В оковах льда (Мария Боталова, 2016)

Много лет, с самого детства, Инира ждала этого момента. Немного боялась, порой терялась в сомнениях и утрачивала веру, но не прекращала ждать. Вот только она даже не догадывалась о последствиях. Не знала, что придется отправиться в мир арэйнов, которые ненавидят таких, как она. Не подозревала, что раскроется тайна, хранимая родителями со дня ее рождения. Не думала Инира, что все ее представления о мире вмиг перевернутся с ног на голову, а драгоценная цель вдруг потеряет свою привлекательность…

Оглавление

Глава 1

К чему приводят не сделанные вовремя домашние задания

С протяжным стоном я уронила голову на книгу и принялась глухо стучать лбом о потрепанную обложку. Мне не успеть! Разве можно за одну ночь найти такое заклинание призыва арэйнов, которое удивит преподавателя, за время своей долгой профессиональной деятельности чего только не повидавшего! Как назло, на этой неделе я совсем забегалась, подменяя на работе приболевшую подругу, а потому о требованиях магистра Истиана забыла совершенно. Стыдно признать, но если б не вопрос полюбопытствовавшего однокурсника, вспомнила бы я о данном задании только на паре, когда стало бы слишком поздно. Честно говоря, я очень сомневалась, что и сейчас еще не было слишком поздно, чтобы подготовиться к утреннему занятию. По крайней мере, подготовиться на оценку «удовлетворительно», ведь к шестому курсу все студенты прекрасно знали – удовлетворить магистра Истиана бывало крайне затруднительно.

Лениво приподнявшись с бесполезной книги, не порадовавшей наличием каких-либо редких заклинаний, я удрученно покосилась на часы. Одиннадцать вечера. Еще в девять часов библиотека начала пустеть – посетители медленно расходились по домам, спустя какое-то время оставив меня в полном одиночестве.

Вытянутыми тенями возвышались стеллажи, мрачно наступая на отведенный читателям уголок. Такие места, состоявшие из трех или четырех столов, были разбросаны по всему залу библиотеки, что позволяло посетителям в случае необходимости знакомиться с выбранной литературой в уютном, уединенном закутке. Два соседних стола пустовали, а на моем была навалена куча просмотренных, но с разочарованием отвергнутых книг. Оранжевый огонек в глубине хрустальной чаши на тонкой ножке одиноко освещал небольшое пространство. За окнами царила ночь, проливая в зал густую темноту, что набегала отовсюду и с каждым мгновением все более настойчиво пыталась потеснить единственный источник света. Узкие ряды книжных шкафов в разные стороны расходились от читального уголка, но уже через несколько шагов утопали в темноте, пугая своими беспроглядными глубинами. Усталость навевала неприятные ощущения, словно я просидела в книжных лабиринтах целую Вечность и теперь никогда не сумею найти дорогу к свободе. Нетерпение давно сменилось сильным утомлением и вялостью, оставив только одно желание – скорей погрузиться в сон, пусть даже прямо здесь, развалившись на неудобном деревянном стуле.

Целая секция была посвящена теме арэйнов, однако во всем этом многообразии мне так и не удалось отыскать необходимой информации. Конечно, она где-то была! Но где именно? Как за оставшееся время просмотреть немалый объем представленного здесь материала? Как найти именно то, что нужно мне? Все книги полны стандартных заклинаний, составленных по определенным, давно известным принципам. Зачем Истиану потребовалось, чтобы мы нашли что-то другое, неординарное, если такие заклинания зачастую не работают или, что еще хуже, могут привести к непредсказуемым и весьма неприятным последствиям? Собственно, в этом заключалась вторая часть задания. Если сейчас нужно только представить данное заклинание и продемонстрировать соответствующий ритуал, который сработает нестандартно и удивит магистра Истиана (ага, как же), то позднее необходимо будет провести собственное исследование и выявить причины (проще говоря, ошибки), повлекшие за собой те или иные результаты (или, скорее всего, их отсутствие).

Мы всем курсом недоумевали, за что нам такое наказание. Может, магистр хотел, чтобы его студенты прошли путь первых эвисов, когда-то пытавшихся найти способ подчинить себе арэйнов, но множество раз ошибавшихся, причем нередко с летальным исходом? Так все равно не получится – нам заранее известны принципы, по которым строятся правильные заклинания, поэтому не будет ни летальных исходов, ни долгих исследований. Даже практика никакая не понадобится – всего лишь немного времени, чтобы хорошенько вникнуть в заклинание и осмыслить его, а там и ошибка найдется без особых проблем.

Тяжело вздохнув, я пододвинула к себе очередную книгу и без должной надежды открыла ее. Что ж, еще пятьсот страниц, – и можно будет приниматься за следующий экземпляр в бесконечном списке.

Наверное, я задремала и потому упустила приближение постороннего, а вернее – посторонней, заметив светловолосую девушку в тот момент, когда она подошла вплотную к столу и с глухим хлопком бросила на него книгу. Я вздрогнула и подняла голову со страниц тома под скучным названием «Принципы и особенности подчинения огненных арэйнов», чтобы взглянуть на девушку-библиотекаря, дежурившую сегодня. Похоже, я действительно заснула, остановившись на середине данного пухлого (а потому достаточно мягкого) труда древнего исследователя. Книга, которая разбудила меня грохотом при встрече со столешницей, до сего момента лежала на вершине башни уже просмотренных мною великих произведений и, похоже, упала не сама – с помощью блондинки, взиравшей на меня с раздражением.

– Ты всю ночь здесь сидеть собралась? – спросила она недовольно, когда мой взгляд приобрел некоторую осмысленность. Как же хотелось снова уткнуться в пахнущие стариной пожелтевшие страницы и погрузиться в сон!

Считается, будто если заснуть на книге, можно очутиться в том времени или даже мире, которому она посвящена. Чем меня мог порадовать данный исследовательский том, я представляла себе плохо, но зато благодаря своей толщине он послужил весьма удобной подушкой для вспухшей от учебы головы.

– Если понадобится, то всю ночь, – самоотверженно сказала я. – Нужно к утру приготовить доклад. На пару магистра Истиана.

– Сочувствую, – отозвалась девушка, если не знавшая его лично, то наверняка слышавшая много жутких историй об этом преподавателе. Впрочем, взгляд библиотекарши ни капли не смягчился и продолжал меня недовольно сверлить. – Не могу оставить тебя здесь одну на ночь, а мне пора уходить. Поэтому хватит рассиживаться, собирайся.

– Закрой меня здесь до утра, никто и не узнает.

– Нельзя. Хватит препираться, я домой хочу, спать. И, в отличие от тебя, могу себе это позволить.

Я удрученно вздохнула, поднялась из-за стола. Действительно, никакого толку не будет, если, оставшись одна, я здесь просто засну. Мало того, что к паре не подготовлюсь, так еще не разогнусь потом и буду мучиться от боли в спине да в шее из-за долгого пребывания в неудобном положении. Может, взять с собой какую-нибудь книгу? Вдруг именно там обнаружу подходящую информацию?

– На какую тему доклад-то? – спросила девушка без особого интереса, наблюдая за тем, как я с растерянным видом перебираю одну книгу за другой, пытаясь наудачу что-нибудь выбрать.

– Да заклинание нужно найти какое-нибудь нестандартное, – отмахнулась я отстраненно, продолжая свое безнадежное занятие. – По призыву арэйнов, но чтобы обязательно необычным было.

– А мне как раз сегодня вернули одну книжку, – оживилась девушка, видимо, радуясь тому, что появился шанс отделаться от моего присутствия быстро. – Я ее как раз собиралась на место поставить. Возьми, вдруг пригодится.

Работница библиотеки протянула мне неприметную книгу. Пожав плечами, я послушно приняла ее, скользнув равнодушным взглядом по коричневой, значительно потрепанной обложке. Что ж, все равно собиралась взять какую-нибудь книгу домой, эта ничем не хуже любой другой, выбранной также наугад.

– Спасибо, – поблагодарила я.

– Не за что. А теперь поторопись, мне еще библиотеку закрывать.

Я не заставила долго себя уговаривать и, небрежно забросив книгу к себе в сумку, поспешила выйти из здания. Ночной воздух окатил прохладной волной, прочь отбросив путы сонливости. Ощутив прилив сил, я ускорила шаг, намереваясь как можно скорей добраться до дома. В этой части города всегда спокойно даже в столь позднее время, хорошо бы насладиться приятной прогулкой после утомительного вечера, но мне еще предстояло изучить книгу и отыскать в ней хоть что-нибудь подходящее, а потому расслабляться, к сожалению, было некогда.

Стройные фонарные столбы с оранжевыми магическими огоньками освещали улицу, отбрасывая блики на влажную после дождя мостовую. Разноцветные кирпичные домики, ровными рядами стоявшие по краям дороги, в этих огнях приобретали насыщенные, загадочные оттенки с плавными ободками теней. В некоторых домах еще горел свет, просачиваясь сквозь занавески, однако большинство окон хранило в себе такую же темноту, как и та, что царила снаружи.

По каменной брусчатке торопливо цокали невысокие каблучки коротких сапожек, разнося по безлюдной улице единственный громкий звук. Влажный осенний воздух, пропитанный легким, едва уловимым ароматом прелой листвы и подсохших ягод, нежно обволакивал меня, бодрящими дуновениями касался щек, ветром забирался под тонкую курточку и путал в ногах широкий подол юбки, словно пытался задержать, уговаривая растянуть прогулку. Но воскресшая надежда на более или менее успешную подготовку к завтрашней паре подгоняла вперед. Немного поразмыслив, я пришла к выводу, что в книге, которая оказалась в моих руках, вполне могла обнаружиться нужная информация. Если сегодня кто-то вернул ее, выполнив домашнее задание, то как минимум одно подходящее заклинание там должно было быть! А если есть одно, то почему бы не быть и другому? На крайний случай, если вдруг удастся найти единственное подходящее заклинание, возьму его и сделаю вид, будто не знала, что им уже воспользовались.

Остановившись возле калитки, которая вела в принадлежащий нашей семье двор, пальцем нарисовала в воздухе перед замком необходимый знак, и дверца беззвучно отворилась. Я поспешила пересечь двор, довольствуясь светом оставшихся за кованой оградой фонарей и видневшихся впереди окон – похоже, родители дожидались моего возвращения, ведь ничто больше не могло заставить их не ложиться спать до полвторого ночи. Обычно, задерживаясь допоздна, я предупреждала об этом, связываясь с семьей через специальный кристалл, однако сегодня забыла его дома. Денек выдался не из простых, и удача, судя по всему, отвлеклась на кого-то более интересного, нежели несчастная, замотавшаяся из-за сотни дел студентка.

Несмотря на то что в окне гостиной горел свет, я воспользовалась собственным ключом. Толкнув входную дверь, тихонько вошла в прихожую, стараясь не шуметь и не тревожить родителей. Ох, чувствую, не придут они в восторг от моего позднего возвращения. Как бы за дверь обратно не выставили. Мечтая незаметной тенью просочиться к себе на второй этаж, я сняла куртку, повесила ее на свободный крючок и чуть не вздрогнула, услышав суровый голос.

– Явилась, – констатировала мама, выходя из гостиной мне навстречу. Все надежды на то, чтобы избежать разбирательства, рухнули в один миг.

– Конечно, явилась, – отозвалась я, наклоняясь к сапогам и скрывая лицо за упавшими на него прядями волос. – Мне не разрешили переночевать в библиотеке.

– В библиотеке? – удивленно, однако с не меньшим недовольством повторила мама.

– А где еще я могла быть? – спросила я раздраженно, то ли из-за обидного недоверия, то ли просто из-за усталости. Сняла с ног сапоги, выпрямилась и, откинув со лба челку, уверенно взглянула на маму. – К утру мне нужно приготовить очень важное задание. Потому и сидела в библиотеке так долго. Я не развлекалась, а была занята делом. Не надо сердиться.

– Ты должна была предупредить, – сказала она, скрестив на груди руки. – Если не взяла кристалл связи, то могла бы зайти домой и оставить записку. Я ведь волновалась.

– Да не было у меня времени! – воскликнула я, начиная терять терпение. Вспомнив о младшем братишке, вероятно, уже давно смотревшем в постели не первый сон, понизила голос и тихо добавила: – Каждая секунда на счету, в том числе и эти, пока мы препираемся. Да, я забыла кристалл, заставила тебя нервничать, виновата. Теперь я могу идти к себе и продолжить заниматься?

– Можешь. Но впредь не веди себя столь безответственно. Радуйся, что отца сегодня на работу вызвали.

Какая глупость! Отец не стал бы ругаться.

– Кого-то убили? – поинтересовалась я, остановившись посреди гостиной, в которую протиснулась мимо продолжавшей стоять у порога матери.

– Ты же знаешь, мы не говорим о его работе. Но зачем еще на ночь глядя могут вызвать следователя?

– Да, действительно. Ладно, ты ложись спать – я еще долго просижу за этим несчастным докладом.

– Не занимайся всю ночь, нельзя настолько себя выматывать.

А вот это уже на издевательство похоже.

– Что поделать? Я ведь хочу выучиться.

Разговор опять свернул на неприятную тему. Я не стала дожидаться продолжения – взбежала вверх по лестнице на второй этаж и вошла в свою комнату. Отреагировав на условный знак – щелчок пальцев, – вспыхнули магические шары, озаряя внутреннее убранство помещения мягким рассеянным светом. Должность у папы были почетная, а значит, и хорошо оплачиваемая, однако жили мы вполне скромно, пусть и в спокойном, престижном районе.

Моя комната не отличалась особой роскошью. Небольшая, но уютная, она была выдержана в светлых бежевых и ореховых тонах, визуально ее увеличивавших. Напротив двери – широкое окно с плотными коричневыми занавесками, отливающими медью. Перед окном письменный стол, на котором разбросаны не убранные с прошлого раза тетради, на краю стоит чернильница с перьевой ручкой, а посередине – прозрачная чаша на ножке янтарного цвета с магическим огоньком. В правом углу – платяной шкаф, рядом вдоль стены – кровать с красивым узорчатым изголовьем. У другой стены – туалетный столик с множеством ящичков для разнообразных мелочей, над ним – крупное овальное зеркало в изящной оправе цвета меди, а по обе стороны тянутся книжные полки. Почти весь пол покрыт бежевым ковриком с коротким, но мягким ворсом. На туалетном столике – еще одна лампа из янтарного стекла и в таком же стиле бра над кроватью. Быть может, слишком просто для дома одного из лучших королевских следователей, но никто из членов семьи никогда не стремился ни к вычурности, ни к излишней демонстрации богатства.

Усевшись за стол, я выгрузила книгу из сумки, пододвинула к себе тетрадь с чернильницей и попыталась настроиться на рабочий лад, чему существенно мешали мысли, вместе с раздражением возникшие в голове во время разговора. «Не перезанимайся, нельзя настолько себя выматывать». Как же! Если мама настолько беспокоится о моем здоровье, то почему бы не отменить эти глупые, несправедливые условия?

«Высшая школа магии явлений и арэйнологии» – лучшее учебное заведение магии в нашем городе, а потому как живем мы неподалеку от столицы, где магии не обучают, то, пожалуй, и во всем королевстве. Принимают в высшую школу в возрасте одиннадцати-двенадцати лет любых желающих, магически одаренных детей, родители или родственники которых способны оплатить далеко не дешевое образование. Бывают исключения, когда оплата необязательна, правда, принятый подобным безвозмездным образом ученик должен быть выгоден самой школе, а то и королевству. Пять лет поступивших ребят обучают магии явлений, в той или иной степени свойственной всем людям. После этого большая часть студентов выпускается в качестве высоко (или не очень) квалифицированных магов, что зависит от достигнутых успехов на последних экзаменах, и лишь немногие остаются еще на два года обучения, поступая на факультет арэйнологии. Здесь учатся только эвисы – люди, способные подчинять своей воле арэйнов. Именно эвисы являются тем исключением, обучение которых в связи с некоторыми обстоятельствами может стать бесплатным. Если б не это, я никогда бы не сумела осуществить свою заветную мечту и достигнуть желанной цели!

Мама не хотела, чтобы я изучала арэйнологию. Она не хотела, чтобы я стала Заклинательницей арэйнов, и сделала все возможное, чтобы мне помешать. Когда первые пять лет обучения подошли к концу, скандалы превратились в единственный способ нашего общения и регулярно повторялись день ото дня. Конечно, быть простым магом почетно, кем и советовала мне стать мама, однако мне хотелось большего, я всегда мечтала повелевать арэйнами! Разве может эвис отказаться от подобной возможности, если это у него в крови? Я спорила, злилась, обижалась, но мама твердо стояла на своем, продолжая повторять, что я не должна изучать арэйнологию и становиться Заклинательницей. Во время одной особо яростной ссоры мама заявила, что если я нарушу ее волю и продолжу обучение, она перестанет меня содержать и даже просто кормить. Конечно, деньги в нашу семью приносил отец, но с мамой обычно не спорил, а потому хватило одного слова, чтобы он лишил меня денег. А ведь отец не был настроен столь категорично против Заклинателей арэйнов и, как подобает нормальным людям, он их уважал.

Несмотря на все трудности, я все же поступила именно так, как считала нужным.

Пять лет обучения магии явлений показали, что я весьма способна, к тому же, старательна и усидчива. Немаловажную роль сыграл тот факт, что постепенно эвисов становилось все меньше, а потому ими не разбрасывались, их по-настоящему ценили. Обговорив непростую ситуацию с директором школы, я добилась разрешения обучаться бесплатно. С жизнеобеспечением было сложней. Пришлось пойти на работу, чтобы не умереть с голоду в родном доме и в перспективе радовать себя новыми вещами – от письменных принадлежностей, необходимых во время учебы, до одежды, которая так легко и быстро приходит в негодность. Если установлением столь жестоких условий мама надеялась помешать мне изучать арэйнологию, то она серьезно просчиталась!

Работа официанткой в престижном ресторане и учеба в школе отнимали все свободное время, не оставляя свободных минут ни на развлечения, ни на простые прогулки с друзьями. Поначалу ребята удивлялись тому, как веселая, общительная девушка превратилась в вечно занятое, уставшее создание, но быстро привыкли и перестали меня куда-либо звать. А ведь прошел только месяц. С какой легкостью друзья могут вычеркнуть кого-то из списка своей компании, как быстро забывают, воспринимая твое отсутствие как нечто само собой разумеющееся! Что же до новых связей в пределах образовавшейся с началом учебного года группы, то на их установление не было ни энергии, ни желания, ни возможностей.

Я тряхнула головой и решительно отогнала неприятные мысли, усилием воли погружаясь в изучение книги. Бесконечные строчки побежали перед глазами, вызывая пока еще легкую, ненавязчивую головную боль. Спустя некоторое время вновь навалилась усталость, глаза начали слипаться. На краткий миг отключилось сознание, из-за чего пространство вдруг подозрительно качнулось из стороны в сторону, чем заставило вздрогнуть и вернуться обратно к бодрствованию. Вскоре, задремав в очередной раз и в последний момент избежав столкновения лбом со столешницей, я раздраженно вздохнула, поднялась из-за стола и открыла окно. Прохладный ночной воздух порывом ветра ворвался в комнату, на неопределенный срок помогая отогнать сонливость.

Вернувшись за стол, я обнаружила книгу раскрытой на неожиданном месте, явно не на том, где та была оставлена – это шаловливый ветер решил мне немного помочь, услужливо пролистав вперед несколько страниц. Ощущая себя слишком уставшей, я махнула рукой и принялась за чтение прямо на раскрытой странице. Через пару секунд внимательней вгляделась в заголовок, с трудом сдержав удивленное восклицание. Не может быть! Похоже, удача вновь ко мне повернулась лицом! Данное заклинание определенно соответствует требованиям магистра Истиана.

С довольной улыбкой я потянулась к чернильнице и заскрипела пером, переписывая необходимую информацию.


После двух часов сна я чувствовала себя, мягко говоря, странновато. Мозг работал заторможенно и лениво, в голове было пусто, одновременно с тем возникали странные мысли, незаметно просачиваясь откуда-то извне и так же незаметно исчезая до того, как я успевала их осознать. Я приняла освежающий душ, переоделась. Особо не задумываясь, вытянула из гардероба черную кофту тонкой вязки с красными вплетениями и в дополнение к кофте – черные бриджи с декоративной красной шнуровкой по бокам штанин. Бриджи выбрала только потому, что они удобно заправлялись в высокие сапоги из черной блестящей кожи. Да, люблю я эти цвета, вместе отлично сочетающиеся и, к тому же, подходящие к моим волосам.

Завтракать не стала, опасаясь шумом разбудить родителей и попасться на запрещенном занятии – с некоторых пор, а именно с момента поступления на факультет арэйнологии, есть дома мне разрешалось только те продукты, которые я покупала сама на собственноручно заработанные деньги, а таких сегодня на кухне было не найти. В последнее время я пристрастилась питаться прямо в школе, привлеченная сравнительно недорогими блюдами, однако на удивление вкусными.

Наскоро поправив прическу перед зеркалом в прихожей, надела куртку, закинула на плечо сумку и поспешила на улицу. Остывающее осеннее солнце еще не показалось из-за домов, скрываясь где-то у самого горизонта. Но небо уже окрасилось в светлые тона, выцветая из насыщенной синевы до нежно-голубых оттенков вперемешку с небрежными розоватыми мазками. Замерзший за ночь воздух завершил начатое душем дело и окончательно прогнал сонливость, если не возвращая переутомленному сознанию прежнюю ясность мыслей, то хотя бы наполняя тело необходимой энергией, чтобы дотянуть до перерыва между парами, когда можно будет позавтракать в школьной столовой.

– Инира, привет! – бодро окликнула подруга, выбегая из соседнего дома. Я чуть замедлила шаг, давая возможность меня догнать.

– Привет, Эйни, – отозвалась я с улыбкой.

Девушка откинула назад растрепавшиеся во время бега светло-голубые волосы и поравнялась со мной. Цвет ее волос – вовсе не результат смелого эксперимента и не попытка выделиться, а всего лишь отличительный знак любого эвиса Льда. Частичка живущей в ней стихии дает власть над ледяными арэйнами и столь своеобразно влияет на внешность, окрашивая волосы в голубой, так же как стихия огня делает меня обладательницей ярких красных волос.

Все эвисы делятся на три вида – по стихии, которой владеют, и пусть ни один из них не может ею управлять напрямую, зато он способен подчинить любого арэйна, принадлежащего той же стихии. Соответственно, существуют эвисы Огня, Льда и Молний. Разновидностей арэйнов намного больше, однако об остальных нам мало что известно, ведь они, в отличие от своих неудачливых собратьев, полностью свободны и на зов не являются.

– Ну как, приготовила заклинание, которое удивит магистра Истиана? – жизнерадостным тоном поинтересовалась подруга. С ней мы дружили с самого детства, так как жили по соседству и виделись почти каждый день, будь то встреча преднамеренная или совершенно случайная. Пожалуй, за последний месяц, с тех пор, как параллельно с учебой я стала работать, только с Эйни наши отношения не претерпели сильных изменений. От соседки отдалиться намного труднее, даже если нет свободного времени. Встречи остались по-прежнему частыми, по пути от дома до школы и обратно мы успевали обсуждать все на свете, пусть моя жизнь в разы стала скучнее. Зато всегда было что послушать из рассказов подруги.

– Приготовила. И более того, надеюсь, что оно действительно удивит! Заклинание вообще странное, наверное, еще первые эвисы его писали. Совсем не соответствует известным правилам призыва. Но зато подходит под требования преподавателя.

Спокойная, тихая улочка вскоре осталась позади. Свернув за угол дома и тем самым покинув спальный район, мы оказались в оживленной части города, где, несмотря на раннее время, уже появлялись первые прохожие, торопливо и целеустремленно шагавшие по широким тротуарам, а по дорогам понукаемые кучерами лошади везли экипажи. Некоторые повозки, груженные разнообразным товаром, принадлежали торговцам и направлялись к главной площади, другие, богато и броско украшенные, определенно являлись собственностью местной знати. Второй по величине в королевстве, а также по численности населения, город медленно просыпался, наполняясь разноголосыми звуками – цокотом копыт по мостовой, выкриками приветствий между знакомыми, руганью споткнувшегося на ровном месте и едва не упавшего мужичка с тяжелой сумкой на плечах, веселым смехом компании студентов и прочим людским гомоном.

– Я сначала не могла понять, зачем делать из сегодняшнего занятия представление и собирать студентов всех трех групп, – тараторила подруга на ходу, – но потом, когда услышала рассказы ребят с седьмого курса, кое-что поняла. Представляешь, в прошлом году один студент захотел выделиться и первым среди однокурсников призвал арэйна. Для этого он воспользовался действующим заклинанием! А в качестве оправдания заявил, что подобного ведь точно никто не ожидал, и, выходит, задание он выполнил.

– У него действительно получилось? – заинтересовалась я.

– Ну… арэйн откликнулся. Правда, как оказалось, не зря нам даже через месяц не разрешают на практике применять действующие заклинания. Арэйн вышел из-под контроля, даже не подумав подчиниться этому выскочке, видимо, парень что-то все-таки напутал. Так вот, арэйн был огненным и чуть не сжег всю аудиторию! Только благодаря хорошей реакции преподавателей его утихомирили до того момента, как кто-нибудь из студентов серьезно пострадал. Но, говорят, было весело!

– Потому я и оделась сегодня в бриджи, чтобы удобней было уклоняться от струй огня, осколков льда или ударов молний.

– Да-а, – озадаченно протянула Эйни. – А я как-то не подумала, в юбке убегать от арэйнов не очень удобно. Вдруг что-то пойдет не так?

– Сомневаюсь. У тебя заклинание действующее?

– Нет.

– Вот и отлично!

– Слушай, а ты уже придумала, как будешь день рождения отмечать? – ловко переключилась девушка на другую тему, желая, видимо, успеть обсудить как можно больше всего интересного, тем более что впереди показались высокие стены здания высшей школы. – Все-таки восемнадцать лет – знаменательная дата!

– Если удастся договориться с Нитой и она подменит меня на работе, то, пожалуй, можно будет после пар зайти в кафешку и немного посидеть. Или выехать за город, туда, где мы отмечали окончание пятого курса. – Озвучив свои пока еще не ясные планы, задумчиво добавила: – Хотя… если на следующий день пообещают очередную контрольную, то лучше все-таки отпраздновать в кафе.

С другой стороны, на кафе придется основательно потратиться, чтобы угостить всех приглашенных, а это будет недешево, особенно если они вдруг начнут выбирать изысканные десерты. Подошли к концу последние сбережения, оставшиеся с тех прекрасных времен, когда родители давали мне деньги, ни в чем не отказывая. Всего месяц прошел, а накопленные деньги уже заканчиваются! Но исполнение восемнадцати лет и вместе с тем приход совершеннолетия, наверное, стоит того?

– Мы так давно все вместе не собирались, именно в твоей компании, – вздохнула подруга, однако, не успев загрустить, сразу оживилась: – Поэтому будет замечательно отпраздновать в любом месте, какое бы ты ни выбрала!

Жилые дома, мастерские, рестораны, магазинчики и прочие аккуратные красочные строения, ухоженный вид которых соответствовал высокому статусу одной из основных улиц города, наконец расступились, открывая взору прославленные стены Высшей школы магии явлений и арэйнологии. Если столица издавна славилась королевским дворцом, то наш город – наличием самого лучшего учебного заведения магии.

Мощное, основательное четырехэтажное здание простой прямоугольной формы из оранжевого камня, чуть отливающего на солнце искристыми вкраплениями ситрита, располагается прямо в центре опоясанного декоративным кованым заборчиком двора. Узорчатая калитка в приглашающем жесте распахнута. Мощенная гладкими плитами дорожка уверенно струится внутрь, к самому подножию нескольких широких ступеней, завершающихся небольшим портиком с четырьмя колоннами. Парадный вход в главное здание потрясает своим торжественным величием, что удивительно сочетается с исходящими от него ощущениями надежности и нерушимости. Настоящая крепость знаний, полностью отведенная под учебные аудитории для первых пяти курсов, где студенты без опаски могут применять любые заклинания, не опасаясь ничего разрушить.

С левого боку, расположенное перпендикулярно к главному корпусу, прилегает здание общежития. Более скромное, без вкраплений ситрита, оранжевое, но не менее надежное строение с пятью этажами. Как и центральное, отведено исключительно для учеников первых пяти курсов. Нам же нужно другое – то, что находится справа от главного корпуса, где мы, шестикурсники, те немногочисленные избранные, поступившие на факультет арэйнологии, начали учиться с началом этой осени. Высокая башня, впечатляющая величиной своего диаметра, раскрашена в три цвета. У самого основания – красный, примерно с середины начинается светло-голубой, и заканчивается все несколькими этажами фиолетового. Как нетрудно догадаться, каждый цвет символизирует одну из трех стихий. В башне находятся и учебные аудитории, и комнаты общежития. Их много не требуется, ведь эвисов, к сожалению, с каждым годом становится все меньше. На нашем курсе, к примеру, насчитывается тридцать шесть студентов.

Огненных больше всего – пятнадцать человек. Тех, кто способен подчинить арэйнов Льда, – тринадцать, а Молний совсем мало – только восемь. По тому же «стихийному» принципу факультет делится на три кафедры, в каждой из которых по две группы – шестой курс и седьмой. Да, нас не слишком много, но именно поэтому, без лишней скромности, мы – элита.

Первая пара, в этот раз единая для всего шестого курса, в честь столь знаменательного события состоится примерно посередине башни, в аудитории ледяной кафедры. Просторный зал с высоким потолком и множеством кольцевых рядов стульев, ступенчато расположенных на разных уровнях и, как в амфитеатре, с наклоном уходящих вверх, встретил нас шумным гомоном. Небольшая компания из голубоволосых ребят приветственно махнула Эйни, подзывая сесть рядом. Подруга улыбнулась и помахала в ответ, тем временем обращаясь ко мне:

– Пойдем вместе? Все равно сегодня не важно разделение по группам.

– Пойдем, – легко согласилась я, оглядывая аудиторию. В отличие от Эйни, меня мои одногруппники присоединиться к своей компании не звали и даже не заметили моего появления. Как-то не сдружились мы с ними из-за постоянных отказов с моей стороны, когда кто-то предлагал пойти куда-нибудь в конце дня погулять.

Вскоре после того, как мы с подругой устроились на свободных местах, в аудиторию вошел магистр Истиан в сопровождении еще двух преподавателей. Один из них был мне неизвестен – преподавал, наверное, на кафедре Молний нечто специализированное, зато второй, если я правильно помнила, вел практические занятия по установлению контроля над арэйнами. Говорят, хороший психолог, а без знания психологии вряд ли возможно наладить отношения с подчиненным арэйном, ведь простого подчинения для продуктивного сотрудничества чаще всего бывает недостаточно.

– Смотрите-ка, сколько магистров собралось. Никак на веселый спектакль слетелись! – ехидно заметила девушка с нежными жемчужно-голубыми волосами, сидевшая справа от Эйни.

– Как стервятники на трупы, – с ухмылкой добавил ее сосед. Его пушистая, взъерошенная шевелюра насыщенно-яркого цвета даже по меркам ледяных эвисов выглядела необычно и оттого во всей группе выделялась своей экзотичностью.

Истиан, не желая больше оттягивать, быстрым уверенным шагом взошел на трибуну, расположенную в центре аудитории, и громко в наступившей с появлением преподавателей тишине объявил о начале пары. Магистры, его сопровождающие, заняли места на первом ряду, почти полностью свободном от студентов, то ли по привычке, выработанной за годы учебы в стремлении оказаться как можно дальше от суровых преподавателей, то ли из соображений безопасности, после рассказов старшекурсников показавшихся не такими уж бессмысленными. Шум и разговоры стихли, зал погрузился в напряженное молчание, изредка, как стрелой, разрываемое вызовом на трибуну очередного студента для демонстрации приготовленного им заклинания.

Все началось довольно скучно. Откинувшись на жесткую спинку сиденья и расслабившись, насколько это возможно во время подобия практического занятия, я принялась наблюдать за выступлениями, не способными поразить даже меня, не говоря уже о преподавателях. Чаще всего выступления срывались в самом начале. Истиан бесцеремонно останавливал студентов и, с присущей ему снисходительной улыбкой заявляя, что знает это неинтересное, банальное заклинание, со скучающим видом отправлял их назад на свои места. Лишь одному счастливчику удалось продержаться дольше, и то лишь благодаря тому, что его заклинание действовало, однако пренебрегало таким важным правилом, как наложение уз подчинения, призванных обезопасить эвиса от гнева потревоженного арэйна. Сообразив, к чему все идет, Истиан таки дотянул до последнего, по причине, известной ему одному, и только перед совершением непоправимой ошибки заставил парня остановиться, строго потребовав, чтобы тот явился к нему в кабинет по окончании пары. Наверное, собирался провести воспитательную беседу.

Интересно, парень просто не понял, чем ему грозило использование заклинания, или настолько хотел выделиться, что предпочел рискнуть своей жизнью? Из размышлений меня выдернул чувствительный тычок под ребра:

– Тебя вызвали, Инира, – прошипела Эйни, с невинной улыбкой отвечая на устремленный к нам нетерпеливый взгляд преподавателя.

– Спасибо, иду! – воскликнула я, торопливо вскакивая со стула.

Поднимаясь на трибуну, открытую любопытным взорам всех присутствующих, я чувствовала, как разгорается внутри волнение. Никогда не любила публичных выступлений. Даже осознание того, что все необходимые действия и слова заклинания прекрасно запомнились, не помогало успокоиться. А вдруг из-за глупых переживаний сделаю что-то не так? С другой стороны, заклинание все равно не работает и, если оно достаточно редкое, то, вероятно, никто не заметит моего промаха.

Взяв с подставки белый мелок, я быстро набросала на гладком полу изображение странных линий, похожих на две руки, тонкими нитями сплетенные вместе. На их фоне расположился треугольник, в моем воображении ассоциировавшийся с крылом, и вкупе с несколькими неопознанными знаками все это было заключено в неровный овал, по форме больше похожий на каплю.

– Заклинание называется «Avenus». Как мы видим, символы не походят на обычную или даже необычную «клетку», – пояснила я, когда рисунок был закончен, а мел возвращен обратно на подставку.

Истиан задумчиво хмыкнул в кулак, ничем больше не проявив заинтересованности, однако мне хватило и этого маленького знака. Вдохновившись мелькнувшим в глазах преподавателя одобрением, я набрала в грудь побольше воздуха и принялась по памяти произносить заклинание.

Мы не изучали древний язык арэйнов, в настоящее время не используемый даже ими самими, а потому и преподаватели не знали его полностью, но определенные слова за время ознакомления с различными заклинаниями постепенно становились интуитивно понятными. Некоторые были знакомы и мне – этого оказалось достаточно, чтобы понять, что заклинание в действительности обращалось к силе стихии, сквозь нее дотягиваясь до арэйна. Далее шло установление связи, после чего по ней отправлялся сам зов, только в обход установленных правил был он не приказом, а просьбой. Арэйны не откликаются на просьбы, но даже если бы откликались, именно данное заклинание, создавая тонкую нить связи, однако не дергая за нее, не способно пронести арэйна сквозь пространство и помочь ему войти в наш мир. Преподаватели это поняли, а потому позволили завершить представление, в коем-то веке отличное от невозможно-скучных предыдущих выступлений.

Никогда раньше не доводилось мне призывать арэйна, не знала я, какими должны быть ощущения, однако все же заметила в происходящем нечто странное.

Вступая в резонанс со словами заклинания, стихия колебалась вокруг, дрожала, бурлила, звенела. Разве не внутрь себя мы должны обращаться? Разве не из глубины души должен подниматься огонь, с помощью слов заклинания проливаясь в пространство верной дорогой? И, в конце концов, разве огонь должен быть таким ярко-синим с вкраплениями белых искр?!

Как снежный ком, ощущения нарастали во мне, бушуя пред внутренним взором невероятным водоворотом магии. В действительности же, видимой остальным, начертанный на полу белым мелом узор наливался синим свечением. Заподозрив что-то неладное, магистр Истиан вскинул руку и резким броском, вместе с коротким словом, сорвавшимся с губ, запустил в меня разрушением чар.

По всем правилам заклинание, неверно построенное еще составителем, не произнесенное до конца исполнителем и, к тому же, прерванное куда более опытным магом, нежели я сама, не должно было сработать. Но оно сработало. И тот, кто явился на зов, совершенно точно не был огненным арэйном.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я