Дураки умирают по пятницам (Э. С. Гарднер, 1947)

Владелица сыскного бюро Берта Кул берется за самые рискованные и спорные дела. Еще бы! Ведь в помощниках у нее пройдоха Дональд Лэм. На этот раз экстравагантная парочка должна расследовать отравление богатого предпринимателя.

Оглавление

Из серии: Дональд Лэм и Берта Кул

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дураки умирают по пятницам (Э. С. Гарднер, 1947) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

Когда я вернулся в нашу контору, Берта отправляла почту.

– Привет, Дональд, мой дорогой! Надеюсь, ты работал, не так ли?

– Смотря что понимать под работой.

– Я имела в виду, каким делом ты сейчас занимаешься.

– Делом Баллвина.

– И что тебе удалось узнать?

– Что нашу клиентку зовут не Беатрис Баллвин. Ее зовут Шарлотта Хенфорд, и она – секретарша миссис Баллвин.

– Почему же она солгала нам?

– Для этого имелось полдюжины причин.

– Назови хотя бы одну.

– Она терпеть не может свою хозяйку.

– А кто может? – раздраженно спросила Берта. – Возьми мою секретаршу. О боже ты мой! Я плачу ей в два раза больше, чем она того заслуживает, и тем не менее готова поспорить, что она меня ненавидит.

Я ничего не ответил.

– А какое отношение ко всему этому делу имеет девушка, которая ненавидит свою хозяйку?

– Возможно, Джеральд Баллвин сам боится, что его отравят. Вот он и попросил секретаршу своей жены нанять нас, чтобы мы его защитили.

– Да, такое не исключено, – согласилась Берта. – Хотя не ясно, почему бы ему самому не прийти к нам.

– Но он же наверняка умный коммерсант.

– Что ты хочешь этим сказать?

– У него денег, как говорится, куры не клюют. Заработал на продаже земельных участков.

– Ну и что?

– Ведь в таком случае речь пошла бы о более высоких гонорарах…

Берта сразу меня поняла.

– Черт бы его побрал! – воскликнула она, и ее маленькие горящие глазки засверкали от жадности. – Какой скупердяй! Ты считаешь, что он…

– Это только предположение.

– Понятно. Другие причины?

– Возможно, его собирается отравить кто-то другой и хотел бы бросить подозрение на миссис Баллвин. Благодаря тому что нам поручили это дело, на Дафну падает двойное подозрение. Если действительно что-нибудь случится, полиция узнает, что мы связаны с этим делом. Нас допросят и поймут, что нам было поручено защищать Джеральда Баллвина от его жены. И тогда ей придется несладко.

Берта сказала:

– А это значит, что деньги, которые вложил в нашу фирму неизвестный, лишь тогда окупят себя, когда Джеральд Баллвин будет отравлен.

– Это я и хотел сказать.

Берта принялась раскачиваться в своем кресле, потом внезапно вскочила, словно ее укусила змея.

– Знаешь что, Дональд, дорогой?

– Что?

– Исходя из этих двух вариантов, я прихожу к выводу, что эта девушка, которая была у нас в бюро… Ты сказал, что ее зовут Шарлотта Хенфорд?

Я кивнул.

– …что эта пташка хочет обвести нас вокруг пальца. Деньги принадлежат не ей, она наверняка получила их от кого-то другого.

– И я так думаю.

– Почему?

– Сумма слишком велика. Представь себе: ты работаешь у какой-то женщины за двести долларов в месяц и в какой-то момент начинаешь подозревать, что она собирается отравить своего мужа. Что бы ты сделала на ее месте?

– Видимо, вообще ничего, – ответила Берта. – Если бы это случилось, я наверняка сообщила бы в полицию. Или просто со злости рассказала обо всем ее мужу и уволилась бы.

– Правильно! Но ты бы никогда не пошла в частное детективное агентство и не выложила бы двести пятьдесят сэкономленных тобой долларов, чтобы только защитить своего хозяина от хозяйки.

– Если бы я не была в него влюблена.

– Если бы ты была в него влюблена, ты тоже не пошла бы к детективу, а пошла бы к нему. Кроме того, Шарлотта утверждает, что у Баллвина связь с секретаршей Этель Ворли.

– Черт бы меня побрал! – повторила Берта.

– Хочешь знать, что я сделал? – спросил я.

– Вовсе не хочу, – ответила она. – Расследование – это твое дело. Мое дело – финансы. Как раз сейчас твоя Берта думает о том, как бы выжать из этой маленькой лгуньи побольше денег.

– Это будет не так-то просто, – сказал я. – Действительно непросто. Ты уже заключила с ней финансовое соглашение.

– Непросто? – фыркнула Берта. – Что ты понимаешь в финансах? Ты разбрасываешь деньги в разные стороны, словно собака после купания брызги. Ты даже не можешь выжать сок из апельсина, в то время как я умею выжимать кровь из свеклы. Лучше мотай отсюда и дай Берте подумать.

Я отправился в свой кабинет и стал ждать отчета о Дафне Баллвин. Детектив, наблюдавший за ней, позвонил только в пять часов. Он считал, что ему удалось выяснить кое-что интересное, и спросил, можно ли ему передать все это по телефону.

Я ответил, чтобы он приехал к нам. Он сказал, что будет через десять минут.

Придвигая ему стул, я обратил внимание, что он очень доволен собой.

– Ну, – спросил я, – что она натворила?

– Машина остановилась перед зданием Паукетта. Она вышла из машины и вошла в дом. Я успел сесть в лифт вместе с ней. Она, казалось, так была погружена в свои мысли, что для нее не существовало ничего окружающего. Судя по виду, у нее были очень серьезные намерения и она хотела как можно быстрее достигнуть намеченной цели.

– А вы не думаете, что это просто игра? Может быть, она поняла, кто вы, и поэтому попыталась…

Он отрицательно покачал головой.

– Со мной такое бывало, – ответил он. – Но им никогда не удавалось меня провести. Рано или поздно, но они выдают себя быстрым взглядом или внезапно останавливаются, чтобы убедиться, не следит ли кто за ними. Большинство людей – плохие актеры.

– А может, она как раз умеет играть?

– Что ж, – сказал детектив с сомнением, – пусть будет так. Но я в этом далеко не убежден.

– Хорошо. Что дальше?

– Она пошла к своему зубному врачу.

– К зубному врачу?

Он кивнул.

– Кто этот врач?

– Некто доктор Джордж Л. Квай.

– Его адрес?

– Здание Паукетта, 695.

– Хорошо, продолжайте.

– Поскольку у меня тоже есть больной зуб, я подумал, что стоит войти и посмотреть на доктора.

– Это было неосторожно.

– Вы правы, но женщина была полностью поглощена своими заботами. Она походила на лунатика.

– Дальше, – с сомнением произнес я.

– Итак, она последовала в кабинет доктора Квая, а я за ней. Как только ее увидела ассистентка доктора, я понял, что у этих женщин враждебные отношения. Миссис Баллвин не стала садиться в кресло, а вызывающе осталась стоять и лишь кивнула ассистентке. В приемной сидел еще один пациент, который вел себя довольно нетерпеливо, он сказал ассистентке: «Вы что, хотите пропустить эту даму раньше меня?» Та улыбнулась и ответила: «Эта дама нуждается в очень сложном специальном лечении». Тогда пациент встал и сказал, что ему назначено на этот час, а он уже пропустил двух человек. Не видя другого выхода, ассистентка предложила миссис Баллвин присесть, но та не собиралась этого делать. Миссис Баллвин попросила передать доктору Кваю, что она пришла. Она вела себя так, будто практика принадлежит ей, а не доктору. Ассистентка вошла в кабинет, оттуда послышался какой-то разговор, потом она вышла и пригласила миссис Баллвин войти. При этом ее губы были плотно сжаты, а глаза метали молнии.

– А что было с тем пациентом?

– Он встал и ушел.

– Как долго пробыла миссис Баллвин у доктора?

– Минут десять.

– Когда миссис Баллвин вошла в кабинет, из него вышел другой пациент?

– Не понимаю.

– Ну кто-то же был у доктора в кресле. Что стало с тем пациентом, которым он занимался?

– Этого я не знаю. Но думаю, что доктор Квай прошел с миссис Баллвин в лабораторию. Я не стал больше ждать.

– Что же вы сделали?

– Когда она еще была у доктора, я спустился вниз, завел мотор и стал ждать. А когда она вышла, я поехал вслед за ней.

– Ну и дальше?

– Она отправилась за покупками. На какое-то время я потерял ее из виду. Дело в том, что перед одним из магазинов она отослала шофера, видимо, сказав ему, где он должен ее ждать. Я последовал за шофером, а тот нашел место для стоянки, но для меня там места не нашлось. Поэтому я начал кружить по кварталу, а когда сделал третий круг, машина уже исчезла. Я поколесил немного по этому району, но на след машины не напал. Поэтому я отправился снова к ее дому на Атвелл-авеню. Она появилась после меня минут через десять. Привезла целую кучу пакетов, которые шофер унес в дом. Мне показалось, что она в плохом настроении. Потом я подождал до пяти, пока не появился мой сменщик, и после этого позвонил вам. Я подумал, что вам будет интересно услышать о ее визите к доктору.

– Как зовут ассистентку доктора Квая?

– Миссис Баллвин называла ее Рут.

– Опишите мне эту даму поподробнее.

– Рыжеволосая, лет двадцати семи, пикантная. Немного веснушчатая. Создается впечатление, что она может быть и милым котенком, и свирепой тигрицей – в зависимости от обстоятельств.

– Рост?

– Средний и, как говорится, средней упитанности. Белые чулки и белые туфли. Мне она показалась чертовски миленькой.

– Какой нос?

– Прямой.

Я посмотрел на часы и сказал:

– Может быть, мне повезет.

Я нашел в телефонной книге телефон доктора Квая и набрал номер.

Сначала к телефону вообще никто не подходил, но потом в трубке послышался женский голос:

– Клиника доктора Квая.

Я сказал:

– Вы меня не знаете, так как я еще не был у вас, но мне хотелось бы договориться о времени визита. Мне нужно вылечить зуб.

– Позвоните завтра. Доктор Квай уже ушел.

– Вы его ассистентка?

– Да.

– Может быть, вы назначите время?

– Я должна сперва согласовать этот вопрос с доктором Кваем.

– Скажите, пожалуйста, а как долго вы еще будете находиться там?

– Самое большее – десять минут, – сухо сказала она. – И даже если вы приедете, ничего не изменится. Я не хочу сама назначать время приема.

– А сегодня вечером доктора не будет?

– Конечно, нет. Пожалуйста, позвоните завтра. Всего хорошего. – Она повесила трубку.

Я посмотрел на детектива и сказал:

– Она собирается задержаться еще на десять минут. Сейчас уже половина шестого. Доктора вечером не будет. Она не может без него записать меня на прием. Может быть, она уже уволилась и складывает свои вещи?

– Может быть, – согласился он.

– О’кей! – сказал я. – Продолжайте следить за миссис Баллвин, пока я не дам другого распоряжения. Сообщайте обо всем, как только представится возможность. Если меня не будет на месте, а дело важное, продиктуйте все моей секретарше. Во всяком случае, докладывать вы должны каждый вечер.

Детектив вышел из кабинета, и я отправился следом за ним. На машине я добрался до здания Паукетта. Остановившись на противоположной стороне улицы, я стал ждать, надеясь на удачу.

К этому времени почти все учреждения закончили работу. Лишь изредка из здания поодиночке выходили служащие.

Я продолжал сидеть в машине, не выключая мотора и наблюдая за выходом. Если у девушки много вещей, то она, возможно, примет предложение от незнакомого подвезти ее домой – конечно, если сделать это предложение оригинально. Шансов было немного, но мои потери составляют четверть литра бензина и десять минут времени.

Удача была на моей стороне, ибо вскоре в поле зрения появилась аккуратно одетая рыжеволосая девушка, которая несла пакет, завернутый в газету, и сумочку, которая была так набита, что казалось, вот-вот лопнет.

Я открыл дверцу машины и оценил расстояние: теперь быстрый спурт, столкновение, пакет падает, и его содержимое вываливается на тротуар. Затем убедительно попросить прощения, помочь ей собрать вещи и предложить подвезти ее домой. Такой вариант должен пройти.

Судя по всему, она не собиралась идти к трамваю. Пакет был большой и бесформенный, и то, как она его несла, как шла, заставило меня отказаться от первоначального плана.

Я остался сидеть в машине. А она направилась к стоянке, неподалеку от здания.

Я дал ей время и объехал квартал с другой стороны. Когда я достиг того места, откуда хорошо было видно стоянку, я сбавил ход.

Она выехала со стоянки на машине в западном направлении. Мне повезло, так как я смог, не разворачиваясь, последовать за ней.

Я ехал за ней по одной из улиц, выходящих за город. Движение было довольно интенсивное, но потом большой автобус помог мне в осуществлении моего плана. Я знал, что автобус будет сворачивать налево. Машина девушки шла по средней полосе, слева от автобуса, и она слишком поздно заметила, что автобус сворачивает. Я проехал слева от нее так, что она должна была задеть мою машину.

Я почувствовал сильный толчок, услышал скрежет железа, видимо, полетело крыло. Несколько пассажиров автобуса прижались носами к стеклу, но больше никто на нас не обратил внимания.

Я сделал ей знак подъехать к тротуару и проделал то же самое, встав перед ее машиной. При этом слышал, как правое крыло терлось о покрышку. Бросив взгляд в зеркальце заднего обзора, я заметил, что у ее автомобиля виляло левое переднее колесо. Машины позади нас бешено гудели, но проезжали мимо. По меньшей мере с десяток свидетелей должны были видеть случившееся, но все они удалились с такой скоростью, словно куда-то торопились.

Я подошел к машине девушки и сразу на нее набросился:

– Вы что, не знали, что автобус будет сворачивать налево?

– А вы знали? – ответила она. – Вы так близко проехали от меня, что не оставили мне места.

– Вы должны были затормозить и пропустить автобус.

– Я должна была затормозить? Это автобус вытеснил меня с моей полосы! – начала защищаться она.

Я ухмыльнулся и сказал:

– А вы посмотрите на дело со стороны водителя автобуса. Если он будет пропускать весь транспорт, прежде чем свернуть, то ему придется стоять до глубокой ночи.

– Не сказала бы, что смогла бы влюбиться в такого человека, как вы! – бросила она.

– Что ж, возможно, – сказал я с улыбкой. – Но давайте лучше сперва осмотрим повреждения, а потом решим, кому в кого влюбляться.

Как я и ожидал, правое заднее крыло моей машины было сильно повреждено. Я уже применял такой трюк, когда мне обязательно нужно было завязать знакомство, а другого пути для этого не было.

Я сказал:

– По-моему, это единственное повреждение.

– А у меня что-то с передним колесом, – сказала она. – Оно виляет.

Я вынул свои водительские права.

– Меня зовут Рут Отис, – сказала она.

– У вас нет с собой прав?

Она с кислой миной открыла сумочку, вынула смятые водительские права и сказала:

– Адрес другой. Я теперь живу в Лексбруке, 1627.

– Это довольно далеко.

– Ну и что?

– Ничего, просто я думаю, что ваша машина туда не дотянет.

Она посмотрела на меня, внезапно рассмеялась, а потом расплакалась.

Я допустил ошибку, достав карандаш и блокнот и записав номер ее водительских прав. Это ее очень обеспокоило.

Она сказала:

– Вам совсем необязательно вести себя так сухо и высокомерно. Не говоря уже о том, что если бы вы были опытным шофером, то не допустили бы такой аварии. Ко всему прочему я не уверена, что виновата я. По моему мнению, вы вообще заметили автобус только после того, как задели мою машину.

Я показал на заднюю часть своей машины и сказал:

– Не я вас задел, а вы меня.

– Как это я могла вас задеть…

Я лишь насмешливо улыбнулся, а она достала из сумочки записную книжку и карандаш и попыталась записать номер машины нашего агентства. При этом рука ее так сильно дрожала, что она едва могла выводить цифры на бумаге.

– Может быть, взглянете на мои водительские права? Меня зовут Дональд Лэм.

Девушка вырвала права у меня из рук и подробно записала имя, адрес, мой рост, вес, цвет глаз и волос.

– Машина зарегистрирована на фамилии Кул и Лэм. Мы партнеры. – Потом в утешение ей добавил: – Не принимайте все это близко к сердцу. Страховые компании приведут наши машины в порядок.

– Моя машина не застрахована.

Озабоченность и удивление появились на моем лице.

– Это значительно меняет ситуацию.

– Что вы подразумеваете под этим?

– То, что наша машина застрахована, – сказал я. – Я бы не хотел, чтобы моя страховая компания прокатилась за ваш счет.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Дональд Лэм и Берта Кул

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дураки умирают по пятницам (Э. С. Гарднер, 1947) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я