Крепость на семи ветрах

Александр Конторович, 2019

Остров, набитый вооружением и современной техникой. Желанный трофей для любого солдата! И почти четыреста тысяч человек гражданского населения… бывших рабов и шахтеров. И всё это – во враждебном окружении. Да, можно взорвать шахты и заводы, сесть на корабли и отплыть, оставив позади себя выжженную пустыню. Дабы противник ещё очень долго не смог использовать местные ресурсы. Можно – и это станет наилучшим и наивыгоднейшим выходом из сложной ситуации. Но… Бросить на верную смерть бывших рабов и пленников прежних хозяев? И командир крейсера «Гром» принимает решение – мы остаёмся!

Оглавление

Из серии: Музейный экспонат

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Крепость на семи ветрах предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1
3

2

Два дня мы бороздили пустынные воды, не встречая ни одной живой души. Снежный почти безотлучно сидит в радиорубке, так что всех ребят гоняю я один. Ну, не совсем один, если точно…

Он постучался в мою каюту сразу после отхода.

— Александр Иванович?! Как вы здесь оказались?

— Иванов прислал. Еле успел, уж очень вы, ребятки, прыткие… Пока собрался, пока доехал — а у вас уже и сходни поднимают!

Сказать, что я этому рад — полслова! Такой мастер — он хоть кого поднатаскать может. И очень быстро! Мои парни его и Якупова просто на руках готовы носить — так эта парочка тут всех впечатлила. Насколько я в курсе, среди морпехов они тоже пользуются немалым уважением.

На баке установили мишени, и теперь там постоянно трещат выстрелы. Инструктор плотно взялся за моих ребят. Попутно мы отрабатываем опыт группового взаимодействия с морпехами, для чего наши совместные группы непрерывно скачут по всему кораблю. Радиорубка, мостик, машинное отделение — капитан уже начал искоса на всё это дело посматривать. Но понимает, что всё это для дела, и молчит. Кстати, командир этих ребят, лейтенант Васильев, оказался очень даже нехилым докой именно по части всевозможных «тихих» проникновений на различные объекты. Слон вскользь обронил, что у мужика два боевых ордена — и именно за такие вот штучки. Это здорово! Никогда нельзя знать наперед, что может встретиться на пути. И подобный опыт может быть очень даже полезным.

На третий день подполковник собирает нас у себя в каюте.

— Вот цель, — и перед нами ложится фотоснимок, сделанный, скорее всего, разведывательным беспилотником.

— Грузовой корабль, идёт к нам. Должен доставить на остров продовольствие и взамен забрать полтора десятка пушек. Задача — захватить и имитировать нападение неизвестного корабля. Для чего его радист должен передать в эфир парочку панических радиограмм. Но, разумеется, не из этого квадрата. Впрочем, это уже не ваша забота, организуют… Капитан уже начал сближение, пока стараемся держаться вне зоны действия радиолокатора противника.

— Вооружение? — интересуется Васильев.

— Стандарт — четыре скорострелки. На борту нет «живого» груза, так что команда, скорее всего, не вооружена. В смысле не таскают «метлы» с собой. Так-то они в судовом арсенале обычно лежат… Как мы знаем, подобная предосторожность применяется обычно при перевозке будущих обитателей тоннелей и рудников. Понятно, что расчёты скорострелок при оружии — так уж у них заведено. Ну, и на мостике может быть вооружённая охрана, но это уже наше предположение. Всё. Ваши предложения?

— Судя по снимку, — замечает морпех, — они идут с приличной скоростью — вон какой бурун! Так что из-под воды к ним незаметно не попасть…

Разглядываю фото. А что это у него за площадка на корме?

— А если вот сюда?

— То есть?

— А вот то самое и есть…

Как стемнело, вертолёт поднялся в воздух. В его десантном отсеке шесть человек — больше не взять. Исходим из того, что противник, ввиду отсутствия в этом мире авиации, всё своё внимание будет уделять именно надводным, а не гипотетическим воздушным целям. Ну и аппаратура постановки помех — она ведь тоже для чего-то же существует? Так что на какое-то время их локатор «ослепнет». Ослепление это будет относительно кратковременным, чтобы там никто не успел поднять тревогу. А нам много и не надо. Вертолёт — большая цель, а вот шестеро парашютистов… После чего нам предстоит полагаться только на свои парапланы. Наш винтокрылый друг, сбросив парашютистов, тотчас же свалит восвояси.

И это будет первое боевое десантирование «Стрелы». Кончилась учёба…

Привычные серые комбинезоны заменены на черные — так мы больше сливаемся с темнотой. Бронежилеты, приборы ночного видения, бесшумное оружие — постарались учесть всё.

Задача простая — корабль должен ослепнуть, оглохнуть и онеметь. И только тогда к его борту подойдут скоростные катера с десантом. Машинное отделение — не наша печаль. Мостик — только в том случае, если это будет необходимо. Ну и расчёты скорострелок — это уж само собою разумеется. Ввиду того что шуметь крайне нежелательно, постараемся вывести из строя эти агрегаты несколько нетрадиционным способом…

— Подходим к району выброски!

Снаряжение проверить, подтянуть…

— Пошёл!

Прыжок в ночное небо — это что-то! Тем более в незнакомое небо, под непривычный рисунок звезд.

Рывок — открылся парашют!

Прижимаю гарнитуру.

— Здесь первый! Обстановка!

— Второй — норма.

— Третий — норма.

И так далее…

Сверяюсь со светящимся циферблатом на левой руке. Зелёная стрелочка указывает направление.

— Курс двести восемьдесят шесть. Держать высоту!

По прикидкам мы должны выйти на цель через пять минут. Если она не изменит курс… Но с чего бы это вдруг?

— Я первый. Захожу с кормы.

Ведомые подтверждают.

Ну что, начали?

— Всем — готовность!

Вот она — цель.

Корма корабля надвигается. В окулярах ночника уже можно рассмотреть какие-то ящики, уложенные на палубе.

— Общая команда — ждать! Сажусь первым, осмотрюсь!

Подтянуть стропы…

Толчок! Тотчас же нажимаю замок, сбрасывая подвесную систему. Ещё утащит куда-нибудь по палубе… ветерок-то тут присутствует!

На ногах я всё же не устоял и впилился плечом в какую-то деревяшку. Аж искры из глаз!

Скручиваюсь и отползаю в сторону.

— Здесь Первый — на месте. Осматриваюсь…

И чуткие микрофоны стрелковых наушников тотчас же улавливают какой-то шорох. Не ветер, он не умеет топать по палубному настилу.

«Медведь» тотчас же прыгает в руку, навинчиваю на ствол трубку глушителя.

Кто тут ещё?

Снова звук шагов. Слева, за ящиками.

Пригнувшись, осторожно перемещаюсь в стороны, выходя в тыл возможному противнику.

Вот он!

В окулярах ночника что-то появляется…

А так?

Щелчок — включаем ещё и тепловизор.

Теперь видно лучше — это человек. Стоит, что-то разглядывая на палубе. Быстрый взгляд по сторонам — никого.

Ну а раз так…

Пистолет лязгнул затвором — сам выстрел почти не слышен. Глушитель да ещё и свист ветра…

Осматриваю лежащего.

Опа, а он с «метлой»!

— Внимание всем! Дозорный на корме был вооружён! Угроза устранена, подсвечу дорожку!

Отбегаю к кормовой надстройке, прихватив оружие убитого. Включаю подсветку ночника на всю мощь — теперь сверху будет видна подсвеченная ею полоска палубы. Задействован и ИК-фонарь на пистолете — добавочное освещение.

— Здесь Второй! Дорожку вижу, иду на посадку!

Из темноты надвигается неясная тень, мелькают стропы, ноги…

— Второй на месте.

— Второй — Первому! Контроль левого борта.

— Принял Второй.

— Здесь Третий, захожу на посадку!

Без сюрпризов всё же не обошлось — порыв ветра кинул одного из ребят на груду ящиков. Тот не успел вовремя среагировать — и перелом ноги!

— Командир! Я пойду с вами!

— Как? Костыля у меня тут нет! Ставлю задачу — держи корму! В случае чего будем отходить сюда!

У часового не имелось никакого средства связи, надо полагать, это сочли излишним. Есть же телефон на переборке…

Подтащив раненого поближе к телефону, оставляем ему трофейное вооружение и магазины — нам и своего достаточно.

— Меняем диспозицию! Второй — со мной, цель радиорубка! Третий — кормовая скорострелка. Четвёртый, Шестой — бортовые установки.

Спит корабль…

Из иллюминаторов кое-где просачиваются отблески ламп дежурного освещения. Где-то внизу мерно рокочут машины.

Радиорубка на втором ярусе надстройки, тихонько пробираемся туда.

По пути нам никто не попадается, но всё равно ведём себя максимально осторожно.

— Здесь Третий — вижу двух человек у кормовой установки. Вооружены.

— Принято. Четвёртый, Шестой — что у вас?

Эта парочка до цели ещё не добралась.

— Третий — ждём.

— Принял Третий.

Скользят вдоль переборок бесшумные тени, мягко ступают толстые подошвы из губчатой резины. Непростые у нас сейчас «ботиночки»…

— Здесь Четвёртый. Вижу человека. Безоружен, направляется на корму.

— Пятый, будьте внимательны! Это может быть смена.

Фигово… прибыв на пост, новый часовой должен будет доложить вахтенному офицеру. Ну, пара минут туда-сюда… и тот, скорее всего, позвонит на пост сам.

— Третий — работаем!

— Принял Третий.

Несколько секунд тишины…

— Здесь Третий — задание выполнено.

— Третий — «шипучка»! После этого выдвигаетесь к мостику.

Защёлку на себя, магазин долой — и шипит баллончик со строительной пеной, заполняя приемник. Потом магазин на место, чуток не досылаем…

И финиш.

Приёмная горловина закупорена пенной пробкой, магазин заклинило. На учениях для того, чтобы привести установку в рабочее состояние, уходило до получаса. И при этом народ знал причину заклинивания!

— Четвёртый, Шестой — работаете по готовности.

А вот и дверь радиорубки. Естественно, закрытая. Кто б сомневался-то… При объявлении режима повышенной готовности радист запирается внутри и открывает только по условному сигналу. Естественно, он вооружён.

— Противогаз!

Тут относительно светло, поэтому ночник занимает место в подсумке. А вот противогазная маска — на морде.

Наверху у двери имеется вентиляционная решётка — и именно на неё сейчас нацелен носик газового баллончика.

Ш-ш-ш…

Кашель!

Топот ног!

Дверь распахивается, и в коридор вываливается очумевший и полусонный радист.

И с ходу получает в рыло!

Кидаю бойцу свой противогаз, он напяливает его на оглушённого противника. Щелчок — и руки радиста скованы наручниками. Заталкиваем его назад, боец запрыгивает следом и запирает за собою дверь.

— Здесь Первый. Рот заткнули, Второй остался на контроле. Иду к мостику.

— Четвёртый — Первому. Расчёт нейтрализован.

— Четвёртый — остаетесь там. Быть готовым к открытию огня.

— Пятый — Первому. Вижу подходящего человека. Спокоен, оружия не видно. Идёт в моём направлении.

— Пятый — нейтрализовать его.

— Здесь Шестой — вижу двух человек, направляются к установке.

— Шестой, по установке стрелять можете?

— Нет, закрывают надстройки.

— Шестой — на вас сменившаяся смена. Четвертый — наготове, к вам могут подойти.

Оба бойца подтверждают полученное указание.

Так, но где же смена на вторую установку? На палубе их не видно…

Стоп — это смотря откуда они пойдут! Могут и не по палубе идти, ветер с той стороны!

— Четвёртый — они могут выйти изнутри…

Приглушённо хлопает выстрел — это не «медведь»!

— Третий!

— Здесь Третий!

— Контроль мостика!

Несусь по коридору вперёд. Он должен меня вывести к носовой установке. Она расположена чуть ниже остальных, перед мостиком. И отлично оттуда просматривается.

Скрип — слева открывается дверь!

На мгновение перед моими глазами мелькнуло освещённое дежурным светом помещение, люди, встающие с коек… И темный силуэт в проёме двери.

Хлопок — не подвёл пистолет!

Выстрел, выстрел! Ещё и ещё!

Падает на палубу ещё один — а в руке у него уже «метла»!

Выстрел!

Всё, тишине конец, я попросту не успею их всех перестрелять из бесшумки — тут слишком много людей.

Со звоном отлетает в сторону рычаг — и РГО[3] улетает в проём. Кувырок вперёд — за спиною гулко бабахает разрыв — и от стены в том месте, где я только что находился, с противным визгом рикошетируют осколки. Представляю, что сейчас происходит в кубрике…

Ещё бросок — дымовая граната улетает за спину. Побегайте там, в дыму-то…

А впереди уже видна нужная дверь!

Рывок — и падаю на палубу, прикрываясь комингсом[4]. И вижу носовую установку, около которой застыли в оцепенении два человека.

Чух! Чух-чух-чух! Кашлянул «медведь» — и один из стрелков переломился в поясе.

Встаёт на задержку затвор — магазин пуст.

Смена!

Второй стрелок что-то кричит, ныряет вниз, и я более его не вижу.

— Здесь Четвёртый! Веду бой!

И гулко бьёт бортовая установка.

Почти тотчас грохочут выстрелы и с противоположного борта.

— Здесь Шестой — задача выполнена!

— Первый — Шестому! Держать оборону!

А впереди шевельнулись спаренные стволы — очухался стрелок. Пока ещё он меня не видит, но дать очередь вслепую — никаких проблем. Для него у меня-то они появятся тотчас же! И порог не спасёт — таким калибром он просадит его навылет.

Со щелчком встаёт на место магазин — но в кого стрелять? Высокий щит закрывает злодея ниже колен, а ещё ниже — тот самый порожек!

Н-н-на!

Светозвуковая — щас тебе подсветим…

Фухнуло, яркая вспышка озарила всё вокруг. Хорошо, что я рот успел приоткрыть…

Откуда-то сверху беззвучно падают дождём битые стекла — наушники милосердно отсекли самый грохот.

Кувырок вперёд — комингс ударяет под колено. Влево!

А вот и стрелок…

Стоит, руки прижаты к ушам.

Пистолет толкает в руку — есть клиент!

От палубы летят искры — сверху кто-то по мне стреляет.

Вперёд!

Бум-бум-бум!

Это щит установки — принял на себя предназначенную мне сталь.

Ах, значит, так?!

Наваливаюсь плечом на упоры, и стволы скорострелки задираются вверх — к мостику.

Ну, не я первым начал!

Хорошо, что эта штука намертво закреплена на тумбе…

Стальной вихрь выносит на фиг остатки остекленения на мостике, вспучивается пробоинами передняя стенка.

Двадцать миллиметров — очень даже нелюбезный калибр…

Беззвучно разлетаются брызгами прожектора наверху. В свете факелов пламени из обоих стволов — вообще феерическое зрелище!

— Третий — Первому! У мостика, не стреляй!

— Принял! Первый — Вышке! Рот заткнули, глазки выбили и ручки обрезали!

Нет более радиосвязи, ничего уже не увидит локатор, и все скорострельные установки нейтрализованы.

— Здесь Вышка! Приняли, идём к вам!

— Поспешайте, тут у нас сабантуй вовсю пошёл!

И снова летят искры от палубы — на этот раз стреляют уже из коридора.

Ну, ребятки… я же упоминал, что высокий порожек — плохая защита от такого калибра?

Убедитесь!

Почти метровой длины выхлоп из обоих стволов освещает палубу странным мерцающим светом. Как ни странно, часть моих снарядов рикошетирует, и вокруг меня всё наполняется лязгом и противным визгом летящего металла.

Но кое-что всё же попадает — огонь резко прекращается.

— Здесь Третий! Мостик чист!

— Здесь Шестой. Ранен, подрываю установку, отхожу к корме.

— Здесь Пятый. Пресёк попытку прорыва по левому борту, держу позицию. Слышу тебя, Шестой, прикрою! Включи опознаватель!

Имеется в виду инфракрасный маячок — в ночник его видно очень даже хорошо.

— Первый — Четвёртому! Обстановка!

— Отбил попытку выхода изнутри. Дверь — в сито!

— Подрывай установку и отходи к мостику.

— Принял.

— Второй — Первому!

— На связи. Тихо всё. Звонят телефоны — не беру. Пока никто не заглядывал.

Снова какое-то шевеление впереди — изрядная порция стальных «подарков» улетает в коридор. Там кто-то истошно орёт, не понравилось? Странно… это же ваши собственные «шарики»?

Замолкает правый ствол — боезапас кончился. Сейчас и левый заткнётся…

Что ж, пора отсюда сваливать. Закинет какой-нибудь умник на палубу гранату — тут я и лягу. Щит-то меня только спереди закрывает. Вытаскиваю из подсумка тротиловую шашку, секунда… другая… вставлен детонатор…

Гашетка!

И оставшийся ещё боезапас вылетает в проём коридора — там что-то звякнуло.

Чеку долой!

Хлопок капсюля-воспламенителя. Еле слышное шипение.

Шашку — под стволы!

— Третий — Первому! Отхожу к вам, прикрой!

— Принял!

Вихрем пронесшись по палубе, взлетаю вверх по лестнице — внизу грохнул нестройный залп. Ага, из коридора садят, не всех я там положил… Ничего, парни, работайте…

Поворот, ещё один.

Внизу громко бабахает — носовой установке конец! Последняя скорострелка корабля, больше им нечем отбиваться от подходящих катеров. Теперь главное — держать мостик до подхода десанта.

Скрипит исковерканная дверь — есть!

Наверху полное разорение — передняя стенка зияет сквозными пробоинами, все забрызгано кровью. Ничего себе я тут прошёлся… Но организованного сопротивления благодаря этому не получилось — большая часть находившихся тут матросов и офицеров легла на месте — 20-мм, однако…

Боец кидает мне сумку — гранаты. Вовремя — и первая тотчас же улетает вниз, к двери. Есть там кто или нет — не важно! Это намёк такой — сидите внизу!

— Здесь Шестой. На позиции. Держу правый борт.

Кстати!

Подскакиваю к машинному телеграфу и ставлю рукоятки на «стоп» — снизим скорость!

Как ни странно, снизу отрепетовали — команда принята. Ну, впрочем, до машинного-то отделения пока могло и не дойти — весь бой пока продолжается всего несколько минут.

— Пятый — ранен. Боезапас подходит к концу, осталось всего три магазина.

— Первый — Шестому. Поддержать Пятого.

— Шестой — Первому! Не могу отойти — атака по правому борту. Боезапас есть, взял магазины у расчета. При первой же возможности окажу помощь.

Поперли и к нам — сразу с двух сторон, по обоим бортам. Даже с трёх — в запертой двери внизу появились пробоины. Ведут огонь из коридора, пытаясь расчистить лестницу, ведущую оттуда наверх. На здоровье, тут никого нет, я стреляю сверху. Хотя противно визжащие рикошеты и заставляют всё время пригибать голову. Для гранат время ещё не пришло, поберегу. Кстати, пользуясь затишьем, отправляю парочку вниз, на палубу — неча там бегать!

На мостик можно попасть несколькими путями.

Снизу, минуя палубу. Из коридора ведёт наверх лестница, обычно тут ходят офицеры корабля, коридор приводит к их каютам.

По обоим бортам — здесь ходят все остальные. Двери на мостик имеются с двух сторон.

Можно и моим путём пройти — подняться снизу, а далее через любую из вышеуказанных дверей.

Обстреливать наши позиции возможно только снизу или с бортов.

Но внизу на палубе укрытий немного, гранатные осколки подметают там всё калёной метлой.

Нижняя дверь мало того что заперта, так ещё и находится под постоянным огнём — не очень-то в неё войдёшь!

А «метлы» моих ребят держат под прицелом проходы по борту.

Позиция выгодная, но я не знаю, как долго мы сможем её удерживать. Элементарно может магазинов не хватить. С собою у каждого их по шесть штук, на длительный бой никто не рассчитывал. По шесть гранат. В том числе светозвуковые и дымовые.

Пользуясь некоторым затишьем, быстро обшариваю помещение, если мне не изменяет память, то здесь должен быть небольшой арсенал — чисто для офицеров.

Есть!

Небольшой стальной ящик, намертво приваренный к переборке. Закрыт, естественно.

Но у вахтенного офицера должен быть ключ!

Обшарив лежащих на мостике людей, обнаруживаю искомое — небольшую стальную пластинку причудливой формы. Когда-то и у нас такие ключи встречались, даже у меня похожий замок имелся.

Не забываю время от времени бросаться гранатами вниз и постреливать по двери — неча там расслабляться!

Дверца распахнулась почти бесшумно — петли смазаны на совесть.

И что у нас тут есть?

Красота!

Четыре «метлы», по десять магазинов к каждой. Два десятка гранат — местных, разумеется.

Тоже покатит, от них рикошеты будь здоров!

Прихватываю подсумки с магазинами и, улучив момент, передаю их ребятам — теперь дело пойдёт куда веселее! Ну и гранат отсыпать не забываю…

— Вышка — Первому! Видим вас, подходим.

— Первый — Вышке! Заходите с кормы. Машины мы остановили, а там ребята для вас плацдарм держат. Подранило кое-кого, помогите им там.

— Вышка принял! Идём!

Дублирую эту новость всем участникам штурмовой группы. Они-то этих переговоров не слышат — связь с десантом идёт на дублирующей частоте. И слышать их могу только я. Если меня выбивают, на неё настраивается следующий, по порядку номеров, боец.

Снова атака.

Шестой успел перекинуть товарищу несколько магазинов — и теперь с кормы доносится неумолчный грохот очередей. Что ж, на какое-то время им там боезапаса хватит.

Поперли и на нас.

Внизу что-то грохает — и сорванная с петель дверь влетает на лестницу.

Впрочем, сильно там никому не полегчало: я успел свалить вниз всё, что не привинчено к палубе. После моего молодецкого обстрела из двадцатимиллиметровки тут оторвалось даже кое-что из намертво присобаченного.

И теперь по лестнице весьма неудобно передвигаться — всё завалено почти до уровня пояса. Так что бежать наверх точно не выйдет.

А улетевшие вниз гранаты добавляют проблем. Осколки вылетают даже и назад, меня что-то неприятно поцарапало. И теперь по щеке стекает кровь.

Взрывчатки в местных гранатах меньше, но разлёт осколков… мама дорогая!

Гремят взрывы и на левом борту. Подскочив к дыре на месте бывшего окна, разряжаю туда пару магазинов из «метлы». Неприцельно, но хоть к палубе кого-нибудь прижму.

Да и на бак надо гранат подкинуть…

— Здесь Второй — ломают дверь.

Так, у кого-то включилась соображаловка… плохо.

— Первый — Второму. Аппаратуру обесточить.

В радиорубке два помещения. Основное — то, где сидит радист. И маленькая каморка — подсобка.

— Радиста — в подсобку. Уходи туда же и стреляй по двери.

Расчёт на то, что он будет вести огонь наискось и чуть выше уровня комингса, а стало быть, хоть немного будет защищён от ответных пуль — из «метлы» порожка не пробить. Это не скорострелка всё-таки… не тот калибр!

А вот стрелять из коридора — стремно. Можно искорёжить передатчик, и тогда смысл штурма данного помещения станет совсем непонятным.

Рикошеты от потолка — скачут по всему помещению зловещие «шарики»! Дважды меня ударяет в спину — бронежилет принимает всё на себя.

Это ведут огонь снизу! Но хорошо уже и то, что пробить переднюю стенку так не выйдет.

Не вставая, выкидываю в разбитое окно несколько местных гранат — сейчас там кому-то будет очень кисло!

Перегибаюсь влево и веером выпускаю магазин по дверному проёму — внизу началась какая-то подозрительная возня. Под таким углом я, скорее всего, ни в кого не попаду — они ведь явно не вплотную к двери стоят. Но вот отскочившие от пола пули там точно шороху наведут!

— Здесь Второй — ранен, веду бой. Дверь держу…

Да сколько же их тут?! Не сильно похоже на то, что против нас воюет только экипаж корабля — их должно быть существенно меньше! Уж десятка два как минимум мы точно заземлили — а они всё лезут! А ведь у них ещё и раненые есть!

— Третий — ранен, прошу помощи.

— Первый — Третьему. Смени меня на мостике, тут тише. Займу твою позицию.

И вот лежу на холодном металле. Справа и слева — стены, отсюда не подойдут и не выстрелят. А впереди передо мною короткий коридор. В конце его виднеется открытая дверь с высоким порогом. Именно у него лежал мой боец. Тут его и ранило. Поэтому я туда не лезу — наверняка эта позиция уже пристреляна противником.

Пользуясь некоторой передышкой, я выволок в коридор массивную тумбочку, куда наспех запихал всё, что только под руку подвернулось. Пулей теперь её не прострелить — во всяком случае не сразу. От неизбежных рикошетов я прикрыт снятой с петель дверью на мостик — она одним краем опирается на тумбочку, а вторым — на стену.

А я сижу под ней. Спереди тумбочка, слева стена — и над головою та самая дверь. Проход на мостик — сзади справа.

В общем, ловушка, отсюда уже не уйти. Просто не успею выбраться из-под всей этой фортеции.

Со своей позиции я могу контролировать вход снизу на крыло мостика — метров пятнадцать по прямой. Попасть по мне можно только оттуда, предварительно поднявшись по лестнице. Мой предшественник имел больший обзор — но и его было видно куда лучше.

По моему совету сейчас и на правом борту боец пробует соорудить что-то подобное. Дверь, во всяком случае, он туда уже притащил — спасёт от рикошетов сверху, она ведь тоже металлическая. Да, не сейфовая. Так и пара миллиметров железа уже неплохая защита. От прямого выстрела не спасёт, естественно, а от всего прочего — так очень даже!

Опять же — бронежилеты хорошо нам помогли. У Третьего шесть попаданий в грудную пластину — но живой же!

«Метла», восемь снаряженных магазинов. Пистолет — к нему всего два. Четыре гранаты — вот и весь мой запас.

Топот ног внизу!

Приподнимаюсь и отправляю вниз гранату — ловите!

Бух!

Шипение… это ещё что?

Белый дым?

Принюхиваюсь…

Это не дым! Углекислотные огнетушители! Пары углекислоты поднимаются откуда-то снизу, ограничивая видимость. Тоже неплохой ход… но как они сами-то собираются в атаку идти? Мало того, что не видно ни хрена, так и дышать же чем-то нужно! А идэпэшек[5] у них тут нет. Что-то похожее имеется только на военных кораблях — так и там это достаточно громоздкое оборудование. Здесь оно попросту не нужно.

Слитный топот ног! Удушающий кашель — и в клубах паров появляются неясные фигуры. У нас преимущество — бросать гранаты на мостик никто не станет. Можно ненароком уничтожить всё оборудование — и как тогда управлять кораблём?

Но стрелять вдоль коридора им никто не запрещает.

Мы открываем огонь почти одновременно…

Вихрь стали проносится у меня над головой. Гудит бедная дверь, летят щепки от тумбочки. Что-то ощутимо толкает меня в плечо — ответная очередь частью уходит «в молоко».

Но и без того уже вполне достаточно — перед дверью лежат несколько тел. Не слышно больше надсадного кашля, и никакие фигуры не появляются более в клубах паров.

Меняем магазин, этот пуст…

Внизу слышны отрывистые выкрики, но я ничего не могу разобрать.

Взмах руки — граната исчезает за ограждением мостика. Гулко бахает разрыв — это уже наша, «Ф‑1», с местными хлопушками её не спутать.

Так, а что там с плечом?

Вскользь прошло, хлюпает под бронежилетом кровь. Повезло! Ещё бы сантиметром ниже — там, где тыльная пластина уже не гарантирует надёжной защиты…

Стрельба у мостика стихает, передышка.

Но по-прежнему сухо бьют «метлы» на корме. Уже не длинными очередями, экономят боезапас?

— Здесь Первый. Обстановка!

— Второй — ранен ещё и в ногу. Позицию держу. Шесть гранат, пять магазинов. Разжился боеприпасами у радиста.

— Третий — ранен. Осталось две гранаты. Четыре магазина.

— Четвёртый — цел. Три гранаты, пять магазинов.

— Пятый — ранен. Гранат нет. Четыре магазина.

— Шестой — цел. Одна граната и пять магазинов.

— Первый — две гранаты, шесть магазинов.

М-м-да… ещё парочка таких атак… и перейдём на пистолеты.

— Второй — приготовить радиоаппаратуру к подрыву.

— Принял Второй.

— Первый — Вышке!

— На связи!

— Вы там не особо усердствуйте — связист пообещал кое-кому что-то оторвать, если рация поломана будет!

— Не вопрос — пусть приходит и отрывает, мы подвинемся…

— Сейчас будем! Что у вас на носу?

— Бак… ну, скажем так — мы туда никого не пускаем. Стараемся, во всяком случае. Но через борт лезть не советую — подстрелят.

— То есть никого из вас там нет?

— На мостике все. Там — никого.

Так, стало быть, они на подходе и готовят какую-то каверзу.

— Второй — отставить подрыв.

— Есть отставить.

Минута, другая — пока всё тихо. Почему не стреляет противник?

Момент… а как много они стреляли вообще?

Много. В иных местах краска содрана почти до металла. Так у них что, перезарядка? Стоп… а есть ли перезаряжающая машина на борту? Для скорострелок точно есть. А для «метел»?

Не факт! На нашем корабле её точно не было. Ну, положим, корабль кораблю рознь. Тут многое от капитана зависит. Машинку эту надобно обслуживать, чинить, заправлять… и всё это требует денег! И если со скорострелками всё понятно — тут никуда не денешься, то вот необходимость перезарядки личной стрелковки возникает далеко не каждый день. Это всегда можно сделать и в порту — для этого там имеются все условия. В конце концов, команды транспортников не ходят на абордаж! А шансов на успешное бодание с военным кораблём — у них, даже в теории, никаких нет.

— Здесь Вышка! Зажмурились все!

— Здесь Первый! Зажмурились!

Но даже через закрытые веки ударяет по глазам вспышка.

Мать-мать-мать… совсем у людей никакой совести нет…

3
1

Оглавление

Из серии: Музейный экспонат

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Крепость на семи ветрах предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

3

Ручная граната оборонительная — даёт большое количество осколков.

4

Высокий порог на корабле, предназначенный для защиты от захлёстывания волной.

5

Индивидуальный дыхательный прибор.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я