Следуя Инстинкту

Анастасия Зима, 2021

Отмечая свое двадцатилетие, я выбрала не то место, конечно же я это поняла не сразу. Это стало понятно когда меня сделали подарком, для циничного, незнающего границ в своих желаниях незнакомца. Я возненавижу его всем сердцем! Он влиятельный и очень страшный человек, для него нет приград, он ломает людей, судьбы, заставляя играть по своим правилам. Его любовь это пламя, его прикосновения сжигают кожу заставляя плакать от жажды безумия и разврата. Я пыталась бежать, но разве возможно скрыться, от самого дьявола, который следует инстинкту хищного зверя. В книге присутствуют откровенные постельные сцены, ненормативная лексика. Будет и ХЭ. СТРОГО 18+ Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Следуя Инстинкту предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава №1

Отличный теплый вечер очень даже подходил для такого события как день рождение, пышного празднования, конечно же, не планировалось, он никогда не любил день появления на этот свет. Всего лишь несколько проверенных друзей, куда же без них.

Он ехал на своем автомобиле, роскошном мерседесе наслаждаясь процессом. Любил марку именно этого автомобиля удобный, надежный, правда, очень дорогой, но он этого стоил. Он ехал, улыбаясь комичности ситуации.

Сегодня он хотел подержать в руках, почувствовать трепет молодой плоти, вдохнуть аромат рождающегося желания, увидеть, как заливает румянцем нежное личико, увидеть смущение и робость в глазах. Он хотел сегодня тонкой, хрупкой молодой плоти, трепетной и нежной.

Его друзья очень скептически отнеслись к идее отправиться в ночной клуб, а вот его лучший друг Константин, понимающий его характер и натуру, как никто другой, понял его желание. Наверное, он так же хотел бы начать свой день рождения в задымленном, пропитанном похотью и желанием, ночном клубе, а закончить в своей спальне с какой-нибудь красавицей юного возраста. Он ехал к друзьям, а после можно и расслабиться, найти свой скромный подарок. Да, да именно подарок.

— Я хочу начать свой праздник очень просто, а точнее хочу, чтобы вы мне сделали подарок. — Павел иронично улыбнулся.

— Интересно, что за подарок тебе хочется? Тебе заказать праздничный торт? А может, ты хочешь праздничный стриптиз?

Один из друзей с интересом и с какой-то издёвкой рассмеялся, но затем с растерянностью посмотрел на него. А Костя молча смотрел на лучшего друга. Павел молодой человек с успешной карьерой и лучшим образованием, которое только могло быть, и он один понимал, что его друг захочет не торт, потому что сегодня днем было слишком много разговоров о девушках. Следовательно, он захочет девушку, но вот вопрос, как это может быть связано с подарком? Обычно Паша всегда сам себя обеспечивал любовницами. Костя смотрел на Пашу и видел иронию, сарказм и скуку в его глазах. А сегодня будет точно, что-то новенькое и этот подарок точно придется преподнести ему. Паша улыбнулся краешками губ, любил создать интригу, а именно она и намечалась.

В свои тридцать лет он добился почти всего, несмотря на возраст, он был главным в верховном суде столицы. Имел безупречную репутацию и был абсолютно независим в финансовом плане и, как правило, всегда брал все, что только хотел. Все началось еще в детстве, он всегда выбирал путь, который для остальных казался самым трудным. Хотя если подумать он был вовсе не трудным, а просто другим не, таким как выбирали другие. А учил его всему его дед, он благодарен старику за то, что тот научил его думать не так как все, и не так как требует того государство.

Педантичен во всем, что и требовал всегда от остальных, его дед тоже был судьей и всегда брал его с собой, поэтому он с детства был в процессе. Жёсткая и все охватываемая власть, а точнее карательная, он с детства хотел стать ей, ВЛАСТЬЮ.

Уже подростком он не позволял себе расслабляться, он был требовательным к себе и очень жестким. А уже позже это стало относиться и по отношению к другим, даже его друга Костю иногда передергивало от решений, которые он принимал. А вот нежность, любовь и вовсе чужие для него понятия, еще хуже дела обстояли с женщинами, Косте всегда их было жалко.

Внешность у него была как у крупного хищника, очень высокого роста плотного накаченного телосложения. Без спортзала он не мог прожить ни одного дня, это было его неотъемлемой привычкой, как почистить зубы. Черные волосы всегда с идеальной стрижкой и укладкой, смуглая кожа, пухлые губы идеальной формы, белоснежная улыбка и черные как ночь глаза в обрамлении длинных ресниц. Взгляд у него был как у женщины, которая родила его. Он взглядом мог испепелять, а мог разжечь, но почему-то многие не выносили его взгляда, и не могли или не хотели находиться с ним рядом. Оно и понятно почему, они были у него как на ладони, ему открывалось все, очень страшно. Наверное, это дается с рождения и идет по жизни с его обладателем, все зависит от обладателя.

Павел был одним из тех, кто никого и ни при каких условиях не впускал в свой мир, он был закрыт для всех. Без изъянов и трещин идеальный закрытый мирок, только один лучший друг Костя был исключением из правил. Только он мог сказать ему «стоп», и он останавливался, но это лишь касалось обычной жизни. В работе никто не имел прав остановить его или оспорить принятое им решение, они были безоговорочными, и не было случая, когда бы он изменил принятое им решение.

Сегодня его день рождения, весьма странный выбор места, но именно такой он и был странный, в этом был весь он. Слушая музыку и мурлыча себе что-то под нос, он отбивал ритм музыки, по кожаному рулю своего автомобиля предвкушая сегодняшний вечер. И вот они на месте, у одного из популярных клубов столицы, очередь перед клубом их никак не пугала. Эта толпа просто не имела к ним никакого отношения, они прошли мимо, даже не обращая внимания на охрану перед входом в заведения. Зайдя в клуб их, встретила администратор, с радостной улыбкой на лице приветствуя уважаемых гостей.

Это были четыре молодых человека, идеально одеты, идеально сложены ни один из них не был похож на другого. Каждый из них нес свою собственную харизму, свой индивидуальный образ, но их объединяло одно это были хищники. И сегодня они вышли на охоту, агрессия и вызов всем, кто попадался только им на пути. Эту энергию, которой они обладали и несли с собой, странно действовала на девушек, женщин всех возрастов. Она будоражила фантазии и порождала новые, для некоторых, никогда не сбывающиеся желания. Это про них будут сниться самые эротические сны, это с ними будут сравнивать своих парней и мужей.

— Ваша VIP кабинка, как всегда, готова к вашему приезду. Пройдемте. — Улыбка не сходила с лица администратора. Она указала на путь, и буквально бежала за ними, провожая гостей в их VIP зону.

Следуя по клубу, я осматривался по сторонам в поисках чего-то, сам не понимая, чего, хотя нет, я прекрасно понимал, что ищу. И вот даже не ожидал, что меня вот так пронзит насквозь, от реакции собственного тела. Вот прям до какого-то помутнения рассудка и звона в ушах, а ведь всего-то осматривая зал быстрым взглядом, зацепился за обыкновенный силуэт, простой посетительницы клуба. Эта на вид совершенно юная девчонка, которой на вид и больше двадцати лет не дашь, пробудила зверя, который жаждал теплого, пахнущего кровью куска мяса, в раз изголодался. Кровь начинала закипать в венах, адреналин бил в голову и по всему телу, усиливая ритм сердца. И чем больше я всматривался в ее невинный вид, никак не мог найти для нее спасительных от меня черт ее невинного тельца.

Кукольное личико с аккуратненьким носиком, с пухлыми губками, слегка опущенными как будто в обиде уголками губ очень четкой формы. Словно сошедшая с глянцевой обложки мужского журнала, сука даже волосы нужной мне длины, темного шоколада цвета. И мне даже не нужно смотреть в ее глаза, я знаю, какие они будут, и как именно будут смотреть на меня. Вот поэтому меня так пронзило насквозь по мозгам, отдавая в яйца, особенно когда она обернулась, прошлась взглядом по залу и даже не задела меня взглядом. Сука так, мать ее, и не заметила меня! Просто равнодушно скользнула взглядом по залу, осматривая окружающий ее интерьер, и совсем не замечая в упор, идущего рядом с ней зверя. И это было последней каплей в моем решении, это был мой подарок, я получу ее на день рождения, именно ее. Очнулся я когда мы проходили в наш VIP, продолжая всматриваться в такой манящий меня силуэт. Администратор, что-то говорила, ей отвечал Костя, а я даже не улавливал суть их диалога. Видимо он делал заказ.

Паша залип куда-то, проследив за взглядом друга, Костя сразу все понял.

— Нет, Паша я тебя прошу, только не это.

— Да, да Костя, именно это. — Паша усмехнулся.

— Я очень хочу именно ее получить в качестве своего подарка.

— Так, что это твой окончательный выбор? Костя приподнял бокал с виски и отпил небольшой глоток обжигающей жидкости. Девушка была просто восхитительной, молода, изящна и что-то в ней было, наверное, много жизни, она излучала свет.

— Да окончательный. — Паша смотрел на нее, не отводя свой пристальный взгляд, ухмыльнулся.

— Но я хочу получить ее в своей спальне.

— Ну а как же иначе, ведь ты у нас сентиментальный! — Костя вздохнул и еще раз посмотрел на девушку.

— Ну, а кто сказал, что будет легко. — Паша заулыбался уголками губ.

Они посмотрели друг на друга и понимающе улыбнулись, они всегда понимали друг друга, потому что мысли у них были всегда схожими друг с другом. Но и у каждого было что-то, что дополняло, и они успешно пользовались дополнениями друг друга.

— Как у тебя сегодня с заначкой, еще не все спустил?

План в моей голове возник сразу же, без какого-либо напряга и размышлений. Возможно, потому что был очень прост, если не до смешного, банальным даже для ребенка.

— Зачем тебе это, на тяжёленькое потянуло? Ты же этим ни когда не баловался.

Костя естественно не мог, не удивиться моему нежданному вопросу, так и не поняв суть моей затеи. Которая значительно, должна была упростить ему задачу преподношения моего подарка.

— Это не мне. Я думаю, ты понял, что там хватит и самой минимальной дозы.

— Да не вопрос. Главное, что с пользой!

Костя самодовольно улыбнулся, хотя нет, скорей оскалился и тут достал из внутреннего кармана пиджака. А я тем временем нажал на кнопку вызова официанта, официант тут же нарисовался перед нами, даже меньше чем за минуту, прям, на рекорд тянет.

— Хочу сделать у бармена заказ, особый заказ.

Передал официанту пакетик с незамысловатым содержимым, который мне не так давно дал друг. Тот кивнул мне головой и тут же удалился выполнять мой заказ, он должен преподнести этот заказ примерно через час. Той, к которой уже как минимум с полчаса я хочу прикоснуться, вдыхать ее аромат, которая так будоражит мое сознание и тело. К этому времени я буду готов распаковать свой подарок. Я прекрасно понимал, что этот ничем, не провинившийся передо мной ангелочек, самая что ни есть обыкновенная жертва случайного стечения обстоятельств. Но как это объяснить моей разбушевавшейся фантазии и зверскому желанию, заполучить свою добычу и попробовать ее на вкус.

Глава №2

Марго.

Это был мой двадцатый день рождения, в компании полупьяных несколькими порциями крепкого алкоголя, лучших друзей в одном из популярных ночных клубов столицы.

Меня уже вело не по-детски от эйфории и бурлящего в крови адреналина вперемешку с алкоголем. На танцевальной площадке нас несла волна энергичных движений тела, музыка пронизывала наши тела, и все было хорошо, пока я не стала ощущать пристальный, прожигающий тело взгляд на своей шкурке.

— Марго я не сплю и действительно вижу э… э… это?

Светка остановилась посреди танцевальной площадки, устремив свой замороженный взгляд в дальний угол барной стойки возле танцевальной площадки. Мне тоже пришлось остановиться, проследив за взглядом застывшей Светки. И, я только что встретилась с теми глазами, которые пристально прожигали меня, пока я отдавалась танцу целиком и полностью. И что этот зверь вдруг соизволил выползти из своего VIP-зала. Я даже не поверила своим глазам, и ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон. Я пыталась рассмотреть этого зверя в VIP-кабинке, за немного тонированным стеклом, которая отделяла их, от всего происходящего вокруг. А тут он смотрит на меня прожигающим взглядом, да и всего-то в нескольких шагах от меня.

Даже за стеклом он смотрелся весьма внушительно, а теперь так и подавно. Не бывает таких огромных людей. Наверное, под два метра ростом, с широченными плечами, огромными ручищами, с огромным торсом как у богов в фильмах. Увидев такую мощь сложно не впечатляться, его почти черные волосы в приглушенном свете клуба немного растрепаны в небрежной укладке, легкая щетина на лице, немного припухлые губы. И звериный взгляд черных как ночь глаз, под широкими бровями такого же цвета, как и его грива. И это он выглядел так сидя в расслабленной позе возле барной стойки, одна рука вальяжно лежала на стойке, а другая покоилась на его бедре. В общем, красавчик, сошедший со страниц журналов про гладиаторов, не знаю, бывают ли такие. И эти глаза пристально буравили мою шкурку изучающим взглядом (если глазами можно раздеть, то он уже сделал это.)

— Это твой знакомый Свет?

Я пол вечера пыталась расспросить Светку про этого незнакомого красавца, который весь вечер постоянно смотрит в сторону нашего столика. А теперь вот, совсем пристально изучает нас, не скрывая этого.

— Нет. С чего ты это взяла? — Света с неподдельным удивлением посмотрела на меня.

— Он же старше меня лет на десять явно. Хотя я его где-то видела.

Да насчет его возраста, я с подругой совершенно согласна. Вот только не могу понять, что может понадобиться такому взрослому мужику от таких, как мы со Светкой малолеток. Да и в VIP он сидел с взрослыми мужиками.

И вдруг он приподнимает свою руку и манит пальцем меня, после похлопывая по ноге, в моей голове моментально взорвалось все здравомыслие. А Светка и вовсе, чуть ли не сорвалась с места, вроде ее позвал на съемку фильма знаменитый режиссер, типа Стивена Спилберга. Хотя непонятно кого же он манил таким не пристойным жестом, меня, Светку или вообще кого-то позади нас.

— Ты совсем озверел, мужик? Сам иди к ноге.

Сейчас мы и проверим, кого же он звал в действительности. Я поднимаю свою руку перед собой и указательным пальчиком маню его к себе, после чего так же, как и он похлопываю по своей ноге. А вот дальше все пошло совершенно не так, как я этого ожидала. Этот зверь, прищуривает свой взгляд немного приподнимая уголки губ в верх толи улыбаясь, толи скалясь, поднимается со стула и не спеша начинает надвигаться в мою сторону или даже прямо на меня!?

— Ты, смотрю я, очень смелая девочка.

Поверить не могу своим глазам, а мое тело отреагировало на приближение этого зверя невероятных размеров сильным жаром и дрожью, буквально во всех конечностях. А мое бедное сердечко так и во все было готово выпрыгнуть из груди, билось о грудную клетку так, что вот-вот пробьет ее. А он с каждым своим крадущимся шагом, пантеры, которая вот-вот наброситься на свою жертву. Становился все огромней, чем казался до этого, расслабленно сидя у бара. А теперь и во все нависал надо мной. И вот сейчас, я совсем оцепенела и какие-либо мысли, остановили свой ход в моей голове. Так как смотреть в эти черные глаза почти впритык, и ощущать его всем телом, покрывшегося мурашками и легкой испариной, это уже совсем сверх моих сил.

И сейчас мне как никогда хочется исчезнуть, по мановению волшебной палочки, ну или хотя бы провалиться сквозь это пол. Я никогда не испытывала ничего подобного, ни к кому. И я как никогда понимала, что с дуру рискнула, я очень даже начала соображать, чем может грозить данное знакомство моей шкурке. Этот зверь, одним лишь взглядом способен задавить.

— П…п… прости, я… я просто пошутила! — я же до последнего была уверенна, что он это не мне, и не думала, что он реально подойдет.

— Простить? Да ладно. А вот я совсем не шутил. И сейчас, более чем уверен в своем выборе.

— В каком еще выборе?

Он вдруг поднял одну из своих лапищ, протянул их к моему лицу, проводя кончиками пальцев по контуру моего лица, соскользнув к шее, а после и к затылку хватая меня у корней волос. Меня просто ударило током и прилепило к полу окончательно от шока. Он просто перекрыл все окружающее пространство своей близостью и нереальной энергетикой. Такой мог обладать только настоящий хищник, но ни как ни человек.

— В выборе своего подарка! Что бы как следует расслабиться, этой ночью.

Его рука на моем затылке сомкнулась еще сильней, а вторая приземлилась на мои ягодицы. И теперь я была в плену его рук плотно прижатая к его торсу, и паху. От его тела исходил жар, а в мое ухо он практически рычал, когда сжимал мои ягодицы через тонкую ткань платья. А теперь еще мне в живот упирается весьма впечатляющих размеров, его каменный член.

— Ты сказала, пошутила. Просишь простить? — Он усмехнулся, прям мне в лицо, опаляя его своим горячим дыханием. Он просто издевается надо мной.

— Тогда попроси прощения у него. Потому что я уже готов выебать тебя, здесь и сейчас во все дыхательные и пихательные, твоего тела.

Он что, шутит? Хочет, чтобы я просила прощения у его уже каменного члена, которым он бесстыдно трётся о мой лобок и живот. А рукой мнет мои ягодицы, чуть ли, не задирая и без того короткое платье еще выше. Теперь я просто зависла от этих ощущений, страха и накатывающегося адреналина, которые вот-вот вынесут меня за пределы реальности.

— Ты совсем больной! Отпусти меня! А иначе… — Даже не знаю, откуда столько смелости у меня, чтобы выпалить это ему прямо в лицо. Я даже попыталась оттолкнуть этого ненормального от себя, но куда там эту гору и пошевелить невозможно.

— Я закричу, что есть сил!

Меня начинало всю колотить от страха, до онемения конечностей. Мне кажется, что я даже перестала дышать, а сердце биться. Никогда я не испытывала подобного, он просто давил меня своей энергетической мощью, и подминал меня физически и морально под себя. Мой мозг просто отказывался соображать от этого сумасшедшего напора, и чужого, так прижимающегося ко мне тела. В какой-то момент я просто перестала чувствовать себя, я больше чувствовала его. Этого зверя незнающего границ, и по какой-то неведомой мне причине, выбрал меня своим подарком.

— Зачем же кричать? Разве я делаю что-то плохое? А может нашей смелой девочке, что-то не нравится? — Он точно издевался надо мной не иначе. Да и отвалить от меня он явно не торопился, продолжая удерживать меня в своей звериной хватке.

— За тем, что ты мне не приятен! — мой голос был на грани срыва, и вот-вот я разрыдаюсь.

— Да неужели? Прям настолько, не приятен? А может, ты мне еще скажешь, что ты у нас не кем не тронутая невинность. Прям ангел, воплоти.

И тут, я совсем охренела, от брошенной мне в лицо издевки и, ухмыляющегося самого, что ни на есть настоящего зверя.

— Ты… ты!

— Успокойся, тише, тише! — и еще сильней ухмыльнулся. Но наконец-то убрал свои руки с моего и так уже практически об лапаного им тела. Только вот я и после этого, ощущала жар его ладоней, где они таким наглым образом касались меня.

— Все успокойся. Я не люблю брать женщин силой, с истерикой и криком. Но мне не важно, хочешь ты этого или же нет. Но тебе придется сегодня раздвинуть передо мной свои прекрасные ножки. Потому что я всегда беру то, что принадлежит мне. ВСЕГДА!

Он буквально рычал эти слова мне в лицо, опаляя своим дыханием. А после просто развернулся и ушел, а я так и стояла в ступоре после всего произошедшего.

— Марго, все хорошо? Ты как?

Охренеть! Меня просто тут чуть ли не скрутили и не изнасиловали. А она еще спрашивает все ли у меня хорошо, как будто и вовсе ничего не было сейчас. Вроде все это мне привиделось.

— Все хорошо ли у меня? — я просто была в шоке, смотря на Светку как на ненормальную.

— Можно подумать, ты не видела, что только что тут было?

— Извини, из-за этой музыки я ничего не слышала.

— Да не может быть? Хорошо ты придумала, правда очень удобно? — Не знаю, что на меня нашло, но мне как то стало обидно, моя лучшая подруга даже пальцем не пошевелила, что бы мне хоть как то помочь.

— Марго прости меня. Но правда, что я могла сделать против него, он такай здоровый. Я просто струсила.

— И поэтому ты решила просто посмотреть, как трахнут твою подругу на глазах у всего клуба?

— Ну, а что я должна была сделать?

Да мне уже вовсе плевать, на Светкины оправдания. Я тут же пошла решительной походкой к нашему столику, через толпу танцующих людей.

— Ладно, забей, пойдем, напьемся.

Я подхватила Светку под руку и потянула к нашему столику, нет смысла держать обиду и портить и без того уже испорченный праздник. Как только мы приблизились в ту зону зала, где был ниш столик с диванчиками с трех его сторон, как раз в нескольких метрах от VIP зоны. Я упала на диванчик и собиралась уже выпить….

— Прошу прощения за беспокойство. Но вам тут передали очень скромное подношение, от наших очень уважаемых и щедрых посетителей.

Вот это поворот, возникший из неоткуда официант клуба, в форме, состоящей из белой рубашки черных брюк и жилетке в цвет брюкам. На одной его руке, изогнутой в локте, свисала белоснежная тканевая салфетка, а в другой был поднос, на котором в самом центре стоял бокал с янтарной жидкостью. Этот официант смотрел именно на меня, тем самым давая мне понять, что это подношение предназначено для меня. А не для кого-то из присутствующих сейчас за нашим столом.

— Что это?

Вполне адекватный вопрос задала почему-то не я, а Светка. А я снова сидела в ступоре, рассматривая жидкость в бокале.

— Это «Львиное сердце», коктейль, приготовленный по особому рецепту, по личной просьбе нашего уважаемого гостя.

— А ваш уважаемый гость, случайно не тот здоровый зверь из соседней VIP кабинки?

Я жестом головы указала на тот VIP, где сидел этот зверь, пытаясь, рассмотреть его там.

— Волков Павел Александрович. Да это наш постоянный и самый щедрый посетитель.

— Волков значит, Павел? Ну и да хрен с ним. Можете вернуть ему этот напиток, пусть сам его пьет. А нет, хоть на голову себе выльет.

И видимо этот коктейль был заготовлен для меня задолго до того, как этот Волков решил взять меня посреди танцевальной площадки.

— Да, можете передать ему все мои слова, вместо моего Спасибо.

Какое же удовольствие я испытала, когда бедненький офицантишко резко побледнел, а его лоб тут же покрыла испарина волнения.

— Очень жаль, что вы не желаете принять столь скромный жест от Павла Александровича.

— Марго да уймись ты уже!

Меня попыталась остудить Светка, которая тупо стояла и пялилась пока меня… чуть не растерзали.

— Ты же его уже отшила, зачем сейчас снова дразнить его?

— Дразнить? — Я ошарашенными глазами взглянула на подругу.

— А я его разве отшила? Ты заметила, что он ушел расстроенным и отшитым, мне кажется, он наоборот ликовал своей победе.

— Да, какая разница как он ушел. Ушел же.

Ну это уже слишком и не в какие рамки не лезет. Такое чувство, что меня только вот опустили под ледяную отрезвляющую воду. Если так пойдет и дальше — то уже я стану виновницей произошедшего. Типа нечего было задницей в коротеньком платье крутить на танцевальной площадке.

— А знаешь, ты права!

Не знаю, что на меня нашло и чем меня ударило, прямо в голову. Но я схватила с подноса принесенный мне коктейль и в несколько больших глотков осушила бокал, и поставила его обратно на поднос официанту. И перевела свой взгляд на Светку.

— Я сейчас схожу в дамскую комнату, и поеду домой. Ты со мной Свет?

— Да ладно тебе! Марго, только веселиться начали!

— Как хочешь.

Я взяла с дивана свою сумочку, развернулась и направилась в сторону уборной. Я то и до этого уже была не совсем трезвой, а вот сейчас после выпитого мной практически залпом стакана подаренного коктейля, о чем только думала. И судя по всему, совсем скоро пожалею об этом, хотя нет, уже начинаю жалеть. Наконец-то я дошла до уборной, облокотилась о раковину, в голову ударило еще сильней и совсем неожиданно. Еще и ко всему этому било адреналином в голову после всего пережитого ранее, мне даже ледяной душ сейчас наверно не поможет. А еще я по-прежнему ощущала жаркие прикосновения этого Волкова, такое чувство, что он по-прежнему прижимает, мня к себе, и трогает своими лапками. А его роскошный аромат с бодрящими нотками лайма, легкой ноткой жасмина, и с небольшой горчинкой, такое чувство, что я пропиталась его ароматом насквозь. Меня продолжает бить по голове с каждой минутой все сильней, похоже, что это был непростой коктейль. Мне не помогает даже вода, которой я смачиваю лицо и шею, хорошо хоть не тошнит, но это мало утешает.

А потом и вовсе началась какая-то непонятная мне хрень, перед глазами начинает все плыть. Я пытаюсь двигаться к выходу, люди непонятно по какой причине шарахаются от меня в разные стороны. Я уже не понимаю куда я, двигаюсь и вообще зачем, местами начинает темнеть в глазах. Я стою в темном коридоре и, куда он ведет, ни как не могу собрать свой мозг до кучи.

— Далеко собралась, красавица?

У меня даже не получается говорить, все тело онемело и не только тело, но и языка, а голос и во все пропал. Но обернуться у меня все же получается, или меня развернули лицом. Кто это вообще не понимаю, я, кажется, впервые вижу этого парня.

— Тебя же предупреждали, красотка…?

— Кто это и, что ему вообще от меня нужно, кто предупреждал, о чем вообще меня должны были предупредить.

— Тише, тише красавица, нельзя же так напиваться. Ты и на ногах то еле стоишь. Давай я помогу тебе.

— Нет. Не надо трогать меня.

Я почти шепчу, куда, черт возьми, деться мой голос. И вдруг перед глазами все начинает переворачиваться, я теряю опору под ногами. Раскрываю глаза шире, чтобы понять, и вижу перед собой лицо незнакомого мне парня. А теперь меня куда-то несли, потому что пространство, в котором я находилась поплыть под неспешные шаги похитившего меня парня. Меня обдало прохладным воздухом, и я поняла, что меня вынесли на улицу. Не знаю, как долго меня еще несли и куда именно, потому, что я местами стала проваливаться в темноту и прострацию своего сознания. После я услышала, как парень о чем-то заговорил, и ему ответил кто-то, очень знакомым мне голосом. А потом знакомый звук с щелчком и ответным сигналом, говорящем о том, что открыли дверцу автомобиля и…. Меня закинули в темное пространство еще темнее чем было до этого, видимо в салон автомобиля. Не знаю, что было дальше и куда меня везли, так как мое сознание покинуло меня, и я погрузилась в темноту….

Глава 3

Сколько же времени я провела без сознания, я никак не могла понять, но такое чувство, что уже прошла целая вечность. Возможно, мне подмешали наркотик в коктейль, так любезно предоставленный для меня этим зверем. Раз уж я начинаю приходить в себя, действие этого наркотика начинает понемногу сходить на нет. Я даже попыталась открыть глаза, но ничего так и не смогла увидеть, лишь темнота и мрак.

Сколько же мыслей сейчас роем пронеслось в моей голове, пока я смогла понять, что мои глаза завязаны непроницаемой повязкой. Уже, было хотела снять эту чертову повязку, чтобы рассмотреть, где я нахожусь, поняла, что руки мои заведены за спину и чем-то так же туго связаны. Ноги так же связали в районе щиколоток. Паника и осознание моего положения, того что произошло, начинало накатывать на меня. От паники мне становилось сложно дышать, сердце начало колотить с невероятной скоростью ударяясь о грудную клетку, чуть ли не пробивая ее. Очень трудно дышать, а еще и эта гнетущая тишина, по щекам потекли неизбежные слезы с накатывающей на меня истерикой от беспомощности и неведенья, происходящего в округ.

Наконец я услышала голоса, стало немного легче дышать, я услышала речи поздравления и аплодисменты. Это, что шутка такая, кто придумал весь этот кошмар, который, я только что переживала. Вот сейчас развяжут меня, я им покажу. И в этот момент меня прям, огрело, так не хило по голове, и по телу пробежала волна дрожи.

— Спасибо всем огромное. Тебе Константин в особенности огромное спасибо. Я обожаю твои подарки!

Через время голоса затихли, меня опять окутала тишина, а паника и страх стали окутывать меня с еще большей новой волной. Я слышала лишь неспешные крадущиеся шаги, шаги в мою сторону.

Несильный рывок, и повязка слетела с меня, давая возможность открыть глаза. Вот только открыть при этом наполненные свинцом и залитые слезами веки получалось с большим трудом, картинка была расплывчатой. Я увидела лишь силуэт, но этот силуэт я уже точно, теперь никогда в жизни ни с кем не спутаю, передо мной стоял ОН. И как бы сильно я этого не хотела, и не противилась увиденному, это был тот самый настоящий и живой зверь, в человеческом облике, чей образ, лицо и черные как ночь глаза в полумраке какой-то комнаты, были еще более до смерти пугающими.

— Прошу всех покинуть эту комнату.

Этот рычащий голос с хрипотцой, тихо озвучил просьбу. Теперь я увидела, что на меня смотрело несколько пар глаз. В их взглядах не было ни капли сожаления или сочувствия, они были такими же холодными, пронизывающими насквозь до глубины души. В них плескалось лишь любопытство, в очередной раз меня огрело, от безысходности моего положения, потому что я поняла, что тут помощи ждать не от кого.

Единственный человек, который стоял рядом со зверем, с сочувствием смотрел на меня, так же в его глазах читалось чувство вины. И вероятно, это и был тот Константин, тот самый парень, который похитил меня и привез в лапы, не минуемой смерти, от этого зверя. Все потихоньку покинули эту комнату, остался только лишь мой похититель.

— Я прошу прощения. Не надо плакать, слезы портят ваше прекрасное личико. Вам не причинят ни каких неудобств, за исключением тех, которые уже причинили.

Он произносил все слова четко, и медленно, голос был бархатным и приятным на слух.

— У моего лучшего друга Павла сегодня день рождения. Вы просто покорили его, и он не смог воздержаться. Но так как он не может просто знакомиться.

Он ухмыльнулся, посмотрел на друга.

— Конечно же, он выбрал слишком, радикальный метод знакомства. Я еще раз прошу простить нас.

Еще некоторое время он смотрел на меня, с печалью в глазах и эта печаль не предвещала мне ничего хорошего, в чем пытались убедить меня. Ну вот, и он покинул эту комнату, я осталась один на один, как говориться в одной клетке со зверем. И какая ирония судьбы у него день рождения, а я подарок? Так и хотелось кричать, а где же мой подарок, у меня тоже день рождения. Он пристально смотрел на меня своими черными глазами не отводя взгляд, кажется, он даже не моргал. Этот взгляд испепелял, он, словно дотрагивался, моего лица, шеи, по телу бежала дрожь.

Он вытянул руку перед собой и еле касаясь, провел вдоль позвоночника, переходя на плечи грудь. Страх и желание кричать во все горло, истерить, чтобы все мои эмоции вышли наружу. Не могу больше держать все в себе, они рвут мое тело, сознание, на мелкие кусочки. И, кажется, я вот-вот рассыплюсь как песочный замок сквозь его пальцы. Но даже пораженный страхом мозг осознавал, что такой мой выпад может спровоцировать только гнев, но ни как не понимание.

— Такая чистая и не испорченная. Порочность портит красоту. А ты само воплощение невинности, непорочности. Мне так кажется.

Его голос был низким с хрипотцой, это было рычание, отдающее во все недра моего тела и души мурашками и дрожью. Он не спеша подбирался ко мне практически вплотную, нависая над моим телом, провел кончиками пальцев по щеке, стирая слезы большим пальцем. Наклонился над моей головой и громко втянул запах моих волос, наклоняясь ниже изучая мое лицо еле касаясь губами. Он немного отпрянул от меня, и впился в мои расширенные до предела глаза, своими черными, как ночь глазами в обрамлении длинных черных ресниц. Да, несомненно, это был самый роскошный мужчина, которого мне приходилось, когда, либо встречать в моей жизни.

— Ты даже пахнешь чистой невинностью. Очень хочется верить, что так и есть на самом деле.

Произнес прямо мне в губы, еле касаясь, их своими губами, я даже перестала дышать. Наверно стала дышать только тогда, когда он резко отстранился от меня. Отошел на несколько шагов, а я так же продолжала стоять связанная по рукам и ногам. Тихонько всхлипывая, горло сдавливал спазм обиды и страха безысходности, от того что ситуация просто дурацкая. Да как такое вообще может быть, и почему именно со мной?

— Я хочу познакомиться с тобой немного ближе. Сейчас я задам тебе несколько очень простых вопросов. И если ты ответишь на них честно и откровенно. Я отпущу тебя и даже отвезу домой, уложу в постель, пожелаю сладких снов и уйду. А вот если нет, я буду очень расстроен.

Я отвернула голову тихо плача, не могу смотреть на него.

— Меня зовут Павел. А тебя, насколько мне известно, Маргарита, МАРГО. Очень красивое имя.

Он медленно протягивал, каждую букву моего имени, как будто пробовал его на вкус. Я не смотрела на него, лишь слушала или пыталась это делать, через всю бурю эмоций и чувств моего сознания. В моей голове вертелась лишь одна мысль, что мое здоровье и вся вселенная моего внутреннего мира, целиком и полностью зависит от этого человека. А точнее от того, что он сделает, и какое примет решение. Он ни просит от меня ничего, да и угрозы, сейчас от него никакой не исходи, уж слишком подозрительно спокоен. А я сейчас полностью от него зависима.

— А сейчас я хочу, что бы ты назвала меня по имени. Я хочу слышать, как именно ты будешь произносить его.

Его пристальный взгляд, не дает расслабиться и на минуту. И меньше всего на свете я сейчас хочу участвовать в его беседе. Но и страх начал немного отпускать мое сознание, а на замену страха стали прорастать, ростки бунта.

— Чем меньше ты будешь говорить, тем больше шансов у тебя остаться здесь. Связанной, без еды и туалета. Я смотрю тебе нравиться такая перспектива.

— Я хочу домой. Отпусти меня.

На одном дыхании, я выпалила эти несколько слов, и снова слезы текут по моим щекам. Он резким движением руки схватил мои скулы и сжал их так, что кажется, кости начали трещать. Было очень больно, но я стараюсь взять себя в руки, не хочу больше показывать свой страх, который так много удовольствия ему доставляет.

— Мне плевать, чего ты хочешь. Я, кажется, четко озвучил свою просьбу.

— ПАВЕЛ.

Я буквально выплюнула это имя, словно только оно и мешало мне дышать и чувствовать что-то иное, чем страх, прям ему в лицо. Которое сейчас так близко и так пристально, смотрит на меня.

— А теперь проси. Проси, чего ты хочешь.

Он произнес мне это прям в губы, опаляя их своими губами, словно оставляя на них ожег, как от раскаленного метала. И в насмешливом одними лишь уголками губ оскале, улыбнулся. Меня словно парализовало, слабость появилась в ногах, дрожь, легкая дрожь прошла по позвоночнику. Он просто издевался надо меной, хотя еще несколько секунд назад. Я была готова умолять его отпустить меня, но после того когда он сказа «Проси», внутри моего мозга словно переключили тумблер, что-то щелкнуло или даже сломалось, а язык просто прирос к небу и не собирался шевелиться. Лучше я останусь без ничего, чем попаду в зависимость, этого ненормального.

— Ну? Я жду еще совсем немного. Мое терпение не безгранично.

Я стояла, не смея произнести ни слова, не могла переступить через себя. Он пристально смотрел в глаза, затем перевел взгляд на губы, шею, грудь. Большим пальцем руки стал гладить меня по щеке, после провел по губам. Я попыталась отвернуться от него, но его сильная хватка не позволяла мне такой роскоши, как не видеть этого зверя. Его глаза прожигали, в один миг они потемнели, и в них появился не здоровый блеск, это блеск голодного зверя. И я поняла, он принял решение.

— НЕЛЬЗЯ. Нельзя отворачиваться от меня.

— Не трогайте меня. Я хочу домой.

— Поздно ты заговорила. Слишком поздно. А я ведь давал тебе шанс уйти, был готов отпустить тебя. Ты не забыла, ты мой подарок. И теперь я хочу поиграть со своим подарком.

Он резко убрал руки с моего лица. Присел на корточки касаясь горячими пальцами моих лодыжек, прожигая кожу на сквозь, оставляя на ней ожоги своими краткими прикосновениями. Пока развязывал алую ленту на моих ногах, мне стало невыносимо, дико страшно. Сердце вот-вот остановиться, дрожь начала пробирать все тело, и я стала мечтать снова окунуться в темноту своего сознания и не чувствовать ни чего. Хотя, о чем я, сама ведь виновата, как говориться, упустишь минуту — потеряешь час. Он медленно будто в замедленной съемке встал, и обошел меня, останавливаясь за моей спиной.

Дыхание его становилось рванным и громким, настолько громким, что заполняло все пространство. Я дернулась, когда его рука неожиданно, коснулась моего плеча, плавно и так же обжигая, оставляя огненную дорожку за собой, спускалась к кистям рук. Он развязывал мои руки медленно, растягивая и приближая одновременно мою казнь. Теперь я чувствовала и запоминала, все мелочи, все что со мной происходит.

— Я дам тебе еще один шанс. Раз ты не можешь понять, чего ты хочешь я дам тебе выбор. Секс или просто поцелуй?

Он произносил все слова четко, и тихо шепча, мне в ухо, опаляя жарким обжигающим дыханием. Взял меня за предплечье и повернул лицом к себе, пристально смотря в глаза. Возможно, я бы и выбрала просто поцелуй, но как. После того как он сказал, что уже принял решение и, хочет играть. Да он играется со мной и так, как кот с мышкой, только очень, огромный кот.

— Я…. я хочу уехать домой…

— Блять… Еще одно неправильное слово и я сам сделаю выбор.

— Я…. я…

— Хорошо секс значит.

Его лицо расплылось в хищной улыбке, глаза заблестели. А мое сердце пропустило удар, я даже перестала дышать, когда он стал расстегивать рукава на рубашке. Сначала на одном рукаве, затем на другом, после вытащил рубашку с брюк и, стал расстегивать пуговицу за пуговицей. Пристально смотря на меня и читая каждую мою эмоцию, под этим пристальным взглядом, чувствуешь себя не то что голой, а полностью обнаженной до самых сокровенных и потайных мест души. Нет ни одного уголка моей внутренней вселенной, где бы я могла укрыться от него.

— Что ты делаешь…?

— ТЫ сделала свой выбор Марго.

Он расстегнул рубашку, снял и откинул ее в сторону кровати, которая стояла всего в паре метров. Я же смотрела на его тело, огромные плечи округлые от бугрящихся мышц под бархатистой кожей, кубики пресса на животе. Я рассматривала, не отводя свой взгляд, такое идеально накаченное и сложенное тело я видела наверно в первые, и так близко, что даже хотелось коснуться его.

— Насмотрелась? А теперь твоя очередь, раздевайся.

— ЧТО… зачем?

— Раздевайся. Снимай все и не торопись, что бы я мог насладиться. Как медленно обнажается твое тело.

Он сделал шаг ко мне, а я отшатнулась назад. Я уже была готова, конечно, ко всему, что он будет делать, хотя нет, я совсем не была готова, и не хотела верить в происходящее. Это просто кошмарный, ужасный сон, и я должна вот-вот проснуться. Такого не может быть в реальной жизни. Страх окутывал, тело не слушалось меня, его било дрожью и ознобом.

— Я… не могу этого сделать…

— Что ты не можешь? Ты не можешь снять платье, трусы, лифчик, что у тебя там еще?

Он рычал, глаза наливались кровью, зрачки чернели, на скулах заиграли желваки, вены на его шее вздулись, он был в бешенстве просто. Он в один небольшой шаг приблизился в плотную и схватил меня за скулы, пристально всматриваясь в мои глаза, я застонала от боли, его сильного захвата.

— Ну…, что ты молчишь? Отвечай, когда у тебя спрашивают. Ты уже начинаешь бесить меня.

Слезы наполняли глаза, и просто непрерывным потоком потекли по щекам. Страх, теперь я знаю, где живет страх в моем теле, такое липкое противное чувство.

— Ну, скажи мне Марго, о чем я тебе говорил?

— Ты говорил о поцелуе…

— Хорошо, так намного лучше. Да я говорил о простом легком поцелуе, возможно не об одном. Но о легком приятном, нежном поцелуе. А что сделала ты?

Я просто стала мотать головой, не в силах произнести ни слова, слезы душили в горле стоял ком обиды, и наверно я уже обижалась не на него, а больше на себя. За то что не могла взять себя в руки, но как, я же не попадаю в руки к сумасшедшим, и в такие ситуации ежедневно.

— Да. Да Марго. Ты отказала мне, даже в такой мелочи. Ты уже могла уехать домой, по истерить, по возмущаться. Но я бы все понял, иногда нужно не поддаваться на свои эмоции, а немножко подумать. У вас, у девушек, часто случаются перепады в настроении, но меня, и моих желаний они никак не касаются. Я даже дал тебе возможность все исправить, но ты и этим не воспользовалась. А знаешь, что будет дальше?

— Не… нет.

— А дальше будет, боль, насилие, грубость. Ты будешь ненавидеть меня, а знаешь, что самое интересное. Я после этого заставлю тебя видеться со мной, и буду дальше тебя трахать, заставлять подчиняться мне. Насколько бы тебе не было это мерзко и противно. А ведь все было так хорошо.

Он шумно вздохнул, а я была просто в ужасе, неужели он сделает все то, что сказал. И моя стена гордости разрушилась, уступая самосохранению.

— Не надо. Пожалуйста, не надо. Я очень прошу, не делай этого… пожалуйста.

Я очень не хотела, чтобы он свои слова воплотил в реальность.

(Ну же Марго возьми себя в руки включи голову, спрячь страх).

Я стала успокаиваться и, только одно желание было сейчас вымолить пощаду.

— Пожалуйста? Только меня нужно просить не так. Попробуй еще раз, может у тебя получиться уговорить меня, и я изменю свое решение.

Он отпустил мое лицо и, не отводя взгляда, отошел на несколько шагов назад. А я уже была готова валяться у него в ногах, лишь бы весь этот кошмар закончился раз и навсегда. Сложно переступать через себя, медленно опускаюсь на колени. Никогда в жизни и представить не могла, что буду стоять на коленях перед мужчиной, который похитит меня ради своей прихоти. Если бы это был какой то другой человек,я бы ни за что, так не стала унижаться, но то как он смотрит и давит одним лишь своим звериным взглядом, другого решения я не вижу.

— Пожалуйста, прошу тебя, не делай этого…

Он приподнял одну бровь в удивлении, уголки его губ приподнялись в легкой улыбке, было видно, он ликовал своей победе над моей гордостью.

— Молодец, а ты оказывается, у нас можешь, принимать правильные решения. Когда не поддаешься своим истерикам и эмоциям. Вот только, чего я не должен делать? Я не понимаю, скажи мне.

— Боль, насилие, грубость, Секс. Пожалуйста, не делай этого.

— Хорошо, все очень точно. Тогда скажи мне, что ты хочешь?

Я опустила глаза в пол, сглотнула невидимый ком, который застрял в горле.

— Хочу… я хочу целовать тебя.

Он протянул руку, проводя по щеке кончиками пальцев, спускаясь к подбородку, и поднял мою голов, так, что бы я смотрела ему в глаза.

— А теперь повтори все, только мне в глаза.

— Я хочу целовать тебя.

Выдавила я из себя на одном дыхании.

— Хорошая девочка. Поднимайся, целуй.

Я встала с колен, подошла к моему мучителю, приподнимаясь на носочках, коснулась руками его груди. Такое теплое тело с бархатной кожей, невольно я проводила руками вверх, к его плечам и обратно возвращая их на его необъятную грудь.

— Тебе нравиться?

— Д….да.

Я потянулась к его губам, он в свою очередь притянул меня, буквально впечатывая в свое тело. Его губы коснулись моих губ, плавно проводя языком, приоткрыл мои губы и проник, вовнутрь изучая все внутри, поцелуй становился все более напористым и требовательным, я дрожала, а он продолжал впиваться в мои губы, целуя и покусывая иногда их, он становился все более настойчивей. А после, и совсем грубо, губы уже горели, становилось нестерпимо больно, я попыталась вырваться, но чем сильней я пыталась вырваться, тем больней он делал. Его руки сжимали мои ягодицы, обжигая кожу сквозь тонкую ткань платья. Слезы снова потекли с глаз, я постаралась взять себя в руки и перестала сопротивляться. Тут же его поцелуй снова стал более мягким и нежным, он перестал кусать мои губы и терзать их. Наконец-то он оторвался от меня, пристально посмотрел на истерзанные им губы, нежно провел пальцем по губам.

— Не нужно так противиться мне. Я не люблю, когда мне сопротивляются. Еще немного поцелуев и отпущу тебя.

— Он обхватил лицо обеими руками. И с новой силой впился в них, продолжая терзать и кусать, он целовал и целовал. Я больше не могла этого выдерживать.

Прошу тебя. Пожалуйста, Паша. Мне очень больно, очень. У меня болят губы.

— Да, я понимаю тебя. Хорошо на сегодня мы закончим. Еще я тебя попрошу об одном, поцелуй меня в шею.

Губы нестерпимо пекли, я потянулась, и поцеловала его выпирающую венку на его шее, вдохнула его парфюм, так приятно он пах. Этот запах очаровывал и притягивал.

— Такие горячие губы.

Он сильно прижал меня к себе, втягивая мой запах, нежно гладил руками по спине вдоль позвоночника.

— М-м-м-м. Какая же ты вкусная и сладкая. Я бы с удовольствием уложил тебя в постель и выебал так, что ты и сидеть бы не могла. Но я пообещал. Хотя, может не отпускать тебя?

— Пожалуйста, можно мне домой. Я хочу домой.

Я больше не могла смотреть на него, не могла вдыхать аромат, который исходил от его тела. Который, просто, каким-то звериным магнетизмом притягивал к себе. Я хотела скорей домой, отмыться от всего этого кошмара.

— Хорошо. Пойдем, водитель тебя отвезет.

Он подошел к кровати, взял рубашку и стал одевать ее.

— Но запомни ты теперь моя, тебя подарили мне. К тебе никто не должен прикасаться, особенно мужчины. Если ты будешь следовать моим простым правилам. Я в свою очередь буду поощрять тебя, ослушаешься, накажу.

Глава 4

Вот уже несколько недель я не видела, и не слышала о нем ничего, как будто бы и не было его, и все это была фантазия. Фантазия девушки, которая живет где-то глубоко, в моем подсознании, и я с ней еще не знакома. Лишь сны, которые каждую ночь мучают и терзают, мое сознание напоминают, о той ночи. И возможно я и рада была бы забыть, но так сильно запал он в мою душу, буквально проник туда, прям под кожу и с каждым прожитым днем все глубже. Его будоражащий запах с нотками лайма, бархатная кожа и такие обжигающие прикосновения, прикосновения его губ, которые я чувствую на своем теле.

Каждый раз, просыпаясь ночью, в холодном поту. Чувству жжение в тех местах, где прикасались его руки, и как бы странно это не было, после всех издевательств, я хочу увидеть его снова, хочу вдохнуть его аромат, хочу чувствовать жар его рук на своем теле, хочу прикоснуться к его губам и пропасть, потеряться, раствориться в нем.

Кажется, я совсем свихнулась, ведь такого не может быть, разве может нормальный человек, желать встречи с таким чудовищем. Который приходит и делает все, что взбредет ему в голову, который заставляет придерживаться каких-то известных только ему правил, заставляет делать то, чего бы в жизни не сделала.

Вот и эта ночь прошла, в каком-то бреду и совершенно безумных снах о нем, только в этот раз он не мучал меня. Был нежным и не причинял мне никакой боли, не задавал вопросов и не требовал ничего взамен. Просто гладил мое лицо, нежно касался губами моих губ, и что-то шептал неразборчиво мне на ухо. Я все ждала, когда же он придет, но время стирает все, все эмоции и чувства, радость, боль. И постепенно я возвращалась к своей обычной жизни, пустой, одинокой и неинтересной, которая продолжал неизменно идти, не замедляя свой ход. Редкие встречи с друзьями, пустая и холодная квартира, в которой никто не ждал.

За эти недели наступила осень, мы шли из университета, учусь уже на третьем курсе МГИК на хореографическом факультете. Как всегда, задержалась допоздна, помогала своему знакомому Лешке с четвертого курса, его партнерша по танцу сломала ногу, и он попросил, меня, ее заменить. Они готовились к конкурсу, и на одной из репетиций Лера сломала ногу, неудачно приземлившись в одном из элементов с поддержкой. Да и меня наверно попросил не просто так, он уже давно уделяет мне всяческие знаки внимания, а я всячески отметаю все попытки Леши. Но почему-то именно сегодня я решила, что хочу с кем-то пообщаться, просто по-дружески поболтать. Устала быть одна, одиночество начинает угнетать, и эта никому ненужность, возрастает с каждым новым днем все сильней.

А и Леша очень милый и хороший парень, и я знаю, что он испытывает ко мне симпатию. Мы шли медленно по проспекту к моему дому и болтали, с Лешей легко и просто общаться, иногда невзначай он легко касался моего плеча, проводил ладонью по щеке, и легкое пожатие руки. Леша, задержал мою руку немного дольше, чем нужно в своей. Во мне ничего не екнуло, странно, я все чувствовала, видела, но внутри абсолютная тишина. Неужели все чувства во мне отключили, и я уже не смогу реагировать на простое, нежное прикосновение, а не на вероломное вторжение в свою жизнь. Столько было вопросов, столько мыслей и не одного ответа, одно сплошное разочарование, впрочем, последнее время только это и испытываю.

С Лешей мы расстались, не дойдя до моего дома, я шла к подъезду и искала ключи в сумочке, меня начала пронизывать тревога, и чувство что меня пристально прожигают взглядом, я узнала это чувство и знала, кому принадлежит этот прожигающий до глубины души взгляд. Стала нервно оборачиваться по сторонам, но так никого и не увидела, стала прикладывать магнит к двери подъезда и не могла ни как открыть эту чертову дверь, руки дрожали от внутренней тревоги.

— Не можешь открыть дверь в собственный подъезд?

— Черт… Ты всегда так подкрадываешься?

Я обернулась и не поверила своим глазам, передо мной стоял ОН, тот, кого я так ждала, все эти несколько недель. И думала, что готова увидеть его, но, когда он вот так стоит рядом, меня просто накрывает с головой паникой и страхом. Я почувствовала его еще задолго до того, как он приблизился ко мне и заговорил.

— Как так?

— Очень тихо подкрался ко мне, я не слышала.

— Ты просто была занята своими мыслями, а так бы ты услышала.

Он подошел совсем близко, всего за несколько шагов. Я почувствовала тепло его тела, подняла свой взгляд, что бы увидеть его глаза, он пристально, как всегда, смотрел на меня. Своими черными, как ночь глазами, но сегодня в его взгляде я заметила грусть. Перевела свой взгляд на его губы, потом его подбородок с легкой щетиной и широкими скулами, плавно спускалась на его шею и расстёгнутые несколько пуговиц на груди.

— Ты так изучающе смотришь на меня. Тебе нравиться то, что ты видишь?

— Да нравиться.

Я даже сама себя не узнала, как все это сказать то смогла, а он наоборот расплылся в легкой улыбке. Впервые вижу, какая у него улыбка, она не такая как при первой нашей встрече, в тот вечер он больше скалился, а сейчас улыбался. Эта улыбка даже помогла мне расслабиться рядом с ним, под пристальным взглядом, который он не отводил ни на минуту.

— Ох, осторожнее Марго. Самые прекрасные вещи в мире, очень опасны.

Он приобнял меня за плечи и, куда-то повел. А я и не была против, мне очень хотелось находиться с ним рядом. Его аромат окутывал меня каким-то дурманом, и я шла словно в наркотическом опьянение опять, но ведь меня не могли снова опоить наркотиками. Да и где, я весь день провела в университете.

— Ужин. Беседа. Секс. Такой план на сегодня. Конечно же, ты можешь отказаться.

Остановились, и он развернул меня к себе лицом, провел кончиками пальцев по щеке, снова обжигая лицо, словно раскалённый метал, я прикрыла глаза, и теплая волна разлилась по моему телу от удовольствия. Я снова оживала, и мир снова набирал краски, только рядом с ним, почему-то. И даже список его планов на этот вечер не пугал меня. Он приподнял мою голову, лишь касаясь, одним пальцем моего подбородка, заставляя посмотреть в его глаза.

— Если ты сейчас откажешься, я все пойму. Но ты больше никогда не увидишь меня… Но если ты согласишься… у тебя не будет больше прав отказаться, все будет в соответствии с тем порядком, который я тебе озвучил. И твои желания будут проигнорированы. Подумай очень хорошо, у тебя есть время, до того, пока ты не сядешь ко мне в машину.

Он снова ставит меня в рамки, в те рамки, которые удобны ему. Мне очень хочется попробовать, то, что он предлагает, и его голос такой спокойный, тихий с хрипотцой, пробирающийся в подсознание, и отдаётся вибрациями в каждой клеточке тела, где-то под кожей. А взгляд этих глаз наглый, безумный, циничный, который заставляет лететь в пропасть и, разбиться о скалы растворяясь в морской пене.

Мне становилось очень страшно, но и в то же время любопытно, что дух захватывает. Я стояла перед выбором, вернуться в свою пустую квартиру, и ничем не примечательную и унылую жизнь, или попробовать, что-то отличное от той пустоты и одиночества. Но он не обещал мне ничего хорошего, что отличалось от той пустоты, которая всегда со мной. И с каким вкусом будет подаваться это новое, было абсолютной загадкой для меня. Я подумала всего пару минут и тут же сорвалась с места, чтобы не струсить и не передумать.

— О чем будет разговор?

— Ты расскажешь мне о своей жизни.

Он открыл мне дверь и заглянул мне в глаза, я стояла все же в небольшом ступоре, все же страх был, и начинал окутывать своим липким неприятным чувством, где-то внутри.

— Я не тороплю тебя. Ты хорошо подумала?

Я внимательно посмотрела в его глаза, улыбнулась легкой улыбкой и села в машину. Я приняла это решение для себя и обсуждению оно не подлежало. Он сел в машину, и мы поехали, ехали мы уже очень долго, в полной тишине, которая угнетала, а голова заполнялась неприятными мыслями. Я иногда смотрела на Пашу, он сидел расслабленно, очень уверенно вёл машину, держась за руль одной рукой. Вскоре мы подъехали, к какому-то коттеджному элитному поселку, проехав еще минут десять остановились возле высоких железных ворот черного цвета. Ворота тут же открылись, и мы заехали на территорию, я стала мотать головой, рассматривая все вокруг. По периметру территории было много охраны, возле ворот был проходной пункт, а вдалеке стоял просто огромный дом, где-то три этажа с огромными панорамными окнами. Машина остановилась, и Паша вышел, а я сидела, не решаясь, выходит. Тут же дверца с моей стороны открылась, и мне протянули руку, я приняла ее и вышла из машины.

-Куда мы приехали?

— Ко мне домой.

Очень сухо, без каких-либо эмоций ответил он. Стало немножко страшно и не по себе. Мы стали двигаться по дорожке выстеленной камнем, вдоль которой были красивые клумбы с цветущими розами разных цветов и сортов. Пока я рассматривала и вдыхала аромат этих прекрасных цветов, не заметила, как мы подошли к дому.

Когда я вошла, то попала в огромный холл, который плавно перетекал в гостиную, с роскошной каменной лестницей на второй этаж. В гостиной уже стоял накрытый стол на две персоны, горели свечи, играла приятная музыка.

— Пройдем к столу Марго. Я очень голодный.

Он приобнял меня и прошептал на ухо с таким придыханием в голосе, что невольно по телу прошла легкая волна электрических токов. Паша усадил меня за стол, открыл бутылку вина, и разлили по бокалам, на тарелках лежали стейки из рыбы с каким-то салатом, да и много разных закусок стояло на столе. Ужин был просто сказочный, Паша был в отличном настроении, впервые вижу его таким. Но с ним легко, я расслабилась, он шутил и рассказывал забавные истории, а я смеялась на протяжении всего ужина.

Не сводила с него глаз, сегодня у него были игривые глаза, от них исходила теплота и радость, его губы с роскошной белозубой улыбкой и руки. С большими ладонями, красивыми длинными пальцами, ухоженные ногти, на эти руки можно смотреть вечно. А больше всего мне хотелось почувствовать их прикосновения и жар, который они оставляют как клеймо на теле. Ужин подошел к концу, и теперь наступала следующая часть программы, я уже знаю, что все будет, так как он сказал. Мы встали из-за стола и прошли к дивану недалеко от накрытого стола, рядом с диваном стояли два больших и уютных кресла и небольшой столик между ними.

— Присаживайся, ты же знаешь, что без беседы ни как.

Он подмигнул и приподнял уголки губ в легкой улыбке.

— Я очень устал сегодня от костюма. Ты не будешь против, если я разденусь?

— Нет.

Я сглотнула образовавшийся ком в горле, и постаралась улыбнуться, но боюсь, это совсем не было похоже на улыбку. Присела в кресло в ожидании его вопросов, на которые мне нужно будет ответить только правду, это была следующая часть программы на вечер, который он запланировал. Я стала заметно нервничать, мои ладошки вспотели, била легкая дрожь по телу, а желания отдаться этому мужчине я и вовсе не чувствую. Может это нервы конечно, но и его прекрасного настроения тоже уже нет, теперь передо мной стоит человек, а точнее даже не человек, а зверь с нашей первой встречи в клубе. Нет той веселой искры в глазах, а лишь снова черные как ночь глаза, плотно сомкнутые губы и абсолютно непроницаемое лицо, на котором, нет никакой эмоции.

— Марго, как ты думаешь, что обязательно должно быть в женщине, чтобы привлечь мужчину?

Он пристально посмотрел в мои глаза, за тем снял свой пиджак и положил на свободное кресло, медленно начал расстёгивать пуговицы сначала на одном, потом на другом рукаве, вытащил рубашку с брюк, и также медленно пуговицу за пуговицей расстегнул и ее. Я наблюдала за каждым завораживающим меня движением его рук, в голове сразу стали всплывать картинки прошлой встречи, и так странно в низу живота разливалось тепло.

— Я не знаю, каждому нравиться, что-то свое. Кого-то привлекает внешность, кого-то красота тела, кого-то привлекают определенный вид одежды. А некоторых и во все привлекает аромат тела. Каждому свое и все это очень индивидуально.

— Хорошо. А вот лично ты. Чем ты привлекла меня?

— Ну, это совсем просто, ты же сам говорил… Непорочность.

-Да, но это не самое важное. Но и не стану скрывать сыграло не последнюю роль в моем решении. Но вот интересно, раз уж все так просто. И ты знала, зачем ты сюда едешь. Зачем же ты поехала тогда, не страшно?

— Ты самый лучший представитель мужского пола, которого я, когда, либо встречала. Да и одноразовый секс имеет свои преимущества.

-Да? И какие же?

— Все очень быстро, без каких-либо обязательств, не надо врать. Планов и аллюзий я не строю.

Конечно же, я врала сама себе, и мне, конечно, хочется узнать какой он на самом деле, мне кажется, что он другой, не такой как пытается показывать себя. Да и разве кто-то хочет быть использованным и ненужным, все хотят верить, что ты самый лучший и потому выбрали именно тебя.

— А ты не думала о том, что это будет секс не на одну ночь? Или это будет очень жесткий секс и тебе будет очень больно?

— Думаю, ты не сделаешь мне ничего плохого.

Я смотрела в его глаза, которые с каждым моим ответом становились, чернея, они были покрыты какой-то дымкой, без блеска и эмоций, это очень пугает и страх снова начинает преобладать. Но ничего не могу с собой сделать жажда его прикосновений сильней моего разума, который кричит.

(Беги как можно дальше, и как можно скорей, без оглядки.)

— Не знаю. Все зависит от твоих ответов на мои вопросы. Ты же помнишь, я говорил, что ты расскажешь мне о себе сегодня. Думаю, у тебя был парень или знакомый, с которым у тебя были отношения. И конечно ты фантазировала на тему секса, и какой он, может быть?

— Да, я живой человек и понимаю, что это когда-нибудь случиться в моей жизни.

— Марго я вижу всю тебя, я вижу все, о чем ты думаешь. И, конечно же, я вижу, когда мне врут.

— Но… но я не вру тебе.

— Да я вижу, пока ты не врешь. А ты когда-нибудь ласкала себя, доводила до оргазма себя?

Он стал медленно подходить ко мне. Обошёл кресло и, склонился над моей головой. Его запах с нотками лайма стал окутывать меня, проникая под кожу, шумно вобрал запах моих волос и стал перебирать мои пряди, он проникал в мое сознание глубоко, пытаясь переписать все по-своему, своим ароматом, прикосновениями, своими вопросами он просто выцарапывал свое имя в моем подсознании. Стирал все ненужное и медленно не торопясь вырезал ножом, что бы никто его не смог стереть там, даже я.

И эти его вопросы, как лезвие ножа оставляют шрамы, и с каждым более интимным вопросом этот нож проникал глубже, он словно загонял его не ментально, а физически в мою плоть под кожу, там, где больнее всего. Оставляя шрамы, о которых невозможно будет забыть. Моё дыхание учащалось с каждым его движением рук по моим волосам, и это не могло остаться незамеченным для него, он чувствовал мою дрожь в теле, он чувствует мой страх, но продолжал уводить меня по своему пути в бездну привязанности, чтобы не дать убежать от него.

— Не молчи, я хочу слышать ответ на свой вопрос.

— Да

Еле смогла выговорить, и так тихо, как вообще он так может, это настолько личное.

— Хорошо очень хорошо. А что подводило тебя к этому, от чего ты заводилась, может ты смотрела перед этим порно? Ты смотришь порно Марго?

— Зачем, зачем ты все это спрашиваешь?

— Я хочу знать, что тебя возбуждает, чего ты хочешь. Разве это плохо? И прежде чем мы перейдем к следующей части программы, я должен знать, что ты любишь, может тебе нравиться нежно, ласково, а то, что нравиться мне тебя просто шокирует. И я не только хочу знать, что нравиться и заводит тебя, в свою очередь, имея больше опыта, я могу предположить, что тебе еще может понравиться. Ну как тебе объяснить, чтобы тебе было легче. Допустим, когда ты смотришь порнографический фильм, какие-то действия в фильме не вызываю ничего, а некоторые вызывают возбуждение и желание испытать тоже самое. И я очень хочу понять, что дает тебе толчок возбуждения.

— Да я смотрела несколько раз. И да некоторые фильмы вызывали у меня возбуждение.

Я задрожала, тело покрылось испариной, его вопросы просто выворачивают, на изнанку.

— И что же именно тебя возбуждало, больше всего?

Его губы коснулись моего виска, щеки, ключицы плеча и вернулись обратно к виску, нет, он не целовал меня, просто водил губами, но и этого было достаточно, эти касания обжигали и оставляли ожоги, я плавилась как свеча, в низу живота начал завязываться узел от этих легких прикосновений.

— Я видела несколько фильмов по телевизору, но там были странные фильмы….

Я вздрогнула, когда его губы поцеловали мою шею, он задержал губы, распаляя меня все сильней такими нежными касаниями. Я тонула в нем все сильней, мне не нужно видеть его, достаточно чувствовать касания и его аромат, который сам по себе заставляет хотеть, именно его.

— Я жду ответ Марго.

— То,… что заставляет меня возбуждаться… Это игра между мужчиной и женщиной. Меня возбуждает, когда женщину подчиняет мужчина. Или как это можно сказать, использует ее, против воли.

— И тебя это возбуждает?

Он отстранился от меня, обошел кресло, резко схватил меня за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза, эти черные глаза загорелись блеском, словно хищник, он поймал свою добычу. И голос его стал другим, резким с хрипотцой. У меня все внутри замерло от предвкушения и ожидания дальнейших его действий.

— Я жду ответ…

Глава 5

Паша

Я знал, знал с самого первого взгляда, просто чувствовал, эта маленькая девочка именно то, что я так долго искал. А когда смотрю на нее такую нежную и невинную, которая совершенно не знает, на что сама способна. Просто дурею, от ее запаха и этого невинного взгляда, и зверь мой внутри рвет все на своем пути, он рычит и жаждет этой невинной крови. Уже и не могу сдерживать его. Мысли и желания разрывают. Так и хочется стереть в пух и прах весь ее внутренний мирок. Затянуть, сжать, смять в своих руках, до хруста в костях. Так, чтобы не могла дышать, что бы боялась оторвать колени от пола, что бы боль застилала глаза, проникала во все ее тело, что бы забыла все и свое имя, чтобы заполнить всю пустоту, сознание и разум собой, своим внутренним зверем, который так реветься к ней. А потом топить, топить в своем запахе, желаниях, в прикосновениях, в своём зверином гневе, боли и невероятной, бесконечной нежности.

Свет, конечно, привлекает всех, но как найти ту самую, которая сможет понять и принять твою тьму. Так много женщин было у меня я даже и не знаю, сколько их было, сотня больше. И все они были так слабы, просто не могут принять всех недостатков, думают лишь о себе и о своей выгоде, как же им разглядеть личность, которая остаётся, когда слетают, к чертям собачим все тысяча и одна маска, как могут принять твоего зверя. Это не для, слабонервных, пугающее зрелище, поэтому и бегут без оглядки. Да чего греха таить мне и самому иногда страшно, но эта сила, которую пробуждает мой зверь, сметает все сомнения.

Я так долго ищу ту самую настоящую, которая сможет принять и полюбить, и жить там, где давно ничего нет и вечный мороз, в самом сердце. С моим зверем, в этом бесконечном лабиринте порока, жестких рамок и правил, в полном мраке и боли. Сможет видеть в этой тьме, все ловушки, которые с легкостью сможет преодолеть, будет знать, как уничтожить с нутрии, но никогда не сделает этого. И примет, и останется навсегда, проникнет под кожу, будет дрожать в руках под обжигающими губами. Которая просто научит жить иначе, или хотя-бы попробует научить, будет безгранично любить, и не просить ничего взамен. Будет любить не взамен, а вопреки всему миру, станет слабостью моей, и силой одновременно.

— Да. Но ты же сам сказал говорить правду.

Я читаю ее как открытую книгу, и сейчас в ней столько страха, который только сильней распаляет меня, просто сносит крышу, еле сдерживаю себя и понимаю, что не смогу отпустить, не попробовав ее, не испытав на прочность.

— Теперь мне многое стало понятно. Прекрасная, скромная, скрытная и такая сладкая… сабба.

Блять как же она дрожит, и лишь крепче сжимает колени, а я продолжаю, дуреть. Пелена застилает глаза, и это признания, которое я вытащил из нее. Лучше бы ты мой маленький ангел, не села в мою машину и бежала, бежала так далеко где бы я не нашел тебя, хотя я бы везде ее нашел. Убираю руку с ее подбородка, и делаю несколько шагов назад, хочу видеть ее всю, и пить ее желания, о которых она так боится признаться самой себе.

— Поднимись. И встань посередине комнаты.

Ловлю каждую ее реакцию, вижу, как она меняться, прямо, на моих глаза, как приоткрыты ее губы, как она проводит своим язычком по этим манящим до одурения губам, а ее красное от смущения лицо.

— А теперь, подними платье до пояса и спусти трусики до колен.

Какое наслаждение, когда подводишь свою жертву к обрыву, и она готова уже сама прыгнуть в эту неизвестную ей пропасть, даже не зная, что ее там ждет, а уже согласна, готова. Смотрю и сам тону в ней, ее губы, блять будут делать самые восхитительные вещи. И каких сил мне стоит держаться холодным, но ее всепоглощающая страсть любопытства, и страх неизвестности, словно пожар.

И вновь кровь бурлит по венам, а зверь рвётся, и рвет меня. И снова ее губы не могу отвести от них глаз, и то, как она его приоткрыла, так и хочется провести пальцем по контуру этих губок, а потом всадить уже до предела возбужденный, твердый член с пульсирующей головкой, вглубь, этого влажного колечка. Да все это однозначно будет, но позже, все позже, а для начала нужно приручить ее, привязать и лишить прав жить без меня. Она будет видеть мир моими глазами и ни как иначе.

— Выполняй Марго. Я посчитаю до пяти, если не выполнишь… Я накажу тебя.

Как же ласкает слух — это слово, сколько в нем эмоций, и как же много сразу мыслей наказаний.

— Один… Два…

Как же дрожат ее руки, как сладко скользит ткань по ее бедрам, как крепко сжимаются ее колени.

-Три…Четыре Марго… Сделай это, или все будет намного хуже, чем ты, можешь себе представить. Ты уже не в том статусе уже не получиться просто встать на колени.

Я же вижу, как она дрожит и хочет этого, зачем же выводить. Уже готов сам разорвать, это чертово платье, тело уже напряженно до предела. Не знаю даже, откуда берутся силы сдерживать себя, но эту игру я доведу до конца, не отпущу просто не смогу.

— Очень хорошо, а теперь раздвинь ноги шире, и введи в себя два пальца и покажи мне. Ты будешь Марго делать это всегда, потому что я так хочу.

— Паша, пожалуйста, зачем, не надо…

— Соедини два пальца и введи их себе в писичку. Быстро!

Да, все, так как я и предполагал, она уже настолько мокрая и готовая для меня. Даже касаться ее не нужно. Сам не замечаю, как оказываюсь рядом, хватаю ее пальцы и растираю ее сок по щекам, медленно начинаю слизывать. Блядь сладкая просто приторно сладкая сабба, даже не смотрит на меня, а слезы текут по лицу, но даже в таком состоянии безумно возбуждена, меня накрывает волна ее порока, никого так не чувствовал, никогда и не стремился к этому. Но она другая, и как бы ни было это грустно, обречена, быть моей, и не избежать ей того, что я для нее подготовил.

— Пороками мой ангел нужно владеть в совершенстве. Видишь ли, хорошее, нужно делать хорошо, а плохое в совершенстве, с чувством, с только, с расстановкой. Ты оказалась очень сладкой для меня. И когда я касаюсь твоих пороков, ты просто восхитительна. Поверь мне, я был не с одной женщиной, пусть даже они были и непорочные. Главное суть, то, что идет изнутри. И ты так опрометчиво отдала мне свое нутро. А теперь, можешь одеть трусики, и спустить платье. На этом мы закончим. Я хочу перейти в другую комнату.

Глава 6

Марго

Оделась и пошла, даже не вникая в смысл его слов. Мы поднялись на второй этаж и долго шли по коридору. Мы зашли в огромную комнату, окон в ней нет, лишь тусклый от бра и торшеров искусственный свет, стены в темных тонах и массивная мебель. В комнате не хватало воздуха, в воздухе веяло запахом кожи, вся эта тяжелая атмосфера давила, падала на плечи и прибивала к полу.

— Ужасная комната.

Я несколько раз оглянулась по сторонам, странная мебель, прикрытые большими панелями стены.

— Ты так считаешь? А мне нравится эта комната, учитывая, сколько всего интересного в ней можно сделать.

Он смотрел на меня, пронзая своими черными глазами, улыбаясь так загадочно, но я понимала, что эта улыбка не несет ничего хорошего для меня. Мое сознание понимало нужно бежать, а тело предательски хотело его ласк и касаний. Несмотря на то, как он диктует свои правила, я ломаюсь, это просто пытка для моих принципов.

— Присядь на кушетку.

Возле стены стояла кушетка, но такая узкая, что я с большим трудом представляю, как на ней можем поместиться мы вдвоем. Да и настолько она маленькая, что он там даже один не поместиться.

— На кушетку? Но она такая маленькая как…

— Что как?

— Как мы сможем поместиться на ней вдвоем?

— Вдвоем нам и не нужно на ней помещаться. Она для тебя… Только для тебя.

Подошла к кушетке, на вид совершенно обычная, длинная, но очень узкая.

— Я хочу, чтобы ты легла на живот.

— Зачем на живот?

Адреналин снова закипает, и новая порция возбуждения получена, от того как он произносит свои просьбы, с какой хрипотцой в голосе, с паузами между слов. Говорит не громко, но его слова колокольным звоном отдаются в моем теле, уже совсем не понимаю, зачем все это делаю. Так он влияет, что не понимаешь и не ведаешь, что происходит, несмотря на то, что даже вижу и все чувствую, но пелена застилает глаза.

— Ложись потом узнаешь…

— Я хочу знать сейчас.

Даже своим воспаленным от возбуждения мозгом понимаю, что не все так просто. С ним не может быть просто.

— Я даже не прошу, что бы ты раздевалась. Ложись в одежде, что бы, не пугалась. Ну же Марго, присядь на нее, это просто кожаная кушетка в ней нет ни каких подвохов. Я просто хочу узнать тебя лучше, помочь расслабиться тебе.

Присела на край, провела руками, такая мягкая и холодная кожа, хотя кушетка сама по себе жесткая, но ничего не обычного действительно нет.

— Я хочу, чтобы ты легла на живот не более того.

— Мне страшно…

— Я не собираюсь тебя убивать, это всего-то часть игры. Неужели тебе не интересно?

Он бросил взгляд на меня, его взгляд был диким, возбужденным, и куда-то отошел. А когда вернулся, в его руках было несколько алых, шелковых лент. Медленно легла на живот, как и просил, тело начало знобить от неизвестности происходящего. Он вел меня по пути этой похоти и прока, по пути, который знал только он, а я так слепо следовала за ним, без каких-либо гарантий, что останусь здорова или хотя бы просто жива.

— Протяни мне руки.

— Для чего?

— Ты в любой момент сможешь сама их освободить.

Я протянула руки, он обмотал их лентой и завязал какой-то узел, и тут же закрепил их к кольцу, которое я не приметила, оно было примерно в полуметре от кушетки и закреплено к полу.

— А теперь я сделаю то же самое и с ногами.

Такие медленные движения этих тайных для меня манипуляций, он еле касался пальцами моей кожи, обжигая. Я возбуждалась сильней и сильней, дыхание становилось чаще, а сердечный ритм был на пределе. И вот он закрепил меня, и вышел из комнаты, оставляя меня саму с собой. И тут меня в голову полезли мысли, я же его совершенно не знаю, кто он и что может сделать, какие его желания, все это настораживало. Но и в то же время возбуждала сильней, совершенно новые ощущения, я полностью обездвижена, и это очень заводит, ураганом мурашек проноситься по всему телу. Я словно знакомилась с новой мной, не могу пошевелить ни руками, ни ногами, он зафиксировал меня так, как хотел видеть. Страх на грани возбуждения, это словно новый мир, мир новых ощущений, это тот мир, в котором живет он и ведет в него меня.

— А вот и я, заждалась? Ты мне должна, надеюсь, не забыла.

— Что? Я ничего не брала у тебя.

— Ты оскорбила меня, помнишь нашу первую встречу? Так вот за каждое оскорбление и промедление твоих действий, когда я прошу, ты получишь по сто ударов плетью.

Я ожидала чего угодно, но не этого, только не этого, меня никто и никогда не трогал и пальцем. Он снова ушел куда, что еще взбрело в его голову. И снова шаги, а теперь я чувствую его тяжелое дыхание, тело задрожало, когда я поняла, он режет мое платье.

— У тебя будет тысяча новых платьев, а это мне не нравиться, оно тебе не идет.

Этот хриплый и тихий голос, так близко он все шептал мне на ухо, в подсознание, кровь быстрей потекла по венам, неся жар и концентрируя, затягивая в тугой узел в низу живота. Его голос, словно грех, самый страшный и смертельный грех, который манит идти на него. Голова начинала кружиться от всех эмоций, а страх был основным компонентом в этом коктейле, а на него уже падали и все остальные компоненты, которые он так умело смешивал. Легкая дрожь и возбуждение, жажда получить его прикосновений, и наконец-то почувствовать, во что это все выльется, и как смешается.

Принуждение к исполнению чужого желания бунт все вместе кружит голову, дрожь по всему телу от ожидания, даже не знаю, чего ожидать и понятия не имею, что такое плеть. Какие ощущения и эмоции она принесет мне. Вскрикнула, когда почувствовала его прикосновение, он вел кончиками пальцев по спине к пояснице, накрывая мои ягодицы рукой.

— Я не резал белье, ты в нем просто прекрасна. Посмотри на плеть, что бы понимала, как оно выглядит.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Следуя Инстинкту предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я