Пена колдовских доменов
Виктор Чирков, 2017

«Успели возвыситься и пасть властители, рухнуть государства, были предъявлены счета одним, обрели вечное пристанища другие, прежде чем пеструю вереницу неприметных с виду субъектов укрыл край знаменитого и столь вожделенного многими савана древнего бога, но это все в прошлом, там, на «Тропе плача» Первой сферы, в необъятных просторах Второй, где разлился бурлящий котел «Земель второго порядка»… Третий мир. Все глубже и глубже, даже его символ – дважды закольцованный круг! Подвалы вселенной, пена мироздания, кто может жить и править там?! Но у Яна, Марка и Пуффа выбор невелик – погибнуть или переплыть бурлящий котел чужих судеб, выбраться на свой берег, поскольку «кино жизни» продолжается, а ему нет дела до участников представления, оно лишь захватывает и давит оказавшихся рядом… Им пригодится прошлый опыт, приобретенный в двух мирах, «Неистовый легион»… Возможно, возможно, но не стоит обольщаться! Давая обещание, следует помнить – его придется выполнить, а сестры Марка как не было, так и нет. Признать поражение и вернуться домой, в Замок тысячи миров? Если б все было так просто…»

Оглавление

© Виктор Чирков. Пена колдовских доменов

© Виктор Чирков. Иллюстрации в тексте http://chirkovvictor.ru

* * *

Говоришь все это уже знакомо? Говоришь, уже видел ИХ, значит, и ТВОЙ кирпич вложен в основание пирамиды ИХ мощи!

Теперь пришло время взглянуть на деяния души и рук своих… Ничто не пропало — мечты, сны, замыслы, гнусные планы, страхи — все пошло в дело и ждет своего часа.

Ты хотя бы САМ понял, что сотворил? Брага живет, пена поднимается. Они подрастут, вырвутся и придут!

Когда? Никто не ответит точнее ТЕБЯ, время для них условность…

До этого дня вереницы веков канули в бездну, были созданы и исчезли горы сокровищ, время стерло империи, народы, тысячи путников ушли на ЗОВ, но, являясь наивысшей квинтэссенцией желаний, сей объект остался недоступен и безучастен где-то там, на самом дне миров, в глубоком омуте мироздания…

Пришел миг, когда взгляд Его достиг и Третьей сферы, омрачилось чело Создателя сущего, поскольку дети Его не только создали кошмар, но и проникли на самое дно, обрекая себя на вечный бег внутри вложенных миров. Но чем больше наблюдал Он, тем сильнее удивлялся — они выжили! Не зря отчаяние Он отнес к великим грехам и вместо кары пришел к неожиданному умозаключению: идея определенно оказалась жизнеспособной, теперь даже если им удастся извести свой род — не грех повторить опыт! Опять же, не все души постигнет коллапс…

Снова Создатель сущего предался размышлениям, и были они не столь печальны…

Летят насекомые на свет, увлекаемые сквозняком, но на форточке расставлена паутина, для каждой твари — своя ячея… А какие сюрпризы ожидают, прежде чем вспыхнут и сгорят крылышки? На запах паленого мяса, свежей крови, трепещущих тел, дрожащих от страха душ, собираются звери…

«Не поминай имен неведомых всуе, а уж тем более не зови… Книга сия не телефонный справочник, хотя весьма похожа!» — начертала незнакомая рука на форзаце огромного тома столетия назад, только, увы, первый лист сильно износился…

Пролог

Он осторожно прикрыл громадную створку рассохшейся парадной двери, стараясь не шуметь, спустился по широкой лестнице, постоял мгновение… Каждая клетка его тела ощутила холодный взгляд пробудившегося зверя. Сердце сжалось от ледяного дыхания близкой смерти. Капли пота выступили на спине, шее, пояснице. Руки стали влажными и липкими, но он нашел в себе силы, преодолевая наваждение, подался всем телом вперед и, не оборачиваясь, зашагал в город. В ночном мраке остался запущенный дом, скорее напоминавший готический собор, чем загородный коттедж, старый чужой дневник… Ночь таяла, давая дорогу предрассветным сумеркам, свежий воздух немного успокоил нервы, эмоции уступили место рассудку.

Он не заметил, как оказался на пустых улицах спящего городка с благозвучным названием Red Lynx. Правда, так значилось только на указателе и картах, а злые языки приклеили ярлык «Рыжий кот», но переименовать домен снова никто не решился. Однажды жители уже пытались это сделать и от мрачного «bloody» оставили только цвет, но ничего не изменилось…

Желтые фонари освещали мощеные серым гранитом улицы, аккуратные двух — и трехэтажные домики и море вьющихся роз на стенах. Запахи цветущих растений смешивались с сухим сумраком уходившей ночи, словно разбавляя его. Розы ждали дождь. Ветер дохнул в спину путнику, и запахи словно расступились, сторонясь прокаженного. Здесь помощи ждать было неоткуда. Он стал изгоем в день, когда сделал свой выбор и поселился в заброшенном доме правителя области. Все двери городка разом закрылись, словно перед ними предстал заразный больной. «Еще сочтемся. Почему я не осмотрел все помещения сразу?! Спал бы сейчас дома», — подумал ночной странник и выругался вслух. Ругательство прозвучало жалко, увязнув в предрассветной тишине, только большой толстый кот, неторопливо переходивший дорогу, повернул голову на звук. Огромные голубые глаза некоторое время изучали возмутителя ночного спокойствия, после животное недовольно зашипело и медленно вернулось в подворотню. «Гад», — констатировал человек, поскольку местная легенда гласила, будто рыжий голубоглазый кот, перебегая дорогу, приносит удачу, но других в Красной Рыси не водилось… Больше ни один вестник успеха не появился на спящих улицах, путешественник миновал запертый трактир с тем же двусмысленным названием и покинул город. В заплечном мешке находилось все необходимое для вызова слуг, включая книгу имен. Его путь лежал к Ртутному озеру. Кроме внешнего сходства ничего общего водоем с ядовитым металлом не имел, но местные жители обходили его за много миль.

Озеро располагалось среди старых гор, окружавших домен. Ластик времени стер острые углы, скалы выветрились, укрылись мхом. Склоны поросли деревьями и возвышенности, скорее, напоминали гигантских плюшевых медведей, впавших в летаргический сон, но не забывавших менять мех согласно временам года. Около пяти часов утра путник прошептал заклинание, открывшее неприметную тропинку.

По мнению дневника, залитого бурыми пятнами, отсчет времени начался в эту полночь, когда издох последний помощник. У «правителя» домена оставалось около девятнадцати часов, и если он не успеет… Он вспомнил комнату, спина снова стала липкой от пота несмотря на раннее утро. Да, об этом было лучше не думать.

________

Сколько дней, месяцев или лет прошло с того памятного дня в библиотеке Замка тысячи миров, когда троица решила отправиться в путь… Обещание, данное хозяином Замка тысячи миров, связало воедино странную команду. Как пыльные дороги мрачных земель ни стремились разделить путешественников, они, словно железные опилки и магнит, соединялись с Яном снова. Более того, компания вошла под покрывало древнего савана в сопровождении почетного караула огненных воинов Сурта. Теперь молчаливые ратники в обличье немощных старых викингов с обнаженными ржавыми клинками кольцом обступили троицу и своего командира.

Невидимая платформа с путешественниками на борту, медленно вращаясь, бесшумно падала в межмирье. Ян подумал: «Будем надеяться, этот переход приближает нас к цели путешествия. Очень хочется поспать и поесть по-человечески». Тут же в недрах его «я» всплыл язвительный вопрос: «А что в нем, собственно, осталось от человека — тело, разум, воспоминания?!» Особенно ничем Ян не выделялся — рост выше среднего, приятные черты лица. Прекрасно сидевший джинсовый костюм дополняли белые кроссовки, правда, с общим видом плохо сочетались перчатки из черной кожи, плотно обтягивающие кисти рук. Они вместе с потертой сумкой присутствовали всегда, вне зависимости от погоды, времени и места. Незнакомые считали это странностью, граничившей с невоспитанностью, но Пуфф и Марк думали иначе, предпочитая видеть хозяина Замка тысячи миров со скрытыми кистями.

Марк — демон по крови, окончательно утратил внешние признаки своей расы, за исключением глаз и зеленоватого «ежика» коротких волос. Джинсовый костюм на нем дополняла рубаха с неизменным пышным жабо. Пуфф, в свою очередь успевший побыть юношей, предпочел прежний облик — крупного, неимоверно толстого черного прямоходящего кота, напоминавшего пуфик с ушками и лапками, почти метр семьдесят ростом. В силу особенностей конституции путешествовать пешком котище не любил. А вот поесть — даже незащищенная мысль шефа о еде вызвала у безобразника нервный зуд, и котище начал чесаться… Его личность только формировалась, но скверный характер и склонность к всевозможным пакостям, видимо, были врожденными, они повергали интеллигентного Марка в уныние, к тому же все попытки воспитания безнадежно провалились, не оставив следа в душе жизнерадостного колобка. Впрочем, внешность обманчива, поэтому проверять реакцию, возможности или преданность Пуффа шефу посторонним не рекомендовалось.

Всполохи и переливы сюрреалистического буйства красок поблекли. Под исполинским сводом дикого неба предстало образование из сфер разного размера. Оно напоминало бесформенный циклопический кусок пены, свободно висящий в пространстве. Одни «пузыри» переливались и сверкали всеми цветами радуги, внутри других непрерывно ударяли молнии, в третьих происходило хаотичное движение неведомой «жидкости», некоторые были прозрачны и пусты, другие, напротив, черны, точно антрацит.

— Старшие товарищи? Вы уверены, что нам туда? — ехидно поинтересовался Пуфф.

— Конечный пункт определен склепом в Некродине, а не мной! К тому же мы, по-видимому, находимся в иной реальности. Стена обычного тоннеля из движущегося поезда выглядит по иному, а здесь… — ответил Марк.

Один из радужных пузырей выбросил нечто среднее между щупальцем и воронкой смерча. Образование раскачивалось, ища что-то.

— А наша благородная цель?

— Как известно, — заметил Ян, — все дороги, вымощенные благими намерениями, у нас ведут в одно место… Точнее, каждая — в свою интерпретацию!

— А это именно та? — не унимался Пуфф.

Смерч «сложился», словно стаканчик из пластмассовых колечек.

— Берегитесь! — крикнул Сурт.

«Интересно, чего?!» — только и успел подумать Ян, прежде чем щупальце с умопомрачительной скоростью достигло их. Невидимая «платформа» попыталась увернуться, но лишилась части пассажиров. Сурт успел заметить в глубине воронки зеркальное озеро, прежде чем троица исчезла. Пена всколыхнулась, поглотив хищный пузырь. От бессилия и злости воин зарычал словно раненый зверь.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я