Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века (Ю. И. Белоногова, 2010)

Настоящая книга посвящена истории русского сельского духовенства в начале ХХ века. Исследование написано на основе многочисленных архивных документов, периодических изданий начала ХХ века и опубликованных источников. Дается описание жизни и быта духовенства, его материального обеспечения, его духовно-нравственного состояния. Показаны взаимоотношения духовенства и крестьян, их восприятие своего положения, священнического служения, отношения к храму и вере. Для всех интересующихся русской историей.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века (Ю. И. Белоногова, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Научный редактор и рецензент

канд. ист. н., доцент свящ. Андрей Постернак

Введение

Приходское духовенство в России на протяжении столетий было наиболее близким к крестьянству сословием, связанным с ним самим своим происхождением, общностью быта, религиозными традициями. Православие являлось нравственной опорой трона: государство нуждалось в поддержке и помощи духовенства, единственного образованного сословия, связанного с народом и обязанного на приходах являть пример высокой нравственной жизни. Кроме того, священнослужители стремились оказывать крестьянам деятельную помощь: создавали приюты, общества трезвости, просвещения, помощи бедным, преподавали, открывали в деревнях школы. Именно благодаря значительному влиянию белого духовенства практически на все стороны жизни русского народа его судьба является важной частью истории Церкви и государства. Деятельность приходского духовенства, находившегося в самом тесном и живом общении с народом, составляла живой нерв народной жизни, и неудивительно, что многие любимые народом пастыри начала ХХ века были позднее прославлены в лике новомучеников.

Изучение многовековой истории русского крестьянства свидетельствует о его неразрывной связи с Православием. Однако, по мнению ряда исследователей, именно его позиция – как позиция основной массы населения страны в начале XX в. – стала одним из важнейших факторов победы революции в России. Изучение духовного состояния крестьянства, а также связи его религиозности с социальными факторами может в какой-то мере раскрыть предпосылки трагедии русской деревни и Православной Церкви в 1920-30-е гг., объяснить кажущиеся противоречия в религиозных убеждениях народа.

Общеизвестно, что на рубеже веков приходское духовенство выполняло помимо собственно религиозных еще и важные государственные функции. В соответствии с законом приходские священники вели метрические книги, записи брачных обысков, регистрировали факты смерти, выдавали метрические свидетельства[1]. Можно сказать, через приходское духовенство верховная власть общалась с подданными: в церквах после праздничных богослужений священнослужители были обязаны оглашать официальные документы, например царские указы и манифесты. На основании близости священнослужителей и прихожан с начала XVIII в. был законодательно установлен порядок предупреждения и пресечения возможных волнений и заговоров при непосредственном участии духовенства. Клирикам предписывалось с помощью увещеваний пресекать волнения крестьян, а в случае их начала прилагать максимум усилий для прекращения беспорядков[2]. Естественно, в таких условиях перед правительством вставал довольно остро вопрос обеспечения духовенства, выполняющего функции государственных чиновников. Государство пыталось его решить в период «великих реформ» 1860-70 гг., однако поиск средств на улучшение материального положения причтов проводился в крайне неблагоприятных условиях. Казна, опустошенная Крымской войной 1853–1856 гг. и экономическим кризисом, не могла обеспечить проведение такого рода реформы[3], и решение вопроса о материальном обеспечении приходского духовенства долгое время – фактически десятилетиями – откладывалось.

В начале XX в., несмотря на то что отдельные представители русской литературы, философии, искусства обращались к Церкви, основная масса русской интеллигенции оставалась настроенной политически радикально и зачастую антицерковно. Антиклерикализм проникает и в народную среду, – естественно, что политизация народа сопровождалась его расцерковлением. С другой стороны, приходское служение священников и их взаимоотношения с сельским обществом не предоставляли им возможности активно заниматься воспитанием своих прихожан, и, как следствие, крестьяне постепенно начали прислушиваться к выступлениям различных пропагандистов с леворадикальными политическими и антихристианскими идеями. Для противостояния новой тенденции Церкви было необходимо обновить приходскую жизнь и усилить пастырскую работу священнослужителей. Но, по мнению современников, этому препятствовало отсутствие как прав юридического лица у прихода, так и прав собственности; связанность по рукам и ногам бюрократическими ограничениями, которые не позволяли на уровне прихода решать многие вопросы не только церковно-просветительского, но и социального характера. На епархиальном уровне также многое контролировалось не только консисторской, но и светской бюрократией.

Правительство, сознавая, что при существующем положении материального обеспечения духовенства пастыри плохо справляются со своими обязанностями относительно вверенных им душ пасомых, неоднократно пыталось решать этот вопрос. Можно было перевести духовенство на государственное жалованье, однако материальное положение самого государства не позволяло этого сделать из-за отсутствия необходимых денежных средств. Тем не менее, хотя и с большими сложностями, духовенство постепенно переводилось на государственное обеспечение – к началу ХХ в. доля приходов, получавших государственные дотации, была крайне незначительной, а доля казенных денег в структуре доходов приходских священников составляла лишь малую часть.

В свою очередь Московская губерния являлась одним из экономически развитых регионов России, поэтому для нее был характерен быстрый рост численности рабочего класса: крестьяне-отходники и рабочие, не порывавшие связи с деревней, оказали большое воздействие на изменение массового сознания сельских жителей, перенося в деревню новые формы поведения и общения, коренным образом отличавшиеся от традиционных крестьянских. Рабочие являлись в глазах крестьян носителями передового сознания, кормильцами своих семейств, поэтому имели большой авторитет, к их словам прислушивались, для деревенской молодежи их поведение было образцом для подражания.

Изучение вопроса о материальном положении приходского духовенства начинается уже с эпохи «великих реформ», когда в 1860-х гг. стали появляться публикации, посвященные данной проблеме. Классическими трудами этого времени по истории духовного сословия в России являются две монографии профессора Казанской духовной академии П.В. Знаменского – «Приходское духовенство на Руси» и «Приходское духовенство в России со времен реформ Петра»[4]. Данные работы и доселе остаются наиболее солидным, полным, объективным и систематическим обозрением истории приходского духовенства за период XII–XIX вв. Такие проблемы, как материальное обеспечение священства, основные источники его дохода, положение клирика в приходе, назначение на место, взаимоотношения с землевладельцем были важны и в допетровский период. Эти вопросы освещены книге П.С. Стефановича «Приход и приходское духовенство в России в XVI–XVII веках»[5].

Многие проблемы, волновавшие представителей церковных кругов в начале XX в., активно обсуждались в правление императора Александра II в связи с преобразованиями, затронувшими все области жизни. О церковных реформах 60-х гг. XIX в. повествует богатая фактами монография С.В. Римского «Российская Церковь в эпоху реформ»[6]. Теме реформы прихода в XIX в. был посвящен доклад А.В. Прокофьева, представленный на ежегодной богословской конференции ПСТБИ 1999 г.[7]

Вопросам церковной истории начала XX в. посвящена работа И.К. Смолича «Предсоборное Присутствие 1906 г. К предыстории Московского Поместного Собора 1917/1918 гг.»[8]. Наиболее фундаментальным трудом по истории всего синодального периода является работа И.К. Смолича «История Русской православной церкви (1700–1917)»[9]. Автор впервые проанализировал всю систему церковного устройства в Синодальный период, однако не имел доступа к российским архивам, поэтому анализ приводимых фактов представляется неполным. Нельзя безоговорочно согласиться с суждением И.К. Смолича о том, что Церковь располагала достаточными финансовыми средствами на проведение всех реформ, но не была способна использовать их рационально. Автор считает, что суммы, потраченные в форме пожертвований на деятельность храмов, были «огромными». Ошибочно его суждение о том, что иерархи Церкви не высказывали «никаких реформаторских устремлений»[10].

Фундаментальным исследованием по истории Церкви в начале XX в. является работа прот. Владимира Рожкова «Церковные вопросы в Государственной Думе»[11], впервые опубликованная в Риме Понтификальным Восточным институтом в 1975 г. (за нее автор был удостоен степени доктора канонического права). Проблемы, стоявшие перед Церковью в начале XX в., были столь значительны, что активно обсуждались не только на местном уровне, но и в столице. Среди актуальных для духовенства того времени вопросов, рассмотренных прот. В. Рожковым, были обсуждение Думой финансового состояния Церкви и вопрос о реформе церковного прихода. Прот. Владимир на примере обсуждения вопроса материального обеспечения духовенства показывает разногласия в восприятии этой проблемы различными слоями населения. Интересно, что за ограничение финансовой помощи клирикам выступали крестьянские депутаты – само же рассмотрение церковных вопросов в Государственной Думе позволяет увидеть один из аспектов глубоких расхождений между Церковью и обществом уже не на местном, а общегосударственном уровне.

Если до Поместного Собора 1917–1918 гг. вопрос о приходе был жизненно важным, то в связи с внутриполитическими событиями, обернувшимися трагедией для Русской Церкви, приходская тема закрывается на долгие годы. Исследования советского периода могли касаться темы православного прихода, но только в свете интереса к строю общественному, а не церковному, и рассматривали вопрос о духовенстве и религиозности крестьянства с точки зрения культуры и быта русской деревни. Впрочем, уже в 1990-е гг. рядом авторов (О. Баранова, О. Буховец, Н. Миненко и др.) были опубликованы работы, в которых рассматривалось положение крестьянства различных регионов Российской империи начала века, его экономическое положение, нравственное состояние, культура и быт[12]. В конце ХХ в. историки стремятся переосмыслить исторический опыт России уже почти вековой давности, поэтому часто возвращаются к событиям начала минувшего столетия. Самым глобальным событием церковной истории начала XX в. был готовившийся продолжительное время Поместный Собор. Именно он, по замыслу современников, должен был решить все вопросы, тревожившие Церковь, в том числе вопросы высшего церковного управления, суда, равно как и материального положения духовенства, его образования, статуса в обществе, положения прихода и путей его возрождения.

В недавнее время, в конце ХХ – начале ХХI в., появились обобщающие исследования по истории Русской Церкви XIX – начала XX в. Прежде всего следует отметить монографию С.Л. Фирсова, в которой освещается период, непосредственно предшествовавший революции 1917 г., и подготовка Поместного Собора 1917–1918 гг.[13]Анализу деятельности Предсоборного присутствия посвящено исследование иерея Георгия Ореханова «На пути к Собору. Церковные реформы и первая русская революция»[14]. Работа Е.В. Беляковой «Церковный суд и проблемы церковной жизни»[15] рассматривает церковно-правовые вопросы на Поместном Соборе 1917–1918 гг. Проблеме отношений между духовенством и мирянами русской деревни посвящена работа А.Н. Розова «Священник в духовной жизни русской деревни»[16]. Основное внимание автор уделяет взаимоотношению духовенства и помещиков, приводит обзор православных обрядов, указывает на специфику их совершения в деревне XIX в., анализирует влияние пастыря на деревенскую культуру.

В последние годы стали появляться работы по изучению менталитета и мировоззрения русского народа в начале XX в. Например, О.С. Поршнева анализирует перемены, произошедшие в сознании народа в связи с изменениями условий жизни, в частности насколько Первая мировая война повлияла на ценностные и поведенческие установки крестьянства[17].

Определенный интерес представляют современные исследования по этнической психологии и менталитету русского народа. В них разбираются условия формирования, содержание и специфика различных форм и проявлений традиционного сознания[18]. Сборники «Православная жизнь русских крестьян XIX–XX веков. Итоги этнографических исследований» и «Православная вера и традиции благочестия у русских в XVIII–XX веках. Этнографические исследования и материалы»[19] объединены единой задачей – показать влияние Православия на жизнь и быт крестьянства. В них содержится богатый материал по многим регионам России о крестьянах, их отношении к храму и кругу церковных богослужений и праздников. Авторы стремятся доказать, что Православие освящает все стороны жизни русского человека; анализируют отношение крестьян к духовенству; реконструируют моральный облик человека, жившего в деревне, но не делают различия между верой и обрядом, не стремятся объяснить, почему же народ-«богомолец» так легко отрекся от Бога. Для авторов принципиально важно понять, как вера связана с образом жизни, как она мотивирует повседневное поведение, организует бытовую культуру личности[20].

Источниковый материал о приходском духовенстве в России в начале XX в. необъятен – это и документы Святейшего Синода, епархиальных Духовных Консисторий, хранящиеся в расположенных по всей России архивах, и материалы столичной и провинциальной периодической печати. Одним из главных источников по данной теме можно назвать материалы официального делопроизводства Московской Духовной Консистории (далее – МДК), хранящиеся в архиве Московской Духовной Консистории, теперь в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ. Ф. 203). В советское время, в 1928–1936, 1951, 1953 и 1957 гг., была произведена экспертиза ценности и обработка документов фонда МДК: часть их была выделена в макулатуру и уничтожена. Несмотря на это, консисторский фонд остается крупнейшим документальным комплексом по исследованию всех сторон церковной жизни Москвы XVIII–XX вв. Важнейшей его частью являются дела храмов Московской губернии и делопроизводство духовных правлений, подведомственных Московской консистории и осуществлявших непосредственное административное руководство церковной жизнью в уездах. Эти органы церковного управления и суда существовали в начале XX в. в 13 уездах Московской губернии.

В фонде МДК содержатся следующие материалы, важные для исследования заявленной проблемы.

1. Документы Св. Синода: указы Синода и МДК, протоколы и журналы заседаний, отчеты.

2. Документы епархиального управления: донесения духовных правлений, настоятелей монастырей, благочинных, настоятелей крупных храмов, переписка о состоянии церквей, монастырей и архиерейского дома; пожалования церквам и монастырям дворцовых земель и построек, о разрешении на постройку, надстройку, ремонт, освящение храмов и часовен, выдача разрешений на устройство домовых церквей.

3. Документы, касающиеся жизни приходского духовенства: о возведении в сан, монашеских постригах, увольнении за штат, переводе на новое место, а также многочисленные прошения клириков о материальной помощи. Большим блоком изученных материалов, впервые вводимых в научный оборот, являются расследования, заводимые на приходских священников по прошениям прихожан: они отражают характер бытовых отношений между клиром и крестьянством, показывают способы решения конфликтов.

4. Статистические отчеты по отдельным храмам, благочиниям и епархии в целом: отчеты о состоянии Московской епархии, ведомости о церквах, белом духовенстве и лицах православного вероисповедания, клировые ведомости по отдельным храмам и благочиниям Московской епархии. К сожалению, клировые ведомости и послужные списки священнослужителей в архиве отражают жизнь духовенства очень немногих сельских церквей Московской губернии.

Указы по Ведомству Православного исповедания помещены в хронологическом порядке в «Полном собрании законов Российской Империи». В «Своде законов Российской Империи» законы и указы, касающиеся церковной жизни, помещены в 1-м томе; в 3-м томе рассмотрены вопросы о наградах, окладах и пенсиях духовенству; в 4-м томе приведен «устав о повинностях», отдельные статьи которого относятся к духовенству; в 9-м томе изложены законы о сословных правах духовенства; в 13-м – законы о епархиальных попечительствах о бедных духовного звания; в 16-м – о судопроизводстве по делам о преступлениях против Церкви и по гражданским делам церковных учреждений.

Для характеристики официальной деятельности Церкви было использовано ежегодное издание – «Всеподданнейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания»[21], в котором собрана епархиальная статистика по рождаемости, смертности, заключенных браках и общей численности православного населения, количеству храмов и часовен, подводятся итоги общественной деятельности Церкви, обрисовывается нравственное состояние страны, формулируются основные проблемы, стоящие перед Церковью, публикуются сведения о деятельности и положении учебных заведений Православной Церкви, приводятся данные о состоявшихся канонизациях новых святых.

Опубликованными источниками по истории Церкви данного периода являются «Отчеты епархиальных архиереев по вопросу церковной реформы»[22], которые содержат оценки и суждения составителей. Тревога церковных иерархов и священнослужителей, вызванная положением народной религиозности в рассматриваемый период, определяла общий настрой представителей клира.

В архиерейских отчетах не скрывались негативные тенденции церковной жизни, намечались пути ее преобразования, поскольку русскому епископату, как правило, были известны нужды простых священников. К началу 1905 г. в Русской Православной Церкви было 66 епархиальных епископов, а вместе с викариями – 109. Из них 40 человек (36 %) ранее служили приходскими священниками, впоследствии овдовели и приняли монашеский постриг. Из членов Синода 40 % (11 из 25) были хиротонисаны из вдовых священников. Можно сравнить эти данные с аналогичными за 1897 г.: из 108 архиереев – епархиальных или находившихся на покое – 78 лиц (71 %) состояли ранее в браке, то есть приняли монашество овдовев и были ранее либо приходскими священниками, либо наставниками духовных учебных заведений[23]. Представители высшего духовенства со знанием дела могли писать в «Отзывах» о проблемах Русской Церкви. Эти материалы богаты и интересны глубокими замечаниями именно о епархиальной и приходской жизни. Иерархи пишут о нуждах духовенства, предлагают различные способы улучшения его материального положения, укрепления авторитета пастыря, создания жизнеспособного прихода. Отчеты епархиальных архиереев о настроениях, состоянии религиозности, нравственности народа являются весьма авторитетным источником для анализа восприятия духовенством сложившихся в начале XX в. взаимоотношений прихода и пастырей.

Немаловажным источником служат стенографические отчеты заседаний III и IV Государственных Дум[24], обсуждавших вопрос утверждения сметы расходов Св. Синода, вопрос увеличения кредитования на церковные нужды, в частности на жалованье для священнослужителей. Стенографические отчеты выявляют глубокое расхождение во взглядах на положение Церкви и духовенства между самим духовенством и прогрессивно-либеральной общественностью.

Следующую группу источников представляют воспоминания и дневники современников. Дневники архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого) являются одним из ярких источников по характеристике деятельности Предсоборного присутствия. Дневники хранятся в Государственном архиве Российской Федерации (Ф. 550. Оп. 1. Д. 507–520) и представляют собой 14 тетрадей объемом около 2000 печатных страниц, охватывающих период с 1880 по ноябрь 1916 г.[25] В настоящее время часть дневника, за 1800–1901 гг., опубликована Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом[26]. Владыка рассказывает не только о жизни высшего общества и иерархов Церкви, но и делает заметки о приходской жизни, впечатлениях от посещенных им храмов, воссоздает атмосферу учебных заведений, в которых воспитывалось духовенство.

К мемуарным источникам относятся воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского) «Из моего прошлого», впервые опубликованные в 1940-х гг. в издательстве YMCA-Press[27]. Митр. Евлогий придерживался правых взглядов, был монархистом, дважды избирался в Государственную Думу, свои воспоминания о данном периоде спустя много лет после описываемых событий надиктовывал уже за границей. В мемуарах он старался быть предельно аккуратным в оценках лиц и событий минувшего, избегал крайних характеристик. Владыка особенно подробно освещает взаимоотношения Государственной Думы и Русской Православной Церкви, дает яркое представление о состоянии духовных учебных заведений, выпускники которых в дальнейшем становились пастырями.

Ценным источником являются воспоминания митр. Вениамина (Федченкова) «На рубеже двух эпох», впервые изданные лишь в 1994 г.[28], а до этого хранившиеся в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре, где митрополит проживал с 1958 г. Поскольку по своему происхождению владыка был выходцем из крестьян, неудивительно, что он ярко описывает отношение крестьян к духовенству во времена своего детства, их представления об обязанностях и достатке священнослужителей. Митр. Вениамин часть жизни провел за границей, но вернулся в СССР и против советского правительства открыто не выступал: в своем труде он стремится понять и объяснить большевистский переворот, ищет причины революции в ситуации, сложившейся к началу ХХ в. Воспоминания служат материалом для освещения проблемы восприятия клиром взаимоотношений духовенства и крестьянства и по отношению крестьян к священнослужителям в целом, они являют собой психологические зарисовки эпохи, в которых автору удалось рельефно воссоздать атмосферу своего времени. Перу митр. Вениамина принадлежит еще одна книга – «Божьи люди. Мои духовные встречи»[29] – с портретной галереей современных ему подвижников.

К немаловажным источникам данного периода относятся статьи и очерки современных публицистов и церковных деятелей по церковным вопросам, материальному обеспечению духовенства, деятельности по возрождению прихода. Авторы пытаются найти выход из сложившейся ситуации, анализируют проблемы. В частности, к источникам, характеризующим жизнь сельского духовенства, относится цикл рассказов, опубликованных в «Московских церковных ведомостях» за 1905–1907 гг. под заголовком «Из воспоминаний сельского священника». В каком-то смысле они были призваны сформировать у читателя начала XX в. представление о современном ему священнике, его жизни и быте. В литературной форме в них изложены основные, наиболее характерные события жизни сельского пастыря: приезд архиерея, написание отчетов, крестные ходы, служба в праздники, занятие хозяйством, требоисполнение, повествуется о крестьянском быте, отношении прихожан к храму, священнику; описывается бедность крестьян, то есть ярко изображена картина жизни деревни начала прошлого века[30].

По изучаемой проблеме важны публикации в «Новом времени» известного религиозного мыслителя В.В. Розанова[31], который в яркой форме рассказывает о процессах нравственного разложения деревни, пьянстве, грубости нравов. Кроме того, все его работы наполнены желчной критикой христианства и исторического православия, что вполне отражало настроения большей части российской интеллигенции начала XX в.

В период, предшествующий Поместному Собору, количество публикаций, посвященных проблемам прихода и духовенства, значительно возрастает. Каждое епархиальное издание, не говоря о столичной церковной и светской прессе, помещало на своих страницах статьи о возрождении приходской жизни. Многие из церковных периодических изданий имели постоянные рубрики, посвященные приходу, в которых публиковались как официальные документы, так и богословско-исторические работы, касавшиеся приходского вопроса. Гигантского труда потребовало бы одно только составление каталога публикаций о приходе в период с начала XX в. по 1918 г. В этом плане необходимо назвать работы А.А. Папкова (1868–1920) по истории древнерусского прихода и по вопросу о возрождении прихода в современной автору России. Его работы «Древнерусский приход»[32], «Упадок православного прихода»[33] – серьезные опыты оценки приходского вопроса современниками. Автор подробно излагает историю формирования приходской жизни на Руси, называет причины ее упадка, сравнивает современное ему состояние прихода с историческими свидетельствами. Проблеме реформы прихода посвящены работы Папкова «Начало возрождения церковно-приходской жизни в России»[34], «Необходимость обновления православного церковно-приходского строя»[35]. Ссылаясь на Священное Писание, используя исторический и канонический материал, автор предлагает свое видение проблемы возрождения приходской жизни в России. Труды Папкова оказали большое влияние на рассмотрение приходского вопроса, – по сути, они активизировали работу как тех, кто в дальнейшем поддержал его идеи, так и тех, кто не согласился с ним, но представил обществу свое решение приходской проблемы. Стала известной и фактически общепринятой формула А.А. Папкова, определявшая приход как «в составе клира и мирян особую церковную, в зависимости от епископа, общину, с правами юридического лица»[36].

К сторонникам А.А. Папкова относился профессор церковного права МДА Н.А. Заозерский (1851–1919) – активный участник дискуссии вокруг приходского вопроса. В его работах[37] даны глубокие церковно-канонические комментарии по вопросу о православном приходе. Н.А. Заозерский анализирует деятельность Предсоборного присутствия и, в частности, дискуссию об определении прихода[38]. Другим единомышленником Папкова стал известный церковно-общественный деятель Н.Д. Кузнецов (1863 – ок. 1936) – автор нескольких работ, касавшихся преобразований в Российской Церкви[39]. В своем докладе IV отделу Предсоборного присутствия по вопросу о приходе[40] он дал характеристику церковных преобразований в России и очертил перспективу возрождения самостоятельного прихода[41].

В свою очередь оппонентом А.А. Папкова выступил профессор канонического права Казанской духовной академии И.С. Бердников (1839–1915)[42], основной целью его деятельности в отношении приходского вопроса явилась критика «обновителей прихода», изложенная в ряде печатных работ[43]. Он считал, что кардинально изменять сущность любого общественного института можно только после того, как данный институт станет неэффективным. Признавая кризис прихода, Бердников считал его невсеобщим и выступал лишь за оживление церковно-общественной жизни исключительно внутриприходскими методами (активизация пастырской деятельности, улучшение работы братств и др.). В частности, он предлагал «начать оживление пастырства… без предварительной ломки внешних порядков церковной жизни»[44] с обновления прихода снизу, путем практических малых дел, считая, что «обобщение деятельности, организация придет после как плод практики»[45]. Сторонником Бердникова был известный религиозный публицист Л.А. Тихомиров (1852–1923). В докладе перед Приходской комиссией Русского монархического собрания, изданном как отдельная брошюра «Современное положение приходского вопроса»[46], автор анализирует деятельность Предсоборного присутствия, «протестантские» тенденции в работе отдела о приходе, членом которого Тихомиров состоял во время второй сессии заседаний Присутствия. Здесь же автор анализирует определения прихода, рассматривавшиеся Присутствием. Л.А. Тихомиров разделяет точку зрения Бердникова и профессора Новороссийского университета, духовного писателя А.И. Алмазова на приход как «церковное установление»[47]. К числу сторонников Бердникова принадлежал и будущий священномученик митр. Серафим (Чичагов) (1856–1937) – автор работы «О возрождении приходской жизни»[48], составленной специально для духовенства Тверской епархии в бытность его тверским архиереем (1914–1917) с целью дать архипастырское руководство в деле восстановления полноценной жизни прихода. Кроме того, владыка составил свой проект приходского устава, также вошедший в названную работу. Следует заметить, что, хотя основной его деятельностью было практическое архипастырское служение, отчет владыки о деятельности приходских советов в Орловской епархии за 1906 г.[49] явился интересным документом по истории приходского вопроса. Интерес представляют письма митр. Серафима, в которых он делится с адресатами трудностями, стоящими на пути приходского возрождения[50].

Одним из видов источников для работы над темой стали материалы столичных изданий периодической печати, издававшиеся на территории России в начале ХХ в. Оперативность и непосредственный характер реагирования на происходящие события, наличие обратной связи с читателями, публикация информации с мест, материалы по злободневным социальным проблемам, хроника местной жизни делают периодическую печать важнейшим источником изучения общественных настроений, взглядов, массового сознания различных слоев населения. Необходимо учитывать специфику воздействия периодической печати на психологию и общественное настроение людей, поскольку в то время периодическая печать была практически единственным средством массовой информации, формировавшим у читающей публики представления и взгляды на основные общественные проблемы. В частности, газета «Церковные ведомости» (официальный орган Святейшего Синода) являлась еженедельным изданием с «Прибавлениями», издававшимся в 1888–1918 гг. В его основной части публиковались высочайшие повеления, определения Св. Синода, а в «Прибавлениях» – статьи на актуальные церковные темы: о церковно-религиозной жизни в России, проблемах народного досуга, освещалась просветительская деятельность духовенства различных епархий. При Санкт-Петербургской духовной академии печатался «Церковный вестник», бывший до 1888 года официальным органом Святейшего Синода. Редакторами его в 1903–1914 гг. были профессора и доценты духовных академий: проф. А.П. Рождественский, проф. Д.П. Миртов, доц. Б.В. Титлинов. В нем публиковались все постановления и распоряжения Св. Синода, а в дополнениях – рассказы духовного содержания, проповеди, статьи на актуальные церковные темы. «Московские церковные ведомости» – еженедельная газета, издававшаяся с 1871 г. и состоявшая из официальной и неофициальной частей, в которых публиковались списки всех учащихся духовных заведений, распоряжения о назначении и переводе духовенства Московской епархии, отчеты братств и попечительств о бедных, распоряжения Московской Духовной Консистории. В «Прибавлениях» печатались статьи на различные злободневные темы: о социализме, крестьянстве, событиях епархиальной жизни, освещалась работа Государственной Думы по религиозным вопросам и деятельность в ней духовенства. Редакторами официальной части были секретари Московской Духовной Консистории А.И. Проволочин, П.П. Беллавин, И.Н. Барилов. Редакторами неофициальной части были такие знаменитые представители духовенства, как прот. И.И. Восторгов, архимандрит Анастасий (Грибановский), епископ Арсений (Жадановский). В 1906–1910 гг. издавалась газета «Колокол», которая была выразителем мыслей и чувств крайне правой части церковной общественности. Ее издатель чиновник духовного ведомства В.М. Скворцов стремился не противоречить взглядам верхов. На страницах «Колокола» начиная с 1907 г. постоянно публиковались статьи о необходимости созыва Поместного Собора.

В целом основные группы источников позволяют с разных сторон раскрыть тему исследования: положение приходского духовенства и взаимоотношение с крестьянством в восприятии самого клира Московской епархии и духовных властей, материальное положение духовенства и попытки решения проблемы его недостаточного финансового обеспечения, понять, в чем современники видели причины упадка приходской жизни начала ХХ в.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века (Ю. И. Белоногова, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я