Как-то раз…

Вячеслав Низеньков, 2021

Сборник детских фантастических рассказов. В него вошли "Планета Хочуха", "Трамс-Бамс 29", "Первобытный Мир Фау", "Кактус и пришельцы…". Книга про детей и для детей, но и взрослые прочитают с интересом и пользой… Книга в номинации Национальной литературной премии «Детская литература» 2021 года – награждёна Медалью «Федор Достоевский 200 лет»

Оглавление

  • Планета Хочуха
Из серии: Как-то раз…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Как-то раз… предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Планета Хочуха

Детская фантастика

Описание книги

Детская фантастическая новелла, про изумительную планету Хочуха, на которой всё не так как у нас на Земле. Это добрая сказка про детей и для детей, но она может заставить и ВЗРОСЛОГО посмотреть на Мир по другому, вспомнить какими вы были раньше — в далёком детстве… А может быть вы и сами видели эту загадочную планету Хочуха?

Эпиграф

Взрослые! Если вы встретите Хочух, не обижайте их.

(автор)

1 Встреча

Где — то там, в далёких Мирах, которые не видно даже в самый большой Земной телескоп, была Галактика, а в этой Галактике крутилась вокруг своего весёлого и яркого Солнца маленькая планета под названием Хочуха. А всех жителей этой планеты так и звали — «хочухи» и, соответственно, вся планета целиком вместе с морями, океанами, лесами, полями, горами и реками так и называлась: планета Хочух.

Но это была непростая планета. Это была планета особенная! И там было всё не так, как у нас на Земле, потому что там всё было совсем по — другому, и вот, именно, поэтому там и жили Хочухи. Потому что, если бы там всё было, как у нас на Земле, они бы просто не смогли там жить.

Нет, они бы, конечно, не умерли, но они никогда не стали бы Хочухами, да и их планета тогда называлась бы совсем по — другому и не носила гордое название — Хочуха.

Вы спросите меня, откуда я всё это знаю?

Да просто много лет назад, когда я был маленький, жители Хочухи были у нас на Земле. Вы, естественно, спросите, а почему тогда взрослые ничего об этом не говорят и не рассказывают? И я вам отвечу, ничего не скрывая. Да потому, что взрослые ничего про Хочух и не знают! Хочухи с ними в контакт не вступали. Они наших взрослых просто испугались.

Да и, конечно, я их понимаю: наших взрослых любой Хочуха испугается и не будет с ними разговаривать, потому что наши взрослые им бы просто не поверили, что они с другой планеты, да ещё, в придачу, начали бы их ругать, что они сочиняют сказки и обманывают очень занятых и серьёзных людей — взрослых. А всё потому, что Хочухи похожи на нас, как две капли воды, и Хочухи это…. Кто?…

А вот про это я вам сейчас и расскажу, ничего не скрывая и не придумывая. С тех пор прошло много времени и много воды утекло. Мы выросли и стали взрослыми, но хранили свою детскую тайну в секрете от всех — всех взрослых, которые не верят в чудеса. И вот теперь сами Хочухи сняли секрет, а значит, пора рассказать всем вам, ребята, про чудесную планету Хочуха и её весёлых, жизнерадостных жителей — Хочух.

А дело было очень — очень давно. Жил я тогда с родителями в городе Свердловске на улице Чапаева, где мальчишки звали наш район — Средний Щорс. Свердловск — это большой город на Урале, где много жителей, много-много высотных домов и всяческих других зданий. Теперь он называется Екатеринбург.

Закончил я пятый класс, и были у нас летние каникулы. Учились мы в старенькой двухэтажной школе №109, и она была совсем рядом с нашими домами, где мы жили. Школа была небольшая и уютная. А главное, что было хорошего в нашей школе, это футбольное поле, где мы со всеми мальчишками со двора пропадали целыми днями. Был у нас один волейбольный мяч на весь двор, которым мы и гоняли в футбол.

Стоял июль, и междворовый футбольный сезон был в самом разгаре. На днях наша команда продула пацанам с Автовокзала 1: 3. Наш вратарь, мой друг и одноклассник Серёга пропустил три мяча! Девчонки с Автовокзала кричали: «Вратарь — дырка из команды решето», а малышня поменьше, что ещё не играли с нами в футбол, вовсю освистывали нашу команду, но предварительно, забравшись повыше на тополя, чтобы, значит, не получить по шее от проигравшей стороны. Эта мелюзга освистывала всех: и своих, и чужих для них главное было, чтобы посвистеть.

Но когда влетал очередной гол в наши ворота, и поднимался девчачий писк, на земле и свист на тополях, наш рассвирепевший защитник Андрюха, тоже мой друг и одноклассник, грозил кулаком в сторону тополей, где, как воробьи на ветках, сидели зрители из первых, вторых и третьих классов, и орал:

— Вот только спуститесь оттуда! Вот только спуститесь, Соловьи — разбойники, всех в крапиву покидаю! Мелюзга сопливая!

Но эти угрозы были неэффективны, потому что Андрюху все знали, так как после игры он сразу успокаивался и своих угроз во время матча уже не помнил.

Мальчишки, кто учился в седьмых, восьмых классах и ещё старше, чинно сидели на травке в теньке, щёлкали жареные семечки, и как только семечки подходили к концу, они скидывались по мелочи, что у кого было в карманах, и пара «свистунов» с тополя бегом неслись на базарчик Автовокзала напрямую через пустырь и приносили два — три бумажных пакетика с жареными семечками. Они тогда стоили 20 копеек стакан.

Футбол — это было очень значимое событие для всего молодого поколения нашего района, и каждый отборочный матч долго ещё обсуждался во дворах и на улице. Всех ведущих футболистов, прославивших свои дворы, знала вся школа и весь район.

Ну, а я был капитаном нашей футбольной команды и главным «забивальщиком» голов. Как говорили мальчишки: у меня был пушечный удар, и «вражеские» вратари меня откровенно побаивались, даже не считая позором пропустить забитый мною мяч.

И вот, после позорного проигрыша 1: 3, на другой день мы с Серёгой — вратарём поутру, когда уже родители ушли на работу, отправились на футбольное поле тренироваться. Серёга просил «попинать» ему. Вот, значит, стоит Серёга в воротах, а я с разных позиций луплю ему. Серёга падает, пыль стоит столбом, и мы с ним оба уже порядком устали, когда я «мазанул», и мяч выше перекладины улетел далеко в заросли молодняка тополей и смородиновых кустов. Куда он упал, мы не видели, и поэтому отправились искать его вдвоём.

Серёга пошёл в правую сторону, а я полез в левую искать мяч. Продираясь сквозь эти заросли, возле тополя вижу наш мяч. И уже хотел крикнуть Серёге:

— Нашёл!

Потом смотрю, а там на куче старого кирпича возле мяча сидит девочка лет восьми и смотрит с любопытством на меня. Пролез я сквозь заросли и говорю:

— А ты откуда здесь взялась?

А она так серьёзно отвечает:

— С Хочухи.

Я вспомнил все улицы и районы, что знал, но такого названия не встречал. Подумал немного, потом спрашиваю:

— А эта Хочуха, она в городе?

Девочка встала с кирпичей, отряхнула платьице и говорит:

— А ты невзрослый?

Я чуть подумал и ответил:

— Да нет пока. Я ещё не вырос до взрослого.

Девочка помолчала, вздохнула:

— Ну ладно тогда. Если ты невзрослый пока, то тогда тебе можно показать мою Хочуху.

И достаёт из маленькой сумочки ярко — белую пластинку. Тыкает в неё пальцем и там появляется экран, как в телевизоре. Это вас сейчас не удивить смартфонами и другими хитрыми устройствами, а тогда у нас даже телевизоры были толщиной с полметра.

Ну, в общем, тыкает она пальцем в пластину, загорается экран, и на нём я вижу пятиминутное космическое путешествие с Земли на маленькую красивую планету.

Девочка, видя моё лицо, видно, поняла, что я ничего не понял и сразу сказала:

— Но это секрет. Понимаешь?

Я потерял дар речи и обалдело покивал головой. Слышу, а в кустах Серёга ругается, мяч найти не может. Я и говорю девочке:

— А можно Серёгу позвать?

Девочка сразу так подозрительно спрашивает:

— А он невзрослый?

— Да нет, — говорю.

— Серёга — мой одноклассник и мировой парень! «Во!» — и показываю ей большой палец.

Девочка, внимательно посмотрев на мой палец, чуть подумала, потом говорит:

— Ну если «Во!», — показывая мне большой палец, — Тогда зови!

Тут я ещё на всякий случай, чтобы поднять уважение к Серёге со стороны инопланетян, говорю:

— Серёга — скала! Я его всю жизнь знаю, мы с ним за одной партой сидим в школе!

Девочка одобрительно покивала головой, а я коротко свистнул и крикнул:

— Серёга? Иди сюда.

— Нашёл что ли? — раздалось из зарослей смородины.

— Нашёл. Давай быстрей. Дело есть! — я уже не орал, и старался говорить потише. Дело-то было очень секретное.

Вылезший из зарослей и весь поцарапанный Серёга недоумённо уставился на девочку.

— Это кто, Славян?

Я его похлопал по плечу и сказал:

— Ты только не волнуйся, Серёга. Ты как на воротах, когда тебе бьют одиннадцатиметровый. Сосредоточься. Понял?

Серёга шмыгнул носом и сказал:

— Понял. А чо такое-то?

— Вот смотри, Серёга, она тебе сейчас одну штуковину покажет, но ты только не ори и не удивляйся. Это дело секретное. Понял?

Серёга чуть подумал, потом сосредоточенно выдохнул:

— Понял. Показывай!

Девочка опять достала свою белую пластину, ткнула в неё пальчиком…

Глядя на Серёгу, я увидел, каким дураком был сам десять минут назад. Рот у него открылся, язык вывалился, глаза выпучились и сказать он ничего не мог.

Посмотрев на меня, он выдохнул:

— Это чо такое?

Глядя на изумлённого друга, я вздохнул:

— Эх, Серёга, Серёга. Тёмный ты человек. Говорил я тебе на новогодних каникулах: «На, бери фантастику Герберта Уэллса, читай пока книжка у меня и не забрали её», а ты «хоккей, хоккей». Ладно уж, иди вон на кирпичи, садись. Будешь слушать.

Серёга послушно протопал до кучи кирпича и молча уселся. Я пристроился рядом.

Девочка внимательно на нас посмотрела и сказала:

— Ты, Серёга, совсем невзрослый, ты очень похож на нас — Хочух, а вот ты, Славян, наверное, скоро станешь взрослым, но я всё равно ХОЧУ вам рассказать про нас, про Хочух. Наша планета далеко. Даже не планета, а галактика.

Она замолчала, подумала и продолжила:

— А может, и Вселенная другая, я в этом сильно не разбираюсь. Мне нравятся дети, а не астрономия.

Здесь Серёга, видно, очухался от шока, потому что брякнул:

— Согласен!

Девочка засмеялась и спросила:

— А вы не трусы, мальчики?

Серёга сразу нашёл достойный ответ, потому что пропел:

— Трус не играет в хоккей.

Потом покосился на меня и поправился:

— И в футбол.

Я забыл сказать, что Серёга был классным хоккейным вратарём, а футбольные ворота ему всегда казались через чур большими и именно поэтому, по его словам, он и пропускал голы.

Но я сразу заподозрил неладное в этом вопросе. Потому что если девчонка спрашивает тебя, не трус ли ты, значит, хочет, чтобы ты сделал что-то ненормальное для нормального человека. Поэтому я сразу спросил:

— А что ты спрашиваешь?

Девчонка усмехнулась, как наши все девчонки и говорит:

— А если я вас в гости на экскурсию позову, не испугаетесь?

Серёга, умный парень, сразу сообразил:

— Это что? На вашу планету через весь космос что ли? Мне мама даже через улицу Щорса не разрешает переходить, а ты зовёшь на другую планету. А вдруг авария с ракетой случится? Всё. Мы там застрянем на всю жизнь.

Серёга шмыгнул носом, видно, представляя, как родители будут переживать, если он вдруг пропадёт на всю жизнь…

2 Переход

Серёга не был трусом, это я знал точно. Дрались мы вдвоём не раз с чужими мальчишками, и Серёга никогда не ныл и не убегал, но вот насчёт родителей я с ним был согласен. Родителей бросать не хотелось. И я тоже покрутил головой:

— Нет. Не получится. Мы же не сами по себе? Родители придут с работы, а нас нет. Сразу милиция, скорая помощь… Нет. Слишком далеко.

Девочка, терпеливо выслушав наши с Серёгой доводы, улыбнулась и сказала:

— Вы сейчас сами всё увидите. Никуда не уходите, я быстренько домой за сестрёнкой сбегаю и приду. Я быстро.

И пока она всё это говорила, то тыкала пальчиком в свою белую пластину, которая попискивала. Потом из пластины выскочило что-то голубое и плоское, девочка, махнув нам рукой, шагнула в это голубое и пропала. Исчезла и эта голубая штука.

— Ну, ничего себе, — только и мог сказать Серёга.

— Вот это фокус!

— Сам ты фокус, — поучительно изрек я.

— Это портал!

— Чо??? — не понял Серёга.

— Что за портал?

— Штуковина такая есть в фантастике: в этом месте вошёл, а за тридевять земель вышел. Понял? — пояснил я.

Серёга почесал затылок и протянул:

— Понял.

Мои знания в фантастике он сомнению не подвергал, потому что видел у меня много всяких книг на эту тему.

Потом всё-таки спросил:

— Славян, а Славян? А она на свою планету ушла что ли?

Я пожал плечами:

— Наверное. Она же сказала, что домой. А дом у неё где-то там, — я махнул рукой в небо.

Серёга покачал головой:

— Ну, ничо себе! Раз и на другой планете. Чудеса!

— Не чудеса, а наука. Что ты как маленький?

Серёга промолчал, видно, обдумывая увиденное. Потом встал, прошёлся по тому месту, где был портал, потопал ногой по земле, пришёл назад и сел на кирпичи.

— Убедился? — спросил я.

— Убедился, — вздохнул почему-то Серёга.

День только начинался, было ещё утро, торопиться нам с Серёгой было некуда, и мы с ним ещё болтали некоторое время про всякую фантастическую всячину, когда пропиликало и появилось опять это голубое и плоское, а из него к нам вышла наша старая знакомая, ведя за руку свою младшую сестру.

— Ну что? Быстро я? — беспокойно спросила она.

— Да, нормально, — заулыбался Серёга, вскакивая с кирпичей и отряхивая штаны от пыли.

— Я Марианна, — представилась малышка.

Серёга, который был великий меломан и знаток современной музыки, сразу заулыбался и, пританцовывая, запел:

О, Марианна, знаю любишь ты,

Моря и горы, белые цветы.

Жаль, что не можешь, ты подняться ввысь,

И над Землёю гордо пронестись… ля-ля-ля…

Девочка неожиданно сделала реверанс и сказала:

— Спасибо, Серёжа.

Я, увидев, что Серёга уже открыл рот, чтобы брякнуть своё любимое: «Кушайте на здоровье, не обляпайтесь», двинул его локтем под дых, и пока он, как рыба, открывал и закрывал рот, глотая воздух, успел сказать:

— Да не за что, это песня у нас такая есть модная, тоже про Марианну.

А Серёге прошептал на ухо:

— Не позорь Землю! Музыкант!

Серёга, кашляя, уселся назад на кирпичи, виновато отводя глаза. Но я-то знал, что он это не со зла, а просто присказка у него такая, а ведь инопланетяне могли и не понять простого Серёгиного юмора.

И тут меня осенило! Мы даже не спросили, как зовут девочку! Что и говорить, представителями планеты Земля мы с Серёгой были никудышные. Но у нас же не было предмета в школе, как встречать инопланетян? Да и вообще всех пришельцев почему — то рисуют, как зелёных человечков, а здесь обыкновенные девчонки. И я задал вопрос, который надо было уже задать давно:

— А как тебя зовут?

Марианна сделала круглые глаза и ахнула:

— Так вы ещё и не знакомились? Ну, вы даёте! Она Виктория, это по-вашему переводится — Победа. Она всех побеждает. Вот меня победила и притащила сюда… Кстати, Вика? А где мы? — и она недоумённо стала осматриваться по сторонам.

Серёга повалился на кирпичи и захохотал, причитая:

— Ой, не могу, ой, не могу…

Неожиданно межгалактическая обстановка начала накаляться.

Маленькая Марианна, бросив озираться по сторонам и внимательно осмотрев хохочущего Серёгу, уперев руки в бока, прищурив глаза, спросила:

— Это он надо мной хохочет?

Спасать Землю опять пришлось мне:

— Да ты что? Не обращай внимания. На Серёгу временами находит, его даже один раз с урока выгоняли. Что — то щёлкнуло в мозгах и хохочет. Его завуч спрашивает: «Что ты ржёшь, как конь?», — а Серёге всё нипочём, еще больше хохочет. Только когда сказали: «Где дневник? Отца в школу вызывать надо», только тогда он очухался и начал клясться, что больше не будет. Вот такой человек Серёга, и ничего уже не сделаешь, — горестно закончил я.

Но здесь в разговор вмешался Серёга и чуть опять всё не испортил:

— Чо ты врёшь, Славян? Ничего я не клялся, а просто сказал, что честное пионерское больше не буду, Ольга Викторовна. А «честному пионерскому» Ольга Викторовна не может не верить. Вот и пришлось ей меня отпустить!

Обстановку спасла Виктория, которая сказала маленькой Марианне:

— Это Земля. Это там где-то, я не знаю точно, где это, просто картинку нашла у прабабушки и захотела посмотреть, где это, вот и очутилась здесь. Потом смотрю: мальчишки играют в какую-то интересную игру с мячом, я и стала приходить сюда.

Серёга покраснел, как свёкла, спросил:

— И вчера днём приходила? Видела, как мы с Автовокзальскими играли?

— Видела, как вы продули 3:1, — засмеялась Вика, видно, мстя Серёге за его смех над сестрой.

Серёга обиженно отвернулся к куче кирпича и, пиная по кирпичине, ответил:

— Подумаешь 3:1 продули. Да мы осенью у них в сухую 1:0 выиграли. Вон Славян как дал в «девятку» и «ваших нету». А я ни одного мяча тогда не пропустил. У нас просто Витёк к бабушке в деревню уехал на месяц, а так бы мы этим Автовокзальским показали! Скажи, Славян?

— А чо там говорить, — поддержал я друга.

— Вот Витёк приедет, тогда и сыграем с ними ещё раз, если они не испугаются. А то мы вместо Витька выставили Вовчика четвероклашку, а они Сёмку шестиклассника оставили. Я с самого начала говорил им, что нечестно. А они: испугались, мол, слабаки. Ну вот и пришлось играть ослабленным составом, — вздохнул я, вспоминая тяжёлый матч.

— Конечно, нечестно, — неожиданно заявила Марианна.

— Счёт отменить надо!

— Ага, отменишь тут, — вздохнул Серёга.

— Старшие пацаны сказали, что «после драки кулаками не машут». Нечего было начинать играть, если команды неравны. А если начали, то тогда счёт считается!

— Вы не расстраивайтесь, мальчики, — успокоила нас Вика.

— Я даже и не заметила, что у вас команды неравные. Вы играли на равных, просто этим Автовокзальским больше повезло, наверное.

— Эх, — махнул рукой Серёга.

— Это я виноват, три «плюхи» пропустил.

— Ничего ты не виноват, — вмешался я в разговор.

— В упор по воротам били, здесь и Лев Яшин не взял бы такие мячи. А третий гол, вообще, Сенька рукой подыграл, я видел. Я ору: «Рука», — а он, как даст в этот момент по воротам, а там толпа в штрафной, и все автовокзальные орут: «Не было руки», — ну вот и засчитали гол, — вздохнул я.

— Подождите вы со своей игрой в мяч, — перебила всех Марианна.

— Ты мне сказала, Вика, когда тащила сюда, что мальчиков в гости пригласила и что провести их надо через портал. Я не поняла, зачем я здесь, ты что сама не можешь что ли?

Виктория вздохнула и ответила:

— Понимаешь, они никогда не видели порталов и не были в других Мирах. Это первый раз.

— Да вы что? — удивилась Марианна.

— Что серьёзно? Никогда не были в других Мирах? Поразительно!

Мне с Серёгой стало стыдно так, как будто мы не знаем в пятом классе таблицу умножения.

— Марианна, — назидательно сказала Вика.

— Это, видно, очень далёкий Мир или с их взрослыми что-то не так. Я подозреваю взрослых, потому что дети здесь нормальные как и мы, — и она показала рукой на нас с Серёгой.

–Ой, — испуганно ойкнула Марианна.

— Я совсем забыла про взрослых с чужих Миров, — и она испуганно закрутила головой в поисках страшных взрослых.

— А что вы боитесь наших взрослых? — не понял Серёга.

— Долго объяснять. Вы просто не видели взрослых с других Миров и не знаете, какими могут быть взрослые. Вам надо сходить к нам и посмотреть. Тогда вы сами поймёте всё без всяких пустых разговоров, — сказала Виктория.

А Марианна добавила:

— Мы сейчас портал откроем, Викуля его подержит здесь, а я там, вот вы и пройдёте, как в открытые двери. И совсем не страшно.

— А нам и не страшно, — сказал я.

— Просто мы боимся опоздать домой, а то родители ругаться будут.

При словах «ругаться будут» обе девчонки испуганно втянули головы и стали опять озираться по сторонам.

Серёга, заметив эту перемену, удивлённо спросил:

— Что это с вами? Вы так боитесь взрослых?

— Мы боимся чужих взрослых, если нас начнут ругать. Нас на Хочухе никто никогда не ругает. Это, должно быть, очень страшно.

Серёга, про которого его отец говорил, что с того, как с гуся вода, ругай его не ругай, всё равно не понимает и всегда заканчивал: «наверное, пороть надо».

Я спрашивал Серёгу:

— Ремня получал?

Но Серёга всегда отнекивался, что вселяло в меня уверенность, что за все его «фокусы» лупили Серёгу и не раз…

Так вот Серёга ухмыльнулся и заявил:

— Ха! Нашли чего бояться? Ну поругают? И чо? Поругают и перестанут, а потом и, вообще, забудут. Меня мамка ругает постоянно, потому что я всегда что — нибудь натворю и ничего — живой до сих пор пока.

— Подожди, Серёга, — перебил я друга.

— А вы надолго нас заберёте на свою Хочуху? А то нам долго нельзя и Серёге, и мне.

— Вы боитесь не портала, а боитесь опоздать домой за что вас будут ругать? — наконец догадалась Марианна.

— Ну да, — кивнул я.

— Мы про это с самого начала и говорили.

— А я — то подумала, что вы портала испугались и за Марианной побежала, — засмеялась Виктория. Потом сказала:

— В то время, в которое вы уйдёте отсюда, в то же самое и вернётесь секунда в секунду.

— Не может быть, — Серёга от удивления вытаращил глаза.

— Это можно у вас целый день играть в футбол, а потом вернуться сюда в то же время, в которое ушёл?

Марианна утвердительно кивнула головой. Серёга, секунду подумав, твёрдо сказал:

— Надо идти, Славян! Чем быстрее уйдём, тем быстрее вернёмся. И там поиграем, и здесь успеем. Представь? Красота-а-а!!! — и Серёга блаженно заулыбался, представляя такое удовольствие.

— Пошли, — просто сказал я.

— Пошли, — сказала Виктория, и из её белой пластины выскочила голубая плоскость.

Первой шагнула Марианна и пропала, вторым Серёга шагнул и пропал, третьим шагнул я, а за мной должна была идти Виктория…

3 Хочуха

Зажмурившись, не со страха, а на всякий случай, я шагнул в голубую стену. Прошёл ещё несколько шагов опять на всякий случай, чтобы точно уж выйти из этого портала и не остаться там навсегда, но натолкнулся на что-то мягкое. Открыв глаза, я увидел Серёгу, который, открыв рот от удивления, осматривался вокруг, что даже и не заметил, как я в него сзади врезался.

Потом, всё-таки оглянувшись, он изумлённо протянул:

— Ты посмотри, Славян, какая красота!

Я посмотрел…

И вид у меня был, наверное, не краше, чем у Серёги, дурак — дураком. Ну а как ты будешь выглядеть, если увидишь то, чего никогда не видел и даже не представлял, что такое может быть.

Даже сейчас, став взрослым и повидав много всякого интересного и красивого, я не могу описать то, что мы с Серёгой увидели. Парк Диснея — это, наверное, самое очень — очень отдалённое и приблизительное сравнение.

Прервав наше изумление, улыбающаяся Виктория сказала:

— Мы сейчас на смотровой площадке. У нас все гостевые порталы выходят на смотровые площадки, чтобы дети сразу увидели нашу прекрасную планету Хочуху. Вам, мальчики, нравится у нас?

Мы с Серёгой закивали головами, потому что таких ярких красок в сочетании всевозможных нежных оттенков мы никогда не видели. Здесь были все цвета и оттенки, какие можно себе представить и даже те, которые представить нельзя, но они здесь были.

Потом Вика продолжила:

— Чтобы вы поняли нашу Хочуху и её жителей, мы сейчас вместе с вами отправимся в музей Хочухи, и вы сами увидите, откуда и как появилась наша планета. Пошли.

Из её белой пластины опять выскочила голубая плоскость, и девочки, взяв нас за руки, шагнули вместе с нами в музей…

Оказались мы в мрачном помещении, а в центре этого мрака находилась большая скульптура маленькой красивой девочки, очень ярко и красиво одетой. Возле неё стояла скульптура короля с обнажённым кривым мечом и короной на голове.

— Какой-то Кащей Бессмертный. Злющий до ужаса, — сразу оценил короля Серёга.

— Ага, — согласился я. И спросил:

— А кто эта девочка?

— А это первая Хочуха, которая и создала нашу Планету Хочух.

— Она что была волшебницей, если создала целую планету? — удивился Серёга.

Маленькая Марианна улыбнулась:

— Нет, Серёга, она была простой девочкой. Виктория сейчас вам всё расскажет и покажет. Она очень хорошо рассказывает про нашу Хочуху. Я люблю её слушать, и мне никогда не надоедает. Рассказывай, Вика.

Виктория усадила нас в очень старинные огромные кресла, а сама с Марианной села на маленькую скамеечку и начала рассказ:

— Раньше на нашей планете было много всяких королевств и царств. И там командовали злые и коварные правители. Они были ВЗРОСЛЫМИ. И было там одно королевство с особенно сильным и жестоким королём, а у него была маленькая любимая дочка. Мамы у них не было. Почему не было мы не знаем, наверное, заболела страшной болезнью и умерла.

Они жили так давно, что никто не помнит, когда это было. Король очень любил свою дочку и выполнял все её желания, чего бы это ему ни стоило.

Если его дочка говорила: «Хочу», то это выполнялось. Король всем сказал: «Если этого хочет моя дочь, значит этого хочу и я». Потом это стало Первым правилом нашей игры.

Король так и прозвал её: «Моя Хочуха». Злые люди говорили, что она избалованный ребёнок и что король только портит её, выполняя её желания.

Но первая Хочуха говорила не только свои «Хочу», но и спрашивала у других детей, чего они хотят, а потом от своего имени передавала это желание своему отцу — королю. И скоро прекратились войны, люди не голодали, везде стало чисто и красиво. Люди перестали ругаться, и, видя, своими глазами, как преображается их королевство, стали спрашивать у своих детей, чего они хотят, и даже если это не соответствовало трезвому смыслу, они ЭТО делали. А потом оказывалось, что детское «Хочу» оказывалось правильным.

Королевство преобразилось, а в соседних государствах тоже начали делать так. Стали слушать детское «Хочу», и не отмахиваться от него, как от глупости.

И так год за годом, десятилетие за десятилетием, столетие за столетием наша планета превратилась в то, что вы сегодня видели. В детскую планету Хочух.

— А взрослые куда делись? — недоумённо спросил Серёга.

Маленькая Марианна вскочила со скамеечки и подбежала к Серёге:

— Так у нас все взрослые сами были Хочухами, но в отличие от ваших взрослых они этого не забывают и помнят, что хотели, когда были маленькими Хочухами. Здесь все жители зовутся Хочухами, но правят маленькие Хочухи, говоря «Хочу», а взрослые Хочухи выполняют их «Хочу». Понял Серёга?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Планета Хочуха
Из серии: Как-то раз…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Как-то раз… предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я