Их любимая злодейка

Анна Жнец, 2020

Я попала в другой мир. В тело жестокой королевы, от которой придворные шарахаются в ужасе. Враги только и ждут, когда я совершу ошибку. Не беда! Главное, умело притворяться злодейкой и следить за тем, чтобы мои красавчики-мужья не поубивали друг друга из ревности. Что, говорите? Я ещё и дракон? Нет, пожалуйста, не надо сталкивать меня с края пропасти! Я не умею лета-а-а…

Оглавление

Глава 1. Дань

— Владыка Чарующего леса ждет, — сказала Кхалэ, стряхнув несуществующую пыль с моих распахнутых крыльев. — Будь приличным драконом. Лети и возьми положенную дань. Или сожги все к Дроту. А то распоясались совсем ушастые, не следят за языками. Забыли свое место. Надо их проучить.

Мы стояли на выступе горы Страждущих, и внизу, у ног, простирались зеленые квадраты полей, вены рек, россыпь красных и коричневых крыш. А на линии горизонта золотились облитые солнцем скалы, острые, как зубы демонов океанских глубин.

— Выбери самого хорошенького эльфа. Блондинчика, голубоглазого, остроухого. Желательно воина. А еще лучше — одного из сыновей Владыки. Если уж бить, так насмерть.

— Зачем мне еще один муж? Я и первого-то не видела.

Кхалэ — высокая черноволосая ведьма, глава Совета и моя правая рука — тяжело вздохнула.

— Я так скучала по тебе, Миалэ. Когда ты погибла, искала твою душу по всей Вселенной. Но сейчас… сейчас ты меня бесишь. Скорее бы память к тебе вернулась.

Я дернула крыльями — широкими, кожистыми, драконьими — и приблизилась к краю пропасти, совсем не уверенная в том, что смогу взлететь. Полагаться на мышечную память — сомнительная затея.

— Не муж, — сказала ведьма и хлопнула меня по спине так, что ноги потеряли опору и я с громким воплем сорвалась вниз. — Наложник! Игрушка в гарем! Дань! — кричала Кхалэ. — Возьми с них хорошую дань!

В ушах шумел ветер, и земля стремительно приближалась. Дрот и Бездна! Сейчас я как грохнусь — придется ведьме опять разыскивать в лабиринте миров блудную душу правительницы Четвертого галактического квадранта.

— Крыльями маши! — по голове подзатыльником ударила магическая волна, призванная вывести меня из ступора. — Раз-два, раз-два! Вверх-вниз! Слышишь?

Мышечная память не подвела, и пальцы сами собой сложились в жест, красочно выражающий мое отношение к происходящему, — символ Марса.

— Лети давай! — донеслось сверху. — Лучше в постели с эльфом, чем в гробу.

Мотивировала, стало быть.

— Знаешь, какие они красивые? М-м-м. Беленькие, изящные. Ухоженные. Цветами пахнут.

Не знаю, что меня впечатлило больше — образ сногсшибательного красавца, возникший в голове стараниями ведьмы, или земля, распахнувшая каменистые объятия. Но ветер ударил в крылья, надул кожистые перепонки, и, полная восторга, я нырнула в небо — в пену золотистых, как шампанское, облаков.

Я летела! Летела! Свободная, сильная, невесомая, как сам воздух.

Опустилась ниже, понеслась над землей, наблюдая за своей крылатой тенью на пашнях.

«И вид сделай посуровее, — вторгся в мысли голос Кхалэ. — Помни, ты великий и ужасный дракон, Мхил Дракар двадцати миров. Сдвинь брови и смотри на Владыку так, словно сейчас вырвешь и сожрешь его сердце».

Чудесное напутствие, особенно, учитывая, что неделю назад я была обычным офисным планктоном. Снимала квартиру на окраине города, ссорилась с женихом и мечтала купить подержанный Фольксваген Поло.

Сейчас же в крыльях пел ветер, за спиной маячили башни псевдо-средневекового замка, а где-то впереди прекрасные ушастые принцы испуганно ждали, на кого из них падет выбор дракона.

Только одного — сказала ведьма.

И не напрасно.

Эльфийская красота превзошла ожидания.

— Приветствую вас, Мхил Дракар, — проблеял Владыка Чарующего леса, бледный от страха.

Я насупила брови, как учила Кхалэ.

За спиной древнего эльфа к скале были привязаны десять великолепных красавцев.

«Спроси, почему так мало?» — снова ведьма хозяйничала в моих мыслях. Телепатка чертова. С таким успехом могла и со мной лететь.

— И это все? — я уперла руки в бока.

Владыка затрясся.

— Отобрали самых… гм… лучших, привлекательных, — он посмотрел так, будто я и правда собиралась вырвать и сожрать сердца всех присутствующих.

Чем, интересно, я заслужила такую репутацию? Какие жуткие вещи творила в прошлом, которого не помнила?

— Лучшие воины, самые красивые, — зачастил Владыка, словно уличный торговец, нахваливающий товар. — Ни единого изъяна.

Эльфы традиционно носили белое, но мужчины, прикованные к скале, были в черных брюках и рубашках, частично расстегнутых и спущенных до бедер. Веревки стягивали мускулистые торсы. Выпуклые грудные мышцы под этими путами подрагивали от напряжения. Длинные белые волосы с серебристым отливом свободно лежали на широких плечах. Головы и взгляды были опущены.

Я потянулась к одному из пленников, чтобы убрать упавшую на лицо прядь, — и вздрогнула от громкого вопля в голове.

«Стой! Смотри, но не трогай, — строго предупредила ведьма. — Эльфы — странный народец. Выбирают себе пару раз и на всю жизнь. Как женщины, так и мужчины должны вступить в кхил — брак — непорочными. Чистыми душой и телом. Прикоснуться к эльфу или увидеть его полностью обнаженным все равно что изнасиловать. Ты его ущипнешь за ляжку, а потом несчастного сородичи заклеймят позором».

Какие дикие традиции!

Эльф, рядом с которым происходила эта безмолвная беседа, поднял взгляд, заметил протянутую к нему руку и содрогнулся от ужаса.

«Что, даже за волосы нельзя потрогать?»

«Женщине — нет».

«А мне?»

«Ты не женщина?»

«Я — дракон».

Я почти увидела, как Кхалэ закатила глаза.

«Как думаешь, почему они обнажены до пояса?» — спросила ведьма.

«Чтобы показать товар… э-э-э… лицом?»

«Для эльфа стоять полуголым перед посторонней женщиной опасно для репутации. Но из двух зол они выбрали меньшее: сами разделись, чтобы у тебя не возникло искушения самой сорвать с них одежду — оценить, так сказать, дань».

Я опустила руку — не хотелось никому портить жизнь. Блондинистый красавчик передо мной вздохнул с явным облегчением.

Медленно я обошла всех пленников.

Не даром мужчин эльфийской расы считали самыми красивыми внутри Четвертого галактического квадранта. Все мускулистые, но изящные. Высокие, но не грузные. С длинными ногами и узкими бедрами. С голубыми или серебристыми глазами и ресницами пушистыми, как у девиц.

После недолгих терзаний я остановилась перед тем, кого едва не осквернила прикосновением. Не то, чтобы он выделялся среди собратьев, — эльфы поражали сказочной красотой, но по большей части выглядели на одно лицо — мне просто надо было кого-то выбрать, и я решила не мучиться.

— Этот, — показала я пальцем на голубоглазого блондина.

Эльф вздрогнул, и плечи его поникли.

«Отлично! — ликовала в голове ведьма. — Младший принц Чарующего леса. Старших-то королевский папаша спрятал, но хотя бы одного предложить пришлось».

Жертвенных красавчиков развязали. Выбранный эльф радостным не выглядел, но держался с достоинством. Натянул на плечи рубашку. Убрал назад волосы. На породистом лице застыло равнодушное выражение. Вот только пальцы, застегивая пуговицы, мелко дрожали, и щеки стали совсем-совсем белыми.

— Как тебя зовут?

— Благоухающий вечер, — тихо, но с непонятной гордостью произнес эльф.

— Да вроде день, — растерянно пробормотала я. — Да и пахнет как-то не очень. Свалка что ли рядом.

«Это имя», — пояснила ведьма.

Странное ощущение — разговаривать с голосом в голове.

«И как сокращенно? Благоух?»

«Как угодно, так и называй. Он теперь твой».

«Эльф Благоух, — прошептала я едва слышно. — Благоух. Нет, пусть будет просто Вечер».

Я упорно старалась не смотреть на Владыку, потерявшего сына. Лишь мазнула взглядом, успев заметить крепко сжатые губы и неестественно прямую спину.

Зато Вечер на отца глядел, прощался без слов — и столько всего читалось на прекрасном лице, что на миг мне стало горько и стыдно.

«Фу», — коротко прокомментировала эти мысли ведьма.

Я взмахнула крыльями, неуклюже прижала к себе добычу и оторвалась от земли.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я