За шаг до пропасти
Владимир Михановский, 1984

Повесть рассказывает о первом опыте контакта землян с инопланетной цивилизацией, которая оказывается не органической, а возникшей на кремниевой основе. С последней столкнулся в глубоком поиске экипаж земного пульсолета «Валентина». На астероидах, с которыми столкнулась «Валентина», обитает сообщество элов. В чем-то они, безусловно, примитивны, но в других аспектах сумели намного опередить землян. Элы с помощью радиозондов сумели проникнуть в сознание землян. Тем самым они завладевают звездной картой, по которой штурман «Валентины» проложил курс корабля к Земле. Используя все свои технические ресурсы, элы устремляются по проложенной трассе на Землю…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За шаг до пропасти предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1
3

2

Да, это был подлинный триумф. Наконец-то Гангарон получил полное признание среди своих сородичей, и ему была присвоена почетная кличка «Изобретатель».

Поначалу на Тусклую планету отправилась стая добровольцев. Они доставили оттуда воду в старых известковых панцирях, уже никому не нужных, предварительно заделав отверстия. Затем воду залили во все трещины большого валуна и принялись ждать дальнейших событий.

Наступила ночь, вода замерзла, и образующийся лед принялся делать свое дело.

Скала на глазах лопалась, расползалась по швам. Все это происходило в полном безмолвии.

Назавтра в углубившиеся щели снова залили воду… Дело кончилось тем, что валун, рассыпавшись на несколько глыб, рухнул, и ликующие элы принялись за расчистку площадки, которая образовалась.

Гангарон не принимал участия в общих работах. Устроившись на возвышении, он хмуро наблюдал за радостной суетой своих собратьев.

— Разве ты не рад, изобретатель? — спросил, приблизившись к нему, Старый эл.

— Рад, — равнодушно ответил Гангарон. — Но я уже думаю о другом.

Оба замолчали, глядя, как несколько элов безуспешно пытаются стронуть с места огромный по сравнению с их размерами обломок валуна, разрушенного по методу Гангарона. Элы суетились, старались изо всех сил, но действовали беспорядочно, усилия их между собой не координировались. Каждый тянул в свою сторону, и получалось, что один мешал другому.

Гангарон переступил со щупальца на щупальце.

— Послушай, — еле слышно произнес он, — ты сможешь сейчас переключиться на мою волну?

— Смогу.

— Тогда сделай это и следуй за мной.

— Но к чему такая сложная перестройка?..

Не ответив, Гангарон спустился с холма и, ковыляя, направился в сторону суетящихся элов, безуспешно сражающихся с обломком валуна.

— Отойдите от скалы, — сказал Гангарон. — Мы справимся с ней вдвоем.

— С кем?

— С ним, — указал Гангарон на Старого эла. Последний опешил от неожиданности.

— Хвастун, — пренебрежительно посмотрел на Гангарона рослый эл, славящийся среди собратьев силой. — Это тебе не водичкой скалы поливать. Тут сила требуется. А вы?

— У одного щупальце перебито! — крикнул кто-то.

— А другой стар! — добавил другой.

— Отойдите, — повторил Гангарон.

— Что ж, отойдем, — охотно согласился рослый эл. — И полюбуемся твоим позором.

Среди элов, которые столпились вокруг, мелькнула взволнованная Ли.

Повинуясь взмаху мощного щупальца рослого эла, остальные отошли от валуна и присоединились к добровольным зрителям, заняв выжидательную позицию.

— Что ты надумал, Гангарон? — чуть слышно просигналил Старый эл на новой частоте.

— Слушай мои радиокоманды и подчиняйся им, — так же тихо ответил Гангарон.

Они приблизились к обломку, который навис над ними огромным монолитом.

И тут Старый неожиданно почувствовал, что в его мозг вторглась некая новая властная сила. Он ощутил себя как бы придатком Гангарона, а лучше сказать — его вторым «я». Он смотрел теперь на мир глазами Гангарона, думал его думами.

И движения их стали синхронными, поскольку подчинялись теперь одному мозгу — их общему, объединенному мозгу.

Остальные элы, образовав плотное кольцо, словно зачарованные следили за их действиями.

Щупальца Гангарона и Старого эла двигались в едином ритме. И действия одного не мешали, а помогали действиям другого.

Согласованные усилия принесли результат: каменная глыба стронулась с места и медленно, словно во сне, двинулась…

Теперь Гангарона узнавали все, даже самые юные элы, совсем недавно вылупившиеся из кокона. Популярность его росла стремительно, словно лавина.

Однажды, после утренней побудки, элы, собравшись в одну стаю, предложили Гангарону стать главным, командам которого подчинялись бы все остальные, Гангарон, однако, уклонился от почетной должности.

— Но почему я?

— Ты самый умный среди нас, Гангарон, — уверенно произнес кто-то из глубины стаи, и остальные поддержали его.

— Это не так, — спокойно возразил Гангарон, когда сила сигналов пошла на убыль.

— Но кто же тогда?

Гангарон медленно обвел взглядом всю огромную стаю, и каждый затаил дыхание.

— Самый разумный среди нас — ты, — указал Гангарон зажившим щупальцем на Старого эла.

— Я? — опешил тот.

— И ты, и ты, и ты. — По мере того как Гангарон переводил щупальце с одного эла на другого, замешательство среди стаи росло.

— Поймите наконец! — выкрикнул Гангарон. — Самый разумный среди вас, которому только и следует подчиняться, — это все вы, все элы в совокупности. Когда нужно, вы все должны настроиться на одну волну и тем самым слить все умы воедино, как это сделали мы с ним, — вновь указал он на Старого эла. — В результатах такого объединения вы уже сами могли убедиться!

Местом для жилья Гангарон и Ли выбрали пещеру на недавно расчищенном астероиде, которая осталась на месте разломанного и убранного монолита. Сила тяжести здесь была чувствительной.

Гангарон мог поселиться на самом малом астероиде, где сила тяги была наименьшей, но не сделал этого.

Он размышлял о гравитации.

Живое цветет на Тусклой планете пышным цветом. Там есть атмосфера, вода, растения, насекомые. Быть может, всем этим планета обязана тяготению? Быть может, оно же и регулирует движения всех планет, заставляя их следовать по строго определенным орбитам?!

Озаренный гениальной догадкой, Гангарон остановился. И тут же в его мозгу родилась ритмичная радиофраза: «Без тягот тяготенья не знали бы растенья, куда же им расти, без тягот тяготенья не знали б искривленья планетные пути, и там, вдали, не рделись полотнища зари, и стайкой разлетелись планеты-снегири».

Откуда у него этот проклятый дар — ритмичные радиосигналы? И почему этим даром наделен только он, единственный среди элов?

Ни Ли, ни Старый эл — никто не видит в них смысла. Некоторые элы даже считают это своего рода болезнью мозга, хотя и не говорят о том Гангарону.

Но сам Гангарон чувствует, что именно в них, быть может, заключено оправдание и смысл его существования… Так неужели этот дар так и погибнет с ним? Неужели не появится эл, которому его ритмичные сигналы были бы созвучны? Ну, пусть не сейчас, — так, может быть, в далеком будущем?

И тут в мозгу Гангарона родилась удивительная мысль. Он запустил щупальце под свой панцирь, вытащил гибкую серебристую пластинку, которая у элов служила источником радиоволн, и принялся ее дотошно изучать, словно видел в первый раз. Затем, зажав пластинку в щупальце, взволнованно заковылял назад, в пещеру, где находились приборы, нужные для дела, которое он задумал.

…Покончив с пластинкой, Гангарон снова вернулся к мыслям о гравитации. Собственно, эти мысли и не покидали его.

Прохаживаясь по пещере, Гангарон взял волчок — обломок скалы, имеющий игловидное основание, — машинально запустил его.

А что, если?..

К концу трудового дня, выброси свой жалкий улов — несколько изъязвленных комочков космического вещества, пойманных в пространстве, — в одну из впадин на астероиде, Старый эл задумал навестить Гангарона.

Он медленно брел к пещере, и мысли его были грустными. Он думал, что существовать ему, по всей видимости, осталось недолго. Пластинка, излучающая радиосигналы, почти выработалась, щупальца с каждым днем утрачивают силы и гибкость. Все труднее становится ему поглощать на ходу электромагнитную энергию, выдерживать курс в перепадах силовых полей.

Едва Старый эл переступил порог пещеры, Гангарон налетел на него словно вихрь. Он толкал его, тормошил, крутил. От неожиданности Старый эл едва удержался на щупальцах.

— Сумасшедший! Пусти, — отбивался Старый эл, обретя наконец способность испускать сигналы. — Ты хуже, чем буря на Тусклой планете. Перемагнитился, что ли? — бросил он фразу, обидную для любого эла.

Старый эл недоверчиво спросил:

— Ты победил гравитацию?

— Я знаю, как бороться с нею, — произнес Гангарон, и фотоэлемент его блеснул.

Старый эл огляделся. В пещере было полутемно, она освещалась только неровным зеленоватым пятном, которое лежало у входа. Эл глядел во все стороны и углы, ища новое приспособление, придуманное и сооруженное Гангароном. Ведь он успел насмотреться тут, в пещере изобретателя, немало диковинок.

— Ищи, ищи, — подзадорил его Гангарон.

— Сдаюсь, — сказал наконец Старый эл. — Показывай свое изобретение.

— Да вот оно, перед тобой, — хмыкнул Гангарон и указал на обломок скалы с игловидным основанием.

— Волчок? — разочарованно протянул Старый эл. — Но я его видел тысячу раз.

Гангарон поднял с пола обломок:

— А теперь посмотри тысячу первый!

Он резко крутанут волчок, и тот послушно закрутился вокруг своей оси.

— Волчок видели все, но никто не догадался, как его можно использовать для борьбы с тяжестью, — сказал Гангарон. Он сгреб с пола пещеры немного песка и сыпанул его на волчок. Песчинки веером разлетелись во все стороны.

Резкими толчками Гангарон заставил волчок вращаться быстрее, затем снова сыпанул на него немного песка. На этот раз песчинки разлетелись дальше.

— Теперь понял? — спросил Гангарон.

— Стар я в игрушки играть, — проворчал его собеседник. — Они для тех, кто только вылупился из кокона.

— А все очень просто: нужно только представить себе, что волчок — это астероид.

— Погоди, погоди… Значит, песчинки — это мы, элы?

— Конечно.

— У тебя концы с концами не сходятся, изобретатель, — резко произнес Старый эл. — Мы-то ведь не разлетаемся, словно песчинки.

— Потому что астероид не вращается достаточно быстро.

— Предположим. Но какое все это имеет отношение к силе тяжести, которую мы испытываем, находясь на поверхности астероида?

— Самое прямое.

Гангарон приостановил волчок, придерживая за верхушку, чтобы тот не упал.

— Предположим, это наш астероид, — начал он. — Мы, песчинки, находимся на нем, удерживаемые силой тяжести. Теперь волчок начинает вращаться… Каждая песчинка становится легче под действием возникающей силы, не знаю, как ее назвать, которая стремится сорвать ее с поверхности. Продолжаем раскручивать волчок сильнее…

— Понял! — перебил радостно Старый эл. — Продолжаем раскручивать волчок, то есть астероид, до тех пор, пока сила отбрасывания не сравняется с силой притяжения, а это и есть вес.

— И тогда каждый эл станет невесомым, — закончил Гангарон.

Старый эл прошелся по пещере, перешагнул через щель.

— Мысль у тебя работает неплохо, Гангарон, — сказал он, — но твое открытие ни к чему. Астероид — не волчок. Как ты раскрутишь его?

Гангарон помолчал.

— Задача действительно сложна, — произнес он, — но в ней нет ничего невозможного.

3
1

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За шаг до пропасти предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я