Поход в никуда
Анатолий Дубровный

На этот раз не мир, всё мироздание в опасности! И защитить его сможет только маленький золотистый дракончик. А вот сможет ли? Не окажется ли эта задача непосильной для рыжей девочки, которая и есть этот дракончик. И вот Листик отправляется в долгое и опасное путешествие, где её ожидают не только испытания и бои, но и встречи со старыми друзьями и знакомство с новыми. Новая книга о приключениях Листика – изумрудно-золотистого дракончика.

Оглавление

Из серии: Возвращение Листика

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Поход в никуда предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1. «Трактир у пяти дорог»

Трактир «У пяти дорог» ничем не отличался от любого придорожного трактира, то есть в нём можно было не только поесть и выпить, а ещё и переночевать, здесь же располагался постоялый двор с конюшнями для лошадей и широким двором для повозок торговых караванов. Добротное трёхэтажное здание, первый этаж которого занимал трактир (зал для посетителей и кухня), был каменным, а два других — деревянными. Барная стойка выполняла функции ещё и гостиничной конторки, так как рядом с ней начиналась крутая лестница, уходящая на верхние этажи.

Зал трактира выглядел не очень переполненным, но всё же свободных мест было мало. Кроме обычных караванщиков и их охранников, тут расположились ещё и три ватаги вооружённых людей, по виду — наёмников. Как водится в таких местах, было довольно шумно, и появления девушки сразу почти никто не заметил. Она проскользнула в дверь, едва её приоткрыв. На мгновение остановившись на пороге, девушка двинулась к барной стойке. Теперь её заметили, и один из сидящих наёмников намерился хлопнуть девушку пониже спины. Может, он так хотел с ней поздороваться, может, пригласить за свой столик, а может — просто выразить своё одобрение — у девушки была точёная фигурка, правда, лицо скрыто капюшоном, но вряд ли он прятал уродство — с такой фигурой личико не может быть несимпатичным. Когда рука наёмника под гогот его товарищей почти коснулась попки девушки, сам он завизжал от боли. Девушка не только перехватила его руку, но и вывернула так, чтоб доставить нахалу наиболее болезненные ощущения. Визг прервался, и наёмник сполз под стол, его товарищ, сидящий рядом, стал подниматься, видно, эти ребята не привыкли к такому непочтительному обращению, и эту девицу надо было проучить. А девушка, на этот раз демонстративно замахнувшись, ударила столь же неуловимо, как и первый раз. Здоровенный мужчина без звука присоединился к своему товарищу. Незнакомка, выглядевшая такой безобидной и оказавшаяся очень опасной, откинула капюшон и обвела взглядом застывших наёмников, словно приглашая следующего отправиться под стол, но те сделали выводы и сидели молча. Извиняться они не собирались, но девушка этого и не ожидала, она улыбнулась, от чего её и так красивое лицо стало ещё красивей, и продолжила свой путь. Гомон в зале трактира, стихший во время крика наёмника, возобновился.

— Чего изволите, леди? — согнулся в поклоне, насколько это позволяла барная стойка, хозяин трактира и гостиницы при нём.

— Ужин, комнату, вернее, две. Я не одна. Ужин, чтоб мне понравился, вина не надо. Кружку молока. Большую, — тряхнув каштановыми, коротко стрижеными волосами ответила девушка. Хоть и говорила она короткими рублеными фразами, голос у неё был приятный, мелодичный. Такой голос должен быть у певицы, а не у воительницы, а кем ещё могла быть девушка, легко расправившаяся с двумя солдатами удачи и имеющая такой взгляд, что остальные предпочли не связываться. Да и широкие ножи, висевшие на её поясе, мало кто нацепит для красоты, — это было оружие для привычных к нему рук. А девушка, не дожидаясь, пока хозяин трактира распрямится после второго поклона, направилась к свободному столику. Этот небольшой стол стоял у стены, может, потому он и был свободным, что за ним не смогла бы разместится большая компания, а придвинуть ещё один — мешал угол выступающей в этом месте. Девушка села так, чтоб стена прикрывала ей спину, и посмотрела в сторону барной стойки, хозяин, словно почувствовав этот взгляд, закричал и замахал кому-то на кухне, тотчас же оттуда выбежала подавальщица и, повинуясь жесту хозяина, понесла поднос с судками и тарелками к столику девушки.

Снова открывшаяся дверь привлекла внимание сидящих в зале трактира, но лишь на несколько секунд — вошедший был мужчина, довольно больших габаритов, и одет как типичный наёмник. Караванщикам до него дела не было, естественно, пока тот не начнёт задираться. А сидящие в зале наёмники подумали, что это член одной из ватаг — их то в зале было три и не все ватажники были между собой знакомы. Мужчина, как и девушка, на мгновение застыл на пороге и направился к столику, который та заняла. Если кто и ожидал расправы, подобной той, что девушка учинила наемникам, то этого не произошло. Девушка указала на лавку рядом с собой, и мужчина сел. Затем он махнул рукой, подзывая подавальщицу, при этом ворчливо попенял своей соседке по столу:

— Обо мне ты, конечно же, не позаботилась!

— Ну почему же, — ответила девушка, — комнату тебе я заказала.

— А еду мне придётся ждать и глотать слюнки, глядя на то, как ты объедаешься, — тем же ворчливым тоном продолжил мужчина.

— Ты же молока не пьёшь, — искренне удивилась девушка.

— Так всё остальное я же ем, — мужчина показал на тарелку девушки, — могла бы мне заказать…

— А потом бы ты сказал, что всё остыло или пересоленное, как будто это я готовила, — усмехнулась девушка.

— Да, действительно, вот чего ты не умеешь, так это готовить, — теперь уже усмехнулся мужчина, а девушка пожала плечами и взяла кружку с молоком. Мужчина отвлёкся, делая заказ подошедшей подавальщице. Когда та повернулась, чтоб отойти, он со словами «Быстрее пошевеливайся» шлёпнул ту по попке.

— Вот чего я не могу понять, так что вы в этом находите? — Оторвалась от молока девушка.

— Тебе, Салли, этого не понять, — почему-то вздохнул мужчина, девушка хмыкнула, показав, что и не собирается пытаться это сделать. Мужчина тоже вздохнул, но он, скорее всего, подумал совсем о другом, а девушка снова хмыкнула:

— Комнату я тебе заказала, отдельную, так что можешь позвать туда служанку и шлёпать её сколько хочешь. Или что другое сделать. Если у тебя на это хватит фантазии.

— Салли, я тебя знаю вот уже без малого тридцать лет, а ты всё такая же язва.

— Я такая же была и тогда, когда ты меня не знал, — усмехнулась девушка.

— Да, ты была такая же молодая, как и сейчас, но уже тогда ты была опытной и известной охотницей, а я был неопытным стажёром. А теперь…

— Такой же неопытный, только самомнения прибавилось, — усмехнулась девушка, снова берясь за кружку с молоком. Заглянув туда, она ехидно добавила: — И сейчас за тобой глаз да глаз нужен.

Мужчина вздохнул и сказал:

— Салли, я давно хотел тебя спросить — сколько тебе лет? Ты никогда не говорила об этом, но даже Арониус, глава ордена, говорит тебе «вы» и относится как к старшей.

— Вообще-то такие вопросы девушкам задавать неприлично, — Салли поставила кружку на стол, вытерла молочные усы и тихо сказала: — Но тебе отвечу как своему напарнику, мне девяносто восемь, до столетнего юбилея всего два года, так что я рассчитываю на подарок.

— Ничего себе, — аж присвистнул мужчина, — какая же ты девушка, бабушка…

— Вот, бабушкам такие вопросы вдвойне задавать неприлично, но я сказала тебе только потому, что рассчитываю на подарок.

— Салли, ты вообще — человек? — задал вопрос мужчина.

— Человек, Асаш, человек, — усмехнулась девушка.

— Но как? Как можно иметь такой вид в таком-то возрасте? — продолжал удивляться мужчина. — В тебе ни капли магии, ну если не считать, что большинство заклинаний на тебя не действуют. А силой, да и скоростью, ты не уступаешь вампирам, да и чувствуешь их ты так, как никто другой.

— С чего это тебя потянуло на вопросы, — усмехнулась девушка и сделала предположение: — Пиво кислое? Да?

— Да нет, Салли, тревожно мне очень тревожно, не нравится мне это задание, а ты меня интересовала всегда, — ответил мужчина и, кивнув каким-то своим мыслям, добавил: — Мог ли я, безусый юнец, только пришедший в орден, думать, что буду напарником лучшей охотницы! Ты тогда была, да и сейчас тоже остаешься кумиром всей молодёжи. Юная, но уже опытная и заслуженная, к словам которой прислушивается сам глава ордена, гроссмейстер Арониус!

— С Арни мы вместе начинали, вернее, он пришёл позже меня на три года. Он был такой смешной и неопытный.

— А ты уже имела боевой опыт и больше десятка побед…

— Асаш, ты ещё начни мне в любви признаваться, после стольких лет знакомства, — засмеялась Салли, — лучше поделись, что у тебя вызывает подозрения.

Мужчина, выглядевший гораздо старше своей собеседницы, вздохнул и начал говорить:

— Почему нам сразу не сказали, что мы должны сделать? Почему мы должны сопровождать отряд наёмников и мага? Что это за задание, для которого требуются охотники, маг и отряд наёмников? Где они, кстати? И где этот маг?

— Наёмники вон сидят, — усмехнулась девушка и показала глазами в угол, где сидела одна из компаний. Асаш посмотрел в ту сторону и спросил:

— А почему ты так решила?

— Это наёмники, в отличие от других, ведут себя тихо, словно чего-то ждут. А ждут они нас и, похоже, уже поняли, что дождались.

Девушка не стала говорить, что слышала разговор этих людей. Она могла слышать тихий разговор на довольно большом расстоянии, при этом окружающий шум ей не мешал. Но об этой своей способности она никому не рассказывала.

За большим столом в углу, где сидела одна из ватаг наёмников, царила некоторая напряжённость.

— Долго мы ещё будем ждать? — хмуро спросил один из мужчин, другой, отставив кружку, так же хмуро сказал:

— Сколько надо, столько и будем. Хотя сидеть в этой дыре мне тоже не нравится!

— Ты прав, Ждан, будем ждать столько, сколько надо, — усмехнулась женщина, ей можно было дать лет тридцать, но взгляд у неё был как у гораздо старшего по возрасту. Хотя это могло быть следствием не прожитых лет, а перенесенных испытаний.

— Маара, тебе легче, без баб-то, — вздохнул первый наёмник, женщина усмехнулась:

— Знаешь, Дрон, без мужиков мне ещё легче…

— За те деньги, что заплатил нам наниматель в качестве аванса, мы тут год будем сидеть, понятно? — не повышая голоса, сказал наёмник в кольчужной рубашке. Судя по всему, он был главный в этой компании, потому что остальные замолчали, а этот человек продолжил: — Или вас расстраивает, что вы не можете быстро деньги спустить?

— Ну что ты, Гавр, всё в порядке, всё в порядке! Будем ждать, сколько надо, такая удача выпадает раз в жизни!

— То-то мне и неспокойно, такие деньжищи никто так просто не отвалит, — хмуро произнёс ещё один из наёмников, сидящих за столом.

— Если тебе не нравится, верни деньги и иди дальше охранять караваны, мы, вон видишь, — Гавр кивнул в сторону других компаний наёмников, — быстро найдём тебе замену.

Внимание сидящих за столом отвлёк раздавшийся визг.

— Лихо она их, — оценил действия девушки Ждан, — только вот она сама откуда? Или ещё одна ватага пожаловала?

— Ну эти-то здесь случайно, — кивнув в сторону других ватаг, убеждённо сказал Дрон, — слишком шумно себя ведут. А эта деваха вполне может быть из ещё одной ватаги, только вот не знаю, связано ли это как-то с нашим нанимателем.

— Связано, связано, — усмехнулась Маара, — но это не ещё одна ватага. Господа охотники пожаловали.

— Ты думаешь… — кивнул в сторону девушки, разговаривающей с трактирщиком, командир ватаги.

— Ну, меня бы она так просто не уделала, — набычился Ждан, мужчина просто героических пропорций.

— Она бы об тебя ещё и ноги вытерла, — усмехнулась Маара. — Это охотница!

— Молода ещё… — возразил наёмник и, посмотрев на Маару, спросил: — А с чего ты так решила? Ну, что она охотница?

— А видел, что у неё на поясе висит?

Наёмник наморщился и сообщил:

— Ну, два ножа, больших охотничьих, да ещё кинжал зачем-то нацепила, соплячка! Думает — так страшнее выглядеть будет, дура!

— Это ты дурак, — ласково сказала наёмница, — это кристлэн! Понял?!

— А… — только и смог ответить удивлённый наёмник, а командир спросил:

— Маара, а ты откуда знаешь?

— Я хотела стать охотницей, давно. Как Салли Артуара, подумать только — принцесса, сестра короля, а стала охотницей, лучшей! Променяла почести и радости светской жизни на… — Маара махнула рукой и замолчала.

— Ну, дык… — хмыкнул один из наёмников, — о её подвигах и я помню рассказы. Но когда это было-то, лет пятьдесят назад? Потом о ней ничего не слышно было, видать померла. А может и вампиры схарчили, жизнь-то у охотников поопаснее, чем у нас.

— Но меня тогда не взяли, — продолжала говорить Маара, словно не слышала замечания наёмника, — сказали, что я не достаточно быстрая…

— Это ты-то? — опять хмыкнул наёмник, рассуждавший перед этим о тяжести жизни охотников.

— Я, Фарух, я, — кивнула наёмница и сказала, обращаясь к Ждану: — Понял, почему она тебя уделала бы как спящего? Ты ещё и руку не успеешь поднять, как она тебе её оторвёт, после головы, естественно.

— Ну, дык… — не то согласился, не то возразил Фарух.

— Маара, ты считаешь, что надо к ним подойти? — Гавр бросил взгляд на о чём-то беседующих охотников — к девушке подсел мужчина, лет сорока — сорока пяти. Понятно, что напарник охотницы, охотники всегда работали парами, а этот мужчина, очевидно, и был старшим этой пары. Ответить охотница не успела, дверь таверны распахнулась, как от хорошего пинка, а затем захлопнулась. Это привлекло внимание всех присутствующих. Дверь снова открыли, на этот раз очень осторожно, и в дверь вошла рыжая девочка, лет четырнадцати. Может меньше, потому что ничего женского в её фигурке, просматривавшейся под коротким зелёным сарафанчиком, ещё не было.

— Здрасьте, — поздоровалась девочка, скорее не смущённая, а польщённая всеобщим вниманием. Затем она направилась к барной стойке, по дороге погрозив пальцем тому наёмнику, что прошлый раз пытался шлёпнуть охотницу. А потом ещё и язык показала! Наёмник поперхнулся от такой наглости, но девушка, или всё-таки девочка, уже прошла мимо него. Остановившись перед хозяином трактира, девочка выложила на стойку золотую монету, которую неизвестно откуда достала, и сказала:

— Комнату с ванной! Большую кружку молока. Нет, три! И пирог с вишнями можно пирожки, но много. Вон за тот столик.

Показав куда, девочка отправилась к столику охотников. Если Асаш недоумевал, как и остальные посетители трактира, то Салли вскочила и обняла девочку, произнеся:

— Здравствуй, Листик! Как же я по тебе соскучилась!

— Похоже, все в сборе, — прокомментировала произошедшее Маара, — маг тоже прибыл.

— Ты хочешь сказать, что эта пигалица маг? — удивился Ждан.

— Ей может быть и тысячу лет, — усмехнулась наёмница, — но я могу ошибаться, ей может быть и больше. Опытные маги мужчины выглядят как благообразные старцы с бородой. А женщины… Чем магиня сильнее, тем моложе она выглядит…

— Женщины, магини тоже женщины, — пожал плечами Гавр, видно он был согласен с Маарой.

— Ошибаешься, гораздо меньше, — произнесла девочка, обращаясь к Мааре. Хотя столик охотников был на противоположном конце зала, и чтоб то, что сказала девочка, услышали за столом наёмников, надо было кричать, звонкий, но при этом хрипловатый голос прозвучал так, словно девочка была рядом. Это точно была ещё девочка, потому что, когда взоры всех наёмников обратились на неё, она показала язык и засмеялась. Гавр поперхнулся, Ждан широко раскрыл рот, Дрон икнул, в общем, все наёмники как-то отреагировали на шалость девочки — у неё был чёрный и раздвоенный язык!

К хозяину трактира прибежала перепуганная служанка:

— Утопилась, утонула, — лепетала женщтна.

— Говори толком, — потребовал ничего не понявший хозяин, служанка, заикаясь и причитая, стала рассказывать:

— Эта рыжая приказала наполнить бочку водой (на постоялом дворе при трактире «У пяти дорог» в комнатах не было ванн — туда затаскивали бочку и наполняли её водой), она ещё сказала, чтоб воду не грели! Вода-то из ручья, ледяная! Потом залезла туда, как только смогла, брр. Я на секундочку отвернулась, гляжу — а рыжей нет. Понятно, думаю, вылезла — вода-то холодная! Но и комнате никого нет, а в дверь мимо меня никто не проходил! Думаю — в окно, что ли, выпрыгнула? Но окно закрыто! Подошла к бочке, а она там сидит, на дне! Вода-то холодная, — всхлипнула служанка, — наверное, судорога… Она-то на дно и сползла, девочка, значит, захлебнулась и утонула, прямо там, в бочке. Горе-то какое!

— Идем посмотрим, — ответил хозяин, особого горя он не видел — девочка успела расплатиться, причём заплатила даже за завтрашнюю кормёжку, так что, если и утопилась, то особого горя, в смысле убытка, нет, вот только яму копать придётся, чтоб похоронить. Причитания служанки слышали многие — и перед дверью в комнату девочки столпился народ. Но хотя дверь была приоткрыта, входить без хозяина не отваживались. Хозяин, демонстрируя свою значимость, со словами «Что там, сейчас поглядим» решительно толкнул дверь и вошёл, остальные толпились за его спиной. Сразу же ударил по ушам визг служанки — утопившаяся девочка сидела на краю бочки, рядом на стуле сидела охотница. Девочка, нисколько не стесняясь своей наготы, сказала охотнице:

— Видишь, Салли, вернее слышишь, визжит! Что я тебе говорила? Везде одно и то же, вот, смотреть прибежали. Любопытные, от них не спрятаться! Следующий раз прикажу, чтоб бочку посреди зала трактира поставили, и там купаться буду, всё равно смотреть прибегают. А что? В некоторых странах так и делают, да ещё за это деньги берут. Вот я искупаюсь, а ты деньги соберёшь! Если кто не даст, то ты ему в… Слушай, Салли, а это мысль! Давай с них сейчас деньги соберём? Если убегут, так потом возьмём. Салли, ты их запомнила? Эй, куда же вы? А деньги за зрелище меня?!

Последние слова девочка уже кричала в спины убегающих — с этих сумасшедших девиц действительно станется деньги собрать. Ведь ничего же не делали — только поглазеть на утопленницу пришли! Не убежала только служанка, она так и стояла с открытым ртом.

— Ну что стоишь, полотенце подай, — приказала девушка служанке и кивнула в сторону улыбающейся рыжей девочки.

Маара была права — эти двое, мужчина и женщина, оказались теми самыми охотниками, которых ждали наёмники. Правда, насчёт рыжей девочки были некоторые сомнения, слишком уж молодо она выглядела. Да и её поведение… Так себя ведёт ребёнок, пусть и имеющий магические способности, но никак не дипломированный маг. Утром все наёмники собрались во дворе, у ограды. Мужчина-охотник вытащил запечатанный конверт и посмотрел на Гавра, командира наёмников, тот в ответ на этот быстрый взгляд сказал:

— У меня нет секретов от моих товарищей, мы вместе рискуем жизнью, где и когда это придётся сделать, должны знать все.

Мужчина бросил взгляд на свою напарницу, та вместе с девочкой расположилась у самого забора (вообще-то, у забора стояла охотница, а рыжая на нём сидела, да ещё и ногами болтала), та кивнула, хотя слышать, что сказал Гавр, она не могла. Охотник вскрыл конверт и собрался читать, в этот момент охотница позвала Маару. Хоть как ни хотелось наёмнице узнать, что же в том пакете, который передал наниматель, она всё же подошла к охотнице.

— Салли, — подала руку охотница.

— Маара, — ответила наёмница, у этой маленькой девушки, почти на голову ниже Маары, оказалось удивительно крепкая рука.

— Листик, — важно сказала девочка, тоже подавая руку, но тут же, улыбнувшись, добавила: — Можно Ли.

— Я не люблю, когда сокращают моё имя, — ответила наёмница и сжала руку этой малявке, и с удивлением отметила, насколько маленькая ладошка сильная. Рыжая, продолжая улыбаться, так сжала руку Маары, что та чуть не закричала.

— Листик, перестань, — сказала Салли, она заметила, а может, поняла, что сделала девочка.

— Ага, — кивнула девочка, выпуская руку наёмницы, та с трудом сдержала желание на неё подуть. Листик снова схватила эту руку, и боль прошла, девочка, виновато шмыгнув носом, сказала:

— Прости, я не хотела, — и совсем по-детски добавила: — Я так больше не буду.

— Ты маг? — спросила у девочки Маара, всё ещё не веря в то, что такая малышка может быть магом, прикомандированным к отряду, выполняющему сложное задание. А то, что задание будет сложным, говорили деньги, что пообещал наниматель.

— Ага, — снова кивнула девочка и добавила: — Торилионский институт прикладной и теоретической магии, огненный факультет, специальность — маг универсал. Зелийская академия Магических искусств, боевой факультет, специальность — боевой маг. Эпирская Высшая магическая школа, факультет бытовой магии…

Девочка снова шмыгнула носом и, словно оправдываясь, добавила:

— Это меня Рамана заставила, она сказала, что это тоже надо уметь. Ещё курсы огненных ведьм, только я там не училась, я их вела.

— Сколько же тебе лет? — удивлённо спросила Маара, список учебных заведений впечатлял, к тому же во многих надо было учиться не менее пяти лет, а ещё и стажировка… А это обычно занимало не меньше времени, чем сама учёба. То есть этой девочке должно было быть не меньше тридцати лет, но её вид и поведение… Девочка, словно подтверждая сомнения Маары, снова шмыгнув носом, сообщила:

— Вообще-то я ещё маленькая, мне до первого совершеннолетия осталось чуть меньше ста лет.

— А когда у тебя это первое совершеннолетие? — поинтересовалась наёмница.

— В двести лет, — ответила девочка и улыбнувшись, пояснила: — Это потому, что я не человек.

Маара хотела спросить — кто же тогда, но Салли тронула её за рукав и отрицательно качнула головой, показывая, что не стоит углубляться в эту тему. Наёмница понятливо кивнула — у каждого может быть своя тайна. Девочка имеет полное право не быть человеком, а то, что она не вампир или какая другая нежить, говорило её знакомство с охотницей. Маара ещё раз кивнула и посмотрела на своих товарищей, те внимательно слушали, что им читал охотник. Девочка, от которой не укрылся быстрый взгляд наёмницы, сказала:

— Вообще-то то, что там написано, мы будем выполнять до перевала, а потом планы поменяются. Кстати, там в конце об этом и написано, не то, что планы поменяются, а то, что вы должны будете после перевала слушать меня.

— Листик, ты знаешь кто наш наниматель? — спросила Салли, а Маара с любопытством глянула на девочку, её ватагу нанимали через посредника, и тот специально оговорил, что подчиняться они должны старшему из охотников. К тому же, очень может быть, что старшая в паре охотников — эта девушка.

— Ага, — ответила девочка, — она меня попросила пойти с вами. Нанимая лучших охотников, она специально оговорила с главой вашего ордена, что с вами пойдёт маг, которого она рекомендует, и это должна быть я!

— Я так понимаю, что сумма за выполнения этого задания была такая, что гроссмейстер Арониус и не возражал?

— Ага, только он и не мог возразить, потому как меня и не видел, ему просто рассказали про мои дипломы, — улыбнулась девочка.

— И твой начальник представил умудрённого седобородого старца, по имени Листик, — не смогла сдержать улыбки Маара, посмотрев на Салли.

— Ага! — тоже заулыбалась Листик.

— Скорее всего, её представили полным именем, а оно довольно хорошо известно в определённых кругах, — ответила Салли, усмехнувшись лишь краешком губ. Маара подняла бровь, но что она этим хотела показать, так и осталось неизвестно — Асаш закончил чтение инструкций нанимателя и вместе со всей ватагой наёмников направился к девушкам. Судя по виду наёмников, им очень не понравилось окончание инструкции, где оговаривалась исключительная роль мага в принятии решений. Подойдя к девушкам, мужчины некоторое время их рассматривали, особым вниманием пользовалась улыбающаяся Листик.

— И я должен подчиняться этой… Пигалице! — недовольно произнёс Ждан, он хотел сказать более обидно, но вовремя остановился. Он опередил Гавра, который тоже хотел что-то сказать, но не успел. А теперь молчал, видно, был согласен с Жданом, а может, просто ждал, что ответит девочка на выпад наёмника, ведь она, действительно, выглядела пигалицей. Девочка, с лукавой улыбкой смотревшая на недовольных людей, улыбнулась ещё шире и передала, неизвестно откуда возникший у неё в руках, огненный шар Ждану:

— На, подержи! Только не урони, а то взорвётся!

Наёмник машинально взял шар, а стоящие рядом почувствовали жар, исходящий от этого боевого пульсара — а чем ещё может быть горящий огнём шар, да ещё таких немаленьких размеров? Ждан, сначала не понявший, что взял в руки, застыл, на его лбу выступили крупные капли пота, а девочка монотонным голосом, словно читая лекцию, объяснила:

— Не маг не может взять боевой пульсар в руки, да и маг, тоже не может такое сделать с чужим огненным шаром. Но это ещё не всё, создав пульсар, надо сразу направить его в цель, можно конечно, немного подержать в руках, но тогда возникает опасность самопроизвольной активации пульсара, то есть, взрыва. Если же подобное вы видите, — девочка указала на бледного с трясущимися руками наёмника: — То с большой вероятностью можно сказать, что это имитация. Если по-простому — обманка. Но этот пульсар обманкой не является. Бросай туда!

Девочка последние слова выкрикнула, показав наёмнику большой камень за оградой, тот бросил, пульсар с грохотом взорвался, разнеся камень в пыль. Листик тем же тоном лектора продолжила:

— Как видите, это не была обманка, а самый настоящий боевой пульсар, если бы кто-то из вас захотел бы к нему прикоснуться, то он взорвался прямо в руках… Как тебя зовут? Ждан? Так вот, этот огненный шарик взорвался бы прямо в руках у Ждана, со всеми вытекающими, вернее выгорающими, последствиями, — девочка показала на облако оседающей пыли на том месте, где был камень. Из трактира на звук взрыва выбежали люди, некоторые высунулись из окон верхних этажей здания. Листик как ни в чём не бывало продолжала: — Спросите — почему же он не взорвался в руках у Ждана? И почему не сжёг ему руки? А я не хотела. И выпустить из рук он этот шарик не смог бы. Вот, кто ещё хочет попробовать?

В руках девочки возник ещё один шар, побольше первого. Наёмники подались назад, участвовать в подобных экспериментах такого сильного мага никто не хотел, а то, что девочка проделала с боевым пульсаром, было под силу очень незаурядному магу. А всем известно — чем сильнее маг, тем больше он подвержен разным чудачествам, не всегда добрым (как правило, наоборот). Листик пожала плечами, мол, не хотите, как хотите, и со словами «А теперь салют» подбросила шар вверх. Взрыв был ещё сильнее, чем первый, но при этом очень напоминал фейерверк.

— Красиво, даже лучше чем тогда, на свадьбе, — заметила Салли, только её одну не впечатлила демонстрация с огненными шарами, из чего Асаш сделал вывод, что его напарница подобное видела раньше, а значит, уже работала с этой рыжей магиней. А если учесть, что последние почти тридцать лет Салли была его напарницей и ни разу в его поле зрения не появлялась эта рыжая девчонка, то работали они вместе очень давно и, видно, хорошо это у них получалось, раз остались такие близкие, можно сказать — доверительные отношения. Листик, словно прочитав мысли Асаша, кивнула:

— Ага!

После короткого представления — наёмники назвали свои имена, охотники и Листик свои, решили отправиться завтра в путь на рассвете, после чего ушли в трактир, делать-то всё равно было нечего, да и развлечений не было никаких. Другие наёмники, видевшие демонстрацию, устроенную Листиком, её и Салли старались обходить по большой дуге, связываться с охотниками, а тем более магом, никто не хотел. Наёмников Гавра тоже не задирали, понимая, что они в команде охотников и те заступятся в случае конфликта. Хотя между собой две оставшиеся ватаги передрались.

— Жалкое зрелище, — прокомментировала драку Листик, — зачем драться, если не умеешь этого делать? Упёрлись бы лбами друг в друга и давили — кто кого передавит. И смотреть было бы интереснее и мебель осталась бы целая.

— Листик, так тут такая мебель, что сломать невозможно! — возразила Маара, она немного робела от того, что такая сильная волшебница и заслуженная охотница разрешают ей называть себя на «ты». Салли, ещё представляясь, объяснила причину этого:

— Видишь ли, Маара, мы сейчас напарники и можем попасть в такую передрягу, что совершенно некогда будет разводить политесы, секунда промедления может стоить жизни. Если разрешить говорить «ты» в критической ситуации, а в остальных случаях требовать обращения на «вы», так будет ещё хуже. Ты вместо решительного действия будешь думать — это уже тот случай, когда можно или ещё нет, поняла?

— Салли меня учила, когда я пришёл в орден совсем мальчишкой, мог ли я тогда подумать, что она выберет меня в напарники! — вмешался в разговор девушек Асаш, посмотрев на кинувшую охотницу, добавил: — Глава ордена, гроссмейстер Арониус, говорит Салли — «вы», да и все остальные…

— Я так понимаю, что только ты имеешь такую привилегию? — спросила у охотника Маара и, глянув на охотницу, тихонько у неё поинтересовалась:

— Салли, твоя фамилия Артуара?

— Когда-то была, да и сейчас осталась, — пожала плечами охотница. А побледневшая наёмница, у которой перехватило дыхание, прошептала:

— Так ты… Вы… — Задохнулась Маара, когда Салли представлялась, назвав свою фамилию, наёмница на это как-то не обратила внимание, а сейчас до неё дошло.

— Да, я, — усмехнулась Салли, — не надо официоза, мы же с тобой договорились, повтори — ты, Салли.

Наёмница послушно повторила и взглянула на пьющую молоко рыжую девочку, скорее всего, та тоже не простой маг.

Это было раньше, а сейчас Листик прокомментировала драку наёмников и, показав Мааре на лавку, что с натугой поднял один из наёмников, чтоб ударить другого по голове, щёлкнула пальцами. Лавка рассыпалась трухой, оба наёмника: и нападающий, и «жертва» — недоумённо замерли.

— Я же говорю — мебель ломают, — хихикнула девочка и крикнула наёмнику, так и застывшему с поднятыми руками: — А ты силён, мужик, такой подвиг достоин вознаграждения.

Листик снова щёлкнула пальцами. На этот раз щелчок получился очень громким, словно хлопок, издаваемый батогом. В наступившей тишине девочка закричала:

— Эй, хозяин! Большую кружку пива могучему герою! Нет, две! Ну и его друзьям, пусть отметят его подвиг!

Золотая монета, опустившаяся в руку хозяина трактира, подтвердила заказ, надо ли говорить, что друзьями героя оказались все наёмники: из его ватаги и те, кто дрался против. А Листик объяснила свои действия товарищам:

— Не люблю, когда шумят. Но не убивать же их? Нет, я могла бы это сделать, мне не трудно. Но в этом случае пришлось бы заплатить за всё ими выпитое и съеденное, а ещё и за поломанную мебель…

Если наёмники, да и охотник, слушали Листика, широко открыв глаза, то Салли хрюкнула от едва сдерживаемого смеха.

— Листик, ведь ты пошутила? Да? — спросила Маара, остальные наёмники, после демонстрации девочкой способностей, старались без необходимости к Листику не обращаться, с одной стороны, вроде совсем малявка и говорить ей «ты» самое то, но с другой — так обращаться к такой могучей волшебнице? Как-то боязно. Листик хитро посмотрела на притихших, ожидающих ответа людей и под смех Салли показала язык. На этот раз язык был обычный — розовый. Но в зелёный горошек.

Оглавление

Из серии: Возвращение Листика

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Поход в никуда предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я