Палоа (А. С. Галиуллин, 2017)

Если описать содержание книги словарным рядом, получится примерно так: тропический остров Палоа, солнце, океан, джунгли, водопады, лагуны, улыбчивые аборигены, суровые байкеры, компьютерные технологии и древние шаманские знания. Книга о магии – в широком смысле. О том, что наша жизнь пронизана волшебством, нужно только его увидеть. А еще о любви, одиночестве, философии дауншифтинга. Много приключений, немного философии, щепотка практической психологии, чуть-чуть мистики. Несколько капель юмора, чайная ложка эротики. В общем, коктейль еще тот. Получите удовольствие. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***
  • Часть II. Магические амулеты

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Палоа (А. С. Галиуллин, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть II. Магические амулеты

Совет рода

Микроавтобус оказался убитым напрочь. Он завывал дурным голосом и весь дребезжал, как погремушка из сушеных плодов кабао. В салоне ощутимо воняло бензином. Крису в задницу уперлась пружина, и он долго ворочался на изодранном сиденье, пока, наконец, с большим трудом не сдвинул Пульхена к краю.

Лучше всех устроился Шаман – занял козырное место за водителем и оттуда сразу же принялся окучивать Ани.

Та отвечала односложно. Она сидела рядом с Хэви-Ритой напротив Криса, и он изо всех сил старался на нее не смотреть. В тесном салоне это оказалось непросто, взгляд упирался то в лицо, то в грудь, то в голые коленки. В конце концов Крис уставился в пол.

– А долго нам пилить, дядя Дэн? – спросил Шаман, отступившись от девушки.

– Нет, быстро доедем, – ответил тот с водительского сиденья и вернулся к разговору с тьютором.

Это хорошо, подумал Крис. Теперь, когда проблемы с пружиной решены, проявился дискомфорт от тесноты. Он с детства не любил замкнутого пространства, но лучше сдохнуть, чем признаться в этом при всех. Особенно при ней. Потерплю, подумал он. Если ехать не долго, то фигня, потерплю.

– Ух ты, – сказала Ани.

Кристи поднял глаза – девушка в упор глядела на него. Через мгновение Крис догадался, что Ани смотрит в окно за его спиной. Он обернулся.

Город растянулся дугой вдоль залива, сияя фонарями и вывесками кафе на набережной, огоньками катеров у причала яхт-клуба, разноцветными фонтанами в парке, бисером окон частных домов, галереями, башенками и стеклянными лифтами бизнес-комплекса Альянса перед центральной площадью.

– Красиво, – выдохнул Кристи.

– Да, – согласилась Ани, – очень.

Йеп, обрадовано подумал он. Какой-никакой, а диалог. Если так пойдет и дальше, побоку и пружина и теснота. К тому же, в салоне темнеет и теперь можно посматривать на Ани, не опасаясь, что она перехватит взгляд.

Двигатель вдруг зачихал и заглох, автобус встал. Все растерянно вышли наружу. Их окружали непролазные джунгли – сплетение лиан, заросли ядовитых колючек и орхидей-людоедов. Я выведу вас отсюда, сказал Кристи и выхватил из подсумка боевой арканский жезл. Голубоватый луч прорезал тьму, разгоняя оскаленные тени. Кристи, я боюсь, сказала Ани. Держись поближе ко мне, бросил он через плечо и шагнул в мерцающий ад…

Автобус подпрыгнул и он въехал макушкой в потолок. Дорога пошла под уклон, стало безбожно трясти и швырять из стороны в сторону. Все ухватились за что попало. Крису, сидевшему в середине, попадались только коленки – толстые Пульхена и мосластые Шамана. Пульхену было по барабану, а Шаман вежливо попросил не мацать его, поскольку он «не по этой части». Крис шипел и про себя ругался.

Автобус последний раз перевалился с бока на бок, клюнул носом и замер.

– Прибыли, – сказал дядя Дэн. – Выбирайтесь.

Команда по очереди выползла из дверей и встала, разглядывая картину перед глазами.

Поляна освещалась полной луной и бамбуковыми факелами, с одной стороны подступали деревья, с другой простирался песчаный берег океана. В центре горел костер, вокруг него курились белым дымком глиняные плошки и сидели люди в странных остроухих шапках и лоскутных балахонах.

– Садитесь с этого края, сейчас начнем, – показал дядя Дэн и пропал в темноте.

Тьютор шагнул в круг, слегка поклонился, сложив ладони перед собой. Люди в шапках закивали.

Крис поступил хитро – подождал, когда Ани займет место, и сел рядом. По ту сторону от нее сразу упал Шаман. Ну и ладно, утешил себя Крис, не очень-то она ведется на его пикаперские разводки. За Шаманом в ряд расположились Эльф-бабочка, Пульхен и Хэви-Рита, которая как воткнула перед выездом наушники, так их из ушей еще не вынула.

От костра веяло теплом, но со спины поддувало. Хорошо, мама заставила накинуть на футболку толстую фланелевую рубашку. Крис запахнул ее плотнее и украдкой обежал глазами круг. Все молчали. Люди в балахонах разглядывали прибывших, а свои, видимо, боялись сделать что-нибудь не то и все испортить.

Появился дядя Дэн. Он тоже переоделся в шапку и пестрый балахон, лоб и щеки размалевал белыми полосами и непонятными синими значками. Ударил в бубен, откашлялся и заговорил нараспев:

– В ночь, когда богиня Оола показывает лицо, я пришел, и в моей власти провести обряд освящения Kooli Lu Tako! Призываю в свидетели духов воды и ветра, огня и камня, растений и животных – придите и узрите! Вам и Совету рода Кахоа я представляю тех, кто полон решимости встать на путь магии. Вот их имена: Поль Кахоа!.. – Он покосился на тьютора.

– Кристофер Локки, – стал подсказывать тот, – Анна Добжич…

– Кристофер Локки! Анна Добжич! Вацлав Кински! Маргарита Сотс! И пусть все имена прозвучат вновь, когда испытания будут позади! Toi huna!

– Toi huna! – повторили люди в остроухих шапках. Дэн повернулся к команде.

– Дальше придется по-палоански. Извините, так уж принято.

– Конечно, делайте все по правилам, – согласился тьютор. – Поль нам переведет.

– Э-э… – растерялся Шаман. – Ну, ладно, попробую.

– Lokeo nu dhao оka kaawike! – торжественно затянул дядя Дэн. – Saw a nоda nui kaola oka madia…

– Короче, – громким шепотом сказал Шаман. – Он говорит, что, как бы… типа…

– Что, что? – спросил Пульхен.

– Дай сориентироваться, ну, – огрызнулся Шаман. – Сейчас… В общем, читает старинное шаманское заклинание. Чтобы, типа, все прошло нормалёк, и духи нам помогали… И желает… чтобы мы получали знания, но не забывали о силе… А сейчас призывает верхний мир поддержать нас…

Ани повернулась к Шаману, и Крис тоже слушал его через Ани, но видел только затылок с выбившийся светлой прядью и розовое ухо, и ощущал запах кожи, отдающий ароматом чайного дерева. Она обернулась: «Не сопи над ухом». Он отстранился, но продолжал смотреть на нее, потому что не смотреть было невозможно.

Дядя Дэн принялся петь, помогая себе ритмичными ударами бубна, и люди из Совета рода тоже подняли кто трещотку, кто барабан, кто длинную трубу, загудевшую хриплым утробным голосом. Остальные взялись за руки и показали, что ребятам нужно сделать так же. Крис осторожно взял ладонь Ани и ощутил, что она холодна, как ледышка.

– Замерзла?

Она только дернула щекой. Тогда его осенило…

Позже, вспоминая, он удивлялся – откуда вообще свалилась мысль, и как он не испугался ее, и даже в глубине души немного собой гордился. Он стянул рубашку и, фигея от собственного нахальства, накинул на плечи девушки. Был почти уверен, что Ани раздраженно дернет плечом и сбросит рубаху, но она только мельком взглянула на него и даже – о, арканские боги! – слегка улыбнулась.

Крис держал ее ладонь, стараясь согреть в своей руке, чувствовал спиной сырое дыхание леса и хотел только одного – пусть эта ночь, и костер, и факелы, и лунная дорожка на темной глади океана, и монотонные, архаичные, завораживающие звуки не закончатся еще долго-предолго…

Блог Кристи

Рубашку мама хотела постирать, но я не отдал. Фланель еще пахла чайным деревом, а на воротнике остался длинный светлый волос. Я сунул его в Толкиена – между страницами, где Гэндальф с помощью заклинаний открывал в скале дверь.

ты псих угу

Наверно, я и вправду ненормальный.

Взять хотя бы сегодня. Мы искупнулись по разу и завалились в Красотку-каракатицу. Заказали кто мороженое, кто колу, лежим на подушках, треплемся – Шаман, Пульхен, Хэви-Рита и я. Шаман говорит – а где Ани, забили же общую стрелку, ну? Звякнули ей на сотовый. Оказалось, что она в соседней кафешке, заболталась с Рикки и другими Викингами.

вот ведь блин

Через пару минут смотрим – идет. Вышагивает по белому песку в бикини, одежду несет в руках. У Пульхена что-то хрустнуло в шее, а Шаман прижмурился, как котяра, и говорит – смачная все-таки телочка, вот бы ее того… чух-чух…

И тогда я его убил. Размахнулся и метнул сгусток морозного пламени. Шаман покрылся снежными иглами от ушей до пяток, треснул и раскололся на стопятсот мелких никчемных ледышек.

Стало так тошно, будто этот похотливый пингвин надругался над принцессой Альтеей, дочерью Страны Вечерних Облаков. В извращенной форме.

Точно, я псих.

А Шаману королевское происхождение Ани по барабану. Не успела она подойти, как он погнал волну – чо это ты, говорит, тусишь с командой соперников? На что она спокойно отвечает – вернись из астрала, какие мы Викингам соперники? Над своим проектом они пашут уже полгода, и вообще они – гордость школы. А мы кто? Так, унылые лузеры.

Если честно, даже меня ее слова царапнули, а Шаман так вовсе напыжился, раздулся, пошел ее грузить. Хотя по делу, конечно, сказать ему было нечего. Что Ани сразу и отметила.

Препирались они долго и с азартом. Дошли до изысканных метафор, тонких аллегорий и цитат из книги Аяна. А ты уже прочитала легенду о злобной волчице Ро-Гхане, спрашивает Шаман. Ну, которая в ответ на добро всех кусала, а когда ее изгнали из стаи, от тоски отгрызла себе хвост? Нет, отвечает Ани, до этого места еще не добралась. Зато прочла о хвастливом макаке Ухи-Тухи, который всю дорогу так нагло врал, что его собственная задница покраснела от стыда…

Когда мне надоело слушать, я сказал – брейк. Давайте лучше обмозгуем первое задание. Кое-как их растащил.

не разлей вода ага

Переключились на испытание. Ну, условия стояли легкие, и мы все решили махом. Змеиный яд банально купим в аптеке, зуб акулы нетрудно добыть в сувенирном бутике, а орлиное перо выдернем из орла. На этом интерес к теме затух и мы собрались пойти понырять.

Но тут Хэви-Рита некстати спросила – а где мы найдем орла?

Шаман принял утомленный вид. Достаточно поднять голову, сказал он, и можно узырить сразу двух орлов, парящих над пляжем. А буквально позавчера орел на его глазах совершил киднеппинг – утащил толстого соседского цыпленка. Голос подал Пульхен. Он спросил, не знает ли в таком случае Шаман, как опытный орнитолог, где у орлов аэродром? Мы посмотрели на него с интересом. А Шаман почесал в ухе и неуверенно ответил – где-то в горах. Наверное.

Ани заметила, что, даже если мы отыщем орлиный ангар, вряд ли птичка станет спокойно наблюдать, как из нее выдирают запчасти. Шаман психанул и выдал, что орлиное перо – еще фигня! Если на то пошло, зуб акулы надыбать куда сложнее. В сувенирных магазинах продают не настоящие зубы, потому что акулы в окрестностях Палоа не водятся. И дядя Дэн, скорее всего, подделку вычислит на раз.

Решили позвонить тьютору и проконсультироваться. Господин Эльф-бабочка поднял трубку и заспанным голосом ничего утешительного не сказал. А даже наоборот – добавил, что змеиный яд в Палоа к продаже запрещен.

Столик накрыло облаком уныния.

пичалька ну

Тишину прервал Кико, притащивший Пульхену тыквенный сок. Пульхен сказал, что он заказывал томатный, и Кико, извинившись, опять усвистал. Он вообще нормальный чел, только слегка летящий. Ждешь-ждешь три часа, а потом он приносит чужой заказ, но вид при этом имеет такой озабоченный, что ругаться пропадает всякое желание.

Пока Пульхен нудил про сок, мне пришла в голову мысль. Я зашел с мобилы в поисковик и набрал «ОРЕЛ» и «ПАЛОА».

Слушайте, народ, сказал я через минуту. «Южноамериканская гарпия – хищная птица из семейства ястребиных. Длина тела от 90 до 110 сантиметров. Светло-серая голова с большими темными глазами и сильным клювом, лапы чрезвычайно мощные, вооружены длинными черными…». Ну и где у него лежбище, перебил Шаман скептически. Я выдержал эффектную паузу, обвел команду взглядом и ответил – в зоосаде Академии.

Охренеть, сказал Шаман, как я сам не допер! Остальные глянули на меня уважительно, и Ани, по-моему, тоже. Хотя я могу ошибаться.

ололо

ну да ну да

Тут же разработался план. Поскольку нам вряд ли позволят драть перья официально, было решено пойти на преступление. Забраться в зоосад и надругаться над животным под покровом темноты. Общим голосованием решили не откладывать, идти сегодня же ночью.

На этом заканчиваю, пора собираться на дело. Шаман сказал, что нужно одеться во все темное, как ниндзя, так что пойду рыться в гараже – где-то у меня завалялись черные кроссовки.

Зоосад

– «Голышок-алкашок» – так его в детстве называли друзья.

– А ты… Ты у меня самая красивая девушка в Палоа. – Эльф-бабочка, привалившись к косяку и потягивая из горлышка розовое Шардонэ, наблюдал, как Мия подкрашивает губы.

Она посмотрела на его отражение и приподняла левую бровь.

– …и его окрестностях, – добавил Эльф.

– Хм. – Она задрала правую бровь.

– Под окрестностями я имею в виду Европу, обе Америки, Австралию…

Она покрутила рукой – «не останавливайся, милый».

– …и другие планеты нашей галактики!

Мия удовлетворенно улыбнулась.

– Уф! – сказал он. – А ты непроста, крошка.

– А то. Секс нужно заработать, ковбой.

– Хм… Раз так, иди-ка сюда…

– Все-все, Бабочка, я пошутила. Кстати, забываю спросить – как продвигается проект?

Он глотнул из бутылки.

– Продвигается.

– Давай, Бабочка, давай. Народы мира смотрят на тебя. И я с ними. – Она чмокнула его в нос и выскользнула из двери.

Он посмотрел с балкона, как она пересекает двор. Пантера. Гибкая и грациозная, словно дикая кошка. Или лань. Как там у Бэдри – глаза встревоженной лани… Ну, повторять путь Бейсика мы, пожалуй, не станем. Мия завела скутер, послала воздушный поцелуй и, лихо развернувшись на маленьком пятачке, умчалась в темноту.

Почему со мной всегда так, подумал он. Ведь хорошая девушка. Не то что хорошая – замечательная! И мне с ней хорошо. Даже не хорошо – волшебно. Но все равно наступает момент, когда хочется, чтобы она ушла. Какими бы замечательными они ни были, рано или поздно начинаешь ждать ухода. Что это, диагноз? Наверное, так. Неизлечимая патология. Доктор снял стетоскоп и сказал, что медицина здесь, батенька, бессильна.

Он хлебнул вина, тонкая струйка потекла по щетине. Эльф вытер ее тыльной стороной ладони. Прошел на кухню, закрыл бутылку разбухшей пробкой, поставил в холодильник. Все, хорош. Нужно еще работать… Работать? Я сказал – работать? Это слово ко мне не вяжется. Нам это даже не к лицу – работать. Хорошо, пойдем развлекаться… Тоже не то. Ладно-ладно, сейчас мы его найдем, это непослушное слово. Калымить. Делать дело. Выручать приятеля. Уже лучше. Бороться за спокойную жизнь…

Он включил ноутбук и неожиданно понял, что волнуется. Что за черт. Это всего лишь подработка. Вот хорошее, годное слово – подработка. Оно отражает, с одной стороны, но подчеркивает, с другой.

Эльф открыл чат Магов. Пусто.

Пора бы им вернуться. Уже время. Ох, зря я отпустил их, наверно. Не дай бог сцапают. Директор сказал – до первого серьезного ляпа. Представилась новость на городском портале: «ЧУДОВИЩНЫЙ АКТ ВАНДАЛИЗМА. Ученики экспериментальной школы пойманы на месте преступления. Нелегально проникнув в зоосад, они догола общипали редкую вымирающую птицу. Всех пятерых ждет пожизненное заключение, а тьютор школьников, без сомнения, будет расстрелян…»

Он опять пошел на кухню и сварил в турке кофе. Турка была роскошная, медная, с замысловатой чеканкой. Эльф осторожно выцедил густую жижу в чашку, добавил сахара. Когда вернулся к ноутбуку, в чате уже кипела жизнь.

Кристи: …Просто офигеть! Что за зверюга все-таки, кто рассмотрел?

Пульхен: по-моему, ягуар. Или кугуар, я в них не разбираюсь. Но даже если гепард – мы все равно чесали быстрее!

Шаман: не гони, обычный волк. Здоровый, конечно, ростом с пони, но в горах и такие встречаются.

Кристи: Блин, как там Ани с Хэви-Ритой. Почему не выходят в чат?

Шаман: не ссы, чо с ними сделается.

Эльф отставил чашку.

Эльф-бабочка: Всем привет. Ну, рассказывайте.

Кристи: Добрый вечер.

Пульхен: здрасьте.

Шаман: Крис, расскажи, у тебя хорошо получается.

Кристи: Нарвались мы конкретно, г-н Эльф-бабочка!

Эльф-бабочка: Кстати, «господин» к нику можно не добавлять.

Шаман: кул.

Кристи: Хм, ладно. Короче, дело было так… Собрались мы у зоосада, погуляли вдоль ограды – провели рекогносцировку. И придумали стратегию – девчонки забалтывают сторожа, а мы пробираемся с тыла и делаем свое черное дело. Ну, так и поступили. Отправили Ани и Хэви-Риту к воротам, подождали слеганца и полезли через забор.

Шаман: там со стороны дельфинария растет здоровенный олеандр. Для перелазки самое то.

Эльф-бабочка: Ага, понятно.

Кристи: Десантировались нормально, если не считать того, что Пульхен сверзился с дерева и перебудил половину зверей…

Пульхен: ничего я не сверзился. Просто громковато приземлился.

Кристи: Ладно, Пульхен громковато приземлился на задницу, и нам пришлось подождать, пока мартышки в вольере не обсудят этот факт. Когда они угомонились, мы двинулись по территории.

Шаман: а там темно, как у негра в жопе.

Пульхен: зачем так грубо. Лучше сказать – темно, как у этнического африканца в жопе.

Кристи: Хорошо хоть, я взял фонарик. И тут Шаман спрашивает – куда идти к птичке, направо, налево? Я говорю – фиг знает. Пульхен, тот вообще в другой реальности. И до нас доперло, что мы не посмотрели схему зоосада.

Шаман: я думал, ты подготовишься лучше, чел. Не ожидал, не ожидал.

Кристи: А я понадеялся на тебя. Ты же командовал – одеваемся как ниндзя, форсируем ограждение…

В чат вошел пользователь Хэви-Рита.

Шаман: Оу, вот и девчонки! Как делишки?

Хэви-Рита: Привет. Все ок.

Кристи: А где Ани?

Хэви-Рита: Не знаю. Сейчас придет. Вы рассказывайте, я пока посмотрю, что уже написано.

Эльф-бабочка: Продолжай, Кристи.

Кристи: Ну вот. Крадемся вдоль клеток, светим фонариком. Из-за решеток горят глаза – большие, маленькие, фосфорные, жутковатые, б-р-р…

Пульхен: но самая жуть впереди.

Кристи: Ага, подхожу к главному. Идем мы, идем, и тут я повел фонарем в сторону – и чуть не обделался! Прямо перед нами стоит громадная зверюга!

Шаман: не в клетке, а на свободе, понимаете?

Эльф-бабочка: Да.

Кристи: Я, конечно, фонарик сразу вырубил, чтобы не возбуждать зверя. Но успел заметить лохматый силуэт, желтые глазища и оскаленные зубы…

Шаман: А клыки, знаете, Эльф-бабочка, с мой указательный палец!

Пульхен: если не больше еще.

Эльф посмотрел в нижний угол чата – там появилась надпись: «Пользователь Хэви-Рита приглашает вас в приватную комнату». Он глотнул кофе и переключил окошко.

Хэви-Рита (приват): Господин… то есть просто Эльф-бабочка, я специально вас сюда позвала. Чтобы не при всех.

Эльф-бабочка (приват): Я так и понял, Маргарита. Что случилось?

Хэви-Рита (приват): Ну, там мальчишки пишут… Я тоже хочу рассказать. Но сначала только вам.

Эльф почесал подбородок. Вот ведь тайны мадридского двора.

Эльф-бабочка (приват): Хорошо, я тебя слушаю.

Пока она писала, заглянул к ребятам. Они обсуждали клыки. Эльф вернулся в приватную комнату. Так, переключаясь между двумя историями, шаг за шагом он сложил картинку произошедшего.

…Девочки подошли к ажурным воротам зоосада и сели на скамейку под фонарем. Они громко болтали и поминутно разражались зазывным смехом (ржали как идиотки, по словам Хэви-Риты). Долго ждать не пришлось. Из будки выполз сторож – палоанский перец лет двадцати. Похоже, он умирал от скуки, так что с радостью ввязался с девушками в непринужденный треп. А те, следуя стратегическому плану, принялись с ним флиртовать. То есть флиртовала Ани, а Хэви-Рита ее морально поддерживала, поскольку своего опыта у нее не так много.

Они обсудили местные клубы (в Джокере скукота, Батискаф – место для задротов, в К-1 чоткие конкурсы мокрой майки, но девочек туда еще не пускают). Перешли к спортивным новостям, от них плавно к культурным событиям (Блонди Ли позавчера так зажгла в Амбассадоре, что свалилась со сцены и повредила мениск). Заговорили про учебу-работу. У сторожа было спрошено, как оно вообще – нести рисковую, опасную для жизни службу? Часто ли нападают полуночные маньяки или, например, вандалы, ощипывающие редких животных? На что перец небрежно отвечал, что он абсолютно не парится, поскольку имеет клевого напарника. На ночь из вольера выпускают здорового койота, он бродит по зоосаду и готов сожрать любого отморозка.

Девочки переглянулись. Хэви-Рита срочно отошла якобы пописать и набрала Пульхена. Чтобы предупредить.

…В эту минуту парни в ступоре стоят перед зверюгой. У Пульхена звонит телефон, и Шаман цедит сквозь зубы, чтобы тот, фак, выключил мобилу. И желательно без резких, фак, движений. Затем велит пацанам линять – медленно… очень медленно… плавно, как балерины… «А ты?» – спрашивает Кристи. «Я вас прикрою, – коротко отвечает тот. – Испробую заговор против диких зверей». Раздираемый стремлением помочь Шаману и малодушным, в глубине души, облегчением, Крис вслед за Пульхеном потихоньку отступает.

Несколько шагов они пятятся, затем разворачиваются, и дальше ноги несут их до самой ограды. Здесь парни решают подождать своего приятеля-камикадзе. Но не успевают отдышаться, как раздается треск и топот, из кустов на страшной скорости (как монорельсовый электропоезд, пояснил Пульхен) выламывается Шаман. Вся троица орлами перемахивает ограду, причем Пульхен, кажется, даже не по дереву.

…Сторож тем временем рассказал анекдот про двух обкурков в ботаническом саду. Сам же и поржал. Затем предложил девушкам посмотреть игуану необычно розового цвета. На их недоумение (там же страшный хищник!) этот раздолбай гоготнул и заявил, что он пошутил. Ну как пошутил, животное по территории действительно шляется. Но, во-первых, койоты вообще довольно трусливые, во-вторых, Лулу уже старая и, в-третьих, совсем ручная. Обожает шоколадные печенья Чоко-пай и когда ей чешут пузо.

В этот момент пришла СМС от Кристи о конце операции. Ани с Хэви-Ритой пообещали взглянуть на гламурную игуану в следующий раз и двинули по домам…

Хэви-Рита (приват): И теперь я думаю – говорить ли мальчишкам про Лулу? Как считаете?

Эльф заглянул в другое окошко. Там Шаман скромно пожинал лавры. Он в подробностях рассказывал, какие заклинания применил к неидентифицированному чудищу. Только оно, чудище, по всей видимости, оказалось заговоренным. Да, на Палоа случается и такое, а что вы думали. Кристи с Пульхеном не возражали. Шаман однозначно был героем дня.

Эльф-бабочка (приват): Да, Хэви-Рита, не стоит их разочаровывать. И напиши, пожалуйста, об этом Ани. Она как раз появилась и, кажется, уже слегка язвит.

Он переключился на общий чат.

Эльф-бабочка: Ладно, Маги, что намерены делать дальше? Время идет, а ни одно задание пока не выполнено.

Ани: Это точно. Понтов много, а толку ноль.

Шаман: где это перо надыбать, ваще не представляю.

Пульхен: и не только перо же.

Хэви-Рита: А знаете, у меня, кажется, появилась мысль.

Шаман: какая еще мысль у тебя может появиться? Колись давай.

Хэви-Рита: Пока не скажу. Но попробую кое-что провернуть. Оставьте перо мне, а сами ищите другие амулеты.

Эльф-бабочка: Ты уверена?

Хэви-Рита: Нет. Но я попытаюсь.

Шаман: ну-ну.

Эльф-бабочка: Что ж, хорошо. Тогда остальным, может быть, поделиться на две группы?

Шаман: оу, точняк! Я с Ани добываю яд, а Кристи с Пульхеном зуб.

Ани: Боюсь, что рядом с таким супер-мачо у меня разовьется комплекс неполноценности. Так что лучше помогу Хэви-Рите.

Хэви-Рита: Спасибо, но мне надо одной.

Ани: Тогда я в паре с кем-нибудь другим. Вон, хоть с Крисом.

Кристи: Я согласен!

Пульхен: а может, со мной?

Шаман: облезешь.

Эльф-бабочка: Toi huna, да будет так. Ани с Крисом ищут акулий зуб. Поль с Вацлавом змеиный яд. Рита орлиное перо. И не тяните, на задание у вас осталось два дня.

Алекс Локки

– Господин Локки, вам еще что-нибудь нужно? – пробасила госпожа Зильдт по внутренней связи.

– Нет, Гортензия. Спасибо.

– Тогда я пойду домой? – неуверенно спросила она.

– Да-да, конечно. Идите.

Он представил, как она собирает в старомодную сумку причиндалы – пудреницу, помаду, связку ключей-карточек, разноцветные таблетки… В последний раз оглядывается на дверь кабинета, озабоченно сводит густые брови и уходит, тяжело ступая туфлями на низких каблуках. Монолитная, могучая, суровая, с черными усиками и квадратным плоским тазом.

Пискнула, закрываясь, дверь приемной. Сотрудники разошлись еще раньше, так что Алекс остался один.

Домой не хотелось. То есть абсолютно. А это уже край, Алекс, сказал голос внутри. Когда не тянет домой – это задница. Знаю, ответил он устало, знаю. Тоже мне новость. Но голос не сдавался, наскакивал взъерошенным бойцовым петухом. Домой не тянет. И работать тоже. Чего ж тебе хочется, Алекс? Алекс Локки, бывший редактор школьной газеты и непробиваемый левый полузащитник. Любимец факультетских куколок. Подающий надежды аспирант. Принципиальный гедонист, обаятельный бунтарь, интеллектуал, эстет, везунчик… А ныне шеф департамента, глава семьи и добропорядочный налогоплательщик. Чего тебе хочется?

Алекс встал и прошелся по кабинету. Остановился у огромного, во всю стену, окна. Какой вид: сияющая огнями набережная, вода в зеленых, голубых, малиновых бликах, на горизонте светляки пограничных катеров… Нет, нельзя сказать, что жизнь не удалась. Все, в общем, тип-топ. По всем пунктам. Хорошая работа, красивый дом, семья. Кристофер, Наталия. Здоровье, тьфу-тьфу-тьфу… И? – спросил взъерошенный голос. И чего теперь хочется?

Вот пристал, зараза. Да не знаю я. Вот именно – не знаешь, назидательно сказал голос. Твоя беда в том, Алекс, что ты исполнил все мечты.

Он сел за стол и ослабил узел галстука. В левом мониторе висело эссе Эльфа-бабочки. Алекс положил подбородок на сплетенные пальцы и еще раз пробежал глазами текст.

«…Долгие века человечество было озабочено выживанием. Львиную часть времени люди зарабатывали на кусок хлеба и только оставшиеся минуты посвящали тому, что действительно любят. Книгам, семье, друзьям. Саморазвитию, хобби, жизненным удовольствиям. В наше время многое изменилось – технологии облегчили существование, и умереть от голода сейчас не легко. Но социум не дремлет, он регулярно подбрасывает новые способы убить свою жизнь. Потому что государству нужны винтики. Экономике нужны потребители. Обществу нужны члены.

В метро легче всего отдаться потоку, выключив голову. В жизни так же. Карабкаться по социальной лестнице, убиваться на рутинной работе, действовать и выглядеть соответствующе. Среда не отпускает. Общественные ценности не отпускают. Глянец не отпускает ни в какую. Шопинг, корпоративные тусовки, совещания, инфаркты и язвы желудка. Второй дом, третья машина, четвертый телефон и пиджачок от Кавалли, без которого выжить ну совершенно никак. Кредиты. Кредиты. Кредиты. Все то, что, по мнению дауншифтеров, нас разрушает.

Дауншифтеры поняли – человек рожден чтобы радоваться. Чтобы быть счастливым. Если материальные блага и труд на галерах не приносят счастья – ну их нафиг. Заберите вашу карьеру, деньги и цацки и отдайте мою жизнь обратно. Пока еще есть что отдавать. Они говорят – мы не хотим больше участвовать в крысиных бегах, потому что бега не дают главного – радости. Удовлетворенности жизнью. Ведь это очевидно, говорят дауншифтеры. Как вы до сих пор не поняли?..»

Алекс включил коммутатор, но вспомнил, что секретарша ушла. Он сходил в холл и налил из автомата эспрессо. С чашкой в руке вернулся к компьютеру.

«…Здравомыслящие граждане дауншифтеров люто ненавидят. Я тут, понимаешь, встаю в шесть утра и вкалываю целый день как проклятый, для того, чтобы… чтобы это… ну, как бы… ладно, неважно. В общем, пашу. И чувствую себя разбитым, больным и несчастным. А он лежит себе под пальмой, малюет картинки, пишет чего-то в ноутбуке, на гитаре бренькает, и – счастлив, собака! Это же несправедливо?

Под свою ненависть противники дауншифтинга подкладывают мощную теоретическую базу. Говорят про социальную ответственность, поступательное движение прогресса, гражданскую совесть, будущее детей… А кому выполнять нудную, неинтересную работу? – возмущаются здравомыслящие граждане. А нам какое дело, – легкомысленно отвечают дауншифтеры. Кто-то, наверное, должен делать и ее. Возможно, машины. А мы все-таки будем заниматься тем, что любим, а не обеспечивать клеточный обмен.

Здравомыслящие утешают себя – вот заработаю достаточно денег и уйду на покой. Поеду путешествовать и вести созерцательную, полную смысла, жизнь. Увы, это только мечты. Всегда найдется то, что будет держать. Очередное повышение по службе. Кредит. Последняя модель айфона. Пиджачок из свежей коллекции Кавалли. Родственники, друзья, сослуживцы, которые скажут – ты чо, вообще, что ли? Мы тут встаем в шесть утра, вкалываем как проклятые, для того, чтобы… ну, чтобы… А ты хочешь быть счастливее всех? Сидеть и не рыпаться!..»

Алекс закрыл окошко и заложил руки за голову.

Посидев неподвижно несколько минут, допил кофе и заглянул в ежедневник. С утра совещание с замами, потом на ковер к Большому Дью. Следом в плане стояло «Нахлобучить болвана Гилмора» – и дальше по обычному графику. Он выключил компьютер, побросал телефоны и планшетник в кейс с логотипом Альянса, хлопнул по карману с ключами и вышел из кабинета.

– Заработались, господин Локки? – спросила охранница в холле.

– Да, немного. – Алекс остановился возле стойки и неожиданно для себя спросил: – Скажите, Хельга, чего вам хочется?

– Мне? – удивилась она. – Вообще или конкретно сейчас?

– Вообще. И сейчас.

Хельга ухмыльнулась и сдвинула на белобрысый затылок фирменное кепи.

– Боюсь, господин Локки, если я расскажу о своих желаниях, вы сегодня не уснете.

– Ясно. Порок завладел этим миром. У людей не осталось ничего святого. – Под довольный смех охранницы он вставил магнитную карточку в замок.

Вот неплохая машина, подумал он, садясь в Порш. Да что там, отличная тачка. Восемь цилиндров, пятьсот лошадей, кожаный салон, бортовой компьютер. Кажется, чихни, и автомобиль пожелает тебе доброго здоровья. И стоит без малого триста тысяч. Мотоцикл Эльфа-бабочки раз в пятьдесят дешевле. По идее, школьный тьютор должен быть в пятьдесят раз несчастнее меня. По идее.

Алекс выкатил со стоянки. Миновал главные ворота бизнес-комплекса, где в последний раз предъявил пропуск, и встал у обочины.

Домой не хотелось. Зараза, как же не хотелось домой. Он вспомнил холодные глаза Наталии и вязкое, душное молчание за столом… Только Кристофера жалко. Черт возьми, уж он-то ни в чем не виноват. Ты запутался, Алекс, в мыслях своих и чувствах, тоном проповедника сказал петушиный голос. Заткнись, вслух сказал Алекс. Просто заткнись. Пожалуйста.

Он набрал на мобильнике номер. Когда на том конце ответили, проговорил:

– Привет, бемби. Можно, я сейчас приеду?

Зуб акулы

Над морем поднимался пар. На берегу лежали розовые тени, пахло соленой водой, водорослями, гниющими мидиями. День обещал быть жарким, но остывший за ночь песок еще не набрал тепла, и воздух был по-утреннему свежим.

– Ну и где он? – хмуро спросила Ани и обхватила себя за плечи. Между бровей у нее пролегла складочка, губы были припухшие, сонные. Крис посмотрел на ее руки в крупных пупырышках и с сожалением вспомнил о фланелевой рубашке.

– Подождем чуток. Он сказал, в половине седьмого.

Кабы я был не я, подумал Крис, а, например, принц Рэнгольф Блистательный, обнял бы ее и согрел. Вряд ли она оттолкнет наследника арканского престола, могучего воина и кумира всех фрейлин. Но это я, а ни фига не принц. Обидно.

– Та хреновина – это не он? – сказала Ани.

– Где? – Кристи сощурил глаза. – Нет, это бревно. А вон там, кажется, он…

Точка на горизонте быстро приближалась, послышалось тарахтение мотора и шлепки днища о волны. Вскоре красно-белая лодка с надписью «Дар богов» ткнулась носом в берег. С борта спрыгнул, твердо стукнувшись пятками о мокрый песок, патлатый мальчишка лет тринадцати. Он сунул руки в задние карманы джинсов и с интересом уставился на Ани.

– Здрасьте, – сказал Крис. – Ну что, привезли?

– Оу, привет! – откликнулся с кормы рыбак – полуголый коричневый палоанец в вязаной шапочке. Он поднимал мотор. – Помогите-ка вытащить лодку. Зут, канат!

Парнишка поплелся к вкопанной в берег лебедке. Штаны спадали с его тощей задницы, он их поминутно поддергивал. Рыбак привязал канат к носу лодки, покидал на песок лаги и закричал:

– Давай-давай! Не ленись, навались!

Зут, Крис и Ани взялись за рукоять лебедки и пошли по кругу, врываясь ногами в песок. Лодка туго поползла по бревнам.

Они пропахали ногами глубокую траншею, прежде чем рыбак крикнул:

– Все, хорош! Нормально сидит.

Зато согрелись, подумал Крис, бросив взгляд на Ани. На носу у нее выступили мелкие капельки, и до Кристи донесся запах пота. Он не был резким и агрессивным, как в школьной раздевалке после тренировки, от Ани пахло тонко и как-то волнующе.

– Ладно, бывайте. Спасибо за помощь. – Хозяин лодки принялся выкладывать на берег дымчатые клубы нейлоновой сети.

Ани посмотрела на Криса. Тот сказал:

– А акула?

– Оу, точно, – засмеялся рыбак. – Чуть не забыл.

Он пошерудил между снастями и вытащил облупленное эмалированное ведро. На дне лежала серебристая рыбина с иссиня-белым брюхом.

– Это что? – спросил Кристи.

– Как что, акула, – удивился рыбак. – Ты же акулу заказывал? Получите, распишитесь. – Он хохотнул.

– По-моему, это стерлядь, – неуверенно сказал Крис.

– Сам ты стерлядь. Стерлядь – речная рыба, где я тебе ее возьму? – Палоанец зажал ноздрю большим пальцем и высморкался в сторону. – Вы что, акул не видели?

– Видели, видели. – Ани потрогала рыбу указательным пальцем. – Только чего она такая мелкая?

– Так не выросла еще. Акулий ребенок, ну.

– Ч-черт… – Она отдернула руку.

Патлатый Зут засмеялся.

– Брать будете, нет? – спросил рыбак. – Если не хотите, я себе оставлю. Из нее получится а-ахренительно вкусный стейк.

– Берем, конечно. – Крис полез в карман. – Сорок бон, как договаривались?

– Я бы за такую и десятки не дала, – высокомерно бросила Ани.

– Сорок, и считайте, что вам повезло. Акулы попадаются не каждый день. – Рыбак сдвинул шапочку на затылок и вывалил рыбину в черный пластиковый пакет. Она вяло зашевелилась внутри.

– Спасибо, до свидания. – Крис подхватил пакет и повернулся к Ани. – Ну что, осталось самое легкое. Ты когда-нибудь выбивала акулам зубы?

– Спрашиваешь, – ответила она мрачно. – Я же по этому делу чемпион. С детства тренируюсь.

Крис засмеялся.

– Круто.

Они отошли вглубь берега. Солнце поднялось над сизым силуэтом гор, по волнам побежали игольчатые блики. Песок уже нагрелся и приятно щекотал босые ступни.

– Давай здесь, – сказал Крис. – Так, нужно найти камень.

Он прислонил пакет к корню раскидистой сосны. Ани села на корточки и заглянула внутрь.

– Крис…

– А?

– Знаешь, что?

– Что? – рассеянно откликнулся он. – Блин, ни одного булыжника, как назло.

– Я вот думаю… Может, отпустим ее? – сказала Ани глухим голосом.

– В смысле? – Кристи повернулся. – Как это – отпустим? Зачем?

– Ну… крохотная она какая-то. У нее и зубы еще мелкие, наверно.

– А нам какая разница, Ани, – терпеливо ответил он. – Нам сказали – зуб, но не сказали какой. Значит, размер не имеет значения. – Он хмыкнул над каламбуром.

– Слушай, давай отпустим. Пожалуйста.

Он совсем растерялся.

– А с чем вернемся в команду?

– Да плевать.

– Как плевать, у нас же задание! Мы должны принести зуб. Нельзя же…

– Вспомни книгу Аяна. Принцип MEGINA – «Выход всегда есть». Давай отпустим.

– Ани, не надо, – мучаясь, сказал он. – Если тебе неприятно, я могу и сам выбить…

– Ну и подавись своим зубом! – Она вскочила на ноги. – Ты живодер, да? Живодер?

Крис посмотрел на ее раскрасневшееся лицо. Его разрывало в клочья.

– Ну почему сразу…

– Нет, ты живодер! Тебе лишь бы кого-нибудь замучить!

– Ани…

– Да пошел ты!

Она подхватила шлепки и, развернувшись, зашагала прочь.

– Ани!

Девушка вскинула руку с оттопыренным средним пальцем.

Вот черт!

Он посмотрел в раскрытый пакет. Акула еще дышала. У нее был маленький рот аккуратным полумесяцем. Бессмысленный круглый глаз пялился в небо.

Вот ведь черт.

Кристи сел на песок и привалился к стволу дерева. Хотелось ругаться и плакать. Он убил целый день на поиски рыбака, который плавает к дальнему острову. Он договорился. Им повезло – акула рыбаку попалась. Вот она, на расстоянии вытянутой руки. Осталась фигня, последнее усилие – и задание выполнено. И все пошло наперекосяк. Что теперь делать?

Он размахнулся и со всей дури двинул кулаком по корню. Рука заныла, на костяшке выступила кровь. Он приложился к ране губами.

Да-да, выход всегда есть, Вселенная помогает и все такое… но только не в этот раз. Времени на поиски другого зуба не осталось. Это значит – вернуться с позором. Эпический фейл. Ну ладно, позор пережить можно, это не самое плохое. Главное, они не выполнят задания и подведут остальных. Он представил укоризненный взгляд тьютора, молчание Хэви-Риты… А Шаман презрительно сплюнет и скажет – как тут сдашь зачет, с такими-то лузерами в партнерах…

Крис опять заглянул в пакет.

Что бы сделал на его месте Рэнгольф Блистательный? Двумя ударами кинжала вырубил акулью челюсть целиком и кинул перед Советом рода. Вот как бы он поступил. К дьяволу девчачьи капризы, сказал бы великий воин. Женщины все одинаковы, не стоит с ними миндальничать.

…Он догнал Ани на окраине мандариновой рощи. Она брела, касаясь пальцами верхушек цветов. Кристи поравнялся и пошел рядом.

– Как теперь объяснить команде, вот вопрос.

Ани замедлила шаг.

– Отпустил?

– Нет. Выбил все зубы по одному, а потом сожрал ее живьем. А-ахренительно вкусно.

Она остановилась.

– Ты ее отпустил?

– Пошли, – устало сказал Крис. – Теперь она обязана за тебя молиться.

Ани задержала на нем взгляд, мимоходом коснулась руки. И, так ничего не сказав, зашагала дальше.

Они вышли к рыбацким домам. В тени позеленевшего от сырости каменного забора на сломанном ящике развалился патлатый Зут. Он сосредоточенно кидался щепками в черных поросят. Те носились из стороны в сторону, перебирая ногами с немыслимой скоростью.

– А зачем вам зуб? – спросил он сипло. – Для талисмана, что ли?

– Какого еще талисмана, нет, – на ходу бросил Кристи.

– Ну, типа, такого. – Зут потащил из-под футболки черный шнурок.

Крис повернул голову и остановился. На шее у парнишки висел зуб. Желтоватый, блестящий, будто лакированный, с острыми зазубринами по краям.

– Это у тебя… что?

Он подошел ближе.

– Акулий зуб, что.

– Настоящий?

– Пфф! Не игрушечный же. От здоровой акулы, не такой, как у вас. – Зут ухмыльнулся.

Ани деловито спросила:

– Сколько ты за него хочешь?

Кристи пошарил рукой в кармане. Так, десятка, еще десятка, мелочь. Бонов двадцать пять наберется. Но мы еще поторгуемся, максимально собьем цену.

– Не продается, – сказал мальчишка.

– Нет, серьезно, Зут, – проговорила Ани теплым голосом. – Мы дадим тебе…

– Десятку, – договорил Крис. – Я сегодня добрый.

– Не-е, – просипел Зут.

– Пятнадцать.

– Сказал же – не продается. Это талисман.

– Семнадцать. Двадцать. Ладно, уговорил – двадцать пять бонов! Ты везунчик. По рукам?

– За деньги не продам, – со значением сказал Зут. – Хоть миллион предлагайте.

– Ага, значит, не за деньги, – догадалась Ани. – Окей, что ты хочешь взамен?

Тот почесал заросшую черными колечками шею.

– Сиськи.

– Че… чего?

– Покажь сиськи – и зуб ваш.

– Ах ты… мелкий извращенец! – возмутилась она. – Ты вообще офигел?

Парнишка вскочил и сделал шаг в сторону.

– Ну, как хотите. Мое дело предложить, ваше отказаться.

– Пошли, Ани, – Крису стало смешно. – Пойдем от этого недоумка, который упустил целое состояние. Пусть грызет ногти на ногах, это помогает от сексоголизма.

– Погоди, Кристи. – Ани, казалось, колеблется. – Нам ведь сдавать зачет.

– Ты же не собираешься ничего показывать? Погнали, идет он в задницу!

Она медлила. Зут рассматривал ее бюст.

– Ну… хорошо. Сделаем так… – наконец проговорила она.

– Ани! – Крис не верил своим ушам.

– Я попросила отпустить акулу, Кристи, мне и расплачиваться. – Она сдвинула брови. – Значит, так, юный онанист. Сиськи я не покажу. Но дам потрогать, если ты закроешь глаза.

– Пожамкать? – обалдел парнишка. – Под футболкой?

– Но только одной рукой. Понял?

Зут громко сглотнул.

– А чо только одной?

– Это последнее предложение, маньяк, – холодно сказала она. – Не хочешь – тогда мы уходим. Дрочи на свой зуб сколько влезет.

Зут оглянулся по сторонам и подсмыкнул джинсы.

– Ладно. Идет.

Что же это такое, тупо подумал Крис. Как же так? Принцессы не дают себя лапать первому встречному! Конечно, мы не в Стране Вечерних Облаков, но… Он почувствовал глухую тоску. Надо что-то сказать, остановить, не допустить!.. Но лишь молча стоял и прислушивался, как внутри что-то медленно, медленно угасает.

Ани вытащила телефон и взглянула на экран.

– У тебя пять секунд, сексоголик. Зажмурь глаза и давай сюда клешню.

Зут прикрыл глаза. Сквозь веки блеснули зрачки.

– Я сказала – закрыть! – прикрикнула она. – Зажмурить до кровавых мальчиков или все отменяется!

Мальчишка зажмурился, перекосив лицо, протянул руку.

Крису стало мучительно стыдно, он отвернулся. Все это неправильно, все не так! Прав Рэнгольф Блистательный, могучий воин и кумир всех фрейлин. К черту девчачьи капризы. К дьяволу вообще женщин. Они все одинаковы, все одинаковы!

Вдруг он почувствовал, что на нем задирают футболку. Крис обернулся, а рука Зута уже мяла его левую грудь.

– Ух ты, кайф! – просипел парнишка. – А чо она такая малень… Оу, что за дела! – воскликнул он, открывая глаза. – Мы так не договаривались!

– Ну, извини. – Ани глянула в телефон. – Я передумала.

– Да иди ты… дура! – Он смачно харкнул и развернулся, собираясь уходить.

– Зуб-то оставь, мальчик, – безмятежно сказала Ани.

– Хрен тебе, а не зуб. Даже два хрена. С маслом. – Зут грубо захохотал, откинув патлатую голову.

– Ладно, как хочешь. А фотка получилась классная.

Парнишка, уже шагнувший к калитке, обернулся.

– Какая еще фотка?

Кристи заглянул через плечо Ани. На экране Зут с похотливой гримасой мял мужскую грудь. Другая его рука держалась за пах.

– Ах, какие сладкие мальчики! – пропела Ани. – Все геи инета будут в восторге.

– Чего? – озадаченно спросил Зут. – А ну, покажь…

– Какой фурор будет на школьном сайте! Твои друзья а-фи-ге-ют. Не думали они, что ты к парням пристаешь.

– А ну дай сюда, – неуверенно сказал Зут. – Я брату скажу. Сотри-ка быстро.

– Что ты, пусик! Разве можно такой компромат уничтожать!

Зут набычился. Он тяжело посопел, натянул повыше джинсы, стащил с шеи шнурок.

– Да нате, подавитесь! – Кинул талисман на песок. – Чтоб вам сдохнуть… Удаляй фотку!

– Уже, красотка. Бери зуб, Кристи, и пойдем. Столько времени потеряли. – Она удалилась, царственно покачивая бедрами.

Крис поднял талисман. Зуб. Реальный акулий зуб!

Чуть подумав, он выгреб из кармана наличность.

– Держи, пацан. И без обид, ладно? – Не дождавшись ответа, рванул за Ани.

На душе было легко. Нет, принц Рэнгольф, кажется, они не все одинаковы.

Эльф-бабочка

Пао разделывал овцу. Окровавленными по локоть руками доставал из брюха сизые внутренности и складывал в таз. Рядом голый пузатый малыш пинал дворовому псу какие-то склизкие комки. Пес их брезгливо обнюхивал и пятился тощим задом к будке.

– Беременная оказалась, – Пао кивнул на комки. – Трех ягнят могла принести.

– Понятно, – посочувствовал Эльф поверх ограды. – Жаль.

– Да ладно, еще вырастим… Ты по делу или просто так? – Он отодвинул ногой таз. – Если по делу, то мне некогда, видишь? А если просто так – заходи через калитку, а то говоришь через забор как неродной.

– Просто хотел сказать спасибо за участие в проекте. Не ожидал тебя увидеть на Совете рода. Разве ты тоже Кахоа?

– Нет, моя фамилия Кетана. Но я дальний родственник Кахоа и принадлежу к их роду. Мы тут на острове, знаешь, все тесно повязаны. – Пао подумал и многозначительно добавил: – Как мафия. Сечешь? – Он искоса глянул на соседа, оценивая произведенный эффект.

– Секу, – ответил Эльф, – дон Кетана.

– Ну вот, – сказал довольный Пао. – А в Совете рода сидит шаманская элита. Самые могучие колдуны.

– Снимаю шляпу.

– А ты как думал. Я вот только сегодня лечил одну тетку – изгонял духа простуды. Нелегкое дело, ну, прямо вспотел весь.

– А расскажи мне, дон Пао, как ты колдуешь против болезней. – Эльф-бабочка закинул руки на ограду и оперся о них подбородком. Пао отложил нож. Двумя пальцами, стараясь не запачкать рубашку, вытащил из нагрудного кармана пачку гвоздичных самокруток «битхи».

– Ну… даже не знаю, поймешь ли ты.

– Приложу все усилия. Я ведь и сам немного шаман.

– Да ладно.

– Ага. У меня и в дипломе написано.

Пао скептически хмыкнул, но уточнять не стал.

– Если человек заболел, – сказал он, прикурив, – нужно хорошенько покамлать и дать отвар коры финеллы. Это магическое средство.

– А если не поможет?

– Если отвар не помогает, нужно использовать таблеточную магию.

– Это как?

– Как-как… Сходить в аптеку и купить антибиотики.

– Это тоже магия?!

Пао засмеялся, продемонстрировав отсутствие двух зубов.

– Что ты детские вопросы задаешь, сосед! Лекарства же помогают, ну? Значит – магия.

– Да, извини, – улыбнулся Эльф.

– Как маленький прямо. Но, главное, запомни, – взгляд Пао стал строгим, – когда лечишь, нельзя прекращать камлание. Это очень важно.

– Понял.

– Не забудь. – Сосед затоптал окурок пяткой. – А камлать я тебя в следующий раз научу. Иначе сейчас выскочит моя и такими заклинаниями нас обложит, что мало не покажется.

– Да, конечно. Не буду отвлекать…

Эльф-бабочка поднялся по теплым ступеням. Дома бросил футболку в бельевую корзину и встал под душ. Пао прав, подумал он, подставив лицо нагретым солнцем струям. В жизни много волшебства. Когда на улице дождь, мы применяем специальную магию, чтобы не намокнуть – раскрываем зонт. На случай холода используем магию теплой одежды. Магические действия – улыбка или объятие – меняют настроение людей. Есть магические слова и магические жесты. Мир полон магии… «Пусть она пронизывает ткань мироздания бесконечной причудливой сетью. И пусть каждый отыщет в сети свой путь и меняет окружающий мир делами своими и мыслями».

Он вытерся жестким махровым полотенцем, надел свежую майку и вышел на балкон. Завалился в гамак, вытащил из сумки ноутбук. На экране появилась главная страница городского сайта. Начал читать, но со двора раздался голос Мии. Эльф с кряхтением встал и пошел открывать дверь.

– Бабочка, я только на пять минут, заехала поцеловать тебя в нос.

– Пообедаешь?

– Если только сэндвич на скорую руку.

– Скороежка. Так ее звали в детстве продавцы мороженного. «Опять эта скороежка приперлась», – говорили они ласково. Иди на балкон, сейчас приготовлю.

Эльф смастерил сэндвич с сыром и оливками, выдавил в бокалы большие красные мандарины, кинул кубики льда.

Мия лежала в гамаке с компьютером на животе.

– Слушай новости и духовно расти. – Она откусила сэндвич и принялась читать с набитым ртом: – ПРО ЯЗЫК. Советник губернатора по национальным вопросам Архан Даифа призывает ввести в программу Академии обязательный курс палоанского языка. В интервью нашему корреспонденту Советник заявил, – она заговорила басом: – «Нужно уважать народ, на чьей земле ты живешь и получаешь знания». Руководство Академии уже отреагировало на призыв, отметив… Читать дальше. Читаем?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***
  • Часть II. Магические амулеты

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Палоа (А. С. Галиуллин, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я