Уши торчком, нос пятачком
Алёна Медведева, 2015

Мир оборотней изменился. Грядет борьба за трон: помимо принца из клана белых волков на власть претендует принцесса из клана бурых. Ее права обоснованы кровью древних властителей, но на его стороне сила. Однако Хранители мира задумали интригу. Волка и волчицу объединят в пару. Их заставят бороться друг с другом. Их вынудят следовать инстинктам. В их сердцах разожгут любовь. Но в итоге должен остаться… кто-то один. Согласятся ли на этот вариант Лена и Андрей? Сумеет ли сила любви преодолеть любые преграды?

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Уши торчком, нос пятачком предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Андрей

Настроение было паршивым. Все как-то опостылело, жизнь напоминала скучный и предсказуемый сериал. Для людей я был успешным молодым и перспективным сынком влиятельного банкира, для оборотней — альфой, вероятнее всего будущим главой клана белых волков. Впрочем, в этом вопросе зарекаться не стоит — все в свое время решит поединок, который выявит сильнейшего.

Наш клан, чьи представители обладали сильным контролем над своим зверем, среди расы оборотней славился определенным здравомыслием. Причина в том, что спорные вопросы белые волки предпочитали решать путем переговоров в более восприимчивой человеческой ипостаси. Но большинство волчьих кланов любой спор по старинке сводили к кровавому сражению, где прав тот, кто выжил.

Когда-то так поступали и мы, что едва не стоило нам самого факта существования. Когда-то мы стояли на самой грани. Были времена, когда нас в собственном племени презирали, считая выродками. Клан белых — клан волков-альбиносов. Но времена изменились, или мы изменили ситуацию — этот вопрос любой мог трактовать как угодно. Только сейчас не было волков сильнее нас. Сильнее и… предусмотрительнее. Не только сила и скрупулезно взращенные в нашем клане особенности, но и истинно звериное коварство, объединенное с человеческой предусмотрительностью, возвысили нас. Клан белых выжил, он научился побеждать. Всегда и везде. Любой ценой и… любыми средствами. Многоходовки, интриги, голый и беспощадный расчет — мы не позволяли звериной ярости вырваться на волю и сорвать нам игру. Остальные так не могли. Поэтому нас уважали, нас боялись, нам подчинялись. И никого не обманывала внешняя невозмутимость. При необходимости мы тоже шли на крайние меры, давая волю своему зверю, круша и ломая любое сопротивление.

Для нас не существовало законов, потому что мы сами были законом.

Сонно прислушавшись, сразу понял, что волчица рядом уже проснулась. Но лежала тихо, не беспокоя меня. Опасалась. Я чуял ее тревогу, всегда, даже в моменты абсолютной физической близости знал, что воспринимаюсь ею как опасность. Она в любой момент инстинктивно ждала рывка к своему горлу. Потому подчинялась беспрекословно. Но и не упускала случая плести какие-то интриги, полагая, что делает это за моей спиной, стремясь использовать свое положение рядом со мной для лоббирования интересов своего клана. Черная волчица. Представив ее в звериной ипостаси, в очередной раз самодовольно подумал о том, какое контрастное и вместе с тем эффектное зрелище мы представляем вдвоем.

— Настя, ты что-то на сегодня планировала?

Она тут же ожидаемо прильнула ко мне, ластясь, и многозначительно сообщила:

— Нет, мой волк, я вся твоя. Если хочешь, останемся тут на весь день.

Тоже ожидаемо. И скучно! И фальшиво! Это тоже раздражало. Она была зрелой, вероятно, даже старше меня. Но при этом так поверхностна и предсказуема. Пожалуй, пора отправлять Настю в родной клан, а самому слетать на месяц-другой в свою личную «нору» — в частное владение в Якутии. Тянуло расслабиться, сбросить сковывающую «личину» молодого человеческого мужчины, необходимую при проживании в человеческом городе, и, выпустив зверя, отдаться свободному бегу, искрящемуся снегу и полноценной охоте.

Но, не дав мне времени на ответ, раздался сигнал мобильника. Звонил отец.

— Андрей, я тебя жду, — коротко и четко прозвучало в трубке. Настя рядом безмолвно замерла — или стремясь не пропустить ни звука, или опасаясь выдать моему собеседнику факт своего присутствия рядом. Во многом из-за этого я ограничился лаконичным ответом:

— Еду.

И тут же, не теряя времени, встал с кровати, направляясь в душ.

— Выходим через десять минут, — не оборачиваясь, на ходу сообщил девушке.

— М-м-м… Давай я подожду тебя здесь? — немного переигрывая, томно выдохнула Настя.

— Нет, — эта ее неискренность тоже утомила. В любом случае я был не готов еще к мысли о совместном проживании с кем-то, поэтому любые попытки волчицы обосноваться на своей территории пресекал мгновенно.

Через три минуты вернувшись из душа, обнаружил явно недовольную спутницу умытой и одевающейся.

— Нам давно пора перестать мучиться с этими разъездами — к тебе… ко мне… Что с того, что я побуду тут? Приготовлю сюрприз к твоему возвращению, тебе понравится, — она многозначительно заурчала, выводя меня из себя.

Неудачно выбрала момент. Я спешил, она меня задерживала. По тону отца я понял, что повод для встречи был весомый, и любая задержка неимоверно раздражала.

— Нет! — затягивая галстук, рыкнул я на нее, заставляя испуганно дернуться в сторону и смиренно поникнуть.

Мы молча покинули квартиру, спустились в лифте на первый этаж дома и направились в подземный паркинг. Настя семенила рядом, старательно скрывая свое раздражение. Но я чуял. Впрочем, это не имело для меня значения. Неожиданно появились двое папарацци, на ходу непрерывно щелкая камерами. Если бы не спешка, я гарантированно изъял бы у них отснятое, но сейчас было не до того. И это тоже неизбежный атрибут мимикрирования под человека. Да и привык уже. Все женщины рядом со мной вели себя одинаково — стремились привлечь и задержать на себе мое внимание, создать хотя бы видимость общности. Так и Настя мгновенно собралась и с заученной улыбкой модели прильнула ко мне. Это стало последней каплей. Отправлю в родной клан сегодня же, нашу территорию она покинет в любом случае.

Добравшись до авто, отправились каждый к своей цели: я — к отцу, Настя — в свою квартиру.

* * *

В кабинете отца было сумрачно.

— Что-то непредвиденное? — вместо приветствия уточнил я, окидывая внимательным взглядом крепкого еще, седовласого оборотня, сидевшего за рабочим столом.

— Как раз наоборот, — отец не спешил поднимать на меня взгляд, вчитываясь в какой-то документ.

Я уселся в кресло напротив, ожидая пояснений. Отец задумчиво молчал.

— От клана бурых пришло подтверждение: они выбрали кандидатку, — озвучил он наконец причину встречи.

Я недоуменно пожал плечами. Мы уже обсуждали это обещание, данное древним предком под давлением непреодолимых обстоятельств. Времена изменились, сейчас возможности вынудить нас исполнить нелепое условие не было. Другой вопрос, что клан бурых отказаться не мог, но это уже их сложности.

— Мне подумалось, что тебе нелишне будет посетить их и какое-то время «повариться» во «внутреннем котле». В свете слухов о возросшей активности кланов бурых и песочных волков на границе с рысями и неожиданно возникшей дружбе с черными волками мне данная возможность кажется уникально своевременной, — взвешенно добавил отец и уставился на меня, ожидая ответа.

Тут было о чем подумать. Изначально мы планировали «посоветовать» изрядно сейчас ослабевшему и подпортившему себе репутацию нечестной игрой при последнем переделе территорий клану расстаться с мечтами породниться с нашим кланом. Но, если рассматривать условия древнего договора как возможность пошпионить… Да еще с такой удачной позиции — три месяца полного погружения во внутреннюю жизнь их стаи. Какой шанс внести нечто новое в ставшую однообразной жизнь, а возможно, и что-то большее!.. Зверь внутри предвкушающе заворчал.

Смущал только собственный статус. Формально я отправляюсь для вязки с их волчицей, словно бык-осеменитель, водимый за кольцо в носу из стойла в стойло. Придется помимо гарантированного злорадства со стороны их волков терпеть еще и очередную, окрыленную надеждами заиметь щенков от белого волка дамочку. Такая перспектива изрядно портила всю картину. Обзаводиться потомством желания не было, а уж о вероятности оставить его клану бурых волков и говорить нечего.

— По поводу волчицы — решай сам, — словно услышав мои мысли, добавил отец. — Даю тебе зеленый свет на любые действия.

Что ж, это развязывает мне руки: при необходимости в практичности и беспринципности я могу заткнуть за пояс и главу клана бурых, и все его окружение. Могу даже — при самом неудачном раскладе — загрызть эту волчицу. Или пару-тройку особо рьяных насмешников. Первым на ум пришел Егор Фирсанов. Этот мне был знаком не понаслышке, и перспектива заставить его упасть на спину, открывая живот и горло, выглядела очень привлекательно.

— Еще — зная Фирсанова-старшего и его братца — уверен, что для вязки подберут кого-то из семьи, — предупредил отец. — У него, кажется, две дочери.

Это повышало шансы довести Егора до скулежа. А если это еще и на благо своей стаи…

— И мне бы очень хотелось послать тебя туда, — напоследок отец оставил самый весомый аргумент. — Чую там заговор. А для тебя это прекрасная возможность проверить свои силы.

Я кивнул:

— Уговорил!

Отец хмыкнул.

— Внуков ждать?

Утробно и властно рыкнув, я негодующе отверг столь абсурдную мысль.

* * *

Прибыв в захолустье, где обитал клан бурых волков, не сумевший удержать свои бывшие земли при последнем переделе, пару дней осматривался, изучая обстановку. Откровенная безалаберность бурых поражала. Ладно, мое присутствие, но за два дня на их территории обнаружились и медведи, и лисы, и — что как раз было ожидаемым — рыси. Или тут творится полный бардак, или… территория бурых стала своей для многих врагов волчьего племени. Вовремя мы взялись за эту стаю.

Данные о личности волчицы, «предназначенной» мне местным кланом, получил от отца накануне встречи с ней. Ему, в свою очередь, об этом сообщили Фирсановы. Но ограничился общей информацией — совсем молодая, студентка местного педагогического вуза. Как скромно и показушно! Перспектива встречи с «обольстительницей из глубинки» воодушевления не внушала: видимо, она мнит себя еще и интеллектуалкой. А это — особенно навязчивый тип. Пожалуй, общение с ней станет самой сложной частью задания. Поэтому предварительно следить за кандидаткой не стал, оттягивая момент неприятной встречи.

Начать решил со звонка. Крайне важно было увидеться с девушкой до официальной встречи, по возможности — понять ее намерения, а в идеале — договориться. Но тут я излишних надежд не питал. Однако, после краткого общения по телефону, испытал чувство недоумения. Радости и торжества, как и особого страха, в ее тоне не заметил. Скорее, девушка была взволнованна, даже растеряна. Но это вполне понятно. К тому же сразу начала возражать! Вот это уже меня насторожило. Или ее подготовили, научив, как необходимо вести себя, чтобы вероятнее всего подогреть к себе интерес, или… меня угораздило столкнуться с чем-то нетипичным. Посмотрим.

Пока ждал звонка, возвещающего о появлении Елены возле гостиницы, где я остановился, выяснил, на каком этапе пути находились отправленные мне железнодорожными перевозками мои собственные машины. Одна из них — приметная, чтобы дама не была в претензии, вторая — значительно проще, для личных поездок, дабы не быть на виду.

Спускаясь навстречу волчице, максимально собрался. Учитывая ее совсем юный возраст, была реальная опасность оказаться закапанным слюной. А подобная реакция женщин всегда меня раздражала. Так уж заведено в природе — чем сильнее самец, тем он привлекательнее для самки, ведь это повышает вероятность появления сильного и жизнеспособного потомства! Но слишком бесконтрольная реакция некоторых дам порой бесила. Так и сейчас я понимал, что провинциальной оборотнице из слабого клана счастливый шанс в моем лице раньше и не снился. Потому готовился к худшему.

Елена ожидания оправдала. Застыла столбом и, широко распахнув глаза, в упор пялилась на меня. Как предсказуемо… И теперь три месяца придется провести рядом с этим почти ребенком, отбивая неуклюжие попытки обольщения. Относительно невысокая, худощавая, с черными глазами и скрепленными сейчас на затылке русыми с легким медным отливом волосами. Мой волк, активно принюхиваясь, сразу распознал в ней совсем еще молодую волчицу — оборачиваться и то начала недавно. Кого они мне выбрали?! В свои сто восемьдесят с небольшим я чувствовал себя рядом с этой восхищенной и потрясенной девушкой едва ли не старцем. С таким неприкрытым восторгом и алчностью рассматривают что-то древнее и бесценное. Так что не зря я настраивался. В любом случае это — мелочи, главное — разобраться с тем, что затевает ее клан!

Но… машина?! Когда она смогла все же что-то из себя выдавить, пригласив в свое авто, мысленно поставил ей крошечный плюсик: перспектива развития самообладания присутствует. В следующее мгновение уже я сам был потрясен до основания. Никогда в жизни не ездил в подобном… экземпляре! Назвать «это» автомобилем язык не поворачивался. Внутрь втиснулся с трудом, и даже до предела отодвинутое пассажирское кресло не избавило от ощущения, что колени практически прижаты к груди. Было тесно, душно и очень неудобно. О безопасности и речи не было — хорошо, что нас гораздо сложнее травмировать или убить. Волчица подозрительно помалкивала, на миг даже позволив мне заподозрить в происходящем акт намеренного пренебрежения. Набивает себе цену? Не может же дочь главы волчьего клана не иметь возможности позволить себе достойную машину.

Но тут заметил, что она украдкой посмотрела на меня и… еле сдержала смех! Даже забавно фыркнула. И почти тут же мой зверь ощутил, как Елена расслабилась, заметно отходя от первоначального нервного напряжения. Вот это поворот — смешным меня считать мало кто решался! А уж заведомо слабая волчица?.. Надо присмотреться. Вообще-то внутренний зверь уже занимался этим вопросом, чутко улавливая и методично анализируя все окружавшие девушку запахи и прислушиваясь к реакции ее зверя. Волк был заинтересован!

На ней ощущались ароматы других оборотней, каких-то особых специй и — я сразу вычленил его! — избыточное присутствие запаха конкретного человеческого мужчины. Собственный аромат Елены Фирсановой также был всесторонне изучен и отложен в копилку памяти. Волк не испытывал сомнений, зверю были чужды мои человеческие мотивы, он был объективен и безжалостно беспристрастен. Волк исходил из инстинктивных первоначальных потребностей, и ее волчица расположила к себе моего зверя сразу. Впрочем, в нашем клане было не принято идти на поводу у животной половины. А у меня насчет сидящей рядом девушки имелись определенные сомнения. Не рассчитанная ли это тактика?

Дальше — больше! Доставив меня в сомнительное заведение типа «столовой», дама не стала юлить и на мой прямой вопрос о своих намерениях дала не менее прямолинейный ответ. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой! Она без малейшего сомнения согласилась соответствовать предложенному мною просто в шутку сценарию! Процент невероятного после знакомства с Еленой катастрофически стремился к максимуму. Я был в легком недоумении, сомнения одолевали одно сильнее другого. В чем здесь подвох? Каков ее план? Прикинуться единомышленником, подыграть мне, втереться в доверие в надежде на то, что допущу слабину и увлекусь ею? Если исходить из моего опыта общения с женщинами нашей расы — все обстояло именно так.

Что ж… Я подыграю ей. Сделаю вид, что очарован, что на самом деле опасаюсь разглашения нашей авантюрной задумки, боюсь наказания… Буду внимательным и на все согласным поклонником, пока не «раскушу» ее, пока не подловлю на обмане. А тогда и заговор бурых раскрою.

Следующая встреча с Еленой Фирсановой потрясла меня еще больше. Собственно, она и зародила у меня сомнения относительно того, что я воспринимаю ситуацию в верном ключе. Внутреннее чутье вопило об ошибке — неужели я что-то упустил? Прибыв к центральному зданию местного университетского городка, где находились учебные корпуса факультета, на котором обучалась девушка, припарковал машину напротив входа и стал ждать. Вокруг быстро столпились зеваки, создавая привычную и такую раздражающую для меня атмосферу всеобщего внимания. Но я невозмутимо терпел, понимая, что девушка будет на седьмом небе от счастья, получив возможность настолько публично «покрасоваться» со мной. Так, за исключением разве что матери, поступали все оказывающиеся в моем обществе женщины, независимо от статуса и достатка. После этого мне и стараться не придется: Елена сама все сделает для того, чтобы поддерживать в глазах окружающих легенду о наших отношениях. Тем более что это отвечало и оговоренному нами накануне сценарию!

Почуял ее сразу — движение воздуха от приоткрывшейся двери в общей мешанине окружающих ароматов быстро донесло до меня ее запах. Волк внутри сразу насторожился, предвкушая появление заинтересовавшего его объекта. Я же постарался внешне расслабиться и приготовился наблюдать спектакль под названием «Я, мой парень и его машина!».

Сегодня волчица выглядела иначе. Более взросло, более женственно, более… впечатляюще. Скрытый стеклами солнечных очков, с легкостью улавливая повсеместные шепотки на тему: «это же тот самый, из списка «Форбс»!», — взглядом следил за тем, как Елена пробиралась сквозь толпу в моем направлении. Сейчас начнется шоу! Наверняка решит задержаться с собственническим видом совсем рядом с машиной, чтобы… волосы поправить, к примеру. Придется, как истинному кавалеру, выйти, открыть ей дверцу, помочь устроиться внутри… Как без этого?

Лениво рассматривая очень даже недурственные ножки в красных сапогах, отстукивающие в моем направлении четкий ритм шагов, уловил миг, когда она меня увидела. Елена вынырнула из толпы совсем рядом и уперлась взглядом в машину. Предсказуемо на лице проступило выражение потрясения, глаза распахнулись шире. Глубоко в подсознании засвербела необъяснимая тревога. Надо было ограничиться «БМВ», как-то слишком я замахнулся для глубинки… Но изменить что-то было уже не в моих силах, так что пусть наслаждается моментом — когда еще такое в ее жизни случится?

Неожиданный рывок девушки прочь совпал с моими мысленно возведенными вверх глазами: «Вот сейчас!» Поэтому я чуть промедлил, не среагировал, дал ей фору. Но… как?! Пронеслась мимо с таким деловым и неприступным видом, словно я пустое место и не за ней приехал согласно нашей договоренности! Словно тут вовсе нет ни меня, ни машины! Что за дикий маневр?! Это даже для набивания себе цены чересчур! С альфой любого клана так не шутят, а уж с белым… Однако! Чувствуя, что теряю контроль над ситуацией, не понимая ее мотивов, стремительно двинулся следом за несущейся куда-то в глубь университетского парка волчицей. Словно от смерти спешит! В крови бурлили гормоны: в подобном унизительном положении я оказался впервые, более того — ведь мы же все обсудили! И мне еще бегать за ней?! Поведение волчицы было за гранью моего понимания. Какой-то абсурд! Детский сад! В воспитатели я записываться не собирался. Она что, наивно полагает, что я буду терпеть подобные взбрыки?! Сейчас быстро догоню и встряхну ее слегка, чтобы была понятливее!

Волк же внутри ликовал! Если ранее волчица произвела на него приятное впечатление, то теперь, обострив своей несуразной попыткой побега его инстинкты охотника, подхлестнув давно не реализуемое желание погони, она заслужила едва ли не его благодарность. Зверь рычал внутри, подхлестывая меня, и стремился к одному — догнать, покорить и утвердить свое право сильнейшего. Я прилагал усилия для его контроля — не хватало еще сейчас обернуться.

Догнать ее мог бы сразу, но чувствовал, практически осязал расплывающийся в окружающем воздухе аромат отчаянного стремления убежать, ее упрямую целеустремленность, проглядывающую в каждом движении. И было любопытно узнать, к чему она так стремится. Поэтому, полностью контролируя ее передвижение, я обдумывал все странности конкретно этой волчицы. Зная ее всего сутки, сейчас начал подозревать, что в данной девушке не все так однозначно, как с высоты собственного опыта виделось мне.

Догнал ее в тот же миг, как звериным чутьем уловил запах облегчения, окутавший Елену, — мы оказались за высоким забором, ограждавшим территорию университета. Хм! Резко притиснув ее к поверхности кирпичной кладки, властно рыкнул:

— Что за детские выход… — но закончить вопрос мне было не суждено. Вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения, волчица, ведомая звериным бешенством, перебила меня, буквально накинувшись с шипящим возмущением в голосе.

— Вас что, в детстве с дуба головой вниз роняли?! — едва не завопила она.

Я охренел… Вот реально! Позволить себе такой тон в общении с сыном Добровольского среди представителей нашей расы мог себе разве что мой отец. И даже временное помутнение рассудка из-за вспышки гнева ее не оправдывает. Но чем же вызвана подобная буря эмоций? Мой волк, напряженно дыша, подрагивал от одновременного желания вцепиться ей в горло и, прижав боком к стене, основательно потереться своим мехом, смешивая наши ароматы. Краем сознания опять отметил на ней избыток запаха того самого человеческого мужчины.

Девушка же, так и не осознав, как близко подошла к черте, продолжала судорожно рычать, выплевывая гневные фразы:

— Вы там, в столице… привыкли… эгоисты белошерстые… ни о ком, кроме себя, подумать не можете… Тоже мне, великий и ужасный клан белых волков… А мне здесь жить! — совсем забывшись, она, приняв воинственную позу, сделала попытку угрожать мне. Эх, вот оно — «зеленая», никакого понятия о том, с кем можно связываться, совсем зверь у нее неопытный! Рычать на сильного альфу в одиночку станет только волк, совсем доведенный до отчаяния. Что же ее так взвинтило?

Мой зверь, уже успокоившись, снисходительно воспринял эти нападки, но предупреждающе рыкнул, одновременно с моим, прерывающим ее, возгласом. Интонации альфы сделали свое дело — ее волчица резко осознала, кому пытается угрожать. Тут же всю глубину опасности поняла и Елена — она испуганно шарахнулась от меня обратно к стене.

— Спокойно объясни, что тебя не устроило, — мне было крайне любопытно разобраться и в ситуации, и в девушке.

— Извините. Просто так неожиданно и глупо все получилось. Вы бы еще на ковре-самолете за мной прилетели… Сделали меня центром всеобщего внимания. А мне это ни к чему. И зависть чужая… тоже не нужна, — она все еще продолжала испуганно подрагивать, но сумбурный ответ впечатлил меня куда больше. Возможность привлечь к себе внимание за мой счет ее… откровенно ужасала! Нетипично.

— Наоборот, девушкам льстит, когда их встречают на приличных авто, — на всякий случай решил я убедиться в правильности своего прозрения. Мало ли, сказала не совсем то, что думала…

Ответ бурой волчицы окончательно меня поразил. По всему выходило, что женщины с подобным отношением к моему обществу ранее мне не встречались. Интересно. Но и сомнительно… Вероятность того, что это умная, просчитанная игра, имеющая целью вовлечение меня в добровольную связь, со счетов сбрасывать не хотелось. Кто знает, что задумал ее отец?

Впрочем, мое любопытство она пробудила. И еще какое! Теперь не отступлюсь, пока не разберусь в том, что делается в ее голове. Благо и время, и возможность имеются. Да и волк… Елена Фирсанова совершила большую ошибку, разбудив в моем звере инстинкт охотника. Теперь он не уймется и не даст мне спокойно жить, пока не настигнет ее, не покорит. Он будет преследовать ее безжалостно и неотвратимо.

Начну с того, что больше узнаю о ней. Вот хотя бы об упомянутом вчера в пиццерии парне…

По пути к официальному поселению клана бурых волков обдумывал, с какой стороны подойти к вопросу раскрытия ее личности. Давить не хотелось, тут лучше действовать исподволь, завоевав ее доверие. Это и с общим планом согласовывалось, и вносило элемент разнообразия в ставшую несколько обыденной жизнь. Так что я намерен был извлечь максимум удовольствия из нового поворота событий. В кои-то веки причиной оживления стала оборотница.

Чувствуя, что Елена напряжена и все еще испытывает на мой счет определенную тревогу, явно пересматривая перспективы совместного проведения ближайших трех месяцев, решил отвлечь ее разговором. Заодно и еще что-то новое выясню. И выяснил! Перспектива проживания под одной крышей с ее семейством меня совсем не обрадовала. В этом случае ощущалось бы излишнее давление со стороны родственников волчицы, да и я из наблюдателя превратился бы в объект пристального изучения. Идеальным вариантом стало бы участие в делах клана, но проживание и осуществление всего личного взаимодействия между нами на относительно удаленной от ее семьи территории. А жить под одной крышей с Егором Фирсановым… Одна мысль о нем будила во мне животную агрессию.

Новость о жизни в доме главы клана стала очередным сенсационным, по моим представлениям, фактом из биографии Елены. Не слишком ли домашняя девочка? Поймал себя на мысли, что с интересом жду: каким будет следующее открытие? Нетипичная она! Хоть и слабая волчица.

Встреча с семьей Фирсановых прошла в ожидаемом для меня ключе. Мы с отцом изначально договорились, что он не будет уведомлять клан бурых о личности нашего представителя. И, естественно, моего появления здесь не ожидали. В первые секунды среди смятения я уловил страх! И это подсказало мне, что чутье отца не подвело — что-то тут назревает.

Мы с Еленой быстро обменялись официальными обетами, приняв в присутствии вожака клана бурых обязательства по древнему договору. И если я, обладая большей силой, мог противостоять этой клятве, данной другому альфе, Елена — нет. Вот только маловероятно, что ее «просветили» на этот счет. Милая у девочки семейка!

Дальнейшей целью нашего продвижения стала собственно ее комната. Вот тут мне хотелось осмотреться основательно! Волк тоже горел желанием закрепить территорию за собой — отметить все здесь своим запахом. Но сейчас на это времени не было. Девушка, явно нервничая, стремилась исчезнуть с моих глаз. Это чувствовалось. Тем более и повод имелся — она спешила на работу. Сам по себе факт примечательный!

В мои намерения входило сопровождать ее. Это позволит и узнать быстрее, и присмотреть, да и принятые на себя обязательства вроде как исполняться будут. Вот только Елена взять меня в сопровождающие желанием не горела. Опять это непривычное ощущение ненужности, даже собственной назойливости. Дожили! Пора призвать волчицу к порядку и установить ряд незыблемых правил. Типичная доктрина альфа-самца из двух пунктов: первый — мне нельзя возражать; второй — если сильно хочется, то смотреть пункт первый. Банально, но эффективно. Надо и со своенравной бурой волчицей прийти к этому знаменателю. В процессе развлекусь, а потом можно и за решение собственных задач браться.

Лена поспешно сбежала, заставив меня усмехнуться. Куда она денется? Мне было слышно, что она забежала в соседнее помещение, судя по обращению, к сестре — переодеваться. Я тоже, не теряя времени, быстро сходил к машине за своим багажом, решив наскоро принять душ и сменить одежду, прежде чем отвозить Лену. Время было. Я слышал, как хлопнула входная дверь в комнату. Вернулась. И, заторопившись, ступил под струи воды, смывая пену с тела.

Я чуял, как она, плавно проскользнув внутрь, остановилась позади. Кристина?! Нюх утверждал это однозначно. Но я ждал, давая ей возможность проявить свои намерения. Новый ход, ответ клана Фирсановых на факт появления именно меня? Женские ладони скользнули по моей спине, обвивая талию, ко мне прижалось обнаженное тело.

— А я лучше… — провокационно-томным голосом выдохнула она негромко и лизнула мое предплечье, слегка его прикусив.

Это было бы смешно, если бы не было так привычно! Стоит закрыть глаза и отрешиться от запаха, как на месте откровенно прижавшейся ко мне бета-волчицы я видел Настю. Или ее предшественницу — Полину. Или… Уже давно пройдено и не интересно. И этот однотипный тон, и схожие повадки не впечатляли. А обнаженное тело не волновало. Не было интереса — все знал наперед. Таких женщин было и еще будет много. А сейчас у меня другой интерес. Который подогревало пробудившееся любопытство.

Волк же и вовсе попытался отреагировать глухим раздраженным рыком, угрожая. За миг до того, как вода омыла волчицу, зверь учуял главное — свежайший запах Фирсанова-старшего. Очевидно, он вот только-только о чем-то беседовал с дочерью. Не было ли это попыткой осуществления спешно изменившихся планов главы стаи? В связи с тем, что белым волком оказался я?

Но сейчас мне было некогда. Резко перехватив кисть волчицы, рывком выдернул ее вперед, поставив перед собой.

— Не дыши, — используя силу альфы, безоговорочно подчиняя, властно, позволяя своему волку воздействовать на ее зверя, уверенно приказал ей.

В глазах девушки блеснул животный ужас. Ее волчица мгновенно поняла, что очень несвоевременно пыталась навязать свои ухаживания моему волку. Но поздно. Я спокойно ждал. Секунды бежали. И вот уже она, жестом безмолвного отчаяния резко прижав ладони к груди, словно стремясь разорвать ее, демонстрирует предел своих возможностей. Она корчится рядом, безуспешно пытаясь вдохнуть. И не может. Более слабый волк не способен сопротивляться прямому приказу альфы. Сильного альфы.

— Дыши, — приказываю я, когда Кристина уже полностью охвачена ужасом от близости неминуемой гибели, позволяя ей с судорожными булькающими хрипами начать вдыхать живительный воздух. Остается надеяться, что урок до нее дойдет. По крайней мере дикий страх едва ли не окутывает ее бьющееся на полу в панической дрожи тело.

— Захочешь еще раз потереть спинку — заглядывай! — вежливо «приглашаю» ее, выходя из душа. Надо соображать, какому мужчине ты навязываешь свое внимание, и быть готовой к его возможному ответу.

…сбежала! Не совсем уясняю как, но волк почти сразу определяет этот факт — он чует, что Елены нет на территории клана. И он ликует! Он даже благодарен ей… Погоня! Звериные инстинкты в душе взмывают ввысь, влияя на сознание и разгоняя по венам адреналин. И… я не против. Разумом принимаю это решение своего зверя. Так и не одевшись, одним прыжком оказываюсь у окна и выпрыгиваю наружу. На землю приземляется уже мощный, с серебристой шерстью волк. И сразу ловит в мешанине ароматов ее след. Догоню!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Уши торчком, нос пятачком предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я