Полевые археологические исследования и археологические практики (Н. И. Винокуров, 2013)

Учебно-методическое пособие предназначено для оптимизации учебного процесса и обеспечения учебно-исследовательской работы студентов во время подготовки и проведения археологической практики. Пособие содержит введение, две части и приложение. В первой части рассмотрены основные приемы поисков и изучения археологических объектов, во второй – цели и задачи учебной археологической практики, подготовка и особенности организации полевых археологических работ, правила безопасности при проведении экспедиции. Издание рассчитано на руководителей археологической практики, аспирантов и студентов исторического факультета МПГУ, волонтеров.

Оглавление

  • Введение
  • Часть I. Полевые археологические исследования

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Полевые археологические исследования и археологические практики (Н. И. Винокуров, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть I

Полевые археологические исследования

Значение полевых археологических исследований в развитии исторической науки

Полевые археологические исследования (научно-поисковая и научно-практическая деятельность, направленная на получение новых знаний об объектах археологического наследия, закономерностях развития древних обществ и человека) являются наиболее важной частью археологических научно-изыскательских работ, источником расширения источниковой базы археологической и исторической науки. Они связаны с непосредственным изучением различных археологических памятников, проводимых профессиональными археологами под открытым небом, а также – с охраной археологического наследия[1] как неотъемлемой части культурного достояния человечества, уникального и невосстанавливаемого источника знаний об историческом прошлом.

Полевые археологические исследования – многоэтапный, сложно организованный процесс изучения древних памятников материальной культуры. В соответствии с законодательством и инструкциями по ведению археологических работ полевые археологические исследования, включая любые виды научно-изыскательской раскопочной деятельности, должны проводиться учеными соответствующей квалификации и образования, работающими в профильных государственных учреждениях по определенным научным и научно-охранным программам. Все этапы археологических исследований, начиная от оформления разрешительной документальной базы (заявки на Открытый лист, составление приказов, смет, ведомостей) и заканчивая написанием научных отчетов по результатам раскопок и разведок как основных видов археологических поисковых действий, на протяжении истории развития полевой археологии оформились в определенную законодательством административно-научную процедуру.

Знание методики полевых археологических работ, их регламентации, правил и приемов, особенностей изучения различных археологических памятников особенно важно для профессиональной подготовки не только «узких» специалистов – археологов, но и историков, этнологов, политологов и антропологов. По этой причине в соответствии с Государственным образовательным стандартом в период полевых работ на базе действующих археологических экспедиций проводятся учебные археологические практики на первом курсе исторических факультетов, а также специализированные археологические практики на базе отдельных кафедр высших учебных заведений РФ (например, на кафедре антропологии биофака МГУ). Сочетание теоретической и практической учебной подготовки обеспечивает эффективное проведение не только археологической практики и учебных занятий, но существенно расширяет уровень общих гуманитарных знаний студентов, способствует в дальнейшем их профессиональной специализации, содействует самостоятельной научной деятельности молодых исследователей.

В целом археология, согласно устоявшемуся представлению, считается во многих странах отраслью некоторых более широких научных дисциплин, например, антропологии. На постсоветском пространстве большинство специалистов полагают, что археология является частью истории. По этой причине у нас в ВУЗах археология изучается на исторических факультетах в рамках общего и специальных учебных курсов, а специализированные археологические факультеты отсутствуют. Данное обстоятельство никак не мешает существованию в Академии наук институтов археологии с аспирантурой и докторантурой, как и кафедр археологии на исторических факультетах ведущих университетов, где готовят профильных специалистов по различным отраслям археологии[2].

По Д. А. Авдусину, археология – «…отдел истории, имеющий с ней общую методологию, единые цели и приемы исследования, но отличающийся характером основных источников. Базой археологических исследований служат вещественные источники, т. е. изготовленные человеком в древности предметы, сооружения или древние погребения. Теория и практика выявления, изучения, критики и практического использования письменных источников, т. е. их источниковедение, имеет свою специфику, отличающую его от источниковедения археологического, как в силу особого характера источников, так и вследствие разделения процесса археологического исследования на два этапа: полевой и кабинетный. В первом из них преобладают выявление источников, изучение обстоятельств их обнаружения, критика этих обстоятельств, главным образом с точки зрения надежности источника, а проблема их использования стоит на втором плане. На кабинетном этапе изучение и критика источников производится преимущественно с точки зрения раскрытия их содержания в целях использования для восстановления хода исторического развития человеческого общества. Но при этом исследователь опирается и на уже известные данные полевого исследования, нередко возвращаясь к анализу обстоятельств находки и первичной критике источника» (1980, с. 4 и сл.).

Полевая (или «практическая») археология традиционно считается составной частью археологического источниковедения. Она не ограничивается правилами археологических разведок и раскопок, так как объединяет совокупность научных методов изучения археологических памятников. Чтобы хорошо раскапывать археологические памятники, понимать закономерности образования культурных напластований, их структуру и свойства, правильно интерпретировать археологические данные, необходим большой опыт проведения полевых работ. Нельзя быть и хорошим кабинетным исследователем, не умея вести раскопки, так как без этого невозможно понять условия залегания обнаруженных древностей и представить себе степень их надежности как исторического источника, осмыслить характер памятника. В этом случае историческое исследование вряд ли будет полноценным. Отсюда понятно, что так называемые «кабинетные» и «полевые» археологические исследования являются двумя неразрывными сторонами одной науки (Авдусин Д. А., 1980, с. 4 и сл.).

С этим вполне согласен и Я. А. Шер, полагавший, что археологическое исследование можно представить в виде двуединого неразрывного процесса: а) поиски, сбор и изучение вещественных археологических материалов и б) рассуждения о том, что и как нужно сделать, чтобы по следам, запечатленным в этих материалах, выявить факты, события и процессы древней истории. Такое, по его мнению, достаточно условное, разграничение между наблюдениями и рассуждениями не следует отождествлять с широко распространенным разделением на «полевую» и «кабинетную» археологию. Оно является условным, а главное – вынужденным, а не порожденным внутренними потребностями науки. Там, где нет сезонного характера раскопок и других полевых работ, где данное научное учреждение, ведущее раскопки, не отстоит от изучаемого памятника на сотни и тысячи километров, нет и этого разделения. Но и там, где такое разделение неизбежно, археолог не может копать, не рассуждая, или рассуждать, не обращаясь к материалам и результатам раскопок (см. Предисловие Я. А. Шера к книге Ж.-К. Гардена (1983). Подобное разделение предполагает в археологии два уровня познания – эмпирический и теоретический. Эмпирический путь характерен для полевой археологии.

Фонд археологических источников. Полевые исследования выполняют важнейшую функцию пополнения фонда археологических источников, который является базой последующих теоретических реконструкций. Во время раскопок исследуются различные материальные остатки и сопряженные с ними культурные напластования. Огромный информационный массив поступающих новых данных требует строгого соблюдения методики раскопок различных строительных, хозяйственных, производственных, бытовых и культовых сооружений, определенных методических правил и приемов исследования культурных отложений и разнообразных артефактов – предметов, связанных с жизнедеятельностью древних людей. Максимально точная и объективная фиксация археологических материалов, перевод их в знаковые системы (описания, чертежи, фотографии, видеоматериалы и т. д.) формирует один из наиболее обширных разделов источниковедческой базы археологии – ее фактологический фонд.

В настоящее время в полевом изучении археологических памятников достигнуты большие успехи. Детальная разработка методов исследования различных категорий памятников позволяет вести археологические разведки и раскопки с максимально объективной фиксацией и минимальной потерей информации, содержащейся в них. Важную роль в этом играет унификация методов полевых исследований, что обеспечивает высокий уровень контроля качества работы.

Следует отметить, что большие объемы и темпы археологических исследований привели к тому, что результаты полевых работ не успевают вводиться в научный оборот. Они остаются в основном в научных отчетах о полевых исследованиях. Количество отчетов и содержащихся в них фактов увеличивается год от года, так как по закону все работающие археологические экспедициями обязаны по завершению раскопок сдавать отчетные материалы в архивы учреждений, которые выдавали им открытые листы и разрешения на полевые изыскания. Общая доля новых научных материалов, попадающих в публикации, напротив, становится все меньше. Использование архивных полевых материалов – богатейшего источникового фонда – в исследованиях стало уже насущной проблемой. В определенной степени эта задача решается за счет внедрения передовых компьютерных технологий, разработки современных информационно-справочных и поисковых систем, баз данных, интернет-ресурсов, позволяющих эффективно вводить новые сведения в научно-исследовательский процесс.

Отбор источников. Отличительной особенностью современной археологии являются раскопки широкими площадями, строгое отношение к стратиграфии, изучение массовых и коллекционных материалов с помощью не только традиционных методов исследования, но и методов, пришедших из естественных и точных наук, что позволяет ученым делать более обоснованные и глубокие исторические обобщения. Именно за последние десятилетия на основе археологических материалов были написаны целые разделы древней истории, ранее вообще неизученные или малоизученные.

По приблизительным подсчетам, приводимым Я. А. Шером, количество археологических материалов, получаемых при раскопках, удваивается за каждые 7—10 лет. Исчерпывающе полный учет, и тем более публикация всех материалов, становится невозможным или крайне трудным. Вполне понятно, что в таких условиях каждый исследователь всякий раз вынужденно решает проблему отбора исходных данных (памятников, объектов, артефактов, наблюдений), которые станут затем фактической базой его работы.

Специфика археологического знания. Изучение исторического процесса в археологии осуществляется через исследование предметного мира – продуктов жизнедеятельности древних социумов. Начальный его этап – обнаружение с помощью раскопок новых сведений об ушедших народах и цивилизациях – позволяет впоследствии воссоздавать обыденную жизнь древних коллективов, реконструировать их образ жизни, занятия, культы и верования. По этой причине в полевой археологии большое внимание уделяется скрупулезным описаниям изучаемых остатков предметного мира ушедших эпох и на их базе – историческим реконструкциям. Воссоздание, моделирование образа жизни древних обществ имеет чрезвычайно важное значение, так как позволяет содействовать переводу вещевой информации источников в социологическую, что является специфической особенностью археологического познания. Но археология не ограничивает свои исследования социальными и производственными реконструкциями. Ее цель как исторической науки – познание причинно-следственных связей явлений и закономерностей общественной жизни, восхождение от характеристик отдельных видов хозяйственной деятельности к пониманию экономики древних обществ; от описания элементов погребального обряда к воссозданию социальной структуры общества; от анализа локальных культовых явлений к изучению древней идеологии и мировоззрении в целом. В этом видится определенная перспектива археологической науки.

Организация и проведение полевых археологических работ

Научная регламентация всех археологических раскопок и разведок, производимых на территории Российской Федерации, возложена на Российскую академию наук (Положение об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 г. № 865. Статья 49). Эту деятельность осуществляет ее центральное археологическое учреждение – Институт археологии Российской Академии наук. На Украине существует аналогичная структура – Институт археологии Национальной Академии наук Украины.

Полевые археологические исследования (раскопки и разведки) могут производиться лишь в научных, охранных и учетных целях специализированными научными и научно-реставрационными учреждениями, высшими учебными заведениями, музеями и государственными органами охраны памятников истории и культуры.

Руководство полевыми археологическими работами осуществляется исследователями, имеющими специальную подготовку, владеющими современными методами ведения раскопок и разведок и фиксации их итогов в форме научного отчета.

Ведение раскопок и разведок памятников археологии на территории РФ допускается только при наличии специального документа – Открытого листа на производство полевых археологических исследований, в пределах, установленных этим документом. На Украине данный документ дополняется Разрешением – документом установленного образца, выданным центральным органом исполнительной власти в сфере охраны культурного наследия, дающим право на проведение земляных работ на объекте археологического наследия[3]. Разрешение выдается Министерством культуры и искусств Украины исследователю, получившему квалификационный документ (Открытый лист). Законодательно запрещено проведение без открытого листа и разрешения археологических разведок, раскопок, других земляных работ на территории памятников, охраняемых археологических территориях, в зонах охраны, в исторических ареалах населенных мест, исследование остатков жизнедеятельности человека, которые содержатся под земной поверхностью, под водой, использование металлодетекторов и других поисковых приборов для поиска археологических объектов или движимых предметов, связанных с культурным слоем.

Открытые листы

Открытый лист – единый квалификационный документ, удостоверяющий профессиональный уровень исследователя и дающий право на проведение научного исследования археологического наследия. Открытый лист выдается Институтом археологии Академии наук.

Открытый лист на территории РФ является единственным документом, дающим право ведения раскопок и разведок, и не может быть заменен каким-либо другим документом. Самовольные раскопки без Открытого листа рассматриваются как умышленное уничтожение или порча памятников археологии и строго преследуются по закону. Несанкционированные разведки также являются серьезным нарушением. Виновные в этом лица, а также руководители учреждений и организаций подлежат привлечению к административной или уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством (Уголовный кодекс Российской Федерации, статья 243 и другие документы). На Украине, где за последние десятилетия нанесен колоссальный урон памятникам археологии, значительно ужесточены меры по наказанию лиц, виновных в этом преступном деянии. К примеру, предусмотрены многолетние сроки лишения свободы за грабительские раскопки. Категорически запрещено использование любых поисковых приборов, включая GPS-приемники и металлоискатели, на памятниках археологии (даже не стоящих на учете). Разрешение на официально зарегистрированные приборы выдается только профессиональным археологам, имеющим Открытый лист.

Открытые листы делятся на четыре категории. Открытый лист по форме 1 предоставляет исследователю право производства раскопок и разведок памятников археологии. Открытый лист по форме № 2 разрешает разведки со вскрытием небольших участков (до 20 м2) площади памятника. Археолог, получивший открытый лист по форме № 3, получает право только на археологические разведки, на внешний осмотр памятника без каких бы то ни было земляных работ. Открытый лист по форме 4 позволяет исследователю проводить охранные раскопки памятников, которые подвергаются природному или антропогенному разрушению и требуют немедленного исследования. Открытые листы по формам 1 и 4 выдаются на раскопки конкретных памятников археологии, Открытые листы на производство разведок – с указанием определенных административных регионов или территориальных зон.

Открытые листы выдаются отделами полевых исследований соответствующих институтов археологии[4]. В задачу этих отделов входит и контроль за соблюдением правил полевой археологии. Каждый археолог, получивший Открытый лист, обязан отчитаться о проведенных работах. Отдел полевых исследований на основании проведенной экспертизы (рецензии) утверждает или не утверждает этот отчет. Если отчет утвержден, исследователь может ходатайствовать о выдаче Открытого листа на следующий сезон. Каждый отчет должен сопровождаться полевыми документами, отражающими ход работы и фиксирующими вскрытые при раскопках объекты.

Помимо выдачи открытых листов и контроля над приемами раскопок отдел полевых исследований заслушивает доклады о новых методах и приемах полевых исследований, утверждает основные правила, обязательные при проведении раскопок, разрабатывает инструкции для правильной научной обработки особо важных видов археологических находок, разрабатывает единые требования к полевой документации, возбуждает ходатайства об организации раскопок на особо важных археологических объектах и памятниках, которым угрожает опасность разрушения, а также ведает иными сторонами полевой археологической деятельности.

Открытые листы выдаются по заявкам государственных учреждений, организующих и ведущих экспедиционные археологические изыскания, на имя исследователя, указанного в заявке.

Обязанности учреждений, ведущих полевые археологические исследования. Учреждение, организующее экспедиционные археологические исследования и запрашивающее Открытый лист на их производство, несет ответственность за качество выполнения полевых работ.

Учреждение, ведущее полевые исследования, несет ответственность за своевременность представления и качество отчетности о выполненных работах.

Научные отчеты о результатах полевых исследований визируются руководством учреждения (подписью и печатью), организовавшим их.

Учреждению, произведшему археологические раскопки и разведки, принадлежит исключительное право на использование научного отчета об их результатах, поскольку он является произведением, выполненным в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания (Закон РФ об авторском праве и смежных правах. 1995. Статья 14).

Права и обязанности исследователя, получившего Открытый лист. Исследователь, получивший Открытый лист, обязан до начала полевых работ зарегистрировать этот документ в Государственном органе охраны памятников истории и культуры Субъекта РФ, на территории которого запланированы изыскания, а также в органах местной власти, на подведомственной территории которых находится исследуемый объект.

При проведении археологических раскопок и разведок исследователь обязан непосредственно руководить ими, не покидая мест их ведения в течение всего полевого сезона. Возможны лишь кратковременные отлучки по уважительным причинам. Передоверение руководства раскопками и разведками другому лицу воспрещается. Если работы одновременно ведутся экспедицией на нескольких объектах, исследователь обязан запросить дублирующие Открытые листы на исследователей, ведущих каждый объект.

По завершению полевых работ исследователь обязан представить краткую информацию о результатах изысканий в Государственный орган охраны памятников истории и культуры того субъекта РФ, в котором производилась регистрация Открытого листа.

В процессе полевых работ исследователь обязан содействовать охране памятников археологии, принимать меры к пресечению самовольных раскопок и других действий, влекущих за собой разрушение памятников, прибегая для этого к содействию государственных органов.

При выявлении в ходе археологических разведок ранее неизвестных памятников исследователь обязан для последующей постановки их на государственный учет письменно известить об этом Государственный орган охраны памятников истории и культуры субъекта РФ, на территории которого находятся эти памятники. Копия этой информации помещается в научном отчете.

По завершении камеральной обработки вещевых материалов, полученных при раскопках и разведках, исследователь обязан передать их на постоянное хранение в государственный музей или иное государственное хранилище древностей, оформив это соответствующим документом.

Исследователь обязан представить на рецензию в полевой комитет (отдел) Института археологии научный отчет о результатах полевых изысканий прошедшего полевого сезона, составленный в соответствии с требованиями настоящего Положения, и его краткую аннотацию (около 1 страницы) для включения в информационную базу данных. На Украине исследователь обязан сразу по завершении полевого сезона предоставлять краткий предварительный отчет в размере 3–7 печатных страниц в Полевой комитет ИА НАНУ и Министерство культуры и искусств вместе с Открытым листом и Разрешением. Полный научный отчет сдается позже, но не позднее 1 мая.

Автору научного отчета принадлежит авторское право на это произведение, созданное в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания (Закон РФ об авторском праве и смежных правах. 1995. Статья 14). В этой связи исследователю принадлежит право:

• Публикации под своим именем отчета или его части, а также материалов, полученных при полевых изысканиях.

• Приглашать соавторов при опубликовании отчетных и вещевых материалов.

• Разрешать другим лицам опубликовать отчетные материалы или часть таковых, а также отдельные вещевые находки или группу их.

Исследователь имеет право дать рекомендацию на получение Открытого листа лицу, подготовленному им к самостоятельным полевым работам. Рекомендатель несет ответственность за качественное выполнение полевых изысканий в течение первых двух полевых сезонов. Если окажется, что лицо, впервые приступившее к самостоятельным полевым исследованием, ведет их на низком методическом уровне, то рекомендателю делаетс я замечание, и он лишается на определенный срок права дачи рекомендаций.

Исследователь, работающий на территории РФ, обязан представить по завершении работ информационную статью для ежегодника «Археологические открытия». На территории Украины также действует подобное правило.

Сбор данных и подготовка полевых работ

Полевым исследованиям – разведкам и раскопкам – должно предшествовать ознакомление с литературными, архивными и музейными материалами, касающимися памятников и территорий, на которых предполагается проведение исследований. Этот период бывает весьма продолжителен по времени, так как перед выездом в поле археологу приходится затрачивать много усилий по сбору большого массива информации, собирать разноплановые и отрывочные сведения в научных библиотеках, архивах, музеях и лабораториях. Также необходимо изучить топографические карты предполагаемого района поисков, наметить маршрут разведки. Наиболее удобные для работы масштабы карт 1:10000; 1:25000; 1:50000. Значимую информацию можно получить при изучении материалов аэрофото– и космосъемки. Чрезвычайно важно в полном объеме найти сведения об изысканиях предшественников, выяснить природные и топографические особенности расположения памятников, их типы, установить (когда возможно) периодизацию и хронологию памятников по маршруту разведки.

Все вышеупомянутые мероприятия по сбору и аккумуляции разнородных данных позволяют существенно облегчить поиск новых археологических памятников. При исследовании структуры древнего расселения учитываются принципы размещения археологических объектов относительно ландшафта и их взаиморасположения. Археолог в своих изысканиях может опираться в первую очередь на закономерности такого размещения. В других случаях выявление археологического памятника может служить первым шагом на пути его дальнейшего углубленного изучения.

Собранные из различных источников данные анализируются, в соответствующих структурах разрабатывается и утверждается программа исследования, определяются приоритеты на текущий год полевых работ, намечаются объекты или территории для выезда, проходят поиски финансовых ресурсов, обеспечивающих транспорт, средства коммуникации, оборудование, отбирается экспедиционный коллектив. Только после соответствующей предварительной подготовки и получения разрешительных документов исследователь отправляется в поле собирать источниковые данные для последующих теоретических исследований. Еще до начала раскопок должны быть урегулированы основные вопросы снабжения и организации проводимых работ, чтобы максимально снизить вероятность сбоев и обеспечить условия качественного проведения раскопок. Значение полученных новых материалов иногда остается неясным до тех пор, пока памятник не раскапывается в значительном объеме и не будет получена представительная выборка археологических артефактов, зачастую требующая проведения целой серии специальных лабораторных экспериментов и опытов. Непосредственный сбор источниковых материалов осуществляется преимущественно в ходе полевых работ.

Особенности полевых археологических исследований

Археологические объекты (стоянки, селища и городища, курганные и грунтовые некрополи, храмы и святилища, производственные комплексы и места добычи полезных ископаемых, сельскохозяйственны е наделы, подпорные стены, акведуки и коммуникации, наскальные изображения, затонувшие корабли и т. п.) отличаются от других исторических памятников целым рядом особенностей. Прежде всего тем, что новые памятники археологии необходимо открывать на значительных по площади территориях, в той или иной степени затронутых антропогенным воздействием.

Обнаруженные новые памятники следует привязать к существующей системе топографических ориентиров и координат, провести необходимые картографические и топографические работы, поставить на государственный учет, провести первичное описание и изучение. Все это привело к выделению среди методов археологического изучения такой специфической поисковой деятельности как археологические разведки. Дальнейшее полевое изучение археологических памятников, связанное уже с его раскопками, практически всегда приводит к их полному или частичному уничтожению. Поэтому полевые исследования очень четко регламентированы. Они должны производиться только специалистами в соответствии с требованиями Звакона и должностными инструкциями по причине крайней уязвимости археологических памятников и необходимости унификации методов научного исследования.

Размещение археологических объектов тесно связано с палеоклиматическими и палеогеоморфологическими особенностями природной среды. Для более полного раскрытия этих взаимосвязей и получения дополнительной информации к характеристике окультуренных ландшафтов, реконструкции хозяйства и образа жизни древних социумов в программу полевых работ необходимо включать палеогеографические и палеобиологические исследования. Для этого к полевым и камеральным работам рекомендуется привлекать антропологов, палеогеографов, геоморфологов, почвоведов, палеоботаников, палеозоологов, палинологов, исследователей фитолитов и других специалистов.

Археология занимается воссозданием и постижением жизни людей прошлых эпох. Неудивительно, что ученые-археологи для извлечения информации из материальных следов, оставленных древними людьми, применяют самые разнообразные методы и приемы научного поиска и исследования. Некоторые из них присущи только археологии, другие заимствованы из естественных и точных научных дисциплин: физики, биологии, геологии и других наук; имеются среди них и такие, которые используются в узких специальных областях, например, в криминалистике. Археолог перед началом работ должен ясно представлять, что он хочет выяснить в поле. От правильной формулировки научной цели зависит верный выбор той или иной методики.

Археологические разведки

Археологические разведки – целенаправленный научный поиск и полевое обследование памятников археологии. Цель разведок – не только обнаружение и первоначальное изучение новых археологических объектов, но и уточнение координат, степени сохранности и динамики разрушения, получение современных данных о ранее выявленных памятниках. Разведки могут быть подчинены различным научным задачам: например, общее ознакомление с районом поиска и выявление новых памятников и древних хозяйственно-экономических территориальных зон, земельных угодий; изучение стратиграфии и хронологии поселений; определение их типов, взаимосвязи между собой; поиски следов размежевания и изучение структуры землепользования; выявление хронологических и территориальных границ распространения археологических культур; углубленное изучение определенной сельскохозяйственной территории; выбор памятника для раскопок; предварительное детальное изучение памятника до раскопок и т. д.

Археологические разведки – значимый вид научного исследования археологических памятников, не связанный с разрушением культурного слоя памятника[5] и направленный на выявление, локализацию (картографирование), интерпретацию объектов археологического наследия, уточнение данных об уже известных объектах археологического наследия. Существует много различных способов обнаружения памятников – в зависимости от местных условий и целей разведки. Поиск небольших, малоприметных памятников в лесной чаще обычно заметно отличается от разведки расположенных в пустыне крупных поселений с развалинами монументальных архитектурных или ирригационных сооружений. При визуальной разведке исследуют поверхность земли, не предпринимая раскопок. Такой способ поиска наиболее продуктивен в местностях, совсем или почти лишенных растительности, скрывающих рельеф поверхности. Это позволяет исследователю замечать артефакты, оказавшиеся вскрытыми вследствие эрозии почвы, деятельности грызунов, насекомых, мародерских раскопок или грабежей и воздействия иных природных сил. Обследование поверхности целесообразно также при поиске крупных развалин, заметных даже в густой растительности. От археолога-поисковика требуется большое внимание, опыт и мастерство, и конечно, определенная доля удачи, чтобы в неровностях земной поверхности разглядеть оросительные канавы, оборонительные валы, ямы, выкопанные для каких-то иных целей и т. п. Опытный разведчик-практик может извлечь чрезвычайно богатую и полезную информацию о памятнике, исходя из полученных визуальных данных о строении его поверхности, топографических нюансах планировки, гидроресурсах, особенностях растительного покрова.

В ряде районов России и Украины наиболее успешной разведка бывает в межсезонный период, когда раскопки еще не проводятся, а растительность только начинает появляться (ранней весной) или когда она сгорела во время сезонных палов (в конце лета – осенью). Лучше всего ее проводить в начале или конце дня, когда косые солнечные лучи выделяют мелкие детали рельефа, а контрастность травяного покрова достаточно высока. Именно в это время удобнее всего выявлять едва заметные возвышения, образовавшиеся на месте поселенческих структур, расплывшиеся зольники и курганы; четче выделяются на местности дороги, террасы, межевые ограды, плантаж, места для добычи полезных ископаемых и сырья для строительных нужд, перекопы. Летом планировать разведки нецелесообразно, так как в этот период выгоревший травянистый покров еще высок, а на фоне очень яркого и прямого освещения, преобладающего большую часть дня, детали микрорельефа стираются и визуально трудноразличимы. Считается наиболее успешной разведка пешеходными маршрутами, используют также конную и велосипедную разведку, разведку с помощью автотранспорта, в том числе с применением небольших мобильных вездеходов – квадроциклов и трехколесных мотоциклов повышенной проходимости, относительно и весьма проходимых вездеходов-болотоходов типа «Петрович». Благодаря вездеходному транспорту, традиционная пешая разведка, которая и ныне остается основным методом проведения наземных археологических разведок, приобретает масштабность и способна серьезно удешевить проводимые работы за счет большей скорости исследования и охвата значительных территорий. На полях разведку следует проводить по свежей пахоте – на ней наиболее отчетливо выделяются по цвету пятна разрушенного культурного слоя и появляется большее количество подъемного материала. На виноградниках наиболее эффективна разведка после обрезки лозы и обработки междурядий.

В зависимости от задачи разведки могут быть региональными или локальными. Региональные разведки, охватывающие обширные территории, применяются для первоначального общего ознакомления с изучаемым регионом или областью, а также для решения общих, широких археологических задач. Разведка по площадям необходима при сплошном обследовании района. Особенно важна она при изучении хоры античных городов с густо расположенными поселениями и системой наделов. Изучение следов землепользования дает ощутимые результаты только при разведке по площадям: вся изучаемая территория разбивается на отдельные участки, каждый из которых обследуется пересекающимися маршрутами, желательно повторяющимися. Для разведки по площадям необходимо иметь хорошую топографическую основу, на которую с помощью инструментов наносят отдельные памятники и системы памятников.

Локальные разведки преследуют цель углубленного изучения отдельных территорий районов, памятников, а также выбор памятника для последующих раскопок. Если разведки проводятся с целью определения численного соотношения памятников разных категорий, эпох или культур, следует с особым вниманием отнестись к тому, чтобы различные природные или отдельные микрозоны, где они размещались, были представлены равномерно. Памятники тех или иных типов могут оказаться особенно многочисленными или, напротив, редкими в той зоне, которой было отдано предпочтение во время проведения археологической разведки.

Маршрутная разведка применяется при региональном изучении, предварительном ознакомлении с районом и для поисков новых памятников, а также при углубленном изучении памятников одного определенного рода. При маршрутной разведке всегда какая-то часть памятников остается необследованной.

Комплексная разведка, в которой разумно сочетаются обследование по площадям и маршрутам со специальными видами разведки, дает наиболее эффективные результаты, так как одни методы дополняют другие.

Во время проведения разведок ведутся записи в полевом дневнике, где дается описание хода разведочно-поисковой деятельности, описываются максимально подробно открытые и исследованные памятники, указываются их особенности и размеры, локализация на местности, характер окружающего ландшафта, описывается стратиграфия и материал, составляются планы и разрезы всех шурфов и зачисток, рисуются и описываются все находки и взятые на анализ пробы.

Важнейшим методическим требованием при проведении разведок является тщательная фиксация как территории, которая была обследована, так и найденного материала. Проведение любой разведки картографируется. При сплошной региональной разведке (затрагивающей все типы памятников на исследуемой территории) на карте замкнутой линией фиксируется участок разведки и разными значками все обследованные и ранее выявленные памятники археологии. При маршрутной локальной разведке на карте документируется фактический маршрут обследования и все памятники археологии на нем. Памятники на картах нумеруются, расшифровка номеров дается в легенде к карте.

Необходимым подспорьем для этого оказываются рассекреченные топографические карты из военных архивов. Они отличаются точностью и большой подробностью. На картах обследованная территория обозначается линиями, сериями точек или выделяется маркером. К этим картам прилагают пояснения, указывающие, какие методы разведки были применены и какие результаты получены, а иногда – и сделанные от руки планы отдельных объектов и выявленных памятников.

На карту памятники должны быть нанесены с особой точностью, так как от этого зависят последующие исторические обобщения. Привязка осуществляется к твердым ориентирам, лучше всего к пунктам триангуляции. Привязка земельных участков дается по углам, отдельных межей – по их концам, дорог – по точкам изменения направления. Значения всех азимутальных углов записываются.

Обязательна съемка планов памятников, которая выполняется либо одним из методов глазомерной съемки (например, буссольной), либо, что предпочтительнее, инструментальной. Съемку следует делать планово-высотную, с сечением рельефа 0,5 м, при невозможности – плановую, но с нанесением черт рельефа, характеризующих памятник (валы, возвышения, выходы кладок на поверхность и т. д.). Масштаб выбирается в зависимости от величины памятника, характера рельефа и размеров, необходимых для отображения деталей. Для небольших поселений, протяженность которых не превышает 100 м, рекомендуется масштаб 1:100 и 1:200; для более крупных поселений – 1:200, 1:500 и 1:1000. Съемку поселений одного класса надо делать в одном масштабе. Съемка коммуникаций, земельных наделов, межевания территорий – пастбищ и сельскохозяйственных угодий – выполняется в масштабе 1:1000 инструментально или при помощи мерной ленты. В последнем случае сначала обмеряется внешний контур надела по его оградам, а затем – участки внутренней размежевки по межевым стенам или валам. Углы выверяются с помощью теодолита или буссоли. На план наносятся все плантажные стены с помощью той же мерной ленты. Съемка крупных систем землепользования выполняется в зависимости от их величины в масштабах от 1:5 000 до 1:25 000. Для этих целей необходимо использовать соответствующие топографические карты, которые служат топоосновой для составления археологической карты.

Каждому шурфу или керну необходимо присваивать определенный номер, которым и фиксируется его содержимое и стратиграфия (расположение слоев грунта). Найденные в шурфах и кернах артефакты и биологические остатки помещают в снабженные этикетками пакеты для последующей очистки, составления описи и проведения анализов.

Большое внимание следует уделять при визуальной разведке поиску и сбору подъемного материала – находок с поверхности памятника и местах выхода и разрушения культурного слоя. Концентрация находок вполне может свидетельствовать о насыщенности культурного слоя находками, датировке и специфике открытого объекта. Весь материал, обнаруженный в процессе разведок и характеризующий обследуемый памятник, также должен быть тщательно собран, снабжен этикетками с точным обозначением места и условий находки и занесен в полевую опись. Крайне важно фиксировать выходящие на поверхность (особенно подвергшейся распашке) пятна культурного слоя, отдельно выбирать из них находки, включения, в том числе и биологические остатки.

До сих пор существует порочная практика, когда во время разведки собирают не весь подъемный материал, а только наиболее выразительный. Необходимо собирать, описывать и статистически обрабатывать весь материал, встречающийся на поверхности памятника. При этом надежность и достоверность информации о памятнике значительно повышается. При сборе материала территория разбивается на сеть 5-, 10-, 20-, 50-, 100-метровых квадратов (в зависимости от исследуемой площади), внутри которых и производится сбор. Найденный материал фиксируется на схеме квадратов условными знаками, описывается и зарисовывается в дневнике и описях. Отдельно собирается и описывается подъемный материал с размываемых склонов. Как считает известный археолог А.Н. Щеглов, подъемный материал со склонов может в ряде случаев отражать полную хронологическую характеристику памятника, так как в него попадают вещи и фрагменты из всех разрушающихся слоев. Однако количественная характеристика по хронологическим периодам не всегда возможна, поскольку в сборах обычно преобладает материал из верхних слоев.

В тех случаях, когда по внешним признакам и подъемному материалу невозможно получить необходимые сведения о памятнике или нужна дополнительная информация (например, о его стратиграфии, мощности культурных отложений, их датировке, количества включений), производится зачистка вертикальных откосов и закладываются разведочные шурфы. Данные работы гораздо более трудоемки, чем визуальный поиск, но они позволяют проводить обследование объектов, скрытых под землей. Без особой необходимости их делать не следует, так как они приводят к порче памятника и ускоряют его разрушение. Зачистки и закладку шурфов нужно производить на основании Открытого листа формы № 2 после топографической съемки памятника с точной привязкой их местоположения на плане.

При производстве земляных работ в процессе разведки необходимо стремиться к минимальному нарушению культурного слоя, избегая вскрытия площадей и ограничиваясь зачисткой и фиксацией уже имеющихся обнажений: обрывов, осыпей, откосов, стенок ям, котлованов или других повреждений. По этой причине место для закладки разведочных шурфов выбирается так, чтобы а) получить наиболее волную информацию при наименьших затратах, б) свести к минимуму повреждения памятника (следует помнить, что шурф может попасть на место сложного комплекса, который можно понять только путем полного его раскрытия). На поселениях, планировка которых (или внешние очертания) может быть определена по рельефу, шурфы ориентируются бортами в соответствии с направлением сторон памятника. На поселениях с неясной планировкой – по сторонам света. Форма и размеры шурфов выбираются в соответствии с решаемой задачей и характером памятника, но величина шурфа должна быть не меньше 1×1 м. Разведочные шурфы и траншеи на земельных наделах закладываются поперек межевых стен, валов, плантажа, дорог между наделами – независимо от их ориентировки.

Обычно производятся небольшие по площади пробные шурфы, и грунт из них исследуется на содержание артефактов или информативных биологических остатков. В силу ограниченной площади шурфы, закладываемые в разведочных целях, часто содержат очень немногочисленные находки, достаточные лишь для того, чтобы установить наличие на этом месте памятника. Для того же, чтобы получить о нем более детальное представление, необходимо в дальнейшем предпринять раскопки. В тоже время зачистка стенок современных ям, траншей, окопов, перекопов и т. д., а на памятниках с абразионными участками – зачистка обрывов может дать достаточно полную информацию о стратиграфии и хронологии поселения. Зачистка на вертикальных клифах производится так же, как и зачистка бортов раскопа. Зачистка на размываемых склонах ведется в два этапа. На первом после предварительной разметки склона на квадраты удаляется вся осыпь и зачищается неповрежденная поверхность склона до выявления видимых стратиграфических горизонтов слоя. Материал из осыпи отбирается и описывается отдельно. На втором этапе делается вертикальный срез с послойной разборкой культурного слоя.

Закладка разведочных шурфов допускается в исключительных случаях на поселениях, городищах и на местах предполагаемых грунтовых могильников. Запрещена шурфовка памятников, характер которых в основных чертах ясен (например, на отдельных памятниках, читающихся в рельефе), а дополнительные сведения можно получить другими методами, без соответствующей аргументации. Категорически запрещено закладывать шурфы на курганах, жальниках или наземных могильных комплексах, на жилищных впадинах, и других подобных объектах, если они визуально прослеживаются на поверхности. После окончания разведочных работ и фиксации разведочные шурфы и траншеи должны быть засыпаны, что должно документироваться фотографически.

Все виды разведки необходимо сопровождать сбором образцов для проведения последующих лабораторных анализов. Все зависит от целей разведочно-поисковой деятельности, научной задачи исследователя, финансовых и лабораторных возможностей экспедиции. Практикуется использование разных способов взятия проб. Об этом существует целый ряд инструкций, публикаций и статей, в которых специалисты обращают внимание на зависимость результатов археологических разведок от различных способов отбора образцов.

В ходе разведок вполне эффективны (если позволяют почвенные условия и особенности памятника) ручные буры или механизированные буровые установки, которые позволяют извлекать образцы культурного слоя и подстилающих грунтов с большой глубины. Их применение значительно уменьшает ущерб, наносимый культурному слою памятника и ускоряет поиск новых объектов. Бур может заменить трубка с зауженным и заостренным рабочим краем, которую вбивают или ввинчивают в землю для извлечения образцов находящегося под поверхностью грунта. Диаметр извлекаемого таким способом керна невелик, потому в нем могут отсутствовать опознаваемые и датируемые артефакты, даже если проба взята с центральной части памятника. Вследствие этого такой метод обычно используют при поисках специфических памятников, в слоях которых можно ожидать массовых отложений какого-то легко распознаваемого материала. Особенно продуктивен этот способ для обнаружения скоплений производственных отходов, свалок, золистых отложений, строительных отесов.

Целесообразно использовать естественно-научные методы археологической разведки, которые отличаются щадящим отношением к культурным напластованиям археологических памятников. Для выявления более детальной планировки памятника и получения дополнительных сведений о структуре культурного слоя до раскопок наиболее целесообразно на одном и том же памятнике проводить съемку методами электро– и магниторазведки. Из других специальных методов разведки могут быть рекомендованы геоакустическая и геохимическая. Первую из них целесообразно применять для поисков затопленных археологических объектов и при палеогеологических и палеогеоморфологических исследованиях (например, для реконструкции древней береговой линии, поисков затопленных и заиленных русел древних балок и т. п.), вторую – для установления границ поселения, если они не могут быть выявлены по внешним признакам или другими методами.

В процессе раскопок геохимический метод может оказаться полезным для определения мест содержания скота в помещениях, загонах, дворах. Химическое исследование образцов грунта предназначается для специально отобранных небольших по объему и весу образцов грунта и культурного слоя с целью выявления в их составе химических компонентов, высокую концентрацию которых можно предполагать на памятниках определенных типов. Наиболее широко практикуется анализ на ионы фосфата – компонента мягких органических материалов, наличие которого в грунте является следствием их разложения.

По мнению некоторых археологов, высокое содержание фосфата – надежный признак мусорных отложений, хотя в действительности оно может быть обусловлено попаданием в почву органических удобрений или мочи скота на пастбищах. Высокое содержание ртути в почве – отличительная особенность памятников, жители которых потрошили рыб анадромных пород (тех, что обитают в море, но мечут икру в пресной воде), поскольку их внутренности содержат большое количество ртути, сохраняющейся в почве там, где скапливались эти отбросы. В настоящее время практикуется также анализ почв на липиды (жировые вещества) как на показатель наличия органических отходов. Однако, эти исследования не всегда надежны, требуют часто проведения повторных анализов в лабораторных условиях, что сужает возможности их применения в непосредственной полевой практике.

При исследовании наскальных изображений, граффити, дипинти, архитектурных остатков, монументальных изваяний следует охватывать максимально возможную для исследования площадь их распространения. Нельзя ограничиваться регистрацией и описанием некоторых наиболее эффектных объектов и композиций.

Не разрешается при копировании, фото– и графической фиксации наскальных рисунков, изваяний, скульптур, надписей, граффити и дипинти обводить их для лучшей видимости мелом, графитом, углем или чем-нибудь подобным. Лучше всего фиксировать их на полиэтиленовую пленку, которая имеет большую плотность и хорошую прозрачность, с помощью спиртовых фломастеров или маркеров.

Большое значение во время разведок имеет фото– и видеофиксация. Фотографические и видеоматериалы должны передавать внешние характерные особенности памятника и ок ружающего ландшафта. Если снимаемый объект является панорамным, наличие масштабной линейки или метра в кадре обязательно. Желательно, чтобы в поле зрения объектива попадали постоянные ориентиры, а также объекты, которые могут служить масштабом (например, телеграфные столбы, машина, люди и т. д.). Все пленки (снимки, кассеты) должны быть пронумерованы, описаны и внесены в опись полевых материалов.

Дистанционные (специальные) методы археологического обследования. Дистанционным обследованием называют любые приемы научного поиска, которые позволяют выявить отличительные признаки археологического объекта на расстоянии.

При выявлении археологических памятников таким приемом в первую очередь являются фотографический и иные подобные способы выявления отличительных признаков и характерных особенностей, которые позволяют идентифицировать определенный тип памятников или объектов. Дистанционное обследование наиболее эффективно при изучении больших территорий, которые нельзя охватить традиционными способами полевой разведки, для изучения сельских поселений и особенно следов ирригационных, аграрных, оборонительных систем, располагавшихся на большой площади. По этим причинам дистанционное обследование является удобным способом выявления памятников (или аномалий, которые могут указывать на его местонахождение), но абсолютизировать этот метод не следует, так как практически во всех случаях требуется подтверждение полевыми работами: маршрутными разведками или раскопками. Понятно, что данные такого обследования зачастую неоднозначны и недостаточны для определения культурной и хронологической принадлежности обнаруженного памятника.

Наиболее распространенной и перспективной в археологии формой дистанционного обследования является применение аэрофото– и космосъемки. Воздушная разведка помогает выявлять в кабинетных условиях с помощью специальных компьютерных программ, расшифровывающих снимки, новые объекты и разрабатывать маршруты разведок для проверки полученных сведений. Обработка и дешифрирование снимков может проводиться и в поле. В любом случае результаты дешифрирования обязательно должны быть проверены и уточнены на месте другими методами разведки. По мнению специалистов, аэрофото– и космосъемка – наиболее надежный и информативный вид разведки. Возможности ее очень велики, так как с воздуха можно выявлять и распознавать объекты, совершенно невидимые на поверхности степи, а также на распаханных и засеянных территориях. Кроме того, воздушная разведка экономична по времени. Для археологии пригодны как плановая, так и перспективная съемка, причем для маршрутных разведок и обследования крупных территорий по площадям предпочтительнее первая. Обычно используют вертикальную съемку (строго вниз, перпендикулярно к поверхности земли), но в некоторых случаях применяется ракурсная съемка (под углом к земной поверхности). Визуальную разведку и фотографирование следует проводить рано утром или вечером при высоте солнца над горизонтом 10–20°. При таком освещении косые солнечные лучи выделяют мельчайшие детали рельефа. На задернованной поверхности выделяются контуры поселений, а иногда и очертания отдельных построек. На распаханных землях могут быть хорошо заметны и детали внутренней планировки зданий, следы древнего аграрного размежевания, дренажных и ирригационных каналов. Рельеф древних сооружений хорошо заметен на молодых всходах озимых и кормовых культур.

Степень детальности снимков зависит прежде всего от высоты положения камеры и от свойств используемой пленки. Так, съемки с небольшой высоты обычно позволяют показать больше деталей, чем снимок, сделанный с искусственного спутника. Для проведения визуальной разведки и фотографирования предпочтительнее вертолет, так как он может зависать в одной точке и легко менять высоту, что бывает нужно для более внимательного рассмотрения заинтересовавшего археолога объекта. В последнее время применяют дельтопланы и управляемые с земли автоматические летательные аппараты, снабженные специальным цифровым видео– и фотооборудованием.

При применении аэрофотосъемки в археологии важную роль играет спектральная чувствительность используемой пленки. Съемка ведется как на черно-белую, так и на цветную (обратимую или негативную) пленку. Она может фиксировать либо видимый, либо невидимый свет и передавать его в черно-белом или цветном варианте (обычно, когда воспроизводится невидимый свет, говорят о «ложном цвете»). Видимый свет – это тот, который воспринимает невооруженный глаз человека; невидимый свет характеризуется более короткими (ультрафиолетовыми) или более длинными (инфракрасными) волнами, чем те, которые доступны человеческому глазу. Многие объекты видимы на пленке, чувствительной к одному участку спектра и нечувствительной к другим его участкам. Поэтому при обследовании с больших дистанций применяются мультиспектральные сканеры (МСС) – цифровые камеры, фиксирующие изображения, относящиеся к разным участкам спектра.

Существует и целый ряд других приемов дистанционного обследования, использующих авиацию или искусственные спутники и иногда применяемых в археологии. При использовании спутниковой или самолетной РЛС сигнал направлен на землю сверху и, отражаясь, воспроизводит изображение земной поверхности, скрытой любым растительным покровом. Этот способ доказал свою результативность в условиях поверхности, закрытой густой растительностью. Инфракрасная термография фиксирует мельчайшие тепловые неоднородности, позволяя отличать более теплые участки почвы (к примеру, в заполнении сооружений) от более холодных (например, от окружающего эти сооружения плотного непотревоженного материкового грунта). Эти методы дистанционного обследования применяются в археологии лишь в редких случаях ввиду их дороговизны и ограниченной пригодности.

Для получения наиболее полной предварительной информации о планировочной структуре и некоторых физических свойствах культурного слоя отдельных поселений целесообразно применять комплекс специальных методов разведки, в который входит изучение микрорельефа, характера травяного покрова и съемка геофизическими методами разведки – электроразведочными и магнитометрическими. Они используются уже несколько десятков лет в археологии с помощью оборудования, размещаемого на поверхности земли. Съемку разными методами необходимо выполнять по единой сетке, а полученные данные сопоставлять с материалами визуальных исследований поверхности. Необходимо помнить, что перед выполнением магниторазведочных работ поверхность памятника должна быть тщательно очищена от лежащего на поверхности древнего и современного магнитного материала (кусков железа, шлака, перекаленной керамики, печины и т. д.), так как даже небольшое количество его может значительно исказить информацию о погребенных археологических объектах. Искажения могут быть вызваны также остатками современных кострищ, обломками пережженной породы, саманных плит, черепицы, скоплений керамики, металлического мусора.

Для дистанционных исследований большое значение имеют геоинформационные компьютерные системы (ГИС-технологии), предназначенные для сбора, проверки, интеграции и анализа информации, относящейся к земной поверхности со следами жизнедеятельности человека.

Наиболее активно это направление развивается на протяжении последних десятилетий. Применению ГИС-технологий в археологии предшествовали десятилетия адаптации теорий и методов пространственного анализа, заимствованных из экономической географии, биологии, геометрии. Основные достижения в этой области осуществлены зарубежными учеными. Правда, в последнее время ГИС-технологии нашли применение в отечественной археологии, особенно для извлечения исторической информации из характера распределения археологических объектов на местности путем их моделирования[6].

Перед началом полевых работ проводится съемка микрорельефа, которая осуществляется методом сплошной нивелировки площади поселения по квадратной сетке 0,5×0,5 или 1×1 м. Съемку можно выполнять с помощью нивелира, теодолита и мерной ленты параллельными или перекрестными кроками – нивелирными или теодолитными ходами. На основе съемки составляется план с сечением рельефа 0,1 м, что позволяет отразить на нем мелкие, но важные детали рельефа и зачастую определить конфигурацию отдельных построек. На этот план наносят все выходы кладок на поверхность. На него же наносят данные о распределении растительного покрова по высоте и густоте травы. Над стенами, находящимися неглубоко от поверхности, травяной покров ниже и реже, поэтому по нему можно проследить направление некоторых погребенных стен и в отдельных случаях довольно подробно выявить планировку скрытых в земле строительных остатков. Интересно использование в настоящий момент для этой цели последних инновационных технологий, связанных с внедрением передовых лазерных технологий, например, лазерных сканеров, позволяющих получать трехмерную оцифрованную модель любого объекта даже с очень сложным рельефом поверхности. В сочетании с новейшими GPS-технологиями, благодаря которым можно получать привязку объектов и осуществлять съемку планов (в том числе и топографических) с сантиметровой точностью, этот метод имеет очень большие перспективы для фиксации открываемых и раскапываемых памятников археологии. Однако, эти технологии имеют двойное назначение (гражданское и военное) и большую стоимость, что существенно затрудняет их практическое применение. Только после проведения указанных работ рекомендуется выполнение съемки комплексом геофизических методов, основной задачей которых является более детальное выявление планировки погребенных объектов до раскопок.

Археолого-геофизическая съемка памятников должна осуществляться квалифицированными специалистами-геофизиками с использованием надежных приборов под руководством археолога. От археолога зависит постановка задачи исследования, выбор объекта: памятника или участка на памятнике, определение размеров необходимой для съемки площади, установление направления съемочной сети или отдельных профилей, а также их частоты и величины шага съемки в зависимости от характера памятника и решаемых задач. Геофизик проводит съемку, выбирая и по необходимости меняя методику съемки, ведет обработку результатов наблюдений и представляет полученную информацию в виде графиков и карт изолиний или символов. Интерпретация полученных карт должна вестись совместно геофизиком и археологом. Из сказанного следует, что археолог обязан хорошо знать памятник, предназначенный для съемок геофизическими методами, и четко представлять границы возможностей последних, т. е. уметь выбрать памятник, на котором разведка геофизическими методами может быть достаточно эффективной для археологических целей, отбраковывая те памятники, на которых такая съемка не будет давать нужной информации.

Для дистанционного исследования может быть применен портативный зондирующий локатор, который перемещают над землей, посылая радиосигнал в грунт и получая его отражение, возникающее при каждом переходе из одного грунтового слоя в другой. При этом компьютер составляет приблизительную стратиграфическую схему. По тому же принципу работает протонный магнитометр, который перемещают по поверхности земли, посылая в почву поток протонов; отраженные протоны формируют звуковой сигнал, раздающийся в момент фиксации грунтовой аномалии (какого-либо отличия данного участка грунта от окружающих). При исследовании электрического сопротивления применяется источник тока с парой электродов, втыкаемых в землю; таким образом можно зарегистрировать и нанести на план все аномалии грунта. Благодаря возможности фиксации малых аномалий эти методы чаще применяют для выбора места раскопок на памятнике, чем для обнаружения самого памятника.

Для археолого-геофизической съемки пригодны преимущественно однослойные поселения с достаточно четкой планировочной структурой, однородным культурным слоем, хорошей сохранностью строительных остатков, залегающих близко к современной поверхности. Важным условием является состояние современной поверхности памятника. Ямы, траншеи, окопы, выбросы грунта и кучи мусора и даже грунтовые дороги, пересекающие памятник, резко снижают эффективность и применимость геофизических методов разведки, а на памятниках, поверхность которых распахана, съемку геофизическими методами проводить не следует.

* * *

Таким образом, в процессе разведки для каждого археологического памятника (в том числе местонахождения) должны быть выполнены следующие виды работ:

1. Описание с полной характеристикой его географического положения, отношения к соседним водоемам и населенным пунктам, рельефа и топографических особенностей, формы, размеров, состояния поверхности (наличие на нем построек, деревьев, ям и других повреждений, осыпей и т. п.), площади распространения находок, а также мощности и содержания культурного слоя, если на памятнике имеются обнажения вертикальной стратиграфии или в ходе выборочной шурфовки культурных отложений памятника. Здесь же следует указывать сведения об упоминании памятника в литературе и архивных материалах, о названии и понимании памятника местным населением, об его использовании и сохранности.

2. Ситуационный план местности, который должен детально характеризовать место расположения памятника, давать возможность нанести его на топографическую карту, иметь конкретные, легко находимые на местности ориентиры, позволяющие в дальнейшем легко обнаружить памятник.

3. Топографический план памятника (в масштабе не менее 1:1000 в зависимости от величины памятника), охватывающий территорию, необходимую для понимания геоморфологической ситуации, с рельефом, переданным горизонталями, отражающими все особенности памятника и местности. Также в обязательном порядке наносятся растительные зоны, строения, все повреждения поверхности, раскопы, шурфы и зачистки, произведенные ранее и в отчетном сезоне. Целесообразным является нанесение границ обследованных памятников на землеустроительные планы.

4. Фотографическая фиксация памятника, сделанная с таким расчетом, чтобы фотоснимки наиболее полно и точно передавали особенности рельефа и топографическую ситуацию. При фотографировании деталей памятника необходимо использование масштабной рейки.

5. Сбор подъемного материала и составление описи с точной паспортизацией каждой находки.

Археологические раскопки

Археологические раскопки являются основной и важнейшей формой научного полевого изучения памятников археологии. Они имеют целью всестороннее исследование, точную фиксацию и научную оценку памятника, регистрацию археологических материалов и связанных с ними сведений. Раскопки предусматривают полную характеристику топографии и стратиграфии памятника, его культурного слоя, связанных с ним сооружений и вещевого материала.

В ходе раскопок археологических остатков на территории объекта археологического наследия проводятся разнообразные земляные работы, частично или полностью разрушающие исследуемый объект. В силу данного обстоятельства современное законодательство строго регулирует права и обязанности всех участников археологических раскопок (в том числе и студентов-участников археологических практик), предъявляет к участникам археологического поиска весьма жесткие требования, изложенные не только в законах[7], но и в инструкциях, методиках и правилах, утвержденных специально уполномоченным центральным органом исполнительной власти в сфере охраны культурного наследия. Первостепенной задачей полевой археологии в настоящее время является сохранение археологического наследия для будущих поколений исследователей, что зафиксировано «Международной хартией по охране и использованию археологического наследия» (1990) и «Европейской конвенцией по археологическому наследию» (1992). В этой связи раскопкам прежде всего подлежат памятники, которые будут разрушены при производственно-строительных работах, а также памятники, разрушаемые в процессе природных воздействий.

Цель раскопок – сбор максимально возможной информации об исследуемом памятнике – на практике оказывается нередко трудно достижимой, так как сохранить и зафиксировать все в полевых условиях невозможно. Тем не менее каждый археолог должен в свой раскопочной работе стремиться не упустить ничего важного и значимого. Перед археологом в процессе раскопок всегда существует проблема выбора приоритетов, в том числе и в том, какую информацию следует считать наиболее существенной. Раскопки каждого археологического памятника таят много сюрпризов для исследователя. Приходится по ходу работы комбинировать различные методы и приемы, чтобы достичь желаемой цели – получения максимально возможной информации о раскапываемом объекте. Памятники, где имеется возможность получить дополнительную информацию методами естественных наук, должны изучаться с привлечением специалистов естественнонаучного профиля (антропологов, палеозоологов, палеоботаников, почвоведов, антропологов, геологов, геоморфологов, палеосейсмологов и т. п.). Понятно, что решение любой исследовательской задачи требует использования особых приемов. Этим объясняется существование множества пригодных с профессиональной точки зрения способов ведения раскопок. Однако универсальных приемов и способов ведения археологических раскопок нет. Памятники, относящиеся к одной и той же культуре, могут раскапываться по-разному, если того требуют особенности раскапываемых объектов.

Правильно выбранная методика исследования памятника в зависимости от его вида, состояния, хронологии – залог того, что этот памятник после исследования займет свое место в исторической реконструкции прошлого. Археолог должен подходить к раскопкам творчески, в полной мере используя свой опыт, апробированные методы и приемы исследования. Максимальная научная результативность раскопок достигается в том случае, когда для решения поставленной задачи памятник выбран удачно (но не в случае охранных раскопок, которые предполагают исследование любого разрушаемого памятника) и когда строго соблюдаются правила раскопок и методов фиксации. Выбор той или иной методики раскопок диктуется характером изучаемого памятника и задачами, поставленными исследователем. Однако для того, чтобы результаты раскопок были сопоставимы между собой, памятники одного класса должны исследоваться при помощи одних и тех же строго установленных приемов и методов. Для начала работ в новом районе обычно избираются памятники археологии, которые могут дать существенные результаты, необходимые для решения фундаментальных научных задач. Правда, многое в успешной и результативной работе зависит и от удачи.

Перед началом раскопок должен быть составлен план работ, намечен примерный календарь проведения основных раскопочных мероприятий (на текущий год и в целом – на весь исследовательский период), снят точный план c помощью традиционных[8] или GPS-технологий, проведена всесторонняя видео– и фотофиксация памятника, подлежащего раскопкам, детальное обследование его территории памятников и окружающей местности. В том случае, если топографическая инструментальная съемка не была выполнена в процессе разведок, ее масштабы выбираются в зависимости от площади памятника и распространения его культурного слоя. Для поселений с протяженностью культурного слоя до 50 м и площадью до 2500 м2 (отдельные усадьбы, небольшие укрепления и поселки) требуется масштаб – 1:100; для поселений с протяженностью слоя до 100 м и площадью до 1 га – 1:100 или 1:200; для крупных сельских поселении с площадью от 1 до 5 га – 1:200 или 1:500; для поселений более 5 га – 1:500[9].

Высота заложения горизонталей выбирается в зависимости от сложности рельефа, но не должна превышать 0,5 м. Планы древних земельных участков, ирригационных систем, террас, коммуникаций, карьеров и т. п. составляются в масштабе 1:1000 с сечением рельефа через 1–2 м[10].

При проведении планово-высотной съемки необходимо установить систему постоянных опорных геодезических реперов, каждый из которых имеет свой номер, координаты и абсолютную отметку в Балтийской системе. К реперам привязываются раскопы и от них отсчитываются все высотные привязки (нивелировки). Желательно постоянные реперы выносить за пределы площади, подлежащей раскопкам. Одновременно вся территория памятника разбивается на квадраты, размеры которых должны быть строго сориентированы по сторонам света[11].

Реперные пункты должны быть привязаны к каким-либо неподвижным ландшафтным объектам; лучшим ориентиром служит постоянный геодезический знак, установленный государственными службами геодезии и картографии и обозначенный на официальных картах. При его отсутствии можно воспользоваться для этой цели и значимыми топографическими ориентирами: скальными выходами, возвышенностями или другими подобными объектами. Использование для привязок рукотворных объектов – зданий, опор ЛЭП, столбов – неправильно, так как они могут быть с течением времени разрушены или перенесены. Cледует понимать, что ни один реперный пункт, скрытый или видимый, бетонированый или просто забитый в почву, не может считаться долговременной точкой[12]. Намеренное или случайное повреждение или уничтожением реперов может быть предотвращено помещением всех основных реперных пунктов ниже уровня современной дневной поверхности.

Расстояния от опорных точек координатной сетки на памятнике, от которых проводились все замеры до ландшафтного ориентира, промеряются и заносятся в паспорт памятника. Благодаря применению точных GPS-технологий, специальных инструментов (например, лазерных теодолитов), возможность восстановления реперов и координатной сети квадратов означает, что при необходимости они могут быть в любой момент воссозданы в прежнем виде. К намеченной координатной сетке удобно привязывать не только раскопы, но и места обнаружения археологических объектов и даже отдельных предметов. По этой причине разметка и топосъемка следует производить очень тщательно, реперные пункты нужно устанавливать так, чтобы они были защищены от внешних воздействий.

Различают временные и долговременные реперные пункты. Под временным репером понимается пункт, который обозначается вбитым железным стержнем (трубой). Для этой цели лучше использовать оцинкованную трубу длиной около метра диаметром 2 дюйма. При определенных условиях можно использовать временные реперы, изготовленные из прочного дерева. На время археологических работ, для того чтобы сделать пункт видимым его окрашивают в яркий цвет (оранжевой или желтой краской). При этом верхний край трубы выступает над поверхностью земли несколько сантиметров. Такой репер может быть легко поврежден и даже уничтожен мародерами или во время полевых работ. Его следует хорошо маскировать на период межсезонья.

Долговременные реперы представляют собой забетонированные обрезки оцинкованной металлической трубы (стального прута сечением не менее 150–200 мм или профилированного железа («уголка») длиной не менее 0,60-0,90 м. Под репер выкапывается яма (лучше грушевидной в сечении формы) глубиной 0,80-1,00 м и в верхней части диаметром – 0,30-0,40 м. Для прочности реперных пунктов приходится мириться с таким разрушением культурного слоя. При помощи отвеса по показаниям приборов отмечается точка – место установки трубы, которая загоняется ниже поверхности земли на 0,10-0,15 м. После контрольных измерений и необходимых корректур яма заполняется смесью цемента мелких камней или фрагментов керамики до верхнего края трубы. После схватывания бетона верхняя поверхность выравнивается и на ней вычерчивается две линии ориентированные по сторонам света. На получившихся таким образом четырех полях по незатвердевшему цементу обозначаются в основании репера его номер и высотная отметка. Те же данные вместе с точным местоположением репера наносятся на план поселения. Несколько дней спустя, после того как бетон полностью высохнет, в трубу вбивается измерительный штырь, который после завершения сезона раскопок извлекается, а реперный пункт присыпается и маскируется дерном.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • Часть I. Полевые археологические исследования

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Полевые археологические исследования и археологические практики (Н. И. Винокуров, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я