Блэкаут
Александр Левченко, 2019

За одну ночь они потеряли всё. Таинственное явление в миг сожгло всю электронику, отбросив технологический уровень человечества на века в прошлое. Где брать еду, если ты привык распечатывать её на пищевом принтере или заказывать в интернете? Где брать питьевую воду, если всю жизнь набирал её из-под крана или покупал в пластиковых бутылках? Как спастись от инфицированных, если у тебя нет оружия? А самое главное, как решить, на что ты готов пойти ради выживания?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Блэкаут предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Иллюстрация на обложке Алексея Шишлова

Дизайн переплета Андрея Саукова

© Левченко А., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Часть 1.

Накануне новой эпохи

ПРОТОКОЛ БЕСЕДЫ С ВЫЖИВШИМИ

Выживший № 13: Лиза Вэй, женщина, 29 лет, сержант полиции города Беркана, спецотряд «Рубеж»

— Лиза, расскажите, пожалуйста, где вы находились в момент блэкаута[1].

— Меня с боевым звеном направили в оцепление поместья Ториан.

— Вы имеете в виду то самое поместье, которое удерживали члены секты «Око Давидово»?

— Да. Нас прислали буквально в последний день, когда ситуация вышла из-под контроля.

— Сколько вас было?

— Если говорить о всех силах, участвовавших в осаде, то около полусотни сотрудников полиции. Большая часть — бойцы спецотряда «Рубеж». Конкретно в моём звене было четыре человека, включая меня.

— Если не секрет, то какую задачу поставили конкретно перед вашей группой?

— Ничего секретного. Как только поступила информация о заложенных взрывных устройствах, моё звено подняли по тревоге, приказали надеть экзоброню второго класса и выдвинуться к месту проведения спецоперации. Честно говоря, на мгновение я даже заволновалась. Подумала, что нас с ходу отправят на штурм. Но капитан меня успокоил. Сказал, что звено всего лишь должно усилить блокпост на дороге. Шеф полиции опасался сектантов, оставшихся вне поместья. Думал, они могут попробовать прорвать оцепление. Или просто устроить какую-то провокацию в тылу.

— Опасения были оправданны?

— Может, да, может, нет, чёрт их знает. В любом случае всегда надо готовиться к худшему, особенно когда имеешь дело с религиозными фанатиками. В общем, мы приехали на место лишь под вечер. Нас высадили недалеко от стоянки журналистов и блогеров. И в том самом месте, как назло, оказался тот козёл Эрик Ричман. Репортёр «Беркан 24». Всё пытался взять у меня интервью, задавал тупые и провокационные вопросы. Я еле сдерживалась, чтобы не послать его на три весёлые русские буквы.

— Простите, Лиза, я вас не понял. О каких буквах идёт речь? Просто я не владею русским языком.

— Да не обращайте внимания, такая фигура речи. От капитана нахваталась.

— Ну хорошо. А почему вы так негативно относились к тому репортёру? Или вы вообще журналистов не любите?

— А за что их любить? Эти хайпожорские крысы ничем не лучше тупоголовых блогеров, вечно суют нос куда их не просят. А чертов Эрик Ричман все нервы вымотал идиотскими вопросами о случае полугодовой давности… Да как он вообще меня узнал в экзокостюме? Наверное, по личному номеру на шлеме — тринадцать… Простите, это, наверное, не относится к делу? Давайте продолжим допрос.

— Лиза, это не допрос, мы с вами просто беседуем.

— Не берите в голову, доктор. Я порой совсем забываю о языковом барьере. Похоже, ваш ящик не так уж и хорош в переводе с фьярского диалекта на английский.

— «Стив» отлично владеет всеми языками мира, но всё же старайтесь говорить проще. Желательно не использовать сокращений или жаргонизмов.

— Без проблем. Буду стараться.

— Спасибо, Лиза. Вы упомянули случай полугодичной давности, из-за которого к вам пристал репортёр. А можно подробнее?

(Пауза.)

— Честно говоря, не особо хотелось бы вспоминать, но поскольку у нас откровенная беседа, то ладно… Примерно за полгода до блэкаута я принимала участие в спецоперации по нейтрализации вооруженного преступника. Какой-то псих раздобыл древнющий «АК-47» и начал палить по людям с тридцатого этажа «коробки»… Простите, я хотела сказать жилого комплекса. Псих что-то кричал про Страшный суд и смену эпохи. Разбрасывал из окна листовки. Как мы позже узнали, он был членом секты «Око Давидова». Собственно, после того случая полиция и решила вплотную заняться их деятельностью. Похоже, тому парню сектанты серьёзно промыли мозги. А может, это был просто триггер для его больного сознания. Кто знает?

(Пауза.)

— Так что там произошло?

— Простите, немного отвлеклась… Наше звено отправили на задержание. Мы облачились в экзоброню второго класса и поднялись на тридцатый этаж. Лейтенант Купер вышиб дверь жилого модуля, в котором скрывался преступник, мы вошли внутрь. Нас было четверо. Командир — лейтенант Купер, я шла замыкающей. Мы начали продвигаться по коридору, поочерёдно проверяя каждую комнату, и тут… Не знаю, как это произошло — то ли нехватка боевого опыта, то ли моя беспечность, но, когда я в очередной раз обернулась, чтобы проверить тыл, там уже стоял тот парень с направленным в мою сторону автоматом. Скорее всего, он хорошо спрятался в одной из проверенных ранее комнат, и тепловизоры его не засекли. Согласно должностной инструкции я должна была выстрелить парализующим зарядом и обездвижить его. Но по какой-то причине, сама не знаю по какой, машинально дала очередь боевыми… Буквально в одно мгновение парень превратился в кровавый фарш… Ошмётки разлетелись по всей комнате… Чёрт, какое же было хреновое зрелище. Я весь следующий день отчищала экзокостюм от фрагментов его тела…

(Пауза.)

— Да, Лиза, действительно неприятно. И что было дальше?

— А вы разве не слышали о том скандале? Совсем за горячими новостями не следите?

— В тот момент я был на полпути к Европе в гибернационной капсуле. Так что извините, но эту скандальную новость я пропустил.

— В общем, не прошло и часа, как изо всех щелей повылазили чёртовы правозащитники и начали раздувать скандал. «Мальчику не было и двадцати! От его действий никто не пострадал! Вам ничего не угрожало в бронированных экзокостюмах! Вы не имели права применять летальное оружие!» Ну и, конечно, репортеры на пару с блогерами не упустили шанса раздуть из случайности крупный скандал. Ещё бы, такой инфоповод для них был просто подарком свыше.

— И какими были последствия? Для вас.

— Да, по сути, никакими, кроме потрёпанных нервов и выговора с занесением в личное дело. Конечно, поначалу шеф полиции Диас хотел от меня избавиться, даже подготовил приказ об увольнении, но все офицеры «Рубежа» встали на мою защиту, угрожая уволиться вслед за мной. А капитан так вообще прикрывал меня, как только мог. На пресс-конференциях брал вину на себя, в общем, выгораживал всеми силами. Если бы не кэп, я бы так легко не отделалась. В итоге дело удалось замять.

— Почему же шеф полиции не встал на вашу сторону?

— Да потому, что он был тупым трусливым ублюдком, занимавшим свою должность благодаря покровителям с генеральскими погонами. Все знали, что он коррумпирован, но ничего не могли с этим поделать. Не удивлюсь, если именно он сливал сектантам информацию о готовящихся против них операциях… А вот капитан после того случая ещё сильнее укрепил свой авторитет среди полицейских. Он в очередной раз доказал, что ради нас пойдёт на всё.

— Вы имеете в виду капитана Дениса Савина, лидера вашей общины?

— Да, именно его. Между собой мы обычно называли его «капитан Дэн», а ребята из других подразделений — «русский капитан». Мы все обязаны ему жизнью. Если бы не его жестокие, но, как выяснилось впоследствии, единственно верные действия, никто из нас просто не выжил бы. Я уверена, любой гвардеец общины готов рискнуть жизнью ради капитана, а возможно, и пожертвовать ею при необходимости.

— Я заметил, многие из вас почитают капитана Савина почти как святого. Не боитесь собственными руками создать культ личности? Так и до полной диктатуры недалеко.

(Повышает голос.)

— Мне плевать, как вы на это смотрите. Вас здесь не было, когда началась хренотень со сменой эпохи или как её там. Вы понятия не имеете, через что нам пришлось пройти, чтобы выжить в том аду! Мы верим в лидера и готовы отдать за него жизнь так же, как и он готов отдать свою за нас.

— Простите, Лиза, я не хотел задеть вас. Поверьте, нам тоже пришлось многое пережить, прежде чем попасть к вам.

(Немного успокаивается.)

— Да, я в курсе. Извините, не хотела грубить. Капитан может показаться излишне жестким человеком, но на то есть причины. На его плечах лежит ответственность за всю общину, отнеситесь к этому с пониманием.

— Конечно, Лиза… Давайте сменим тему. Расскажите, пожалуйста, о вашем первом контакте с инфицированными.

Сергей Калашников

Последний день Эпохи Космической Колонизации

Из динамика беспилотного такси послышался мужской голос: «Конечная точка маршрута: провинция Фьярвик, город Беркан, жилой комплекс номер семьдесят пять. Просим вас оценить качество предоставленной услуги».

Выскочила сенсорная панель с пятью звездами. Сергей нажал на правую, выставив максимальный балл.

— Благодарим за то, что воспользовались услугами нашей компании. Стоимость поездки списана с вашего счета. Удачного вечера, мистер Калашников.

Дверь плавно поднялась, и Сергей, не торопясь, вышел на улицу. Несмотря на то что в это время город был забит автомобилями, никаких пробок на дорогах не наблюдалось и в помине.

Большинство пассажиров даже не знали, что это такое. Электрокары двигались в своих рядах с одинаковой скоростью. Никто никого не обгонял, не подрезал и не создавал помех. В старых видеозаписях — хрониках двадцать первого века, которыми увлекался Сергей, всё выглядело иначе. Сложно было представить, как люди жили в мегаполисах с таким ужасным дорожным движением. Постоянный шум, пробки, аварии с пострадавшими и погибшими.

И это не считая ужасного загрязнения воздуха выхлопными газами. Как-то ему попались кадры из крупных городов Китая, где видимость не превышала ста метров. Сергей не мог поверить, что когда-то люди жили в подобных условиях.

В то время электрокар с автопилотом всё ещё считался игрушкой богачей, не имеющей никаких перспектив в будущем. Казалось, эра нефти будет длиться вечно. Как же смешно это прозвучало бы спустя столько лет. Все автомобили давно работали на электроэнергии и управлялись автопилотом.

И стоило лишь отстранить человека от управления и полностью довериться искусственному интеллекту, как большинство дорожных проблем исчезли сами собой. Давно избавились от светофоров и почти всех дорожных знаков. Они оказались просто не нужны: искусственный интеллект, управляющий всем транспортом, сам регулировал движение без участия человека.

«А ведь действительно, правильно говорят: «Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы», — подумал Сергей, переводя взгляд с дороги на жилой комплекс напротив.

Это было самое обычное здание, спроектированное по принципу «всё включено». Большинство жителей Беркана жили в таких. Каждый жилой комплекс вмещал примерно двадцать тысяч человек. Пятидесятиэтажное здание тянулось вдоль улицы на три сотни метров, имело форму квадрата и занимало целый квартал. Многие мегаполисы давно отказались от практики застраивать районы отдельными многоэтажками. Рациональней было возводить огромные комплексы с единой стеной по периметру. Жилые и коммерческие модули располагались внутри самой стены, а во внутреннем пространстве размещались небольшой парк и прочая инфраструктура, необходимая для комфортной жизни людей. Если возникало желание прогуляться, но при этом не хотелось ехать за город или в одну из межрайонных парковых зон, то было достаточно лишь спуститься во внутренний двор.

Сергей пересёк дорогу по подземному переходу. Войдя в жилой комплекс через одну из арок, он, миновав все магазины первого этажа, запрыгнул в лифт и поднялся на двадцать пятый этаж. Подойдя к своей двери, он на мгновение остановился напротив микрокамеры дверного глазка.

Лицевой сканер моментально распознал хозяина, и входная дверь открылась.

— Добрый вечер, Сергей! — поприветствовал приятный женский голос. — Ты сегодня задержался. Как прошел день?

— Привет, Элис. Все хорошо, только устал немного. Скучала без меня? — спросил он с ноткой сарказма в голосе.

— Конечно, скучала. Я прождала тебя двенадцать часов, двадцать семь минут и сорок девять секунд, — ответила Элис, не скрывая иронии. — Ты выключил свой коммуникатор около двух часов назад, и я не могла прислать новые уведомления. Что-то случилось?

— Прости, дорогая, хотел побыть наедине со своими мыслями, пока ехал с работы. Надеюсь, ты не сильно беспокоилась?

— Конечно же, я беспокоилась. Будь я твоей женой, то непременно закатила бы скандал с битьём посуды.

— Элис, будь ты моей женой, я был бы самым счастливым человеком на свете, — произнёс Сергей, расплывшись в улыбке.

— Приятно слышать такое от человека, — ответила Элис с долей кокетства. — Но учти, что будь я твоей женой, то других виртуальных помощниц я бы к тебе на милю не подпустила.

— Дорогая, ты же знаешь, я верен только тебе, — ответил он, улыбнувшись в одну из камер под потолком.

За время их душевного разговора Сергей успел переодеться в домашнее и, полностью расслабившись, опуститься в массажное кресло.

— Ты не голоден? — спросила Элис. — Судя по показателям датчиков, ты не ел больше четырех часов. Если хочешь, я могу распечатать пиццу.

— Не стоит, закажу что-нибудь из ресторана.

Сергей взял со стола очки дополненной реальности, надел их и опустился обратно в кресло. В отличие от большинства жителей мегаполисов, которые жить не могли без своих смарт-очков, Сергей старался использовать их лишь по необходимости. Ему совершенно не нравилась повальная зависимость людей от подобных гаджетов. Для выхода в глобальную сеть и связи с Элис Сергею вполне хватало наручного коммуникатора, который большинство людей по привычке называли смарт-часами.

— Элис, покажи список ресторанов европейской кухни в радиусе трёх километров.

Элис вывела список на поверхность стола перед Сергеем. Точнее говоря, изображение выводилось на линзы смарт-очков, но для человеческого глаза создавалась иллюзия, будто поверхность стола превратилась в монитор с сенсорным экраном. Теперь он мог одновременно взаимодействовать с этой поверхностью и отдавать голосовые команды Элис. Выбор пал на местный стейк-хаус.

По умолчанию меню предлагало синтетическую мраморную говядину, и только после прикосновения к звёздочке у названия появлялась надпись, что при желании можно заказать аналогичное блюдо из натурального мяса. Цены отличались примерно в семнадцать раз. Позволить его себе могли лишь очень обеспеченные слои общества. Большинство же людей считало мясное животноводство пережитком прошлого, который давно не мешало бы запретить. Да и синтетические свинина с говядиной по характеристикам ничуть не уступали натуральным. Вряд ли Сергей смог определить на вкус разницу, но полученная недавно премия, что называется, жгла карман. Что-то на границе сознания подзуживало шикануть, узнать, из-за чего же весь сыр-бор. Почему кто-то готов переплачивать за то, чтобы поужинать куском тела другого живого существа.

— Элис, может, взять стриплойн из натуральной говядины? — спросил Сергей машинально, через мгновение поняв, что знает, какой прозвучит ответ.

— Употребляя в пищу натуральное мясо, ты тем самым одобряешь убийство животных. Синтезированные мясные волокна полностью идентичны натуральным, человеческий организм получает столько же белков и жиров, а зачастую и дополнительные порции витаминов и микроэлементов. Кроме того, для создания килограмма животного мяса тратится три тысячи литров воды. С точки зрения чистой логики это просто иррационально.

— Ладно, ладно, я тебя услышал, — бросил Сергей, пока Элис не начала рассказывать, что именно животноводство, по мнению климатологов, стало одной из основных причин глобального потепления и последовавшей за этим Эпохи Кризиса.

Вкладка с подтверждением заказа скользнула по поверхности стола прямо под руку. Сергей подтвердил его голосовой командой.

— Благодарим вас за покупку, — прозвучал голос виртуального продавца. — Заказ будет доставлен через одиннадцать минут.

* * *

За последние двести лет научно-технический прогресс в области портативной электроники сделал большой шаг вперёд. Продвинутые технологии дополненной реальности позволили отказаться от большинства сенсорных экранов и панелей, которые ранее окружали человека. Лёгкие и удобные смарт-очки могли демонстрировать любые виртуальные объекты и давали возможность легко с ними взаимодействовать. Абсолютно любая стена или иная относительно плоская поверхность превращалась в видеопанель, сенсорный интерфейс или персонализированный рекламный баннер.

Фантасты, создававшие произведения на рубеже двадцатого — двадцать первого века, в своих книгах представляли будущее как эру голограмм и сенсорных экранов. В их фантазиях любая поверхность сама по себе являлась сенсорной панелью, на которой каждый мог вызвать все, что ему необходимо. Конечно же, подобные системы тоже имели место быть, но для массового повседневного использования практичней оказалась технология дополненной реальности. Через смарт-очки любой человек получал персональную информацию, которая не была видна другим. Обычные сенсорные экраны не могли похвастаться подобной приватностью.

Особенно эффективно это сработало в отношении рекламы. С городских улиц исчезли уродующие городской ландшафт рекламные билборды и баннеры — абсолютно вся реклама персонализировалась и выводилась непосредственно на линзы смарт-очков.

Но, несмотря на удобство, технологии в сфере дополненной реальности не стояли на месте. Со временем состоятельные люди начали постепенно отказываться от смарт-очков в пользу смарт-линз. Отпала необходимость постоянно носить с собой очки, которые могли разбиться или потеряться; надел утром линзы и носишь их весь день.

Однако даже это не стало пределом. В последние пару лет всё большую популярность набирали смарт-чипы, которые имплантировались непосредственно в мозг и полностью избавляли человека от необходимости носить смарт-очки или смарт-линзы. Виртуальный интерфейс проецировался непосредственно в окончание зрительного нерва, минуя сетчатку глаза.

У обычного человека из двадцатого или первой половины двадцать первого века непременно возник бы вопрос: «Каким же образом обеспечивается энергопитание всей этой микроэлектроники?»

И это неудивительно, ведь в то время электроприборы работали либо от электросети, либо от встроенных батарей, по большей части на основе лития. Для любых портативных устройств необходимость наличия внутреннего источника питания была самой большой проблемой. Батарея могла занимать бо́льшую часть устройства и при этом быстро разряжалась. Смартфоны, смарт-часы, планшетные компьютеры и другую портативную электронику приходилось заряжать каждый день, а то и несколько раз в день. Наличие малоэффективных батарей являлось основной преградой на пути прорывного развития портативной и микроэлектроники.

Всё изменилось с появлением «эфирной сети». Эта технология, изначально созданная на основе Wi-Fi, позволяла передавать энергию беспроводным способом на огромные расстояния, обеспечивая электропитанием любые устройства. Помимо беспроводной передачи электроэнергии «эфирная сеть» позволяла передавать информацию на немыслимых ранее скоростях. Концепция интернета вещей, созданная ещё в конце двадцатого века, смогла получить практическую реализацию лишь с повсеместным внедрением «эфирной сети». После этого отпала необходимость протягивать миллионы километров проводов и оптоволоконных кабелей, устанавливать сотни тысяч опор ЛЭП.

Наземные базовые станции транслировали микроволновое излучение «эфирной сети» в направлении орбитальных спутников, которые, в свою очередь, отражали его в сторону Земли. Таким образом, обеспечивалось стопроцентное покрытие всей поверхности планеты, давая возможность абсолютно любому человеку подключиться к «эфирной сети». Единственными местами, где технология была малоприменима, являлись глубокие пещеры и подземные бункеры. В них приходилось использовать оборудование со встроенными источниками питания или же устанавливать ретрансляторы, создающие локальное поле «эфирной сети».

Конечно же, портативные батареи не исчезли полностью, в некоторых сферах они всё ещё активно использовались. Даже старые добрые химические батарейки по-прежнему оставались в ходу. Например, электроника спасателей и силовых структур — ручные фонари и подобные портативные приборы хоть и работали от «эфирной сети», но часто имели встроенные или сменные элементы питания.

* * *

Не прошло и десяти минут, как напротив окна Сергея завис дрон-доставщик. Через несколько мгновений в его сторону выдвинулся рукав грузоприёмника, куда дрон опустил коробку с заказом и улетел. Спустя несколько секунд Сергей уже вскрывал картонную коробочку. Дымный аромат мгновенно заполнил комнату, заставляя забыть о любых мыслях, касающихся разницы натурального и синтезированного мяса.

— Элис, что интересного я пропустил за сегодня?

— Отбираю наиболее актуальные публикации из новостной ленты.

Спустя пару секунд стена напротив превратилась в видеопанель со списком новостей и событий. Само собой, панель была такой же виртуальной, как и ресторанное меню.

— Перечисли содержание списка, — сказал Сергей, отправляя первый кусочек стейка в рот.

— Отчет министерства экономики Земного Союза об итогах прошлого года.

— Пропустить.

— Запуск нового термоядерного реактора в североамериканской торговой зоне.

— Пропустить.

— Тридцатилетняя годовщина запуска первого межзвездного корабля «Серенити».

— Краткое содержание новости.

Элис вывела на экран кадры хроники. На момент запуска Сергею было не больше пяти лет. Он помнил шумиху, помнил, как вокруг только и говорили о «Серенити». Помнил, как родители то ли в шутку, то ли всерьёз говорили, что их сын тоже сможет стать космическим путешественником. Но в отличие от сверстников Серёжа тогда интересовался скорее прошлым, а не будущим. И эта его любовь прошла с ним всю жизнь. Как и все дети, он поначалу был очарован динозаврами, но со временем распробовал и историю человечества. Особенно ему нравились хроники начала двадцатого века. Эта любовь не прошла вместе с окончанием школы. Он и сейчас с удовольствием мог посмотреть какой-нибудь классический фильм или даже документалку.

А вот с космосом отношения как-то не сложились. Из общего курса астрономии Калашников вынес то, что в Солнечной системе нет планет, пригодных для терраформи́рования[2] и полноценной колонизации людьми. Все, что человечество достигло на данный момент, — это несколько ресурсодобывающих баз на Луне, Марсе и нескольких спутниках Юпитера и Сатурна, а также ряд форпостов в поясе астероидов. В школе заставляли знать наизусть названия всех этих «колоний», хотя и в седьмом классе было понятно, что полноценными колониями космические ресурсодобывающие базы назвать нельзя. Ведь все они зависели от регулярных поставок воды, кислорода и провизии.

Изначально NASA совместно с Роскосмосом и CNSA[3] ещё до момента их объединения в единую структуру планировали строительство полноценной колонии на Марсе с целью последующего терраформирования планеты. Таким образом, планировалось превратить Марс во вторую Землю со схожими атмосферными условиями, но более холодным климатом. Однако реализовать проект в полной мере на практике оказалось невозможным, поскольку Марс, в отличие от Земли, почти не имеет собственного магнитного поля, из-за чего постоянно подвергается сильному воздействию солнечного ветра и жёсткой радиации. Поэтому любая органическая жизнь на этой планете может существовать лишь в пределах защитных сооружений.

Элис продолжала зачитывать выжимку статьи:

–…ближайшей планетой, которую теоретически возможно подвергнуть терраформированию и полноценной колонизации, остаётся «Проксима Центавра b», получившая альтернативное название «Глория». Она вращается вокруг звезды Проксима Центавра[4], удалённой от нас на 4,2 светового года. По приблизительным расчётам, общая продолжительность полета составит 235 лет…

А это Сергей помнил. Никакой возможности доставить на Глорию людей при таких условиях не было, ресурсов корабля просто не хватит для поддержания работы гибернационных капсул с экипажем. Поэтому миссия корабля «Серенити» являлась полностью роботизированной и управлялась искусственным интеллектом с говорящим именем Ева.

–…Основная задача миссии состоит в исследовании планеты и подготовке плацдарма для прибытия колонистов с Земли, как только подобные перелёты станут возможны. Если Глория окажется пригодной для терраформирования, то «Ева» автоматически начнёт все необходимые работы по преобразованию атмосферы.

Элис закончила краткий пересказ статьи и снова вывела на экран список доступных новостей.

ПРОТОКОЛ БЕСЕДЫ С ВЫЖИВШИМИ

Выживший № 19: Анджей Новак, мужчина, 36 лет, сержант полиции города Беркана

— Мистер Новак, расскажите, какова была обстановка в Беркане накануне блэкаута.

— Если не брать в расчет массовые облавы и обыски, то в целом ничего необычного. Город продолжал жить обычной жизнью. Судя по всему, осада поместья, длившаяся уже второй месяц, никого особо не волновала.

— А можно подробнее узнать про облавы и обыски. С какой целью они проводились?

— С целью ареста членов секты «Око Давидово». Мою группу отправили на поддержку бойцов «Рубежа». Они проводили адресные проверки. Поступила информация, что некоторые из давидианцев всё ещё находятся в городе и вполне могут устроить провокацию со стрельбой. Чтобы проверить все адреса разом, бойцов «Рубежа» не хватало, так что патрульным вроде меня пришлось прикрывать их во время рейдов. Хотя я вообще не представляю, чем мы реально могли им помочь, если бы вдруг началась перестрелка. Ну, разве что штатских разгонять.

— И каковы были результаты обысков? Вы нашли оружие?

— Задержали несколько подозрительных личностей, и всё. Ни оружия, ни взрывчатки, ни запрещенной литературы. То ли развединформация оказалась ложной, то ли сектантов кто-то предупредил. И такое происходило далеко не в первый раз. Стоило полиции начать подготовку к очередной операции, которая имела хоть какое-то отношение к давидианцам, так обязательно что-то шло не так. Многие из нас даже подозревали, что в рядах полиции завелся крот.

— А вы тоже так думали?

— Конкретно в тот момент я ничего не думал, меня это напрямую не касалось. Патрульному вроде меня думать вообще не положено. Патрульный должен в первую очередь выполнять приказы начальства. Но, скажу честно, когда нас в очередной раз отправляли на поддержку «Рубежа», я был чертовски рад, что оружие так и не нашли. В противном случае могла начаться серьёзная заваруха и кто-нибудь точно пострадал бы. Вы, наверное, уже знаете, как некоторые бойцы «Рубежа» любят пускать в ход летальное оружие?

— Да, я в курсе подобных случаев… Мистер Новак, а где вы находились в ночь блэкаута?

— Охранял ювелирный магазин. Ребята из спецотряда в очередной раз слегка погорячились и разбили одну из витрин во время обыска, так что мне с напарником пришлось провести там всю ночь, ожидая владельца. А утром мы оказались единственными полицейскими на весь район. Так что с самого утра нам вдвоем пришлось разгребать кучу дерьма и оформлять целую гору трупов.

Сергей Калашников

Звуки сирен отвлекли от новостей и горячего стейка. Подойдя к окну, Сергей увидел вереницу полицейских фургонов, двигавшихся по главной городской улице. Пара фургонов остановилась у входов в соседний жилкомплекс. Задние двери резко распахнулись, и в здание устремилось около десятка тяжело экипированных полицейских.

— Элис, почему на улице столько полиции?

— На данный момент точную причину назвать не могу. В социальных сетях выкладывают сообщения о массовых обысках в Беркане, но официальные источники ничего не сообщают. Возможно, это связано с затянувшейся осадой поместья Ториан.

— Покажи свежие новости по этой теме.

На виртуальном экране запустилось видео новостного агентства «Беркан 24» с пометкой «Срочно». Репортер Эрик Ричман стоял на обочине рядом с блокпостом полиции. За его спиной возвышалось поместье, со всех сторон окруженное полицейскими силами.

— Мы продолжаем наш репортаж с места событий возле поместья Ториан, расположенного на границе природного парка «Горная стена», — сообщал уставший и небритый репортер, который явно был на ногах не первый день. — Для тех, кто присоединился к нам недавно, напомню, что члены религиозной секты «Око Давидово» уже сорок пятый день удерживают поместье. Всё это время они отказываются выполнять законные требования полиции о допуске оперативной группы на их территорию для ареста лидера секты, так называемого отца Давида, а также некоторых из его приближённых. По словам начальника полицейского департамента города Беркана, члены секты хорошо вооружены, но все их оружие является сильно устаревшим и относится к классу огнестрельного. Напомню нашим зрителям, что огнестрельное оружие для произведения выстрела использует порох и обладает относительно малой мощью по сравнению с современными электромагнитными винтовками, которые состоят на вооружении военных и полицейских спецподразделений. Такое оружие неспособно пробить даже самые устаревшие бронежилеты полиции, не говоря уже о бронированных экзокостюмах.

За время речи репортёра мимо проехало несколько полицейских фургонов. Один из них остановился неподалеку от съёмочной группы, и из его кузова вышло четверо хорошо вооружённых оперативников спецотряда «Рубеж» в бронированных экзокостюмах. Один из оперативников, явно командир группы, начал раздавать указания бойцам. Те, в свою очередь, выслушав командира, сразу рассредоточились и заняли позиции в районе блокпоста. Увидев это, репортёр на несколько секунд прервался, пристально посмотрел на командира прибывшей группы и тут же воскликнул:

— Кажется, нам повезло. Сейчас мы постараемся взять интервью у сержанта Лизы Вэй. — Не переставая говорить, он начал двигаться в её сторону. — Думаю, многие зрители знают её по трагедии, которая произошла в Беркане полгода назад. Напомню, что в ходе спецоперации в одном из жилых комплексов сержант Лиза Вэй застрелила молодого адепта секты. В ходе дальнейшего разбирательства она не понесла почти никакого наказания, хоть правозащитные организации и заявляли о незаконности её действий.

Репортёр на миг исчез из поля зрения камеры, отступив в темноту, но пару мгновений спустя оператор нагнал его. Свет фонаря вырвал из темноты фигуру Эрика Ричмана, который рядом с бойцами, с ног до головы закрытыми в силовую броню, казался коротышкой.

— Сержант Вэй, вы могли бы прокомментировать результаты расследования в отношении ваших действий?

Сержант Вэй молчала, не обращая никакого внимания на репортёра, тыкавшего микрофоном в визорную камеру шлема с выгравированным на нём номером 013.

— Сержант Вэй, я знаю, что это вы. Ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Это правда, что дело против вас замяли, потому что…

Внезапно в кадр ворвался молодой капрал в полицейской форме и принялся активно жестикулировать руками, при этом громко произнося:

— Назад, назад! Это зона спецоперации. Отойдите от блокпоста минимум на двадцать метров. Зона для прессы находится вон там.

Репортёр хотел было что-то возразить, но капрал ни на секунду не закрывал рот и продолжал отгонять съёмочную группу. В итоге им пришлось подчиниться и вернуться на прежнее место. Явно раздосадованный репортёр продолжил:

— Единственная причина, по которой полиция до сих пор не провела штурм, заключается в прямой угрозе давидианцев совершить массовое самоубийство. По их словам, на территории поместья находится около двух сотен человек, среди которых немало детей. Причем, как нам стало известно, часть из них родилась непосредственно здесь. По нашим данным, члены секты «Око Давидово» купили поместье Ториан еще десять лет назад. Тогда их организация насчитывала не более двух десятков человек, но за прошедшие годы количество адептов сильно возросло. Согласно учению давидианцев, Землю ждет скорый конец света, и лишь истинно верующие смогут его пережить. Я понимаю, что у большинства зрителей такое заявление может вызвать недоумение, поэтому для внесения ясности напомню, что на рубеже двадцатого — двадцать первого века подобные абсурдные пророчества нередко звучали от лидеров тоталитарных религиозных сект и лжепредсказателей. В то время подобные организации были очень распространены и являлись крайне могущественными, представляя собой целые транснациональные корпорации с филиалами во многих странах мира. Например, сайентологи, свидетели Иеговы, адвентисты седьмого дня и многие другие.

— Эрик, — экран разделился, слева появилось изображение ведущей в студии, — каким образом эта секта смогла просуществовать столь долгое время и почему правоохранительные органы не обращали на неё никакого внимания?

— На то был целый ряд причин. Во-первых, секта искусно маскировалась под безобидную общественную организацию, проповедовавшую гуманистические ценности и заботу об окружающей среде. Члены секты старались не пользоваться современными гаджетами, что сильно затрудняло слежку и сбор информации. Последние годы они старались жить лишь натуральным хозяйством. Выращивали натуральные фрукты, овощи и злаковые культуры. Кроме того, у них имеется немаленькое подворье домашнего скота. Немаловажным фактором является и строжайшая дисциплина, соблюдаемая всеми адептами. Их духовный лидер, так называемый отец Давид, никогда не показывался на публике, полиции до сих пор не удалось выяснить, кто именно скрывается под этим образом. Отец Давид всегда держится в тени и даже сейчас ведёт переговоры с полицией не лично, а через приближённых, так называемых епископов. По словам людей, ранее покинувших секту, лидер давидианцев крайне харизматичная личность с феноменальным даром убеждения. Он мог моментально рассказать о любом человеке всю информацию, даже ту, которую тот старательно пытался утаить. Именно по этой причине полиции не удалось внедрить в секту ни одного агента. Почти любой человек, изначально воспринимавший учение в штыки, после общения мог стать ярым адептом. Столь сильному внушению поддались даже некоторые чиновники регионального уровня, которые…

— Эрик, — перебила его взволнованная ведущая в студии, — вынуждена тебя прервать, мы только что получили новость с пометкой «молния». Неофициальный источник в полицейском управлении сообщил, что давидианцы угрожают активировать несколько мощных взрывных устройств, если полиция не отойдет от поместья Ториан на безопасное расстояние. Официальные источники в полиции пока что не подтверждают данную информацию. Скорее всего, именно поиском взрывных устройств в последние несколько часов активно занималась контртеррористическая служба Беркана. И, судя по кадрам с нашего дрона, полиция уже частично сняла осаду и отошла к своему оперативному штабу. Похоже, угрозы давидианцев подтвердились. Это вся информация на данный момент. Мы будем держать вас в курсе событий, оставайтесь с нами.

— Вырубай это! — с раздражением в голосе сказал Сергей, после чего сорвал с лица смарт-очки и швырнул их на диван. — Чертовы сектанты! Из-за этих уродов уже второй месяц нормально работать не можем. И так туристов здесь почти не осталось, так теперь ещё и всю долину перекроют… Элис, набери Фрэнка.

Сергей созвонился со своим начальником Фрэнком Варга, и тот подтвердил все опасения. Полицейский департамент запретил проводить любые туристические экскурсии на территории природного парка «Горная стена». По этой причине большинство сотрудников парка с сегодняшнего дня получили бессрочный отпуск и разъехались по домам. Вся провинция Фьярвик была объявлена зоной контртеррористической операции, местные силы безопасности приведены в состояние повышенной готовности. У въезда в единственный тоннель, проходящий через горный хребет и связывающий провинцию с внешним миром, выставили полицейский блокпост. Все без исключения автомобили подвергались проверкам.

— Твою ж мать! — сквозь зубы прошипел Сергей, закончив разговор с Фрэнком.

У него было полно планов на туристический сезон, и теперь всё летело к чертям.

— Да что б вас всех на куски разорвало, фанатики чёртовы, — процедил он сквозь зубы. — Давайте уже, совершайте наконец самоубийство и избавьте мир от своего никчёмного присутствия, все только спасибо скажут… Дэн, дружище, лишь на тебя вся надежда. Разберись с ними поскорее и поехали наконец в горы, как и планировали.

* * *

Последние три года Сергей прожил в Беркане — административном центре провинции Фьярвик, расположенной в одноимённой долине. Он переехал из Екатеринодара сразу, как только предложили работу в местном парке «Горная стена». Пожалуй, это название наиболее точно отражало всю суть и парка, и провинции. Долина Фьярвик простиралась на сотни километров. По периметру долины вздымался величественный горный хребет, который почти невозможно было преодолеть пешком без специального снаряжения и подготовки. Вершины пиков белели многовековыми ледниками, одаривавшими долину сотнями больших и малых рек. По сути, вся долина представляла из себя оазис с замкнутой экосистемой, в который можно было попасть лишь по воздуху или через Фьярский тоннель.

Большую часть долины занимал крупнейший в мире природный парк — уникальное место, имевшее огромное значение для сохранения остатков биосферы Земли. На планете осталось очень мало природных ареалов, которые пока не тронула неумолимо наступающая пустыня.

Биосфера Земли заплатила слишком высокую цену за реализацию неуёмных человеческих амбиций. Еще начиная с двадцатого века люди ставили в число основных приоритетов наращивание масштабов производства и извлечение максимальной прибыли, совершенно не заботясь о сохранении природного баланса. Помешанные на прибыли корпорации времен неограниченного капитализма совершенно не думали о будущих поколениях.

«Загрязнение атмосферы, парниковый эффект, глобальное потепление? Да что за чушь вы несёте?! — верещал в середине двадцать первого века министр финансов США Ричард Грин, выступая на экологическом форуме. — Всё это естественные циклические процессы, и человеческая деятельность никак на них не влияет. Вы требуете от нас снизить уровень выброса углекислого газа, тем самым уменьшив производственный потенциал. Уверяю вас, стоит нам лишь поддаться на требования «зелёных», как мировая экономика рухнет в течение нескольких лет. Эти фантазеры начали пугать нас своими байками ещё в конце двадцатого века. И что? Где же обещанное ими повышение уровня Мирового океана на несколько десятков метров из-за таяния полярных льдов? Они обещали это к началу двадцать первого века, но ничего из предсказанного ими так и не произошло. Не забывайте, что мы живем в условиях рыночной экономики и должны подчиняться её законам. Если мы не будем обеспечивать максимальную прибыль корпораций, то наше место займет кто-то другой, а мы окажемся на свалке истории. Так что оставьте ваши апокалиптические байки мистификаторам и писателям-фантастам, я слышал, подобные книжки неплохо продаются».

Ирония — жестокая штука. В реальной жизни все оказалось намного хуже, чем предсказывали самые безумные защитники природы. За прошедшие десятки лет темпы глобального потепления ускорились многократно. Полярные льды полностью растаяли. И хоть уровень Мирового океана из-за этого почти не изменился, но циркуляция тёплых океанических течений была необратимо нарушена, что привело к катастрофическим изменениям климата. Если в начале двадцать первого века пустыни занимали лишь 11 % суши, то спустя век их доля составляла почти 80 %, продолжая при этом непрерывно расти. Спасаясь от неумолимо наступающей пустыни и нехватки пресной воды, миллиарды людей мигрировали в более благополучные районы. В очередной раз был запущен естественный процесс глобального переселения народов, который неминуемо привёл к вооруженным конфликтам за питьевую воду, плодородные земли и прочие ресурсы.

И будто этого было мало, разразился ещё и энергетический кризис. Запасы нефти, газа и прочих углеводородов, которые по-прежнему составляли основу мировой энергетики, сильно истощились. Вооруженные конфликты множились, гуманитарная ситуация ухудшалась. Всего за век население Земли сократилось почти на треть. Человечеству грозило полное вымирание в течение последующих двухсот лет. Несколько раз мир даже стоял на грани глобальной ядерной войны. По утверждению аналитиков, вероятность ее начала составляла 95 %, и лишь чудо удержало лидеров ядерных держав от применения оружия судного дня. Но в последний момент главы государств смогли найти общий язык и разработать общий план спасения человечества.

Несмотря на то что большая часть суши превратилась в пустыню, немалая доля земель ещё была пригодна для сельского хозяйства, стоило только разработать и внедрить глобальную систему искусственного орошения. Причём даже погибшие тропические леса частично подлежали восстановлению, не хватало лишь больших запасов пресной воды. Эта проблема решалась путём опреснения вод Мирового океана, подобные технологии уже много лет использовались в странах с засушливым климатом. Но для реализации подобного проекта в масштабах планеты в первую очередь было необходимо найти новый источник энергии.

Хоть «зелёные» и оказались правы, предсказывая глобальное потепление и его последствия, но в вопросах энергетики они не смыслили ничего. Эти фантазёры на каждом углу кричали про ветрогенераторы, солнечные электростанции и другие варианты чистой возобновляемой электроэнергии. Однако они никак не могли взять в толк, что подобные установки имеют крайне малый КПД[5] и отдача от их использования будет ничтожной по сравнению с потребностями человечества. На Земле просто не хватило бы ресурсов, чтобы создать необходимое количество солнечных панелей или ветрогенераторов, не говоря уже об их обслуживании. Да что уж там, даже ядерные электростанции были не в состоянии обеспечить электроэнергией хотя бы десятую часть опреснительных заводов. Единственным возможным выходом стало форсированное развитие термоядерной энергетики, за что и взялось мировое сообщество. Попутно с освоением термоядерного синтеза и постройкой термоядерных реакторов получила своё возрождение и лунная программа. Гелий-3, обнаруженный на Луне еще в начале двадцать первого века, на тот момент являлся самым эффективным топливом для термоядерных электростанций.

Объединённому человечеству потребовалось всего пятьдесят лет на осуществление глобального плана спасения. По всему миру строились десятки термоядерных электростанций и тысячи водоопреснительных заводов. На Луне появилась постоянная база, снабжавшая электростанции термоядерным топливом и впоследствии ставшая заправочной станцией для межпланетных кораблей. Возрождённая лунная программа послужила мощным толчком к развитию новых космических технологий. Спустя десятки лет непрерывного движения к полной гибели в последний миг человечество всё же смогло остановиться у самого края пропасти и продолжить свой путь в верном направлении.

В итоге тот страшный период историки назвали Эпохой Кризиса — совершенно незатейливое название для самого ужасного отрезка в истории человеческой цивилизации. Эпоха Кризиса показала, насколько хрупок мир, если он ограничен лишь одной пригодной для жизни планетой. Поэтому объединённое человечество поставило перед собой новую цель — колонизация Солнечной системы и ближайших экзопланет. Эпоха Кризиса подошла к концу, началась Эпоха Космической Колонизации.

* * *

Успокоился Сергей лишь ближе к ночи. Перспектива бессрочного неоплачиваемого отпуска его крайне огорчала. И дело было даже не в деньгах, просто он очень любил свою работу и буквально жил экстремальным горным туризмом. Долина Фьярвик и природный парк «Горная стена» стали для него родным домом за те три года, что он здесь прожил. В природном парке Сергей числился на должности туринструктора, сопровождал в пеших и велосипедных походах туристические группы, приезжавшие со всего мира.

Хоть он и не высказывал при клиентах своего консервативного мнения, но среди коллег совершенно не скрывал, что считает современный пеший туризм чем-то несерьёзным и даже детским. «Вот двести лет назад всё было по-взрослому. Каждый человек нёс вещи и провиант в большом походном рюкзаке, при этом преодолевая десятки километров ежедневно. А что теперь? Эти так называемые туристы идут прогулочным шагом с маленькими рюкзачками по проложенным дорожкам. А еду с водой на точки отдыха доставляют дроны… Детский сад какой-то, а не пеший туризм».

— Элис, кровать, — произнёс Сергей.

Спустя пару мгновений часть стены опустилась, превратившись в широкую двухместную кровать. Элис спросила:

— Мне подобрать женщину, желающую провести с тобой ночь?

Сергей задумался.

— Нет, не стоит, завтра рано вставать.

— Боишься, что очередная партнёрша, недовольная ранним подъёмом, сильно занизит твой социальный рейтинг?

— И это тоже. Мне вполне хватило и прошлой негативной оценки. Я сделал для себя определённые выводы…

— И какие, если не секрет?

— Не стоит приглашать временную партнёршу на всю ночь, если не сможешь дать ей выспаться… Ладно, хватит болтать. Включи музыку для сна, выставь комфортную температуру и разбуди меня в пять утра.

— Всё будет сделано в лучшем виде, мой хозяин, — иронично ответила Элис. — Доброй ночи и приятных снов.

Сергей улегся на кровать и постарался выкинуть из головы весь негатив. Все тридцать пять лет его жизни выпали на относительно спокойное время. Он не застал ни войн, ни голода, ни прочих ужасов Эпохи Кризиса, о которой мог судить лишь по детским воспоминаниям своих родителей и кадрам хроники. Но человеческая память — вещь крайне непостоянная. Люди очень быстро привыкли к беззаботной жизни в окружении современных благ технического прогресса. Они не подозревали, что всего через несколько часов цивилизация в привычном им понимании исчезнет и для каждого начнется его собственная игра на выживание.

ПРОТОКОЛ БЕСЕДЫ С ВЫЖИВШИМИ

Выживший № 25: Крис Холанд, мужчина, 23 года, капрал полиции города Беркана

— Крис, что вы помните из событий той ночи?

— Вы про ночь наступления Новой Эпохи?

— Лично я называю это блэкаутом, но вы можете говорить и по-своему.

— Да на самом деле мне без разницы, как это называть. Просто многие друзья обычно говорят про смену эпохи, поэтому я стараюсь говорить так же.

— Как угодно. Так что вы помните?

— Я стоял на блокпосте недалеко от дома с сектантами.

— Вы про поместье Ториан, которое удерживали давидианцы?

— Так точно. Честно говоря, у меня проблемы с запоминанием названий, вечно всё забываю. В общем, была моя очередь дежурить на блокпосте.

— Вы дежурили в одиночку?

— Нет, со мной была сержант Лиза Вэй. Вы ведь с ней уже общались?

— Да, мы беседовали несколько дней назад. А вы тоже были бойцом спецотряда «Рубеж»?

(Смеется.)

— Нет, конечно, я обычный патрульный. Мне и летальное оружие по уставу не положено, лишь электродубинка да шоковый пистолет. По этой причине сержант Вэй и была ко мне приставлена.

— У неё имелось при себе летальное оружие?

— Само собой. Все бойцы спецотряда вооружены электромагнитными винтовками GX-13.

— Честно говоря, я не очень хорошо разбираюсь в этой теме…

— Да не проблема, доктор, я вам сейчас расскажу. В отличие от устаревшего огнестрела, который где-то раздобыли сектанты, электромагнитные винтовки могут разогнать пулю до невообразимых скоростей. При попадании в человека сразу нескольких пуль он буквально превращается в мясной фарш, как будто его расстреляли из крупнокалиберного пулемета старой эпохи.

— Да, сержант Вэй уже рассказала мне о последствиях попадания в человека.

— А она, случайно, не говорила, как я спас её от репортёра, который доставал её вопросами?

— М-м-м, вроде нет. Точнее, про сам момент с репортёром она, конечно же, упомянула, но вас в её рассказе не было.

— Оу, вот, значит, как… Ну, значит, для неё это было не столь важным. Ладно, не обращайте внимания, давайте продолжим.

— Хорошо. Получается, давидианцы ничего не могли противопоставить огневой мощи полиции?

— Конечно. Не забывайте, что все сотрудники спецотряда «Рубеж» были экипированы экзокостюмами второго либо третьего класса защиты. Их броню нельзя было пробить даже из крупнокалиберных снайперских винтовок, не то что из обычного стрелкового оружия. Простые патрульные из оцепления, вроде меня, тоже не оставались без защиты. Нам выдали бронежилеты и баллистические шлемы. Мне повезло, мой блокпост находился в километре от поместья, так что мне разрешили надеть легкий броник.

— Давидианцы стреляли в полицию?

— Было пару раз. Но, к счастью, никто не пострадал. Они били либо по бронефургонам, либо вообще куда-то мимо, стараясь скорее отпугнуть нас. Как я узнал от сержанта Вэй, полиция никак не могла приступить к штурму из-за угрозы сектантов совершить массовое самоубийство.

— И в чём была проблема? Почему полиция просто не могла сделать свою работу и нейтрализовать вооружённых преступников? Даже если бы они совершили самоубийство, это не было бы виной полицейских.

— Вы серьёзно? Да правозащитники на пару с прессой съели бы всех нас живьём. Если бы в поместье были одни взрослые, это ещё куда ни шло, но ведь там находилось и несколько десятков детей. За смерть даже одного ребенка всю полицию Беркана распяли бы на ближайшем столбе в прямом и переносном смысле. Нам хватило проблем после смерти того психа, которого случайно уложила сержант Вэй. А массовое самоубийство двух сотен человек просто уничтожило бы полицейский департамент.

— Понятно. Так что вы видели той ночью, когда началась смена эпохи?

— То же самое, что и остальные, кто не спал. Незадолго до рассвета я слегка прикорнул. Да, знаю, что на посту спать нельзя, но в тот момент дежурство подходило к концу и глаза закрывались сами собой. Внезапно меня разбудила сержант Вэй и показала рукой на небо… Я никогда в жизни такого не видел. Точнее говоря, не видел вживую. По небу плыло самое настоящее полярное сияние. Боже, как же это было красиво. Всё предрассветное небо покрылось огромными разноцветными лентами, извивающимися словно волны. Зелёные, синие, красные, фиолетовые — множество цветных лент почти закрыли звёздное небо… Никто из нас никогда не видел подобного. Да я и сам полярное сияние узнал лишь по фото и видео из интернета. Мы с сержантом Вэй разбудили всех у блокпоста. Репортеры тут же принялись снимать всю эту красоту, а мы просто стояли и смотрели в небо как заворожённые.

— И как долго это продолжалось?

— Само сияние продержалось около недели. Причём в ночное время от него было светло, как в сумерках.

— Я имел в виду, как долго это продолжалось до момента, как начался блэкаут.

— Минут десять, не более. Это произошло не единовременно, а постепенно, в течение примерно минуты. Сначала вырубилось стационарное освещение, вместе с этим у окружающих отключились смарт-очки и другая электроника, которая питалась от эфирного излучения. Через несколько секунд я услышал за спиной крик сержанта Вэй и неслабый грохот. Обернувшись, увидел, что она лежит на дороге и не может пошевелиться. Я подбежал и попытался перевернуть её на спину. Будь это обычный силовой экзоскелет, она и сама бы справилась, но экзоброня второго класса весила почти сто пятьдесят килограммов. Я смог перевернуть её лишь с третьей попытки, после чего помог освободиться от фиксаторов и выбраться из брони. За то время, что я помогал сержанту Вэй, поблизости вырубилась абсолютно вся электроника. Оружие, голографические прицелы, прожекторы, приборы ночного видения, тепловизоры, средства связи — всё было мертво. Некоторые включённые в тот момент приборы даже заискрились, встроенные батареи вздулись. Даже те устройства, что в момент блэкаута были выключены, и то отказывались работать.

— Что было дальше?

— Мы с сержантом Вэй побежали в сторону штаба спецоперации. Он находился в полукилометре от нас ближе к поместью. Там мы увидели ту же картину. Электроника сгорела, полностью пропало освещение, а экзокостюмы оперативников, проводивших ночное дежурство, так и застыли на месте. Не буду скрывать, большинство из нас были напуганы и дезориентированы. В учебке к такому не готовили.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Блэкаут предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Блэка́ут (англ. blackout, дословный перевод «погружение в темноту») — жаргонное обозначение крупной аварии в энергосистеме, которая привела к фатальным последствиям в виде длительного и масштабного отключения электроэнергии. В среде специалистов обычно используется термин «системная авария».

2

Терраформи́рование (лат. terra — земля и forma — вид) — изменение климатических условий планеты, спутника или же иного космического тела для приведения атмосферы, температуры и экологических условий в состояние, пригодное для обитания земных животных и растений.

3

CNSA — Китайское национальное космическое управление.

4

Про́ксима Цента́вра (от лат. proxima — ближайшая) — красный карлик, относящийся к звёздной системе альфа Центавра, ближайшая к Земле звезда после Солнца.

5

Коэффицие́нт поле́зного де́йствия (КПД) — характеристика эффективности системы (устройства, машины) в отношении преобразования или передачи энергии.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я