Украденная служанка (Стелла Вайнштейн, 2017)

Когда меня бросил парень, я думала, что хуже быть не может. Как же я ошибалась! Заблудилась ночью в лесу, а потом и вовсе проснулась в ином мире. Оказалась служанкой во дворце, чищу камины, мечтая об академии алхимии, попасть в которую, не имея покровителя, очень сложно. Вот только принц не хочет меня отпускать в академию, предлагает обучать лично. Но сердце подсказывает не верить его словам…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Украденная служанка (Стелла Вайнштейн, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

Игра в прятки

По дороге из покоев принца сил мне едва хватило на то, чтобы вернуть ведро и ветошь с бутылками на место. Найти свою каморку никак не удавалось. Пару раз я заглядывала в комнаты служанок, один раз разбудила лакея и насилу убежала от непристойного предложения. Наконец под самым чердаком обнаружила заветную дверь, забралась в свою постель, стараясь не потревожить соседку, укрылась колючим пледом и дала ноющему телу отдых на тонком матрасе.

Мысленно я все еще находилась в комнате с принцем и обдумывала остроумные реплики, которые могла бы бросить с независимым видом вместо невнятных ответов и безликого: «Да, ваше высочество».

Ах, какой принц был чудесный! Меня до сих пор жег сквозь платье жар, исходящий от его обнаженного тела. Не верится, что я нашла в себе силы отказаться от шанса ощутить вкус его поцелуя. Пожалуй, я собой даже гордилась. И надеялась, что принц не забудет обо мне, будет ждать завтра, как и обещал, в библиотеке.

Как мне повезло, что он оказался не только красив, но и благороден. Если бы я попала в обычный средневековый замок, то там господин имел бы полное право задрать юбки служанки, не спрашивая ее мнения. Принц же был недоволен отказом, но отпустил. Отпустил и даже флиртовал почти как с равной!

– Лисабель? – послышался сонный голос Мэй. – Ты вернулась? Я искала тебя в прачечной, но мне сказали, что ты ушла в жилую часть, а мне туда вход заказан. Я так и не поблагодарила тебя как следует. Прости, что из-за меня тебе пришлось работать допоздна. Я отплачу…

– Мэй, не надо. Я помогала тебе не ради выгоды… И поздно вернулась, потому что заснула прямо у камина.

Я спрятала лицо в руках. Как только вспомнила принца, у меня загорелись щеки.

– Заснула? Надеюсь, тебя никто не обнаружил? Миссис Ривз не в меру строга и жестока в наказаниях.

– Мэй! Я совсем забыла, что мне нужно поблагодарить тебя за прачечную, – перебила я ее, вспомнив о вечерних событиях. – Я смогла отстирать форму от сажи, хотя понятия не имею, что мне делать завтра. Ходить в мокром платье – мучение. Оно сохло целую вечность. Бесс, конечно, обещала мне старое платье, но, похоже, рассчитывать на это не стоит.

– Не беда, – отмахнулась Мэй. – У нас есть сушильня для случаев, когда аристократам срочно нужен определенный предмет гардероба. Буду стирать для тебя ночью, а утром возвращать чистое и сухое. Поспишь в моей рубашке, у меня есть запасная.

Мы говорили об одежде, а я мучительно хотела поделиться происшедшим и одновременно боялась довериться. Страшно было потерять симпатию Мэй, единственного человека, которого я могла с натяжкой назвать своим другом в этом мире. Что она подумает о девушке, которая чуть не оказалась в постели принца? Я так ничего и не решила, Мэй повернулась на бок и заснула, а я осталась разглядывать балки потолка при свете звезд.

За окном ухала сова, в углу со стороны Мэй кто-то шуршал и грыз дерево, видимо, крысы. Я старалась лежать тихо-тихо, так как кровать скрипела от каждого движения.

Мне стоило выспаться перед завтрашней встречей с принцем, но сон не шел. Слишком многое следовало обдумать. Я чувствовала себя словно на минном поле. Шагаю вслепую, каждую секунду ожидая взрыва. То, что до сих пор мне удалось удержаться на плаву, ничего не значит. Завтра решится моя судьба. Лучше бы мне обжиться в замке, а потом попасть на глаза принцу, но обстоятельства сильнее меня. И это проблема.

Я привыкла быть сильнее обстоятельств. Когда другие студенты на моем потоке гуляли, я зубрила материал. На втором курсе начала работать в лаборатории. Затем поступила в аспирантуру. Круглая отличница, гордость родителей. Я привыкла все контролировать, включая отношения с парнями.

За мной многие ухаживали, но Димка оказался самым настойчивым. Я уступила, и нам было хорошо вместе. Должна признаться, что не была влюблена в него… Он оказался поверхностным. Брендовая одежда, хорошая машина, престижная работа – это все неплохо, но под привлекательным фасадом оказалась пустота. У нас не было ничего общего. Он выбрал меня из-за миловидной внешности и приличной карьеры. Мой характер и увлечения его не интересовали.

Пусть между нами были разногласия, но я не ожидала предательства. А потом все завертелось, будто жизнь специально вырвала контроль из моих рук.

Правда ли меня привлекает будущее эмбии? Отказаться от мужа и детей на несколько лет? Дикое требование. Я хочу найти любовь и стать матерью. Не понимаю, почему должна отказываться от столь естественного желания.

К тому же придется служить напрямую самому принцу. А значит, наблюдать за тем, как он ищет жену и строит семью. Сердце кольнула иголочка боли. Я знала его всего один день, но почему-то не хотела потерять.

Все это не имеет значения. У меня нет выбора. Я желаю, чтобы окружающие не вытирали об меня ноги, а относились как к равной. Это прежде всего. Раньше в обществе у женщин не было права голоса, тут же мне выпал шанс обрести влияние. Я должна этим воспользоваться.


В шесть утра я встала с кровати. Расчесалась пятерней, постаралась уложить короткие светлые волосы в подобие прически. Вспомнила бабушкины уловки и пощипала щеки, чтобы хоть немного освежить лицо после беспокойной ночи.

Потом, спустившись на кухню, где уже вовсю кипела работа, сумела украсть яблоко, две булочки и чашку молока, но кухарка грубо окликнула:

– Эй ты, новенькая! Жди завтрака со всеми, ишь, наглая, отдай булку обратно!

Пришлось вернуть булку на место, радуясь, что сумела спрятать вторую такую же и яблоко за пазуху.

– Простите меня, пожалуйста, – смиренно сказала я, приседая в книксене. – Я вчера пропустила ужин и очень голодна.

– Раз наказали, значит, по делу. Дуй отсюда! Кроме лимонов, не смей ничего трогать, иначе не поздоровится!

Я сглотнула, отступила и постаралась скрыть слезы. Никак не привыкну к оскорблениям на каждом шагу. Удивительно, но единственным, кроме Мэй, кто отнесся ко мне по-человечески, оказался принц.

Еще бы узнать у кого-нибудь, где та самая библиотека. Я очень боялась опоздать, хотя времени в моем распоряжении было достаточно – часы показывали десять минут седьмого. Следует быть осторожной, на меня в любую минуту может наткнуться миссис Ривз. Ох как она обрадуется сорвать все планы каким-то особо гадким заданием. Праздношатающаяся служанка – подозрительное зрелище.

Я поела в укромном уголке под лестницей, стараясь сильно не хрустеть яблоком, чтобы не выдать своего укрытия. После долгого поста еда показалась очень вкусной. Булка еще тепленькая, мягкая… Собрав с подола крошки, я решила, что жизнь не такая страшная. Еще побарахтаемся.

Руки чуть дрожали в предвкушении встречи. Под сердцем ныло, как перед прыжком в пропасть. Я не хотела представлять, что может случиться, если принц передумает и забудет про меня.

В поисках прохода на сторону аристократов я прошлась по узким коридорам, но тут были лишь подсобные помещения, в большинстве своем – запертые. Наконец за неприметной дверью обнаружилась гостиная, и я замерла в восхищении: мраморные полы с затейливым рисунком, высокие потолки с золотой лепниной, поддерживаемые колоннами. Служанки в белоснежных передниках и высоких чепцах уже сновали повсюду, убирая последствия вчерашнего празднества. Я тоже сделала вид, что очень занята. Было тяжело не глазеть по сторонам.

Залы следовали один за другим: малахитовый, золотой, хрустальный. Мне попадались рабочие кабинеты, музыкальные комнаты, залы для рисования. Я повернула в другую сторону и наткнулась на комнату отдыха для стражников. Мною мгновенно заинтересовались проснувшиеся мужчины, и я ретировалась, пока они не начали задавать вопросы. Я мучительно боялась выдать свое незнание. Лучше не говорить ни с кем.

Время близилось к семи, а я все еще не знала, где находится библиотека. Дорогу обратно в коридоры для слуг я теперь тоже найти не могла. К сердцу начала подбираться тщательно подавляемая паника. Во рту появился привкус железа, голова стала тяжелой – сказывалась бессонная ночь. Я ощущала себя дурочкой, упустившей свой шанс.

Стоп. Вздохнуть, успокоиться. Перестать накручивать себя. Нужно встретиться лицом к лицу со своими страхами. Я подошла к ближайшему лакею и смиренно спросила:

– Я новенькая и совсем заблудилась. Не подскажете ли, где находится библиотека?

– Во вторую дверь слева, третий поворот направо, – холодным голосом сообщил он, не отрываясь от полировки серебряного подсвечника.

Подхватив юбки, я поспешила в указанном направлении. Взглянула на часы – без одной минуты семь. Увидела впереди широкие тяжелые двери с парными ручками в виде львов, державших в зубах металлические кольца. Потянула дверь за кольцо и с облегчением увидела за нею высокий зал, заполненный бесчисленными стеллажами с книгами.

Здесь было тихо. Мягкий ковер скрадывал шаги. В косых утренних лучах плясали пылинки. Я шла мимо полок, невольно заглядываясь на корешки книг. Тут и там попадались удобные кресла и диванчики с предусмотрительно подставленными табуретками для ног, но все они пустовали.

«Не пришел». Сердце пропустило удар.

Я прошла всю обширную библиотеку, удостоверившись, что оказалась сейчас ее единственным посетителем, и без сил опустилась в одно из кресел. Мне хотелось плакать.

Обманул. Или не проснулся. Осталось подождать принца еще немного, а потом уйти прочь из дворца. Вернуться в лес и попытаться найти путь домой.

«Ладно. Воспользуюсь моментом и умыкну книгу пополезнее».

Я хмыкнула и принялась исследовать библиотеку. На душе было горько, но осознание того, что служба во дворце подошла к концу, придавало бодрости.

На потемневших от времени корешках золотым тиснением светились названия. Незнакомый шрифт заставлял сосредоточиться на каждой букве, и я с удивлением поняла, что все написано на английском языке. Но я-то воспринимала его как родной русский. Я замерла на месте, ошеломленная открытием, произнесла шепотом пару фраз… Не может быть… Я говорю на чистейшем английском, совсем без акцента, хотя в вузе еле-еле продиралась через учебники. Еще одно проявление волшебства. Или улика в ларец доказательств, что я тут оказалась неспроста.

На полке рядом со мной стояли в основном молитвенники. Я пролистала их мельком, мне было интересно найти упоминание о богине, которая лично появляется в этом мире. Но книги были схожи с теми, которые стоят в церкви в нашем мире: Ветхий Завет, Новый Завет, жития святых, Псалтырь…

Я прошла дальше. Просмотрела экономические сводки, со вздохом поставила книги на место. Ничего интересного. Следующий ряд меня обрадовал. Тут царила алхимия. Огромные талмуды с зарисовками и непонятными формулами. Вот бы найти что-то совсем простое, для новичков… Я достала большую книгу, на корешке которой было написано «Основы алхимии», устроилась на полу, открыла первую страницу и углубилась в чтение.

– Я должен перед вами извиниться, – послышался полный уважения знакомый голос.

Я подняла голову и увидела над собою принца. Он был свеж, будто не пировал вчера до поздней ночи. Стоял, прислонившись к массивному стеллажу, скрестив руки на груди.

– Я позволил себе понаблюдать за вами немного и, должен признаться, удивлен, застав вас за чтением книг. Я ожидал, что вы проведете время, стараясь выглядеть привлекательней для встречи. Признаю свою вину и приношу вам глубокие извинения.

Я старалась не обращать внимания на то, как топленым маслом внутри поднимается радость от присутствия принца и от того, что он не забыл. Тихо выдохнула:

– Вчера мы были на «ты».

Он бросил на меня полный иронии взгляд из-под ресниц.

– Вчера я непростительно забыл о вежливости.

Я прикусила губу. Во всем дворце любой встречный не упускал случая обидно осадить меня, обозвать или подчеркнуть безродность. Одна Мэй оказалась мила, но она сама, бедняжка, в ужасном положении. И меня очень беспокоило несоответствие между высоким положением принца и уважением, которое он мне оказывал. Я ожидала от него снобизма, высокомерия, но никак не такого отношения, будто мы на равных. Так не бывает.

– Я простая служанка… – начала я, но принц меня оборвал.

Подав руку, заставил подняться на ноги, чтобы я не смотрела на него снизу вверх.

– Понимаю. Разрешите задать вам один вопрос?

Я вскинула на него удивленный взгляд. Принц провел меня к одной из кушеток возле окна, усадил на нее, а сам примостился рядом на подоконник. Посмотрел задумчиво в окно и спросил тихим голосом:

– Как меня зовут?

Я растерянно захлопала ресницами. Ответ на этот вопрос должен знать любой подданный. Королевская семья в этом мире гораздо популярнее, чем звезды кино в нашем, а уж слуги говорят о них, не переставая. И даже младшего принца упомянули пару раз с тех пор, как я тут, только вот назвать его имя не удосужились. Я поняла, что своим молчанием выдаю себя с головой…

Надо же, он раскусил меня первым вопросом. Мои щеки заалели, я ответила:

– Не знаю, ваше высочество.

Когда меня загоняют в угол, предпочитаю говорить правду.

– Меня зовут Энтони Уильям Гилларез, – сказал он с теплой улыбкой. – Приятно познакомиться.

После его слов последовала пауза, явно чтобы дать мне шанс назваться и рассказать свою историю. Я мяла платье, стараясь потянуть время, потому что к такому повороту событий оказалась совершенно не готова.

Я считала принца дьявольски привлекательным, это так. Но инстинкт самосохранения сильнее любовных порывов. Энтони Уильям Гилларез мог одним словом лишить меня жизни. Я знала о принце недостаточно, чтобы довериться. Я вообще знала слишком мало, и это было главной проблемой.

– Скажите, чего вы боитесь? – спросил он, когда молчание затянулось.

Я бросила на него взгляд загнанной лисицы. Дыхание сбилось, я сидела, сжавшись в комочек и ожидая приговора. Светская беседа вдруг перешла в инквизиторский допрос.

– Боюсь потерять власть над собственной жизнью, – наконец прошептала я осипшим голосом.

– Чужачка, – хмыкнул принц. – Власть над жизнью каждого – в руках главы рода. Так нас воспитывают с детства. Вы из далеких краев, хотя на лазутчицу из Эдомии или Палесдии не похожи. Даже им известны столь элементарные вещи.

– Я не лазутчица, просто заблудилась и очнулась у вас.

– Ну вот. Понемногу истина проступает на поверхность. Я весь внимание.

Постепенно, слово за слово, принц вытянул из меня историю появления в их мире. Он хотел знать все детали: из какого источника я пила, где очнулась, с кем говорила, как попала во дворец. Он отвел меня из библиотеки в свой кабинет, там собственноручно налил мне крепкого коньяка в граненый стакан, чтобы у меня перестали трястись руки от напряжения, и достал из ящика стола завернутое в салфетку пирожное.

– Питаю страсть к сладкому, держу на черный день. Угощайтесь и ничего не бойтесь. Вы не сделали ничего плохого. Довериться главе рода – правильный выход из любой ситуации. Так почему, вы говорите, отстали от своих друзей в лесу?

Принца очень заинтересовал Димка. Он клещом в меня впился и не успокоился, пока не выведал все о наших отношениях, от знакомства и ухаживаний до увлечения Лизкой на моих глазах. Его глаза блестели нездоровым блеском, когда он выпытывал, встречалась ли я с кем-то до Димы.

– Виталика можно не считать, мы только раз целовались, и мне не понравилось.

– Вот как? И чем он не удовлетворил ваши запросы? – со звонкой злостью в голосе спросил принц.

Мне не понравился окрас допроса, и я попробовала протестовать:

– Ах, хватит! Давайте перейдем на «ты», я чувствую, будто обсуждаю поцелуи с пожилым ректором университета!

Он удивленно заломил бровь и спрятал улыбку за ладонью.

– В Академии алхимии, куда вы так хотите попасть, я выполняю обязанности декана. По крайней мере, это положение я занимал до того, как государственные дела потребовали моего присутствия во дворце.

Надо же, он не просто умеет творить волшебство, он еще и преподает! У меня кружилась голова от перевозбуждения, я уцепилась за ускользающую мысль, пока не стало слишком поздно.

– Я просто не понимаю, какое значение имеют поцелуи с Виталиком? В гостье из другого мира вас должны интересовать новинки науки или вооружения!

– Если бы вы попали в комнату моего брата, вполне возможно, что беседа велась бы именно об этом. Но я сначала проверяю источник, а затем – сами сведения. Узнать о вас все – вот моя цель.

Он откинулся в кресле и погрузился в раздумья, постукивая пальцами о столешницу. Похоже, допрос закончился. От нервов хотелось есть, и я изничтожила пирожное под пристальным взглядом принца. Он слишком внимательно наблюдал за тем, как я слизала капельку крема на верхней губе.

Хитрить я умела плохо и, кажется, сейчас выдала слишком много информации о себе. И, главное, непонятно, почему его интересовали мои отношения с бывшими…

Принц стукнул костяшками пальцев по столу, видимо придя к каким-то выводам. Посмотрел мне прямо в глаза, взмахнув длинными ресницами, и сказал:

– Богиней вы быть не можете.

Я наморщила лоб, пытаясь понять, о чем идет речь. Разговор принял совсем сюрреалистический поворот. Насколько я успела понять, богиня всемогуща, разве она станет чистить камины? Я даже решила переспросить:

– Богиня? Которая приходит и решает все проблемы?

Он криво усмехнулся и подлил мне коньяку в стакан.

– Упрощенное описание, но верное. Вам как пришелице из другого мира простительно не знать нашу историю. Что ж, извините за отнятое у вас время. Можете возвращаться к вашим обязанностям.

Принц, казалось, потерял ко мне всякий интерес, потому что принялся просматривать бумаги из внушительной стопки на правом углу стола, что-то писать на них и складывать в стопку поменьше.

Я захлопала глазами, пытаясь переварить услышанное. Принц как ни в чем не бывало сосредоточенно работал над документами, ставил печать где надо, кое-что вычеркивал, где-то добавлял ремарки ярко-красными чернилами.

А потом у меня предательски задрожал подбородок, как у девочки, которой сначала обещали конфету, а потом не дали. Он опоздал в библиотеку, наблюдал за мной, как за подопытной обезьянкой, внушил надежду извинением, затем мочалил целый час допросом очень личного характера. А когда понял, что я, видите ли, не представляю для него интереса, – отбросил, как ненужную вещь.

Слезы сами брызнули из глаз. Ужасно унизительно плакать перед оскорбившим тебя мужчиной, но я просто не могла с собой совладать.

– Д-да как вы смеете? – не сдержалась я.

– Простите? – Он поднял красивые ореховые глаза от документов.

– Вы обещали мне совсем иное! Я бы не пришла сюда, если бы не надеялась на ваше покровительство.

Он откинулся в кресле, заново рассматривая меня и водя кончиком пера по своей щеке. Я нахохлилась, как голодная сова, и уставилась на него исподлобья.

– Милая девушка, разве у вас, в вашем мире, принято просить безвозмездные уроки у правителя страны?

Я сжала губы, ответив гордым взглядом. От злости на свою слабость (выболтала свои секреты незнакомцу) и на принца, который использовал меня, выпалила, не подумав:

– У нас я бы могла давать вам уроки элементарной вежливости!

Одна часть моего сознания кричала о том, что нужно молчать и не вступать в перепалку с влиятельным человеком, другая же, женская, была крайне уязвлена оказанным пренебрежением и жаждала мести.

Я бы хотела оказаться сейчас перед ним в шикарном платье, на каблуках, с изумительной прической, бросить убийственный взгляд и уйти прочь в закат. Недоступная и идеальная. Но на мне было платье служанки и клеймо безродной. Интерес из глаз принца исчез, и мне хотелось беззвучно кричать.

– Простите, милая леди, – со смеющимися глазами серьезно произнес он. – Когда служанка предлагает уроки вежливости принцу, значит, тот серьезно провинился.

– Вы с легкостью раздаете извинения, но поступаете по-своему.

Он одобрительно кивнул.

– Вы проницательны, ценное качество в эмбии. Но кроме того, вы ужасно наивны и совершенно незнакомы с реалиями нашего мира. Обучать вас – тратить время впустую.

Он говорил серьезно, без скрытой насмешки, которая до сих пор просматривалась в его отношении к служанке. И я поняла, что это окончательный вердикт.

– Что ж, ценю вашу честность, – сказала я, вставая с кресла. – Вижу, продолжать разговор не имеет смысла. Как и напоминать вам, что вчера вечером вы обещали дать мне шанс.

Я поправила передник и на пошатывающихся ногах направилась к выходу. Коньяк тут крепкий, меня проняло.

– Стойте, – попросил он тихим голосом. – Вы словно модная игрушка из вашего мира, калейдоскоп. Открываетесь каждый раз с новой стороны при легком повороте пальцев. Затягиваете и завораживаете. Должен признать, что заинтригован вами. К сожалению, долг диктует мне держать личные желания в узде, как бы ни хотелось вам помочь. Понимаю, что выдержать допрос было неприятно, мне он тоже не доставил ни малейшего удовольствия, но он входит в мои обязанности.

Я вздохнула и обернулась. Принц наклонился вперед в кресле, готовый вскочить и догнать меня. Его равнодушие было напускным. Мне на мгновение стало очень жаль, что не удастся узнать его лучше. Я все еще была обижена за его игру, но уже стала немного понимать мотивы. С его стороны я выглядела очень подозрительной личностью, и принц сделал все, чтобы выведать мою подноготную.

Принц Энтони встал из-за стола, подошел ко мне, взял за руку, повернул ладонь тыльной стороной вниз и осмотрел нежную кожу на месте вчерашних волдырей. Хмыкнул, видимо поняв, что нынешним вечером волдыри вернутся на место.

– Я не собираюсь отказываться от своего слова. Хотите стать эмбией – докажите свое желание и способности. Читать вы умеете. Прошу, выучите первую главу в «Основах алхимии». Я вас проверю, скажем, через неделю, что не поймете – объясню. И решу, сможете ли вы выдержать обучение в академии. Справедливо?

Опять ему удалось выбить почву у меня из-под ног и заставить надеяться. А вдруг подведет? Хотя… В библиотеку он пришел, как и обещал, а теперь дает мне шанс стать эмбией. У меня нет выбора, остается только довериться…

– Позвольте подарить вам одну мелочь, чтобы вечером на этих руках не выступили новые мозоли.

Он достал из ящика пару добротных кожаных перчаток. Женских.

Я взяла их, подумала немного и положила в карман фартука. Бросила прощальный взгляд, полный сожаления. Принц учтиво поклонился, будто я благородная дама, и поцеловал мне руку на прощанье. Место, которого он коснулся горячими губами, словно пронзило током. Сердце мучительно забилось, и я поспешила прочь.

Я бежала по коридорам обратно в сторону служебных помещений. По дороге меня мучила мысль о том, что я ужасно подготовилась: нужно было ночью довериться Мэй и выведать у нее о младшем принце всю доступную информацию. Сама виновата, что попалась на элементарном вопросе.

Встреча с принцем Энтони Уильямом Гилларезом прошла плохо. Очень плохо. Но не фатально.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Украденная служанка (Стелла Вайнштейн, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я