Каменное убранство Петербурга (А. Г. Булах)

Андрей Булах приглашает взглянуть на Санкт-Петербург в неожиданном ракурсе, а именно обратить внимание на его каменное убранство. Автор рассказывает о гранитах, мраморах, известняках, использовавшихся зодчими при создании шедевров архитектурного и монументального искусства в процессе формирования облика Северной столицы, описывает каменный декор улиц, площадей, набережных, отдельных зданий, памятников и архитектурных ансамблей.

Оглавление

История использования камня

Историю использования природного камня как декоративного материала в архитектуре Петербурга можно условно разбить на семь периодов. Кратко охарактеризуем их ниже.

1. Время царствования Петра I – Елизаветы. В архитектуре Петербурга – стиль барокко. Начало использования путиловской известняковой плиты и пудостского камня в декоративных целях. Редкое использование других видов камня. Применение мраморов из стран Европы в отделке интерьеров.

2. Время царствования Екатерины II – Николая I. В архитектуре Петербурга – стиль классицизм, затем поздний ампир, в конце – переход к историзму. Широкое использование финского гранита для оформления набережных, мостов через Фонтанку и другие реки, в постаментах оград и в других сооружениях. Применение гранита в высоких подиумах зданий стиля развитого и позднего классицизма. Использование отечественных и зарубежных мраморов и других цветных камней как материала для отделки фасадов нескольких особо значительных архитектурных сооружений города и в интерьерах этих и других зданий.

Финский гранит в Невских воротах и Комендантской пристани Петропавловской крепости. Б. Патерсен. 1799 г.


3. Время царствования Александра II – Николая II. В архитектуре Петербурга – историзм, затем модерн. Использование всего разнообразия цветного камня из Финляндии и Карелии, из окрестностей Петербурга и новых видов камня из Польши, Германии, Финляндии, Швеции и других стран Европы. Все более богатое и изощренное использование природного камня в фасадах все возрастающего числа великокняжеских дворцов, особняков, торговых домов, банков, зданий страховых компаний, акционерных обществ, доходных домов, храмов разных духовных конфессий.

Глыба сердобольского гранита, не превратившаяся в Атланта Эрмитажа


4. Послереволюционное время. Авангардизм и социалистический реализм в искусстве. В архитектуре Петрограда—Ленинграда 1920—1930-х гг. – ломка всех ее художественных традиций, период конструктивизма с очень скромным использованием дорогого по тем временам материала – природного камня. Это финский гранит из разбираемых старых зданий и гранит из новых месторождений на Онежском озере. На 1930—1950-е гг. приходится, по В.Г. Исаченко (2004), время ленинградской архитектурной классики. Камень – гранит. Он изредка используется в отделке цокольных частей и порталов зданий, в постаментах памятников. Большей частью его привозят с Онежского озера.

5. Время правления Хрущева и Брежнева. С 1960-х гг. начинается создание «спальных» районов Ленинграда. Массовое строительство жилых, общественных и административных железобетонных зданий по типовым проектам, не имеющим никакого художественного смысла. Индивидуальные дорогие проекты и строительство по ним гостиниц, дворцов спорта, стадионов, театров, общественных бань, создание памятников и мемориалов. Камень – гранит с берегов Онежского озера и из новых мест его разработки на Карельском перешейке (у железнодорожной станции «Кузнечное» и города Каменногорск, в карьере «Бородинское» и в других местах), а также доломит с острова Сааремаа в Эстонии.

Пьедестал памятника М.В. Ломоносову изготовлен из монолитов кузнечнинского гранита


Дом облицован серо-голубым переливчатым ларвикитом. Тверская ул., 5


6. Время правления лидеров перестройки и их последователей. В Ленинграде—Петербурге 1990-х гг. – постепенное прекращение массового строительства бесплатного жилья и почти полное замирание любого другого городского строительства. Создание единичных памятников историческим деятелям России. Камень – преимущественно тот же гранит.

7. Современность. В Санкт-Петербурге с 1990-х гг. начинается активное строительство жилых коммерческих зданий как способ вложения денег в недвижимость и возведение в историческом центре города громадных служебных, торговых, производственных зданий, их комплексов и кварталов, строительство гостиниц. Создание пешеходных улиц и зон, многочисленная городская партерная скульптура. Широкое применение гранита из карьеров «Возрождение» и других в Ленинградской области и использование экзотических гранитов, мраморов и других пород камня из стран ближнего и дальнего зарубежья. Решительная ломка архитектурного лика старого Петербурга.

В двух таблицах приложения (табл. 2, 3) сосредоточены примеры использования камня, причем сведения по периоду советского времени приведены более подробно, по имперскому периоду. Дело в том, что о прошлом можно прочитать всюду, о советской архитектуре Петербурга – почти нигде.

Камни старого города: типичные сорта и эталонные места для опознавания

В архитектурном декоре Петербурга применено множество видов и сортов камня. Особенно велико их разнообразие в интерьерах зданий. Естественно, что проще и дешевле всего было бы использовать местный камень. Но вблизи города, как уже говорилось, есть только два его вида – известняковая плита и известковый туф (травертин).

Город строился по западным образцам архитектуры. Для этого зодчих приглашали из Дании, Германии, Италии, Франции и других стран. А так как каждый стиль в материальном искусстве исполняется в своей технике и в своем материале, архитекторы заказывали уже знакомые им в работе декоративные камни. Творцы уже прочувствовали и сочетания их цветов, и фактуры, которые им можно придать, и податливость камня резцу скульптора, они знали о технических возможностях камня, уже проверенных временем.

Все, кроме путиловской плиты и известкового туфа, надо было везти издалека, из стран Европы, или приходилось специально разыскивать новые места для добычи сходного камня где-нибудь поближе к Петербургу. Такими местами оказались Финляндия и Карелия, где шведские мастера искали и иногда добывали камень для своих целей еще до строительства Петербурга.

По указу Екатерины II началось разыскание камней в России. Финский пастор Алопеус из Сердоболя составил полное описание мест нахождения мрамора и другого декоративного камня в окрестностях Ладоги: «Краткое описание мраморных и других коренных ломок, гор и каменных пород, находящихся в Российской Карелии» (1787)[8].

Урал и Сибирь славились деревянным зодчеством; декоративного камня там никто не использовал, мест его залегания никто не искал и не знал. Только в 1780-х гг. с Урала стал поступать мрамор. Надо прямо сказать, что по декоративным свойствам и техническому качеству он значительно отличается от классических сортов итальянских и греческих мраморов. Из Польши и Германии приходил в Петербург песчаник, из Италии и других стран – мраморы, из Великого княжества Финляндского – граниты (финский розовый морской, сердобольский и другие) и горшечный (мыльный) камень, рускеальский и ювенский мрамор, из Эстляндской губернии – мраморовидные известняки. С Онежского озера поступал тивдийский мрамор.

Ниже мы приводим очень краткие описания наиболее типичных сортов петербургского камня и указываем эталонные для их опознания места. Сразу скажем, что из старого далеко не все известно теперь; очень много сведений не сохранилось, их нет ни в книгах и статьях, ни в архивах. Простые истины и знания невозвратно уходят в прошлое.

Оттенки цвета любого камня и его густота наблюдатели всегда варьируют. Они воспринимаются и оцениваются каждым человеком по-своему. Поэтому любые характеристики цвета камней является условными. В истории, искусствоведении, архитектуре и строительном деле названия камня часто не отвечают его фактической природе. Сопоставление терминов указано в табл. 1. Ниже в тексте отдается предпочтение геологическим названиям.

Таблица 1. Сопоставление терминов

Известняковая плита. Основным строительным и облицовочным природным камнем в Санкт-Петербурге всегда был плитчатый известняк из карьеров Путиловской горы у впадения Волхова в Ладожское озеро. Он добывался также в каменоломнях на реках Тосне, Ижоре и Волхове. Им облицованы снизу стены почти всех старых зданий, из него вырезали лестничные ступени, плиты для подоконников и полов. Им же мостили тротуары. Но камень для каждой цели использовался только из нескольких определенных пластов в общей толще известняка (табл. 2), все остальное выбрасывали как абсолютно непригодное[9]. Сейчас добывается и продается все подряд. Лучший пример обновленной недавно путиловской плиты – цокольная часть стены дома 3 на Конногвардейском бульваре.

Таблица 2. Перечень пластов в толще известняка и их использование

Известковый туф. Это особая сильно пористая, неплотная и непрочная разновидность известняка, ее другое название – травертин. Камень отлагается в виде натеков и пластов из вод карстового происхождения там, где они истекают из толщи известняка, то есть в трещинах и на стенках пещер и обрывов, на дне лагун и озер. Под Петербургом этот камень добывался на речке Пудость у Гатчины. Из круглых болванок пудостского собраны наружные колонны Казанского собора. Из него же изваяны скульптурные группы у главного въезда во двор Адмиралтейства, скульптура Невы и других рек у Ростральных колонн на стрелке Васильевского острова. Он плохо поддается консервации и реставрации.

Скульптурное изображение Невы высечено в пудостском камне


Мраморизованные известняки. С конца XVIII в. в Санкт-Петербург поступает мраморизованный известняк из Прибалтики. Сначала его добывали под Ревелем (Таллином), в окрестностях хутора Васалемма, на острове Эзель (Сааремаа); камень так и назывался – ревельским, васалеммским, эзельским известняком. С середины XIX в. стали разрабатывать известняк у мызы Кирна вблизи Ревеля, его называли кирновским камнем. Из него высечены, например, капители, колонны, вазы на фасаде Нового Эрмитажа и цоколь его портика. Из васалеммского известняка выполнены, в частности, сложные архитектурные детали фасада дома на Малой Морской улице, 14. Много известняка шло на изготовление ступеней, балюстрад, тротуарных плит.

Этот материал – пудостский камень скульптуры «Нева» – очень непрочен


Мраморы. В России долго не находили месторождений высокосортного мрамора. В XVIII в. ближайшее к Петербургу место, где он имелся, располагалось в окрестностях города Сортавала, относившегося к финской части Швеции. Там для Петербурга добывали два вида мрамора – рускеальскиий и ювенский. В конце XVIII в. стал поступать мрамор из открытых и освоенных тогда месторождений у Полевской дачи и из нескольких других мест Урала, но он употреблялся только для интерьеров. В это же время в Карелии, у северного окончания Онежского озера, начали добывать тивдийский мрамор разной окраски. Экзотическим декоративным материалом является зеленый мрамор.

Рускеальский мрамор. Разрабатывался в нескольких карьерах в окрестностях села Рускеала. Мраморная толща смята в складки и состоит из пластов разного состава и строения. Имеется несколько видов декоративного камня. Наиболее распространен белый мрамор с многочисленными включениями желтых и зеленых минералов. Он использован в наружной облицовке стен Исаакиевского собора (цвет камня при реставрации 2000-х гг. утрачен). Имеется черно-белый полосчатый мрамор. Из него собраны колонны портика дома Мятлевых на Исаакиевской площади. Встречается совершенно особый сильно минерализованный мрамор (по-геологически – кальцифир). Рустами этого камня облицована нижняя часть стены дома Кушелева-Безбородко на Гагаринской ул., 3.

Сейчас рускеальский мрамор не разрабатывается. (Главный карьер музеефицирован. Он активно посещается. Поездку туда легко совершить на поезде до Сортавалы или по прекрасному шоссе на своем автомобиле. В организации экскурсии может помочь Республиканский музей Северного Приладожья в городе Сортавала.)

Ювенский мрамор добывался вблизи Сортавалы, на маленьком ладожском островке у села Иоенсу, недалеко от устья порожистой реки Янисъйоки. Этот редкий сорт декоративного, резко полосчатого черно-белого камня можно увидеть на Миллионной улице, 22, в колоннах портика и вестибюля дома Апраксина.

Тивдийский мрамор. Многоцветный мрамор – белый, розовый, вишнево-красный, сплошной, пятнистый, полосчатый, прожилковый. Лучше всего всмотреться в буйство его узоров и цвета в отделке зала императора Александра III в Этнографическом музее.

Зеленый мрамор. Очень редкий в фасадах Петербурга камень. Из него вырезаны, например, две мемориальные плиты в наружных стенных нишах Пантелеймоновской церкви. Зеленый мрамор имеет окраску разных оттенков, он пронизан белыми или ржавыми по цвету жилками других минералов. Название «мрамор» – традиционное, но условное. Это силикатная горная порода совсем иного происхождения и механических свойств.

Граниты. Их много разных, розовых и серых; в старом Петербурге абсолютно преобладали первые, а серые граниты (финский морской и сердобольский) использовались по правилу контраста как цветовое дополнение к розовым гранитам или штукатурке стен. На рубеже XIX–XX вв. серые граниты (ништадтский и др.) стали применяться в полной облицовке фасадов. Ниже описание гранитов дано примерно в хронологической последовательности их появления в Петербурге.

Розовый финский морской гранит – это типичный камень времен классицизма в архитектуре Петербурга. Он имеет равномерное массивное сложение и сплошь состоит из крупных (от 3 до 7 см) округлых или эллипсовидных кристаллов микроклина и рассеянных между ними зерен кварца и темноцветных минералов. Добывался в основном на территории современной Финляндии у деревни Виролахти у города Хамина (финск.), или Фридрихсгама (шведск.), и частично – в районе парка Монрепо под Выборгом (раньше это тоже была Финляндия). Есть разновидности со светлыми каймами вокруг кристаллов микроклина, их добывали в карьерах Питерлакса у города Хамина и называют питерлитом. Типичный пример – фуст Александровской колонны. Разновидности с малым числом таких кайм или вовсе без них называют выборгитом. Типичный пример – колонны Исаакиевского собора. Его плитами покрыты тротуары, им облицованы набережные и из него же изготовлены их парапеты, он использован в постаментах большинства памятников и монументов старого Петербурга. Теперь этот неповторимый по рисунку и окраске гранит заменяется при реставрационных работах, к сожалению, совсем иными породами гранита из других месторождений, так как финский гранит находится хотя и рядом, но все же за границей. Это ведет к искажению, а порой и к утрате общего колорита реставрируемых объектов.

Можно легко посмотреть старинные разработки камня в парке Монрепо под Выборгом или совершить поездку на автомобиле в Финляндию на Питерлакские каменоломни – они на берегу Финского залива у деревни Виролахти в 12 километрах от границы, к ним ведет прекрасная дорога.

Серый финский гранит рапакиви. По строению это полный аналог розового финского морского гранита. Типичный пример – плиты в обкладке постамента Ростральных колонн и цокольной части здания Главного штаба на Дворцовой площади (только его крыла, протянувшегося в сторону Невского проспекта), колонны портика дворца Кочубея на Почтамтской улице, 8. Имеются все промежуточные по цвету разновидности этого гранита, от светло-серых и белесых до розовых. Добывался, видимо, на нынешней территории Финляндии. Места его добычи историками Петербурга забыты.

Гранит камня Гром (основание «Медного всадника») историки города и искусствоведы называют рапакиви. Но он имеет иное сложение и состав, нежели розовый финский морской гранит. Природа камня в этом громадном ледниковом валуне никем не изучена. Если когда-нибудь придется делать «заплаты», то вставки из розового финского морского гранита будут выглядеть как лоскуты другой ткани.

Сердобольский гранит. Камень серый, темно-серый, черно-серый массивного или полосчатого сложения. Варьирует по виду даже в одном архитектурном объекте. «Гранит» в отношении этого камня – чисто условное название, т. к. кварца в нем нет или почти нет. Его начали привозить в Петербург с 1740-х гг. Добывался в Великом княжестве Финляндском, на побережье и островах Ладожского озера в окрестностях г. Сортавала (по-старому – Сердоболя). Его доставляли в баржах по Ладоге. Он употреблялся сначала только для кладки фундаментов. С 1760-х гг. его используют в монументах, скульптуре, декоре зданий. Примеры – постамент и стела Румянцевского обелиска, Невские ворота Петропавловской крепости, атланты Нового Эрмитажа, две колонны Ники на Конногвардейском бульваре, облицовочные блоки высокого цоколя Михайловского (Инженерного) замка, колонны в залах и на Посольской лестнице в Государственном Эрмитаже.

Здесь добывали серый сердобольский гранит для колонных залов Эрмитажа


Граниты можно увидеть самим в окрестностях города Сортавала и на островах Ладожского озера.

Монастырский розовый гранит. Единственный пример в Петербурге – нижняя часть постамента под памятником Екатерине II. Добывался валаамскими монахами на острове Путсаари в архипелаге у Лахденпохьи на Ладоге.

Валаамский розовый гранит имеет мелкозернистое, чуть струйчатое (по-геологически – гнейсовидное) сложение. Он добывался и добывается сейчас не на Валааме, а на маленьком ладожском острове Сюскюянсаари (остров Св. Германа, по-старому), к западу от города Питкяранта. Назван валаамским, так как добывался монахами этого монастыря на его вотчинной земле. Из него вытесан громадный монолитный пьедестал памятника Александру III, стоявшего до 1937 г. перед Московским вокзалом.

Гангутский розовый гранит имеет такое же строение и цвет, как и валаамский. С трудом отличается от него по небольшим кучным мелкозернистым скоплениям черных минералов. Добывался на полуострове Ханко (Гангут) на берегу Ботнического залива. Типичный пример – дом Спиридонова (Дом малютки) на улице Фурштатской, 58. В литературе о городе много путаницы в атрибуции гранита в качестве валаамского или гангутского.

Ништадтский гранит. Тоже поступал из Финляндии, от города Ништадт (шведск.), или Уусикаупунки (финск.), на берегу Ботнического залива. Им облицован весь фасад Русского торгово-промышленного банка на Большой Морской улице, 15.

Гранит «Антреа». Привозился с конца XIX в. с Вуоксы от города Антреа в Финляндии (теперь это город Каменногорск в Ленинградской области). Был розового и серого цвета. Первым облицован фасад гостиницы «Астория». Из второго сделан портал с глубокой нишей как часть памятника А.И. Куинджи (находится в Некрополе мастеров искусств Государственного музея городской скульптуры).

Гнейсы. Из редких пород облицовочного камня, нашедших применение в строительстве города в начале XX в., следует отметить гранатовые гнейсы, добывавшиеся в Тиуруле под Приозерском (тогда – Финляндия). Они использованы в пилястрах портала и громадных окон 2-го этажа дома № 1 по Невскому проспекту. Ими же полностью облицован фасад дома № 63 по Каменноостровскому проспекту. Гранат – это лилово-красный, малиново-красный альмандин. Он яркими пятнами разбросан по темному, почти черному фону горной породы.

Кварцито-песчаник. Единственное месторождение очень редкого и дорогого малиново-красного кварцито-песчаника известно в Прионежье с конца XVIII в. у села Шокша. Из него (в сочетании с мрамором) выполнена верхняя часть пьедестала памятника Николаю I, сделан фриз парадного фасада Инженерного замка. В книгах по истории и архитектуре Петербурга этот камень нередко называют порфиром.

Песчаники. В XIX в. камень привозили из-под города Бунцлау в Германии (в русской истории он более известен как место кончины фельдмаршала М.И. Кутузова) и из окрестностей города Кельце в Царстве Польском. Песчаником разного цвета полностью облицованы Русский для внешней торговли банк (Б. Морская ул., 32), невский фасад дворца вел. кн. Михаила Михайловича (Дворцовая наб., 8), особняк Е.И. Набоковой (Б. Морская ул., 47).

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я