Броненосец «Варяг»

Алексей Николаевич Кукушкин, 2019

Морской курсант из недалекого будущего, пользуясь возможностями современной техники, попадает в 1904 год и помогает адмиралу Иессену выиграть русско-японскую войну, заодно исследуя тот мир, оказавшийся совсем не таким, каким принято его считать.Содержит нецензурную брань.

Оглавление

Вступление.

Не столь отдаленное будущее. Николай Бурлаков — спортивного вида позитивный молодой человек в морской форме по кличке «Флинт» за свое пристрастие к пиратам и все, что с ними связано, курсант 2-го курса Морской академии международного ВМФ в 2051 году — прибыл к начальнику кафедры капитану 1-го ранга Морозову Александру Ивановичу. Подтянутому, но невысокому и властному мужчине. Тот испепелил Николая своим взглядом, тяжелым, но вдумчивым и серьезным.

— Товарищ курсант, — начал капитан 1-го ранга Морозов, — я в курсе Ваших успехов по командованию броненосцем «Князь Потемкин-Таврический» на первом курсе, во временной эфирной матрице. И хочу заметить, что, если бы не плюшки в виде мощных снарядов, знания произошедших событий и автоматов заряжания для двенадцатидюймовых орудий, не видать бы Вам победы как своих ушей.

Николай, только что похваленный, стоял и краснел. Вроде бы и герой (герой с английского прикольно переводится — персонаж), но какой-то не настоящий.

— На этот раз задание усложняется, — продолжил Александр Иванович, — Вам дается полная свобода действий. Берешь временные ресурсы во Владивостоке в 1904 году, ваяешь любые корабли, хоть броненосец любой страны, и крутись-вертись как хочешь, должен выиграть Русско-японскую войну. Не отдать пол-Сахалина и по возможности сохранить как можно большее количество офицеров и матросов.

Курсант Бурлаков поморщился. Конечно, ему не хотелось ни пяди родной земли отдавать, но подумал — хоть не на галеры сослали веслом махать, и то ладно. Разберусь как-нибудь, благо первоначальный опыт имеется. И вслух произнес:

— Так точно, приложу все усилия.

Щелкнул каблуками, развернулся и вышел из кабинета начальника кафедры, отправляясь на встречу с приключениями. В тот же миг в его нейроинтерфейсе загорелись все необходимые коды доступа и Николай, не мешкая, решил войти в эфирный центр, который занимается опытами в исторической матрице. Он был сыт, подтянут, свеж и готов к работе. Дорога до эфирного центра Гатчины не заняла много времени. Пассажирский дрон, который он вызвал усилием мысли, доставил его туда из центра Санкт-Петербурга за десять минут. Взору Николая, пока он летел, открылись просторы родной страны, свежая листва, которая красивым ковром в мае покрыла все деревья. Он летел и думал про Владивосток состояния начала двадцатого века. Что там было? Вспомнилась книга Валентина Пикуля «Крейсера». Николай много раз перечитывал ее, а также библиографические записи да кучу критики, дескать, крейсера большие понастроили, пушки не в башнях, а в казематах, связи нет, толком-то и воевать не смогли. Придется ему все, что можно, поправить. Ладно, решил Николай, как говаривал Наполеон: «Стоит ввязаться в драку, а там посмотрим».

Путь прошел быстро. Двери центра с приятной девушкой-андроидом на ресепшене отворились перед ним. Сигнализатор на аудитории проморгал, что готов к работе. Все здание сияло солидностью. Красивые зеркальные стены с голограммами, вставками из дерева и образцами античного оружия. Пол из ценных пород дерева, взмывающий в небо потолок. Все было свежо и прекрасно. Девушка-андроид поинтересовалась, голоден ли курсант, есть ли какие замечания и пожелания. Тот не удостоил ее даже взглядом и, сказав нет, устремился к эфирной капсуле для работы. У него в мозгу висела мысль, как выполнить задание и получше ознакомиться с самым началом двадцатого века. Что-то непонятное и недосказанное было в этом времени, слишком много совпадений и случайностей предстояло разобрать.

Николай удобно устроился в кресле. Компьютер предложил: как посчитать временные единицы — в тоннах водоизмещения или валюте? Бурлаков вывел на табло стоимость кораблей, находящихся в гавани, сперва в золотых рублях. Корабли-то русские, а как иначе? Компьютер вывел данные, согласно которым, стоимость кораблей, базирующихся на январь 1904 года в порту Владивостока, составила сорок два миллиона золотых рублей. Но, несмотря на такие гигантские затраты, война была проиграна, потерян «Рюрик», посажен на камни сперва «Богатырь», а затем подорвался на мине «Громобой». В итоге, когда необходимо было заключать мир, в море могла выйти одна «Россия». Недолго думая о произошедшем и анализируя события, Николай нажал на эфирном персональном компьютере клавишу — ПУСК. И бип, бип — компьютер выдал ошибку, некорректные данные.

Курсант 2-го курса задумался на миг и стал вводить стоимость кораблей в английских фунтах стерлингов, основной валюте того времени, а то из-за перевода в рубли могли случиться многочисленные ошибки. Итого, в распоряжении Николая оказалось временных единиц на четыре миллиона триста двадцать семь тысяч пятьсот фунтов стерлингов.

Николай Бурлаков по первому курсу в морской академии был знаком с увлечением адмирала Макарова безбронными судами и его работой «Броненосцы или безбронные суда?», с помощью которых была возможность выиграть войну, или, так сказать, морское сражение, и он решил воплотить мечты Степана Осиповича в жизнь, пусть и в несколько другой реальности. На выделенные средства решил заказать только бронепалубные крейсера и миноносцы. А размышлял он так: если и бронепалубный крейсер «Богатырь» был способен крейсерствовать в океане, то зачем строить монстроподобные «Россию» и «Громобой», если можно увеличить число крейсеров, а, значит, и количество орудий. Вероятно, это и составляет путь к успеху его миссии? А если взять три броненосца, японцы смогут всегда против него сосредоточить шесть и добить миноносцами, коих у Страны восходящего солнца было великое множество. Соответственно, поддавшись таким умозаключениям, немного покопавшись в программе, не долго думая, загрузил в эфирное прошлое данные найденных кораблей и отправился следом, нажав кнопку — ПУСК.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я