Отборная гадина, или Вы нужны нам, Лилли

Ардмир Мари, 2020

Вернуться в строй, получить титул герцогини, омолодить себя до двадцати неполных лет и прибыть на королевский слет невест – вот лишь малая часть того, что должен сделать вызванный из запаса агент. Но разве зря я скрывалась в Степи, косила под обычную травницу Зеленку и укрепляла связи, чтобы прогнуться под начальство, что нагло использует шантаж, кабальный договор и старые страхи? Мне проще притвориться недалекой глупышкой на балу, нахамить принцу-мерзавцу и провалить первый же тур испытаний. Путь к свободе так близок и неуловимо далек!

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Отборная гадина, или Вы нужны нам, Лилли предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Спустя два дня, ранним утром я с неохотой собирала вещи и думала о том, как не подписать договор, что был прислан главнокомандующим лично. Сказать, что я не читала письма, не вскрывала конверта, в глаза не видела посыльного ворона, состоящего из магических рун, клюва, жемчужины и единственного черного пера? Да мне не поверят! Ворон так феерично расплелся и самоуничтожился при столкновении с новой защитой дома, что сразу три окрестные деревеньки написали мэру города об огромном огненном шаре. Попросили проверить, жива ли Зеленка, которая — я. Могу понять их беспокойство — птичка полчаса полыхала не хуже солнца и не на полгода уснула, как мой Яник, а на два. Впрочем, Соро сам виноват. Не преврати он моего дееспособного стража в безвольный кнут, мне бы не пришлось тратиться на зачарованный круг и три купола антивторжения, входящих в комплект.

И все-таки как избежать официального заключения договора? Они же меня просто так потом не отпустят. Опять к чему-нибудь привлекут, на что-нибудь подпишут, куда-нибудь запихнут и, в лучшем случае, забудут, в худшем — прибьют. И самое обидное, к кому ни обращусь за советом, все трепещут от одного лишь имени Соро, соболезнуют и в случае чего обещают за меня помолиться. Все! Подобное вполне ожидалось от знакомых министров, от генерала в отставке, от первой фрейлины короля, от лиги адвокатов и двух судей, от магов и артефактора, от щеголя Нигье, но уж никак не от главы гильдии Крыс. Досточтимый Хусг — бывший наемный убийца, а ныне воровской кардинал, обещал не только помолиться, но и честь по чести похоронить меня.

Представив пьяную оргию на свежей могилке, я зареклась ссориться с главнокомандующим и тем более умирать. Время есть — целых двое суток, — быть может, идея в последний момент осенит?

Не осенила. Лига врачевателей получила королевский срочный заказ, озадачила аптекарей поиском ингредиентов, а те в свою очередь — меня. Часть трав была засушена и ожидала измельчения в пыль, часть отмокала, а больше половины все еще росла. В мирные дни я бы отказалась от заявки, но в преддверии возможного побега деньги мне были крайне нужны.

За всеми делами забыла о Соро и о том, что должна себя омолодить. Поэтому вместо постепенного трехэтапного изменения я в последний день совершила все в один этап. Не смертельно, но и неприятно. Во-первых, у меня резко ухудшилось зрение, во-вторых, возраст сократился втрое, и теперь неделю до нужной отметки будет ползти, а «в-третьих» обнаружилось позже, когда я не смогла ни сдвинуть чемодан, ни дверь открыть. И это меня поразило. В свои одиннадцать лет я не была настолько слабой. Наоборот, я не слушалась маму и папу, рьяно таскала полные ведра воды, корзины с виноградом и упиравшихся братьев, которые домой не хотели идти. Лазила по горам и деревьям, гоняла овец и волков, часами сидела в холодной воде, ловила головастиков и не болела, а теперь вот… Сижу запертой в собственном доме, пока охранный контур ведет обратный отсчет.

Я же «продуманная», купила новейшую разработку — зачарованный круг, который активируется не где-нибудь, а в доме и сам все закрывает в течение трех минут. Этого времени как раз хватило бы, чтобы, взяв тяжеленный чемодан, преодолеть дорожку, притворить за собой калитку и отойти. Последний пункт обязателен. Если не отойдешь, круг не закроет контур. В нелепой надежде выбраться из дома я подергала створку окна, в сотый раз толкнула дверь и, не добившись ничего, посмотрела на почти полностью завершенный магический круг. Его рунная проекция отображалась в центре гостиной на полу, безжалостно сообщая, что до закрытия, как и до проблем с главнокомандующим, осталась пара-тройка секунд. Самое время для чуда и отчаянных клятв атеиста.

Я отпустила лямку чемодана, сжала руки, закрыла глаза и зашептала, вкладывая веру в каждое слово:

— Господи, если ты меня вызволишь, я сделаю все, что попросит первый встре…

— Эй, Зеленка! — Зычный голос резанул по ушам, стук калитки о забор потряс стены моего домика.

–…первый встречный, но яду не дам! — завершила я, точно зная, кто явился.

Дважды вдову Утту, в девичестве Фурри, в супружестве Инога-Рыколо-Адельи, страждущую за мой счет стать свободной трижды вдовой, не признать было сложно. Только у нее имелась дурная привычка беспричинно орать, вышибать с ноги калитку и называть меня Зеленкой в лицо, а не за глаза, как все местные. Бесстрашие Утте придавала глупость. Дочь нашего мэра ошибочно причисляла свой род к клану древних ведьм, считала себя выше всяких садовниц, пусть и создающих яды. И хотя герб рода Фурри совсем не похож на клановый ведьминский знак, а сил в девахе нет ни капли, ей невесть с какого перепуга подчинялась моя магическая дорожка.

Ранее я бы отсчитала за самоуправство, но здесь и сейчас обрадовалась тому, что Утта остановила отсчет, открыла калитку, прошествовала к дому и с грохотом распахнула дверь.

— Добрый вечер! — Звонкий детский голос разлетелся по прихожей, весьма ее удивив.

— Ребенок?! Здесь? Ты откуда, лапочка?

Хорошо, что меня спасли, плохо, что Утта. Эта если вежлива, то неспроста.

— Я отсюда. — Подтянула норовящие сползти с меня штаны, шмыгнула носом. — Лиллиан дома нет. Ничем помочь не могу.

— Даже такой доброй девушке, как я, ничем помочь нельзя? — ласково вопросила она, а сама косит взглядом. Помнит про стража, зараза.

— Особенно такой доброй, как вы. Все закрыто.

С кряхтением я потянула чемодан на крыльцо, искренне надеясь, что Утта ничего не попросит. Клятва на то и клятва, просто так произносить ее нельзя.

— Ну и ладно. Мне ничего не надо. — Вопреки словам губы ее раздраженно поджались, а руки вцепились в мой чемодан. — Я тут дурынду одну привела. Видишь, вон там? — Она махнула рукой, указав на жасминовые кущи, за которыми виднелись маленькая соломенная шляпка и чей-то красный нос. — Если Зеленка вскоре вернется, давай эта здесь подождет.

— Подождать?.. Конечно! Пусть заходит, — обрадовалась я наипростейшей просьбе и ругнулась, услышав:

— Помоги ей, если мне не можешь.

Пожри ее демоны!

Повезло, девчонка оказалась из простых и в меру милосердных. Она помогла мне вынести чемодан за пределы калитки, беззлобно пожаловалась на свою жизнь и только после пожелала кому-то лысому издохнуть в муках. Им оказался богатый высокопоставленный холостяк, не пожелавший поднять горничной зарплату… за — как она выразилась — особые услуги. Что скрывалось под «особыми» — не призналась, но отомстить пожелала с размахом.

— А можно его каким-нибудь ядом отравить, чтобы он долго мучился? — поинтересовалась прелесть ангельского вида.

— Нельзя. За такое казнят.

— Болезнь наслать? Почесуху или болотную хворь?

— Пожизненно посадят.

— А можно, чтобы он ногу сломал?

— Тебе сломают две.

— Руку, ключицу, нос? — Она задумалась. Почесала макушку под шляпкой, посмотрела на горизонт. — Нет, нос не надо, Греф и без того свистит во сне. — Глянула на меня, смутилась и вдруг прозрела: — Давай лишим его силы. Мужской! Пусть думает, что без меня ему больше ни с кем и никогда… не будет счастья.

И как тут унять девичью кровожадность и не подставить себя? «Псы» короля на то и псы, чтобы все разнюхать, виновных и сопричастных наказать. Они обучаются вместе с «лисами» и «грифонами» — агентами внутренней и внешней разведки. Я, как бывший «грифенок», хорошо помнила их методики и не удивлялась, что гильдия Крыс сотрудничает с «псами» на вольных основах. Ищеек злить нельзя.

— Может, лишишь его сна? Это неподсудное дело. — И провернуть его она может сама. Я проказливо улыбнулась, махнула рукой на забор. — Видишь широкие такие… лопухи, вон те, с красными прожилками? Если натереть ими месячный запас постельного белья или туалетной бумаги, о сне мужик надолго забудет.

— И все? — с сомнением переспросила она.

— Все. Только приходи за ними ночью.

Меня послушались, поблагодарили, вручив разноцветный леденец на палочке, и сбежали, чтобы хозяйка сада не увидела мстительницу.

Торчащие из ограды листья карликового борщевика я срезала сама, аккуратно, чтобы кислота по прожилкам ушла к корням и мелкие колючки сохранили способность вызывать раздражение. Положила их близ калитки, закрыла дом, посмотрела, как зачарованный круг замыкает охранный контур над садом, и села на чемодан. Ожидание свиты затягивалось. Хотя по времени они уже должны были появиться на горизонте стремительно приближающимся пылевым пятном. Или медленно приближающимся пылевым пятном, в зависимости от вида транспорта. А их все нет и нет. Я печально вздохнула, покосилась на заросли малины, радовавшие меня кусты жасмина, на бутоны роз, нежные листья гортензий и краем глаз заметила приближающуюся со стороны дома крылатую тень.

Только не это!

Соро мстил, как бессердечная сволочь, которой доложили о моей скрытой фобии.

В нашем дружественном Грене есть драконовские законы, драконовские налоги и драконовские ящеры. Самые отвратительные существа нашего мира. От славных предков драконов в них остались разве что красные крылья и рога, в остальном это были хищные и невероятно тупые твари с узкими мордами, длинными телами, двумя парами лап и хвостом, способным оставлять рваные шрамы. У меня таких шрамов три.

Первый из детства. Я спасла невинную ящерку от братцев, она до сих пор является мне в страшных снах и пытается глотку перегрызть. Второй со времен академии, когда нас учили разными видами транспорта управлять, в том числе крылатым. Моего скакуна кто-то в шутку не покормил, он решил съесть меня. Третий — страшно вспомнить — со времен замужества. До родов меня неоднократно пытались выкрасть и отравить, а после хладнокровно столкнули с воздушной ладьи. Хорошо помню свою последнюю мысль: «А я-то думала, отчего такой шикарный эльф — и один…» Меня ловила охрана на ящерах, невесть как оказавшаяся без сетей и магических пут, поэтому в ход шли зубы крылатых, их хвосты и лапы…

Так что со времен последнего случая я панически боюсь драконовских тварей и высоты.

Поэтому еще до того, как на землю с ящеров спустились два моих конвоира, я спрыгнула с чемодана, подтянула штаны и поспешила скрыться. Плевать на вещи, все самое ценное я всегда держу при себе. А что до договоренностей — в столицу доберусь сама. Нужно только дойти до города, взять билет на разбитый дилижанс до пристани, дождаться парома, пересечь пролив, а затем на перекладных… через неделю доеду. Как раз к началу слета. Да, я убегаю, но не от него, а к нему!

Позади меня уже раздался звон купола, сообщающий о пересечении частных границ, затем емкое ругательство на голову собственницы и вопрос:

— Эй, девочка, ты не видела владелицу сада?

— Не…

— Она должна быть здесь, вот чемодан, — продолжил все тот же голос. — И над садом уже купол стоит.

— Хорошая защита, — заметил второй. Еще бы! Работа поднебесных эльфов, эти снобы плохо работать не умеют.

Я почти свернула за угол своих угодий, когда второй с усмешкой заметил:

— Теперь понятно, почему главнокомандующий мне опознаватель всучил.

Щелчок металлической крышки о корпус, тихая вибрация рун и противнейший писк обнаружения.

— Он предположил, что мы не сможем ее узнать? — вопросил первый.

— Или же она предпочтет не узнать нас.

Предусмотрительный гад этот Соро! Даже зависть берет. Я сорвалась на бег в попытке уйти из зоны действия и не слышать задумчивого: «А стрелка указывает на ребенка».

— Хочешь сказать — это была она?!

— По всему выходит, что да.

— Лиллиан!

Я была схвачена быстрее, чем добежала до конца своих угодий. Добрые конвоиры не дали мне упасть лицом в колючий песок, но и высказаться против полета тоже не дали. Налепили на рот ленту-липучку, запихнули в спальный мешок с капюшоном, который затягивался на шее и был мне велик, пристегнули к сиденью пассажира, взмыли вверх. Вверх… Пожри их демоны!

Попытка спрыгнуть не увенчалась успехом, я сумела сквозь мешок расстегнуть первый ремень, выскользнула из-под второго и застряла в третьем, бессильно перегнувшись через край седла. Так что за процессом отдаления земли проследила во всех головокружительных и сердцеостанавливающих подробностях. От потери сознания меня спас лишь черный пушистый хвостик, выглядывающий из-под куста малины, и мысль о том, что арбалет я перед отъездом отключила. И страх перед высотой и чешуйчатым скакуном отступил под натиском злобы.

— Там кролик! — завопила я, плечом содрав липучку с губ. Сдирать было больно, вопить неудобно, но меня все равно услышали.

— Где? — Конвоир, за спиной которого я сидела, то бишь уже висела, резко повернулся. — Что?! Как вы…?

Он дернул поводья на себя, так, чтобы ящер сбавил скорость полета, затем привязал их к луке и встал, чтобы вернуть меня на место и повторно пристегнуть.

— Кролик. Под куполом… Что вы делаете? Пустите немедленно! Он мне все испортит, он… погрызет, разроет!

— Отставить. — Сопровождающий жестко пресек мое сопротивление и сильнее затянул все ремни. — Главнокомандующий не прощает опозданий. Действуем по плану.

— Но…

— По плану, — повторил он.

И чтобы более не спорила, меня наградили магической печатью молчания, а затем еще и печатью сна, чтобы я перестала пинать сиденье конвоира в знак протеста.

Уплывая в сон, я взглядом провожала родные песчаные дали и единственный бесценный островок зелени среди них. Ранее здесь была изогнутая дугой гряда невысоких, поросших лесом гор, именуемых в народе Жемчужные сопки, с десяток благоденствующих деревенек и цветущий городок Жемч. Но после того как «псы» короля настигли в предгорье черного некроманта, а сам советник его пленил, сопки превратились в Выжженную — раскаленную злобой — степь. Деревеньки зачахли, городок опустел, а лучший друг и советник короля лишился волосяного покрова.

Чтоб восстановить его шевелюру и хоть немного мужественной шерсти вернуть на тело, маги, лекари, травницы и даже ведьмы из Залесья стали наперегонки присылать ко двору целебные составы. Добрый помощник советника, читай: преданный подданный короля. В свое время я тоже прельстилась этой мыслью и отправила свой вариант целебной настойки, чтобы дать огласку саду и растущим в нем травам. Но вместо признания получила запрет на изготовление, распространение и безвозмездную передачу моих составов.

Как бы то ни было, слава о травах Зеленки дошла до закрытой гильдии врачевателей, а кузен и первый советник короля так и остался лыс, богат и холост. Говорят, Грефран Волль ранее был обольстителен, притягателен и восхитителен, а теперь вместе с волосами подрастерял не только харизму, но и пыл. Сочетание «лысый и высокородный» в нашем королевстве встречается редко, потому как дорогостоящие косметические услуги магов им доступны, а мода диктует наличие шевелюр. Так что лысый и высокородный — это, скорее, шутка, причем плоская. Хм, где-то я ее уже слышала. Сегодня. Только там был Греф, тут — Грефран. Но если подумать, не ему ли та девчушка вознамерилась мстить с особой жестокостью? Не для его ли постельного белья я срезала листья карликового борщевика?

Если да, то ждет меня гранитная доска и короткая эпитафия: «Безмозглые долго не живут». Нужно срочно связаться с советником короля, предупредить об опасности возлежания на простынях. И лучше всего это сделать инкогнито… Срочно и инкогнито. Как только спущусь. Обязательно…

* * *

Не представляю, что за план был у Соро, но после пятнадцатичасового полета сопровождающие глубокой ночью высадили меня у ворот тихого городка в часе пути от столицы и сказали, что дальше я действую по плану. Я была счастлива слезть с ящера, содрать с себя спальный мешок и ощутить твердыню под ногами, но даже в этом состоянии безудержной радости смогла разжать сведенные судорогой зубы и спросить:

— В смысле?

— Согласно инструкции.

— Какой? — поинтересовалась недоуменно.

— В которой вы расписались, — последовал ответ.

Что-то не помню я ничего, хоть отдаленно похожего на инструкцию. Не брать же в расчет письмо барона, в котором он приносил свои соболезнования в связи со слетом, просил прощения за то, что не смог меня отстоять, и приказывал держаться. Его постскриптум так и гласил: «Держись!» Еще я получила четыре запоздалых сообщения о скором визите барона и главнокомандующего. Все они сводились к мысли: «Беги из страны!», словом, опять не то. Так о каких инструкциях идет речь?

— Время! — напомнил второй сопровождающий своему напарнику. И они взмыли в черное небо, оставив меня без пояснений и чемодана. Хорошо, что все ценное я ношу при себе, плохо, что выгляжу, как ребенок. У меня же документы на тридцатичетырехлетнюю Лилиан Горэ!

О том, что у меня со зрением проблемы и наличествует нехватка сил, я вспомнила, когда с трудом нашла молоток на воротах и не смогла его поднять. Удивительное непостоянство у побочных эффектов скорого омоложения — то я вижу каждую чешуйку на морде ящера и пушистый черный хвост в саду, то не могу различить собственных рук, то бегу как угорелая, то еле двигаюсь. С досады пнула ворота, от удара молоток тихонько звякнул.

— Кто там? — неожиданно раздалось из темноты, видимо, охрана проснулась.

— Там я, — ответила я и широко улыбнулась.

Надо мною вспыхнул свет. Следом вдоль всего забора вдруг засияли круги, в коих я с трудом признала пентаграммы защиты.

— Девочка? — удивился грубый мужской голос. — Ты что, в лесу потерялась?

— Дык, скорее нежить пришла полакомиться мясцом! — хмыкнул кто-то другой, перебив мое несмелое «Ну как бы…да». И мрачно продолжил: — Гля на ловушки. Каким цветом светятся?

— Зеленым… — неуверенно заметили с той стороны ворот.

— Ага, могильным зеленым!

С недоумением посмотрела под ноги. Где же тут могильный?

— Вообще-то, этот цвет называется салатовый. У нас в Выжженной степи им все охранки светятся, — попыталась я возразить или, скорее, напомнить. — Там лет пятнадцать назад королевские «псы» повязали некроманта, и с тех пор все живущие в степи пропитались темной магией, как зомби… А те, что живут возле разломов, как я, еще и магические нити способны видеть.

— Связно говорит. Надо звать главного, — заключил первый.

— Не н-нада, это может быть плетение речи в проклятье, — отмахнулся от предложения второй. — А ну-к, посторонись, ща я ее подстрелю. Если кровь пойдет черной, то мы ее тут же… — Судя по тихому скрипу и трем щелчкам, говоривший активировал зачарованный арбалет и отстегнул предохранитель.

Холод сковал по рукам и ногам. Я точно знала — у охраны в городах под столицей однозарядного оружия в арсенале нет. И тот арбалет, что на меня сейчас наводят, скорее всего, легкий тридцатизарядный, от которого ни скрыться, ни сбежать. Без лишних вопросов продырявит минимум в двадцати местах. Ох, кажется, с гранитной плитой мы встретимся раньше, чем советник узнает о простынях. Эту же мысль подтвердил и первый из стражников, ласково спросивший, как зовут меня, или как звали до восстания из мертвых.

— Ли-ли-лиан Горэ, — прошептала я и все-таки смогла сделать шаг назад. Крошечный, но шаг и хоть какая-то отрада перед смертью.

— Не двигайся, — вгоняя в ужас, приказал арбалетчик.

— Не стреляй, — вдруг обрывая сердце, попросил второй.

Что не так? Он хочет узнать, какие носить на могилку цветочки? Или кто их будет убивать, если меня здесь и сейчас изрешетят?

— Фамилия знакомая. Дай свиток… Не этот, гостевой. — Шуршание бумаг, ворчание. — Вот, точно. Горэ! Пропустить любого, кто придет с документами на имя Лиллиан Горэ тридцати четырех лет от роду, жительницы зеленого сада, расположенного где-то в Выжженной степи.

— Адреса, шо, нет?

— Там такой один, — ответила я и холодной рукой протянула документы.

Спасибо Соро за предусмотрительность. Огромное спасибо.

Как встречу, обязательно награжу его благодарностью высшей степени за ящеров, за комфортный перелет, за подготовку к расстрелу и за неизвестные инструкции. Охранники ушли к себе, а я, волоча дрожащие ноги, отправилась вверх по улице. С одной стороны, можно прийти в управление «псов» при городе и отправить запрос к главнокомандующему. Но, во-первых, неизвестно, читает ли он свою почту среди ночи, а во-вторых, неизвестно, признают ли меня в управлении или опять при первой же проверке попытаются прибить. Испытывать судьбу не хотелось, поэтому я решила для начала заселиться в какую-нибудь гостиницу и уже утром, после крепкого сна и сытного завтрака, спланировать дальнейшие действия.

Решив так, я выбрала для ночевки с виду уютную таверну, близ которой в воздухе висел магический знак ночлега — кровать с отогнутым одеялом. Подтянув штаны и отряхнув куртку, я толкнула дверь, сделала первый, единственный шаг в теплое, пропахшее запахами еды помещение и замерла. Подо мною загорелся круг пентаграммы.

— Зе-е-е-леный, — чуть заикаясь, просипел бородатый детина, что стоял за стойкой. Первоначально в его руках была тщательно вытираемая тряпкой кружка, и вдруг ее место занял топорик.

— Могиль… — заметил кто-то из редких посетителей, сидевших в зале. Я не стала их разубеждать ценой своей жизни, выскочила за дверь под свистящее: — ный!

Как оказалось, свист был не человеческим — чуть задев мое левое плечо, рядом пролетел топорик, а следом за ним какой-то клинок и вопль: «Лич мой!» К демонам эти таверны, охранные пентаграммы и идиотов, неспособных отличить зеленый от салатового. На передышку надеяться было бессмысленно, на помощь «псов» тоже. В назревающей сзади погоне уже слышались их рваные вопросы: «Что? Где? Кто?» и команды из разряда «Близко не подходить! Живьем не брать…»

К Соро. Баснословно дорогим порталом. Немедля!

Эта идея пришла ко мне как нельзя кстати, благодаря крикам за моей спиной я даже успела придумать причину для позднего визита в дом главнокомандующего. И в том, что я попаду к адресату, сомнений быть не могло — все главы командования по указу короля живут в одном и том же доме по улице Сэтффилд, 433. А еще по указу короля в каждом мало-мальски захудалом городке должна быть хотя бы одна портальная арка и световой столб, позволяющий ориентироваться на местности даже ночью, даже если свернула не туда и попала в трущобы.

То, что я ошиблась последним поворотом, стало понятно, едва я поскользнулась на ошметках чего-то вонючего и угодила в кучу мусора, основательно в нем увязнув. Казалось бы, фатальная неудача, но троица «псов», проскочивших мимо и не заметивших меня, превратили неудачу в поцелуй фортуны. Ненужный хлам никто не защищал пентаграммой, которая бы выдала мое пребывание. Я позволила погоне уйти вперед и распугать обязательную в таких районах преступность. Дождалась, когда вокруг поутихнут голоса, и только потом выбралась на волю.

Еще через пятнадцать минут прихрамывающая, дурно пахнущая и изможденная, я добралась до арки, с кряхтением поднялась по широким лестницам и улыбнулась очередному «дальтонику» — смотрителю портальной арки. В процессе моего медленного восхождения он крепко сжимал на груди какой-то амулет, глядел, как под моими ногами вспыхивают охранные круги, и, готова поспорить, рот открывал лишь для того, чтобы шептать удручающе глупое: «Зеленые, зеленые…». Он и сам был зеленым, и не только по оттенку, что проступил на бледной коже, но и по возрасту. Чуть старше восемнадцати. Очень надеюсь, что после всех страхов парень не поседеет, у нас это тоже не в моде.

— Доброй ночи! — Я с улыбкой шагнула к стойке смотрителя, медленно и вежливо представилась: — Я — лич по прозвищу Гадюка Зеленая, иду сдаваться нашему главнокомандующему. Прошу настроить переход в столицу. На улицу Сэтффилд, 433.

Несколько мгновений на меня взирали с всевозрастающим ужасом, но пара монет большого достоинства, положенная на стойку, добавила к ужасу сомнение. Судя по затянувшейся паузе, его было недостаточно для скорейшего решения вопроса.

— Мне нужно быстро, — поторопила я смотрителя и ткнула пальцем за спину, где уже слышался топот и рев «Лич мой!» — В городе прознали о том, что я иду сдаваться. Теперь пытаются поймать, чтобы присвоить все лавры себе. А это, знаете ли, нечестно, чтобы кто-то, палец о палец не ударив, получил новое звание.

Не знаю, кто бежал за мной, но мысль, что этот некто задарма возвысится над остальными, отрезвила парня и позволила мне пройти в портал.

— Спасибо! — бросила я молодому и справедливому.

— Всегда к вашим услугам, — ответил он.

Пока передо мною расплывались радужные кляксы и стальные извилистые волны расходились от центра в стороны, готовя переход, я была уверена, что выпустят меня за воротами указанного дома прямиком в крепкие объятия радушных «псов». А может, даже «лисов», ведь большая часть магов-экзорцистов была среди них. Но, вопреки всем предубеждениям, портал вывел меня к входной двери указанного дома и дворецкому, который ее открыл. Чопорный брюнет чуть старше шестидесяти лет, в меру высокий, худой и странно холодный.

Ох, что-то мне жутко стало от одного его взгляда сверху вниз.

— Доброй ночи, чем могу помочь?

Вот, сразу видно, человек толковый, умеет различать цвета и не поднимает панику от вида грязной девочки в салатовом сиянии охранных пентаграмм.

— Доброй! Мне бы поесть, попить и главнокомандующего на блюдечке получить. Можно?

— Без блюдечка можно, — ответили мне и распахнули дверь. — Входите.

Я сделала шаг и остановилась. После стольких провалов и вдруг радушный прием?

— А имя, род деятельности и цель визита вы не хотите спросить? — прошептала я, и в моем ныне детском голосе проступила настороженная паника.

— Нет, я все вижу, — ответил дворецкий и растянул губы. Глаза его полыхнули тем самым могильно-зеленым огнем, в подобии улыбки проявились клыки. Холодом повеяло не по-детски.

Настоящий лич! Я сделала шаг назад, но меня аккуратно остановили и завели в прихожую богато обставленного дома.

— Не стоит пугаться. Думаю, вы уже вкусили несладкой жизни лича и согласитесь со мной, что жить в теплом доме с постоянным достатком куда приятнее, чем убегать от всякого возжелавшего славы сброда.

После сегодняшнего забега не согласиться было глупо. Мне помогли снять куртку, вместо старых ботинок сына предложили тапочки с помпонами и повели в гостевое крыло, где, перепоручив меня паре юных горничных, предупредили:

— Первый завтрак подадут через полчаса в малой гостиной.

Часы показывали половину пятого, я тяжело вздохнула. Наверное, хорошо, что Соро — ранняя пташка, мне не придется его будить и слушать нотации от невыспавшегося мужика.

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Отборная гадина, или Вы нужны нам, Лилли предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я