Корректировка исхода

Александр Лобанов, 2022

Спасательный модуль стремительно летел к планете, действие атмосферы накаляло его до жара, температура проникла под обшивку и корпус модуля. Человек испытывал колоссальные температурные перегрузки, было ощущение, что кожа сейчас воспламенится, металл корпуса модуля накалился до такой степени, что внутренняя обшивка начала плавиться, и запах паленого стоял по всей кабине модуля. Человек в ней уже почти не соображал, от концентрации продуктов плавления он испытывал в этих перегрузках изменение своего состояния и мечтал, чтобы все это побыстрее закончилось. Он мечтал оказаться подальше от черного космоса и холодных звезд, которые несут с его точки зрения только смерть и вражду человеку, быть в тиши. Он мечтал очутиться у себя на базе на Земле, увидеть своих братьев по оружию, с которыми начинал много лет назад свою учебу и начинал свой путь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Корректировка исхода предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

* * *

Спасательный модуль стремительно летел к планете, действие атмосферы накаляло его до жара, температура проникла под обшивку и корпус модуля. Человек испытывал колоссальные температурные перегрузки, было ощущение, что кожа сейчас воспламенится, металл корпуса модуля накалился до такой степени, что внутренняя обшивка начала плавиться, и запах паленого стоял по всей кабине модуля. Человек в ней уже почти не соображал, от концентрации продуктов плавления он испытывал в этих перегрузках изменение своего состояния и мечтал, чтобы все это побыстрее закончилось. Он мечтал оказаться подальше от черного космоса и холодных звезд, которые несут с его точки зрения только смерть и вражду человеку, быть в тиши.

Он мечтал очутиться у себя на базе на Земле, увидеть своих братьев по оружию, с которыми начинал много лет назад свою учебу и начинал свой путь. Их всех разбросало по разным местам службы, но когда они учились, веселились, взрослели, строили грандиозные планы по своему карьерному восхождению и кто кем будет на этом жизненном пути. Он по настоящему по человечески скучал по тому времени. Он хотел оказаться там в прошлом, но его поступок не даст этого сделать. Грохот вхождения в атмосферу заставил прийти в себя, он падал. Его звали, точнее у него была аббревиатура имени РЭМ (разумно электронный механизм), но друзья его называли просто Рем. Он был человеком высокого роста хорошо сложен и очень напоминал одного футболиста балканских корней давно ушедшей эпохи. Его создавали по программе «Немезида». Секретная экспериментальная программа была создана по указу правительства Восьми Свободных Земель для защиты самих себя, а также проведения карательных операций, которые несли угрозу для членов кабинета руководства земли. Программа — единственное, что было доведено до совершенства, и машины получались идеальными, но самой гордостью инженеров-конструкторов и специалистов-разработчиков была детская растущая модель Р1 (ребенок 1) или, как называли ее между собой разработчики, кроха сын. РЭМ был одной из первых таких моделей, никто кроме него самого не знал об этом, даже сослуживцы и братья по оружию, с кем у него был долгий сложный путь. Все его мысли были чужими, не его собственными. Он знал, что это за ощущения.

Рем усилием воли дотянулся до рычага выпуска тормозного парашюта, он находился за его креслом, точнее, за подголовником. Очень неудобная конструкция, и это отмечали все (много раз на инженерных совещаниях, где присутствовали и будущие пилоты испытываемых в последствии летательных аппаратов указывали на этот недостаток, но инженерам не хватало опыта и образования. Война внесла свои коррективы, многие умы в сфере жизни обеспечения выбрали другой путь). С большим усилием воли дернув его, Рем издал стон облегчения, всю капсулу трясло, оставались считаные мгновения до удара о поверхность живой планеты.

Он чувствовал, как капсула задевает верхушки деревьев и опускается ниже, ломает стволы огромных деревьев. Звуки крушения происходившие на планете доносились в модуль, иллюминатор находился сбоку места спускаемого модуля, но позволял видеть огромный лес, уходящий до горизонта. Его спуск замедлялся. Удар о поверхность земли был сильный, модуль перевернуло, и он замедлил свой ход но по инерции продолжал свои разрушительные действия. Хорошо, что конструкция была рамной внутри и по большому счету не навредила пилоту — его мотало по креслу, и только металл корёжило, ударяло о деревья на его пути, но шар капсулы катился, ломая все, что попадалось деревья, весь растительный покров планеты был содран аппаратом наконец, все стихло. Приборы различных панелей сверкали и искрили, едкий противный дым и запах продуктов горения электрической проводки корабля создавали дыхательный дискомфорт пилоту и говорили, что в скором времени это его прикончит. В таких ситуациях мысли путаются, а у кого-то реакция другая — просто сидят с закрытыми глазами и то ли делают вид или принимают самый плохой исход такой посадки. Рем мечтал быстрей выйти. Хорошо, что подготовка которою проходил его отряд дала ему шанс выжить. Их называли «волки Марса» за подготовку, которую им давали преподаватели в учебном центре. Он находился на Луне, а выпускной и самый тяжелый экзамен выпускники проходили на Марсе…

«Ну что девочки, готовы к выпускному балу?» — спросил Максим Войтек (по прозвищу индеец за его любовь к давно ушедшему народу Америки), войдя в жилой блок к Рему, где тот жил с еще одним другом Сергеем Осташевым. Ребята ничем не отличались от сотен других студентов, все были примерно одного высокого роста с правильными чертами лица — хоть любого на пропагандистский плакат данного училища можно было брать. Выпускным балом учащиеся центра называли последний экзамен, который после сдачи давал им право поступить на службу в охранную роту, куда входили несколько отрядов, в том числе и для выполнения особых поручений руководства Восьми Земель, но у ребят на тему дальнейшего трудоустройства мнения разделялись. Индеец прошелся по блоку, глядя на своих друзей: «Вы представляете, что нас ждет? Для нас будут открыты все пути в космосе, любая лестница по карьере!» «Да подожди ты, — Сергей остановил его поднятой рукой и, повернувшись в кресле к нему лицом, продолжил, — его еще сдать надо экзамен этот, а то провалимся и окажемся, где-нибудь на выселках галактики, собирая мусор, или будем искать старые корабли по всему космосу, перевозя остовы на металлолом». «Да ладно тебе, прекратить такие панические настроения, весь путь пройден, осталось немного, мы все сумеем, — с улыбкой проговорил Рем, и поднявшись с кровати, приняв вертикальное положение, сладко потянувшись телом, спросил у Макса, — ты то все же куда решил пойти? Куда подашь документы?» Войтек ответил, разводя руки в стороны: «Конечно, отряд сыска. А что хорошего в охранке?» Рэм, подходя к окну, произнес задумчиво-мечтательно: «Что хорошего говоришь? Возможности быстрого роста. Так всегда бывало — поближе к начальству, на виду всегда, если не тютя — быстрый рост». Макс с Сергеем переглянулись, Сергей почесал переносицу: «То есть ты полагаешь, хм, лизать зад им, и попрешь вверх? А разве мы для этого учились тут? Мы о другом мечтали, или ты забыл Петруху?» Будущие волки оба нахмурились и обступили Рема…

Автоматический пирокапсюль сработал без сбоя, выбив гермокрышку наружу. Рэм тяжело дышал и, жадно глотая свежий, но пока мало поступающий воздух, всматриваясь в открытый люк в новый мир, возможно иной и враждебный. Наконец, воздух стал поступать в нужном количестве, и пилот стал освобождаться от оков ремней безопасности. Руки онемели, начинали трястись, пальцы не слушались — это нормально, скоро он придет в норму. Ему иногда доставляло дискомфорт в теле, все эти мелочи, по его мнению, помогали на сто процентов походить на человека, и это нужно было для его обучения. Он надеялся, что ему не долго находиться тут, что его встреча и передача пройдет быстро и не принесет проблем, и обратный путь будет быстрее и приятнее. Рэм стал выбираться из этой чертовой капсулы, которая чуть не оставила его тут навеки.

Рем высунулся наполовину в проем выхода из модуля, оглядел окрестности живой планеты. Она походила на его родную планету Землю. Лес, кругом зелень. Высокие мегалитовые деревья, яркая живая растительность, воздух, от которого в первые минуты вскружилась голова. Всё как и описывал Скиб. Он прислушался, точнее пытался, но небольшая контузия мешала вкусить ту тишину, какую он представлял. Он посмотрел назад, чтобы увидеть, как он совершил посадку. Просека поваленных и разрушенных деревьев была внушительна. Рем присвистнул, подумал, как хорошо, что он не повредил ничего себе в таком падении. Рем вылез полностью из своего аппарата, спрыгнул, и, немного шатаясь, отошел и присел наконец-то на землю, свежую дышащую землю. Почва была идентичной земной, преобладал песок в данной местности. Он осмотрел свой модуль. Корпус дымился, защитное покрытие сгорело под действием планетной атмосферы, некоторые оставшиеся части отваливались кусками на землю и рассыпались как песок. Восемь месяцев он находился на космической станции «Советы» и разрабатывал способы и методы воплощения поставленной операции в жизнь. Он входил в роту охраны первых лиц наций большого космоса. В этот период попал он туда целенаправленно ему нужно было сделать дело. Для него эта посадка действительно глоток свежего воздуха.

Медленно мысли приходили к нему. Сознание прояснилось только тогда, когда он выпил воды из универсальной индивидуальной фляги космонавта, эта вода показалось ему самым важным и нужным, самым решающим сейчас. Нужно отдышаться, прийти в себя. Рем осматривался по сторонам на наличие ему угроз все-таки чужая планета не исследованная и враждебная форма жизни может таиться буквально у него под ногами. Нужно быть аккуратным пока он пребывает в восстановительном процессе. Но первый беглый осмотр ничего такого не показал, на что можно было обратить внимание. Все шло на планете своей жизнью, никому он не был интересен. Рем медленно поднялся на ноги. Теперь нужно вытащить все вещи и имущество из капсулы и наладить связь. Каждая капсула снабжалась односторонним маяком на случай аварии или посадки вдали от корабля или базы, был шанс, что его могут засечь и найти по маяку и тогда его вычислят быстро, и на планету прибудет весь свободный флот, а это в его долгие планы никак не входило. Нужно демонтировать его пока о случившимся не узнали. На связь с пиратами он выйдет другим способом. На этот случай у его был передатчик. Он работал по всем линиям связи на неограниченное расстояние, почти не ограниченное. Главной особенностью этой связи были частоты, которые выстраивались в линию и замыкали себя, получался конечный круг от передающего до получающего на неограниченные расстояния. Сигнал кодировался и для всего открытого эфира казалось, что переговоры ведут те, кому и положено по позывным и маркерам в пути следования.

Он поднял глаза на свежее дневное небо и попытался понять, где он? Ведь на чистом голубом небе было 3 луны и одно Солнце. «Так, нужно будет взять Вселенскую карту и посмотреть, где я?». Его подельники пираты говорили о том, что планета спрятана, но Рэм хотел сам иметь представление о своем местонахождении, главное жив. Он наметил в голове пункты последовательных дел. Не спеша, обойдя капсулу, открыл задний люк корпус модуля, остыл до приемлемой температуры, взял вещевой рюкзак, отнес его подальше, аккуратно положив, вернулся к багажному люку. Просунув руку под переборку, и знающим движением отключил от питания прибор маяка. Если понадобится, он его включит.

За 40 лет до этого…

Выход из прыжка не нёс ничего хорошего экипажу, грузу и самому кораблю «Федор Конюхов». Осколки некогда большой планеты пригодной для обитания и жизни легли на пути корабля. Человекоподобный дроид класса Смотрящий, следивший весь полет за состоянием экипажа, груза и системой корабля, начал будить из криосна капитана, помощников и инженеров. Через полчаса Капитан Егор Павлович Гончаров, стоя на основном мостике, наблюдал за их торможением и как на них шел огромный поток обломков. И уйти не было возможности. Только прыжок прямо сейчас. Времени крайне мало, он понимал, что столкновение приведет к аварии и гибели всего проекта. Двери рубки открывались, прибывали члены экипажа, все члены команды имели взволнованный вид быстрое пробуждение из анабиоза накладывало определенный отпечаток на всем теле и сознании. Зашел старший помощник Константин Чехов, одевая китель на ходу, спросил и утвердил одновременно: «Плохи дела капитан, надо прыгать». Информацию о ситуации он получил со своего индивидуального бортового компьютера или проще ИБК, как только он вышел из сна, и дроиды-механики привели в чувство. Таким прибором снабжался весь экипаж корабля и носили его на запястье руки. Помощник, развернувшись к штурману Романову сказал: «Приготовить корабль к прыжку и… но капитан перебил своего помощника — отставить, Егор Павлович развернувшись в кресле. Он переместился на свое место и сам уже принимал участие в расчетах, тут же отдал приказ дроиду Смотрящему — подготовить эвакуационные капсулы перенести туда камеры с грузом и быть готовым отстрелить их. Тут вмешался старший инженер Клим Черных. Он стоял у большого смотрового иллюминатора, послушайте-«но как же мы выпустим груз все погибнут их не найдут никогда шанс один из на число не существующее». Капитан смотря на своего инженера произнес: «Другого выхода нет, иначе погибнем все, а так у корабля есть шанс сделать маневр и уйти на планету». Тут же капитан обратился к лоцману — сколько у нас времени — час полтора поступил ответ от начинающего паниковать лоцмана корабля.

Что можно сделать? — произнес капитан подходя к монитору. Лоцман начал доклад, — Когда прокладывали путь по расчетам тут было три планеты. Гончаров обратился ко всем, — Это те пограничные планеты с гарнизонами охраны при вхождении к нам? Но ответил Лоцман, — Нет, те планеты мы прошли это другие планеты, и мне кажется, что мы сильно сбились с курса. Капитан! — дрожащим голосом позвал лоцман именно позвал, а не обратился, — В чем дело? Гончаров обернулся к приборам и смотрел на них, соображая что нужно делать в такой катастрофической ситуации. Лоцман дрожал вытирая пот рукавом кителя — карты старые, бюро старые карты хранит новых нет не летали сюда далеко мы первые карты только до прыжка были дальше, только расчеты да по всем вычислениям дальше должны находиться планеты и сканер «Глаз» как-то странно ведет себя. Есть координаты на планету, но быстрый анализ спектра излучения непонятный, что значит странный повысив голос прокричал капитан говори яснее вроде планета есть, а спектр пустой то есть его нет вмешался инженер Черных. Нет он есть только… на этом его оборвал капитан-у тебя есть 20 минут для поиска планеты найдешь расчетами все будем жить. Лоцман начал проводить расчеты вручную, вывел на монитор карту, в поисках планеты. По всем параметрам она была там. Лавина осколков приближалась.

Мысли капитана путались, все указывало на то, что в этом месте было три планеты похожего земного типа, но осколки, мчащиеся на их корабль, говорили лишь о том, что планеты разрушены какой-то неимоверной силой и все указывало на силу не природно-космического характера. Это техноген. И обладатель оружия такой силы очень страшный противник. Из паутины мыслей его вывел лоцман:

«Капитан, нашел, есть тут рядом планета. Техника только ведет себя странно, но по ручным расчетам все сходится.

Так внимание капитан встал подошел к экрану навигации:

— Выводи быстро на карту и начинай прыгать без подготовки? Изумился молодой лоцман? Да, быстрее есть шансы сохранить корабль и груз. Внимание! — капитан обращался ко всем — занять места отключить все системы кроме движущей начинаем прыгать.

Корабль начало трясти мелкие осколки планет начали врезаться в корпус корабля основная тяжелая масса настигала их, двигатели гипердрайва работали на полную мощность готовые к своему последнему прыжку. Старт! крикнул командир и лоцман нажал на пуск и в этот самый миг сильный удар потряс корабль.

В момент прыжка в корму корабля начали врезаться осколки. Они нашли их в этой гонке от одного мира к другому, по сути, они были обречены, они понимали, что это билет в один конец и обратно им вряд ли суждено вернуться. Но понимал весь экипаж кроме одного в их составе. Программа «Искатель» была разработана совместно со всеми странами земли. По этой программе планировалось отправить и исследовать участки космоса, где никогда не было человека с земли и, конечно, при удачном стечении обстоятельств, заселить новые места жизни. На просторах космоса, в допустимых на тот момент расстояниях уже жили колонии на планетах, близких и дальних к земле, как с атмосферой, так и на базах-системах купол, жили люди. Но человечество мечтало о похожих на их родину планетах, и правители хотели расширить свои владения до совсем неизведанных просторов. На эту экспедицию были потрачены огромные ресурсы, как человеческие так и природные, были задействованы и колонии с других планет, которые богаты своими уникальными ресурсами и материалами, и мировым правительством было принято решение строить один огромный город-завод. Он расположился в Африке, в пустыне Сахара, а так же в Австралии находились различные лаборатории. К месту строительства были подведены все необходимые коммуникации. Для создания этого огромного корабля не жалели сил, людского ресурса, ни средств для исхода с земли на похожую планету. Процент успеха этой экспедиции имел шансы больше на успех в умах отчаявшихся людей, но главной проблемой все же стоял вопрос о перевозке людей, оставшихся на земле. Люди прекрасно понимали что никто за ними не вернется, нужно было сохранить самих людей как вид. Это первая большая экспедиция на дальние расстояния. Люди смогли уйти в космос, но это было относительно не далеко к Земле. Только сейчас технологии дошли до по-настоящему больших расстояний. На корабль входили грузы наивысшей необходимости: семена культур, скот для разведения, сборные цеха заводов полного цикла для производства сельхозтехники и оборудования, строительное оборудование, огромное количество книг и технической литературы, лаборатории, больницы, но была одна деталь — кто войдет в состав тех, кто будет производить управление и дальнейшие строительство нового мира? Выбор был жестким. Только ученые и специалисты профессионалы своих трудов, врачи, инженеры, ботаники, биологи, лингвисты. Так же куда без рабочих профессий и гуманитарных наук? Учителя, шахтеры, слесари, монтажники разных направлений, простые строители и другие ручные трудяги. Даже были свои сформированные военные бригады. Все это должен кто-то защищать в неизвестности. Так же на борту был большой грузовой блок с образцами ДНК людей, планировалось при удачном исходе в определенное время начать клонирование, как его называли — нового поколения, были назначены от мирового правительства по исходу несколько членов правления. Все они находились в отсеках криосна. Но планам на построение некогда светлого понимания будущего на родной земле, перенесенным на новую планету через громадное расстояние, не суждено было исполнится. Это огромный новый ковчег исхода «Федор Конюхов» падал разбитым с раскуроченной частью со стороны отсеков, все находившиеся внутри падало в вечность. При выходе из гипера получилось отклонение в большую сторону, корабль вышел почти рядом с орбитой неизвестной планеты. Выбора не было, нужно было сажать его прямо сейчас. От удара была повреждена вся задняя и боковая линии грузового участка корабля. Экипаж понимал, что основная часть груза просто уничтожается.

Внимание экипаж! — капитан твердым голосом говорил по общей связи, экстренная посадка всем занять места согласно штатному расписанию, мне предоставить все данные о планете обратился он к помощнику, включить сканеры. Мы не успеем! Падаем, — кричал штурман, включай и приготовься к посадке — рычал на него капитан. будем сажать как есть ответил капитан. Капитан! лоцмана голос был хриплый и испуганный, лес под нами много леса, корабль трясло приборные панели искрили удушливый газ заполнил почти все пространство многие системы не работали, — сажай сажай как сядем, — кричал капитан. Посадка была жесткая несколько сотен гектаров девственного леса корабль пропахал собой пока не застыл на последнем своем месте пребывания.

Поселение север сорок лет спустя

Юноша наблюдал, как на чистом небе с огромной скоростью к поверхности планеты мчится объект, с расстояния напоминавший шар. Его удивлению не было предела, он понимал, что это не природное тело, несущееся из глубин черного космоса к своей последней цели. Они встречали в небе падающие метеориты — те вели себя по-другому, оставляя после своей недолгой жизни в атмосфере яркие следы своего пути, и перед уходом паренек заходил к главе поселка, и у главы в его хозблоке активизировалась система распознавания кораблей на пути следования, система «Стой, кто идет?». Паренек, стоя на берегу реки, провожал шар по его траектории. Возможно, наконец, их могут обнаружить. Паренька звали Юпитер, он родился на этой Земле (они назвали ее Сейва), другой жизни не знал все свободное время они проводили по окрестностям занимаясь своими подростковыми важными делами. Так же они не были брошены и предоставлены сами себе, дети до совершеннолетия учились в так называемом классе. Это большой и длинный построенный своими силами ангар, строили его сами из остатков фюзеляжа обшивки и ряда других материалов корабля. Основой всему служил бывший грузовой отсек корабля. Этот отсек, один из многих, имел особенность конструкции — его можно было отсоединить без особых трудностей. К каждому такому отсеку крепился тягач для перевозки. По сути, весь корабль был большим конструктором, да и расположение корабля после крушения было очень удачное — многие жилые и хозяйственные постройки происходили из грузовых отсеков. Мальчик много времени проводил там с ровесниками. Капитан давал все необходимые знания по предметам. Там же и стояла не вышедшая из работы навигационная система корабля. Вот она на одном из уроков и подала сигнал, но точный адрес и направление люди не смогли распознать, а тут сегодня опять сигнал и вот Юпитер стоя на берегу реки видел сам, что сигнал работает и тело уже вошло в атмосферу. Эта навигационная система щупала большое расстояние, могла засечь корабль не говоря уж о различных модулях. Мысли человека путались от сознания и представления конца их существования как «робинзоны». Эту экспедицию готовили к работе и жизни на планете на сто процентов схожей с земной с возможностью возвращения домой. В исследовательскую группу входили многие специалисты разных научных сфер: геологи, биологи, ботаники, ветеринары, врачи, физики и химики.

После увиденного нежданного небесного гостя мальчик быстро начал собираться обратно в свой поселок побыстрей сообщить главе поселения, что он заметил. Собрался быстро, не стал сворачивать снасти (рыбалка была единственным отвлечением от мыслей и рутины в поселке), оставил палатку, надел куртку, схватил рюкзак, ружье и побежал. Домой он вернется через час, нужно обо всем рассказать. Юпитер бежал, его бег переходил на быстрый шаг — хотел побыстрей добраться до дома. В пути он размышлял об увиденном — кто это мог быть, с каким настроем они пожаловали, сколько их, люди ли? Но он всегда придерживался того правила — придет время, узнаем. Тем более в поселке тоже видели. Все это ничего, скоро все узнаем.

Поселение Север

В небе над поселением нарастал гул. Люди, занимавшиеся жизнью поселка, отрывались от своих повседневных задач, поднимали головы и провожали гостя по небу до его исчезновения за макушками деревьев-исполинов. Задачи были у всех разные: охота и, главное, труд на земле. Колонии не удалось выйти на уровень цивилизации по причине крушения и потери всех необходимых технологий. многим не нравилось то, чем они занимались, но выхода, да и выбора у них не было. Люди постарше обучали молодых, родившихся на этой планете, ремеслам, грамоте. В поселке Север оставались еще люди постарше, кто знал науки и ремесла, старались передать другим. Если этого не делать, то очень быстро можно откатиться в каменный век и, как исход, потерять человеческий облик. У многих еще теплилась надежда вернуться, им было это нужно. Молодые, которые родились на этой планете, знали только эту жизнь, и руководители поселений понимали, что их маленькая цивилизация на уровне средних веков на этой земле просто деградирует. Много было потеряно при катастрофе корабля — при посадке с бортов и грузовых отсеков вырывало все оборудование для будущей жизни, которое впоследствии так и осталось лежать там в лесу. Были предприняты попытки восстановления, даже починки отдельных машин, узлов и агрегатов, но все тщетно.

Когда прогремел явно техногенный звук приближающегося тела, удивились все сразу, отвлеклись от дел, у всех затеплилась надежда.

Поселения Юга и Севера находились не так далеко друг от друга. Лет тридцать назад произошел конфликт внутри поселка. Многие даже и не помнили, что конкретно произошло. Детям рассказывали все на свой лад, кому куда хотелось, туда и поворачивал, и обрастало то событие порядочными небылицами. Пришлось идти на те меры, которые привели к жизни раздельно. Дабы конфликты не привели к кровавой бойне, разделились, выбрали глав и стали жить отдельно. Хотя на Юге и на Севере жили общие родственники. Так получилось совершенно два разных поселка на планете, где кроме них никого не было.

Место посадки Рема

Рему не хотелось проводить ночь в неизвестной местности на неизвестной, с точки зрения обитателей, планете. Тем более его не отпускало то чувство, что за ним наблюдают, но было так, что это внимание исходило не от человека или животного а как будто сама планета смотрит на него, прямо внутрь его сознания. Ему хотелось провести разведку но одному это долго и он не знал, а точнее, не понимал, куда ему следовать. При старте капсулы он помнил, что на карте следования было отображено, что планета пригодна для жизни и была пометка, что лет сорок назад корабль с переселенцами пропал в этом квадрате. Но поиски этой экспедиции привели только к потере спасателей, точнее корабль поиска Одиссей перестал выходить на связь и не известно, где именно пропал Одиссей. По странному стечению обстоятельств, поиски прекратили, сославшись на недоступность поисков. Рем распаковал рюкзак. В комплект входил дрон для разведывательных работ. Заряда батареи хватит на несколько часов.

Планета была удивительной. Воздух был чист и приятен, различные звуки летающих, ползающих животных и птиц наполнял эфир жизнью. Рэм отметил, что большинство птиц вокруг его приземления были представителями земной фауны, а чему удивляться? Все закономерно. Нет, он видел и наблюдал животных и птиц, отличных от земных, но сильного отличия они не имели. Возможно, и на Земле в доисторических временах вот точно такие же и были. Дрон он запустил в радиусе до 3–4 километров от себя, открыл монитор, включил камеру. Вокруг него были зеленые леса вплоть до горизонта. Камеры дрона показали две широкие полосы. «Просеки» — про себя отметил, — «похожи на взлетные». Дрон стал подниматься выше. Да, все так, леса, одни леса. Поворачиваясь на север, вдалеке он увидел горы. Да это горы. Ему нужна еще информация. Он задал программу для свободного полета и назначил таймер возвращения.

Рем обдумывал вариант пустить по планете"собачек". Пусть все как следует отсканируют и тогда у него будет вся информация, тем более эта планета может быть обитаема, нужно быть готовым ко всему в незнакомом мире. Рем взял свой личный вещмешок, открыл его. Мысли были заняты тем, как прожить и пробыть тут до прибытия так называемого Спасателя. Он достал предмет прямоугольной формы завернутый в плотную ткань, развернув ее он вновь погрузился в завораживающую космическую красоту блеска предмета, в его голове все зашевелилось. Было ощущение, что он парит над поверхностью. Умиротворение, даже лучшее слово этому нирвана, ни с чем не сравнимое состояние, замедление времени. Мысли текли быстро все в округе замирало.

Из этого состояние его вернул мерно приближающийся рокот дрона. Казалось, он прибывал в этом состоянии не больше минуты. Дрон уже здесь. Да, прошло больше 3 часов. Этот кристалл настоящая находка для всего. Управлять временем. Об этом можно только мечтать. Рэм улыбнулся и произнес: «Заказчик будет доволен да и я тоже. Перед уходом в отставку получит хорошую сумму, как он про себя называл пенсионное пособие до конца дней». Дрон закончил съемку. Рем подошел на край аварийной поляны, посадив его рядом. Теперь нужно все просмотреть. Включив воспроизведение он просмотрел видео, но ничего интересного он не увидел. Леса. Он приблизил картинку панорамы, покрутил ее, нет ничего кроме интересных «взлетных» полос. Надо пускать"собачек". Рем достал четыре шарообразных прибора с углублением для пальца хозяина, включил их, они открылись и приняли форму овала. Из щели появились зеленоватые сканирующие лучи и направил их в свободный полет по планете и начал готовиться к небольшой разведке. Нужно Самому пройти небольшое расстояние по округе. Он надеялся, что ему тут не долго придется скрываться, сигнал маяка включен и Скиб должен в скором времени за ним прилететь. У них было обговорено что в любом случае, независимо от сигнала, они обговаривали время и день, за ним он прилетит со своей командой.

Поселение север

Юпитер примчался домой в очень возбужденном состоянии. Он первым делом отправился к Главе. Егор Павлович впопыхах вбежав к нему в дом, рывком открыв дверь. «Вы видели?» Глава смотрел на парнишку поверх очков. На столе у него были разложены карты местности (сделаны и нанесены самостоятельно). Егор Павлович изучал их с хмурым видом. Глава был человеком сдержанным, рассудительным, никогда не бежал впереди паровоза и от других требовал того же. Довольно часто делал замечания молодым жителям поселения, дабы не превращались в безалаберных и не приученных к порядку.

— Да сынок видел, мы все видели. Присядь.

Он указал на стул рядом с собой. Юпитер прошел до указанного места, кладя рядом с картами свой рюкзак, и послушно сел. Юноша был частым гостем у Егора Павловича, ему нравилось слушать рассказы о другой Земной жизни старшего поколения, поселенцев. В небольшом доме Главы на стенах были развешаны картинки людей. Егор Павлович называл их фотографии. Такие же фотографии Юпитер любил рассматривать в библиотечных журналах, на них были размещены люди, корабли различных моделей и систем, газетные вырезки со значимыми событиями того времени.

— Как Вы думаете что это? это метеор? — подался вперед юноша. Ему не терпелось узнать мнения старших и, если это люди, то непременно нужно туда отправить группу.

— Нет Юп, — Егор Павлович встал и прошел к печке, взял чайник и, наливая кипятка в кружку и заваривая травяного чая, продолжил.

— Это не послание космоса, это корабль, это люди. Наконец то за нами прилетели? Они услышали наш сигнал, они его приняли?

Юпитер встал со стула. В его глазах загорелся подростковый азарт.

— Мы завтра отправимся к месту падения, все выясним и узнаем, что или кто к нам пожаловал.

Егор Павлович сменил тему и спросил мальчика:

— Юп, ты Весну не видел? Она пошла в лес собирать материал для своих поделок, не видел ее у реки? Ты же там был сегодня. — утвердительно констатировал капитан.

— Был да, но не встречал ее или кого-то из наших, да и соседей не видел. Я как увидел падающего так сразу побежал сюда к вам.

— Хорошо Юп.

Капитан встал и подошел к шкафу со снаряжением.

— Она пошла в темный лес, точнее к нему ближе, гость как раз падал в ту сторону, но скорее всего он окажется сбоку по южной стороне, но если не вернется еще и ее искать.

Их разговор прервал звук голосов снаружи и топот ног по крыльцу.

— Егор? — грубый голос прозвучал за дверью.

— Ты тут?

Это был его помощник, мужчина лет шестидесяти, очень крепкого телосложения, умного открытого человека, с лицом благородного рыцаря из книжек прошлой земной жизни. Звали его Клим Варфоломеевич Черных, главный инженер-механик корабля, вынужденно севшего много лет назад на этой планете, походившей на настоящий дом.

— Егор, — он остановился в дверях и смотрел на мальчика.

— Чего у тебя, Клим, говори.

Глава смотрел на него вопрошающи.

— Там с Юга Глава пришел, просит к тебе.

— Ну раз пришел, зови его, Клим, примем.

Юпитер отсел подальше от стола, ближе к стене, в полумрак, чтобы не мешать разговору двух глав их поселений. Он предвкушал, что сейчас у них будет интересный, в первую очередь для него, разговор. О важности его он пока не думал. Дверь отварилась, и в комнату вошел невысокого роста, абсолютно лысый человек. Так же у человека не было левого глаза и левой кисти на руке, вместо нее был экзопротез. Юноша впервые видел главу южан так близко да и вообще раз третий или четвертый. В основном они все собирались на празднике Прибытия один день в году, в день прибытия на эту планету. Хотя Юпитер знал, что очень многие и так виделись и охотились вместе, а молодые люди, так поголовно. У него у самого был приятель с южан, Пламер (в честь планеты Меркурий).

— День добрый, Егор — мужчина кивнул Гончарову.

— Привет, Клим — человек протянул руку инженеру, люди поприветствовали его.

— Здравствуй, Кость (Константин Семеныч Чехов по прозвищу Сахалин был на корабле исследователе старшим помощником), — Садись, с чем пожаловал?

Егор закурил, пуская сизый дым.

— Ты, наверное, слышал да и, наверняка, видел тело летящее к нам?

— Видел, — капитан утвердительно кивнул. Пришедший тоже закурил.

— Что думаешь? За нами? или такие же, аварийная посадка?

— Не знаю.

Егор Павлович, выпуская дым, очень настороженно смотрел на гостя главного южан.

— Нужно разведать кто это, но ты понимаешь, что если бы за нами, то был бы сигнал и ты у себя принял бы. Да, я понимаю мой маяк и приемник постоянно в работе. А так только предупреждение о приближении. Клим молча посмотрел на собеседника и тихо произнес — да Егор и мои так же, нужно разведать кто к нам пожаловал.

— Тут вот еще что, — однорукий встал, потушил окурок и пристально посмотрел в глаза Гончарова.

— Мои люди видели"собачек"так что разведывают нас Егор Павлович, разведывают.

Егор Павлович встал, развернул к гостю основную карту местности, и попросил показать место.

— Где Вы видели"собачек", покажи на карте.

Константин подошел к столу, внимательно посмотрел на карту и указал то место, где его люди видели эти приборы.

— Вот тут, недалеко от Красной реки, мои ловили рыбу и заканчивали, убирали сети под земной порог, приборы их не видели, прошли стороной как будто был задан конкретный путь. Молодежь сообразила, молодцы, не испугались, прибежали рассказали мне, я сразу понял, что это. Тем более все приземление капсулы видели. Мы же понимаем, что это кто-то бежал или крушение и сколько их, мы не знаем надо выяснять.

Константин снова закурил, садясь.

— Примерное место посадки мы знаем, а расстояние полета этих приборов не так далеко они рядом. Я считаю, пока они к нам сами не пришли, мы не знаем кто они или что, — вставил Клим, — тем более нам надо их встретить. Это может быть для нас плачевной встречей сами пойдем.

Рэм подошел к реке. Ее шум он услышал еще в лесу и чувствовалось присутствие поблизости воды. Река в этом месте была не большой ширины примерно метров пятнадцать, он всматривался в воду, его внимание привлек цвет воды, он был красного оттенка. «Значит эти земли богаты железом» — для себя отметил Рэм. Он пошел дальше вдоль течения, берег реки состоял из песка, следы оставались четкие. Птицы летали, пели, перепархивали по кустам, с деревьев. Животных он не обнаружил. Он прошел около километра и на излучине реки остановился, сверяясь с компасом и данными с разведки. Взгляд его упал на берег. На берегу явно были следы присутствия и это похоже человек. Были расставлены палатка, рыболовные самодельные снасти. Рэм постоял, оценивая обстановку, и осматривая стоянку, убедившись, что место пустое, он направился осторожно к нему. Подходя, он видел новые детали стоянки, он не увидел ни лодки, ни плота или другого транспортного средства, на котором мог приплыть по воде хозяин этой рыболовной стоянки. Скорее всего этот человек пришел пешком, а палатка это была тут на постоянной основе. Слишком большого размера она для постоянной переноски. Ее, да и опять же, транспорта никакого нет сбоку. Рэм обошел палатку с другой стороны и в стороне от нее, и подальше от воды, он увидел оборудованное место для костра. Рем присел у этого места, осмотрел его, опустил руку в золу. Она была чуть теплая. Да тут недавно был человек и собирался он в спешке, раз оставил палатку и снасти, а может и вовсе тут еще. Он оглядел место еще раз. Его взгляд упал на предметы, сложенные у палатки. Рэм не спеша подошел, зная заранее, что он увидит. У палатки стоял ящик с первичным ремкомплектом с аварийно-спасательной капсулы любого транспортного корабля. Значит он не один на этой планете, и раз они живут тут, значит у них есть транспорт. и еду добывают сами. Вывод: они тут постоянно. Есть опасность, что эти люди могли видеть его собачек. «Ладно, будем действовать по обстоятельствам». Скорее всего, он нашел пропавшую экспедицию на пригодные для жизни планеты, это было не кстати. Он заглянул во внутрь палатки, в ней находились спальный мешок, запах старого брезента он почувствовал сразу, от чего поморщился. Он подумал, что раз такие старые материалы пошли в ход для быта, значит они тут давно и другого попросту нет. Предметы кухонной утвари, пара книг, журналов. Рем, присев у спальника, взял журнал посмотреть. Это был журнал События и Даты на обложке стояла дата многолетней давности. Его догадки подтвердились — эти люди с того пропавшего корабля Федор Конюхов. Так вот они где, они не пропали, осели тут. Это могло попортить некоторые планы по передаче кристалла. Раз тут робинзонит та пропавшая экспедиция и, наверняка, они уже обнаружили его и примут действия для его обнаружения. Для них это событие мирового масштаба, раз они тут живут столько времени, наверняка, родилось уже следующее поколение и, уж тем более, Рему не хотелось, чтобы это поселение узнало о его намерениях, и о том, что у него с собой. Нужно действовать на опережение. Рем осмотрел место стоянки еще раз, взял свои вещи и пошел в сторону леса, попутно путая свои собственные следы.

Поселение Север

Егор Павлович вечером после разговора собрал сход — нужно было искать Весну, она так и не вернулась в установленное для всех, кто уходит за пределы время. Он просчитывал многие варианты развития событий в связи с этим гостем как для него самого, так и для поселений. Кто его знает, как повернутся события, и что или кого притянет этот новый гость. Егор Павлович назначил в группу поиска несколько человек и разделил ее на две подгруппы. Старшими были капитан, и Черных. Каждый в своей группе. Также поступил и Чехов со стороны Южан. Юпитер уже был во всеоружии, и, конечно же, он пойдет только в группе Гончарова. Было принято решение начать поиски от реки, где Юпитер разбил стоянку. Туда и отправился отряд Севера. Выступать решили с двух поселений — Север начинает от палатки, Юг их нагонит после по дороге к темному лесу.

Рэм двигался не спеша, ему не хотелось встречаться с поселенцами — они могли поставить под угрозу всю его операцию с передачей камня, и к тому же он понимал, что их поисками займутся сыскари, а это уже другая история. Передача должна была состоятся в месте без глаз и ушей, а тут целое поселение, и корабль партнеров заметят. Нужно что-то делать, нельзя допустить свидетелей к этому, а если сыскари найдут, а они рано или поздно найдут тот корабль, с которого он ушел на спасательной капсуле, а на корабле будут трупы…

Группа вышла на стоянку Юпитера. Капитан, стоя у костра, осматривал землю. Мальчик полез в палатку за своими журналами, он их берег и не хотел с ними расставаться. В группу входило еще два биолога: Константин Берг, норвежец с русскими корнями, двухметровый викинг, как будто сошедший с картины художника про северян, и Семен Воробьев. Капитан указал на следы у кострища.

— Вот, смотрите, — он указал рукой на участок на земле и на песке по берегу. Следы не принадлежали поселенцам, это были следы армейской обуви… — Осмотрите тут все на наличие следов дальше и, возможно, по краю леса. Юп, посмотри, откуда они тянуться.

Мальчик кивнул и побежал по линии, ведущие в лес. Егор Павлович снял винтовку с плеча и перевел ее в боевой режим. Берг заметил это и кивнул на оружие готовое к бою в руках капитана:

— Что, думаешь пригодится? Следы от одного.

Капитан поднял на него глаза и ответил:

— Да и мы не знаем, кто он, и потом Весна до сих пор не пришла, мы запрещаем ходить в темный лес, а он рядом c этим местом…

Весна — девочка-подросток тринадцати лет, она любила ходить в свободное время по округе по разрешенной территории собирать грибы, ягоды и цветы. Тут росли редкой красоты цветы не похожие на земные, они были похожи на розы, только синего цвета, и лепестки были острые, обращенные вверх верхний ряд, а нижний вниз. Она собирала эти цветы для нужд поселения, она открыла свойства этих лепестков — они снижали температуру, не причиняя вреда организму. На вопросы, как она это определила, она просто пожимала плечами и отвечала: «Я просто вижу это». Родители девочки погибли от несчастного случая, их нашли в лесу недалеко от дороги, ведущей по краю леса к селению. Тела были покрыты рваными ранами очень похожими на медвежьи. Причины выяснить так и не удалось, у многих создавалось впечатление, что в этом лесу есть, что скрывать, и те кто там, не дают даже войти в него метров на тридцать сорок, как случаются смерти, но и из леса никто не выходит и не нападает на поселенцев обоих разделенных колоний.

Норвежца дети звали просто — дядя Берг. Было правило — когда дети уходили одни, они обязательно предупреждали взрослого, куда, зачем и насколько уходят.

— Дядя Берг, дядя Берг, — подбежала Весна к великану, — я пойду по грибы и, может, поищу синий зуб.

Берг разделывал пойманную рыбу, поднял на нее глаза и, улыбаясь, ответил:

— Ты одна пойдешь или со своим товарищем Юпитером?

— Одна. Юп пошел ловить рыбу и опять с водой из реки ставить какие-то эксперименты.

— Ну хорошо, иди и помни — далеко не заходи, помни про лес.

— Да, дядя Берг, — ответила Весна, погрустнев, — я буду осторожна.

Большой крейсер класса А под названием «Вьюга» совершил выход из гиперпрыжка. На выходе он должен был встретиться со своим аналогом, носящим название «Пурга», на борту которого должна состояться передача груза для дальнейшей транспортировки под правительственной охраной Волков.

Отряд охраны на корабле «Пурга» состоял из четырех человек, а также экипажа в составе двух пилотов, штурмана и инженера. Охрана находилась в ожидании и стояла у шлюза входа. Их задача была принять груз и сопроводить его до пункта хранения на своем корабле — всего-то несколько минут действий. Стыковка кораблей состоялась. Охрана сконцентрировалась на предстоящем событии.

Приглушенный шипящий звук открывающейся двери шлюза нарушил тишину, царившую в коридоре. Дверь отошла, и в коридор вошли двое вооруженных людей, облаченных в боевые скафандры «Раптор». Звук шагов по металлической решетке пола отдавался в тишине коридора, за ними въехал гусеничный аппарат-помощник «Слуга», на котором стоял ящик черного цвета — груз. За аппаратом вошел куратор сопровождающий встречу. От группы охраны отошел человек с прибором в руке, он протянул прибор монитором к сопровождающему, тот прислонил ладонь к нему, прозвучал звук — передача состоялась. Группа с «Вьюги» развернулась и скрылась в отсеке, ведущему на их корабль.

Лететь предстояло долго, была поставлена вахта у груза. На борту находился дроид, который следил за состоянием систем как корабля, так и капсул криосна. В отсеке, где находились капсулы сна, был приглушенный свет, электроника контроля издавала мягкий шум. Крышка капсулы командира охраны отъехала вниз, и человек стал выбираться. Прошел месяц после передачи, в их плане эта точка следования меняла путь груза, и пора было действовать. Человек готовился, облачался в скафандр для полета, вдруг тихо открылась дверь отсека, и вошел дроид. Тихий голос нарушил тишину отсека:

— Почему вы вышли из сна и одеваетесь? Лететь еще полгода. А остальная команда? Что случилось? У меня нет информации.

Все это время, пока дроид возмущенно говорил свои претензии про изменения программ, которые он обнаружил, человек стоял спиной, заканчивая облачения. Когда дроид задал последний вопрос, человек развернулся, молча поднял пистолет класса «Стрела» и нажал на спуск. Заряд плазмы врезался в часть туловища, и вместе с головой дроида части тела разлетелись по комнате, и она наполнилась запахом жженого пластика и металла. Теперь дело за главным — убрать команду и экипаж и покинуть корабль на ближайшей назначенной для него планете. Он специально переправит маршрут в тихий уголок космоса, о том месте никто не знает.

Человек подходил поочередно к камерам криосна экипажа и отключал им питание. Следующим на очереди пунктом в плане было отключение питания в камерах охраны, они находились в другой части большого медблока корабля. Человек завершил свои дела и, открыв отсек-перегородку, направился дальше. В коридоре еще стоял стойкий запах жженого пластика и металла, он прошел развороченное тело дроида и подошел к камерам, но в тот момент, как он потянулся к пульту управления камерами, его окликнул голос:

— Да не ожидали мы такого от тебя. Человек обернулся, напротив него стоял, облаченный в медицинский специальный комбинезон с датчиками для длительного пребывания во сне, другой Волк, направив на него импульсную винтовку. Человек развернулся всем корпусом произнес негромко:

— Как ты, проснулся?

Дроид-охранник повел в сторону куска ненужного железа винтовкой.

— Мозги у них в задней части спины, ты их взрывом не повредил, и он тут же передал сигнал на выход их сна. На мой ручной бортовой компьютер сразу пришла информация об опасности груза и экипажа. Это была ошибка человека, задумавшего столь хладнокровное преступление теперь. Все планы могли пойти совсем по другому сценарию.

— Послушай Вик, — обратился к человеку, державшему его на прицеле, — мы можем решить сейчас любой вопрос, ты должен выслушать меня.

— Нет Рем, не буду я слушать тебя, ты отключил питание экипажу и хотел и нам. Как можно после этого идти с тобой на беседу, мы сейчас разбудим остальных и дадим сигнал SOS вместе с сигналом о нападении на груз, и все решим.

Рэм смотрел на него пристально, и решать нужно было сейчас. План созрел моментально. Перед Ремом стоял стол. Такие находились у каждой камеры. Реакция у Вика замедленная, он только проснулся. Рэм движением руки резко толкнул стол в сторону. Этой секунды хватило ему. Пока Вик сообразил и нажал на спуск, заряд винтовки попал в перегородку между отсеками, обдав снопом искр Рэма, сидящего за камерой и с пистолетом в руке.

— Послушай, Вик, я даю тебе минуту на обдумывание твоего положения и выбор: или со мной, или к экипажу. Совсем вы мне надоели своей солдатской муштрой, разве не хочешь жить как те, которые тратят и не думают, что будет завтра, потому что завтра будет так же как и сегодня, а Вик?

Он его не слушал, а медленно обходил камеру, держа под прицелом одну из сторон.

— Что молчишь, Вик? Нечего мне тебе сказать. Рем ты предатель и убийца.

Рем, сидя за камерой, опустил глаза вниз, подумал о чем то своем и важном, и тихо произнес, скорее самому себе:

— Ну раз не о чем, тогда прощай. Высунув руку, он нажал на спуск, импульс ушел в стену, тем самым отвлекая его преследователя. Хлопок и искры от прострелянного оборудования отвлекли Вика и в этот момент Рем встал в полный рост, направил в голову и нажал спуск. Обугленное тело упало на спину. Пора доделывать начатое. Рем быстро прошел к камерам и резко стал выдирать провода и трубки жизнеобеспечения, подводящие к камерам. Когда он закончил, то пошел к оружейной комнате. открыл ящик с гранатами, с малым поражающим свойством и, вернувшись, установил с включенным таймером на камерах криосна. Вернувшись в комнату хранения, он взял груз, упаковал его в армейский вещмешок и направился к эвакуационным модулям. Разместившись в кресле пилота, он на мониторе навигатора ввел координаты планеты, их ему дал один пират и контрабандист, когда они встретились и беседовали о предстоящим деле.

— Вот эти цифры запомни их, — говорил пират, — это твое спасения и деньги, а мое будущее запорешь дело, голову снимут с нас обоих, но я тебе в первую очередь, — улыбаясь ответил пират, его звали Скиб и он был драком. (см. фильм Враг мой) Рем включил зажигание, обернулся, посмотрел в небольшой смотровой иллюминатор. Взрыв в блоке уже произошел, аварийные лампы в коридоре мигали, говоря о сработке пожарной автоматики, и нажал на пуск спасательный модуль, отправился в свой последний конечный путь оставалось не долго.

Скиб сидел в своей капитанской каюте, он называл ее раем. Там было все для удовлетворения его потребностей, он довольно хрюкая, смотрел в монитор, где шли записи различных старых ТВ-шоу, он их любил и приходил в неописуемый детский восторг, несмотря на свою драговскую воинственность и жесткость. Коммутатор пропищал сигналом, зовя его к ответу на вызов, он, злобно хрюкнув, оскалился, но встал и пошел к зовущему сигналу.

— Да, — протянул он недовольно. Голос из монитора звучал спокойно, несмотря на властные нотки говорившего, — Ты выполнил первую часть условия?

— Выполнил, — кивнув, ответил он и продолжил, — Он уже должен находится по адресу (имея ввиду планету посадки).

— Хорошо, — ответил голос, — держим связь. И вот что, Скиб, ты говорил у тебя в команде есть на кого можно свалить всю вину за предстоящую сделку?

— Ну да, — морщась и почесывая нос, ответил пират, — есть на примете один, никто не заступится за него, можно провернуть, все будет шито крыто.

— Ну смотри, Скиб, это твой шанс, ты мне должен, — пират резко и нервно встал у монитора наклонившись и проговорил, — да, да, я знаю, не нужно мне напоминать об этом постоянно. Ну что ты, — ответил голос, — я лишь говорю об этом, чтоб держать тебя в тонусе, — с ухмылкой ответил монитор, — ладно на связи, жди указаний, — и голос отключился, а монитор погас. Скиб выругался и пошел к холодильнику, набрав пива несколько банок и, опускаясь в свое кресло, погружаясь в старые шоу, но того радостного настроя уже не было, он чувствовал, что все это предприятия, задуманное высокими людьми, принесет им много проблем.

Группа поселенцев, продвигалась вдоль леса в поисках гостя и девочки. У командира в голове рождались разные мысли на счет исхода событий от самых простых, что сейчас найдутся Весна, что с ней все хорошо, до самых жутких и кровавых. Группа отошла от кромки черного леса, продвигалась все дальше к Большой поляне, на Большой они знали, что многие дети и подростки любили собираться в тайне от взрослых и обсуждать свои планы и идеи. Из своих раздумий капитана выдернул голос его спутника:

— Капитан иди сюда, — Берг позвал его, стоя у обрыва перед переходом к Большой поляне, Капитан подбежал, снимая на всякий случай винтовку с плеча, за ним семенил Юп, поправляя огромный походный рюкзак, Эверест-М.

— Что такое Берг, испуганно произнес капитан подбегая ближе.

— Смотри, — указал он на часть склона, — корзина Весны. Так, — протянул капитан, оглядывая окрестности, хмуря брови, — этого еще не хватало. Подожди, Егор, еще ничего не ясно. Тут, — перебил их Юпитер, — смотрите! И, побежал в сторону, они оглянулись по направлению его руки, на краю Большой поляны стояла Весна и махала их рукой.

Егор Павлович и Берг с Воробьевым побежали за ним, Весна им на встречу, поравнявшись, девочка накинулась на Берга: — Дядя Берг, капитан, как я рада вас видеть, — повернувшись к юпитеру, — и тебя, Юп, как я рада. Мужчины окружили ее: — Ты где была? Почему корзина там и ты откуда идешь и что случилось, — накинулись с расспросами на нее. Девочка взяла за руку великана Берга и, уводя с поляны в сторону корзины, — Пойдемте, все расскажу по дороге.

— Мы тебя обыскались, Весна, — гремел басом Берг, — нельзя так поступать, ты же знаешь правила прогулок только в паре и никогда одной. Теперь я не боюсь, я все видела, группа остановилась и капитан подошел, присев на корточки, — Что ты видела и кого? — Присоединился к вопросу Юпитер. Я гуляла и, как всегда, собирала нужные мне цветы. Они вновь двинулись дальше, слушая ее, я подошла близко к черному лесу, — кгм, кгм кашлянул Берг, подавая вид, что этим он очень не доволен, — да я знаю, что я нарушила правила, но я видела их.

— Их? — сделал акцент капитан.

— Да, их, в лесу, их двое было, они похожи на железных людей, про которых рассказывали. Ну они еще помогали вам там, — она показала в сторону, давая понять, что говорит про жизнь до полета.

— Киборги, да киборги, — капитан посмотрел на Берга, тот в ответ лишь пожал плечами.

— Ну тут не могут быть киборги.

— Я видела их и знаю это точно, у них в руках были предметы, похожие на пилы, я хотела подкрасться поближе, чтоб лучше рассмотреть их, но тут случилась большая и яркая вспышка, и я оказалась на поляне, и тут вы идете, — закончила свой рассказ девочка.

— Так ладно, — сказал капитан, — Юп, ты отведешь ее до поселка. На вот тебе, на всякий непредвиденный, мой пистолет, — он вытащил из-за спины и передал мальчику, — Теперь отведи ее в поселение и смотри в оба. Мы не долго к закату придем. Юпитер погрустнел, он хотел быть в гуще событий, а тут придется вести Весну. Капитан посмотрел на юношу и с пониманием произнес: «Послушай, Юп, я понимаю твое желание пойти с нами и проверить, что ж произошло тут, кто это прибыл, но безопасность детей и в первую очередь ее, он указал на девочку, это первостепенно, и важно нам всем. важно держаться вместе и быть одним целым. Юпитер посмотрел в глаза капитана, молча кивнул, взял весну за руку сказал: «Я все сделаю капитан». Мужчина обернулся и произнес: «Я не сомневаюсь, сынок».

Рем, идя по лесу разрабатывал план действий на случай непредвиденного поворота событий. Он понимал, что поселенцы могут выйти на него. Его прилет наделал много шума, а так как они тут находятся несколько десятков лет и считают своими эти места, они будут искать. Он решил продвигаться на запад, где сканеры показали наличие полос, похожих на взлетные, только давно заброшенные, две большие просеки, походившие на Т-образные линии. Продвигался Рэм медленно и осторожно, постоянно оглядывался. Он пустил впереди себя собачек на случай появления незнакомых форм жизни и изменения ландшафта. Природа в точной форме походила на земные смешанные леса, только гораздо большего размера деревья. Воздух, казалось ему, наполнялся дополнительными запахами. Он начинал чувствовать вещество, наполняющее камеры криосна. Лес начинал окутывать его темнотой, ветки кустарников и лесной флоры стали все чаще цепляться за штаны и рукава, солнце постепенно скрывалось за густыми качающимися кронами. Он остановился, стал вслушиваться в пространство, смотрел сквозь лес по сторонам. Наконец, одна из собачек пропищала над его головой, он поднял на нее глаза, протянул руку и прибор опустился на руку. Привычными движениями он нажал на нужную клавишу, чтобы просмотреть голограмму, отснятую прибором.

Прибор показывал панораму местности. В нескольких десятках шагов закачивался этот, относительно густой, массив и начинались те самые взлетные полосы, вернее он отчетливо теперь видел, что это не взлетные полосы, в привычном понимании аэродрома, он видел на изображении следы от самой жесткой посадки корабля, который пропахал доброе количество гектар, прежде чем застыть навсегда.

Рем свернул изображение и, убирая прибор в рюкзак, оглянулся назад. Он ожидал, что его начнут искать и обязательно выйдут на его следы, но прибегать к самому плохому исходу такой встречи он очень не хотел, слишком много он уже сделал для того, чтобы его повесили или отправили на урановые рудники. Был еще один момент, что если его возьмут и вскроется та самая тайна, которую скрывал он и ряд людей, кто эту систему Рем разрабатывали как супер боевую машину для решения абсолютно разных задач.

Он продвигался дальше, стараясь не оставлять следов, вышел из леса, быстрым шагом спустился с горки на след, оставленный кораблем, и быстрым уверенным шагом направился в сторону корабля. Нужно место для ночлега, обдумывания ситуации и дальнейшего плана действий.

После наказа Юпитеру, капитан раздумывал над тем, что ждет их и внутренний голос подсказывал ему, эта встреча станет определяющей для их несостоявшейся колонии.

— Так, — Егор остановился, — нужно дать сигнал старпому, — Подожди, Егор. Берг остановил его жестом: «Смотри, что получается, мы видели следы, это следы явно человека, и они одни, это не группа поиска, да и какой поиск, Егор, подумай сам, столько лет прошло, забыли все про нас давно, тут что-то другое. И, смотри, следы вдоль реки и леса, можно предположить, что они ведут к месту нашей посадки». На этом слове он недовольно ухмыльнулся: «И потом видели же собачек. Он смотрел местность, он ищет, куда ему, а точнее, где спрятаться. Ну почему именно спрятаться? И потом, он уже знает, что планета обитаема, правильно, капитан? В незнакомой среде надо быть осторожным». Капитан смотрел в сторону, когда-то сделанной кораблем просеки. «Послушайте, товарищи командиры, — произнес, закуривая самокрутку, Воробьев, — Кем бы он не был, но он идет к кораблю, да к месту посадки. Берг прав, и думаю, вы со мной согласитесь, нужно вернуться завтра сюда с большим количеством людей. Надо быть готовым, капитан, к любому исходу.

— Хорошо, согласен, Весна нашлась, а гостя нужно встретить во всеоружии, кстати, капитан, — обратился к ним обоим, — она говорила по поводу, она их видела, будет говорить об этом как будем выкручиваться? Как и раньше, усилим периметр контроля, про пилы, говорит в руках были пилы, строить опять начали. Послушай, Егор, может добьем их? Нет! Слишком рискованно, они машины, мы люди. Так, все, давай этим потом займемся, давай стреляй ракету, говори отход и домой.

Рем продвигался все ближе, из-за деревьев поднимался огромный остов, некогда грозного космического исполина, путешественника, он шел по огромному следу оставленному им. Нужно пробраться осмотреться может еще осталось чего ценного оставаться на долго нельзя это место единственное, где можно спрятаться, они это поймут.

Группы встретились на обратном пути у начала леса и Большого камня. Капитан поделился с соседями совместными мыслями о возвращении завтра с осознанным планом действий. Бывший старпом согласился с ним, что нужно завтра все решить, иначе никто не может нормально работать и выполнять труд в поселении. Они распрощались с группой соседей на развилке и стрелки реки по возвращению к себе в поселок на крыльце Егора их ждал Юпитер. Мальчик с нетерпением ждал вестей и задремал, прислонившись к балясине. Егор Павлович тихо поднялся по скрипучим ступеням и сел рядом с мальчиком.

— Ну что, сынок, устал? — закуривая, произнес капитан. Юпитер открыл глаза, бегло посмотрел сонными глазами, резко поднялся.

— Ну что, нашли что-нибудь? Нет, Юп, завтра все проверим, пойдем на место посадки корабля, мы думаем, что он там.

— Почему? — спросил Юпитер. Капитан, вставая и гася окурок — понимаешь, юп, ему надо спрятаться, понимаешь, спрятаться, это значит, что он или кто там (капитан махнул рукой в сторону места посадки) боится и не хочет с нами встречаться. Юпитер смотрел на капитана.

— Егор Павлович! — произнес мальчик, — Возьмите меня с собой, я могу быть полезен. Капитан глубоко вздохнул:

— Послушай, я, да и мы все не можем рисковать тобой или любыми другими детьми, ты поможешь нам тут.

— Хорошо, капитан, я понял. Ну, до завтра, тяжелый день будет. До завтра, капитан.

После возвращения к себе домой мальчик полез под кровать, достал свои сокровища — журналы, в коробках хранились альбомы с фотографиями. Он погрузился в воспоминания.

Рем приблизился к борту корабля — огромная рваная дыра по всему корпусу зияла черной пустотой, по краям поселился мох и другая вьющаяся растительность. Он достал из рукавного кармана армейский нож и начал орудовать по растениям, прорезая себе проход. Ветки поддавались, ошметки вьюнов падали под ноги. На улице почти стемнело, Рэм закончил разгребать себе путь в корабль, подобрал рюкзак и шагнул вовнутрь.

Рем включил фонарь, посветил под ноги — пол грузового отсека был решетчатый. Он надавил на него, проверяя качество и надежность, чтоб не пришлось потом выбираться из трюма, а то еще можно напороться на какую-нибудь арматуру. Пошел ровным шагом дальше, периодически направляя свет на стены отсека. На них были нанесено краской указатели крепежей и места тех самых крепежей, которые вырвало вместе с грузом. Человек ступал аккуратно, проходил дальше на полу. По сторонам лежало в хаотичном порядке много мусора.

Рем прошел грузовой отсек и наткнулся на проход или даже выход из него. Он осветил темноту — по ту сторону пустота просматривалась на всем, куда падал свет. Он перешел в другой отсек, остановился, прислушиваясь, — тишина. Он поставил рюкзак на пол, достал собачек — нужно было составить карту корабля, пусть просканируют весь, нужно найти мостик. По темноте много не находишь, а так, зная, где точно, найдет быстро. Он хотел проверить бортовые компьютеры, ему нужно больше информации, и потом на такого класса корабле аккумуляторные батареи хранили заряд очень долго. Рэм хотел проверить один свой вариант — выйти на связь со Скибом и его пиратской шайкой с этого звездолета, чтобы оставить свой личный сигнал в недоступности.

Приборы ожили в его руках, и он направил их по всему кораблю, одел на руку монитор передачи слежения — так будет быстрее, не ждать, пока вернутся, и он не спеша пошел за ними. Рем поднялся на верхние ярусы, по бокам в свете фонаря были расположены отсеки лаборатории помещения похожие на аудитории учебных заведений. Ничего интересного он там не обнаружил. Единственное, в лаборатории стоял запах, как будто недавно проходили медицинские мероприятия. Запах не спутать ни с чем. Полный беспорядок и отсутствие жизни. Пустота. Его целью был мостик, там он сможет обдумать дальнейшие действия и утром попробовать наладить связь, опять же, если будет заряд в аккумуляторах и исправна электроника (в огромных батареях для связи заряд при выключенном состоянии мог оставаться до ста лет) жизнеобеспечения корабля, но если не все так удачно сложится, то у него были мысли на этот счет.

Луна. Станция разведки и сыска государственных преступников

Створки пневмо-двери медленно с шипением разошлись в стороны, и в кабинет вошел человек в форме государственного сыска. Он снял верхний китель и повесил на спинку своего кресла, сел и задумчиво уставился на фото в старой классической фоторамке. В помещении стоял спертый воздух, помещение человек не проветривал специальным кондиционером. Довольно давно частицы пыли витали на фоне постоянного света, чуть выше окна была установлена солнечная лампа, она давала эффект природного света. Человек закрыл лицо ладонями и начал интенсивно массировать лицо. Он с группой сыскарей толком не спали почти третьи сутки. Усталость наложила свой отпечаток, обязательно нужно было выспаться, иначе никакого результата не получится. Его прервал писк модуля связи — с первого этажа звонил дежурный. Человек посмотрел на модуль связи и нажал кнопку ответа:

— Да, я слушаю, что случилось?

Ответ прозвучал мгновенно:

— К вам старший инспектор сыска.

Человек сразу отогнал наваливавшийся сон, пробурчал в ответ:

— Хорошо, я жду, — и отключил динамик модуля. Затем встал и прошел к маленькой комнате, где находился персональный душ, открыл напор воды и интенсивно умылся. Сейчас опять начнутся ненужные, а где-то и дурацкие вопросы по происшествию. Почему те, кто служит на вышестоящих должностях, всегда кажутся глупее тебя? Это был риторический вопрос, он его задавал себе довольно часто. Человек вышел с полотенцем из помещения и застыл, в кресле у его стола сидел гость, вид у него был строгий, лицо с каменным выражением, он застыл, смотря на небольшой шкафчик, где на одной из боковых полок была размещена фотография.

— Здравствуйте, Максим, присаживайтесь. Есть разговор.

Человек, которого назвали Максимом, кинул полотенце обратно в душевую и прошел за стол.

— Я вас слушаю.

— Старший инспектор Руа Эйсекиль Руа, — представился посетитель.

— Да я знаю вас. С какими вопросам вы хотели обратиться ко мне? — Простые сыскари нечасто общались с большим начальством, все вопросы решались на местах. Чтобы лично пришел старший инспектор сыска к подчиненному, должно случиться что-то по-настоящему из ряда вон.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Корректировка исхода предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я