Линкор «Дасоку»
Алексей Калугин, 2006

Нет, никогда не постичь японцу русского человека. То, что для наших мужиков – норма, самураев просто в ступор вгоняет. Ну, не улетела с «Дасоку» во время заварухи бригада техников-криогенщиков Коли Бутова, ну, придумали ребята как вытащить линкор из безнадежной ситуации да заодно и сайтенам, захватившим Империю Пяти Солнц, по титановым сусалам надавать, – что ж тут особенного? Не бросать же в космосе своих, даже если они рыбу сырой едят, а водку мало того, что неприличным словом саке обзывают, так еще и пьют теплой. А теперь уж и вовсе – куда японцам без русских? Им же и корабль надо ремонтировать, и Императора освобождать, и партизанское движение разворачивать. Да мало ли еще чего проявится… Это ж не дао с дзенами, тут понимать надо…

Оглавление

Глава 2

Смелый — не испугается, умный — не растеряется

Капитан Сакамото окинул взглядом прибывшую на мостик команду криогенщиков.

Русские всегда казались ему немного похожими на диких зверей, которых можно было и не бояться, но нельзя было не уважать. В каждом из них чувствовалась скрытая природная сила, даже в самом неказистом из них, маленьком и лысом, которого остальные называли Юриком. И что любопытно, никто ведь не знал, когда эта сила может вырваться наружу и что после этого произойдет. А при взгляде на бригадира криогенщиков в самом деле становилось не по себе. Ростом он был под два метра и широк в плечах. Синий комбинезон, такой же, как и у остальных криогенщиков, казался ему мал. Он был коротко подстрижен, но не брит и смотрел на мир тяжелым взглядом из-под насупленных бровей. Какие мысли бродили при этом у него в голове, оставалось только гадать. Хотя и это было совершенно бессмысленно.

Сакамото и прежде доводилось иметь дело с русскими. Мастера они были отличные, дело свое знали превосходно. Но вот работать с ними — одно мучение. У них была какая-то своя, недоступная пониманию Сакамото логика, которой они руководствовались как в работе, так и в повседневной жизни. Порой Сакамото казалось, что русские вообще лишены чувства времени. Если на работу отводилось три дня, они два из них ничего не делали, зато за последний оставшийся день успевали сделать все, что нужно. Причем в самом лучшем виде, так, что не придерешься. Спорить каждый из них готов был по любому поводу, а то и вовсе без оного. Но при этом создавалось впечатление, что результат спора был ему совершенно безразличен — важен был сам процесс. Ну а уж тот, кто пытался давать русскому советы, как и что нужно делать, в особенности когда дело касалось выполнения его профессиональных обязанностей, рисковал нарваться на доскональный разбор всех своих человеческих, физических, духовно-моральных и, даже случалось, семейных качеств.

Одним словом, нито кайса Сакамото давно сделал для себя вывод, что японцу русского не понять. А вот русские японцев, как ни странно, понимали очень даже неплохо, но при этом старательно делали вид, что им все, ну или почти все в японцах кажется смешным. И чай они заваривать правильно не умеют, и саке почему-то пьют подогретым, и рыбу едят сырой, и ударения в словах неверно ставят. А один русский старший офицер как-то даже пытался учить Сакамото рис варить!

Все, дальше некуда!

Хорошо еще, русские не пытаются учить японцев харакири делать. Хотя как раз сейчас случай был подходящий.

— В чем проблема, капитан? — первым обратился к Сакамото бригадир криогенщиков Николай Бутов. — У нас все идет по графику! Еще три дня, и можете принимать работу!

— Господа! — в строго официальной манере обратился к криогенщикам Сакамото. — Я не сомневаюсь, что вы отлично потрудились. Но сейчас я вынужден просить вас покинуть корабль.

— С чего это вдруг? — удивленно вытаращил глаза черноволосый Гарик Васин.

— Мы находимся в зоне боевых действий. — Капитан взглядом указал на обзорный скрин.

— Чай, не впервой, — тут же ввернул Сергей Горбатов, блондин с длинными, стянутыми в хвост волосами. — С сайтенами, поди, снова схлестнулись?

— Да, — коротко кивнул Сакамото.

Капитан чувствовал себя неуютно, поскольку русские болтуны, не имевшие представления о том, как следует разговаривать со старшим по званию, да к тому же еще и капитаном корабля, мгновенно перехватили у него инициативу. Со стороны могло показаться, что это он, капитан «Дасоку», держит ответ перед криогенщиками.

— И что на этот раз? — с усмешкой спросил самый молодой в бригаде Дима Ватагин.

Сакамото решил не вдаваться в подробности. Уже хотя бы потому, что не мог поверить в то, что русские ничего не знают о войне между сайтенами и Империей Пяти Солнц, — все информационные каналы только о том и трубят. А если так, значит, русские просто хотели спровоцировать капитана «Дасоку» на не в меру откровенные высказывания. Только зачем им это нужно?.. Ох уж эти русские…

— Сайтены захватили Императора, — сухо произнес Сакамото.

— О, — тихо выдохнул Юрик Брик. — Примите наши соболезнования, капитан.

— Да, капитан, — поддержал Юрика бригадир. — Мы знаем, что вы своего Императора едва ли не отцом родным считаете. Чудно, конечно, да только все равно, безвременная кончина родителя…

— Император жив, — перебил Бутова Сакамото. — Сайтены взяли его в заложники.

— И чего они хотят в обмен? — живо заинтересовался ситуацией Васин.

— Они обещают оставить Императора в живых, если мы сдадим «Дасоку».

— Да уж, — Бутов провел ладонью по заросшей темной щетиной щеке и с многозначительным видом показал всем указательный палец. — Ситуация!

— А это, выходит, весь ваш императорский флот?

Сакамото обернулся на голос. Он заметить не успел, как маленький, юркий Брик оказался возле скрин-инфора и перевел его в режим внешнего наблюдения.

— «Дасоку» — последний корабль императорского флота, способный вести активные боевые действия, — признался Сакамото, хотя при этом и несколько приукрасил реальность.

Смотреть на отмеченные маяками сайтенов мертвые остовы кораблей было невыносимо больно. Но еще больнее было знать, что ты остался последним и не в твоих силах что-либо изменить.

— И что вы собираетесь делать? — спросил капитана Бутов.

Спросил так, будто он был командующий, требующий от младшего по званию разъяснений по поводу случившегося в его отсутствие инцидента. Великий Будда Амидо, только русский мог позволить себе разговаривать в такой манере!

Сакамото посмотрел на меч, стоявший у переборки.

— Мы отдадим свои жизни за Императора.

— Не понял, — сдвинул брови Бутов. — Вы собираетесь продолжить сражение?

— Да, — коротко кивнул Сакамото.

Объяснять русским то, что они были не в состоянии понять, нито кайса считал излишним.

Прищурив глаз, Бутов посмотрел на скрин-инфор, как будто хотел убедиться в том, что расстановка сил осталась прежней.

— Это верная смерть, — сообщил он Сакамото так, словно был уверен, что капитан об этом даже не подозревает. — К тому же Дима говорит, что и энергосистема у вас на ладан дышит.

— На ладан? — непонимающе переспросил бортинженер правого края Нори.

— Ни к черту не годится, — объяснил ему Ватагин.

— Именно поэтому мы хотим, чтобы вы покинули корабль. — Сакамото обращался в первую очередь к Бутову, который был старшим среди русских. — Сайтены не ведут боевых действий против Русского сектора…

— Попробовали бы, — усмехнулся у него за спиной Брик.

–…Вы находитесь на борту «Дасоку» в качестве техников, приглашенных для выполнения работы, не связанной с боевыми действиями, — продолжил, не обращая внимания на замечание русского, Сакамото. — Если, воспользовавшись десантным ботом, вы покинете «Дасоку», сайтены будут обязаны препроводить вас на ближайшую нейтральную планету, откуда вы сможете вернуться домой. Иночи-сан проводит вас на третью палубу…

— Подождите, капитан, — поднял руку Бутов. — Я смотрю, вы все решили. И исходили при этом, конечно же, из лучших побуждений. Но у нас так не принято.

Бутов развел руки в стороны и посмотрел на свою команду.

— Не принято… Нет… Не принято, — дружно замотали головами русские.

— А как у вас принято? — спросил Сакамото, полагая, что речь идет о какой-то особой процедуре, связанной с отбытием. Хотя прежде ему ни с чем подобным сталкиваться не приходилось.

— Мы не испытываем дружеских чувств к сайтенам, — сказал Бутов.

— Рад это слышать, — наклонил голову Сакамото.

— А вот вам, — старший криогенщик протянул руку, словно собирался коснуться Сакамото кончиками пальцев. — Вам мы симпатизируем. Хотя вы и пьете свое саке теплым.

Сакамото едва удержался, чтобы не поморщиться. О чем бы ни начал разговаривать с японцем русский, он непременно помянет теплое саке.

— Если вы хотите выпить на прощание саке… — начал было Сакамото.

Бутов сделал отрицательный жест рукой.

— Саке мы с вами, капитан, еще выпьем. Я даже соглашусь на теплое. Но лишь после того, как наподдадим как следует сайтенам под их железный зад.

Сначала Сакамото решил, что ослышался. Потом — что неверно истолковал смысл сказанного русским. Однако, посмотрев на лица других криогенщиков, нито кайса понял, что никакой ошибки нет — русские не намерены покидать «Дасоку». Тогда Сакамото решил, что сходит с ума. В голове мелькнула мысль: интересно, а как чувствуют себя те, кому приходится постоянно общаться с русскими? И все же на всякий случай он спросил:

— Вы остаетесь на «Дасоку»?

— Точно, — кивнул Бутов.

— Но вы не обязаны отдавать жизнь за Императора!

— А кто говорит о смерти?

Криогенщики непонимающе переглянулись.

Сакамото растерянно посмотрел на своих подчиненных. Понимает ли хоть один из них, о чем говорят русские?

— Для нас, подданных Империи Пяти Солнц, единственным достойным выходом из заведомо проигранного сражения является смерть в бою, — сказал первый мастер-оружейник Ёситика.

— А смысл? — развел руками Горбатов.

— Таким образом мы сохраним честь, и наши потомки не будут стыдиться своего имени.

— Достойный повод вспороть себе живот, — заметил Ватагин, глядя на носки своих ботинок.

Сказал он это настолько серьезно, будто едва сдерживается, чтобы не рассмеяться.

— А как-то иначе это провернуть нельзя? — Бутов сначала показал капитану и его команде два указательных пальца, а затем дважды обернул один вокруг другого. — Ну так, чтобы и овец накормить, и волков перерезать?

Использованная русским метафора показалась Сакамото невообразимо сложной для понимания. Поэтому он решил ответить просто, не вдаваясь в детали:

— У нас разные представления о том, как следует вести себя в той или иной ситуации.

— Не настолько разные, как вы полагаете, капитан, — покачал головой Бутов.

И на этот раз — Сакамото готов был поклясться! — русский говорил абсолютно серьезно, не вкладывая в слова никакого потаенного смысла.

— Так в чем проблема, Бутов-сан? — Нито кайса заложил руки за спину.

— Будь я на вашем месте, капитан, — слова русского заставили Сакамото недовольно передернуть плечами, но криогенщик этого вроде как не заметил, — я бы попытался не уничтожить, а сохранить «Дасоку». По нескольким причинам. Первая. «Дасоку» — последний корабль боевого имперского флота, а значит, он служит символом того, что Империя Пяти Солнц еще жива. Вторая. Если Император жив и находится всего-то в плену у сайтенов, значит, его можно спасти. Третья. Сайтены во что бы то ни стало хотят заполучить «Дасоку». Зачем? Вопрос любопытный. Но, если уничтожить корабль, ответ на него, скорее всего, никогда не будет найден. Я доступно излагаю?

Сакамото с некоторым удивлением наклонил голову к плечу.

— Я готов согласиться со всеми приведенными вами доводами, Бутов-сан. Но их сумму перевешивает одна очень простая причина: у нас нет ни малейшего шанса остаться в живых, не отдав корабль сайтенам.

— Это вы так решили? — едва заметно улыбнулся Бутов.

Сакамото бросил быстрый взгляд на первого помощника, затем на штурмана, на мастера-оружейника…

— Это наше общее мнение.

— А если мы поможем вам спасти «Дасоку»?

На несколько секунд на мостике воцарилась напряженная тишина — каждый японец пытался понять: русский задал чисто абстрактный вопрос или же за ним что-то кроется?

— А мы знаем, как спасти «Дасоку»? — спросил у Бутова Васин.

— Есть у меня одна идейка, — Бутов поморщился и похлопал себя ладонью по затылку. — Шансы небольшие, но может сработать.

— Я когда в Инженерную академию поступал, мне вообще говорили, что шансов у меня никаких, — Горбатов показал всем пустые ладони. — А ведь ничего, поступил и выучился.

— Не было на тебя выбраковщика, — усмехнулся Брик.

— А на тебя — евгениста, — ловко парировал Горбатов.

— Господа, — легонько хлопнул в ладоши Сакамото. — Мы не о том говорим.

— А! — Брик махнул на Горбатова. — Он все время об одном и том же. Считает себя породистым жеребцом. А сам-то… — Юрик еще раз махнул рукой и сдавленно хихикнул. — Одно слово — Горбатов!

— Я ща тебе!.. — сорвался с места Горбатов.

— Стоять! — рявкнул Бутов. — В подсобке у себя разбираться будете! А здесь — капитанский мостик! — И, повернувшись к Сакамото: — Извините, господин капитан.

Сакамото только руками развел, удивленно и беспомощно одновременно.

— У вас есть план? — спросил он.

— Не, плана у меня нет, — качнул головой Бутов. — Есть только идея, как из этой передряги выбраться. А план мы вместе разрабатывать будем. Вы ведь свой корабль лучше меня знаете.

— Господин капитан, — штурман Исикава вскочил с кресла и низко поклонился Сакамото в знак извинения за то, что, не будучи спрошенным, решил высказать свое мнение. — Я полагаю, мы должны выслушать предложение Бутова-сана. В свое время я с немалым интересом изучал историю пятидневной войны Русского сектора с Османским картелем. Все военные историки сходятся во мнении, что успех русским принесла использованная ими совершенно неожиданная и необычная тактика. Правда, в чем именно она заключалась, никто так и не смог понять.

— Правда в том, что во время пятидневной войны у нас вообще не было никакой тактики, — усмехнулся Бутов. — Мы просто долбили «османов», где, когда и как придется, и меньше чем через неделю они запросили мира. Но в это никто не хочет верить. Хотя вам-то, господа, — Бутов обращался сразу ко всем японцам, находившимся на мостике, — как знатокам восточной философии, должно быть известно, что самое простое решение чаще всего оказывается и самым правильным.

— Хорошо, — едва заметным движением брови Сакамото велел Исикаве сесть. — Я готов выслушать ваше предложение, Бутов-сан. Но вначале я хочу, чтобы вы ответили мне на один вопрос. Вы сказали, что шансов выбраться живыми у нас немного. Так почему вы все же хотите принять участие в том, что сами считаете авантюрой? — Нито кайса поднял палец. — Смертельно опасной авантюрой.

— Я по натуре авантюрист, — не задумываясь ответил Бутов.

— Это не ответ, — качнул головой Сакамото. — Далеко не всякий авантюрист готов поставить на кон свою жизнь.

— Я к тому же еще и оптимист, — улыбнулся криогенщик. — Я верю в то, что нам повезет.

— Видите ли, господин капитан, — решил высказать свое мнение Гарик Васин. — Нам тоже как-то неловко пасовать перед сайтенами. Конечно, дети и жены не проклянут нас, если мы вернемся домой живыми и здоровыми. Но вот друзья засмеют. Как? — патетически вскинул руки Гарик. — Вы были на «Дасоку»? И не вломили сайтенам по первое число?

— Ну это Гарик преувеличивает, — мягко, почти по-детски улыбнулся Ватагин. — Все дело в том, что мы не любим, когда нас выставляют дураками. Особенно, когда это делают сайтены. Понимаете?

Сакамото кивнул, хотя и не понял ничего.

— Сайтенов давить надо, — мрачно изрек Горбатов. — Иначе они всю Вселенную загадят. Чурки жестяные.

— Вы нашего Горбатого не слушайте, — обратился непосредственно к капитану Юрик Брик. — Он рассуждает аполитично, неполиткорректно и, я бы даже сказал, однобоко. Если же взглянуть на проблему распространения сайтенов по Вселенной с точки зрения парадоксальной этики, основы которой, как известно, были заложены в начале двадцать первого века президентом…

— Короче, Юрик, — перебил оратора Бутов. — Сайтены ждать не будут. Кстати, — обратился он к капитану, — сколько они вам дали времени на размышление?

Сакамото сделал неопределенный жест рукой.

— Понятно, — кивнул Бутов.

— Если коротко, то криогенщик Брик в вашем распоряжении, господин капитан! — Юрик лихо отдал Сакамото честь и тут же хитро прищурился. — А меч самураю бесплатно полагается?

— Юрик, — поманил его к себе пальцем Бутов. — Я тебе уже объяснял, что не каждый японец самурай. А ты так вовсе и не японец даже.

— А что, и спросить нельзя? — с невинным видом развел руками Брик.

— В роду потомственного самурая меч передается из поколения в поколение как семейная реликвия, — ответил на вопрос Юрика мастер-оружейник Ёситика. — Искусных мастеров, делающих мечи на заказ, считаные единицы. Я имею в виду настоящие боевые мечи, а не те, что используют для фехтования любители реконструкции древней истории.

— Ах, вот оно как. — Юрик наклонил голову и задумчиво потеребил пальцами кончик носа.

— Давайте займемся делом, господин капитан, — предложил Бутов.

Сакамото на секунду задумался — стоит ли менять однажды принятое решение? Да и подчиненные могли счесть его трусом, пытающимся любой ценой спасти свою жизнь.

Капитан посмотрел на помощника левого края Иночи…

На мастера-оружейника Ёситику…

На бортинженера правого края Нори…

На штурмана Исикаву…

Все они без колебаний готовы умереть за Императора. И все же каждый из них смерти предпочтет борьбу. Один, даже самый лучший корабль императорского флота не мог разбить армаду военных кораблей сайтенов. Но они могли отомстить сайтенам за вероломство и нанесенное оскорбление. А потом уже умереть, как велит кодекс самурая.

Сакамото нажал клавишу на консоли капитанского кресла, и слева от него из пола вырос штырь с округлым набалдашником. Будто зонтик, раскрылся круглый виртуальный планшет.

— Прошу вас, господа. — Сакамото сделал приглашающий жест рукой.

Находившиеся на мостике офицеры поднялись из своих кресел и встали полукругом вокруг планшета. С другой стороны подошли к столу русские.

Сакамото взял в руку пульт и включил трехмерную реконструкцию воспроизведенной на скрин-инфоре позиции. В центре находился «Дасоку». Справа и спереди его широким полукругом охватывали корабли сайтенов. Пятьдесят два боевых корабля и двенадцать кораблей технической поддержки. Слева — бесформенное нагромождение остатков японских кораблей. Позади — три глубокие воронки черных дыр, между которыми раскинулось поле астероидов. В нижней плоскости голубоватым отсветом выделялось звездное скопление Турмаран, которое делили между собой Восточный Альянс и Шенгенский союз.

— Итак, что вы предлагаете, Бутов-сан?

Сакамото произносил фамилии русских с ударением на последнем слоге, как это принято у японцев.

Бутов подался вперед. Прямо перед его лицом находилось скопление виртуальных кораблей сайтенов. Криогенщик посмотрел на них и дунул, как будто думал, что от этого они разлетятся.

— Сайтены организованны и педантичны до полного «не могу». Они считают это своей сильной стороной, в то время как именно в этом и заключается их главная слабость. Которой, — Бутов ткнул пальцем в центр планшета, — мы и должны воспользоваться, — русский повернулся к скрин-инфору. — Все уничтоженные корабли противника сайтены, как водится, пометили ионными маяками. Такова уж натура сайтенов — им непременно нужно все сосчитать и систематизировать. Мое предложение следующее — мы должны выдать «Дасоку» за один из уничтоженных сайтенами кораблей. Думаю, сделать это будет несложно…

— Несложно? — вне себя от изумления воскликнул штурман Исикава. — Вы что, всерьез полагаете, что сайтены примут «Дасоку» за мертвый корабль, как только мы установим на обшивке ионный маяк?

— Вы, друг мой, совершаете сразу несколько серьезных ошибок, — снисходительно посмотрел на штурмана Бутов. — Во-первых, маяк должен работать в том же режиме, что и те, которыми пользуются сайтены. Юрик, — обратился криогенщик к Брику, — сможешь определить и воспроизвести параметры сайтенских маяков?

— Без проблем, — легко провел ладонью по воздуху Брик.

— Во-вторых, — Бутов вновь обращался к японцам, и в первую очередь к Исикаве. — Если техник у всех на глазах вылезет на обшивку «Дасоку» и установит там маяк, то ни один, даже самый тупой сайтен не поверит в такой обман. Господа офицеры, вы что, никогда не видели, как работает профессиональный фокусник? — посмотрев на японцев, Бутов понял, что в цирке они если и бывали, то очень давно. — Фокусник готовит свой номер заранее — метит карты, прячет монетки в карманы, нанизывает на веревку платки, засовывает кроликов в цилиндр. Но для того, чтобы на глазах у всех воспользоваться заготовкой, ему нужно отвлечь внимание зрителей. Вон смотрите, галка полетела! — указал в дальний конец мостика Бутов. Все японцы машинально повернули головы в ту же сторону. — Попались? — улыбнулся русский. — А значит, и сайтены купятся на нашу уловку.

— Как я понимаю, — озадаченно прищурился Сакамото, — вы предлагаете каким-то образом отвлечь внимание сайтенов, чтобы по их же методике пометить «Дасоку» как погибший в бою корабль?

— Выставить маячок — маловато будет, — недовольно покачал головой Горбатов. — Нужно еще в нескольких местах разворотить обшивку, да так, чтобы убедить сайтенов в том, что это их работа, и постараться при этом не раскурочить внутренние системы корабля.

— Это как раз ваша задача, — Бутов взглядом нашел мастера-оружейника. — Взрывы нужно подготовить так, чтобы заодно уничтожить и бортовые номера. Кто знает, вдруг сайтены обратят на них внимание.

— Я не понимаю, о чем вы, Бутов-сан? — недовольно сдвинул брови Сакамото. — Вы полагаете, можно устроить несколько взрывов на борту корабля и установить на его обшивке маяк так, что сайтены этого не заметят?

— Конечно, — Бутов всем своим массивным телом подался в сторону капитана. — Мы сделаем это, если, как фокусники, сумеем отвлечь внимание сайтенов.

— И каким же образом вы собираетесь это сделать?

— Ну во-первых, не «вы», а «мы», все вместе. А во-вторых, — Бутов наклонил голову и почесал затылок: — нужно подумать.

— Это решительно невозможно! — дернул подбородком помощник левого края Иночи.

— Вот когда у нас ничего не получится, — строго посмотрел на него Ватагин, — тогда и скажете, что это невозможно. А пока мы движемся в нужном направлении.

Брик хитро улыбнулся, поднял палец и произнес только одно слово:

— Брандер.

— Точно! — хлестко ударил ладонью о ладонь Бутов. — Молодец, Юрик!

Брик смущенно потупился.

— Брандер? — переспросил первый мастер-оружейник Ёситика. — Что это такое?

— Капитан! — обратился Бутов к Сакамото. — Как вы собирались сдавать свое судно?

— Я не собирался сдавать «Дасоку»! — гордо вскинул подбородок Сакамото.

— Предположим, — русский показал капитану обе раскрытые ладони. — Только предположим, что вы собираетесь сдать корабль сайтенам. Какова будет процедура?

— Понятия не имею, — пренебрежительно дернул плечом Сакамото.

— Хорошо, — не стал настаивать криогенщик. — Разработаем процедуру сами, — он поднес указательный палец к губам и на секунду прикрыл глаза. — Скажем так, вы связываетесь с главнокомандующим сайтенов и говорите, что готовы сдать «Дасоку». Но! — Указательный палец русского взлетел вверх. — При условии, что будут выполнены все процедуры, предусмотренные… — запнувшись, Бутов медленно повел ладонью по воздуху. — Ну же, господа офицеры!

— Предусмотренные кодексом чести офицера императорского флота! — с гордостью выдал Исикава.

— Отлично! — щелкнул пальцами Бутов. — Итак, кодекс офицерской чести требует от вас, господин капитан, чтобы вы в сопровождении адъютанта прибыли на флагманский корабль противника.

— С какой целью? — спросил Сакамото.

— Ну я не знаю, — Бутов растерянно глянул по сторонам.

— Меч! — указал на капитанскую катану Васин. — Кодекс офицерской чести требует, чтобы в ходе капитуляции капитан передал победителю свой фамильный меч!

— Отлично, Гарик! — снова щелкнул пальцами Бутов. — Капитан, вы отправляетесь на флагманский корабль противника для того, чтобы передать главному сайтену свой меч!

Сакамото только молча руками развел. Русские с азартом заядлых картежников разрабатывали операцию, в которой он пока мало что понимал.

— Зачем капитану отправляться к сайтенам? — спросил у русского Нори.

— Капитан останется на «Дасоку». На сайтенский флагман мы отправим брандер.

— Брандер? — вновь переспросил Ёситика.

— Возьмем самый большой челнок, какой только есть у вас на корабле, и под завязку набьем его взрывчаткой, — объяснил мастеру-оружейнику Бутов. — Полагая, что это капитан летит к ним со своим мечом, сайтены не только пропустят челнок через силовой щит, но еще и сами перед ним шлюз откроют. А когда челнок войдет в шлюз, — Бутов поднял руки с собранными в щепоти пальцами и, издав губами звук, с которым пробка вылетает из бутылки, раскинул пальцы веером. — Бам! На флагманском корабле пожар, декомпрессия, паника. Какое-то время сайтенам будет не до нас — все будут стараться понять, что же произошло.

— А мы в это время взрываем заложенные на «Дасоку» заряды и ставим на обшивку маяк! — азартно продолжил помощник левого края Иночи.

— Точно, — кивнул Бутов.

— Ничего не получится, — мрачно изрек Горбатов. — «Дасоку» останется на прежнем месте. И как только сайтены очухаются, они расстреляют нас прямой наводкой. — Криогенщик изобразил указательным пальцем пушку и трижды выстрелил: — Бах! Бах! Бах!

— Мы можем переместить корабль ближе к остальным! — Штурман Исикава указал пальцем на скопление уничтоженных сайтенами японских кораблей.

— Для этого придется активировать вспомогательные двигатели, что не может остаться незамеченным, — возразил бортинженер Нори. — Сайтены сразу поймут, что за игру мы затеяли.

— Можно попытаться уйти в гиперспейс, — предложил иной вариант Исикава.

— Не смешите меня, штурман, — скривил кислую гримасу Васин. — За нами тотчас же устремится вся сайтенская армада. И на выходе из гиперспейса «Дасоку» разнесут в клочья.

— Есть другие предложения? — обратился ко всем присутствующим Бутов.

— Если мы не можем незаметно переместиться в иную точку пространства, — медленно, размышляя вслух, начал нито кайса Сакамото, — значит, нужно заставить противника поверить в то, что мы пытаемся это сделать, а самим при этом остаться на месте.

— Мудрено, — почесал затылок Горбатов.

— Капитан, если это какая-то восточная метафора…

— Это не метафора, — перебил Бутова Сакамото. — Это — стратигема!

— Ах, вот как, — качнул головой криогенщик. — И что нам дает эта ваша стратигема?

— Стратигема учит нас тому, что противника нужно заставить поверить в то, чего на самом деле нет. У нас на борту имеются автономные модули прикрытия, используемые для перехвата вражеских торпед во время движения базового корабля. Отсоединившись от корабля, модуль начинает двигаться в заданном направлении, посылая на радары вражеских торпед сигналы, идентичные опознавательным сигналам корабля. Мы установим на одном из таких модулей ХД-двигатель, который позволит ему перейти в гиперспейс. Как только произойдет взрыв на сайтенском флагмане, мы запустим свой ХД-двигатель и начнем разгон вот в этом направлении. — Сакамото указал точку в пространстве вблизи астероидного поля. — Решив, что мы хотим уйти в гиперспейс, сайтены кинутся за нами следом. Мы откроем проход в гиперспейс и запустим в него оснащенный ХД-двигателем модуль. Сами же постараемся проскочить мимо. Это непросто, но получиться может. Когда мы окажемся за проходом, он будет экранировать нас от сайтенов.

— Проход закроется, как только в него свалится модуль, — заметил Исикава.

— Сайтены будут держать проход открытым до тех пор, пока в него не войдут корабли преследования. Это займет три-четыре, от силы — пять минут. За это время мы должны успеть изуродовать «Дасоку» так, чтобы сайтены, оставшиеся по эту сторону прохода, приняли его за мертвый корабль.

— Ну ломать — не строить, дело нехитрое, — усмехнулся Васин. — С нами да с нашими-то навыками и пары минут хватит.

— Отлично. — Сакамото провел ладонью над планшетом, и трехмерное изображение погасло. — Приступаем к работе. Полагаю, сайтены скоро о себе напомнят. Иночи-сан, распределите задания между командами. Бутов-сан, у меня к вам еще один вопрос.

Подойдя к русскому, нито кайса взял его за локоть и отвел в сторону от остальных.

— На борту начиненного взрывчаткой челнока, который мы собираемся отправить сайтенам, должны находиться люди. По крайней мере двое. В противном случае сайтены заподозрят неладное.

— И в чем проблема? — оказавшись рядом с мечом капитана, Бутов взял его в руки и внимательно осмотрел украшенные золотым орнаментом ножны. — Полчаса назад вы собирались взорвать весь свой корабль, а теперь не можете найти двух добровольцев? — Бутов на несколько сантиметров выдвинул лезвие меча из ножен, посмотрел, как играет свет на особым образом заточенном лезвии, и вернул оружие на место. — Оденьте их в десантные скафандры с ранцевым двигателем и внешним дистанционным контуром «оборона — атака» — у вас есть такие, я видел в оружейке, — и, если повезет, у них будет шанс остаться в живых.

Вера в некое полумистическое «везение» была еще одной особенностью русских, которую Сакамото никак не мог понять. И как ни странно, русские сами не могли объяснить, что это такое. Для русских «везение» было все равно, что для буддистов «дао». Но при этом они вовсю пользовались этим своим «везением», так, будто это личный коммуникатор.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я