и мне дадут дополнительное имя, предназначенное явно не для детских ушей.

Кто-то от хохота чуть не упал на пол. Зеленоглазка, содрогаясь всем тельцем, повисла у меня на шее, натужно сипя и хрипя, уже не в силах сделать нормального вдоха.

Понятно, что в этот раз божественную «профессию» мне не выбрали. Да и я как-то не хотел ограничиваться узкой специализацией, а если и брать конкретную профу, то действительно такую, чтобы она пользовалась популярностью. Так что над этим придется хорошо подумать.

Глава 6

Кирилл, в очередной раз выступающий в роли главкома и вынужденный строить из себя великого военного стратега и тактика, ибо больше некому

Затягивать с выступлением на Темного Властелина короли, подгоняемые главными жрецами верховного бога, не стали. Организовали временный союз, собрали армии, призвали всех желающих наемников; жрецы опять же клич среди паствы бросили, дополнительно богатыми трофеями приманив… так что народу собралось много.

Благодаря своей спутниковой системе я мог в режиме реального времени наблюдать за сбором войск, их выдвижением, а также вести подсчет и тихо офигевать.

Если в прошлый поход, инициированный орденом Ольера Светозарного, на меня пошло порядка ста пятидесяти тысяч человек из трех королевств и дюжины независимых герцогств, а также прочих добровольцев — свободных рыцарей, то сейчас эту цифру можно смело умножать на три. Почти полмиллиона.

«И как они всю эту прорву народа снабжать собираются?!» — удивилась Шизофрения.

Без понятия…

Половину от этого числа к солдатам можно отнести с большой натяжкой — например, ополченцев, у которых нет ни нормального оружия, ни тем более брони. Но вот остальные двести пятьдесят тысяч человек регуляров — более чем серьезная сила для моего королевства.

А ведь там еще маги, паладины, жрецы… И их количество также нескромно велико.

Устоять в честном бою против такой армии нечего было и думать. Я не Суворов и не Наполеон, чтобы малыми силами громить бо́льшие. Раньше с этим как-то везло, но нынешний противник наверняка подготовился к всевозможным сюрпризам.

Единственный тактический прием, который мне приходил в голову, это нанести превентивный удар, то есть громить пока еще маленькие группы по частям на вражеской территории. Но, увы, даже если бы у меня имелась возможность быстро перебрасывать большие количества войск на дальние расстояния, это не помогло бы. Я тупо не успел бы перебить всех!

Опять же не стоит забывать о магах, жрецах и паладинах, которые сразу же придавались формируемым подразделениям. Так что врасплох их особо не застать и тем более не перебить достаточно быстро, до подхода подкрепления. А это значит, что битва рискует затянуться, и я начну нести потери, что делает вылазки бессмысленными.

Магов у меня кот наплакал. По сути, в их числе состоят лишь мои жены. Шаманы слишком слабые, ибо только учатся у Олграны. Жрецов и того меньше. К тому же много ли толку от жриц богини красоты? Паладинов вообще нет. Да и будь они в наличии, то это те же яйца, что и в ситуации со жрецами, только вид сбоку.

— А как смотрите на то, чтобы набрать наемников? — поинтересовался я на очередном совете моих министерш. — Денег достаточно, чтобы нанять несколько армий, по крайней мере, на короткий срок, а на длительный нам и не надо…

— Бесполезно, — поморщилась Ссашшиллесса. — В Даронаре к нам на службу вряд ли пойдут после объявленного первосвященником Похода Очищения. Свободные солдаты, как правило, посвящены Камерону, жрецы которого присоединились к идее Похода. Кого-то, конечно, сможем навербовать, но это будет обыкновенная малоуправляемая, ни на что не годная в профессиональном плане шваль, что сделает ноги при первых же признаках опасности. Они внесут только хаос, разбежавшись по королевству, станут разбойничать и воровать.

— Печалька… А если в других мирах вербануть?! — осенило меня.

— Тащить солдат удачи из других миров слишком накладно при столь смехотворной пропускной способности портальных камней при их огромном энергопотреблении, что окажется чувствительным даже для тебя, — обломала меня Лития. — Время на зарядку опять же требуется немалое. По моим прикидочным расчетам, до начала столкновения ты сможешь перетащить максимум тысячу бойцов, плюс-минус сотня. Это притом, что мы их сразу найдем в достаточном количестве, что, как понимаешь, нереально. В общем, все упирается во время, время и еще раз время. У нас его катастрофически мало. Армия противника вот-вот выдвинется.

— Мн-да, овчинка явно не стоит выделки, — согласился я. — Это время и энергию я могу потратить с гораздо большей эффективностью. Найти бы только, к чему ее приложить.

— К амулетам, — сказала Олграна.

— Ну да, само собой…

Олграна занималась не только выработкой мифрила, но еще создавала самые разнообразные амулеты на все случаи жизни. Впрочем, не только она: на подхвате работали остальные жены с пока плохо разработанным Даром.

— А если притащить магов? — поинтересовалась Зеленоглазка. — Тысяча магов гораздо более эффективна, чем тысяча солдат…

— В теории лучше, а на практике та же ерунда, что и с наемниками, — сказала проявившаяся в зоне моей ауры привидением-голограммой Шизофрения.

— То есть?

— Беда в том, что хорошим магам и дома неплохо, чтобы ввязываться в непонятную войну, да еще в чужом мире, даже за хорошие деньги. На войне ведь и умереть можно. А слабые маги, что называется, нам самим даром не нужны. Мороки с ними много, а толку чуть. Перебьют их.

— Вот уж правду говорят, что не в деньгах счастье, — невесело усмехнулся я. — Денег-то у нас куры не клюют, спасибо гномам, а приобрести то, что действительно нужно, невозможно.

— Как ты говорил, не имей сто золотых, а имей сто друзей, — хмыкнула гнома.

— Верно.

— Оборотни просят разрешения перебраться через королевство и уйти дальше в горы гремлинов и гоблинов, — после короткой паузы сказала Мягкая Лапа, убедившись, что тема с наймом заглохла.

— Прижали их в землях людей? — скорее констатировал я.

Несмотря на военный союз с оборотнями, каковой мы закрепили брачными узами, они не признали меня своим господином и, похоже, делать этого не собираются впредь.

И думаю, не стоит рассчитывать на то, что они станут перерезать пути снабжения вражеской армии. А ведь продовольствия ей потребуется ого-го сколько! Конвои будут идти непрекращающимся потоком. Но, как видно, короли-командующие учли прошлый опыт нападений на меня и моих ответных мер, а посему вымели оборотней поганой метлой.

Оборотница кивнула и добавила:

— Воины присоединятся к твоей армии во исполнение договора.

— Конечно, нет проблем, пусть проходят… — кивнул я.

— А что гномы? Если списать им оставшийся долг, смогут они выставить отряды? — спросила Зеленоглазка, повернувшись к гноме.

Сразу видно, что гоблинке этот вопрос дался нелегко. Она ведь, по сути, у меня является министром финансов — этакая «королевская жаба», удавит за медяк, потраченный не по делу.

Тамгария, ни секунды не раздумывая, отрицательно мотнула головой.

— Даже не надейтесь.

— С чего ты так уверена?

— Я уже прозондировала этот вопрос, — ответила гнома, поморщившись.

Вообще-то я сам должен был первым подумать о таких возможностях и дать соответствующие распоряжения на зондаж, подумалось мне с неудовольствием. И то, что я и без того с головой завален думами, меня не извиняет. Разве что Шиза реально перебарщивает с заимствованием ресурсов моего мозга. Как бы при таких темпах совсем в идиота не превратиться…

«Не боись, не превратишься», — успокоила меня мой ангел-хранитель.

Остается только радоваться, что жены у меня не тупые клуши, только и способные смотреть в рот мужу, но и сами с… нет, не усами, а с мозгами. И инициативные.

«Это да, повезло тебе, — заметила Шиза. — И будем надеяться, что я стану не хуже. Вот и стараюсь развиться по максимуму…»

Понятно…

— Из мести? — понятливо хмыкнул я, возвращаясь к совещанию.

Тамгария кивнула.

— Даже своих железных терминаторов мне продавать не хотят?

Гнома снова кивнула и добавила:

— Ведь если ты проиграешь, то оставшиеся суммы выплачивать не придется… Как бы еще в спину не ударили, чтобы уж наверняка.

— И какова вероятность подобного удара?

— Не знаю. Пятьдесят на пятьдесят.

— Ясно… — вздохнул я. — А у тебя есть что сказать по своим сородичам, Олграна? Может, они не прочь заработать?

— Они действительно не прочь сдать в аренду свои ятаганы, — сказала орчанка. — Сейчас ведутся предварительные переговоры. Но пока вожди набивают себе цену.

— Не прочь даже после того как получили от нас по сусалам?!

— Ну да… мы к этому относимся проще, чем те же гномы.

— Понятно. Что ж, договаривайся. К эльфам, я так понимаю, лучше даже не соваться? — улыбнулся я несколько кривовато.

Алисилиель коротко кивнула.

— Скорее уж они к людям с удовольствием присоединились бы… Отец так и хотел поступить, но дед его урезонил.

— Ну да, ну да…

Дроу фыркнула и сказала:

— Я тоже поинтересовалась вопросом возможной помощи в войне у своих. Дроу не прочь поучаствовать в драке.

— Кто бы сомневался, — едко заметила эльфа.

— Эх, — вздохнул я тяжко, — увы, но магия Хаоса в предстоящей битве не приветствуется ни под каким видом, а вы без нее не обойдетесь.

— А как иначе?

— Так что вынужден отклонить предложение, как и отказаться от услуг армии демонов Хайллейсы.

Но опускать руки было все же рановато. Как говорится, не так страшен черт, как его малюют, и в родном доме даже стены помогают, надо только хорошо подумать. Правда, ничего такого экстраординарного не придумывалось.

Мобилизовав население от мала до велика, в том числе женщин, я принялся за создание ловушек и препятствий во всех местах, где только могли пройти части объединенной армии противника. В основном готовились обвалы как самые простые в изготовлении и в то же время массовые и убойные. Тысячи тонн камней размером минимум с голову укладывались так, чтобы хватило лишь небольшого физического воздействия для их обрушения. Все тщательно маскировалось, причем без использования магии, чтобы маги не нашли.

Работа эта небыстрая и очень трудоемкая, но времени на нее имелось в достатке. А все благодаря Топи, которую при всем желании быстрее чем за месяц не преодолеть. Так что я в принципе раздумал осушать эту территорию, по крайней мере до тех пор, пока угроза вторжения со стороны королевств людей не исчезнет как таковая.

Ставились и другие ловушки, какие только можно было измыслить и применить в имеющихся условиях. Правда, как показывал опыт прошлого, не факт, что всех их удастся применить или они сработают на все сто, даже если противник попадет в зону поражения того или иного «сюрприза».

— Может, за покупками прошвырнемся? — предложила суккуб. — Заодно развеешься, а там, глядишь, что-нибудь неожиданное придумаешь. А то того гляди спалишь мозги.

Вот ведь женщины… пусть они самые натуральные демоницы, причем в прямом смысле этого слова, но шопинг для них — это святое.

Хайллейса подгадала момент, когда я находился один в кабинете, корпя над планом обороны своего королевства. Она, благодаря присутствию в замке детей, могла появляться в Даронаре не только по моему прямому призыву, но и по собственному хотению.

— Какие еще покупки?! — удивился я. — Да еще в такое время?

— Как какие?! Забыл уже? Ты же сам хотел тифлингов прикупить для поселения их в Проклятых землях. Как раз новую партию доставили.

— Так ты еще не купила?

— Не-а… — легкомысленно махнула хвостиком демонесса.

— Почему?

— А зачем?

— Раскупят…

— Кто?! Товар не самый ходовой, прямо скажем, особенно мужские особи, и всегда доступный, так что не переживай.

— И все же, почему не купила, раз есть возможность? — допытывался я.

— А где я их держать буду? У меня лишнего места в замке нет, а за его пределами без защиты долго они не протянут. Сожрут. К тому же их содержание тоже денег стоит — накорми, напои, спать уложи… Так что, прошвырнемся по рынку? Тебе и впрямь не мешает переключиться на что-нибудь другое и расслабиться. А то вон как весь напряжен…

Хайллейса принялась массировать мне плечи, да так, что во мне стало распаляться желание. Все же суккуб, они это умеют. Что называются, мертвого поднимут.

— Не сейчас… — не без труда отказался я.

— Что именно?.. — чувственно промурлыкала она мне в ухо, да еще языком его пощекотала.

— Всё. Ни покупок, ни это самое… — добавил я как можно тверже, осторожно убрав кончик хвостика суккуба, шаловливо шаривший у меня чуть ниже пояса.

— Почему?

— Что? — прикинулся я валенком.

— Всё… — съязвила в ответ демонесса, усиливая давление по всем фронтам.

— Ну, мне сейчас не до этого самого… в оборонительном плане мелочей не бывает, так что нужно найти и использовать все возможные резервы. К тому же сегодня не твоя очередь, а после тебя я буду долго приходить в себя. Ответил?

— Про это самое ответил, — кивнула Хайллейса, ослабив сексуальный напор, и меня сразу отпустило. — А по поводу покупок? В конце концов, чем больше купишь, тем больше сможешь получить дополнительных солдат. По местным меркам тифлинги будут бойцами не из последних. Они в два-три раза сильнее человека.

— Ага, скажешь тоже…

— А что?

— А то. Я, несмотря на острый недостаток солдат, даже не знаю, стоит ли скелетонов Литии использовать в битве и обращенных вампиров Саши в ночных нападениях, а ты мне полудемонов сватаешь! Как только жрецы увидят их рожи да почувствуют силу Хаоса, тут же объявят их армией Тьмы, и потом доказывай, что не верблюд. Так что спешить с ними никак нельзя, даже просто с переселением дергаться раньше времени не стоит.

— Ясно.

— Но с закупками ты все равно не тяни. Покупай помаленьку, чтобы цены не взвинчивать.

— Хорошо, мой лорд, — снова перешла на игривый тон демонесса, усевшись мне на колени.

— Кстати, может, там у вас продаются обычные разумные?

— Продаются, но в основном женщины, сам понимаешь для чего.

— Угу… Может, тогда магички среди них есть? — не терял я надежды повысить возможности своей армии хотя бы в магическом плане.

— Они все, как правило, магички. Неодаренные у нас быстро гибнут, едва неделю выдерживают. Так что как только захватят, сразу в солдатские казармы… Энергетика нижних планов очень плохо влияет на разумных, особенно светлых. А на защиту для неодаренных тратиться никто не будет, дороже получится.

— Так это же хорошо, что одаренные! Столько магов! — обрадовался я.

— Ничего хорошего, — обломала меня суккуб. — Рабам с даром ставят печати, не позволяющие им магичить. Мы же не дураки держать под боком того, кто может нанести смертельную рану, пусть и ценой собственной жизни. А обычные оковы, блокирующую магию, ненадежны. Как говорится, кто ищет обходные пути, тот всегда найдет. Ты тому живой пример… Так что все делают наверняка.

— Но я могу изменить эти печати, как поступил с нашим договором. Или как тогда с Тамгарией, снял плетение Неназываемого…

— Сильно сомневаюсь… Ты, конечно, силен, рассар, да еще с божественной искрой, но там все очень серьезно. Рабам не оставляют ни единого шанса на избавление. Малейшее вмешательство в печать — и раб немедленно гибнет.

— Проклятье…

Я разочарованно выдохнул.

— Может, все же прикупить тебе пару-тройку экземпляров, а?..

— Зачем? — удивился я. — Ты же сама сказала, что я не смогу их…

— Как зачем?! Для этого самого, конечно! Зачем они еще в таком случае нужны?! Так что как раз сможешь! — хихикнула Хайллейса, вывернув мои слова под свой смысл.

— А то можно подумать, мне вас мало, — воскликнул я возмущенно, — чтобы еще наложницами-рабынями обзаводиться!

— Ну, для разнообразия можно какую-нибудь экзотику попробовать. Если не для простого расслабона, то в чисто утилитарных целях, для банального копирования каких-нибудь их расовых полезных особенностей.

— Какую еще экзотику?! Куда уж больше-то?! По-моему, я, сам того не желая, всех собрал, никого не упустил! Кроме разве что огрих и троллих! Но это очень на любителя, я даже не знаю, с чем сравнить… тем более особых фишек у них нет, если только не думать о пошлых пошлостях. Вот ей-богу, захотел бы собрать такую коллекцию сознательно — ни за что не получилось бы.

— Мало ли, кто тебе глянется? — пожала плечами суккуб с самым невинным видом. — Есть еще много рас, которые в этом мире давно не встречаются. Например, недавно на распродаже видела кентавриху-пони, стоимостью всего четыре изумруда средней величины, с душами средней силы одаренности, но можно и поторговаться… Купить?

— Прочь с глаз моих, извращенка! Ты кого из меня хочешь сделать?!! — взвизгнул я, сбрасывая с коленей заливисто захохотавшую демонессу, успевшую исчезнуть с легким хлопком прежде, чем до нее долетел мой шлепок. — Я тебе это еще припомню! Сам в следующий раз кентавром обращусь, только не пони, а тяжеловозом, и…

— Обещаешь?! — послышался ее демонстративно заинтересованный голос.

— Тьфу ты! — сплюнул я в расстройстве и скривился, как от кислого. — Буэ…

Минут пять я приходил в себя после визита Хайллейсы. Вот же чертовка… Я, конечно, человек широких взглядов (ага, останешься тут с узкими, это после лича-то), но не до такой же степени!

Чтобы окончательно успокоиться, решил немного прогуляться по двору замка, чтобы проветриться. А раз так, то можно совместить приятное с полезным и навестить моего главного государственного кузнеца гномского квартерона Гонглира.

Вообще я к нему лишний раз стараюсь не соваться, чтобы не отрывать от работы. А работал он реально в поте лица, выполняя важнейший государственный заказ — строил ШаР-2. Отвлекался только на еду и сон. И то, как видно, его реально приходилось отрывать от дела, дабы он смог поесть и поспать, чтобы однажды не свалиться без сил от истощения и усталости.

Но сейчас я все же не мог удержаться от небольшой ревизии. Момент подобрал удачно: сыновья кузнеца как раз пытались его покормить ужином.

— Приветствую.

— Здравствуйте, ваше величество, — встав со стула, чуть склонился Гонглир.

— Как работа? Кипит?

— Кипит, ваше величество!

— Успеете?

— Сомневаюсь, ваше величество. Очень уж сложная конструкция…

Я едва удержал свою морду от того, чтобы поморщиться. Что есть, то есть, конструкция второго варианта ШаРа действительно на порядок превосходила по сложности первого Тирана. К тому же тот изготовлялся из дерева, пусть и железного, а этот делали полностью из мифрила. Преобразованного, естественно.

Сначала лили, ковали, обрабатывали заготовки из сырого мифрила, а потом узлы и элементы преобразовывала Лития. И тут требовалась очень точная работа как от нее, так и от мастера. Стоит кому-то ошибиться, и все пойдет насмарку. Дело в том, что сырой мифрил сильно ужимается при преобразовании, раза в четыре. И вот стоит Литии недопреобразовать заготовку или чуток перестараться — и всё, размеры деталей между собой не совпадут, и придется делать заново. Такое уже случалось несколько раз. Но сейчас вроде наловчились…

Это только чисто технологический момент.

Еще сложность конструкции как таковая. Если Тиран представлял собой простой шагоход с внутренней кабиной и катапультой, то с ШаР-2 я, кажется, слегка перестарался, стремясь втиснуть в изделие все что только можно.

Главным отличием от первого варианта являлось то, что ШаР-2 должен был уметь трансформироваться, превращаться из шагающего робота-голема в своеобразный самолет. Для этого пришлось повозиться с корпусом, и, как результат, потратили очень много времени как на само проектирование, так и на проверку идей в реале на макетах. Сначала на мини-макете в человеческий рост, потом сделали в натуральную величину, учтя все ошибки. Теперь этот макет являлся шаблоном.

«По крайней мере, будет два дополнительных голема, — вставила Шизофрения. — Осталось только Олгране в них души подселить».

Да уж, действительно, Малыш и Голиаф лишними на поле боя не станут…

Зайдя под навес, я увидел полностью готовыми только конечности: руки и ноги. Гонглир с сыновьями сейчас работал над корпусом-кабиной, самой сложной частью ШаРа.

А еще надо будет сделать крылья. И не простые, даже не с изменяемой стреловидностью, а с телескопическим способом выдвижения, чтобы они полностью скрывались в небольшом «горбу» на спине и не мешали, когда придется махать мечом — дабы их самому себе не отрубить.

Для моего трансформера также требовалось произвести оружие. Если с пулеметами особых проблем не было, уже наловчились, то с ракетами малого калибра придется повозиться. Тоже из мифрила лить будут, только из сырого.

Меч опять же… Старый, тот, что имеет только мифриловую рубяще-режущую часть, а сам из железа, я отдам Голиафу.

Что ж, чуда не произошло, и сверкнуть в битве, сидя в новом ШаРе, не получится. Но и «голым» мне не быть. Неделю назад закончили делать доспех а-ля «железный человек». Ясен пень, что из преобразованного мифрила. Абсолютная защита. Предполагается, что в таком костюме я буду сидеть внутри своего шагающего робота. Так сказать, двойная защита на все случаи жизни.

«Ты знаешь, пожалуй, мне пора воплощаться», — «обрадовала» меня Шиза задумчивым тоном.

«Точно?»

«Да. Дальше ждать бессмысленно».

«И что тебе для этого от меня нужно?»

«Да ничего такого. Просто прими горизонтальное положение, желательно на кровати в своей спальне, и не дергайся. Больно не будет… по крайней мере, не сильно».

«Хе, обнадежила».

Ну да. Боль я не люблю. Не мазохист какой-нибудь, в самом-то деле.

«Ну я же не рожать тебя заставляю. Женщинам куда как хуже приходится».

«Да уж… хотя в каком-то смысле именно этим я сейчас и займусь… Ну идем».

Я вернулся в замок и, раздевшись, лег на кровать в своей спальне.

«Правильно, заодно повторим все наяву!» — засмеялась Шиза.

«Всегда «за»!»

«Ну-ну… Я начинаю…»

Шиза уже проявилась, а потом ее слегка просвечивающее мерцающее тело стало набирать плотность, обретая массу. Вот тогда-то и началась обещанная «несильная» боль. Корежило так, что… в общем, орал как резаный. В натуре, роды!

Впрочем, кому приходилось хуже, мне или Шизе — это еще вопрос. Ее корежило не менее сильно, ну и кричала она еще громче.

В мою спальню не сбежались все остальные жены и прислуга только благодаря звуковому изолированию, а то всякое бывает, хе-хе…

— И это — не сильно? — возмущенно выдохнул я, когда наконец все закончилось.

Рядом, сложив за спиной ангельские крылья, лежала Шизофрения.

— Где-то я ошиблась… Но я готова все компенсировать, — сказала она с игривой улыбкой и, расправив крылья, села на меня верхом.

— Хм-м…

Впрочем, долго «компенсироваться» нам не дали. Все же связь между мной и женами имелась еще и на ментальном уровне, так что вскоре обеспокоенные супруги стали меня звать, интересуясь, все ли со мной в порядке.

— В полном, — ответил я, открывая дверь. — Просто Шиза воплощалась…

— Оч-чень интересно, — задумчиво пробормотала Олграна.

— Что именно? — удивился я тому, что шаманка не сказанула что-то в своем стиле.

— Если она являлась рассарской сущностью и теперь воплотилась физически, то почему ты до сих пор фонишь как рассар? Послабее, чем раньше, я бы даже сказала, несколько в ином спектре, если отделить божественную составляющую, но все равно…

— Вот как? И почему же? — поинтересовался я, глянув на чуть смущенно выглядящую ангелессу, прикрывшую свою наготу крыльями.

— Э-э… ты же сам как-то догадался, что я была беременной…

— И?

— Ну а сейчас вроде как нет.

— И?! — протянул я повторно, уже начиная понимать, что к чему.

Жены начали похихикивать.

— Ну, я решила оставить в тебе… Из-за этого, кстати, процесс разделения и воплощения произошел гораздо болезненнее, чем я думала.

— Ты… это самое… — задохнулся я от возмущения под усиливающийся хохот. — Ты хоть понимаешь, что сейчас со мной сделала?!

— Что?

В моей спальне зазвучал откровенный ржач.

— Того!

— Почему ты злишься? Ты ведь остался рассаром, без чего тебе было бы сложно…

— Так-то оно так! Да не так! Одно дело, когда кто-то подселился посторонний, и совсем другое, когда во мне сидит уже нечто с частью меня! Совсем другой философский смысл! Ведь ты сама сказала, что использовала часть моей души для создания нового подобия! Объясните ей кто-нибудь, а то у меня язык про себя такое сказать не поворачивается… — сдался я. — А то просидела у меня в голове черт-те сколько времени, а не понимает простых вещей…

— Ты из него, ха-ха, другими словами, беременного сделала! — хохотала орчанка.

Мне вспомнился известный персонаж Шварценеггера на девятом месяце беременности. Брр…

— Я как-то не подумала об этом в таком контексте… — виновато потупилась ангелесса.

— И кто у вас будет?! — хихикнула Зеленоглазка. — Мальчик? Девочка?

— А это ты его теперь спрашивай, кого захочет, того и родит, — перешла в наступление Шиза, решив действовать по формуле «лучшая защита — нападение».

— Забирай немедленно! — взвыл я.

— Хорошо-хорошо, не надо так нервничать, — улыбаясь, сказала ангелесса, — заберу, как только наберешься божественных сил и сможешь ими компенсировать то, что обычно делал с помощью рассарской энергии.

— Она права, — заметила Лития. — Без рассарской сути тебе придется туго.

— Ладно, — махнул я рукой.

В конце концов, во мне сидит лишь энергетическая сущность, а не физическая, так что… Нет, даже думать на эту тему не стану, а то так можно заработать какую-нибудь фобию, а психиатров, как я не единожды уже отмечал, здесь нет, и неизвестно, когда появятся, если вообще появятся. А бог, пусть пока только будущий, с психическими расстройствами, это… это страшно.

Глава 7

Кирилл. Типа беременный папа

В том, что вражеской армии потребуется минимум месяц на преодоление Топи, я слегка ошибся. Раза так в два… Мои представления о скорости хода основывались на прошлом опыте вторжений, когда армии врагов вели маги. Но в этот раз первую скрипку играли жрецы, а это, как говорится, совсем другой коленкор.

Маги для улучшения пути использовали собственную силу, укрепляли грунт, осушали землю и так далее, а потому несложно понять, что при такой нагрузке они быстро выдыхались, хоть и старались выкладываться как можно реже и на самых трудных участках. Жрецы же почти всегда пользовались силой паствы своего бога, а ее, этой паствы, полмиллиона человек.

А теперь представьте, что все эти полмиллиона в едином религиозном порыве под предводительством жрецов, впадая во время марша в транс, распевают псалмы, словно это какие-то полковые песни. Это же сколько божественной маны! Кроме того, в храмах королевств в помощь воинству вели постоянные молебны, и эта мана также шла в дело. Вот всю эту ману жрецы и направляли для прокладки «автобана» перед марширующей армией. Подавляющее преимущество жрецов над магами в этом плане было налицо.

Мало того что строительство дороги у жрецов получалось намного быстрее, так эта дорога еще и держалась на удивление долго, не превращаясь в хлябь под ногами солдат, идущих в конце колонны. Более того, хотя Топь достаточно быстро берет свое, прочности такой дороги явно хватает на то, чтобы еще и подогнать по ней продовольствие для многочисленной армии. Особенно если эти караваны с продовольствием сопровождают младшие жрецы, чтобы подновлять особенно сильно прохудившиеся участки.

А для возвращения армии назад жрецы новую дорогу на месте старой построят таким же макаром, тем более что это будет легче. Солдатам, кто выживет, для этого всего-то и надо что спеть от чистого сердца во славу своего бога…

Мне оставалось только сидеть и наблюдать, как огромная армия практически по прямой, особо не выбирая дороги, топает в мое королевство, и скрипеть зубами от осознания того, что я абсолютно ничего не могу поделать, чтобы хоть как-то замедлить их продвижение, а в идеале еще и сократить численность вторгшейся армии.

О том, чтобы применить партизанскую тактику с нападением на врага обращенных вампиров, големов и скелетонов, выскакивающих из болотной жижи, я даже не помышлял. Бесполезно. В случае успеха это будут просто ни на что не влияющие комариные укусы, а так — сплошные потери. Со сбродом это помогло, а вот с регулярами уже не прокатило. Как не прокатит и сейчас.

Все что я мог в данной ситуации — это постараться загнать армию противника на выбранное мною поле будущего боя, где я хоть как-то смогу как-то нивелировать численное, магическое и божественное преимущество, и там схлестнуться. Тем более что поле я это готовлю.

«Это Спарта!» — раздался звонкий внутренний голос.

«Типа того… сынок», — невесело хмыкнул я.

Действительно, в каком-то смысле придется повторить подвиг трехсот спартанцев. Вот только при этом надо не погибнуть, а победить.

«Кстати, будешь Спартаком, а то все имя никак выбрать не могу», — обратился я к рассарской сущности-сыну, оставленной во мне Шизой.

«Отличное имя! — согласился он. — А то я уже боялся, что, по примеру с матерью, назовешь меня еще какой-нибудь умственной болезнью, вроде Дауна».

«Была такая мысль, — подтвердил я с легким смехом, — но с Дауном это было бы чересчур, а других я и не знаю».

«Вот это мне свезло!»

«А то!»

* * *

Армия Очищения вошла в горы моего королевства десятью колоннами по пятьдесят тысяч человек. Впереди двигалось до полудюжины разведывательных отрядов, насчитывающих от пятидесяти до ста человек. В их составе присутствовали как минимум один жрец с парой паладинов в качестве телохранителей и до десяти магов разной силы и направленности магического искусства. Вот с ними-то и предстояло работать.

Благодаря моей орбитальной спутниковой системе я имел возможность наблюдать за передвижением всех групп в режиме реального времени. На карте были также отмечены все поставленные ловушки с обозначением их типа. Собственно, они и сейчас активно возводились на пути вторжения. Кроме того, я имел амулетную связь с группами наблюдения, которые вели этих разведчиков.

— Что ж, начнем с крайних армий, — пробормотал я. — Надо их уже загонять в нужную мне канву, а то разбредутся…

Я взял амулет связи и сделал первый вызов:

— Красный-1, на связь.

— Красный-1 на связи, ваше величество, — прорычал в ответ полуоборотень, или зверочеловек.

Именно полуоборотни, или зверолюди — полукровки от людей и оборотней, что потеряли возможность оборачиваться и имели промежуточную форму, — выполняли роль сопровождения. Несмотря на свой вид, а может, как раз благодаря ему, они являлись идеальными горными бойцами. Лучше были бы только чистые оборотни.

— Активировать ловушку за номером три при проходе разведчиков противника.

— Принял, ваше величество, ловушка номер три. Сделаем все в лучшем виде…

Красный-1 действительно сделал все в лучшем виде. Увеличив разрешение «ока», висевшего на стене в виде плоского телевизора, на который выводилось изображение со спутников, я имел возможность наблюдать за тем, как вниз по склону, с каждой секундой увеличивая скорость, покатились камни. Видна была также и зона поражения, то есть зона их разлета.

Несмотря на довольно значительное расстояние от ловушки до цели — метров четыреста, а то и все пятьсот, разведчики мало что могли сделать для своего спасения. Камни скакали как бешеные, высоко подпрыгивая и хаотично меняя траекторию движения, так что предугадать направление, а значит, и путь отступления, не представлялось возможным. А еще их было много.

Валуны буквально смели людей, переломав им все кости. Не помогли ни маги, ни жрец — слишком много целей, просто не успевали перехватить все снаряды. Они, собственно, только и смогли спастись, разрушая или отклоняя летящие конкретно в них камни, а также прикрывшись личными энергетическими щитами.

— Отличная работа, Красный-1.

— Благодарю, ваше величество! Рад стараться!

— Теперь поправим движение на левом фланге, — пробормотал я. — Зеленый-5, на связь.

— Зеленый-5 на связи, ваше величество…

И началось… Срабатывала одна ловушка за другой, сметая разведчиков и вынуждая командующих армиями постепенно выбирать нужный мне маршрут, который по моим направляющим обнаруживали уцелевшие, то бишь пропущенные мною вражеские отряды. Ведь глупо отправлять армию по неизвестной дороге, можно в тупик завести. А разведать все никак не получалось.

Правда, время от времени встречались упорные ребята, пытающиеся идти прежним маршрутом, но ловушек на пути их следования имелось предостаточно, на всех хватило (аве мне, ну и, конечно же, поданным, которые в кротчайшие сроки воплотили в жизнь мои задумки).

Так что медленно, но верно, день за днем, вражеская группировка сокращалась и уплотнялась, пока десять колонн не превратились в девять, потом в восемь, семь, шесть… При этом особого смысла им разбредаться не было, так как общее направление совпадало с утвержденным, то есть они продолжали идти к моему замку и городу.

Но это не значит, что центральные группировки не страдали. Вовсе нет. Их тоже приходилось направлять в нужную сторону. Опять же, зря, что ли, ловушки делали, тонны камней перетаскивали и маскировали? Да и слишком подозрительно было бы, если бы центральная колонна совсем не пострадала на марше. Так что страдала, и еще как!

Причем из-за того, что в целом они изначально шли в верном направлении, разведчикам поначалу особо не доставалось, ну так, только чтобы не расслаблялись. Все неприятные сюрпризы доставались основной массе войск, страдал центр и слабо защищенный магами и жрецами арьергард, и жертв, естественно, получалось в разы больше. Так что вскоре за колоннами потянулась цепочка братских могил.

Жаль только, что Литии не удавалось поднимать их в качестве зомбаков, чтобы они нападали на отставшие отряды и продовольственные караваны. Жрецы постарались, наложив какие-то свои навсегда успокаивающие заклятия.

Без потерь с моей стороны не обходилось, и моих зверолюдей время от времени настигала кара, как правило, от магов и жрецов. Но соотношение потерь оставалось в мою пользу примерно один к полусотне. А после того как Желтый-2 активировал ловушку за номером пятнадцать, соотношение и вовсе скакнуло к ста. Это спустили рукотворное горное озеро. Селевый поток буквально утопил почти десять тысяч человек, я уже молчу про раненых.

В общем, армии вторжения приходилось нелегко, но до невыносимого положения было еще далеко, и вряд ли я смогу довести их до этого, если мне даже удастся по максимуму задействовать все подготовленные сюрпризы. Увы, но не все ловушки сработали как надо, и вообще не все их удалось задействовать. Часть «сюрпризов» обнаруживали разведчики противника, которые тоже не лыком шиты, а большая часть так и вовсе пропала впустую, то есть мимо них никто не прошел.

Шагрегар Второй, король Мантирана, главнокомандующий объединенной армией Похода Очищения

Еще один день Похода подошел к концу. Если быть точным, то четвертый с момента выхода из Топи. Слуги привычно поставили королевский шатер на заранее выбранной поляне и начали подтягиваться герцоги и принцы — командующие королевскими армиями.

Хорошо быть королем. Если все остальные, в том числе пресловутые герцоги с принцами вынуждены передвигаться с основной массой войск, деля с ними все тяготы переходов, то в моем распоряжении тройка архимагов, которые телепортируют меня на новое место в суточном переходе, и не нужно глотать пыль со всеми. При этом я попадаю сразу в центр колонны войск, ибо армия из-за своей многочисленности растянулась на два суточных перехода. На месте уже ждет вторая смена отряда охраны, слуг и всех прочих. А оставшиеся на старом месте быстро собираются и скорым маршем двигаются вперед, догоняя голову армии, готовясь к моему появлению еще через сутки.

Что касается объединенного совета штаба стран-участниц Похода Очищения, то остается только радоваться, что другие короли, не являющиеся главнокомандующими своих армий, предпочли остаться в своих дворцах, иначе пришлось бы туго. Ведь каждый норовил бы высказать свою точку зрения на тот или иной вопрос, даже если в данном деле он ни в зуб ногой. Что уж говорить, даже с герцогами и принцами-командующими, как правило, королевскими братьями, приходилось выдерживать серьезные словесные баталии, чтобы настоять на своем видении вопроса. Каждый считает, что если не поспорит со мной, то это будет умалением чести их королю.

Но даже выработанные общими усилиями решения командующие выполняли с таким видом, словно делали мне милостивейшее одолжение. А иногда и не выполняли, если изначально были против, и на это приходилось закрывать глаза, ибо сделать с ними я ничего не могу, и они это знают, чем и пользуются.

Ситуацию со злостным неподчинением спасали только первожрецы Трасскора и Камерола. Если герцоги и принцы слишком зазнавались, то следовала угроза проклятия или отлучения, а это верная смерть в предстоящем сражении с армией Темного Властелина или полубога — короче, того, кто окопался в этих когда-то никому не интересных ничейных землях, населенных лишь беглецами и злобными гремлинами.

В общем, проблем с управлением было много и могло быть еще больше, веди свои армии «царственные братья». Но, к счастью, они решили, что находиться на подхвате у первого среди равных ниже их достоинства, и остались дома, в комфорте и тепле. Впрочем, это не значит, что они не заявятся на саму битву с помощью тех же порталов.

А первенство среди равных мне обеспечили жрецы верховного бога Трасскора и бога войны Камерола. Было бы удивительно, если бы они решили иначе. У кого самая крупная армия? У меня. У кого она лучше всего обучена и оснащена? У меня. У кого самые богатые храмы, посвященные Трасскору и особенно Камеролу? Опять же у меня. Я уже молчу о том, что в военном деле понимаю гораздо больше всех остальных королей союза стран-участниц вместе взятых. Ну и о богатых подношениях непосредственно первожрецам не стоит забывать…

Что ж, пора начинать очередной совет, как правило, нужный только для того, чтобы принцы и герцоги-командующие не считали себя оскорбленными, а осознавали нужными и незаменимыми. Дескать, все решения вырабатываются совместно… Вот только почему-то, как только после таких совместных решений случается поражение, то виноват всегда один, а не все вместе.

Ну и пусть их, мысленно отмахнулся я. Все равно в историю войдет только мое имя как главнокомандующего Походом Очищения, и никаких советников-прилипал!

Шутка ли, я веду армию, насчитывающую полмиллиона человек! Да такой великой армии под единым началом не собиралось с момента Войны! Главнокомандующего Ольера Светозарного помнят до сих пор. А кто помнит окружавших его жалких принцев, герцогов и прочих королей-сокомандующих, которые, точно мелкие пушистые собачонки, в последнее время популярные у придворных дам, только мешались под ногами — того и гляди раздавишь (и ведь давили не раз и не два, гы-гы) — да громко лаялись друг с другом?!

Однако как бы вторая такая же война не началась, если уж даже боги вынуждены были вмешаться в дела простых смертных. Впрочем, наша объединенная армия как раз для того и собрана, чтобы не допустить повторения того кошмара… Мы в зародыше задавим Темного Властелина или, как считают жрецы, темного полубога, еще до того как он сможет призвать армию Тьмы.

Наконец поставлен стол и расставлены стулья. Я занял свой походный трон. По правую руку от меня сел первожрец верховного бога Трассора, облаченный в мантию, а по левую — первожрец бога войны Камерола в великолепном доспехе гномьей работы с мифриловым орнаментом. Дальше по ранжиру стали рассаживаться принцы и герцоги.

Принесли легкие закуски и слабое вино. Командующие и без того парни горячие, чтобы еще сильнее распалять их крепким вином, а то того и гляди драку затеют. С одной стороны, вроде, и неплохо, если перебьют друг друга, но ведь им взамен других пришлют, и не факт, что новички будут лучше. А этих я уже изучить успел, знаю, как ими вертеть можно, кого с кем и на какую тему стравливать, чтобы в итоге все вышло по-моему.

Герцоги сообщили о своих потерях за сутки. В общей сложности на этот раз убыль Великой армии союза составила чуть больше тысячи человек, для полумиллионной армии — капля в море. Даже общие потери за четыре дня пока не впечатлили, всего пятнадцать тысяч. Неприятно, конечно, терять солдат еще до боя, но совсем не смертельно, даже учитывая неизбежные потери в будущем.

— Хуже то, что нас словно баранов сгоняют в одну кучу, мы сегодня только лишний раз в этом убедились, — сказал я, выслушав доклады о вынужденном изменении маршрутов двух армий. — Мы требуем, чтобы ваши армии шли по ранее разработанному маршруту!

— Зачем, идя по неизвестной территории, нести лишние потери, сир? — как всегда вылез мой основной оппонент и спорщик герцог Салонк, брат короля Ланера. — Не лучше ли пройти по уже проторенному пути, не имеющему ловушек?

— Значит, потерь испугались?! Решили спрятаться за нашей спиной! — вскрикнул герцог Вантер, понесший самые большие потери, после того как на него спустили горное озеро.

— Я не боюсь потерь! Но и терять солдат попусту тоже не собираюсь!

— Тише, господа, — призвал я зашумевших герцогов к порядку. — Мы не в плебейском трактире, чтобы орать друг на друга, точно пьяные грузчики…

Герцоги поджали губы. Плебеями выглядеть они не хотели, хе-хе…

— Дело даже не в том, что кто-то якобы испугался потерь, даже больших, а в том, что мелкими ловушками, собрав нас в кучу, возможно, загоняют в гораздо более масштабный капкан. Согласитесь, будет глупо, если мы в него угодим все разом. Противник очень умен и коварен, и нужно быть очень осторожными. Потому, как говорится, не надо нести все яйца в одной корзине. А посему мы считаем, что нужно придерживаться разработанных ранее на общем совете всеми нами маршрутов. Не забывайте, как кончили наши предшественники. Тоже скопились одной толпой, тут-то их и прихлопнули, так что никто даже дернуться не успел… Как бы не повторить их печальную судьбу. Так что лучше нести досадные мелкие потери, и даже потерять одну армию, чем погибнуть всем сразу.

— А что скажут первожрецы? — обратился с вопросом герцог Вантер к слугам богов.

Он, видимо, не хотел идти в одиночестве и продолжать нести «досадные» потери, вот и апеллировал к ним в надежде на поддержку. Что ж, его можно понять.

— Насколько я знаю, наши предшественники не озаботились широкой божественной поддержкой, понадеявшись лишь на силу магов. Сможете ли вы уберечь нас от такого массированного заклинания? По-моему, как раз большая скученность жрецов в этом отношении гораздо более уместна, чем раздробленность, ведь чем больше концентрация жрецов и паствы, тем сильнее божественная сила. Вспомните притчу с веником. Нас в данном случае проще переломать по одному, чем всех сразу.

Все взоры устремились на первожрецов, перебегая с одного на другого. Надо признать, что мысль, высказанная герцогом, в целом была здравая.

— Резонное замечание, — после короткой паузы кивнул первожрец Трасскора Геркаренон Гносс. — Да, мы сможем защитить армию от подобного массированного заклинания. И чем выше будет концентрация жрецов, тем надежнее получится защита.

Вантер победно вскинул подбородок и, подбоченившись, свысока осмотрел всех.

Надо его приспустить, а то еще возгордится сверх всякой меры.

— Но вероятность, что нас ведут туда, куда надо именно Темному Властелину, остается, и это неспроста, — напомнил я.

— Не имеет значения, — ответил на этот раз Наздор, первожрец бога войны. — Если магических ловушек усилиями жрецов Трасскора можно не опасаться, то нас ведут к полю, где Темный Властелин решил дать генеральное сражение.

— Не лучше ли нам это место выбрать самим, а не топтаться там, где наверняка подготовлены различные ловушки и поставлены щиты?

— Конечно, лучше, сир, — кивнул первожрец. — Но как долго мы будем мотаться по здешним горам, пока поймаем его армию? Это может изрядно затянуться. Не думаю, что мне стоит вам объяснять, чем это грозит в перспективе.

Естественно! Мелкие потери от ловушек и нападений продолжатся, повысится физическая и моральная усталость людей, начнется дезертирство, рано или поздно возникнут проблемы с доставкой продовольствия, в итоге потери будут даже больше, чем если просто выйти на невыгодную позицию и дать противнику честный бой на выбранном им поле. Это азы тактики и стратегии.

— Не стоит, — подтвердил я.

— Вот и я так думаю, сир. Негоже воинам бояться при таком численном превосходстве и божественной поддержке. Мы можем позволить врагу занять более удобную позицию и подготовиться, это не спасет его от поражения.

— Кстати, о численном превосходстве, — сказал я. — Удалось, наконец, выяснить состав и эту самую численность армии Темного Властелина? А то слухи гуляют самые разные…

— Она намного меньше нашей, сир, — ответил первожрец. — Как минимум, в пять раз. Превосходство подавляющее.

— Так-то оно так, но все зависит еще и от состава, что может нивелировать численность. По слухам, там есть скелетоны и големы. А вот каков их силовой уровень? Что скелетоны, что големы могут быть очень разными по своим свойствам.

— Соотношение состава вражеской армии доподлинно не вызнано. Можно смело говорить только о пятидесяти-шестидесяти тысячах разумных из числа полукровок и людей. А вот сколько конкретно у Темного Властелина големов и скелетонов, а также каков их силовой уровень — нам неизвестно. Но не больше чем по десятку тысяч, и уровень их, соответственно, не слишком высок. В любом случае, я могу вас заверить, сир, что маги и жрецы с ними справятся… Плюс костяной дракон, но это уже полностью наша проблема как первожрецов.

Я кивнул.

— Что ж, ваши святейшества, раз вы так уверены, что армии ничего фатального в скученности не грозит, то не будем дергаться и единой толпой пойдем туда, куда нас приглашают для поединка. Но нести потери от ловушек в одиночку я тоже не намерен, так что каждый день похода будет проводиться ротация авангардного состава.

— Это справедливо, сир, — хором ответили первожрецы и принцы с герцогами.

Последним пришлось это проглотить с кислыми минами на рожах.

Ну еще бы. Надеялись за моей спиной отсидеться. Не получится!

* * *

Еще через пять дней, потеряв еще пятнадцать тысяч человек от уже привычных каменных ловушек, которые мы так и не научились обнаруживать со стопроцентной вероятностью — уж больно хороша была маскировка, — и двух «купаний», великая армия союза вышла в обширную горную долину конусовидной формы. Здесь нас поджидала армия противника.

Маги и жрецы тут же начали свои манипуляции с Силой, пытаясь определить, что такого хитрого и опасного подготовил Темный Властелин в магическом плане, и при обнаружении попытаться разрушить его заготовки.

Я же с остальными командующими с помощью визоров — магических амулетов, приближающих расстояние, — принялся разглядывать поле предстоящего боя и самого противника.

Что касается поля, то нам досталась широкая часть долины, в то время как противник выбрал зауженную сторону. Впрочем, это было логично, так поступил бы любой главнокомандующий, играющий от обороны, ведь у него меньше войск.

Долину зажимали довольно крутые склоны гор, и чем у́же долина, тем выше и обрывистей горы, так что ни о каких обходных маневрах ни с нашей стороны, ни со стороны противника не могло быть и речи. Значит, нам предстоит банальная сшибка лоб в лоб.

И это плохо, озабоченно подумал я. Ведь в подобном противоборстве выигрывает тот, у кого больше численность. Темный Властелин об этом не может не знать, значит, на что-то рассчитывает… Впрочем, все его приготовления на совести магов и жрецов.

На склонах, что слева, что справа, отчетливо видны хорошо оборудованные, с виду неприступные позиции с метательными механизмами: катапультами и баллистами. Маги земли хорошо постарались над их обустройством, так что простым солдатам их штурмом с наскока, без лестниц не взять — слишком крутые, почти отвесные склоны у площадок. Придется работать магам и жрецам, чтобы их разрушить, а они наверняка хорошо защищены.

Своих катапульт у нас мало, всего двадцать штук. Они больше предназначены не для боя в поле, а для штурма замка Темного Властелина и его города. Так что я, пожалуй, даже ставить их не стану для перестрелки с метательными машинами противника, а то еще попортят, ведь на каждую нашу машину придется пять вражеских.

— Он предлагает нам тупую сшибку, — подтвердил мои выводы герцог Салонк. — На что он рассчитывает? Даже если мы будем разменивать три к одному, в чем я сомневаюсь при нашей-то магической и жреческой поддержке, выйдем победителями.

— Может, надеется на големов и скелетонов? — сказал кто-то из заднего ряда. — Вон там, я вижу, блестят железные… Про них нам точно ничего известно не было.

Я нахмурился. Железные големы — это действительно серьезно.

— У нас столько паладинов, что даже железные големы не представляют особых проблем. Я уже не говорю о деревянных и скелетонах, — парировал герцог Салонк. — А ведь у нас еще маги и жрецы, которые тоже без дела сидеть не станут.

— Да, загадка…

— И нам это не нравится, — сказал я.

То, что Темный Властелин подготовил какую-то каверзу, это как пить дать. Ведь он явно настроен на победу, иначе бы не вышел на битву против превосходящего во всех отношениях противника. Но вот какую?

Это заставляло нервничать.

— Что-то обнаружили? — спросил я у верховных жрецов, когда они закончили молиться.

— Практически ничего, сир, — ответил Геркаренон с несколько нахмуренным видом. — Поле в целом чистое, только в самом конце стоят магощиты.

Видимо, не ожидал, что не удастся ничего обнаружить, и это его, как минимум, удивило.

Хотя чего тут удивляться, подумал я. Просто Темный Властелин направил все силы на защиту, не став разбрасываться на легко обнаруживаемые и уничтожаемые ловушки.

— Мы тоже не обнаружили ничего тревожного, — сказал верховный жрец бога войны Наздор. — Победа будет легкой, как леденец у ребенка отобрать.

— Хм-м… Ваше святейшество, а вы когда-нибудь пробовали отобрать леденец у ребенка? — не смог я удержаться от вопроса.

— Что? — сбился первожрец бога войны. — А, нет, сир, конечно, не пробовал…

— Попробуйте как-нибудь, получите много новых ощущений.

— Я не понимаю…

— Тогда не говорите о том, чего не понимаете! — разозлился я.

— О чем вы, сир?!

— О леденце, который якобы легко отобрать у младенца. Ору будет столько, я уже молчу про слезы и сопли, что десять раз пожалеешь, что вообще затеял этот грабеж.

— И?..

— Вот я и говорю, как бы и нам десять раз не пожалеть. Я это к тому, что не стоит недооценивать противника.

— Хм-м… мн-да, так вот… Мы отреагировали на появившуюся угрозу вовремя, — наконец собрался с мыслями первожрец, — и темный полубог не успел усилиться достаточно заметно. То, что мы видим перед собой, лишь зачаток его будущей армии Тьмы. Но завтра ее не станет. А что касается недооценки противника, то поверьте, сир, мы его не недооцениваем. Я последний, кто поступит столь опрометчиво.

— Дай-то боги…

Вечером вернувшиеся разведчики донесли, что в округе также нет ничего подозрительного. Их даже пропало всего ничего.

— Слишком хорошо — тоже нехорошо, — пробормотал я задумчиво. — Или я зря напрягаюсь, и верховный жрец бога войны прав: все дело в том, что противник действительно слаб лишь потому, что не успел усилиться? Что ж, завтрашний день все расставит на свои места…

Один из самых опасных моментов разворачивания строя прошел без проблем, не было даже имитаций атак. Орки, например, в этот момент любят наносить свой кавалерийский удар, смешивая и без того нарушенный порядок. Впрочем, у противника оказалось не так уж много кавалерии, тысяч пять-семь против тридцати тысяч рыцарской конницы, так что у них не было шанса пробиться к пехоте.

Более того, было ясно видно, как от холма, на котором находится тот самый Темный Властелин или полубог в окружении женщин разных рас, выдвинулся переговорщик.

Пока он шел, помахивая разлапистой веткой, я смотрел на холм.

Кого там только не было! Гоблинка, орчанка, гнома, дриада, дроу с эльфой, вот уж чего не ожидал — увидеть их вместе! Еще несколько женщин в человеческом обличье, но не факт, что именно человечки. Под нашим человеческим обликом могут прятаться как вампиры, так и оборотни…

А это еще кто взмахнул огромными серебристыми крыльями?!

Заметил не только я, но и мои «царственные братья», вон как все ахнули, зашептались между собой. Наверное, уже делят, кому какая жена Темного Властелина достанется после победы. На всех хватит, даже если побрезгуют гоблинкой и орчанкой. Хотя и на них охотники найдутся…

Как я и предполагал, никто из королей союза не решился пропустить такое событие, как низвержение Темного Властелина или даже полубога, все прибыли через порталы.

Все женщины, даже гоблинка, как и сам Темный, были облачены в великолепные блестящие доспехи с прекрасной отделкой. Настоящие шедевры искусства. И надо думать, металл непростой. По данным разведки, у противника полно мифрила, и его используют, где только можно. Не иначе клад в Проклятых землях нашел.

Даже если окажется, что враг не так уж и опасен, и даже наоборот, то теперь, увидев маленькую армию, войны все равно будет не избежать. О том, что у противника много мифрила, знают все, и, естественно, захотят заполучить такое богатство себе. Зря, что ли, такую армию пригнали чуть ли не на край земли, затратив без счету сил и средств? Все это требует компенсации.

Что ж, противник сам забросает нас этим драгоценным металлом, подумал я. Вот только поймать его будет равносильно смерти.

Наконец переговорщик приблизился к центру поля, и надо было что-то решать.

— Что скажете? — спросил я у стоящих подле меня первожрецов, кивнув в сторону одинокого переговорщика. — Может, все же имеет смысл с ним переговорить?

Несмотря на подавляющее наше превосходство во всех отношениях, что-то подсказывало мне, что битва будет не из легких. Иначе, собственно, и быть не может.

— Смысла разговаривать с Темным Властелином как раз нет, сир, — ответил первожрец Трасскора. — В умении обмана темным нет равных. Сами не заметите, как примете его точку зрения.

— Верно, — кивнул первожрец бога войны. — Кто кем является в действительности, может показать только хорошая схватка. Она обнажит суть нашего врага и покажет его без прикрас.

— Хорошо… Иманшер, сожги его.

Мой архимаг, чуть кивнув, создал фаербол и запустил его в переговорщика.

С живым разумным я бы так не поступил, но на поле стоял деревянный голем, так что на него все правила переговоров не распространяются.

Но вместо того чтобы вспыхнуть и опасть кучкой пепла, голем принял удар на мощный магический щит, после чего мгновенно окутался дымом и резко взмыл в воздух.

А потом на нас обрушился ответный удар, нанесенный метательными механизмами, который не смогли сдержать маги.

И что тут началось!

Глава 8

Кирилл. Властелин, но не Темный. Даже полубог, но опять-таки к Тьме отношения не имеющий, вот только это еще надо как-то доказать остальным, а они те еще Фомы неверующие. А посему, если не доходит через голову, придется объяснять через другое место

То, что я смог выставить против объединенной группировки противника, выглядело откровенно слабо, я бы даже сказал, жалко. Дело даже не в более чем пятикратном превосходстве врага в численности — это, как показал мой опыт, особой роли не играет, — а в неизвестной кратности превосходства в качестве. Так что если показатели привести к единому знаменателю, то можно смело говорить о двадцати-, а то и тридцатикратном превосходстве противника.

А тут еще орки, уже согласившиеся выставить на моей стороне в общей сложности два десятка тысяч ятаганов и даже успевшие получить задаток, узнав, сколько приперлось по мою душу народу, оценили кислые перспективы на победу (так что в тупости их никак не обвинить), резво развернули своих быков и были таковы. Деньги вожди, понятное дело, возвращать не стали. Решили, наверное, что после битвы требовать с них неустойку за неисполнение контракта будет просто некому. Скоты.

Зеленоглазка за это (даже не за то, что сбежали, а за то, что не вернули деньги) на орков очень сильно обиделась и возмущенно выдала:

— Если они не отдадут деньги, да еще с компенсацией… в стопроцентном размере, я… я даже не знаю, что с ними сделаю!

— О, я тебе подскажу, что с ними можно сделать! — тут же отреагировала дроу Тарсарана, кровожадно усмехнувшись, и оглушительно щелкнула хлыстом. — Они не то что в стопроцентном размере пожелают расплатиться за свое предательство, а в стократном и будут считать, что еще легко отделались! Ибо за такие подставы жизнь с особым мучением отнимают!

— Это точно, потому что я вырву их жалкие трусливые души! — рыкнула Олграна, тряхнув гулко зазвучавшим бубном.

— А я тебе в этом помогу, — присоединилась к орчанке Лития, чуть приподняв посох, и в пустых глазницах черепа в его навершии алчно вспыхнул красный огонь.

Все остальные также поддержали идею мести за невыполнение обязательств в силу своих возможностей и пристрастий. А возможностей у жен много, а пристрастий и того больше! В общем, скоро к оркам нагрянет стая жаждущих крови, очень голодных песцов.

А вот моя армия бежать никуда не собиралась, я говорю, понятное дело, о разумных, а не о големах и скелетонах, эти в принципе без моего приказа шагу не сделают. И не потому, что бежать бойцам, по сути, некуда, как говорится, позади самое дорогое — задница, а потому что солдаты верили в то, что я, как и всегда, выйду победителем.

И эта вера придавала мне сил, причем не каких-то там эфемерных, сиречь моральных и типа духовных, а самых что ни на есть реальных. Меня прямо-таки распирало от божественной энергии, ибо вера шла не только от солдат, но и от простых жителей моего королевства, которые в буквальном смысле молились на меня, ибо прочие боги были у полукровок не в почете, и единственный, на кого они реально могли надеяться, это я.

Казалось, что я могу свернуть горы!

Может, и мог бы, кто знает? Какую-нибудь маленькую горку-холмик, может, действительно был способен перевернуть. Все-таки я не полноценный бог, а только лишь учусь им быть, хе-хе… Так что столь глупо расходовать силы и менять окружающий ландшафт в мои планы, конечно, не входило.

Сейчас, находясь на фронте, получая энергию веры, от которой едва не «сносит крышу», я всерьез задумался о божественной «профессии», раз уж так принято получать специализацию. Почему бы не получить предназначение Защитника?

«Решил стать покровителем адвокатов?» — съерничал сынок.

«Типун тебе на язык!» — мысленно воскликнул я. Хотя почему бы и не покровительствовать защитникам, честным и неподкупным, защищающим невинных?

Вариант со Спасателем и даже Спасителем как-то не совсем годится, так как спасти от какой-то смертельной (или несмертельной) опасности всех, кто ко мне обратится с молитвой в самый последний момент, просто нереально. А раз так, то паства быстро во мне разочаруется, и, как результат, поток маны быстро оскудеет.

Вариант с Защитником более гибок. Хотя бы тем, что о защите просят, как правило, заблаговременно, а не когда уже жареный петух клюнет и сделать уже ничего нельзя.

Защитником еще можно быть на бытовом уровне, защищать от всяких проклятий и несчастных случаев, стихийных бедствий. Притом защищать как непосредственно разумного, так и его имущество. С имуществом, правда, придется больше работать жрецам, а то на фиг они тогда будут нужны?

Осталось только продумать механизм обратной связи для предупреждения посвященного об опасности — будет ли это внутренний голос или же видение наяву, может, вещий сон, какое-то природное знамение, вроде перебежавшей дорогу черной кошки, или все сразу в зависимости от серьезности опасности и времени, когда она может проявиться.

И чем больше и искреннее молится посвященный, тем более явственно и заблаговременно ему даются намеки.

«И как ты за всеми уследить собираешься?» — поинтересовался Спартак.

«Мн-да, это проблема, — согласился я. — Объем обрабатываемой информации окажется немаленьким, и с каждым годом будет становиться все больше».

Перед глазами всплыла картинка из фильма «Брюс всемогущий», когда главного героя, исполняющего работу бога, всю его квартиру и жену облепило листками бумаги с просьбами.

Ему и то проще было, нужно только отвечать на молитвы или не отвечать, а не предвидеть развитие событий для каждого верующего. А этих развилок в зависимости от каждого действия может быть тьма тьмущая! Ой, мать!!! Даже у богов головы не резиновые! Как же тут за всем уследить?!

«Может, тогда взять дополнительную профессию? — прозвучало предложение Спартака. — Хоть, как я понял, это и не приветствуется, но если очень нужно, то можно».

«И чего предлагаешь?»

«Прорицание».

«Быть еще покровителем оракулов?»

«Угу».

«Как-то эти профессии мало соотносятся друг с другом, — засомневался я. — У богов вторые специальности обычно близки к основной. Хотя почему бы и нет? Если вспомнить, чему покровительствовали боги древней Греции, то некоторые моменты друг с другом вообще никак не соотносятся. Взять того же Аполлона, тоже, кстати, покровительствовал предсказателям и одновременно поэтам, музыкантам и актерам. Где тут логическая связь? Нетути».

«Вот именно. А тебе предсказательство для дела основной функции защитника нужно. Но все же остается вопрос, как углядеть за всеми. Посвященных будет много тысяч! А в перспективе мног миллионов!».

«Разберусь… Бог я или не бог?! То есть, когда-то стану им… Я человек технически развитого мира! Неужели не придумаю какую-нибудь… божественную программку слежения и автоматического оповещения? Да запросто! Лишь бы подключиться к божественному астралу, этому суперкомпьютеру, а уж программку написать, как два пальца об асфальт!»

«Ну-ну…»

«Что ж, с этим разобрались, — отмахнулся я от скептического отношения. — Осталось придумать, как выполнять свою функцию защитника в более глобальном плане. Как сейчас, например, когда на твой дом вот-вот обрушится война. Ведь станут молить о защите, и не ответить будет трудно. И самому вмешаться уже будет нельзя…»

«Мн-да. Проблема…»

«Разве что через своих паладинов-защитников? Придавать им сил…»

«Верно! А если все же не сумеют, то что ж, и боги не всемогущи, как говорится, и на старуху бывает проруха!»

«Вроде того, — согласился я. — Жаль только, уже сейчас не могу никого в паладины посвятить. Ибо еще не совсем бог, а потому просто некого из-за отсутствия посвященных мне верующих. А то чувствую, что уже сейчас мог бы десятку-другому придать сил… хотя с подходящими воинами тоже есть некоторый напряг».

Не желая выступать в качестве инициатора сражения, что только укрепит всех во мнении, что я нехороший и вообще гадкая бяка, ждал, пока неприятельская армия «несунов света» и «чистильщиков тьмы» не выстроится в боевые порядки, хотя нанести по ним удар прям руки чесались! Это могло бы принести победу, но, увы, не решило бы всех проблем, а только бы усугубило их.

Тем не менее, решив соблюсти приличия, по всем местным правилам, послал переговорщика — специально модернизированного под эту функцию Малыша. Я мог слышать и видеть все, что слышал и видел он, а также говорить его устами.

Мелкий макет моего будущего ШаРа-2 вышел на середину поля и остановился. Но вместо ответной делегации рядом с ним упал огненный фаербол. Если бы я не предположил чего-то подобного и не защитил моего переговорщика, то от него осталась бы только кучка золы. А так Малыш, окутавшись защитным полем, врубил реактивные движки в ногах и взмыл в воздух ракетой. Пролетел по баллистической траектории и мягко приземлился возле своего большого брата-близнеца.

«Надо было их иначе назвать», — заметил мой сынок в этот момент.

«Как?»

«Как в фильме “Близнецы” звали героев Шварценеггера и Денни де Вито».

«Точно! — согласился я. — Это было бы логичнее. Что ж, если переживут эту битву, в чем я признаться сильно сомневаюсь — переименуем».

— Что ж, они показали свои намерения более чем доходчиво, — сказал я окружавшим меня женам.

Впрочем, они это и сами прекрасно понимали и давно готовились.

Я, надев на голову шлем с золотой короной (для этой битвы мне изготовили новый доспех в готическом стиле с гербом в виде золотого феникса во всю грудь), проскакал перед войском на своем Зайчике — боевом оркском быке. Толкать воодушевляющую речугу по примеру своих оппонентов я не стал, ее мало кто услышит, просто помахал солдатам рукой и несколько раз выкрикнул, чтобы услышали все:

— Верьте, и мы победим! Победа будет за нами! Враг будет повержен!!!

Этого хватило. Бойцы восторженно заорали, затрясли щитами, стуча по ним мечами, чем подняли невообразимый гам. Ну и поток маны еще больше усилился, что, собственно, и требовалось. Сил мне очень скоро понадобится просто невообразимое количество.

— Пли! — отдал я приказ в передатчик, вернувшись на холмик в тылу армии, на котором расположились мои жены и с которого открывался отличный вид на поле предстоящего рубилова.

Метательные механизмы тут же запустили в сторону противника свои «подарки». Артподготовка началась, провоцируя противника на более активные действия, выходя из глухой обороны в атаку. А все потому, что мои «гостинцы» не простые снаряды, пусть и зачарованные, а с добавлением мифрила. То есть горшки с нефтью были опутаны алюминиевой проволокой, зачарованной на пробитие магических щитов. То же самое со снарядами к стрелометам. В связи с этим Литии пришлось хорошо помотаться на Волге, чтобы привезти в достаточных количествах земляное масло и переработать его в напалм.

Если маги рассчитывали, как привыкли ранее, сдержать первый натиск, то они оказались очень удивлены, когда первые снаряды с легкостью пробили их щиты и сразу убили несколько солдат. Тут и там в порядках вспыхивал огонь, сопровождаемый дикими криками боли.

Стрелы, также оказавшиеся с еще более неприятным сюрпризом, пробив тела солдат насквозь, оставляли в них замагиченные Дриандой семена ядовитого плюща. Попав в питательную среду, поглощая остатки жизненных сил жертвы и впитывая питательные элементы, содержащиеся в телах, семена мгновенно развивались в полноценные растения, буквально разрывая свою «клумбу» на ошметки, словно погибший проглотил активированную гранату. После чего лианы стремительно опутывали соседних солдат, и смерть их была не менее мучительной и ужасной, чем от огня.

Так, от одного горшка с напалмом или стрелы с семенами ядовитого плюща погибало минимум десяток солдат, плюс не меньше десятка получали ранения. Дальше уже все зависело от степени тяжести раны и от того, какие у бойца имелись при себе амулеты. А амулеты у солдат, как правило, не ахти какие эффективные.

Второй залп получился не менее опустошительный, чем первый. Маги на этот раз попытались сбить летящие снаряды боевыми плетениями: воздушными кулаками, фаерболами и прочими заклятиями, но мифриловая защита игнорировала подобные попытки. И снова ни один снаряд не пропал зря, сея смерть и страдания.

На этот раз командующий понял, что только зря теряет солдат, причем не только в смысле утраты бойцов, но и в том, что они стремительно теряли боевой дух, видя что их маги ничего не могут противопоставить нашим атакам и защитить их. Он не выдержал и скомандовал атаку.

На меня двинулась масса, равная численности всей моей армии. Причем в ней присутствовала основная ударная сила — паладины двух сильнейших богов Даронара, коим предстояло лишить меня моей основной силы — големов, будь то железные или деревянные, и отчасти скелетонов. С последними могли сражаться на равных обычные профессиональные солдаты.

Впрочем, это никак не повлияло на скорострельность моей «артиллерии», и потери противника продолжали расти, пусть и не так быстро, как в самом начале.

Все же им удавалось сбивать часть снарядов, посылая контрснаряды в физическом воплощении, вроде ледяных копий, водяных линз и просто камней. Другое дело, что на дальних дистанциях еще попасть надо, а со снайперскими качествами у магов оказалось не то чтобы очень, так что как минимум половина «гостинцев» добиралось до адресатов.

Архимаги пытались сами переквалифицироваться в тяжелую артиллерию и уничтожить мои метательные машины, посылая особенно большие огненные фаерболы и сосульки, но мои жены очень постарались оснастить их просто непробиваемой магической защитой на основе всё того же мифрила. Олгране пришлось поработать как никакой другой моей жене. Впрочем, я ей все возместил с особым старанием в десятикратном размере. Она осталась довольна, хе-хе…

— Почему ты медлишь с обстрелом? — удивилась Алисилиель.

Эта тема была ей по понятным причинам очень близка. К слову сказать, она занималась обучением лучников. Но еще ни разу не отозвалась о своих учениках одобрительно.

— Они давно в зоне поражения големных арбалетчиков!

Да, в составе големов действительно есть тысяча арбалетчиков, вооруженных двухлуковыми арбалетами, дающими полуторную дальность по сравнению с обычными.

— Как показал опыт прошлой схватки с людьми, этот маневр не сработает, — ответил я. — Прибережем на вторую волну. Там и жрецов меньше будет. А так только драгоценные стрелы потеряем. У меня для них другой сюрприз есть.

По моему сигналу вперед выехали… тачанки. Десять повозок развернулись и ка-ак застрекотали из пулеметов!

Я приложил бинокль к глазам, ожидая увидеть, как пули косят врагов, но фига с два! Погибшие и раненые, конечно, были, но, увы, мало!

Пули с каплей сырого мифрила на самом наконечнике пробивали магические щиты на раз, на что их, собственно, и зачаровывали. Строй солдат просто замерцал от вспышек срабатывающих защитных амулетов… А вот против обыкновенных ручных щитов и доспехов они оказались бесполезны. Пули отлетали от намоленной амуниции паладинов, как от стены горох!

Не успели мои пулеметы растратить и треть боеприпасов, как свое веское слово сказали маги и жрецы. В тачанки полетели огненные шары, но не зря же они маневренные, фиг попадешь… Впрочем, враг все равно заставил замолчать пулеметы, жрецы прогнали элементалей огня. Именно они отвечали за испарение воды, и именно это мгновенное испарение и являлось толкающей силой, а не порох. С порохом шутки плохи…

— Облом… — чуть приуныл я. — Что ж, запускаем план «Б».

Вообще-то он предназначался для следующего раза, но ничего не попишешь, придется менять все на ходу.

Да уж. К чему-чему, а к моему второму сюрпризу атакующие были точно не готовы. Маги и жрецы защищали идущих плотным строем солдат, сомкнувших щиты так, что даже щели между ними не оставалось — по крайней мере, первые ряды паладинов. Защищали практически от всего: вражеской магии всех видов и направленности, возможного обстрела, — но к тому, что я приготовил, они оказались не готовы.

— Старт! — скомандовал я, когда первые ряды паладинов с криками-молитвами вырвались вперед, набрасываясь на изготовившихся к бою железных големов.

Стоящие за спинами терминаторов деревянные големы, следуя моему приказу, ракетами стартовали ввысь.

Да, я этих своих деревяшек немного модернизировал по примеру «железного человека», приделав к ногам небольшие ракетные ускорители, способные дать небольшой реактивный импульс, которого хватает лишь для подъема голема на два-три десятка метров и переместить по горизонтали метров на сто. Этого оказалось более чем достаточно, чтобы девять тысяч деревянных големов, то есть все, за исключением стрелков из арбалетов, в считанные секунды всепожирающей саранчой обрушились на плотный порядок людей.

Кого-то они пришибли одним своим весом, рухнув с высоты пятиэтажного дома и переломав им все кости. С мягкой посадкой, как и с аккуратностью, у них было, прямо скажем, не очень, падали как придется… Впрочем, им самим это оказалось совсем не страшно: железное дерево весьма прочно, плюс они еще дополнительно зачарованы на прочность, тем более плоть людей смягчила удар. Вскочив в одно мгновение, четверорорукие големы начали вертеться каруселью смерти, буквально перемалывая в фарш профессиональных солдат.

Профессиональные солдаты хороши в строю, а вот если строй рушится, то их уровень как индивидуальных бойцов оставляет желать лучшего. А именно это и произошло, противник оказался внутри построения, да еще почти неуязвимый для честного железа. Да и нечестное, то есть зачарованное мало чем помогало, как и амулеты.

Особенно во всей красе себя показал Голиаф. Полноразмерный макет ШаРа-2, в который подселили душу с даром, вооруженный зачарованным мифриловым мечом, по максимуму защищенный амулетами от магических атак, стал самым настоящим охотником за магами и жрецами. Он передвигался по вражеским порядкам, охотясь за магами и мимоходом втаптывая в землю простых бойцов, точно каких-то букашек. Неудивительно, что после такого простые солдаты дрогнули и бросились спасать свои жизни бегством, оставив паладинов, жрецов и магов наедине с ужасными големами, которые почти не пострадали.

Правда, терминаторам за тот короткий промежуток времени, пока шло это месилово, досталось изрядно. Практически треть железных големов успели пустить на металлолом. Они, правда, тоже сумели хорошенько обагрить свои мечи и топоры кровью врагов. Впрочем, в их задачу на первых порах входило только выстоять перед паладинами и не допустить этих маньяков до полукровок.

А дальше паладинам, магам и жрецам устроили веселую жизнь.

Железные плавились, деревянные горели, но они все же выполнили поставленную задачу и практически уничтожили первую, самую опасную волну противника, буквально расплющив врагов как между молотом и наковальней.

— Пли!

Тысяча стрелков спустила зачарованные стрелы. Оставшиеся в живых паладины, жрецы и маги сильно потратились в этом бою, защитные амулеты значительно просели и потому не очень-то спасали от выстрела практически в упор. Тем более что по одной цели приходилось по два-три болта.

Чудом выжившие после первого залпа паладины, маги и жрецы не стали ждать второго и бросились прочь.

Первый раунд за мной.

«А сколько их будет всего?!»

Да фиг его знает…

— Гарем! Гарем!! Гарем!!! — начали восторженно скандировать мои солдаты, увидев массовую смерть и позорное бегство сильнейших бойцов человеческих королевств, и не просто солдат регулярной армии, а паладинов верховного бога Трасскора и бога войны Камерола.

Меня снова с головой накрыло мощным потоком маны веры.

Жены, услышав это, захихикали.

— Признавайтесь, кто из вас ввел в обиход этот клич?! — возмущенно воскликнул я, обернувшись к ним. — Кого выпороть как сидорову козу шипастой хворостиной?!

— Тогда я! — тут же вызвалась в виновницы Тарсарана, сделав шаг вперед. — Выпори меня! Я очень плохая девчонка!

Я только хмыкнул. Любит дроу это дело… плеточки, кляпы, наручники и прочие штучки из той же оперы.

Жены засмеялись еще громче.

— Ну и зачем?

— А почему бы и нет? — усмехнулась Тарсарана. — Какой-то общий для всех клич все равно требовался, а этот ничем не лучше и не хуже любого другого. Ну и просто прикольно!

— Тоже верно, — согласился я со вздохом. — Теперь уже все равно не переделать…

Как-то момент с кличем не пришел мне в голову. А подсуетился бы, то не получилось бы этого непотребства… Но, увы, всего не охватить. И эти тоже хороши, прикололись. Одно хорошо, никто не знает истинного значения этого слова — «гарем»… Беда в том, что все тайное рано или поздно становится явным. Станет известно и это…

Ну да ладно, что случилось, то произошло, а что будет потом, то случится потом, а сейчас нужно смотреть за тем, что происходит сейчас. Ну и загнул… сам с трудом разобрался.

— Так что, будешь наказывать? — не унималась дроу. — Или ты только грозиться да обещать горазд, а как до дела доходит — в кусты?!

— Тьфу ты!

А в данный момент во вражеском стане царил некоторый раздрай. Все прекрасно видели бесславную гибель первой волны, и повторять ее судьбу никто желанием не горел, и потому медлили, пытаясь разобраться, что произошло, и выработать новую тактику. А сделать это под постоянным обстрелом как-то затруднительно, с мысли сбивает, заставляет делать ошибки, на что, собственно, и расчет.

Кстати, от десяти тысяч големов — девяти тысяч деревянных и тысячи железных после схватки в строю осталось чуть больше трех сотен целлюлозных и чуть меньше сотни терминаторов. Все-таки паладины и жрецы с магами хорошо поработали, сильные бойцы, этого у них не отнять.

Обслуживающий персонал уже бежал на поле боя, чтобы утащить наиболее целых и отремонтировать часть в полевых условиях. Так что можно было рассчитывать на сотню-другую деревянных и двух-трех десятков железных через полчаса работы. Лишними точно не будут, ведь паладины погибли далеко не все, даже если не считать сбежавших. Их там еще тысячи три, не меньше.

Не забыли мои команды и о сборе наиболее ценных трофеев. Причем главным для нас было даже не имущество — мечи, доспехи, амулеты и еще какая-то мелочевка, — а души…

Так что отдельная группа работников, состоящая в основном из гремлинов и гоблинов, а также их смесков (мелких, ни на что другое почти не пригодных), сноровисто искала среди груды тел раненых. Найдя, их вязали и быстро тащили к нашему холму, где Олграна и Лития сноровисто изымали ценный ингредиент.

То еще зрелище, надо признать… не всякий выдержит. Даже мне, уже многое повидавшему и ко многому привыкшему, стало как-то не по себе, то и дело ком к горлу подкатывал. Можно, конечно, более… гуманным способом обойтись, но он требует гораздо больше времени, а его-то как раз и нет, вот-вот вторая атака начнется.

Конечно, далеко не все души удавалось изъять, особенно это касалось жрецов и паладинов. Боги позаботились о защите душ своих посвященных. Но вот с простыми солдатами и магами никаких проблем не возникло. Так что бубен шаманки и посох некромантки пополнялись новыми пленниками, чтобы однажды послужить нам верой и правдой в качестве подселенцев в новых големов, рыцарей смерти и еще кого-нибудь…

А из тел убитых вражеских воинов Литией готовились простейшие зомбаки, пополнявшие ряды скелетонов. Все шло в дело.

Глава 9

Шагрегар Второй. Король Мантирана, главнокомандующий объединенной армией Похода Очищения

— О боги! — воскликнул кто-то из моих «царственных братьев». — Паладины бегут!

Первая волна атаки действительно приказала долго жить. Темный преподнес первый сюрприз. Непробиваемый строй паладинов, поддерживаемый жрецами и магами и способный втоптать в землю всю выставленную против них армию Темного, оказался растерзан. Големы невероятными прыжками просто оказались внутри порядков и начали крушить солдат. Особенно постарался огромный голем, увеличенная копия переговорщика, с просто чудовищным по размерам мечом.

Потрясение было сильным, таким сильным, что обычно шумные короли и их свита сейчас подавленно молчали. И неудивительно — все же паладины считаются непобедимыми, и тут такой удар.

— Темный, как и все темные, оказался весьма хитер и изобретателен, что только лишний раз подтверждает его поганую сущность, — произнес первожрец Трасскора, разрывая тишину. — Но главное, наши паладины, пусть и ценой своей жизни, все же выполнили главную задачу атаки и уничтожили самую опасную часть армии Темного — железных и деревянных големов. Остатки не смогут повлиять на дальнейший ход событий.

— И что же вы нам советуете предпринять следующим шагом?

— Сир, рекомендую пустить в атаку кавалерию, — сказал первожрец бога войны. — Они одним ударом сметут кавалерию и костяную армию Темного. Паладины добьют големов. После этого пехота растопчет обычных солдат-полукровок.

Еще несколько больших кувшинов с алхимическим составом упало среди не успевших разбежаться из-за сильной плотности строя солдат, охватывая их вспышками огня. Эти живые факелы с криками боли стали носиться среди своих товарищей.

С каждым разом магам удавалось сбивать все больше этих ужасных снарядов, наловчились, но недостаточно. Даже сбитые с основного курса, они все равно падали среди людей.

Вот и еще несколько стрел пробилось сквозь заслоны, пронзая иногда по два-три человека, и те взбухали лианами, что опутывало еще по десятку-другому солдат.

Потери небольшие, но очень неприятные из-за своего деморализующего действия. Еще немного, и дух бойцов совсем упадет, а потом хватит небольшой атаки противника, чтобы особо слабые пустились в бега, увлекая за собой остальных. Этого допустить никак нельзя.

— Да сделайте же что-нибудь с этими проклятыми метательными машинами! — вскричал я. — Неужели их так трудно уничтожить?!!

— Они слишком хорошо защищены, сир… — ответил мой архимаг. — Мы пробовали все, от прямого до опосредованного воздействия, но позиции стрелков ничего не берет.

— Проклятье! Дайте сигнал кавалерии на общую атаку!

Сигнальщики не заставили себя долго ждать, и вскоре в атаку понеслась рыцарская конница. Над полем разнесся гул конских копыт.

— Сир…

— Что?!

— Слишком много кавалерии, сир, — указал на мою ошибку первожрец бога войны. — Большинству будет не развернуться…

— Ах ты ж… — сплюнул я, глядя как кавалерия уже набирает скорость.

Действительно, как-то упустил момент с количеством конницы.

— Верно. Но теперь уже поздно что-либо менять. Только внесем лишнюю сумятицу, если отменим приказ. К тому же большинство всадников его просто не услышит… А те, кто услышат и попробуют остановиться, рискуют быть стоптаны своими. Сейчас такой бардак ни к чему.

— Да, сир.

Но, может, не все так плохо, подумалось мне. Неужели можно кого-то противопоставить такой многотысячной, отлично оснащенной конной лавине! Казалось, она способа смести и втоптать в землю любого врага.

К моему удивлению, метательные машины даже не отвлеклись на них, хотя могли своими огненными снарядами сильно помешать атаке — сколько-то сотен наверняка сожгли бы, а тех, что упали бы с коней, смешавшись в кучу, ломая руки, ноги и шеи, так и вовсе не сосчитать. Но нет, они продолжили методично забрасывать пехоту.

Вдруг небо над вражеским построением потемнело, и вскоре стало понятно, что это туча стрел, которая ливнем обрушилась на всадников.

Да, так оно еще эффективнее, согласился я с Темным Властелином.

Десятки всадников попа́дали с коней и тут же были затоптаны ехавшими следом. Образовалось несколько завалов, но в целом обстрел не стал катастрофой. Все-таки у большинства рыцарей и солдат в копьях имелись отличные защитные амулеты. Опять же маги и жрецы постарались с оснащением элиты королевских армий. Жрецы раздали кое-что из своих запасов, а маги зарядили те амулеты, которые разрядились по разным причинам: какие сели от времени, какие — защитив своего носителя от смерти.

Как и ожидалось, навстречу рыцарской кавалерии выскочили полукровки на быках. Страшный противник. В первую очередь потому, что быки сами по себе оружие за счет рогов. И хорошо еще, что орки сбежали, а то было бы совсем кисло.

Кавалерия Темного Властелина стала заходить во фланги, но тут часть рыцарей, не будь дураками, отвернула и пошла навстречу наездникам на быках. А во фронт рыцарей встретили остатки големов, а также скелетоны, в том числе на лошадях-скелетах.

Произошла сшибка. До слуха донесся треск ломающихся копий, грохот ударов о щиты, лязг доспехов падающих всадников, ржание и мычание раненых лошадей и быков, не говоря уже о криках боли и ярости всадников.

Всадники врубились в остатки големов и ровные ряды скелетонов и буквально смели первые ряды, растоптав их в костную муку. Впрочем, сбитые с ног железные и деревянные големы быстро встали и начали бешеную рубку. Но, несмотря ни на что, надолго их не хватит, рыцари тоже не пальцем деланные, к тому же защита и оружие, а также боевые амулеты у них лучше, чем у пехотинцев, и они, несмотря на серьезные потери, вот-вот добьют остатки големов…

— О боги! — вздохнул кто-то. — Оборотни! Проклятые твари!!!

Ах ты ж!

Я всмотрелся сквозь поднявшуюся пылевую завесу и грязно выругался. Всадники стоптали скелетонов и продолжали крушить их черепа без особого ущерба для себя, но, как видно, единственной целью этих костяшек являлось остановить конную лаву, и свою задачу они выполнили на отлично — рыцари встали и крутились на месте, рубя скелеты, а их в это время атаковали оборотни.

Вот они, скидывая одежду и легкие кожаные доспехи, видимо, надетые исключительно для маскировки, превращаются в свои вторые ипостаси — медведей, волков, различных кошек — и огромными прыжками, с рычанием и воем бросаются на закованных в латы людей, буквально выбивая их из седел и разрывая на части в два-три удара, перекусывают глотки как людям, так и коням… Настоящее месиво.

Оборотни действительно серьезный противник: быстрый, сильный, свирепый… И еще их до одури боятся кони. Вон они с ржанием встают на дыбы, только подставляя вообще никак не защищенное брюхо под удар когтистой лапы, и это мешает всадникам нанести по противнику удар мечом или копьем, тут в седле бы удержаться. Сами всадники летят на землю, не удержавшись в седле, и, не успевая встать, становятся легкой добычей…

В самую гущу вставших всадников снова полетели стрелы, и казалось, ни одна из них не достигает земли, находя свою цель в этой куче. Амулеты продолжали спасать рыцарей, но долго так продолжаться не может: рано или поздно заряд в амулетах сядет, и тогда прокатится вал смертей.

На флангах, где рыцарская конница схлестнулась с бычьей кавалерией, тоже все оказалось не так радужно, как хотелось бы. Быки не просто транспорт, это дополнительные бойцы. Рога у быков длинные и к тому же дополнительно удлинены бронзовыми или железными насадками. И быки хорошо обучены ими пользоваться, пронзая и поднимая в воздух как людей, так и коней. Даже несмотря на смерть всадника, одуревшие от запаха крови быки продолжали работать рогами…

— Отозвать кавалерию!!! — приказал я, увидев, что стрелы начали массово убивать рыцарей.

Если так пойдет и дальше, то большая их часть погибнет, так и не скрестив свои мечи с оружием врага. Напрасные потери, которые мне не простят, да и сам я себе их не прощу.

Гулко и протяжно затрубил сигнальный рог команду на отступление.

Вторая атака, по сути, ни к чему не привела. Уничтожение остатков големов и большей части скелетонов со свежеподнятыми зомби не стоила смерти чуть ли не четверти рыцарской конницы.

Сейчас главное избежать чудовищных потерь, какие случились в первой волне, и спасти кавалерию, которая пригодится в других атаках, стоит только подзарядить им защитные амулеты.

Кирилл. Претендент в боги

Второй натиск противника оказался на самом деле гораздо опаснее, чем первый. Стоило кавалерии пробиться сквозь скелетонов — и оборотни бы их не удержали, «блохастых» смахнули бы, просто не заметив. А там лава закованных в железо всадников смела бы мои легионы. Но все обошлось относительно благополучно, а это главное.

Правда, от големов, за исключением арбалетчиков, вообще ничего не осталось. Только «близнецы» уцелели, причем Голиаф весь опален и дымится. Левую руку ему сломали, но меч в правой он держит твердо. На еще один бой его хватит.

Со скелетонами и зомби совсем плохо. От десятка тысяч остались жалкие три сотни. Покрошили их сильно, так как доспехов у них нет, только грубо сколоченные деревянные щиты. Разве что Лития сейчас немного пополнит их ряды новыми зомби, ведь рыцарей полегло немало. Но толку от них, надо признать, чуть… С другой стороны, с паршивой овцы хоть шерсти клок, и в моем положении ничем не стоит пренебрегать.

Бычья кавалерия тоже очень сильно пострадала. Треть погибла, еще треть ранена… Так что остатки годятся лишь на небольшие и быстрые маневренные операции, вроде беспокоящих атак и преследования, но никак не для новой сшибки лоб в лоб, иначе совсем ничего не останется, и мне это может выйти боком в плане доверия, вплоть до импичмента. Хоть местные и слова-то такого даже не знают, но у них это называется гораздо проще — бунт.

Разве что оборотни обошлись малой кровью. Настоящие машины убийства. Из тысячи бойцов погибла едва ли сотня, и то больше от магического поражения, чем от честной стали. Раны есть практически у всех, но это ненадолго, регенерация у перевертышей мало чем уступает вампирской. А они еще целительными амулетами подлечатся, так что несколько минут — и можно снова в бой. Но тоже с осторожностью.

Гремлины и гоблины, просочившись сквозь строй, снова прыснули в гущу валяющихся тел, чтобы отыскать среди них живых и притащить к холму для изъятия душ.

— Лапонька моя, как там с доставкой главного калибра? — обратился я к оборотнице, отвечавшей за проведение одной секретной миссии.

— Выходят на позиции…

— Это хорошо, потому что, боюсь, третьего удара мы не переживем.

Легионы только выглядели грозно в однообразной броне, напоминающей римскую лорику. На самом деле только первый из пяти мог что-то реально показать. Остальные были набраны два-три месяца назад и за это время, естественно, ничему в достаточной мере обучиться просто не могли. Хорошо если в обороне на подготовленных позициях выстоят сколько-нибудь долго, а про атаку я даже заикаться не хочу.

Потому вся надежда на секретное оружие, о котором люди ничего не знали — мою вундервафлю. Вампиры уничтожали всех, кто приближался к нашей главной надежде на сохранение не то что независимости, а вообще королевства Гарем как такового.

Вот и сейчас они наматывали круги вокруг секретного оружия, вырезая забредших не туда разведчиков противника. А сновали они там густо, то ли разыскивая возможный путь для нанесения обходного удара, то ли высматривая мои отряды, чтобы в свою очередь подобный удар в тыл их войскам не нанесли мы.

Вопрос в том, успеют ли зверолюди сделать все точно и в срок?

— Пусть метательные механизмы прекратят стрельбу, — приказал я.

— Зачем?! — удивилась Тамгария, принимавшая самое непосредственное участие в разработке новых катапульт и баллист, способных стрелять в два-три раза дальше обычных не только за счет усовершенствованных конструкций, но и за счет применения новых материалов. В частности, в торсионных механизмах использовались жилы магически преобразованных животных, тех же проклятых гончих. — Отличная результативность! Даже удивительно!

— Дадим им передышку. А то обстрел провоцирует их действовать слишком быстро. Нам надо выиграть немного времени.

— Ясно.

Несколько слов гномы в переговорный амулет — и машины замолчали, сделав последний залп.

Впрочем, боезапас их и так уже подошел к концу. Горшков с напалмом и стрел с семенами ядовитого плюща осталось на пять-шесть залпов. Их будет лучше применить по атакующему строю, что сломает порядки и, возможно, даст шанс на нанесение максимального урона при контратаке.

— У кого какие мысли насчет того, что нас ждет в третьем акте действа?

— Массированная магическая атака с одновременным наступлением всей массы войск, — тут же ответила Олграна.

Я поджал губы и кивнул. Логично. Сам бы так поступил. А что хуже всего, мы в этом слабы, как ни в чем другом. Так что магическую атаку надо сорвать. Мы, конечно, какое-то время продержимся, но, как известно, с помощью обороны ни одна битва не выигрывается. Тот, кто атакует, обладает инициативой, он более мобилен в выборе средств, в то время как обороняющийся вынужден лишь реагировать на изменение обстановки. В магической схватке так и вовсе любая заминка смертельна.

— Похоже, прекращение обстрела не сильно повлияло на время реагирования, — отметила Тарсарана, — а только подстегнуло. Видимо, почувствовали ловушку там, где ее нет.

— Похоже на то, — кивнул я.

Дроу была права. На нас пошла третья волна. Чуть ли не вся пехота! А под их защитой двигались боевые отряды магов.

— Лапка?!

Оборотница, правильно меня поняв, снова взялась за переговорные амулеты, запросив текущую ситуацию, выслушала ответ, после чего с виноватым видом доложила:

— На позиции только-только выходят первые установки. А считанные единицы вставших на предписанные позиции едва начали готовить к работе. Они не успевают… Остальные выйдут на предельную дальность в течение получаса!

— Ясно, — поморщился я недовольно.

Зверолюди несколько отставали от графика. Ну да, еще ни один план не прошел точно по расписанию… Рельеф местности оказался несколько сложнее. Сказались те самые «овраги», о которых не то чтобы забыли, но недооценили, это факт. И виноват в этом в том числе и я.

— Что ж, кровь из носу, но эти полчаса мы должны продержаться.

Жены почти синхронно кивнули с сосредоточенным видом. Нам вместе предстояло выдержать запредельную по силе магическую нагрузку. Я приготовился сливать им силы ибо они будут держать щиты.

— Одно не могу понять, почему они сразу не нанесли магический удар? — удивился я. — Тогда не понесли бы таких больших потерь в живой силе. Я конечно понимаю, что благородным плевать на простых людей, но даже им должно быть понятно, что чем больше они потеряют плебеев здесь и сейчас, тем хуже им придется у себя дома потом. Кто-то наверняка захочет половить рыбку в мутной воде. Пример разодранных трех королевств должен их отрезвлять.

— На самом деле все просто, — стала отвечать Лития. — Не забывай, что они считают тебя Темным Властелином и не менее темным полубогом, а значит, ждали, что ты, не имея большой армии, применишь магию на основе Хаоса, какое-нибудь супермощное плетение, подобное тому, что погубило армию на выходе из Топи. Ждали, потому и находились в глухой обороне, чтобы помешать тебе сформировать это плетение. А если не получится, то, выдержав первый натиск, нанести ответный удар. Потому первые атаки можно считать разведкой боем, попыткой вынудить тебя показать свою истинную сущность.

— А я все не показывал и не показывал своего кровавого хаоситского оскала, — понятливо хмыкнул я, — вот и вынудил их напасть первыми на магическом поле противостояния.

— Верно.

Магическая атака противника не заставила себя долго ждать. И этот совместный удар сотен сильнейших магов и жрецов был страшен. Только то, что мы готовились к подобному магическому удару заблаговременно, за несколько дней до битвы, разместив перед армией специальные емкие мифриловые амулеты, позволило нам выдержать этот чудовищный напор. И то щиты схлопывались один за другим, а амулеты не только разряжались, но и физически разрушались, не выдерживая нагрузок.

Я вливал энергию в жен, а они уже распределяли наполненные ею амулеты по линиям защиты, выравнивая ситуацию там, где она становилась критической.

Не будь защиты, то место, где сейчас стояла моя армия, в мгновение ока превратилось бы в… даже не знаю во что. В выжженное пятно, присыпанное пеплом. По сути, если перевести эту магобожественную энергию в привычную мне, то можно сказать, что по нам жахнули тактической ядерной бомбой, килотонн так на десять. Теперь понятно, откуда все эти пятна смерти в Проклятых землях взялись.

Жены стояли бледные, выдержать этот напор оказалось нелегко. Зеленоглазка так и вовсе чуть не упала из-за предельного истощения, но я ее успел подхватить.

— Судя по их рожам, они очень удивлены, что мы выстояли, — глухо хохотнула Тарсарана.

— Полностью разрушены почти пятьдесят процентов амулетов, — сказала Олграна, проводя диагностику защитных линий. — Больше тридцати исчерпаны на сто процентов… Еще одного такого удара мы не выдержим.

— Они и не смогут его повторить, — уверенно сказала Алисилиель.

— Нам хватит и половинной мощности… — поморщилась Тамгария.

— Верно, — кивнула гноме орчанка. — Так что не спим, в темпе заряжаем севшие амулеты. Много времени для передышки нам не дадут. Они начали готовиться для второго удара…

И снова я работал основным источником энергии, сливая ее женам, а они в свою очередь сливали ее в амулеты.

«Поднажми, сынок!»

«Жму!»

Выработка маны и впрямь была увеличена, но все равно ее катастрофически не хватало.

— Лапка?

— Двадцать процентов! — через полминуты переговоров выдала она ответ.

— Мало! Они этого даже не заметят, а мы только раскроемся раньше времени! Олграна, мы выдержим второй удар?

— Не знаю…

— Должны, — подарила надежду Лития, поднимавшая зомби. — В первый раз они выложились практически полностью. Во второй раз им такой же мощности никак не добиться…

— Но и у нас со щитами швах! — резонно заметила шаманка.

— Значит, у нас силовой паритет, какой был в самом начале… и все повторится один в один.

— Хорошо бы…

Немного приостановила движение армии врага возобновившаяся стрельба из метательных машин. Но как уже было отмечено, зарядов «артиллеристов» оставалось с гулькин нос, так что особого урона нанести не удалось. Маги опять же постарались нивелировать ущерб, отбивая снаряды.

— Приготовились! — скомандовала орчанка. — Вторая атака!

Несмотря на то что Лития оказалась права, и второй натиск магов и жрецов противника оказался значительно слабее, чем первый, выдержать его оказалось даже труднее. Намного.

Зеленоглазка, Тамгария и Мягкая Лапа упали в обморок, лишившись сил. Как бы не впали в кому… Алисилиель и Тарсарана едва устояли, хотя их тоже шатало, как пьяных матросов. Остальные выглядели немногим лучше.

— Семьдесят процентов щитов в хлам, — хрипло констатировала орчанка, упав на колени и тяжело дыша. — Остальные просели практически до нуля… Третий натиск нам точно не выдержать, даже если он будет всего в одну десятую от первого…

— Лапка! — Я подскочил к оборотнице и влил в нее сил, чтобы она взбодрилась.

«Оживил» остальных.

Началась интенсивная перестрелка между големами-арбалетчиками и магами. Высокие энергии им уже не по плечу, в отличие от жрецов, но вот на простые плетения сил хватало. Так что они начали забрасывать мою армию фаерболами, огненными дождями, ледяными копьями и стрелами, воздушными кулаками, камнями и тому подобной магической гадостью.

Поскольку щиты пока находились в нерабочем состоянии, то все это долетало по назначению беспрепятственно.

Первыми накрыло големов-арбалетчиков, делавших залп за залпом, и те заполыхали как спички. Но это не остановило их, и они продолжали стрелять, даже охваченные пламенем.

Солдаты, конечно, оснащены защитными амулетами, но надолго их не хватит, несмотря на защиту фениксов. Да, я сделал легионам сходный символ по примеру римских орлов, только каждый мой феникс являлся также защитным амулетом, особенно если собраться вокруг него и образовать защитный контур. Но как только мои солдаты вынуждены будут скрестить свои мечи с мечами противника, этот контур начнет разрушаться.

Я так понял, что третий, завершающий удар нанесут жрецы. Зря что ли солдаты распевают религиозные гимны?

Но и мы не бездействовали, проводя экстренную, на пределе сил подзарядку уцелевших амулетов. На какое-то время их должно хватить.

— Готовность сорок процентов! — тем временем выдала оборотница.

— Ничего не поделаешь! Передай приказ на открытие огня! Немедленно! А то пока долетят, от нас уже может ничего не остаться…

— Есть! — по-военному четко отчеканила оборотница и забубнила в переговорный амулет: — Всем огонь по готовности!

Осознавая, что идущим в первых рядах паладинам три сотни наших скелетонов и тысячи две зомбаков — на один зуб, я распорядился Литии послать их к «артиллеристам».

— Зачем? — удивилась гнома.

Остальные тоже неслабо удивились.

— Пусть десантников изобразят… без парашютов. Так у них будет больше шансов хоть кого-то порешить.

Ну что сказать, костяной и зомбо-десант, забрасываемый баллистами, это было что-то с чем-то. Шороху среди плохо вооруженного и оснащенного, мало что умеющего ополчения, плохо прикрытого магически, они навели знатно.

У меня вообще сложилось устойчивое мнение, что эту толпу крестьян взяли исключительно для массовки, а еще точнее, для получения жрецами маны от распевания ими псалмов.

Так что скелетоны и зомби несколько снизили насыщенность манопотока, у жрецов из-за этого что-то не заладилось, что дало нам еще немного бесценного времени.

Но вот скелетонов и зомби порубили, и ополчение продолжило истово молиться, наполняя атакующие плетения жрецов энергией…

— Готовится третий удар! — предупредила Олграна. — Держим! Держим!!!

Натиск жрецов оказался силен. Щиты, которые мы не успели зарядить даже на пятьдесят процентов, сносило, точно фанеру ураганом.

— Ну-у?!! — взвыл я, падая коленями на землю из-за истощения вслед за своими женами. — Где они там?!!

И тут…

Глава 10

Геркаренон Гносс. Первожрец верховного бога Трасскора

Война с Темным с самого начала пошла как-то не так. Удивительное дело, но превосходство в численности и силе, казалось, не играло никакой роли. Впрочем, всему есть объяснение, в частности наличие у Темного неживых солдат: големов и скелетонов, а также оборотней…

— Ваше преосвященство, вы уверены, что этот человек Темный? — поинтересовался с задумчивым видом Шагрегар Второй, главнокомандующий армией в Походе Очищения.

Я невольно поморщился.

Сомнения главнокомандующего понятны. Темный до сих пор не показал своей истинной сущности. Из-за чего мы держим глухую оборону и посылаем в бой простых людей без должной магической и жреческой поддержки, что, естественно, сказывается на потерях не самым лучшим образом.

Что тут говорить, я сам уже начал сомневаться…

Но доказательства, предоставленные ковеном магов! Они неоспоримы!

— Темный хитер, ваше величество… — сказал я со всей уверенностью, на которую только был способен. — Он сейчас слаб и вынужден маскироваться, сир. Он постарается убедить нас в том, что он белый и пушистый, но это не так.

— Мы провели две массированные атаки, и они ничего не дали, — продолжил король. — Что-то мне подсказывает, что и третья ничего не даст, кроме огромных потерь. Если вы правы, и он действительно Темный и искусно маскируется, не желая показывать своей истинной сущности, то в случае нашей победы — а мы, безусловно, победим, просто задавив массой, — он может запросто пожертвовать своей армией и сбежать. Что она ему? Наберет еще в другом месте и в следующий раз, затаившись на несколько сотен лет и подготовившись получше, нанесет удар первым.

— В этом вы правы, ваше величество, — согласился я. — Нужно переходить от обороны к решительному наступлению. Мы атакуем его магически и божественной силой, тем самым заставим раскрыться и показать свою темную сущность!

Шагрегар Второй удовлетворенно кивнул и пошел отдавать приказ о третьей волне наступления. Я же связался с магами и жрецами.

На магов, откровенно говоря, надежды маловато. Лучшие из лучших погибли, когда пытались ликвидировать этого Темного в его логове. Тогда же было потеряно большое количество древних убойных артефактов. И хорошо, если они уничтожены, а не ждут своего часа…

Те сильные маги, которые остались, участвовать в общей схватке не станут, так как охраняют своих королей, готовые в любой момент произвести их эвакуацию из опасного места, как только запахнет жареным. Так что остались середнячки… Впрочем, их довольно много, и они создадут достаточно сильный натиск: все нам меньше работы. Но все равно основная надежда остается на жрецов.

Следовало поторопиться, так как обстрел вдруг прекратился — значит, Темный задумал очередную гадость, видно же, что у метательных машин боезапас еще не израсходован полностью.

Армия, а вместе с ней маги и жрецы двинулись навстречу врагу, Чудовищной силы совместный удар магов и жрецов, способный обратить в прах гору средних размеров, Темный выдержал без особых последствий для себя, и это было невероятно!

Впрочем, чему удивляться, если Темный готовился к битве заранее.

Всю ману перевели на защиту в ожидании ответного сокрушительного удара силой Хаоса, но его не произошло. Это породило недоумение, даже растерянность.

— Проклятье! Он же защиту восстанавливает! — воскликнул я, разобравшись, что к чему. — Готовим второй удар!

Но и второй удар, пусть он и оказался вполовину слабее первого из-за расхода маны магами и отчасти из-за поспешности, был отражен.

И снова ответного удара не последовало. Темный во второй раз принялся за энергетическое наполнение щитов.

— Третьего они не вынесут, — самодовольно сказал Наздор. — От их защитной линии остались одни ошметки. Мы разнесем ее играючи!

Он как первожрец бога войны, наблюдая столь эпичное сражение, находился в очень приподнятом настроении в предчувствии хорошей драки, которая к тому же должна закончиться победой. Ну да, война, она, как известно, кому-то мать родна…

Впрочем, я и сам видел, что третий натиск станет последним, даже с учетом того, что маги уже не смогут принять в нем участие. Вон они вступили в перестрелку с големами.

— Вот же жук! — восхищенно воскликнул Наздор. — Неожиданно.

— Что случилось? — отвлекся я от формирования третьего удара.

Да тут еще какие-то проблемы с поступлением маны начались…

— Скелетонов и зомби с помощью баллист забрасывает нам в тыл!

— Не могу понять, чему ты радуешься?! — разозлился я. — У нас манопоток до нуля обвалился! Люди перестали молиться!

— Я не радуюсь, а отмечаю весьма неплохой тактический прием. Но это его не спасет, сейчас этих скелетов быстро покрошат в костяную муку. Было бы их больше, а так…

Наздор оказался прав, скелетонов и зомби быстро побили, но манопоток восстанавливался медленно. Люди находились под сильным впечатлением от произошедшего, и им сейчас было несколько не до молитв. Но постепенно все наладилось. Жрецы быстро сумели навести порядок среди паствы и призвать всех к пению псалмов со всей возможной искренностью. Последний фактор в молитве определяющий, искренность молебствия дает самую насыщенную энергией ману, потому и брали в поход только добровольцев, ибо они самые искренние.

Но вот плетение сформировано, насыщено маной веры… Удар!

Хиленькие щиты Темного слетели, как листья под резким порывом ветра. Его прислужницы стали одна за другой без чувств валиться на землю, вот пал на колени он сам, словно придавленный плитой великой массы!

Последний нажим, и ему придет окончательный конец, если он все же не раскроется и не воспользуется силой Хаоса!!!

— Что за…

На поле боя начало твориться что-то невообразимое. Среди солдат по всей площади фронта стали взбухать огненные полусферы, разрастаться кусты плюща.

Кто? Как?! Откуда?!!

Концентрация мгновенно рассеялась, и добить Темного не получилось. Проклятье! Опять извернулся!

Завязалась ожесточенная схватка солдат с армией Темного. Обстрел прекратился, и только я хотел было отдать приказ начинать новый натиск на Темного, чтобы добить его, пока он ни на что не способен, как почувствовал угрозу, идущую сверху.

— Костяной дракон! — закричал один из моих паладинов-охранников, заметивший опасность чуть раньше меня.

Так и есть. Костяной дракон в пике дыхнул испепеляющим огнем. Нет, нас так просто не сжечь! Я поставил щит веры, и пламя, способное обратить в прах, обогнуло нас, все же убив множество простых солдат, находившихся рядом.

Щит сильно просел, и не успел я опомниться, как оказался в огромной пасти, буквально распластанный между верхней и нижней челюстью. Да так, что не развернуться,

Но я успел заметить в зазоры между зубов, как из нутра костяного дракона в следующий момент посыпались костяные воины, не простые скелетоны, коих сегодня крушили тысячами, а классом повыше. Началась схватка между ними и моими паладинами, а также жрецами.

«Меня взяли в плен, именно в плен, а не пытаются убить!» — осенило меня. А скелетонов сбросили лишь затем, чтобы отвлечь паладинов и жрецов из моего окружения, дабы они не помешали костяному дракону удрать с пленником.

Скорость и наглость, с которой все произошло, меня откровенно обескуражила, и я не сразу заметил, как на меня внутри пасти костяного дракона набросилась костяная же собака и стала стаскивать с меня все мои атрибуты первожреца: сорвала с шеи и сожрала цепь с медальоном, начала стаскивать перстни, хорошо еще, что не откусывая с пальцами…

Я даже развернуться никак не мог в этом проклятом черепе, чтобы отбиться от гадской твари! Хотел использовать свои возможности жреца и развеять ее с драконом, и каково же было мое удивление, когда ничего не получилось! Все мое воздействие немедленно рассеивалось!

Присмотрелся и выяснил, что костяной дракон на самом деле не совсем костяной, а полумифриловый! Вот уж действительно этому Темному некуда девать мифрил, раз он даже костяного дракона им напитал!

В общем, я оказался в своеобразной мифриловой клетке, где бесполезно оперировать Силой.

Напоследок собака стянула мой посох и убралась в брюхо костяного дракона. Он тем временем чуть сильнее сдавил пасть, и меня буквально распластало, так что даже ребра затрещали.

— Проклятье…

Кирилл. Едва не откинувший копыта полубог. Впрочем, возможно, все еще впереди…

И тут в самый последний момент пришло спасение в виде прилетевших снарядов, выпущенных «катюшами». Именно эти мои ракетные установки залпового огня являлись главной военной тайной, призванной переломить ход войны в мою пользу. Но из-за того, что зверолюди несколько запоздали с выходом на позиции, первый залп получился жидковатым, и моим легионам пришлось столкнуться с армией врага, уйдя в глухую оборону. Они знали, что сейчас последуют новые залпы и «катюши» будут бить до тех пор, пока не перемолотят противника.

Я поделился Силой с лежащими без сознания женами. Досталось им неслабо.

— Некогда разлеживаться, мои дорогие, еще ничего не кончилось.

Первой в себя пришла Лития. Стоило ей получить от меня порцию энергии, как она стала восстанавливаться самостоятельно за счет разлившейся вокруг маны смерти.

— Лития, тебе задание… Точнее, твоей драконше. Пора ей явить себя во всей красе и ужасе.

— Она уже летит сюда, — кивнула моя некромантка. — Какая цель?

— Первожрец Трасскора. Но не убить, а взять в плен.

— Попробуем…

— Сделай.

— Сделаю, — ответила Лития.

Волга, до этого момента наматывавшая круги за перевалом в режиме стелс, устремилась к нам. Сделав «горку», она сложила крылья и стремительно спикировала вниз, дохнула пламенем, одновременно сбросив уже ненужную маскировку, и заглотила слегка растерявшегося первожреца, высадив для отвлечения внимания десант.

Все произошло так быстро и четко, что никто даже ничего толком не понял, а когда разобрались, стало поздно — птичка улетела.

— Получилось! — воскликнула Лития.

— Он не вырвется? — спросил я запоздало. — Все же первожрец сильнейшего бога этого мира…

— Не вырвется! Я приказала Косточке лишить его всех магических прибамбасов. А благодаря тому, что в составе Черной Молнии много мифрила, все его потуги силового воздействия будут тщетны! Вот обратился бы он напрямую к Трасскору, то, конечно, от моей Черной Молнии мало бы что осталось, но мы знаем, что верховного бога дома нет!

— Отлично.

Этот маневр с пленением вообще-то был с моей стороны чистой воды импровизацией. Изначально Волге вообще, как это ни парадоксально, не отводилось сколько-нибудь значительной роли в битве, несмотря на ее в прямом смысле впечатляющую огневую мощь. Я ее даже в обычный бой не рисковал выпускать, так как ее тут же сбили бы полные сил маги или жрецы. И хватило бы нашей драконши максимум на один заход. Но все же момент для нее нашелся. Я бы даже сказал, ключевой момент, для реализации которого как раз требовался один точный заход на цель. И есть у меня чувство, что, запланируй я что-то подобное изначально, то по закону подлости ничего бы толком не получилось, обязательно все пошло бы кувырком.

Второй очухалась Олграна и даже, кажется, удивилась, что жива.

Вслед за шаманкой с небольшим интервалом со стонами пришли в себя остальные. Видок у всех был еще тот — как говорится, в гроб краше кладут. У всех сильнейшее магическое истощение.

Весть о пленении верховного жреца тем временем разнеслась по всему полю боя. Оно воодушевило моих солдат и разъярило вражеских воинов, жрецы Трасскора постарались, так что, несмотря на прилетевший из-за гор второй и гораздо более массированный залп «катюш», противник навалился на мою армию со всей яростью.

Я заметил, как собирается ядро вокруг первожреца бога войны. Это могло не просто принести проблемы, их атака могла разорвать строй и опрокинуть мои легионы.

— Рассиживаться некогда, придется нам самим поучаствовать в действе, — сказал я. — Ну как вы, в порядке?

Я продолжал напитывать их Силой.

Жены одна за другой по мере подзарядки стали кивать головами.

— Готова, — последней отозвалась Зеленоглазка, на которой силовой откат сказался сильнее всех.

— Тогда вперед!

Я повел свой женский отряд навстречу Наздору и его паладинам.

— Получайте, сволочи!!! — заорал я, вырвавшись за первую линию легионеров и открыв огонь из своей винтовки, что называется, от пуза.

Ледяные иглы стали прошивать щиты и доспехи ближайших солдат. Мой пулеметный огонь обеспечил пятачок чистого пространства, если не считать тел вражеских солдат под ногами. Свободное место тут же заняли мои жены, так же с ходу принявшиеся творить свою убийственную волшбу, одновременно махая колюще-режущим инструментом.

Во врагов полетели духи из бубна Олграны.

Кидала каменные стрелы Тамгария, то и дело устраивая зыбучие пески, в которые солдаты проваливались по пояс.

Вязала и душила лианами, а также швырялась отравленными шипами Дрианда.

Прокладывала целые просеки праха Лития, когда из пасти черепа в навершии ее посоха вырывалось темное облако.

Молотила воздушными кулаками Алисилиель. А особенно стойких валила из лука.

Метала огненные шары Тарсарана, то и дело пуская в ход плеть.

Врубалась во вражеские порядки туманом Ссашшиллесса, осушая всех до дна.

Рвала на части каким-то чудом прорвавшихся к нам Мягкая Лапа.

Шизофрения успевала многих свести с ума, воздействуя на мозг ментальной магией (наловчилась со мной), так что они, выпучив глаза, кидались на своих товарищей.

А Зеленоглазка швыряла выпавшее из рук погибших солдат оружие телекинезом.

Силы нам для этого более чем хватало. Мало того что моя рассарская сущность способствовала ее увеличению, так еще и вера моих солдат. А ничто так не укрепляет веру, как зримое доказательство могущества. И чем больше они верили, тем сильнее становился я, и тем сильнее становилась их вера… и так по нарастающей. Хотя потенциал от пятидесяти тысяч не слишком велик, но пока мне хватало. Опять же количество во многом компенсировалось качеством, то есть их горячей искренностью.

Но несмотря на творящийся ужас и смерть, на буйство магических сил и горы убитых вражеских солдат, нас продолжали атаковать с безумной, бешеной яростью.

«Точно зомби… — провел аналогию Спартак. — Боевое безумие».

«Очень на то похоже, — согласился я. — Не иначе жрецы бога войны постарались…»

Но вот появился противник на порядок серьезнее обычных солдат — паладины под предводительством первожреца Камерола. Эти ребята накачались призванной силой своего бога по самые брови и берсеркерами ринулись на нас.

Магия их, естественно, не взяла, стекая как с гуся вода, и неудивительно, ведь они находились под божественной защитой, так что пришлось бросить все эти выкрутасы с Силой и взяться за мечи. От честной стали, как известно, никакая защита не спасет. У нас, правда, у всех поголовно мифриловые клинки, но это, право слово, сущие мелочи…

Завязалась ожесточенная рукопашная схватка. Забухали удары о щиты и доспехи, зазвенели мечи. И это было бы слишком мягко назвать буханием и звоном, ведь сталкивались не просто железные и стальные клинки, а зачарованные и замоленные, то есть пропитанные маной веры. Так что грохот стоял невообразимый.

Как меня просветили, при прочих равных условиях побеждает сила веры. То есть если взять условные сто граммов веры и сто граммов магии и положить их на весы, то первые перевесят вторые. Как-то вот так. Так что не сносить бы нам голов в первые же секунды боя, если бы не этот вот факт. К счастью для нас, мы оперировали не только и не столько магией, сколько невообразимым сплавом магии и веры. Все благодаря мне как полубогу… я в каком-то смысле заразил своих жен… половым путем, хи-хи.

Вот такая вот венерическая болезнь эта божественность. По сути, я, сам того не осознавая, перестроил их энергетику под себя. Они, конечно, не стали полубогинями, как я, для этого нужна божественная искра, но определенно поднялись на следующую ступеньку развития, перестав быть обычными разумными и обычными магессами. Этакие полукровки.

И этот сплав магии и малой толики божественности перевесил не только чистую магию, но и чистую энергию веры. Щиты веры паладинов стали прогибаться под яростными ударами моих жен, а зачарованные мифриловые клинки после нескольких ударов стали рубить замоленные мечи паладинов, резать как масло их не менее замоленные ручные щиты и, конечно же, доспехи. В то время как на мифриловых же доспехах жен от пропущенных ударов оставались лишь небольшие вмятинки.

Но если у жен дела с паладинами наладились, и те начали падать к их ногам чуть ли не штабелями, зачастую без голов, то вот у меня с первожрецом бога войны оказалось не все так радужно.

Этот монстр напрямую черпал силу своего бога, а потому, несмотря на то, что его доспехи и меч, сделанные из отменной гномьей стали, да еще с мифриловым орнаментом, все же уступали моим, изготовленным целиком из мифрила, я ничего не мог с ним поделать. Тем более этот Наздор оказался хорошим фехтовальщиком, что и неудивительно, учитывая, какому богу он служит.

«Что за дела?! — недоумевал Спартак. — Почему Камерол так щедро делится Силой со своим первожрецом?! Ведь если он тебя убьет, то их планам по свержению Трасскора придет конец!»

Меня этот вопрос тоже сильно интересовал, но, увы, адресовать его богу войны не было никакой возможности.

Глава 11

Камерол. Бог войны, примеривший на себя не свойственную ему роль детектива

Итак, Арсилена права, идея с покушением на Трасскора принадлежит не мне, хоть и стыдно в этом признаваться, но меня к ней подвели, сыграв на моих чувствах, и потому нужно разобраться, кто в действительности заварил кашу со свержением Трасскора и против кого она в действительности направлена — против Трасскора или же меня?

Расследование затрудняет то, что обе версии имеют равное право на существование. Возвысившись после Войны, Трасскор насолил на раны всем и каждому. По сути, он всех низвел до мелких божков, разве что кроме меня, и то только потому, что справиться со мной ему на тот момент было сложно, я был силен как никогда. Договор опять же — я как третий по силе бог помогаю ему в Войне, а он не покушается на мое положение…

Могут подставить и меня под гнев Трасскора. Кто-то обидчивый вполне мог провернуть многоходовую комбинацию, оставшись в тени для всех… Не факт, что он среди заговорщиков, а потому, если заговор вскроется, то не пострадает от гнева верховного.

Как унизительно чувствовать себя обведенным вокруг пальца! Но если верна вторая версия, и я найду того, кто все это затеял, я его развоплощу… призову и снова развоплощу!

Р-р-р…

Так, надо успокоиться, гневом сейчас не помочь, только затуманю разум…

Кто мог меня подставить?

Да кто угодно! За эти тысячи лет с окончания Войны я тоже, был, мягко говоря, не со всеми вежлив, в отличие от прежних времен, когда быть грубым с кем-либо, кроме откровенных задохликов, было себе дороже. Кто-то мог и затаить обиду, готовиться…

Ладно, гадать, кто именно все это затеял, бессмысленно, я не покровитель оракулов. Надо вспомнить, с чего все началась, а также кто, где и как мне об этом предложил…

Как хорошо, что у богов идеальная память! И помним все, что было тысячи лет назад так, словно это случилось вчера.

Впрочем, так далеко углубляться не надо. Об Ольере Светозарном, иначе Неназываемом, мне поведал Меркур Вестник. Да уж, скорее Сплетник… Мальчик на побегушках, хы!

Вот только кто об этом сказал ему? Ведь не сам же Вестник его нашел? А я как-то не поинтересовался… ну обнаружили и обнаружили, что с того… Эх-х.

Спросить? Хорошенько так поспрошать, прижав к стенке и уперев лезвие ножа к горлу. Аж руки зачесались от желания…

Отказался от столь заманчивого плана в последнюю минуту. То, что я вдруг ни с того ни с сего начну интересоваться тем, кто же в действительности обнаружил Светозарного, может насторожить истинного организатора заговора. А что он в этом случае предпримет, остается только гадать. Тем более не факт, что просветивший Вестника и есть нашедший Светозарного. Придется отслеживать цепочку… Более того, не факт, что нашедший Светозарного и есть организатор заговора.

Проклятье!

Тогда вспоминаем, кому принадлежала идея сделать из Светозарного кровавого Неназываемого. Точнее, кто мне это подсказал?

Так, на попойку меня пригласил Резиф — бог виноделия.

Как же все началось?

Я обратился к воспоминаниям.

Так, вот этот момент…

* * *

— Ты как всегда опоздал, — обвиняюще произнесла Малаина.

— Мог вообще не прийти, — ответил я, безразлично пожав плечами, осматривая обстановку, созданную хозяином домена.

Впрочем, внешнее оформление было традиционным для бога виноделия: виноградные лозы, оплетающие большие дубовые бочки, стоящие друг на друге и образующие при этом замкнутый круг. Получилась такая небольшая, но уютная комнатка с атмосферой близости, сопричастности… заговору. Но тогда я, естественно, не обратил на это внимания.

— О, так мы должны еще поблагодарить за твое явление перед сирыми нами?!

— Можешь и поблагодарить. Я вообще-то был несколько занят.

— Знаем мы твои занятия, — пренебрежительно махнула она рукой.

— Тем более должны понимать, что от такого дела отвлекаться не стоит. Война — не игра.

— А по-моему, как раз наоборот, — не отступала она. — Детская игра в солдатики…

— Малаина, тебе надо было взять другое призвание. В который раз в этом убеждаюсь.

— Это какое же?!

— Стервозности, — засмеялся я.

Присутствующие боги-мужчины невольно улыбнулись. Богиню страсти и желания действительно частенько заносит в последнее время так, что она становится невыносима.

— Или у тебя, как у смертных, начались так называемые женские дни? — продолжил я. — Очень уж похожее поведение…

— Да ты… это ты!.. — задохнулась от возмущения Малаина, не в силах немедленно подобрать достойный и при этом максимально уничижительный ответ, что на нее непохоже.

— Да я, это я…

— Прошу вас, не надо ссор, — влез в нашу перепалку Резиф, выступая в качестве миротворца, при этом с трудом сдерживая смех.

— Мы собрались по очень важному делу. А если так пойдет и дальше, то мы закончим, даже не начав. Прошу вас, не надо ссор.

— Хорошо. Что там у вас за дело?

Я сел в материализовавшееся позади походное кресло, как бы намекая, что долго рассиживаться здесь не намерен. Хотя испить вина Резифа никогда не откажусь. Оно в его присутствии особенно… божественно.

Малаина поджала губы, но весь ее возмущенный вид говорил, что она это так просто не оставит и обязательно отомстит при первой же возможности. И в этом можно не сомневаться — отомстит.

* * *

Нет, вряд ли она, — вынырнул я из воспоминаний. Не похоже на нее. Месть для нее — это представление, и все должны знать, что это ее рук дело.

К тому же это не первая и не последняя наша ссора. Мелочь. Были и пожарче… К тому же тот, кто нас собрал, уже все придумал. Так что даже если это все же Малаина, вдруг сменившая тактику, то причиной точно не данная ссора.

Смотрим дальше.

* * *

— Угощайся! — предложил Резиф, и передо мной появился большой кубок с красным и густым как кровь вином. Мое любимое.

Я отдал напитку должное, осушив половину сосуда. В голове приятно зашумело…

* * *

Стало быть, Резиф уже тогда все знал и участвовал в заговоре?! — снова прервал я сеанс воспоминаний. И решил меня напоить! Собака! Или все же нет…

Ладно, это уже не суть важно, нужно добраться до того, кто все замыслил и втянул остальных, так что вспоминаем дальше…

* * *

— Как ты уже знаешь, в Проклятых землях обнаружился Ольер Светозарный, — сказал Сигалон, бог погоды. — Он вышел из спячки, в которую его погрузила рассарская сущность.

Я кивнул.

— И что?

— Нужно решить, как с ним быть. Все же святой… А до появления Трасскора может и не дожить. Он сейчас очень слаб, к тому же находится в самом центре Проклятых земель, и его может убить любая измененная тварь или нежить.

— Хм-м… — впервые задумался я и оглядел собравшихся. — А нас тут не маловато для решения таких вопросов?

— Достаточно, — сказал Лагор, бог мести.

* * *

— Лагор?! — встрепенулся я, в очередной раз прерывая поток воспоминаний. Кому, как не ему, богу мести, устроить такую подлянку?! Хотя я с ним особо не конфликтовал, себе дороже… Значит, если заговор устроил он, то точно не против меня… Опять же слишком очевидно: бог мести устроил месть. Но с другой стороны, где легче всего спрятать лист? Конечно, в лесу! Нет, слишком опасно… Но он явно замешан, а не для массовки приглашен.

Резиф этот еще, гад, все наполнял и наполнял кубок, а как тут его полным в руке держать?! Естественно, отпиваешь…

* * *

— Зачем еще посвященные? — продолжил Лагор. — Нас достаточно, чтобы решить, что с ним делать, и получить с этого все сливки. Нас достаточно, чтобы скрыть его явление от других до возвращения Трасскора.

— И что же мы можем такого сделать, чтобы получить с него хоть какую-то выгоду, что окупит наши вложения и потерянное на него время?! — удивился я.

— Ну, например, сделать его богом, — как бы между прочим бросила Малаина.

— Тебе мало любовников?! — засмеялся я.

Вино ударило в голову.

Проклятый Резиф! Напоил!

— Выбирай любого! Можешь даже меня!

— Лучше уж со смертным, чем с тобой! — фыркнула в ответ богиня стервозности… то есть страсти и желания.

— А что, неплохая идея! — согласился с предложением Малаины Такешан, бог морей и океанов, покровитель моряков.

— Зачем нам тут еще один? — поморщился я. — Сами жалуетесь постоянно, что маны мало, почти всю приходится отдавать верховному, а с появлением еще одного небожителя маны больше точно не станет. Трасскор своей долей с ним делиться не будет, так что за свое решение принять этого Светозарного в свои ряды расходы будем нести мы и только мы. А я сразу говорю, что делиться не намерен!

— А не надо делиться, этого никто делать не собирается, — вкрадчиво произнес Лагор.

— Тогда как?

— Жертвоприношения, — сказал Резиф.

— Сдурели?!

— Так не людей же… — вставила Малаина. — Мы не такие дураки, чтобы терять свою паству.

— А кого?

— Полукровок, — сказал Такешан. — Бесполезные создания… никому не молятся, никого не почитают, а так хоть на что-то сгодятся.

— Ну и зачем Кровавый среди нас?

— Как таковой Кровавый нам не нужен, — кивнул Резиф. — Совсем ни к чему…

— Но он может сыграть свою роль, в результате которой мы сможем получить гораздо больше маны, — вкрадчиво произнес Такешан. — Ведь нам всем нужно больше маны…

— Как?!

— Вот это нам и нужно придумать, — еще более вкрадчиво прошептал Сигалон. — Для чего и позвали тебя. Без тебя никак нельзя… Что ты думаешь по этому поводу, Камерол?

— Не знаю… — пожал я плечами.

Резиф снова долил мне в кубок вина. И когда я только успеваю все выпить?

— Жалко. Вот и мы не знаем…

— А как хорошо было бы получать хоть чуть больше маны… А все Трасскор, жадина… — тяжко вздохнула Малаина. — Вот ты, Камерол, хоть и вредина, но все же щедр…

— А то… — кивнул я пьяно. — Бог воинов должен быть щедрым, иначе разбегутся все. Кто ж помирать за жадину станет?

— Вот и я о том же. Жаль, что не ты стал верховным богом. Ты явно не был бы таким скрягой, как Трасскор.

— Не был бы…

— А то мы помогли ему, встали на его сторону — и что же получили?!

— Что?

— Ничего! Только потеряли. Как ничего не получил ты, хотя сколько раз ты его спасал, прикрывал своим щитом, разил своим мечом его врагов?!

— Много!

— Вот и мы говорим, что много. И что же получил ты?! Тоже ничего! Ты единственный, кто остался при своих силах, хотя бы их не потерял. А где же достойная тебя награда, Камерол?!

— Где?!

— Ее нет! Разве это достойно верховного бога — оставить тебя и нас всех ни с чем?!

— Нет! — рявкнул я, распаляясь.

* * *

Что ж, они нашли мое слабое место и ударили по нему, признал я, снова обрывая поток воспоминаний. Сколько раз я сам думал о черной неблагодарности Трасскора! Да, я стал вторым в пантеоне богов, но я действительно остался при своих Силах.

Трасскору удалось запудрить мне мозги… как и этим заговорщикам. Дескать, ему как верховному богу надо было восстанавливать мир из руин, для чего требовалась вся мана от верующих, численность которых сильно сократились. Но мир давно восстановился после Войны, города отстроены, паства расплодилась пуще прежнего, а все осталось, как было… а то и стало только хуже. Теперь избыток энергии он тратит на попытки закрепиться в других мирах. Это уже третья попытка. Предыдущие провалились.

Я вернулся к воспоминаниям. Надо досмотреть до конца, хотя думаю, что вряд ли я найду ответы свои вопросы…

* * *

— Значит, надо взять свое! — пьяно воскликнул Резиф и опустошил свой кубок.

— Да! Да! — поддержали его остальные.

— Но как?! — удивился я.

— Ты самый сильный из нас! — воскликнул Такешан. — Ты сильнее нас всех вместе взятых!

— Трасскор мне не по силам…

— Он вернется слабым! Ты одолеешь его!

— Рискованно, — проявил я осторожность, несмотря на опьянение.

— Тогда пусть первым на Трасскора нападет этот Светозарный! — прозвучало предложение от Лагора. — Откормим его жертвами, и когда Трасскор вернется, этот Светозарный, пусть он станет Неназываемым, нападет на верховного! Он его сильно ранит, и тут уже тебе не составит труда добить этого жмота. Ты станешь верховым богом Даронара!

— Да здравствует Камерол! — пьяно воскликнул Резиф, вскидывая кубок вверх и заодно наполняя вином наши.

— Да здравствует Камерол!!! — вскричали остальные заговорщики.

Вскинул свой кубок и я… После чего мы одновременно опустошили сосуды до дна.

Так мы заключили договор.

* * *

Мы потом этот план еще долго обсуждали, шлифуя мелкие детали. И Арсилена права, в какой-то момент я искренне решил, что идея сделать из Светозарного Неназываемого и натравить его на Трасскора принадлежит мне. А все это вино Резифа, будь он неладен!

Гниды… Убил бы гадов! Они все сговорились за моей спиной и подставили меня, как какого-то несмышленыша! Неважно, кто именно все придумал, важно то, что я лишь пешка, которую ведут, дабы превратить в ферзя, но коей можно с легкостью пожертвовать!

«Даром это им не пройдет!» — подумал я, вдоволь наметавшись молний, но ярость все еще клокотала во мне, рождая неистребимое желание кого-нибудь убить. Вот только кого?!

Но кого же все-таки решили подставить?! Меня или Трасскора?! Как же все запутано! Не удивлюсь, если тому, кто это задумал, выгоден любой вариант. Выиграю я — хорошо. Выиграет Трасскор — тоже неплохо! А если во время битвы сдохнем оба, так и вовсе прекрасно: открываются шикарные перспективы самому стать верховным богом Даронара!

Я окаменел, озаренный догадкой. А ведь вполне вероятно, что верен третий вариант… Кто бы ни победил в нашей схватке, он будет так ослаблен, что его сможет прибить любой из заговорщиков-задохликов!

Убью! Всех убью!!!

И тут как нельзя кстати пришло воззвание первожреца, в которое он вложил всю силу своей души. Не ответить на такое невозможно. Как раз хороший повод сбросить злость.

С этим расследованием я почти упустил из виду крупнейшую битву со времен Войны! Это же надо, поразился я результатам сражения, — союз королевств, обладающий столь подавляющим превосходством во всех позициях, в какую ни ткни, проигрывает этому недобогу! Совсем воевать разучились?! Если проиграете, то так вам и надо!

Хорошая, кстати, эта придумка — управляемые элементалями деревянные трубы с магической начинкой — оценил я по достоинству новое оружие. Просто, дешево и эффективно…

Против кого там, кстати, мой первожрец сражается, что ему требуется так много моей Силы?

Ну да, мог бы и не смотреть — Кирьиил. С кем еще он мог схлестнуться?!

Я вселился своей частичкой в первожреца, превратив его в своего аватара.

— Ну, давай посмотрим, чего ты стоишь! — прорычал я и атаковал.

Не прошло и нескольких мгновений битвы, как ко мне стала прорываться Арсилена. Вот вечно эти женщины мешаются в самый ответственный момент… За своего любовничка беспокоится.

Я впустил ее в свой домен, продолжая схватку.

— Чего тебе?

— Что ты творишь?! — налетела она на меня с кулаками.

Да уж, богиня красоты прекрасна во всех своих проявлениях. Не то что ее товарки, отвечающие за страсть и любовь.

— Убиваю твоего любовничка!

— Зачем?!

— Отличный повод от него избавиться и заполучить тебя! Кстати, неплохо держится…

— А как же ваш план?! Если ты его убьешь, то некому будет напасть на Трасскора!

— В Тартар этот план! — отмахнулся я от нее. — Я решил не участвовать! Потому и убиваю твоего любовничка.

— Но Трасскор узнает о заговоре и не пощадит никого! Тебя он убьет первым!

— Я сам сдам всех заговорщиков! — усмехнулся я. — Скажу, что участвовал в нем только для того, чтобы выявить всех членов группы.

— А ты уверен, что будешь первым?! Неужели ты думаешь, что тот, кто это затеял, не предусмотрел и такого варианта?!

— Проклятье… ты права. Тот, кто все это замутил, очень предусмотрительная сволочь и вполне может выйти сухим из воды, — сплюнул я. — Как же мне хочется добраться до этой гниды и разрубить ее на тысячу кусочков!

— Ты сможешь добраться до этой гниды, только если будешь действовать согласно плану, а для этого Кирьиил должен жить. Его смерть сразу покажет главному заговорщику, что ты решил выйти из игры, и он нанесет удар. Я не удивлюсь, если он имеет возможность связаться с Трасскором, чего не можешь сделать даже ты…

— Как же он умудрится объяснить, что я убил того, кто должен был напасть на верховного?

— А я почем знаю?! — взвизгнула Арсилена. — Но будь уверен, чистым тебе все равно из этой ситуации не выйти. Трасскор, может, и не станет мстить сразу, но затаит обиду и нанесет удар, когда ты будешь ждать этого меньше всего.

— Ненавижу заговоры, — раздраженно ответил я. — Ничего не понять, не ясно, кто есть кто… Другое дело честная битва на поле боя: вот рядом с тобой плечом к плечу стоят свои, а вот перед тобой стоят враги. Ладно, будет жить твой любовничек, по крайней мере до момента встречи с Трасскором, не трясись… Даже помогу.

— О чем ты?

— Ему, для того чтобы сделать следующий шаг в своем развитии, нужно явить чудо перед толпой, чтобы они поверили в него не только как в хорошего правителя и защитника.

Я сосредоточился на схватке. Уйти надо красиво, ведь все поняли, что я вселился в своего первожреца, а значит, мое поражение должно даться противнику очень дорого и в то же время показать, что я был сильнее, просто так распорядилась судьба. А с ней, как известно, не спорят даже боги.

— Так и быть, живи… — словно сплюнул, сказал я недобогу и, как бы поскользнувшись на кирасе погибшего паладина, густо облитой кровью, пропустил удар в голову, но и сам в последний момент всадил меч в грудь Кирьиилу. — Можешь не благодарить…

Кирилл. Попаданец, реально чуть не скопытившийся во второй раз

Наша схватка с первожрецом бога войны стала неоправданно затягиваться. Мои жены завалили уже по десятку и больше паладинов и жрецов и бессчетное множество простых солдат, а я все с одним противником справиться не мог. Потому начал взвинчивать темп атак, используя вампирскую сверхскорость, помноженную на полубожественную суть, что увеличило мои возможности на порядок. Эта тактика дала свои плоды. Наздор, как видно, чуть растерялся; он, несмотря на то, что черпал силу своего бога, едва успевал отразить мои выпады. Оно и понятно: одно дело заемные силы, и совсем другое — когда используешь свои.

А если так?!

Р-раз, и я превратился в туман. Попытаться осушить первожреца нечего было и думать, сквозь щит веры не пробиться, но я мог появиться в любом месте, и я появился у него за спиной, использовав этот прием как аналог телепортации, поскольку классический телепорт первожрец мог исказить и сбить.

Но Наздор не зря был первожрецом — он почувствовал, где я воплотился, и отклонил мой выпад. Впрочем, сделал это недостаточно резво, и мой клинок пробился сквозь оборону и с противным скрежетом оставил на доспехе первожреца длинную борозду, частично даже порезав сталь, словно кожу. Еще немного, и достал бы до плоти…

Я продолжил подобные эксперименты, то и дело обращаясь в туман и появляясь то тут, то там, нанося стремительные удары, время от времени оставляя на доспехах первожреца вмятины и порезы.

Нельзя сказать, что он не приноровился. Две трети моих атак, если не больше, проходили впустую, но я чувствовал, что каждый следующий удар приближает мою победу. В конце концов, я скоро оставлю его без нательной защиты, от доспехов рано или поздно останутся одни лохмотья, и тогда один удар решит исход схватки.

Наздор это тоже понял, и в момент, когда мой клинок впервые познал вкус его крови, протиснувшись в одну из ранее проделанных в доспехе брешей, первожрец в отчаянии воскликнул:

— Призываю тебя, господин, и смиренно вручаю в твои руки свою жизнь!

И вот мой удар, который должен был поставить точку в нашей битве, пронзив первожреца насквозь, соскользнул с обновившихся доспехов.

— Ч-черт… ядрена кочерыжка… — выдохнул я потрясенно.

Предо мной стоял уже не первожрец, а аватар бога войны.

— Ну, давай посмотрим, чего ты стоишь! — с ненавистью прорычало воплощение бога войны.

Ё-моё!

На меня обрушился чудовищный по своей частоте и силе град ударов. Ни о какой контратаке не могло быть и речи. До этого момента лишь слегка помятый Наздором мифриловый щит стал в буквальном смысле течь у меня в руках, превращаясь непонятно во что. Божественная сила в чистом виде есть божественная сила. Против нее мало что можно противопоставить, только такую же божественную силу.

Похоже, Камерол решил меня реально грохнуть! Весовые категории у нас несовместимы. И это непонятно, ведь тогда план с низвержением Трасскора рухнет. Но спросить у бога, что да как, да почему, у меня просто не хватало дыхания.

«Кирьиил, держись! — прозвучал в голове голос Арсилены. — Я сейчас разберусь…»

И правда, пару мгновений спустя натиск аватара бога войны несколько снизился.

То ли богиня красоты забыла отключить нашу связь, то ли наоборот оставила ее специально, но я слышал разговор между Арсиленой и Камеролом. И не только слышал, но и участвовал в нем: мысли, которые возникали у меня в голове, озвучивались Арсиленой. Только непонятно, пользовалась она этими своего рода подсказками или же это было для нее так же очевидно.

–…Даже помогу.

Этот момент вкупе с поганой улыбкой бога войны мне сильно не понравился. Даже несмотря на то, что я вроде как перешел в наступление… понятно, что бог войны позволил мне атаковать.

— О чем ты? — хором спросили я и Арсилена.

— Ему, для того чтобы сделать следующий шаг в своем развитии, нужно явить чудо перед толпой, чтобы они поверили в него не только как в хорошего правителя и защитника. Так и быть, живи… — словно сплюнул, сказал он.

Аватар якобы неловко поскользнулся на кирасе погибшего паладина, густо облитой кровью, и пропустил мой удар в голову, но и сам в последний момент всадил меч мне в грудь.

— Можешь не благодарить… — гадко смеясь, сказал Камерол не то Арсилене, не то мне, а может, сразу нам обоим.

— Хэрк… — харкнул я густо кровью.

— Кирриэл! — бросилась ко мне Зеленоглазка. — Не умирай!!!

Остальные жены тоже кинулись ко мне.

Оказывается, битва на время моей схватки с аватаром бога войны остановилась.

Но после такой взаимной «аннигиляции» обе стороны молчали.

— Что он имел в виду?.. — спросил скорее мысленно я, обращаясь к богине красоты.

Но Арсилена почему-то не ответила.

— Попробуй обратиться в туман, — посоветовала вампиресса.

— Не получается… — прохрипел я, продолжая густо выхаркивать кровь.

Сознание стало быстро затуманиваться, я уже практически не соображал. Жизнь быстро покидала меня всасываясь в этот чертов жреческий меч и все мои способности, что рассарские, что полубожественные ничего не могли этому противопоставить. Лишь то, что жены одна за другой сливали мне остатки своих Сил поддерживало меня, но это ненадолго.

— Ему мешает меч, — сказала дроу. — Надо его вытащить, и тогда…

— Нет! — тут же вскрикнула Алисилиель, протиснувшись к моему телу и наскоро обследовав меч первожреца. — Стоит его вытащить, и он вытянет жизнь Кирилэля! И способность лича ему на этот раз не поможет…

Вдруг Шизофрения расправила свои серебряные крылья и взмыла в воздух. Сделав вираж, она полетела над полукровками, выкрикивая через каждые сто метров, чтобы услышали все:

— Ваш король тяжело ранен, но жив! Чтобы он спасся, ему нужна ваша вера!

Меня как током шибануло! Раз, второй, третий… с каждым разом все сильнее и сильнее. В какой-то момент меч первожреца выбило из меня, словно пробку из бутылки с шампанским, и тут наконец я услышал голос богини красоты, которая буквально кричала мне:

— Обратись в чистую энергию! Не в вампирский туман, а именно в энергию!

— Как?! Я не знаю…

— Доверься своим инстинктам!

И я доверился им. Все произошло как-то само собой, секунда — и я растворился, став энергитической сферой.

— Ну и каково быть богом? — послышался голос Арсилены.

— Не знаю… непонятно как-то…

— Тогда возвращайся в привычную телесную форму. Ты пока слишком слаб, чтобы находиться в таком состоянии долго.

— Так я что, теперь настоящий бог, а не факир на час, как тогда?! — воскликнул я.

— Я же сказала… впрочем, понимаю твое состояние.

— Но… богам же нельзя вмешиваться в мир простых смертных, — удивился я.

— Тебе пока еще можно. Ты еще не полноценный бог, а так, мелкий божок, или сильный дух, это как тебе больше нравится. Слишком мало тех, кто тебя признал богом. Много сомневающихся…

— Ну, это мы поправим!

— Вот когда поправишь, и у тебя появится свой домен в астрале, тогда прямое вмешательство в мир смертных станет чревато для твоей сущности, да и для мира тоже.

— И когда же он появится, домен этот?!

— Всему свое время. Возвращайся…

И я вернулся. Раз — и я стою здоровый и полный сил. Даже доспехи без вмятин и пробоин.

— Гарем! Гарем!! Гарем!!! — заскандировали мои солдаты, точно болельщики на стадионе, узрев мое воскрешение.

Еще несколько мгновений, и они с криками рванули в атаку на все еще превосходящего их по численности противника.

Впрочем, противник оказался полностью деморализован. Сначала якобы Темный победил аватара бога войны, что само по себе просто невероятная вещь, а потом оправился от смертельной раны, и как оправился! Неудивительно, что они окончательно пали духом и в панике бросились бежать, бросая оружие и амуницию.

Глава 12

Кирилл. Местечковый божок

Далеко убежать остатки вражеской армии не успели просто потому, что физические возможности человека ограничены, а солдаты и без того изрядно устали. Страх, конечно, придает сил, а для знатных и богатых сил добавляют амулеты или эликсиры, но не до бесконечности же. Черная Молния опять же перегородила путь к дальнейшему отступлению, так что люди скопились на небольшом поле, располагавшемся рядом с долиной, где произошло такое грандиозное сражение, что даже аватар бога войны принял в нем участие.

— Остается только пожалеть, что короли, как только увидели, что дело пахнет керосином, тут же свинтили, — горестно вздохнул я, разглядывая перепуганную толпу с вершины сопки. — Уж я бы с ними потолковал о контрибуции.

— Да, большой выкуп могли бы получить, — согласилась со мной Зеленоглазка.

— А что мешает поговорить с ними чуть позже? — удивилась вампиресса.

— Действительно, куда они на фиг денутся с подводной лодки?!

— Могут в другой мир сбежать, возможности у них есть, — напомнила Лития.

— Ну и скатертью дорога.

— Так они же с сокровищницами своими сбегут! — не согласилась со мной Зеленоглазка.

— Это да. Сами пусть сваливают, а золотишко с камешками пусть дома оставляют. Сашуль, сможешь этот момент проконтролировать?

— Вполне, — кивнула вампиресса.

— Вот и отлично…

В центре поля кучковались жрецы и паладины. Мало их осталось.

Отдельно объединялись маги. Этих уцелело еще меньше.

Некоторые командиры по их примеру начали собирать своих солдат, но боеспособных отрядов осталось очень мало.

— Вообще-то короли мне требовались больше как свидетели, — улыбнулся я.

— Одно другому не мешает! И денег много не бывает, — сказала Зеленоглазка.

— Тоже верно. Ладно, думаю, пора начинать, пока они не полезли, как тараканы, во все щели. Не уследим. Олграна, давай, — кивнул я.

Шаманка начала камлать, и над центром поля стала формироваться дымовая сфера.

Люди, естественно, заволновались и подались во все стороны, наверняка думая, что это какое-то заклинание для того, чтобы убить их всех. Маги, вместо того чтобы попробовать развеять заклинание, до предела усилили свою защиту, впрочем, как и жрецы, плюнув на остальных людей.

Пока кто-нибудь отважный (всегда найдется идиот) не вмешался в процесс, который потом придется начинать заново, я поспешил успокоить людей, сказав так, чтобы могли услышать все, благо божественные возможности это уже позволяют:

— Не бойтесь, эта структура не причинит вам вреда. Она нужна лишь для того, чтобы меня все увидели.

Я, наверное, мог бы снова превратиться в чистую энергию и самостоятельно зависнуть над полем, но не хотелось сильно рисковать. Вдруг у кого-то из магов или жрецов найдется сильный артефакт старых времен, под завязку заполненный маной, и он им решит в меня жахнуть?!

Сфера наконец сформировалась, обрела вид куба с чуть выпуклыми сторонами, на которых появилось мое изображение, транслировавшееся с зеркала-видеокамеры, также созданного шаманкой. Такой вот а-ля телевизор. Олграна придумала его, чтобы транслировать фильмы с ноутбука для гномов-гастарбайтеров. Им вечерний досуг после тяжелого трудового дня после строительства Гаремника, а нам лишние монетки. Да нет, ничего такого… показывали им простые художественные фильмы, а не из серии три икс. Переводчиком выступала Тамгария. Хотя уже были мысли устроить передвижную киноустановку по гномьим пещерам. Это же сколько золота удастся заработать!

— Вас обманули, люди, я не Темный — ни Властелин, ни полубог. По крайней мере, полубог точно не темный. Маги и жрецы, которые находятся среди вас, подтвердят, что в этой битве, унесшей столь чудовищное количество жизней ваших товарищей, не применялось ни одного заклинания на основе сил Тьмы и Хаоса. Впрочем, я понимаю, что жрецы и маги скажут обратное и пообещают представить доказательства… А потому, чтобы прояснить все до конца и поставить точку в этом вопросе, я готов пройти проверку на Тьму прямо здесь и сейчас. И проведет ее не кто-нибудь, а первожрец верховного бога Трасскора Геркаренон Гносс. Ваше преосвященство, прошу вас…

Я повернулся и призывно махнул рукой стоящему под охраной Малыша и Голиафа первожрецу.

Тот, весь в антимагических цепях и под прицелом пары древних амулетов, сохранившихся от ликвидационной группы магов (а то кто знает эффективность этих цепей в отношении жрецов), подошел ко мне.

— Ваше преосвященство, если поклянетесь именем своего бога не причинять мне и всем, кто меня окружает, вред, я вас освобожу без всякого выкупа. Ваше решение?

— Клянусь именем Трасскора не причинять тебе и твоему окружению вреда.

Вокруг первожреца вспыхнуло сияние, а это означало, что клятва принята.

Вампиресса тут же сняла с пленника цепи, а Лития вернула ему все его жреческие прибамбасы, которые отняла Косточка.

— А теперь, на виду у всех, проведите проверку моей принадлежности к Тьме. Но опять же сначала поклянитесь именем своего бога, что делаете это не по принуждению, а о результатах проверки скажете правду, одну только правду и ничего кроме правды, и пусть ваш бог покарает вас страшной смертью, если вы солжете.

Первожрец с недовольным видом повторил вторую клятву, которая также была принята.

— Тогда приступайте. Или вам нужны помощники? Тогда призовите их… кто остался.

— Один справлюсь.

Первожрец стал читать молитву, делать пассы руками, окатывая меня Силой, и прочее в том же духе. Продолжалось это таинство минут десять.

— Каков же ваш вердикт, ваше преосвященство? — спросил я, видя, что Геркаренон Гносс молчит, только жует губами с недовольным видом.

— В тебе нет Тьмы…

— Отлично!

— Но как же так?! Этого не может быть! — воскликнул первожрец. — У нас неопровержимые доказательства, что ты…

— А может, не я?

— А кто?!

— Кто-то другой. Маги действительно погибли от руки Темного, его еще звали Неназываемым. Может, слышал о таком?

— Н-нет…

— Тем не менее, этот так. Раньше в замке обитал Темный, но он посмел захватить в плен моих жен, за что и поплатился. Я убил его. А вы, не разобравшись, решили, что он — это я, и пошли войной. Кстати, раз уж разобрались, что я не Темный, то претензий ко мне вроде как нет? Ведь так?

— Нет…

— «Нет» означает «да, остались», или «нет, не остались»? — решил я уточнить, а то еще устроят казуистику, знаю я этих деятелей: скажут одно, думают второе, а делают третье.

— Нет значит нет, — прошипел первожрец.

— Замечательно! А что с Походом Очищения, раз уж выяснили, что все чисто? А то я лично не помню, чтобы звал уборщиков…

Первожрец совсем скуксился и выдавил:

— Объявляю Поход Очищения ошибочным…

Что тут началось!

Толпа с минуту стояла в абсолютной тишине, переваривая услышанное, а когда до всех наконец дошло, что они зазря проливали свою кровь, как-то разом взорвались проклятиями. И ладно бы только кричали, так там мочилово началось. В общем, уцелевшим в битве жрецам и паладинам не повезло. Против толпы этим ребятам нечего было противопоставить. Так же, как молитвы паствы усиливали их, проклятия — ослабляли. Палка о двух концах. Мало кому удалось вырваться. Считанным единицам.

Я посмотрел на осунувшегося Геркаренона. Это был его конец. Во всех смыслах.

Да уж, мужику можно только посочувствовать. Заварил такую кашу мирового значения, и нате… И ладно бы он дал это признание после победы надо мной, желательно легкой, на какую, собственно, и надеялся, а еще лучше — получив при этом богатые трофеи, в этом смысле чего только стоят мифриловые наконечники и прочее. Но вот сказать такое после поражения, да еще столь разгромного, когда от полумиллиона осталась едва ли треть, а то и меньше, это как серпом по одному месту. Если проблем можно было ждать только от простых людей, с этим еще можно было бы справиться — задурить голову плебеям, откупиться богатыми дарами от властьимущих, — но ведь претензии к своему первожрецу возникнут у самого Трасскора, когда он вернется и обнаружит такой провал, ведь вера в него пошатнется. Вот от кого не спрячешься…

Попал мужик, ничего не скажешь.

— Кстати, надо воспользоваться этой победой не только как банальным сбором трофеев, но еще и в политико-божественном смысле, — сказал я, обратившись к женам. — Это я о том, что в королевствах надо запустить информационную кампанию по дискредитации богов, как Трасскора, так и Камерола. Это на тебе, Сашуль.

Вампиресса, хищно улыбнувшись, кивнула.

— Сделаем в лучшем виде!

— Не сомневаюсь. По сути, это и есть наш основной результат, главное завоевание битвы. Так что упустить такую возможность ослабить двух сильнейших богов Даронара никак нельзя.

До остальных тоже дошла вся глубина… того места, в которое попали эти два бога. Уж с моими знаниями черных пиар-технологий опустить рейтинг богов среди электората ниже плинтуса не составит больших проблем. О, что мы им устроим!!!

Мое внимание вновь привлек первожрец. Он так и продолжал стоять на одном месте статуей самому себе — с поникшими плечами и упавшей на грудь головой.

Сжалившись над поверженным врагом, я ему даже сделал предложение:

— Могу помочь сделать ноги.

Он непонимающе уставился на меня, потом посмотрел на свои ноги и с подозрением спросил:

— Зачем мне делать ноги? У меня вроде свои есть…

Стоявшие рядом жены тихо захихикали, и Лития пояснила:

— Киррил имеет в виду, что он может помочь вам сбежать, как я поняла, в другой мир. В Даронаре вам ловить нечего… то есть не спрятаться.

— Эм-м…

Предложение первожреца явно заинтересовало: он как никто другой понимал, чем ему грозит сложившаяся ситуация.

— Верно. Как раз через некоторое время собираюсь заглянуть в один мирок, так что могу прихватить и вас с собой. И будем надеяться, что Трасскор сейчас не там.

— Кхе-кхе… — закашлялся первожрец. — Спасибо, это очень ценное предложение…

— Так что?

— Я подумаю.

— Думайте.

Больше нам здесь делать было нечего, и мы вернулись в долину, от края до края усеянную телами, особенно густо в восточной части, где, собственно, и произошли основные стычки.

Я даже не захотел возиться с выкупами. С простых солдат, тем более ополченцев, взять нечего, кроме их жизней. Но этот товар сильно упал в цене: Лития и Олграна набрали такое количество душ, что больше некуда.

Что касается рыцарей и прочих благородных, то их уцелело не так уж много. К тому же большая часть из них не блещет богатством. Содержать их опять же надо, причем не в скотских условиях, чего я им предложить не мог за неимением необходимых условий. В общем, сплошная возня и трата времени, а мне в ближайшее время будет не до того.

Пользуясь тем, что в долине после сражения оказалось просто огромное количество маны смерти, принялась за волшбу Лития. Первым делом она подняла несколько тысяч тупейших зомби, и те начали стаскивать тела погибших, предварительно избавив их от железа, в огромную яму, какую по просьбе лича сотворила Олграна, наподобие той, в которой когда-то «родилась» ЧМ.

— Это ж какой тогда костяной дракон получится?! — воскликнул я, соотнеся нынешнее количество мертвых тел с количеством погибших орков, когда Лития сделала свою Черную Молнию (а она немаленькая вышла). — Даже страшно представить его размеры и мощь!

— Нет, костяного дракона я делать не стану. Зачем мне два?

— Чтобы маленьких костяных драконят делали! — хохотнул я. — Будет у меня авиация! Большие — бомбардировщики или десантные, маленькие — истребители и штурмовики. Детишкам, опять же, развлечение.

Некромантка захохотала. Ее поддержали остальные жены.

— Нет, плодиться они не смогут…

— Жаль, — притворно вздохнул я. — А я уже размечтался.

— Хотя, в принципе, я могу сделать до сотни небольших костяных дракончиков-истребителей. Но ты уверен, что они нам действительно нужны?

— Нет. Тем более что, как я понимаю, их эффективность сомнительна.

— Верно. Атакующие и защитные свойства их будут слабыми, так что их сможет без особого напряжения сбить простой магистр и средних сил жрец. Овчинка выделки не стоит.

— Облом. А что же тогда?

— Подниму армию скелетонов. Только не тупых и слабых костяшек, какие пали сегодня, а рыцарей смерти… ну, пусть не рыцарей, а капитанов, — чуть поморщившись из-за того, что прихвастнула, поправилась Лития.

Тут даже мне понятно, что для поднятия рыцаря смерти нужна душа с сильным даром. Лития, конечно, их много набрала, но вряд ли достаточно для создания целой армии.

А капитаны другое дело. Хватит обычных душ, усиленных магией.

— Чтобы было лучше понятно, по своим возможностям они ничем не будут уступать, как ты выражаешься, терминаторам.

— И сколько их будет?

— Тысяч десять-пятнадцать, а если повезет, то и все двадцать.

Я присвистнул. Пятнадцать-двадцать тысяч костяных терминаторов — это здорово!

— Если потянешь на двадцать, то лучше поднимай пятнадцать, но пять тысяч сделай всадниками. Лошади, как я понял, особо много энергии при подъеме не требуют.

— Договорились, — кивнула Лития.

— Спасибо!

— Да не за что!

А если учитывать, что новый урожай целлюлозных терминаторов поспевает (если надо, то Дрианда их хоть завтра заставит поспеть), и шаманка оснастит их душами, благо их теперь в достатке и можно не жалеть, то получается, что численность неживой армии я уже восстановил.

Над деревянными големами поставлю Малыша и Голиафа.

С живыми, правда, не очень… Потери, особенно среди казаков, оказались весьма серьезные. Легионы тоже сильно потрепало, много убитых и почти все ранены, чуть ли не половина тяжело. Хорошо, если от пяти легионов останется четыре.

Жены, после дополнительной подпитки от меня, принялись за лечение солдат, поскольку целебные амулеты тем не всегда могли помочь. Так что традиционная медицинская помощь иногда действенней магического вмешательства.

Самые тяжелые случаи приходилось решать мне, благо в энергии недостатка не было. А все благодаря тому, что все селения по амулетам связи были уже извещены о великой победе, и это вызвало бурю ликования у моих подданных. И как результат — мне сильно перепало маны веры, потому как в донесениях особо указывалось, чтобы благодарили меня любимого, и не ради удовлетворения моего тщеславия, а исключительно для дела.

Глава 13

Кирилл. В божественных заботах

Остатки деморализованной вражеской армии побрели домой разносить в своих королевствах настоящую информационную инфекцию.

Вампиры Ссашшиллессы начали работу еще в пути. Благодаря своим расовым способностям втираться в доверие, они, одетые простыми солдатами и ополченцами, вечерком подсаживались к кострам и начинали отвлеченные беседы, постепенно переходя на тему поражения, что было нетрудно сделать, даже не обладай они особыми талантами, и начинали формировать общественное мнение в нужном мне ключе. Дескать, боги уже не те, плевать хотят на людей, ну а раз так, то не плюнуть ли людям им в ответ? Точнее, они не столько формировали общественное мнение, сколько поддерживали и корректировали его, противодействуя стараниям уцелевших жрецов. Последние тоже оказались хорошими психологами и ораторами, смогли отвести от себя удар и теперь старались поправить положение, но тщетно. Особо настырные в своих потугах тихо исчезали… кровь жрецов вампирами также очень высоко ценилась.

Революция со свержением старых богов мне не требовалась, так как пока людям нечего было предложить взамен. Я сам для такой роли еще был откровенно не готов. Опять же другие боги могли всполошиться и устроить мне веселенькую жизнь. Но вот остудить религиозные чувства в отношении Трасскора и до кучи Камерола, это святое.

Вылечив раненых и поделив трофеи, большую часть которых пришлось отправить на переплавку, я с женами вернулся в замок, где тут же приказал начать строительство храма в честь себя любимого и подготовку к объявлению перед народом своей божественной сути. В этом плане так же работали вампиры Ссашшиллессы, так сказать, психологически готовили народ.

С архитектурой своего будущего храма долго думать не стал. За основу взял все тот же древнегреческий стиль: колонны, портики и все такое прочее. Тем более что в подобном стиле построен храм Арсилене, и не надо менять уже сложившуюся стилистическую направленность.

Ну и, конечно же, скульптуру мне начали ваять. Естественно, взяли образ воина-защитника, доспехи, меч и прочие дела.

С молитвами, правда, беда… Не поэт я, так что ничего путного в голову пока не приходит. Может, что из песен удастся скомпоновать… Вот чувствую я, постебутся над этим жены всласть! Но это пока не к спеху.

Жертвования опять же. Что мне подносить верующим? Но я в принципе решил, что лучшей молитвой и жертвой мне будут реальные дела, а именно защита слабых и попавших в беду. Увидел, что бьют кого-то десятеро — вмешайся, даже если сам огребешь по первое число… А ежели кто из посвященных мне пройдет мимо, когда мог помочь, и даже не поинтересуется, что к чему, буду считать за оскорбление с последующим наказанием вплоть до отлучения. Плюшка от меня ценнаям — это я про то, что буду предупреждать о грядущих неприятностях, так что вряд ли кто захочет от такого отказаться.

— Знатно вы повеселились, — скорбно вздохнула суккуб Хайллейса, когда мы очередной раз собрались за общим столом.

— Это да… — кивнул я. — Век бы таких развлечений не видать.

— Верно! — воскликнула суккуб, как всегда извратив смысл сказанного. — Через век мы сами нападем на них и приведем к покорности и посвящению тебе!

Жены только фыркнули.

— Тьфу ты! Ни на кого мы не станем нападать, ни через век, ни через десять веков, ни через сто и даже тысячу веков! Тем более не собираюсь силой посвящать себе паству. От этого будет больше вреда, чем пользы.

— Что же ты так?!

— Кирриэл при обожествлении взял суть Защитника, — пояснила Зеленоглазка.

— Ну и что тут такого?! — не унималась демонесса. — Одно другому не мешает.

— Как раз мешает! Защитник защищает, а не нападает.

— Вот тут ты, мелкая, неправа. Вспомни сама, сколько раз он сам говорил, что лучшая защита — это нападение! Так что нанесем превентивный удар, дабы защититься от будущих нападений!

— Хм-м…

— Оставим пока в стороне теологические вопросы, — попросил я. — Лучше скажи, что с моим наказом по покупке тифлингов?

— Все выполняю в точности, о мой божественный муж! Даже сделала специальный заказ! Выйдет немного дороже, но зато притаранят товар под конкретные параметры, а не абы кого!

— Много уже купила?

— Пока не очень, всего десять тысяч.

Кто-то присвистнул.

— Ну да, — согласился я. — Небольшое графство можно заселить.

— Покупать больше — значит взвинчивать цены, а это, ты сам сказал, нам не нужно.

Я согласно кивнул.

— Что с выкупом магичек?

— Если ты о той кентаврихе-пони, о которой я тебе рассказала, то…

Я метнул в нее пустой тарелкой.

Демонесса с хохотом ее отбила хвостом и, смеясь, договорила:

–…То увы, ее все же кто-то успел купить раньше меня! Так что извиняй!

Жены заинтересовались историей про кентавриху-пони, и пришлось рассказывать им.

Смеялись все и долго.

— А если серьезно? — настоял я. — Все-таки теперь я не просто полубог, а пусть слабый, но все же уже бог. Смогу снять с них эти печати подчинения и блокировки магических умений.

— Пока не ахти, — пожала плечами суккуб. — Средства подходят к концу, а магички, особенно с сильным даром, товар не из дешевых. Но у вас после прошедшей битвы полно трофеев в виде душ, а значит, теперь будет на что купить этих рабынь.

— А так ли они теперь нужны? — поинтересовалась Олграна с насупленным видом.

Я даже не понял, что ей больше не нравится: необходимость расставаться с собранными душами в качестве платы или сама покупка пленных магичек.

«Наверное, то и другое вместе, — предположил сынок. — Опасается, как бы еще пополнения и конкуренток не появилось».

«Скорее всего», — согласился я с легким весельем.

— Война кончилась, — продолжила шаманка, — враг разбит с разгромным счетом, и следующего нападения ждать в ближайшие сто лет точно не стоит, как ты сам заметил. А за это время мы подготовим свои кадры, и нам уже никто не будет страшен. Так что лишнее это.

— А преподавателей магии ты где возьмешь? — поинтересовался я с ехидцей. — Сама ведь только в шаманизме разбираешься. Лития просто не потянет такой объем учеников. Тем более, она больше некромантка. Полезное умение, но нужно и другие грани магии познавать.

— У людей. За деньги они всех обучат.

— Спорить не стану, за хорошие деньги они действительно возьмутся за обучение кого угодно, даже врагов, вопрос лишь в качестве обучения. Тем более под видом магов-учителей могут заслать диверсантов и агентов влияния, которые нам такого наворотят, что потом не то что век, вечность не расхлебаем. Так что надежнее будет приобрести магичек из землячек Хайллейсы. Составить с ними контракт, по которому я освобождаю их от печати, плачу зарплату, обещаю отправку в родной мир по окончании срока договора, а они обучают магии наших одаренных, в первую очередь моих детей. Опять же не забываем, что магическое искусство в других мирах может быть гораздо более продвинутым, чем в Даронаре, и тогда наши маги будут на порядок сильнее магов людских королевств. Вот тогда нам точно никто не будет страшен.

— Ты прав, — кивнула шаманка.

— Что ж, Хай, завтра отправляемся за дополнительными покупками и попробуем начать расселять тифлингов в Проклятых землях. Кстати, кто хочет погостить в «аду»?

В числе желающих оказалась только дроу. Ей там единственной нравится. Одно слово — хаоситка. Остальным хватило короткого ознакомительного вояжа, который я им устроил в трофейный замок через месяц после битвы с Неназываемым. Некоторым там так не понравилось, что неделю болели. Это я про эльфу, гному и особенно дриаду. Остальные адскую атмосферу перенесли нормально, но все равно повторять не спешили.

* * *

Новая форма существования дала мне новые возможности. Теперь я мог проникнуть на нижний план без поводыря в виде Хайллейсы.

А также почувствовал существенную разницу при превращении. Ведь свой домен в «аду» я посещал в виде демона, конечно же! Большого и рогатого! Так вот, если раньше, преображаясь, я чувствовал некоторый дискомфорт, словно напялил на себя стоящую колом одежду, то теперь словно оделся в индивидуально пошитый для меня в дорогом ателье костюм из лучшей ткани, в котором нигде ничего не тянет, не жмет и не вызывает ощущения неудобства.

Хайллейса в связи с прибытием лорда устроила смотр войска на внутреннем плацу замка. На защите цитадели находилось всего десять тысяч демонов, еще двадцать тысяч несли патрульную службу, охраняя границы домена, остальные тридцать отдыхали в ближайших городах.

Пришлось явить себя в качестве истинного правителя этого домена.

— Гарем! Гарем!! Гарем!!! — проскандировали легионеры, стоило мне поднять руку в приветственном жесте.

— И ты туда же?.. — пробормотал я, глядя на широко улыбнувшуюся суккуба.

Рядом хихикнула дроу.

— Так понимаю, по ее наущению…

После смотра демонического легиона отправились взглянуть на уже купленных демонессой тифлингов. Как правило, это плоды любви демонов и рабынь для утех различных рас, а также помесь между самими тифлингами, так что похожих друг на друга особей найти было очень сложно, ведь даже демоны между собой очень сильно отличаются. Собственно, между демонами такое же различие, как между людьми, эльфами, гномами, орками, гоблинами и так далее. И перемешаны они со всеми перечисленными расами, вот и получилось просто невообразимое разнообразие.

— А что они у тебя делают? — спросил я суккуба, заметив, что тифлинги занимаются какими-то строительными работами, что-то копают, таскают, выкладывают из камня.

Вообще, как я только что обнаружил, со времени моего прошлого посещения ландшафт вокруг замка, стоящего на самой вершине вулкана, в центре кратера, заполненного жидкой лавой, сильно изменился.

— Решила устроить сад. Как говорится, ничто прекрасное мне не чуждо. И потом, надо же мне их было как-то занять? Чего им праздно шататься? А то от безделья, говорят, слишком много мыслей появляется. И ладно бы умных, так нет, как правило, дурных. Вот и приставила их к работе. Пусть отрабатывают содержание. Как ты говоришь, совмещаю приятное с полезным.

— Вообще-то, последняя поговорка должна относиться к самому себе, — хмыкнул я.

— Ну а я к кому?! — усмехнулась демонесса. — Тоже по отношению к себе! Делают мне полезное и приятное.

Я пока не стал отрывать тифлингов от работы по созданию смеси сада камней с регулярным парком. Деревья и кусты, естественно, сажались местные, и видок у них был еще тот, поистине адский. Черные, какие-то чешуйчатые стволы; насыщенно красные, словно пропитанные кровью листья… про местные елочки я и вовсе молчу.

— А это моя гордость, — показала Хайллейса на уродца в центре своего будущего сада.

Дерево чем-то походило на баобаб, если отбросить бурую окраску с красными прожилками и черными маслянистыми листьями, очень толстое, обхватов в пять, и при этом невысокое, шесть-семь метров.

Демонесса магией сбила какую-то летающую над головами зубастую тварь, высматривавшую, чем бы поживиться, и направила ее падение в сторону этого баобаба. Вдруг ветви пришли в движение, схватили добычу и стали заталкивать внутрь ствола сверху. Тварь пищала и кричала, но вырваться ей не суждено было. По стволу пошли волнистые движения, как у змеи, проталкивающей пищу дальше по своему телу.

— Пока выкопали, доставили и посадили, десять работников сожрало!

Я только покачал головой. Ад он и есть ад, как говорится, без купюр и прикрас.

— Хай, как смотришь на то, чтобы стать моей жрицей? — поинтересовался я у демонессы. — Будешь присматривать за тифлингами, так сказать, наставлять их на путь истинный.

— О, она наставит их на истинный путь! — хохотнула дроу, явно имея в виду что-то похабное.

— Без фанатизма только, — тут же добавил я, под смех дроу и суккуба. — А то назначать кого-то из их среды не хочется, так как просто нет подходящего кандидата… я это чувствую. А ставить над ними кого-то, у кого в крови нет демонической составляющей, бессмысленно, они его просто не воспримут как поводыря-пастыря.

— Хорошо, — кивнула демонесса.

И пока она не передумала, я, как и учила Арсилена, одарил ее своим благословением, закрепив за ней статус жрицы.

Ох, и намучается она быть моей жрицей, подумал я с легким весельем. Ведь теперь она должна не только учить, но и сама соблюдать все постулаты веры в меня как бога Защитника. То есть сама в первую очередь не сможет творить беспредел. Я уже молчу о том, что он должна защищать попавших в беду. А в нижнем плане это будет ой как непросто, ведь тут на каждом шагу творится несправедливость. Впрочем, в иных верхних планах этого на порядок больше.

Долго задерживаться не стали. Мы сюда прибыли не садом любоваться, а за товаром: за будущей посвященной мне паствой. Так что, взяв эскорт сопровождения из сотни солдат-демонов, с помощью замкового портала мы переместились в ближайший город, где Хайллейса сделала заказ на партию тифлингов, и где имелся крупный рынок.

Что сказать о демоническом городе? Демонический он и есть демонический, и этим все сказано. Хотя, если абстрагироваться от адскости, то все то же самое, что и в человеческих городах: дома, бордели, таверны, рынки, магазины…

Мы направились сразу на рынок, где торговали разумными. Все переговоры взяла на себя Хайллейса, заплатила за поставленный товар, который приказала десятку бойцов отконвоировать к порталу и отправить в замок. После этого мы пошли вдоль клеток с рабами из обычных миров.

Я мысленно чертыхнулся, осознав, в какую ловушку только что угодил.

Меня стало плющить не по-детски. Это из серии «назвался груздем, полезай в кузов».

— Что с тобой, Кирнрел?! — первой заметила неладное Тарсарана.

— Защитник фиговый… — проскрежетал я. — «Да не пройдешь ты мимо страдающего, даже не попытавшись помочь…» Вот кто меня дернул сюда тащиться?! Как я раньше об этом не подумал?.. Теперь надо как-то им всем помочь…

Дроу понятливо кивнула.

— Все настолько серьезно? — с хмурым видом спросила демонесса.

— Да. Теперь мне так просто отсюда не уйти. А если все же уйду, то даже не знаю, что со мной случится. Как бы не развоплотиться, уж больно сильное противоречие возникнет. У богов свои проблемы и табу. Вот как тут помочь, если пленников тысячи?! Купить их всех и освободить просто невозможно. У меня тупо не хватит средств, даже если выгрести все, что должны гномы.

— Вот же…

Да уж, ситуевина еще та.

— Хай, дорогая, ты никогда не думала захватить этот милый городок? — полюбопытствовал я, демонстративно оглядываясь по сторонам.

Демонесса посмотрела на меня в первый момент как на психа. Но, подумав о чем-то своем, смягчила свой взгляд и задумалась. Она тоже осмотрелась вокруг, но как-то оценивающе.

— Хм-м… В принципе, идея мне нравится. Но моих легионов не хватит взять этот город. Здешний лорд очень силен.

— Так уж и не взять? А если нанять пару легионов наемников? Я еще подкину големов и скелетонов. Сам могу поучаствовать.

— А что толку? Ну, возьму я его, удержать все равно не получится.

— Даже если убить лорда?

— Даже если убить лорда, — кивнула Хайллейса. — Слишком лакомый кусок.

— Хм-м, а так ли уж нам нужно его удерживать? Пограбим да оставим…

— Я тебя поняла, тебе нужно только освободить рабов… Но беда в том, что нам этого не простят и придут с ответным визитом. И тогда от нашей цитадели камня на камне не оставят.

— А если образовать союз?

— Уже реальнее… В принципе, можно попробовать. Война будет большой, но нам не привыкать, ведь в этом смысл нашей жизни.

Я почувствовал, как меня стало понемногу отпускать.

Вот же выбрал себе предназначение… которое меня чуть не придавило.

— Тогда собирай союз лордов и бери этот город на меч, — распорядился я. — А то ты сама недавно жаловалась, что не удалось поучаствовать в хорошей драке с богатым призом. А тут куда уж лучше и богаче?!

— Слушаюсь, мой лорд! — дурашливо отсалютовала суккуб.

— Как быстро сможешь создать союз?

— Нужна минимум неделя…

— Хорошо.

Меня почти полностью отпустило.

— А пока давай потратим все, что взяли с собой, — предложил я.

Возражений мои слова от спутниц не встретили, и мы пошли вдоль рядов клеток, торгуясь за каждую встречную рабыню, будь то эльфа, гнома, человечка, орчанка, троллиха, огриха… ибо проходить мимо, оставив кого-то за спиной, я не мог, вот и приходилось выкупать всех подряд.

В общем, на рабские рынки я больше ни ногой. Да, знаю, что таких рынков много, но в конце концов пленники мне не посвящены, ко мне конкретно не взывают, а значит, я вроде как за них не ответственен… Это сейчас я пройти мимо не смог.

Седьмая рабыня, за которую я начал торг, оказалась явно не гуманоидного типа. Торс человеческий, а вот ниже начинался хвост длиной полтора-два метра, покрытый желто-коричневой чешуей. В тон чешуе и волосы имели светло-желто-коричневый цвет. Кожа тоже оказалась желтоватая, как у… китайцев. Даже разрез глаз аналогичного с чешуей и волосами цвета являлся миндалевидным.

— Это еще кто?

— Ламия… — ответила Хайллейса, а потом, лукаво стрельнув глазами, иронично спросила: — Все-таки потянуло на экзотику?!

— Иди ты со своими шуточками… — отмахнулся я. — И потом — как?!

Демонесса захохотала, ей вторила дроу. Видимо, вспомнили рассказанный как-то мною анекдот про то, как Петька поймал русалку, а потом отпустил обратно в водоем. Чапаев его спрашивает: «Зачем?!» А тот отвечает: «А как?!»

Вот и я задался подобным вопросом. Ведь привычных органов размножения как-то не заметно, хотя одеждой-то ничего не скрыто, рабыни в клетках сидят полностью обнаженными, так сказать демонстрация товара во всей красе. Впрочем, не всегда демонстрация этой «красоты», особенно в случае с огрихами и троллихами, уместна.

— Сколько?

— Пять алмазов третьего размера с душами класса «А», — тут же выдал цену продавец.

Я приподнял бровь. Цена оказалась высокой что по количеству камней, что по их типу, размеру и классу заточенной в нем души, то есть запросили по верхнему пределу, разве что размер могли еще повысить. Ну и количество, ясен пень. Тут уже все от наглости продавца зависит и от качества товара.

Алмаз, как всем понятно, самый дорогой камень из всех. Третий размер — это примерно с фалангу большого пальца, уж не знаю, сколько это в каратах. Что касается класса «А» души, это значит, что в камне должна быть заточена душа с магическим даром уровня архимага. У нас таких камней немного.

До сих пор у нас не просили больше двух алмазов с душами класса «А» второго размера. И запросили такую цену за эльфийку. Причем эту цену удалось серьезно сбить до двух алмазов первого размера с душами «Б» и «В» класса. Этих камней и душ у нас хватало.

— А не дороговато просишь?! — тут же влезла в торговлю суккуб; мне как владетелю торговаться было невместно. — Ты посмотри на нее! У нее уже чешуя начала облезать!

— Это боевое повреждение… Скоро новая вырастет. Так что не извольте беспокоиться…

— Кому ты тут мозг паришь?! Да и какая моему лорду разница, боевое это повреждение или не боевое, главное, что товар не в кондиции! А вырастет новая или нет, это еще неизвестно. Все зависит от того, чем ее приласкали. В общем, один алмаз первого размера с «Б»-душой. И то многовато будет…

— Это слишком дешево! Посмотрите на силу дара! Такая протянет не меньше десяти циклов, если обходиться с ней аккуратно. Я уже молчу про редкость расы!

В общем, торговались они до посинения-желтния-краснения минут десять, пока наконец не сошлись на двух алмазах второго размера с душами «А» и «Б» класса. Плюс к этому торговец подкинул двух человечек с совсем слабеньким даром, что позволило бы им протянуть в демонском плане от силы месяц. Впрочем, их бы раньше… хм, замучили в солдатском борделе.

Все то время, пока шла торговля, ламия лежала в клетке, никак не реагируя, и только лишь когда торговля закончилась, взглянула на своего нового хозяина, при этом в ее глазах отразилось изумление.

Не иначе почувствовала что-то.

— Как зовут?

— Шаршалунэ… господин, — представилась она, склонив голову.

Ладно, идем дальше. Некогда с ними разбираться и объясняться.

Ламию тем временем пересадили в передвижную клетку на колесиках, которая катилась вслед за мной и в которую пересаживались купленные рабыни.

Глава 14

Шаршалунэ, ламия. Рабыня странного демона

— Сколько?

Ну вот, еще один покупатель, уже не то пятый, не то седьмой, подумала я безразлично, даже не посмотрев на возможного хозяина.

Продавец выставил за меня явно завышенную цену, и большинство потенциальных покупателей уходило дальше по ряду после небольшого торга. Даже сбив цену на треть, получалось слишком дорого, так что они шли смотреть что подешевле. А товара тут хватало на любой вкус, причем даже в буквальном смысле слова.

«Хм-м, этот покупатель оказался более настойчивым. Собирает коллекцию, и ему для полноты не хватает особи моей расы?» — подумала я, мазнув взглядом по уже приобретенным им экземплярам.

Я посмотрела на потенциального господина. Очень уж азартно идет торг.

Еще раз «хм-м». Странный он какой-то… А вот в чем странность, непонятно. Сильный лорд демонов, это видно по мощной ауре… но на «вкус» она какая-то другая. Впрочем, разница невелика, мало ли какая энергетика может быть у демонов? Демоны они и есть демоны…

А вот что действительно странно, так это его свободно разгуливающая рабыня. Она без печати подчинения и блокировки магических возможностей, а значит, может свободно оперировать магией. Впрочем, тому тоже имеется объяснение. Все же она из расы дроу, а они те еще хаоситки, так что вполне может и добровольно служить демону. Вот и смеется вполне искренне.

Меня все же купили. Что ж, рано или поздно это должно было случиться. Эта суккуб хорошо торгуется, гномам на зависть. Скинула с первоначальной цены чуть ли не три четверти. Впрочем, тут, наверное, еще сказалось, что и продавцу надоело меня держать.

— Как зовут? — спросил демон, посмотрев на меня с интересом и как-то добродушно, что меня буквально ошарашило.

Добрый демон — это все равно, что холодный огонь или горячий лед.

— Шаршалунэ… господин, — ответила я, склонив голову, решив, что мне показалось, ведь все надеются на лучшее.

Он только кивнул, и я перебралась в клетку к остальным купленным им рабыням.

Демон начал торговаться за очередную рабыню, на этот раз темную гному-дварфку.

Он что, действительно скупает всех подряд?! Вот уж точно странный… Впрочем, каким бы он странным ни был, ничего хорошего ждать точно не приходится, скорее уж наоборот.

Демон с помощью суккуба после ожесточенных торгов купил еще пять рабынь, доведя наше общее число до двадцати одной и потратив, как стало ясно из их разговора, все свои карманные деньги, и мы направились прочь с рынка.

Воспользовавшись портальным устройством, мы оказались в замке-цитадели — сердце домена этого странного демона.

— Выходите.

Мы подчинились и вылезли из открытой опостылевшей тесной клетки.

— Прикройтесь пока этим…

Слуги-тифлинги подали нам простую одежду: штаны, рубахи, обувку. Последняя мне, естественно, не потребовалась. Размеры нашлись для всех, в том числе для двух огрих и троллихи, имеющих героические формы тел.

— Так, сначала разберемся с вами, но не здесь, — сказал демон, оглянувшись.

После чего нас провели непосредственно в замок. Мы поднялись на пару этажей и оказались в тронном зале. Лорд занял свое место.

На подлокотник трона уселась дроу, а суккуб уместилась у него на коленях.

— Я рекомендую начать со змейки, — показав на меня, угодливо прошептала суккуб, но так, что ее услышали все. — Видишь, она сама уже наполовину готова… снизу даже прикрываться не стала.

Дроу, нисколько не скрываясь и не опасаясь гнева хозяина, захихикала.

На что демон только закатил глаза кверху, вместо того чтобы их жестко осадить. А потом и вовсе выдал неожиданное:

— Как пожелаешь милая, с нее так с нее.

Я напряглась.

Дроу и суккуб, заметив мое состояние, заливисто засмеялись.

— Ладно, пошутили, и будет, — хлопнул по свободному от дроу левому подлокотнику трона в виде продолговатого черепа какой-то твари, — а то ее сейчас нервный удар хватит.

Я действительно находилась на грани.

— В общем, так, на самом деле я не демон… — сказал он.

С этими словами демон обернулся человеком, но это никого из нас не убедило. Все высшие демоны могут принимать любой облик, и чем сильнее демон, тем больше у него вторых форм. Демон понял, о чем мы подумали, поморщился и растворился в воздухе, превратившись в светящуюся сферу.

— А если так?

Вот это уже было необычно. Ни о чем подобном лично я не слышала. В энергетическую форму могут переходить только…

— Наш муж — бог! — сказала суккуб, подтверждая самые смелые предположения.

— Не демонический, а из обычного плана, — добавила дроу. — Просто у него здесь есть честно взятый на меч домен.

Я даже не знала, что и думать. Хотя чего только в жизни не бывает? Вот только зачем мы ему понадобились?

— Ладно, ваше дело, верить или не верить, сейчас это не принципиально, — устало сказал не то демон, не то человек, не то бог. — У меня к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.

Из-за того, что последняя фраза прозвучала как-то слишком зловеще, он поправился:

— В том смысле, что оно вам очень понравится, а не потому, что в случае отказа будет плохо. Итак, скоро я переправлю вас отсюда в свой мир, где сниму демонические печати подчинения и блокировки магических способностей, и вы получите полную личную свободу.

Вот эта информация вызвала у нас некоторое оживление. Нам всем очень в это захотелось поверить. Но, как известно, ничто не дается бесплатно. Даже богами. Все требует возмещения. В конце концов, он потратился на наш выкуп…

— Да-да, я не вру. Почти все, кроме ламии, в той или иной степени смогут устроиться в мире Даронар как дома, ибо у нас имеются аналогичные или близкие расы. Это если вы захотите жить среди своих соплеменников. Хотя у снежной эльфы и дварфки могут возникнуть трудности, так как данных рас у нас нет, и не факт, что наши гномы и эльфы примут их к себе как равных, особенно дварфку.

Темная гнома только фыркнула. Как видно, она и сама не захотела бы жить среди гномов.

Снежная эльфа хоть и держала на лице маску бесстрастия, судя по эманациям, тоже не горела желанием вливаться в общество лесных эльфов.

— Но есть государство полукровок, где можно достичь достойного положения благодаря своим знаниям, силе и умениям, — продолжал демон-бог. — Я уже молчу о том, что вы можете податься в королевства людей, хоть и не советую — к инородцам у людей отношение сложное.

«Ну, это почти везде так», — подумала я.

— Впрочем, если не захотите воспользоваться ни одним из перечисленных вариантов, то держать никого не стану. Если знаете адрес своего родного мира и желаете туда попасть — дом есть дом, тут я вас понимаю как никто другой, — то со временем я смогу это устроить. А если не знаете, то… мы поищем своими методами, ведь те, кто вас из дома умыкнул, адреса ваших миров точно знают. Но пока суд да дело, я буду рад если вы в качестве благодарности и платы отработаете наши издержки… О, ничего такого! — улыбнулся с виду человек, увидев как несколько его… гостей нахмурились. — Просто обучите моих одаренных своей магии. Ведь большинство из вас — сильные магини, не так ли? Думаю, это будет вполне справедливо.

Я согласилась. Это действительно будет не сильно обременительно, если, конечно, все сказанное правда. Ах, как я надеюсь, что это так!

Хотя если уж на то пошло, то от моего дома мало что осталось после нападения легиона демонов… Может, даже и вовсе ничего не осталось. Но он прав, дом есть дом, и надо вернуться.

— Впрочем, прямо сейчас я не требую от вас немедленного ответа. Его дадите в Даронаре после того, как я сниму печать, и вы восстановитесь, придете в себя и осмотритесь на новом месте. Может, понравится. Давайте для начала просто познакомимся чуть поближе. Начнем с вас, Шаршалунэ, раз уж на то пошло, — чуть хохотнул этот некто, посмотрев на усмехнувшуюся суккуба, которая снова забралась к нему на колени.

Я немного стушевалась.

— Ах да, совсем вылетело из головы, меня зовут Кирилл. Бог Защитник. По крайней мере, учусь на него… — хохотнул он.

Хм-м, некоторые странные моменты становятся более понятны, подумала я и сказала:

— Как вы уже знаете, меня зовут Шаршалунэ аш Рашарш, я являюсь королевой пустынных ламий мира Ашхаш.

Этот некто при объявлении моего титула почему-то легко усмехнулся, переглянувшись со своими женщинами, но я продолжила:

— Недавно на нас напал легион демонов лорда Сазлернара, которого призвали наши враги с целью нашего полного истребления…

— И кто же ваш враг?

— Люди…

— Но если вы обитаете в бесплодных песках, что им там понадобилось? — удивилась дроу. — Люди, насколько я могу судить, не особо любят пустыни. Есть, конечно, народы-неудачники, живущие среди песков, но думаю, вряд ли эти дикари натравили на вас демонов.

— Да, с кочевниками мы жили в мире, — подтвердила я. — Даже больше. А демонов наслали действительно другие люди из плодородных земель. Они захотели получить наши богатства.

— Все как всегда, — с тяжелым вздохом кивнул Киш… как он там себя назвал?.. Кширилш. — Это нам знакомо.

— Только что могут быть за богатства в вашей пустыне, коли они призвали демонов? — поинтересовалась суккуб, и ее глаза алчно блеснули, что вызвало ироничную улыбку бога-демона. — Призыв демонического легиона — мероприятие не из самых дешевых и безопасных для самих призывающих. Окупаться должно сторицей.

— Наследие Древних, — ответила я. — На месте пустыни, в которой мы жили, раньше была нормальная плодородная земля с реками, озерами, морями, лесами и городами, но все это в незапамятные времена по неизвестной нам причине поглотили пески.

— Понятно, — кивнул бог. — В занесенных песком городах сохранились ценные магические артефакты, я уже молчу просто о золоте и драгоценностях, а вы, наверное, мешали людям их добывать.

— Верно, — подтвердила я. — А что касается того, что мешали добывать… Так они нам тоже нужны, не меньше чем людям.

— Ну что же, все ясно. Координаты своего мира знаешь?

— Да… и я бы хотела вернуться… очень прошу вас об этом, Кширилш.

— Не вопрос, как только появится возможность — вернем, — кивнул он, опять чему-то усмехнувшись. — Кто следующий?

Следующей вызвалась поведать о своей непростой судьбе дварфка.

Ее история была столь же банальна, как и моя. Правда, она оказалась не королевой, а простым боевым магом. Демонов натравили дроу, с которыми у них возник спор за рудную гору. Она тоже попросила вернуть ее домой, ибо знала координаты.

Остальные истории мало чем отличались друг от друга. Лишь в мирах двух человечек оказался налажен постоянный торговый канал с нижним планом. В их мирах ловили или обманом заманивали сильных одаренных, как правило, необученных, и продавали их демонам другие люди-маги.

Еще у орков произошел прорыв инферно. Дошаманились их шаманы на свою голову.

Человечки сразу выказали желание остаться в новом мире, дома их ничто не держало, а на новом месте появлялись хорошие перспективы. Остальные не определились главным образом из-за незнания координат своих миров, решили сначала все разведать на новом месте.

Пока этот человек-демон-бог разговаривал с нами, на плацу в центре цитадели собрали тифлингов-рабов, о чем сообщил слуга, тоже тифлинг, только с более чем тремя четвертями демонической крови.

— Прошу прощения, дамы, у меня дела, — сказал Кширилш, выслушав недодемона-слугу.

После чего встал и, приняв облик демона-лорда, вышел на балкон.

Суккуб махнула нам рукой, чтобы, дескать, оставались на месте. Даже более того, пригласила к окнам посмотреть на собравшихся.

Тем временем наш освободитель, если он, конечно, не соврал на этот счет, заговорил:

— Меня зовут Кирилл. Я набираю жителей для своего нового домена в одном из миров верхнего плана…

По толпе тифлингов пробежали шепотки. Они ожидали чего угодно, но не такого. Мы, кстати, тоже. Это было необычно.

— Да. Но не просто жителей и своих подданных, а свою паству, ибо в том мире я собираюсь стать богом — богом Защитником, — и мне нужны верующие.

Тифлинги застыли и замолчали. Это заявление их повергло в ступор.

Кширилш же продолжил их грузить еще плотнее:

— Всем, кто пожелает поселиться в мире верхнего плана на правах свободных, нужно лишь присягнуть мне, признав своим богом-покровителем и выполнять не слишком обременительные правила. Жертвоприношения мне не нужны.

Тифлинги, несмотря на это, что-то не проявляли особой радости.

А с чего им веселиться, мысленно хмыкнула я. Высший демон объявил себя богом, да еще требует, чтобы они посвятили ему свои души. Тут кого угодно возьмут сомнения, несмотря ни на какие обещания свободы. Речь-то о душе… Другое дело, что он и так может забрать себе их души, и они это прекрасно понимают. Да уж… На их месте я бы тоже призадумалась.

Кширилш решил немного подтолкнуть их решение в нужном себе направлении, добавив:

— Все, кто не желает, останутся здесь в прежнем качестве. Выбор за вами.

Ха-ха, тот еще выбор, невесело и иронично усмехнулась я.

Это заявление заставило тифлингов вновь зашевелиться. Оставаться рабами при некотором шансе получить свободу, да еще в верхнем плане, никому не хотелось.

— Повторяю, кровавых жертв от вас в мою честь не потребуется. Скорее наоборот…

Кширилш как можно подробнее пояснил тифлингам суть своего кредо защитника.

Хм-м, очень соблазнительный бог-покровитель, надо признать, подумала я. Если бы такой бог покровительствовал моему народу, а не тот, которому поклонялись в действительности, не думаю, что демоны смогли бы нас одолеть так быстро, если бы вообще смогли…

Интересно, ему только тифлинги нужны или другие тоже сгодятся? Собственно, какая ему разница, кто ему молиться станет, главное, чтобы молились, почитали, исполняли заветы, тем самым давая ему ману веры.

Надо будет спросить… И если разницы нет, то это наш единственный шанс уцелеть, если с момента моего пленения не пленили и не перебили всех остальных.

Я посмотрела на других своих сестер по несчастью и увидела, что большинство, если не все, думают в схожем ключе.

Темная гнома даже, как могла, постаралась прихорошиться, используя стекло в качестве зеркала. Похоже, рассчитывает не только на то, что Кширилш окажет помощь ее народу, если там, как и в моем случае, еще есть кого спасать, но и ей что-то перепадет от бога в личном плане, ведь вон дроу и суккуб явно с ним на короткой ноге. Хм-м, быстрая какая.

Это намерение дварфки заметила не только я, но и дроу, судя по ее ухмылке.

Похоже, пропала темная гнома. Или нет? Вроде блеска бешенства от ревности в глазах дроу не видно, скорее даже какая-то игривость. Хотя с ними никогда ничего не поймешь. Так же игриво улыбаясь в лицо, будет вырезать тебе сердце… Хаоситка — она и есть хаоситка.

Но в чем-то дварфка права. Получить такого личного покровителя, как бог, да еще с постельными отношениями, дорогого стоит. Надо ловить момент… только бы самой не попасться под горячую руку той же дроу или тем более суккубе. Тут сначала надо все разведать…

— У вас час на то, чтобы все обдумать, после чего проведем церемонию посвящения и я переселю вас в Даронар, — закончил свою речь Кширилш, оставив тифлиногов размышлять над своим дальнейшим будущим.

Впрочем, особого выбора он им не оставил. Ну кто добровольно захочет остаться рабом?

— Что поделать, я, может, и бог, но точно не святой, — сказал он нам, чуть разведя руки, отвечая на невысказанное, но красноречиво выразившееся на наших лицах мнение относительно оставленного тифлингам «права выбора». — Мне нужны паства и мана веры для собственного усиления.

— А там, в Даронаре, случайно нет небольшой пустыни? — спросила я.

— Не припомню…

Я с сожалением вздохнула.

— Хочешь перебраться с остатками своего народа в Даронар?

Я кивнула.

— Условия ты уже слышала. Согласна?

Я дважды кивнула.

— Что ж, кто сказал, что пустыню нельзя организовать?! Все будет зависеть от количества выживших ламий и силы их веры.

— Не знаю, сколько нас осталось, если вообще остались, но насчет силы веры можете не сомневаться! — заверила я.

— Что ж, как только разберемся с тифлингами, наведаемся в твой мир, пока там мою потенциальную паству окончательно не извели!

— Благодарю, Кширилш!

Теперь усмехалась не только дроу, но еще и суккуб. А когда они переглянулись, их улыбки стали еще шире.

Чего это они?

Мне даже как-то не по себе стало…

Когда Кширилш куда-то удалился по своим делам, обе красотки приблизились ко мне с двух сторон и, приобняв за плечи, хором произнесли:

— Добро пожаловать в нашу семейку!

Потом они захихикали, отчего мне стало еще неуютнее.

— В каком смысле… семейку?

— А разве ты не на это рассчитывала?! — удивилась дроу.

— Вообще-то я хотела спасти свой народ…

— Одно другому не мешает, — вставила суккуб. — Потому как тебе придется стать его жрицей… а это все равно, что женой.

— Вот Олграна обрадуется! — заливисто засмеялась дроу.

Суккуб от нее не отставала.

Потом демонесса сказала:

— Пойдем, приоденем тебя. У меня как раз несколько лишних шмоток завалялось. Негоже невесте бога ходить… в твоем случае ползать в таком тряпье!

Да уж, я ожидала чего угодно, но не такого!

Кирилл. Он же Кширилш

Пообщавшись и успокоив вызволенных из плена магичек относительно их дальнейшей судьбы, я пошел разбираться с тифлингами. С дополнительной партией, котороую только что поставили, их накопилось пятнадцать тысяч особей, так что пора было на своеобразном митинге просветить их о дальнейшей судьбе и определить на новое место жительства в Проклятые земли в Даронаре.

После митинга переселить остатки своего народа захотела ламия, чему я мысленно порадовался и, конечно, дал добро. Плохо, что остальные промолчали. Но, во-первых, среди них больше нет королев, чтобы говорить за весь свой народ. Во-вторых, пусть посмотрят, что получится сначала с тифлингами, потом с ламиями, и тогда им уже будет о чем рассказать своим правителям. Я ни от кого не откажусь…

«Особенно от ламии, снежной эльфийки и дварфки!» — хохотнул сынок.

«Тьфу ты, — мысленно сплюнул я, осознав, о чем собственно идет речь. Весь в маму пошел, мелкий негодник!»

«В тебя! Весь в тебя! — с хохотом поправил он. — Я ведь, как и она, пользуюсь ресурсами твоего сознания. Так что, как говорится, яблоко от яблоньки…»

Пока тифлинги думали, мы успели хорошо попировать. Пленниц на рабском рынке разносолами не баловали.

Я только удивился, что ламию нарядили в обтягивающий жилетик, сильно открывающий грудь, и коротенькую юбочку.

И суккубочка с дроу то и дело смехом давятся, переглядываясь и бросая многозначительные взгляды на ламию и на меня. Я явно что-то упустил.

— Ну и в чем заключается подляна? — не выдержав, спросил я.

— Ну как же, если ты сдержишь слово и спасешь остатки народа ламий, ей, стало быть, придется принять жреческий сан, — сказала Хайллейса.

— Не обязательно. Что у них там, других жрецов не найдется?

— А кто еще? — удивилась дроу. — Может, и найдется, в этой профессии в принципе нет ничего сложного. Но только она сможет служить тебе со всем сердцем.

— Ну, допустим, — кивнул я, соглашаясь, что лучшей жрицей среди ламий будет только Шаршалунэ, остальные будут служить не так самоотверженно. — И что с того?

— Ну, я ведь тоже вроде как стану жрицей для тифлингов, ибо, как ты сам заметил, больше некому, при этом я с тобой буду время от времени делать… это самое, — усмехнулась суккуб. — А поскольку в нашем случае это трудно будет держать в тайне, то ей станет как минимум обидно, что ею брезгуют. А она, как уже сейчас видно, совсем не против более тесного контакта!

— Ах, ты ж!.. — приглушенно воскликнул я под смех жен, явственно осознав, чем мне грозит создавшаяся коллизия. И не только в данном случае, но и в дальнейшем.

Вот ведь вляпался на ровном месте, изумился я. Хоть отказывайся от миссии по спасению ламий. Но с другой стороны, если бог дал слово, то он его должен выполнить, ибо даже бог Лжи держит данное однажды обещание, иначе паства отвернется от постоянно «кидающего» всех бога.

— Придется остальным, и тебе в том числе, — кивнул я Тарсаране, — стать моими жрицами. Наращивать гарем дальше у меня нет никакого желания…

— Я только «за»!

Время, данное тифлингам на размышление, подошло к концу, мы успели хорошо пообедать, и я снова вышел на балкон.

— Ваше решение? Кто согласен, просто преклоните колено…

Никто не остался стоять. Я так и думал.

— Тогда продолжим. Хай, твой выход…

Хайллейса уверенно вышла вперед и повела вытянутой рукой слева направо, буквально «стреляя» в коленопреклоненную паству печатями, которые вплетались в души тифлингов. Ни от кого печать не отскочила, хотя скорость принятия была разной.

— Посвящаю вас богу Кийррейлу Защитнику… Веруйте в него, и он не оставит вас, — сказала суккуб, зачем-то добавив: — Аминь.

М-да, с красочными и торжественными ритуалами было бы лучше, так что с этим моментом надо будет поработать.

— А теперь бог, как и обещал, перенесет вас в мир верхнего плана Даронар, где вы и будете жить. Взмолитесь же ему со всей силой и искренностью, на которую вы только способны! Кто не окажет должного рвения, останется здесь, ибо вы сами даете ту энергию, которая и переправит вас в новый дом.

Ко мне ручейком потекла мана веры. Я в непосредственной близости от молящихся чувствовал всех и каждого, кого лучше, кого хуже. Пока еще плохо разобрался в том, насколько искренне они верили в меня, но вот то, что они все хотели перебраться в новый мир, было очевидно, и этого должно было хватить.

Всю поступившую от тифлингов ману я направил в артефакт, изготовленный при участии чуть ли не всех моих жен, даже богиня красоты подсказала пару деталей. И вот теперь предстояло выяснить, что они в итоге сварганили.

В принципе, в данном случае я мог обойтись и без подобного амулетного «костыля», сообщение между планами имело несколько иную природу, чем между различными мирами одного плана, и как ни странно, путешествие между планами было легче, но я решил опробовать артефакт. Так сказать, потренироваться на кошечках…

Как только артефакт оказался заполнен энергией под завязку, я активировал его, направив энергию на своеобразный артефакт-приемник, который мы заранее разместили в Проклятых землях в Даронаре в месте для ПМЖ тифлингов.

Всех нас охватило искристое сияние, потом сверкнула яркая вспышка, и мы оказались на площади среди заросших травой, кустарником и столетними деревьями развалин какого-то города в самом центре Проклятых земель.

— Вот мы и на месте, — сказал я.

Тифлинги, промаргиваясь после вспышки и щурясь на яркое солнце над головами, стали с некоторой растерянностью и в то же время с интересом осматриваться по сторонам.

— Я, как и обещал, привел вас в Даронар. Развалины этого городка находятся в так называемых Проклятых землях. Так что здесь достаточно опасно, но не опаснее, чем на привычном вам нижнем плане, но это единственное свободное для заселения место, за которое не придется драться с аборигенами. Восстанавливайте город, обживайте и очищайте окрестности… Живите.

— И, конечно же, не забывайте молиться и благодарить вашего бога и покровителя Кийррейла Защитника за возможность жить свободными, а также просить его о защите от внешних напастей! — подхватила эстафету Хайллейса. — И чем сильнее и искреннее будут ваши молитвы, тем крепче и больше будет защитный контур вокруг города, сквозь который не смогут пробиться никакие твари Проклятых земель! И первое что мы сделаем, это построим храм нашему покровителю! За работу!

В общем, демонесса взялась за организационную работу, что называется, засучив рукава. Конечно, мы все для этого заранее приготовили, а не только поставили приемник. Завезли рабочий инструмент, одежду, продовольствие на первое время, посуду, а также оружие и доспехи.

Я же, сделав свое дело, исчез. В следующий раз я здесь появлюсь, когда храм мне построят для его освящения. Как раз привезут статую, которую Хай заказала, причем отдалилась от портретного сходства, добавив демонические черты. Ну да ладно, тифлингам так ближе будет.

Что касается алтаря — приемопередатчика и распределителя маны веры, то он уже тут стоял посреди развалин храма, посвященный какому-то развоплощенному во время Войны богу. Алтарь также преобразовывал часть маны веры в потоки энергии, что создавали озвученный Хайллейсой защитный периметр вокруг города.

Кстати то, что тифлинги поселились в опасных для жизни Проклятых землях, давало двойную пользу в плане укрепления их веры в меня: им придется молиться не только для поддержания охранного контура, но и просить помощи в сражении с тварями, чтобы защищать жизни свои и соплеменников. То есть вступала в действие одна из основных заповедей веры — защищать слабого.

Я этот момент даже сам не сразу просек…

Вот такой вот я коварный оказался.

Глава 15

Кирилл. Бог, обзаведшийся первой полноценной паствой

Жены развлекались тем, что придумывали тексты молитв в мою честь, им как аборигенкам лучше знать, как должны звучать местные воззвания к богам. Заодно расширяли сферу моей деятельности как бога Защитника, дабы я мог иметь возможность получать ману со всего, что только можно. Иногда доходило до откровенного абсурда. Вот как сейчас…

— О, я придумала новую молитву: «Защита от нежелательной беременности»! — радостно воскликнула орчанка.

Ну да, тут ее можно понять, ей эта тема очень близка. Поначалу-то она детей от меня как раз не хотела, предохранялась, принимала всякие препараты на основе оркской народной медицины, но не помогло! Залетела.

— Будешь защищать бедных женщин в этой сфере?! — обратилась ко мне шаманка.

— Вы хотите, чтобы я до кучи поработал еще и контрацептивом-презервативом?!

— Ну а что в этом такого? Как ты говоришь, курочка по зернышку клюет. Так что негоже отказываться от такого зернышка маны.

— На фиг мне такой образ! Особенно когда эти презервативы таки изобретут! Тут же обзовут гон… кх-м… ну, вы поняли, как.

Жены рассмеялись.

— Не бойся, не изобретут, — успокоила меня Олграна. — Это магический мир, тут другие средства есть. А чтобы точно не изобрели, тебе надо закрепиться в этой области защиты. Опять же хороший источник дохода для церкви — освящение специальных амулетов.

— Хм-м, ну ладно. В этом ты права, мне сейчас любые крохи пригодятся. Что ж, придется поработать противозачаточным… Только амулеты делайте не в виде презерватива!

— Как скажешь!

— Только ты не должен принимать молитвы от мужчин, — сказала гнома Тамгария.

— А что, кто-то из мужиков решил рожать?! — удивился я. — Даже я не собираюсь. Вот доношу и Шизофрении отдам, чтобы все как природой положено было.

Чем вызвал новый врыв смеха.

— Я не так выразилась!

— Она хотела сказать, что знаем мы вас, похотливых мужиков, — вклинилась Лития. — Охмурите невинную девушку — и в кусты! Знать ничего не знаем, ведать не ведаем! А она в положении, что позор для незамужней.

— Точно! — кивнула гнома. — А теперь после охмурежа эти кобелины к тебе в храм побегут просить защиты, чтобы, как ты говоришь, девица от него не залетела, и ему, как должно поступать честному мужчине, не пришлось после этого на соблазненной красотке жениться. Дескать, раз не беременна, значит, никаких обязательств нет.

— Хм-м, это можно, — кивнул я, однако как мужчина встал на сторону настоящих мужчин: — Но если какая вертихвостка охмурила мужчину, чтобы он после этого женился на ней, то защищать буду его. Думаю, это справедливо. Ведь в жизни всякое бывает. Хищниц, охочих до состоятельных мужчин, тоже хватает. Прикинутся бедными кроткими овечками или, наоборот, подавят своим напором, завлекут своими прелестями и женят на себе бедолагу, напирая на свою беременность.

Жены со смехом согласились.

А ведь, по сути, меня так и захомутали, подумал я. Нарожали кучу детишек, и как их тут бросишь? Вот и пришлось оформлять отношения. Бедный я, бедный бог…

Но в целом идея Олграны, надо сказать, неплохая и маноемкая. Благо что в данном случае у меня ни с кем из божественной братии на этой почве конфликта интересов не возникнет. Богиня плодородия, что отвечала бы также и за деторождение, в Даронаре отсутствует. Сгинула во время Войны.

— Хм-м, интересно, а если я сам себе молиться стану, это поможет?

— Мы тебе помолимся самому себе! — тут же вскинулись жены.

— Что ж, тогда придумайте еще молитву этим самым девицам, чтобы я защищал их от тех сластолюбцев, которые хотят девушек лишь поматросить и бросить.

— Отличная идея! — согласилась Мягкая Лапа. — Решит девушка проверить на искренность ухажера, помолится тебе о защите, и у этого ухажера, что собрался лишь поматросить и бросить, в самый ответственный момент любилка в рабочее состояние не сможет прийти.

— А до кучи и для мужиков надо придумать свою молитву, чтобы их, в свою очередь, обходили стороной хищницы, — добавил я. — Так и быть, можно с тем же эффектом: помолится мужик, и я дарую ему временную импотенцию. И как бы хищница в итоге не извращалась, и попкой не крутила, и грудью перед носом не вертела, будет ждать ее облом!

— Сделаем!

— Хм-м… по сути, в каком-то смысле, пусть и косвенно, ты будешь делать работу богини любви, — отсмеявшись, заметила вампиресса.

— То есть?

— Ну как же! Если станешь отвечать на молитвы скромняшек обоих полов и помогать им избегать хищников, то они будут встречать друг друга.

— Действительно, — усмехнулся я такой трактовке. — Что-то в этом есть. Но не думаю, что богиня красоты будет против. А если будет, то как-нибудь разрулим непонятки на стрелке.

Ну и дальше пошло в том же духе.

Что касается возможного пополнения в виде ламии, то жены махнули на меня руками, дескать, горбатого только могила исправит, лишь бы свой супружеский долг с ними не забывал исполнять в прежнем объеме и с прежней частотой, а там сам разбирайся с пополнением.

Для Шаршалунэ выделили апартаменты, и теперь она осваивалась в замке и также принимала самое активное участие в изыскании возможностей и в сочинении молитв, в чем особо нуждалась, ведь ей предстояло стать жрицей. Хотя первое время ходила, то есть ползала как пыльным мешком стукнутая. Ну это понятно, с непривычки можно вообще с ума сойти. Особенно в детской…

Остальные выкупленные из рабства магички тоже выглядели потрясенными. Печати, поставленные демонами при захвате пленниц, блокировавших магию, я, как и обещал, с них снял. В принципе, ничего сложного в этом для меня не было, более того, вышло даже легче, чем когда избавлял Тамгарию от плетения Неназываемого.

Как и договаривались, составили контракт, и новенькие принялись за обучение одаренных, в первую очередь моих детей своей магии.

Примерно еще через неделю Гонглир позвал меня в кузнечный цех.

— Готово, ваше божественное величество! — торжественно сказал гном-квартерон и скинул покрывало с изделия.

Я увидел ШаР-трансформер.

— Нарекаю тебя Оптимусом-Праймом, — сказал я мифриловому голему.

Олграна уже подселила ему душу. Все это время я усиленно заряжал амулеты для голема, сливая в них рассарско-божественную ману.

— Принято.

— Сделать три шага вперед… Выдвинуть крылья… Убрать крылья… Приготовиться к погрузке…

Оптимус-Прайм выполнял все мои приказы и под конец присел, открыв колпак двухместной кабины. Ага, все же нашлось место для второго члена экипажа. Не задерживаясь, я оказался внутри. Кабина закрылась, произошло привычное слияние с ИИ. Я сделал несколько шагов по внутренней площадке, вытащил два меча из преобразованного мифрила и помахал ими. Все, как и при управлении первым ШаРом — Тираном, происходило без задержек.

Что ж, все получилось так, как я хотел. И хоть в Даронаре, после того как я обрел полноценный божественный статус, необходимость в Оптимусе-Прайме отпала и мне такая мощная защита стала не нужна, но в других мирах, куда я отправляюсь за полукровками, шагающая мифриловая броня мне явно не помешает.

Осталось только опробовать ШаР на полную катушку, причем без использования моих личных божественных и заемных рассарских сил, на тот случай, если этих сил вдруг останется мало или, что еще хуже, я вовсе их лишусь. Для этого нужно загрузить в ШаР заряженные амулеты.

Прихватив сыновей Гонглира, я сходил в свою спальню за заряженными амулетами, вставил их в нужные пазы на спине.

Во двор высыпала вся моя семья: жены и дети. Плюс выкупленные из рабства магички. Дети умоляли их прокатить.

— Обязательно. Вот испытаю и покатаю… Даже сами сможете пилотировать и катать младших, пока он мне будет не нужен.

Двор заполнил радостный визг. Дети тут же стали спорить, кто будет первым. Хорошо хоть до драки не дошло. Матери их быстро успокоили, надавав подзатыльников и предложив, чтобы никому не было обидно, кинуть жребий.

Чтобы испытание ШаРа прошло чисто, дабы ни на что не влиять и выяснить его реальные характеристики, я обрубил все свои сверхъестественные чувства до минимума, став практически обычным человеком.

Хм-м, с непривычки и из-за резкого перехода ощутил себя точно голым.

Начать я решил с летных качеств. Какой смысл мучиться и спускать ШаР с помощью лифта или напрягать Волгу лишний раз, если есть функция самостоятельного полета!

Активировав амулет левитации, я завис в воздухе в полуметре над площадкой. Еще одна мысленная команда ИИ, и Оптимус-Прайм из гуманоидной формы стал перестраиваться в самолет. Собственно из всей перестройки можно отметить только выдвижение кабины из торса вперед, так что живот стал носом. Плюс из спины выдвинулись телескопические крылья с общим размахом в шесть метров. А также выросло два вертикальных метровых хвоста из голеней, ну и полуметровые крылышки с боков.

ШаР медленно принял горизонтальное положение, продолжая парить над площадкой на полуметровой высоте. Пора было начинать движение, а то расход энергии из амулета левитации на такое парение шел уж очень существенный.

Для передвижения в пространстве у меня имелся реактивный двигатель, представляющий собой простую камеру сгорания и сопло. Он был небольшим по размерам, объемом примерно в десять литров, и располагался, хм-м… ниже спины. То есть по всему получалось, что реактивная струя будет бить из… задницы.

Принцип работы двигателя основывался на взаимодействии элементалей огня и воды. Элементаль воды собирал из атмосферы воду в небольшой бак на двадцать литров и подавал ее под большим давлением в камеру сгорания, а элементаль огня, понятное дело, ее мгновенно испарял.

На будущее в бак я планировал заливать более энергоемкое алхимическое топливо и использовать его в экстренных случаях, когда требовалось передвигаться большим ускорением. А какое конкретно топливо будет — так над этим маги поработают. В крайнем случае подойдет тот же керосин, на худой конец и гномья водка сгодится — чистый спирт!

В принципе, вместо водного элементаля можно было подсадить воздушный, чтобы он выделял кислород, как, собственно, и предлагала Олграна, но как-то боязно мне было летать на столь мощном топливе. Небольшое повреждение емкости, и ага… Так что я лучше полетаю помедленней, но безопасней. Может, я и бог, но лишаться ШаРа не хотелось, даже если сам почти не пострадаешь. Опять же вдруг пассажиры будут… Я могу и не успеть их защитить. Всего ведь не предусмотришь, а жизнь такая штука — любит иногда подкидывать сюрпризы.

— Поехали…

Заработали элементали, и из задницы ШаРа с легким хлопком, вызвавшим смех зрителей, вырвалась громко засвистевшая паровая реактивная струя. Оптимус-Прайм тут же резво и довольно мощно рванул вперед, так что меня вдавило в кресло от навалившейся перегрузки. Сделал пару кругов над замком, а также несколько фигур высшего пилотажа: бочку, мертвую петлю и прочие…

Накувыркавшись до головокружения, решил проверить скорость и выжал максимум. Поскольку равных Олгране шаманов во всем Даронаре давно не было, то она подсадила в двигатель одних из самых сильных элементалей, которые легко справлялись с большими объемами, только плати. А с оплатой проблем нет.

Я быстро наращивал скорость движения, ШаР вел себя стабильно, не вибрировал, но чувствовалось, что в аэродинамическом отношении он, мягко говоря, не идеален. Сопротивление воздуха росло. Впрочем, этот момент наверняка можно будет обойти, магически поставив какой-нибудь воздушный щит, надо только посоветоваться с Олграной и остальными. А может, и вовсе элементаль воздуха подсадить, чтобы он создавал вокруг меня область низкого давления, как на высоте в два-три десятка километров.

Бах!

Я перестал слышать шум двигателя, хотя чувствовал, что он по-прежнему работает.

Надо же, я преодолел скорость звука!

Но вот больше Оптимус-Прайм развивать скорость не желал. Ну и ладно, мне одного маха за глаза. Захочу больше, надо ставить защитные щиты и более энергоемкое топливо в бак заливать.

Я посмотрел вверх, где уже начали поблескивать самые крупные звезды. Поскольку испытания я проводил вечером, летел на восток, вот и влетел в линию терминатора, продолжая углубляться в ночную сторону Даронара.

«Хм-м, а почему бы, собственно, и нет?!» — подумалось мне, когда посмотрел вверх.

Я решительно перевел ШаР из горизонтального в строго вертикальный полет. Оптимус-Прайм взмыл свечой. Прошло совсем немного времени, и вокруг окончательно потемнело, ярко зажглись звезды по всему небосводу, уже не мигая. Я вырвался в ближний космос.

— Надо же, чтобы осуществить свою детскую мечту о полетах в космос, пришлось попасть в МММ и стать богом, — с усмешкой пробормотал я. — Хотя в принципе обошелся бы и без последнего приобретения.

Как я и думал, элементаль воды сразу припух. Атмосферы вокруг нет, и воду брать неоткуда. А их природа почему-то не позволяла им существовать вдали от планеты. Сейчас они удерживались в ШаРе лишь за счет своей личной силы и питания маной. Таким образом, у меня на полеты в космосе всего двадцать литров топлива. Так что построить межпланетный корабль на подобных принципах работы двигателей и без больших запасов топлива не судьба.

Впрочем, этого более чем достаточно. А что касается межпланетных кораблей, то летать тут, по сути, некуда, да и незачем, соседние планеты безжизненны. Разве что чуть позже, терраформировать и заселить… Так проще будет с помощью межмирового портала какой-нибудь слаборазвитый мир в другой звездной системе колонизировать.

Выключив двигатель и убрав ускорение, я встал на круговую орбиту. Тут же мной завладела приятная невесомость. Жаль только, что кабина получилась тесноватой, и особо не попаришь. Но насладиться этим чувством мне долго не дали.

— Ой! — послышалось сзади.

Я резко обернулся.

Вот те на! У меня, оказывается, «заяц»! Причем не кто-то из детей, на кого я подумал в первую секунду, пока не сбросил блокировки своих рассарских и божественных чувств, а ламия!

Вот он, результат «обрубания» чувствительности, даже не заметил, что у меня пассажир, и ИИ не доложил. Впрочем, его еще воспитывать и воспитывать…

— И как это понимать? — поинтересовался я, глядя на беспомощно кувыркающуюся в невесомости Шаршалунэ.

Шаршалунэ. Ламия. «Заяц»

Этот некто в образе демона, именующий себя богом Защитником Кширилшем, не обманул и действительно переправил нас в мир верхнего плана, поселив в собственном замке, в котором оказалось столько детей, сколько я не видела ни разу в своей жизни в одном месте! Прямо голова кругом пошла! Как только за ними успевают приглядывать, и они еще не разбежались по всему замку?! И все от его жен, представительниц разных рас, живущих в Даронаре. Начиная от гоблинки и заканчивая светлой эльфой!

И ведь все живут с ним по доброй воле, в чем я убедилась, как только Кширилш снял с меня демоническую печать, не позволявшую магичить и ощущать мир в полном объеме. Ни на ком не обнаружилось ни следа подчиняющей магии.

Жены бога предоставили нам свой гардероб, чтобы мы приоделись, как подобает, а тем, кому не нравились имеющиеся наряды, предоставили рулоны ткани, чтобы сшили сами. Последним вариантом воспользовались троллихи и огриха, не потому что не нравились имеющиеся одежды, просто они на них не налезали. Им помогли сшить что-то простенькое, на сложное они и не замахивались, ибо оказались непривередливыми.

Мы, по крайней мере я, дварфка и снежная эльфа, сразу же включились в необъявленную, но ясно видимую гонку за внимание Кширилша. Выражалось это в перешивании и без того достаточно откровенных платьев. Снежная эльфа в этом плане переплюнула нас всех. Ее платье просвечивало насквозь, но не явно, что было бы вульгарно, а как сквозь чуть мутное стекло… или лед.

— Мне просто жарко, — обмахнула она себя веером, когда одна из бывших пленниц укорила ее в этом. — Я ведь снежная эльфа, мой народ живет в холодных снегах, в городах и замках изо льда, вот и сделала платье более легким.

Участвовать в гонке за мужчину для меня было как минимум необычно. Привыкла, что мужчины из кожи вон вылезали, иногда в буквальном смысле, то бишь линяли, чтобы удостоиться моего королевского внимания, но этот статусом повыше меня будет. Бог. И тут уже изворачиваться нужно мне.

Может, стоит подождать, подумала я. Никуда он не денется. Если уж на то пошло, то рано или поздно очередь дойдет и до меня… Э, нет, тогда ждать придется чуть ли не до скончания веков! Мало того, что у него своих жен куча, так еще новенькие сами напрашиваться станут, так что меня, если сама не дам о себе знать, и не заметят в этом цветнике.

И еще, надо ли добиваться его благосклонности здесь, в его замке, рискуя навлечь гнев его жен? Ведь в моем мире у меня будет больше возможностей. Он же пообещал, что как только разберется с тифлингами, сразу же отправимся в мой мир.

Другое дело, что в моем мире все может оказаться так плохо, что будет просто не до этого… Опять же он отправится не в одиночку, а наверняка прихватит еще кого-то, скорее всего некромантку, так как у нее есть летающий монстр, который не только позволяет быстро перемещаться, но является еще мощным оружием, так что неизвестно, где будет проще застигнуть его в одиночестве.

Решено…

Осталось только его подкараулить в удобном месте и в нужное время, чтобы нам никто не помешал, хотя бы в ближайший час.

Но в том-то и проблема, что застать его врасплох, дабы остаться один на один, никому из нас не удавалось… Ночью его «сторожили» жены, а днем он мотался по своим делам государственного значения с теми же женами и возился с детьми, опять же вместе с женами. Третьим препятствием явилось то, что мы сами мешали друг другу. Если бы договорились, то шансов удостоиться его внимания было бы больше. Но увы…

Однако мне все же улыбнулась удача, и я среагировала первой. Кширилш стал испытывать мифрилового голема, и, использовав все свои умения в маскировке, я залезла вовнутрь, пока он ходил за амулетами, неосмотрительно оставив голема открытым. Но тут его понять можно, врагов нет, так что нечего особо осторожничать. И мне дважды повезло в том, что он отказался от использования своих маго — и божественных возможностей, иначе бы сразу обнаружил меня, несмотря на все мои старания.

Когда начался полет, я десять раз пожалела, что сунулась сюда. Толчки, кувыркания, ускорения, а ведь мне пришлось сильно изловчиться, чтобы спрятаться за вторым креслом. Очень неудобно, ибо крайне мало места. Но окончательно меня добило, когда вдруг все закончилось, и я потеряла ощущение собственного веса. Это меня выбило из колеи. Такого не бывает даже при заклинании левитации… И без того с трудом сдерживаемый внутри ужин попросился наружу. Едва совладала с собой. Но потеряла контроль над телом, в результате чего выплыла из своего убежища.

— Ой!

— И как это понимать? — недовольно поинтересовался у меня Кширилш.

Я крутилась в тесном пространстве, не в силах зацепиться за что-нибудь ни руками, ни тем более хвостом.

Кширилш помог мне, схватив за хвост и потянув к себе. Я, вспомнив, зачем сюда забралась, извернулась и приникла к нему, крепко прижавшись грудью.

— Спасибо…

— Понятно, — усмехнулся он. — Ну что я могу сказать, за настойчивость и изобретательность в подкарауливании меня ставлю отлично.

— Тогда я могу рассчитывать на награду?.. — выдохнула я как можно игривей и соблазнительней.

Тошнота, к счастью, уже прошла, а то…

— Вполне. Прямо здесь и сейчас…

По мысленной команде Кширилша сидения разложились плотно друг к другу, превратившись в узкое одноместное ложе, но оно нам не понадобилось… Мы стали медленно кувыркаться в ставшей относительно просторной кабине.

— Как-то непривычно… — сказала я.

— Вот и попробуем, проявим изобретательность еще и в этом в условиях невесомости. Авось понравится?!

Понравилось…

Глава 16

Кирилл. Тринадцатиженец, однако. И жена змея змеей. Как бы чего не вышло при таком-то сочетании…

Тифлинги справились с постройкой-восстановлением храма меньше чем за неделю. Да собственно там и строить-то было всего ничего. Это не главный собор в Гаремнике, который спроектирован размером с храм Христа Спасителя в Москве и у которого только-только начали возводить стены.

Тифлингам требовалось лишь очистить камни от многотысячелетних отложений, отбить старый скрепляющий раствор и поставить их на свое законное место. Даже с крышей возиться сильно не пришлось. Изготовили на земле деревянный купол, обшили его листовой латунью, после чего прилетела Лития на своей Волге, заодно привезя мою статую, подняли крышу и установили на место, предварительно загрузив внутрь статую.

Чтобы дело пошло еще быстрее и не пострадало качество, переправили в Адд — как назвала новый городок демонесса — бригаду гномов-строителей.

Дальше провели освящение. Хайллейса как жрица в момент всеобщей молитвы призвала меня, и я, откликнувшись на зов, воплотился в статуе и всех благословил.

При таковом воплощении, в отличие от банального портального перехода, основная моя сущность осталась почивать в замке, в статую ушла лишь часть меня, примерно треть. При этом я испытал странное ощущение раздвоения, ведь я действительно находился в двух местах одновременно и видел сразу две картинки. С непривычки было тяжело, в обеих ипостасях действовал несколько заторможенно, так что задерживаться в храме не стал, сказал необходимые слова, благословил и восстановил свою целостность. Чувствовал себя, как будто вагон с углем разгрузил.

— Когда станешь могущественнее и научишься распределять свое сознание на несколько потоков, это не будет тебя так сильно напрягать, — обнадежила меня Арсилена.

Я кивнул, соглашаясь, что это реально. Ведь говорят же, что Цезарь мог думать сразу о нескольких вещах одновременно. Если уж человеку подвластно распределение сознания, то богу подавно! Все дело лишь в развитии мозга. А что касается тяжести, то это как с физическими нагрузками — дело лишь в тренировках. Впрочем, в ближайшее время они мне обеспечены в больших количествах, ведь скоро начну операцию по переселению паствы из других миров в Даронар, все будут строить храмы, и мне их придется освящать их лично.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Божественный уровень
Из серии: Фэнтези-коллекция (АСТ)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я