Какие мы разные. Сказки-крошки о загадках многообразия
Виктор Гаврилович Кротов

Сборник сказок-крошек (не превышающих ста слов), побуждающих к догадкам о смысле того многообразия, среди которого живёт каждый из нас. И не только живёт, но является полноправной его частицей. Пожалуй, каждой такой частице полезно угадывать, о чём может рассказать другая частица своими особыми свойствами. И чему-то научиться на этом.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Какие мы разные. Сказки-крошки о загадках многообразия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Странные

или нормальные?

Вот и первая порция загадок. Попробуйте ответить на этот вопрос применительно к героям каждой сказочки этого раздела. Только не думайте, что автор знает какой-то правильный ответ на этот вопрос. Если бы знал, так и сказку сочинять незачем. В разном настроении я готов ответить по-разному.

Но как бы я ни ответил для себя, твой ответ, читатель, мне уж и вовсе неизвестен. Просто хочется, чтобы ты попробовал бы найти его для себя.

Непоседик

Заметил шарик для пинг-понга, что похож на яичко. «Надо, — думает, — вылупить из себя кого-нибудь». И вылупил Непоседика.

Мало было Непоседику пинг-понгового стола — и ускакал он куда глаза глядят. Где ни объявится, всем мешает спокойно жить.

Допрыгал до одного мудрого отшельника, спрашивает:

— Чем бы мне в жизни заняться?

— Да ты уже при деле, — говорит мудрец. — Ты ведь не даёшь людям жить спокойно. Ты…

Но Непоседика уже и след простыл.

Пастушка воздушных шариков

Озорнетта каждый день выводила на луг целое стадо воздушных шариков. Ах, как они резвились на воле!

Но вот однажды налетел ветер и унёс все шарики разом. Хорошо, что не выпустила Озорнетта ниточек из рук — и полетела вместе с шариками.

Опустились они на другом лугу, за тридевять земель. Стала Озорнетта там своё пёстрое стадо пасти. Потом дальше полетела.

Так и летала с луга на луг, пока домой ветер не принёс.

Лерик

У Лерика внутри было много всяких взрывалок. Когда какая-нибудь из них взрывалась, было страшно. Всё гремело, сверкал огонь и шёл дым.

Но потом дым рассеивался, Лерик оставался жив-невредим, и все окружающие тоже. Кто Лерика хорошо знал, радовался:

— Теперь долго взрывов не будет.

А сам Лерик выдувал из себя остатки дыма и говорил:

— Извините, такой уж я гремучий.

Эколюдик

Лев Львович Лютик так любил природу, что всегда переживал за неё. Увидит, что траву топчут, деревья рубят, гнёзда разоряют, — и вздыхает:

— Экие вы люди!

Его даже прозвали Эколюдиком.

И природа так полюбила Льва Львовича, что когда он облысел от возраста, у него на голове выросла густая трава. В карманах его птицы гнездились.

Он даже перестал уходить домой из леса. Укоренился там и только листвой шелестел, когда видел какое-то безобразие:

— Экие вы люди!..

Толковый

У одного беса была кличка Толковый. Да только у бесов положено прежде всего звание «бес» указывать.

Вот и звали его Бес Толковый, а на слух он Бестолковый получался.

Но всё-таки умный был. Разобрался постепенно, что на тёмной силе свет клином не сошёлся.

И ушёл из бесов. Теперь его все звали просто Толковым. Как оно и было.

Школа для еды

Кочан капусты по имени Кока попал в город. Посоветовала ему знакомая свёкла поступить в Высшую школу для еды.

Нелегко там было учиться. Столько всего пришлось узнать: про соуса и приправы, про варку и жарку, и про многое другое. Так что он получил отличное образование.

Выдали ему диплом по специальности «Шу а ля де ше ну». И учителя в белых халатах аплодировали ему от всей души.

Гололёдоход

Штрум был знаменитым гололёдоходом. Да, по самому скользкому льду он ходил совершенно свободно и никогда не падал. Все только плечами пожимали: ну и что?

А то, что настал однажды такой гололёд, что даже дворники не могли никуда двинуться. Тут-то Штрум и стал учить людей своему искусству. И только те, кто прошёл у него курс, могли по городу ходить.

Когда гололёд кончился, ему даже медаль вручили за помощь в борьбе со стихией. Тем более что после его обучения люди вообще крепче держались на ногах.

Одночасные часы

Один человек, Престо Престович, так много всего успевал, что все вокруг диву давались.

Пришёл к нему журналист и стал допытываться: как это получается — столько успевать? Тут Престо Престович показал своим часы и говорит:

— Они у меня одночасные. Только на один час рассчитаны. На них за этот час двенадцать небольших часов проходит. А за двенадцать часов знаете сколько можно сделать! Кстати, больше двух моих часов я на интервью потратить не могу. Так что до-свидания.

Ушёл журналист и думает: как бы статью об этом побыстрее написать. Может, где-нибудь одночасные часы раздобыть?

Таблеточный гриб

Один гриб в лесу прозвали Таблеточником. Когда кому-то было плохо, он бежал или летел к грибу, и тот ронял для него таблетку. Съешь таблетку — и здоров.

Но вот однажды Таблеточник сам заболел.

— Вырони для себя таблеточку, — посоветовала синичка. — Вот и выздоровеешь.

— Не могу, — сокрушённо прокряхтел гриб. — Они из меня только на чужую болезнь вываливаются.

Тут вдруг с соседней сосны свалилась таблетка. Проглотил её Таблеточник — и выздоровел.

— Ты тоже умеешь это делать? — удивлённо спросил он сосну.

— Да нет, не умею, — призналась сосна. — Как-то само получилось.

— Вот и у меня так же, — подтвердил гриб. — Спасибо, коллега!

Научный билетёр

В одном городе, на большом холме у реки возвышалась башня с телескопами. Поднялся туда Рист, заплатил билетёру, стал звёзды разглядывать. На какую ни поглядит, а билетёр ему всё-всё про эту звезду рассказывает.

Навёл Рист трубу на город — историю города услышал. Перевёл дальше — билетёр стал историю страны рассказывать. И на любые вопросы отвечал.

А когда Рист уходил, вздохнул билетёр и говорит:

— Спасибо вам. Я вообще-то местный академик, подрабатываю тут. Редко кто хоть один вопрос задаст. А уж куда телескоп направляют — и сказать совестно.

Выслушиватель

Зашёл Спик однажды в крошечное кафе под названием «На одного». Удивляется:

— А почему тут у вас два места?

— Одно для меня, — говорит хозяин. — Я же выслушиватель. Это в меню входит.

И точно: сел Спик за столик, выпил глоток сока и разговорился как никогда. А хозяин слушал и переживал. Даже всплакнул, когда Спик о главных горестях заговорил. И Спик совсем по-новому свою жизнь увидел…

— Я теперь к вам часто заходить буду, — сказал он хозяину.

— Хорошо, — кивнул тот. — Только запишитесь по телефону. Вы ведь случайно на свободное время попали. Такая очередь всегда…

Из колобродов в колобреды

С детства одного паренька прозвали Колобродом, потому что не мог спокойно усидеть — всё ему надо было куда-то идти, что-то новое отыскать.

Вырос он, перестал колобродить. Сидит дома и всякие фантастические истории сочиняет. Бредовые истории, прямо скажем.

А в прозвище у него только одна буква изменилась. Теперь его Колобредом звали. Или — уважительно — Колобред Колобродович.

Всё-таки он и колобродил когда-то.

Мистер Нетак

Мистер Нетак был очень опытен и всегда готов помочь другим. Увидит, что кто-то что-то делает, тут же спешит объяснить, что не так.

Всем надоел, вот они и сговорились. Каждый, к кому он подходит покритиковать, тут же соглашался и передавал своё дело мистеру Нетак: мол, покажите, как надо.

Что ж, он опытный, со всяким делом справлялся, только… как-то не так оно у него получалось. Стал он это замечать и постепенно менялся.

Возьмётся что-то делать и ко всем вокруг с просьбой пристаёт:

— Пожалуйста, скажите, что не так получается…

Тут уже все его и полюбили.

Фью — рекордсменка речи

Молоденькая Фью была рекордсменкой мира по скорости говорения. Скорость была такая, что судьям приходилось записывать сказанное, засекая время, а потом прослушивать запись в сто раз медленнее, чтобы сосчитать, сколько слов сказано.

Один из судей так полюбил Фью, что научился понимать всё незамедлительно. И столько интересного от неё услышал, что женился на ней.

— Читает она ещё в десять раз быстрее, а понимает — ещё в пятьдесят, — рассказывал он друзьям. — Я и сам с ней в пять раз быстрее думать стал. Правда, со скоростью речи у меня слабовато: далеко до рекорда.

Неизвивающийся

Деловой паренёк Фэр никогда не извинялся. Когда он понимал, что чем-то другого обидел, то вместо извинения говорил этому человеку:

— Давай, я для тебя что-нибудь сделаю.

И так ладно у него всё получалось, что некоторые специально старались обидеться, чтобы Фэр помог в том или в этом. Правда, он и так готов был помочь, без обиды.

А если его упрекали, что он никогда не просит прощения, отвечал:

— Не люблю это… извиваться.

Дешёвое и полезное

Запасливый умник Сток всегда носил с собой полную сумку, в которой было много пустых сумок. Когда кто-нибудь наблюдательный спрашивал, зачем это, Сток с удовольствием отвечал:

— Вдруг увижу где-то что-то дешёвое и полезное — сразу покупаю, чтобы не покупать дорогое и не разыскивать полезное.

Но он не только о себе думал. Дома изучит покупки, и тут же сам начинает такое же делать…

И магазинчик открыл с названием «Дешёвое и полезное».

— Такое всем нужно, — приговаривал Сток.

А у кого денег не хватало, мог и бесплатно нужное получить.

Очень принцессная принцесса

Принцесса Алиока была на редкость принцессной. Она знала, что ей всю жизнь царствовать, а значит нужно много читать, уметь пообщаться с каждым и разбираться в жизни.

Она и разбиралась: училась готовить, наводить красоту, ухаживать за цветами в саду и за овощами в огороде. Скакала на коне, пела, танцевала и играла на флейте.

Алиока была благосклонна к каждому, кто к ней обращался, и твёрдо знала, что сделает принцем того, кого полюбит, кем бы он ни был.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Какие мы разные. Сказки-крошки о загадках многообразия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я