Сталь против Пламени
Александр Кондратов

Весь мир ополчился против тебя, и это не преувеличение. Ведь ты раб в чужом проклятом мире, где царствует вечный мрак. Мир, где полчища демонов и мертвецов вершат суд над несчастными человеческими душами, виновными и невиновными. Хозяевам плевать, кем ты был, ведь отныне ты раб. Но помни – родная кровь не даст тебе отчаяться…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сталь против Пламени предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Утром, если неизменную серость можно так назвать, нас подняли ударами плети п прутьям клетки и несильными ударами древками копий. Спросонья я не сразу вспомнил, где нахожусь, поэтому после очередного удара древком на одних рефлексах ухватился за деревяшку и дёрнул на себя.

— Ай! — Раздался чей-то противный визг, граничащий с криком резаной свиньи.

Раскрыв глаза, я увидел держащегося за другой конец перехваченного мной короткого копья мелкого беса, врезавшегося пятачком прямо в железную перекладину. От вида мелкой пакости с крайне неприятной наружностью я сначала испугался, но как только вспомнил, что произошло вчера, ещё раз дёрнул древком, впечатывая чёрта в решётку.

Мелкий бес-слуга

Уровень: 10+

Не успел я удивиться большому сравнительно меня уровню беса, как тот неожиданно исчез и тут же появился в метрах двух от решётки. Но копьё так у меня и осталось. Подтянув его к себе, я стал внимательно следить за разбушевавшимся бесом, грозящим мне всеми карами Инферно, а заодно размахивая ржавой зубочисткой, которой он обежал меня на куски порезать.

От его крика проснулись спавшие до сего момента могучие демоны. Уже осточертевший своей постоянной руганью, впрочем, не отличавшейся особым разнообразием выражений демон-надсмотрщик, с рычанием выбрался из своей палатки и в далеко не лестной форме поинтересовался, какого… почему так шумно.

— Господин! — Тут же подорвался бес, раболепно пригибаясь перед могучим демоном. — Этот раб покусился на меня!

И он стал тыкать в меня пальцем. Чёрт, а вот этого мне совсем не надо. От меня тут же отстранились успевшие проснуться остальные пленники, даже Василий Филиппович предусмотрительно отошёл в сторону, тем не менее, не отворачиваясь от меня.

Надсмотрщик посмотрел на меня своим прожигающим взглядом змеиных глаз, и словно бы взглядом своим перемешивал мою душу так, как ему вздумается. Я буквально ощущал давление воздуха, но старался не подать виду и остаться стоять с гордо поднятой головой. Хотя сейчас это было глупее всего на свете.

— Сам виноват! Какой-то хилый раб отобрал у тебя оружие и пятак начистил! — Захохотал гортанно демон, отвесив увесистый подзатыльник мелкому бесу, который от такого счастья тут же вписался пятаком в каменистую землю.

Расслабившись, я уж было подумал, что пронесло. Впрочем, можно было сказать, что мимо меня действительно прошла основная опасность, лишь только задев краем. Потому что демон, хохоча уже под аккомпанемент остальных бесов и нечистых созданий, сказал, ткнув в мою сторону пальцем:

— За дерзость будешь всегда выполнять двойную норму. И радуйся, что я сегодня добрый. Ха-ха! Добрый! — И демон ушёл в свою палатку, откуда ещё долго раздавалось рычащий смех.

А униженный бес, которого мне на мгновение стало жаль, смерил меня ненавистным взглядом и поспешил ретироваться. Копьё осталось у меня, ха! Впрочем, кирки у нас тоже вчера не отобрали, поэтому скрыть новое оружие будет просто. А потом оно мне может очень пригодиться.

— Так, все бегом в шахту! — Открыв дверь клетки, сказал другой чёрт, выглядевший немного внушительнее побитого мной беса.

Во-первых, у этого были небольшие кожаные крылышки за спиной, рога на пару миллиметров длиннее, а шкура на несколько оттенков насыщеннее. Копьё у него, впрочем, мало отличалось от того, что отобрал я. Кстати, надо будет посмотреть, что за счастье мне привалило.

Перед тем, как спуститься в шахту, я взглянул на копьё:

Метательное медное копьё прислужника

Тип: древковое метательное оружие

Ранг: обычный

Колющий урон: 9—17ед.

Бонус: шанс нанести кровоточащую рану +0.12%

Прочность: 31/35

Особенно порадовала прочность. Не в пример лучше, чем у кирки, на ладан дышащей! Кстати, а хватит ли прочности, чтобы набрать руды для получения нового инструмента? Осталось шесть единиц прочности из пятнадцати. Надеюсь, хватит. Учитывая, что теперь мне нужно вообще двести единиц руды, инструмент будет ломаться один за другим.

— Эй, рабы! — Окликнул нас какой-то толстый бес ростом ниже моего пояса.

Выглядел он до крайности комично в кожаных штанах на подтяжках, с гордо красующимся клоком рыжих волос на лысой макушке и маленьких круглых очках. Кое-кто из пленников не выдержал, издав смешок, от чего толстяк нахмурился и выругался сквозь зубы, пытаясь разглядеть весельчака, но это было непросто.

— Значит так! Всю руду сдаёте мне, а я записываю, кто сколько сдал! Понятно?

Кивнув, я отправился в шахту. По ходу я пытался рассчитать примерно, сколько мне придётся провести в шахте. Даже самый оптимистичный расчёт обещал мне не меньше восемнадцати часов ударного труда. Куда там стахановцем заделаться, тут бы половину нормы выполнить!

— Вадим, погодь старика! — Окликнул меня Василий Филиппович, с трудом переставлявший ноги около входа. Удивлённо посмотрев на побледневшего афганца, я тут же подошёл к нему, подставив плечо. — Спасибо, сынок! Видишь, как война о себе напоминает! У меня осколок в бедре, в кости застрял. На операцию денег не было никогда, вот иногда и приходится выносить.

— Может, вам отдохнуть? — Предложил я, с сочувствием глядя на обессилевшего ветерана. На что тот отрицательно мотнул головой, с напускной бодростью сказав:

— Ничего, сынок, прорвёмся! Осколок, тем более, не страшнее плети.

Пришлось мне помогать спускаться товарищу по несчастью в самый низ шахты, к уже знакомому выходу металла. Остальные распались ближе к середине хода, именно в этом месте было несколько штреков. Только нам вот упёрлось вчера искать в самом низу, где двигаться почти невозможно и ни черта не видно.

— Всё, сынок, полегчало. — Сказал Василий Филиппович, когда мы уже почти полностью спустились к нужному месту. И действительно, афганец осторожно опёрся на обе ноги, а потом вполне уверенно стал спускаться.

Найдя уже знакомый выход железа, прочность которого уменьшилась почти на полторы тысячи, мы принялись за работу. Я бил киркой изо всех сил и как можно быстрее в надежде не опоздать со сдачей нормы. Спустя час, когда у моих ног валялось полтора десятка разнокалиберных кусков руды, а кирка с хрустом переломилась, я понял тактику демонов. Если мы будем каждый день так работать, то у нас просто не останется сил на мятеж.

— И как тут можно бунтовать? — Хрипло спросил я, прислонившись к особенно большому валуну, почему-то оставленному на проходе. С потолка такая хрень вряд ли могла отколоться, шахта сделана и укреплена на совесть.

— Всему своё время, сынок, — не переставая ритмично бить по выходу руды, произнёс афганец. Он наработал меньше руды, но и не выдохся, как я. И ещё эта чёртова пыль…

— Мне никак не удаётся поверить в реальность происходящего. — Признался я, с кряхтением поднимаясь на ноги. — Во всякую нечистую силу я, может, и верил, но чтобы на самом деле настоящие демоны брали и похищали меня с Земли, превращая в раба… знал бы, заранее подготовился.

— А ты разве не верующий? — Хмыкнув, спросил Василий Филиппович.

— Как сказать, — пожал я плечами, собирая налившимися свинцом руками мелкие куски руды в мешок, — в церковь особо не ходил, не молился. Не знаю, может и есть кто-то там наверху, только он совсем мух не ловит, раз допустил наше похищение. А вы верующий?

— Знаешь. Когда вокруг тебя разрываются снаряды из миномётов, гранаты, пули свистят над головой, а те, с кем ты буквально несколько минут назад смеялся, падают замертво, только тогда начинаешь истово верить в Бога. — Весомо заявил Василий Филиппович. Мне просто нечего было ответить.

Взяв не поместившиеся куски руды в руки, я отправился наверх, постоянно спотыкаясь о камни и выступы. Извилистая шахта, видать, копалась в направлении попадавшихся выработок, а не по прямой линии. Может, так и надо, откуда мне знать. Вот только жутко неудобно перемещаться.

— Уже? — Удивился толстый гном, когда я приволок ему мешок с рудой. — Высыпай в телегу, а я пока запишу.

Мне начинает нравиться этот представитель нечистой силы. Мало того, что выглядит он больно забавно, так ещё и не ругается при каждом случае, а в голосе кроме удовлетворения проделанной работой никакого презрения или насмешки не скользит. Это радует, хоть иногда отдохну от ругани и давления. Так, а теперь за киркой.

— Пять кусков руды и ни куском меньше! — С порога заявил мне чёрт. И чего это он, я ведь и не спорил? Видимо, раньше уже пытались его прогнуть.

— А как же иначе? — Сказал я, выкладывая пять кусков руды перед ним на стол по двести грамм каждый, а так же обломки сломанной кирки. На всякий случай.

— Нормально, получай. — Демон швырнул мне небрежно точную копию сломанной кирки, которую я едва не выронил. М-да, не всё коту масленица. Я уже собрался уходить, как демон мне сказал: — Если захочешь более качественный инструмент, то можешь получить. За руду, конечно же.

— Учту. — Кивнув, сказал я и покинул палатку. Вздохнув, шагнул в шахту. — Сдохну раньше, правда.

Вся работа прерывалась на короткий обед, который, к счастью, давали просто так. Конечно, и вода и еда не блистали качеством, но и от голода мы, по крайней мере, не крючились. Хотя эффект «Несварение желудка» всё-таки появился, даря крайне неприятные ощущения в животе.

К обеду я успел добыть и сдать в качестве нормы целых сто семнадцать кусков руды! Правда, чего стоило мне это, одному богу ведомо. Сломал девять инструментов, уж не знаю, откуда у беса столько инструментов. Но, помимо невыносимо болевших кровавых мозолей, были и плюсы, причём, отчасти неожиданные:

Профессия «Рудокоп» улучшена. Текущий уровень 3

В результате усиленного непрерывного труда получены следующие улучшения:

Сила +1

Выносливость +1

Стойкость +1%

Помимо эфемерных цифр в статистике я, в самом деле, ощутил прилив сил, а мышцы слегка увеличились. Я бы и не заметил, если бы не надпись об улучшении. Надеюсь, это улучшение никуда не денется, а то не хотелось бы в какой-то момент проснуться хилым.

— Слушай, Вадим, может, я тебе помогу? — Предложил после обеда Василий Филиппович, у которого на глазах я насиловал свой организм и бедный выход руды, почти полностью истощённый.

— Не хочу вам в долг лезть. — Честно сказал я, отрицательно покачав головой. Хотя соблазн попросить помощи был велик, чего уж говорить. А ведь завтра мне снова столько же руды надо добыть! Вот кто меня тянул бить этого беса?! Сейчас бы уже мог отдыхать.

Василий Филиппович не стал навязываться, чему я был рад. А ещё радовало то, что я на часть добытой руды, скрепя сердце, выменял себе хорошую кирку, с которой бы не пришлось постоянно носиться к бесу, и можно было бы больше добыть руды.

Простая кирка рудокопа

Тип: инструмент

Класс: обычный

Требования: Рудокоп 1

Бонусы:

Рудокоп +2

Дробящий урон 7—9

Прочность 30/30

Стоило мне такое чудо двадцать кусков руды. Но плюсы перевешивали. Во-первых, как я выяснил, чем выше уровень «Рудокопа», тем чаще выпадают куски руды. С получившимся у меня пятым уровневым удачным выходил каждый пятнадцатый удар. А это очень неплохой результат. Если так дальше пойдёт, то уже на десятом уровне профессии можно выполнить норму меньше, чем за час.

Спускаясь в шахту, я успел сделать всего три шага, как меня кто-то ухватил за плечо и утянул в тёмный угол пещеры, больно ударив об стену. От неожиданности я не сразу сориентировался, поэтому неизвестный нападавший успел меня ударить. Ветхая кирка ударила меня в плечо, проходя по касательной, но всё равно оставляя глубокую неприятную царапину.

— Урод! — Прошипел я сквозь зубы, ударяя ногой в грудь нападавшего. Тот отшатнулся и ринулся снова в атаку, но тут же получил сильный удар кулаком в ухо.

Я совершенно не сдерживался, поэтому удар получился сильным. Нападавший, оказавшийся одним из пленников, упал на землю и, оглушённый, замер, вяло вздрагивая. Похоже, я несколько переборщил с ударом. Тем не менее мне совершенно не было жаль этого урода, пытавшегося всерьёз меня убить.

Подойдя к нему, я ударил хлёстко по щекам этого урода, приводя в чувство. Только сейчас я смог более внимательно разглядеть лицо напавшего. Это оказался тот, который вчера всех подбивал на восстание. Он что, решил переключиться на нас, как более слабых? Ничего, сейчас выясним.

— Отпусти меня! — Зашипел он, сплёвывая кровь и пытаясь стряхнуть меня с себя. Решив не рисковать, я просто резко перевернул его на спину и надавил коленом меж лопаток. Смутьян тут же успокоился, хотя и скрежетал зубами.

— Заткнись и говори. Зачем ты на меня напал? — После моего вопроса обездвиженный мужчина хрипло засмеялся, как мне показалось, словно сумасшедший. Его смех был диким, а сам человек сейчас более всего походил на гиену, загнанную в угол.

— Вы все идиоты! — наконец-то сказал он. — Вы не понимаете, что всё равно умрёте! Нужно сейчас бежать! Убить демонов, пока они спят, и сбежать! Напасть сразу всем! Вы идиоты!

— Именно поэтому ты на меня напал? — Поинтересовался я, сжимая раненое плечо. — Я по-твоему похож на демона?

— Я убью тебя и стану сильнее! Я убью всех и стану сильным, как демон! И тогда я убью демонов! — В бешеном припадке заорал мужчина, с невиданной силой вырываясь из моего захвата.

Для гарантии пришлось ударить его обухом кирки, но это мало помогло. Показалось, что он ещё больше разбушевался. Тогда мне пришлось пойти на крайность. Ухватив руками голову сумасшедшего, я резко выкрутил её, ломая позвонки и убивая мужчину. Наблюдавшие за процессом бывшие рядом пленники просто молча отвернулись и ушли.

— Что тут происходит? — Раздался вдруг голос снаружи. Резко вскочив, я нырнул в тень за небольшой выступ. В шахту вошёл бес, держащий перед собой своё короткое копьё. Его уровень был всего лишь десятым, поэтому он так опасался. Увидев тело, бес не растерялся.

Подойдя к мёртвому, демон хищно оскалился, а из-под верхней губы у него выглянули четыре острых клыка. В одном, невероятно быстром движении бес присосался к шее мужчины, на глазах начавшего иссыхать. Всего за одну минуту бес превратил тело в мумию, а потом небрежным движением ногой заставил его осыпаться прахом.

От этой картины у меня перед глазами всё поплыло. Я вдруг окончательно понял, что нахожусь в плену самых настоящих исчадий ада, готовых сожрать твою душу при первой возможности. И что киркой их не удастся победить. Из-за накатившего отчаяния я не нашёл в себе силы делать что-либо, кроме добычи металла. Спустившись к уже знакомой выработке, я стал ритмично бить по слегка видневшимся в темноте выходам руды.

— Ты правильно поступил. — Вдруг сказал афганец, видимо, списав моё состояние на убийство. Посмотрев ему в глаза, я сказал:

— Эти демоны жрут души. Они не просто убивают, — отвернувшись, я помолчал, собираясь с мыслями. После минутного молчания я, посмотрев со злобой на кирку в своих окровавленных руках, произнёс, — чтобы их убить, нужно иметь оружие лучше кирки.

Мне показалось, или старик улыбнулся? В принципе, в темноте может и показаться, но почему-то я уверен, что Василий Филиппович в самом деле удовлетворился моей фразой. А я сейчас только лишь злился на себя. Смотрите-ка, какие мы неженки! Испугались какого-то представления! Ну и пускай обычный бес такое сотворил с трупом! Пусть попробует сначала убить!

Внезапно я почувствовал, как на плечо легла рука. Посмотрев на афганца, я увидел в его глазах стальную уверенность и поддержку. Похлопав меня по плечу, он произнёс:

— Я не собираюсь тут торчать до смерти, так что если ты собираешься бороться, то я с тобой.

— Демоны сильны, — напомнил я, — а у нас даже нет оружия.

— Ты не добьешься успеха, пока сам в него не поверишь. — Глубокомысленно произнёс Василий Филиппович, протягивая мне руку. — Если ты собираешься бороться — я помогу тебе всеми силами.

— Разрази меня гром, если я сдамся! — На эмоциональном подъёме произнёс я.

Мы крепко пожали руки, негласной клятвой скрепляя свой договор. Отныне и до собственной смерти мы будем сражаться с демонами. И поможем друг другу во всём, ведь поодиночке у нас нет ни единого шанса. И пусть сегодняшний день снова остался за демонами, мы не отступим. И, клянусь своей душой, я смогу победить и спасти своего брата!

***

Клятвы нужно держать. Это и доказал афганец, когда я спустя час работы просто упал, не в силах дальше махать киркой. Древко инструмента выскользнуло из моих ладоней, на которых и грамма кожи не осталось. Не знаю, как так получилось, но я просто потерял сознание. А когда очнулся, увидел, что Василий Филиппович ритмично бьёт моей киркой по стене, а у его ног скопилась большая куча руды.

— Держись, сынок! Тяжело в учении, легко в бою! — Подбадривал он меня, когда мы оттаскивали руду наверх.

Свою норму Василий Филиппович сдал ещё час назад, но толстый бес сказал, что работать все обязаны до отбоя. Проявляя удивительное милосердие, он шепнул, что можно хоть проспать в пещере, лишь бы норма была сдана. Вот только афганец не спал, а помогал мне добыть эти чёртовые двести кусков руды.

— Спасибо вам огромное! — От души сказал я, когда последний кусок руды за мою норму был отправлен в телегу, уже порядком заполненную.

— Сегодня я тебе помог, а завтра ты мне поможешь. На том и стоим!

Ужасно угнетала душевное состояние непрерывная серость неба. Видимо, солнца тут просто не существовало. Откуда тогда на улице свет я не знал. А ещё раздражали мелкие бесы, постоянно норовящие поставить подножку или кольнуть копьём. Ничего, трофейное оружие у меня до сих пор лежит в шахте около почти полностью выработанной жилы.

Этот день оказался для меня самым тяжёлым из всех, прожитых мной. И, тем не менее, я сумел найти плюсы. И первый, самый главный плюс — новый уровень. Оказывается, когда я убил того сумасшедшего, то смог подняться на одну ступеньку выше. И самым главным оказалось то, что мне дали две единицы характеристик для распределения.

Ощущая себя киборгом, добавил всё в силу. И буквально ощутил, как мышцы наливаются силой. Пусть не той богатырской мощью, как хотелось бы, но и это неплохо! Главное — начало положено! Осталось только придумать, как ещё полсотни уровней поднять.

***

Таким образом, прошло три дня. Моя норма так и оставалась удвоенной, но тяжело было только первые два дня. А после стало гораздо легче, да и «система» помогла:

В результате долгого непрерывного физического труда улучшены параметры: Сила +1, Выносливость +1

В результате работы в шахте, суммарно равной одним суткам, улучшены параметры: Рудокоп +1, Шанс обнаружить месторождение +0.1%

В результате недостаточного питания ухудшены параметры: Сила — 1

Получен эффект — Грубая кожа. Эффективность физического труда +1%

Ваше зрение приспособилось к темноте. Видимость при отсутствии света +1%

А ещё уровень профессии «Рудокоп» вырос на две единички, что значительно упростило мою работу. А это значило, что я не выматывался полностью за день. И мог потратить часть сил на раздумья по поводу дальнейшей судьбы. По всем расчётам выходило, что я стану достаточно сильным для побега года через два. А это меня категорически не устраивало.

Решил я тут как-то на исходе вторых суток хоть чем-то отомстить демонам. Поскольку на могучих демонов даже и зариться было глупо, моей целью стали мелкие бесы. А начала я с беса, у которого приходилось брать новый инструмент.

— Мне нужна новая кирка. — Сказал я бесу, войдя в палатку и положив на стол обломки и руду. Тот, не выспавшийся, ведь дело было уже утром, молча взял обломки и, отвернувшись, стал копаться в большом ящике. Я тут же быстро взял короткие грабли и положил их незаметно на пол, рядом с бесом.

Он отдал мне кирку с пожеланием пути, подсказав ещё и направление. Я поспешил ретироваться. Уже когда выходил из палатки, услышал стук. Удовлетворённо кивнув, быстро ушёл в шахту.

Установленная ловушка успешно сработала. Получена профессия — Мастер Ловушек. Текущий уровень 1.

Бонус: Неприметность всех ваших действий +1; Шанс раскрыть чужую ловушку +0.1%

На этом шутки не закончились. Выпросив всё у того же беса в обмен на руду верёвку под предлогом того, что нужно штаны подвязать (поверил, хотя у меня были нормально сидящие шорты), я установил растяжку около телеги с рудой. Это было непросто, пришлось поймать момент, когда почти все спали, а толстяк сам клевал носом.

Сказав ему, что с другой стороны телеги выпала руда (пришлось пожертвовать собственной!), я заставил его отойти и незаметно повязал растяжку от колеса телеги до стула толстячка. Грохот был такой, что я невольно испугался за беднягу. К сожалению, новая профессия не улучшилась, зато после третьей подобной подставы появилась надпись:

Навык установки простейших ловушек улучшен. Шанс на успех +1%. Незаметность простейшей ловушки +1%; Эффективность простейшей ловушки +10%

Вот таким образом мой список параметров увеличивался так, что грозил вскоре превратиться в толстый томик. Подобные шутки хоть как-то скрасили моё пребывание в этом месте до тех пор, пока всё не изменилось.

***

Приходилось бить обнаруженные выходы руды, и при этом раздумывать, как сбежать. Но, хоть убей, ничего на ум не шло. Вот и на четвёртые сутки работы я никак не мог придумать ничего путного, поэтому просто долбил стену. Метрах в трёх от меня ритмично махал киркой так же не придумавший ничего путного Василий Филиппович.

— Это ещё что? — Вдруг раздался его голос, а удары прекратились.

— Что случилось? — Поинтересовался я, прекращая работу. Афганец не ответил. Сначала я услышал тихую возню и шуршание, а потом вдруг в темноте засиял тусклый свет, лившийся из маленькой дырки в стене.

Рядом с этой дыркой на коленях стоял Василий Филиппович, внимательно вглядываясь в неё. Взвалив кирку на плечо, я подошёл к нему и встал рядом, ожидая. Наконец, старик отстранился от дыры и, глядя на меня загоревшимися глазами, произнёс:

— Там проход. Широкий.

Новость была важной во всех отношениях. Если мы наткнулись на проход, ведущий наружу, то это счастье! Мы сможем сбежать! Но там может оказаться далеко не наше спасение. И что тогда делать?

— Как вы вообще наткнулись на него? — Спросил я, ткнув пальцем в дырку.

— Кирка соскользнула и ударилась в выступ небольшой, а он отвалился, — пояснил афганец, примериваясь своей киркой. — Нужно расширить проход. Если это наше спасение, то медлить нельзя. Демоны могут обнаружить его раньше нас.

А на кой чёрт демонам залезать в шахту? Хотя Василий Филиппович прав, медлить нельзя ни в коем случае. Поэтому я, пристроившись с другой стороны от дыры, начал бить в стену.

К нашему удивлению стена оказалось хлипкой и отваливалась кусками после каждого удара, а проход всё расширялся и расширялся. В какой-то момент я зацепил киркой крупный кусок стены и резким движением отломал его. Когда он упал, а непонятный голубоватый свет стал больше проникать сюда, я смог рассмотреть камень. Это оказался кусок каменной кладки!

— Похоже, это старый штрек. И его замуровали. — Медленно произнёс Василий Филиппович, заглядывая в расширившийся проход.

— И зачем, интересно? — Задал я свой вопрос вслух, так же рассматривая проход. Не слишком широкий и уходящий в глубину породы, он и притягивал своим спасительным светом и пугал одновременно.

— Не узнаем, если не проверим. — Сказал мой напарник, отдавая свою кирку мне. Потом он, безмерно рискуя, сунулся головой в расширенный проход. Повозившись несколько секунд, он проскользнул внутрь. Сунув ему обе кирки и копьё, бывшее всегда рядом, я сам пролез внутрь.

Это действительно оказался старый замурованный штрек, правда, узковатый. А из глубины прохода лился странный голубоватый свет, который вроде бы и обещал вывести нас на свободу, но мог и оказаться ещё опаснее, чем те проклятые демоны наверху. Василий Филиппович, перехватив поудобней свою кирку, молча мотнул головой вглубь прохода. Я так же молча кивнул, взяв в руки кирку и копьё.

Афганец шёл впереди, слегка согнув ноги, и при каждом шорохе замирал, прислушиваясь. Я сам внимательно вслушивался во все звуки, стараясь уловить хоть что-то подозрительное. Но ничего такого услышать не получалось. Зато увидели мы кое-что действительно интересное…

— Это что, мох светится? — Удивлённо спросил я, понизив голос до шёпота. Василий Филиппович держал на конце кирки небольшой клок голубого мха, отчётливо светящегося, пусть и медленно тускнеющим светом.

— Радует, что опасность мы сможем увидеть, — почти неслышно ответил афганец, сбрасывая странное растение с кирки и продолжая двигаться дальше.

Но не успели мы пройти и двадцати метров от пробитого прохода, как наткнулись на перегородку. Проход загораживала стенка и крепко сбитых, но уже старых досок и брусьев, часть из которых была поломана и торчала опасными зубцами. Не рискнув сразу ломать ограду, мы подошли поближе и внимательно её изучили.

— Смотрите, тут что-то нарисовано, — сказал я, заметив на одной из балок длинную цепочку из незнакомых узоров.

— И тут тоже, — указал Василий Филиппович на другую балку. Потом ещё на одну.

Как оказалось, все толстые брусья были перевиты этими узорами. Казалось даже, что они светятся мягким синеватым светом, но это, скорее всего, ото мха отсвечивает. Впрочем, как пыль может отсвечивать?

— Чёрт! — Выругался неожиданно сквозь зубы афганец, одёрнув руку.

— Что случилось? — Тут же спросил я, настороженно осмотревшись вокруг.

— Какая-то хрен за этой стеной, — махнул он в сторону дыры в ограде, — там воздух обжигающий какой-то.

Удивлённо посмотрев в дыру, я, потакая природному любопытству, осторожно просунул в пролом ладонь. И тут же мою руку как горячей водой обожгло! Не сильно больно, но неприятно. А перед глазами появилась надпись:

Пагубное воздействие инфернальной ауры. Здоровье — 1 в минуту.

Очень неприятно, скажу я вам. Хотя моего здоровья хватит часов на шесть-семь, всё равно лезть в эту парилку не хочется. Но тогда придётся возвращаться назад, к рабству, так и не использовав возможно единственный шанс сбежать. Переглянувшись, мы с Василием Филипповичем кивнули друг другу и одновременно ударили своими кирками по доскам.

Старое дерево тут же разлетелось трухой, а вязь неизвестных символов слабо вспыхнула синеватым светом и погасла. Почти сразу же подуло из глубины прохода жарким воздухом, а жизнь снова убавилась на единичку. Дышать стало сложно, но возможно, поэтому мы продолжили ломать, не трогая только балки. В шахтах их ломать чревато.

— Пойдём. — Уже нормальным голосом произнёс афганец. — Толку-то скрываться, если и так нашумели с каменной кладкой и этой оградкой.

— Вы прямо поэт, — хмыкнул я, беря в руки копьё. Глубоко выдохнув, я сделал первый шаг в неизвестность, пусть и подсвеченную радиоактивным мхом.

Вопреки ожиданиям, извилистая кишка прохода не была длинной. Да и тот отрезок пути, что мы по ней прошли, выдался лёгким. Ровный пол, удерживаемый подпорками потолок, да и стены на достаточном для удобного прохождения удалении друг от друга. Но всё когда-то заканчивается, так и наша прогулка завершилась.

— Осторожно, — придержал меня шедший впереди Василий Филиппович, резко остановившись. Удивлённо посмотрев на него, я получил лишь кивок в сторону, мол, сам посмотри.

Выглянув из-за плеча афганца, я увидел резко расширившийся коридор с рукотворными стенами, полом и потолком, судя по кладке. Проход освещался странными летающими шарами, зависшими над небольшими вмонтированными в стену «подсвечниками». Проход прямо уходил вперёд, лишь вдалеке сворачивая. Казалось бы — иди себе спокойно! Вот только от нас до нормального коридора было метров двадцать пути с отсутствием пола.

В глубокой яме внизу чернела темнота, и лишь через минуту привыкшие глаза рассмотрели длинные железные колья и груду старых костей самых различных существ, среди которых я не смог найти человеческого скелета.

— Смотри, Вадим, можно по стеночке пройти, — указал он на протянутый вдоль стены до самого коридора выступ шириной с две трети моей стопы. Альпинистам этот выступ наверняка покажется благодатью, а вот мне совсем наоборот.

— Что-то мне страшновато, — честно сказал я, сильно преуменьшим свой страх. Ноги были как ватные, а тело отказывалось слушаться, едва я представлю, как буду идти по этой жутко ненадёжной тропинке.

— Представь, что ты идёшь по узкой тропинке в саду, ограждённой цветами. Совсем не сложно идти, не задевая цветом, правда? — Глядя мне прямо в глаза, сказал старик. Я кивнул. — Отлично, тогда иди за мной и ничего не бойся.

Афганец уверенно ухватился за край окончившегося прохода и перемахнул своё тело на другую сторону, встав носками на выступ. И, держась пальцами за щели в кладке, медленно двинулся вперёд. Я же медлил, пытаясь заставить себя не бояться. Там не колья, это цветы… тропинка… ничего страшного…

Повторяя, словно мантру, эти слова, я сам аккуратно ступил на выступ и сделал первый шаг. Твёрдый камень дарил чуточку уверенности в надёжности опоры, а частенько встречавшиеся щели в кладке позволяли вжимать своё тело в стену с силой пресса. Но всё равно, едва я вспомню о кольях, по спине проходил мороз, и словно сама смерть подолом касалась ног, заставляя те предательски дрожать.

— Ничего, Вадим, совсем немного осталось! — Дождавшийся меня Василий Филиппович подбадривал, как мог. До конца смертельно опасной дороги остались считанные метры. Шаг, ещё шаг… отлично, всё получается.

И вот осталось всего лишь сделать пару шагов. Василий Филиппович осторожно переносит ногу на надёжную опору, как вдруг часть выступа, на котором он стоял, рассыпалась каменной крошкой. Афганец с полным удивления и испуга возгласом начал падать прямо на колья…

Моё тело сработало на инстинктах. Так бы я никогда не поступил в здравом уме, но сейчас это было необходимо. Ухватившись рукой за удобную щель в кладке, я с силой оттолкнулся ногами и рукой, отправив своё тело до надёжного коридора. В полёте я смог-таки поймать Василия Филипповича за руку и удержать её, приземлившись на пол.

Афганец не растерялся и второй рукой ухватился за край пола, быстро подтянув своё тело. Перевалившись через край, он откатился подальше от ямы и, тяжело дыша, произнёс мне, тоже отошедшему подальше:

— Спасибо, дружище. Я тебе жизнью обязан.

— Пустяки, — произнёс я, пытаясь прийти в себя. Я вдруг подумал, что было, если бы я не допрыгнул. Наши тела были бы нанизаны на метровые колья на самом дне и ещё не факт, что повезло бы умереть сразу.

— Совсем не пустяки, — возразил афганец, поднимаясь на ноги. Он крепко пожал мне руку и обнял. — Не сомневайся, если тебе понадобится помощь, то я помогу, даже если придётся лишиться жизни.

Закончив с сантиментами, мы двинулись дальше в путь. Похоже, мы сейчас были в коридорах какого-то замка, скорее всего, древнего. Затхлый воздух, клубы пыли везде, где только можно, постоянно перебегающие дороги насекомые и гипертрофированные пауки, от которых мы предусмотрительно отходили подальше.

Замок был поистине огромным. Потолки под восемь метров только на этом этаже, длинные коридоры с кучей ответвлений. Если бы не было здесь часто встречавшихся и непонятно как работавших явно волшебных светильников, мы бы наверняка себе шеи свернули. Или нам бы помогли.

Проходы просто кишели ловушками, к счастью, большей частью одноразовыми и уже активированными. Так, например, после опасной тропинки мы наткнулись на подозрительный проход. Дело в том, что пол был не простым каменным, как до этого, а сложенным из разных по размеру и цвету мраморных плит. А украшающие стены бойницы с трубками, плюс, копоть на стенах довершали ловушку.

— Плиты механические, — озвучил общую мысль афганец, — но не все. Смотри, видишь, труп в доспехах лежит?

На одной из широких плит лежала груда доспехов, внутри которых была обожжённая мумия. Эта мумия была от нас всего в трёх метрах, так что вполне реально было допрыгнуть. Вот только так бездумно прыгать на возможную ловушку? Вдруг она срабатывает на увеличение массы? Или просто от древности не реагирует на доспехи, но наши тела подтолкнут старые механизмы?

— Дай-ка свою кирку и копьё, — попросил вдруг Василий Филиппович.

Приняв из моих рук инструменты, он подошёл к самому краю обычной кладки и бросил на нужную плиту всё. Повисла гнетущая пауза, во время которой я вслушивался в возможный скрип механизмов ловушки. Но, к счастью, пронесло.

— Придётся рискнуть. — Констатировал факт афганец и, чтобы не терзать себя ожиданием, тут же прыгнул на плиту.

Мы снова замерли в ожидании, но ничего не случилось. Старик махнул мне рукой, и я тоже прыгнул на безопасный кусок прохода. А вот дальше нужно было преодолеть пятнадцать метров коридора, усеянного мелкими кусками плит.

Не зная, куда прыгать дальше, мы присели, благо, плита была широкая, и стали думать. Варианты вроде «Покидать всё имущества и проверить, где сработает» отмели, так как он был слишком ненадёжным. Помощь пришла оттуда, откуда её мы не могли ждать.

— Посмотри, Вадим, может, у этого трупа что-нибудь полезное есть?

Кроме меча, даже не закоптившегося, я нашёл под нагрудником свиток. Точнее, он сам выпал, когда я меч снимал. Так бы я туда не полез ни за какие коврижки! Так вот, свиток этот оказался не простым. Это было множество металлических пластин, скреплённых стальной нитью. Осторожно развернув свиток на полу и очистив его по возможности от копоти, мы стали разглядывать крайне непростой рисунок.

— Похоже, это змея. — Предположил Василий Филиппович.

— Мне кажется, это дракон, — возразил я, очертив пальцем смутно заметный контур крыльев. В общем, эту бедную зверушку терзали с разных сторон шипами и огнём. Достаточно неприятная картинка получилась, если честно. Вот только помочь она нам никак не могла.

Так мы просидели минут десять или больше, я не знаю. Больше подсказок на трупе демона, а это был демон, судя по рогам и когтям, мы не нашли. Я уж хотел было вернуться назад, но перспектива идти по ненадёжному выступу совсем не прельщала. Да ещё и пить хотелось нещадно… а жар-то давит! Здоровье медленно, но верно уменьшается, что совсем не обнадёживает.

— Господи, вот мы идиоты! — Вдруг воскликнул афганец, резко развернув в свою сторону свиток.

— Что, идея появилась? — В надежде спросил я.

— Конечно! — Воскликнул снова он и стал мне объяснять, водя пальцем по свитку. — Смотри, видишь, змею не везде задевает? А вот тут, погляди, часть чешуи не задевает. По форме ничего не напоминает?

— Плита! — Осенило тут же меня. Действительно, не задетый участок чешуи на нарисованной змее был идеально точно похож по форме на плиту, где мы сидели.

— Верно! И видишь, тут ещё такие участки? К примеру вот, рядом с нами, плита точь в точь как здесь.

Догадка афганца была шокирующей и спасительной. Естественно, мы сначала по мере возможностей проверили теоритически безопасные плиты, но всё равно уже через минуту оказались с другой стороны прохода. Пусть ловушка и отобрала у нас время, но зато мы разжились новым хорошим оружием, которое по общему решению осталось у Василия Филипповича.

Пагубное воздействие инфернальной ауры усилено. Здоровье — 2 в минуту.

— Нужно торопиться! — Бросил мне через плечо Василий Филиппович, переходя на лёгкий бег.

Ловушек нам удавалось каким-то образом избегать, да и зачастую мы могли найти обходы. Но время безвозвратно утекало, а здоровье всё меньше и меньше. Поэтому мы с афганцем не удержались от радостного возгласа, когда за очередным поворотом наткнулись на широкую лестницу наверх.

— Так, осторожнее, там могут быть враги. — Шёпотом сказал мне Василий Филиппович. А то я сам не знал, блин. И так приходится весь инструмент переть, когда афганец с мечом наперевес бегает.

Лестница была не крутой, но очень длинной и широкой. Только один лестничный пролёт, на котором подъём прекращался, разворачивался и снова продолжался, был размером с мою старую квартиру. Воистину, тут когда-то был громаднейший замок. А если он был военный, то это была неприступная крепость! Потому что вряд ли укрепления замка будут уступать его подземной части.

— Тихо! — Резко остановившийся Василий Филиппович заставил меня врезаться в него. Посмотрев сурово на меня, он приложил палец к губам, а потом покачал ладонью в сторону. Посмотрев в указанном направлении, я заметил широкую выбоину в стене, за которой виднелось небольшое пустое пространство.

Сначала я не понял, что не нравится афганцу, но потом услышал тихое стрекотание. И раздавалось оно как раз из этой щели. Выставив в сторону выбоины копьё остриём вперёд, вопросительно посмотрел на афганца. Он снова приложил палец к губам и махнул мне рукой, приказывая идти за собой.

Стараясь производить как можно меньше шума, мы стали подниматься. К счастью, на нас так никто и не напал, поэтому уже вскоре мы смогли подняться на следующий этаж. Кстати, вот что странно. Я помню, что возвышенность, в которой была прокопана шахта, не была высокой, да и обнаруженный нами штрек не был глубоко расположенным. Так что по расчётам мы уже должны были выйти на поверхность. Хотя, может, следующая лестница и выведет нас наружу?

— Вадим, смотри. — Едва слышно прошептал Василий Филиппович, указав рукой в сторону хлипкой двери рядом с лестницей. Около неё, прислонившись спиной, сидел очередной труп. Рядом с ним лежал меч, такой же идеально чистый, как и тот, что нёс старик.

Поняв, что хочет от меня напарник, я на полусогнутых ногах подкрался к телу и осторожно поднял его. Меч оказался восхитителен. Идеально прямой, длиной чуть больше метра, рукоять под одну руку, так что вторая была свободна.

Стальной клинок стража Святилища

Тип: Короткий клинок

Ранг: редкий

Колющий урон: 39—47

Режущий урон: 59—63

Прочность: 117/240

Залюбовавшись оружием, я не сразу заметил опасность.

— Чтоб тебя! — Прошипел Василий Филиппович, мгновенно оказавшись около меня. Взмах мечом, и по полу катится срубленная голова мертвеца, пытавшегося меня атаковать!

На голове мёртвого был шлем, поэтому голова издавала громкие звуки. А когда она скатилась по лестнице, грохот оказался оглушительным. Мы молча переглянулись и посмотрели в глубину коридора, где с рычанием и скрежетом металлических доспехов поднимались десятки когда-то мёртвых существ.

Со стороны лестницы раздалось злобное стрекотание и звук сотен лапок, усиливающийся с каждой секундой. На этот раз первым среагировал я. Наплевав на уже бесполезную скрытность, вынес ударом ноги хлипкую дверь и вбежал внутрь. Помещение, видимо, раньше использовалось как склад. Просторная комната с длинными стеллажами, выбитыми прямо в стене. В центре склада стояло множество столов, заваленных бумажными считками и какими-то железками.

— Скорее, двигаем столы! — Крикнул мне в ухо Василий Филиппович, вперёд подбегая к ближайшему массивному предмету мебели.

Подбежав, я ухватился за тяжёлую столешницу и приподнял стол. Мы с трудом дотащили его до двери и перевернули, перегородив столешницей дверной проём. Всё это за три секунды до того, как первый мертвец добрался до нас. Я был ближе к двери, так что мне пришлось умерщвлять врага. Пока тот замахивался своей секирой, злобно сверля меня светящимися красными огнями глазами, я уколол его мечом прямо в голову. Понимая, что этого мало, ещё и провернул оружие.

— Сдерживай их, а я пока ещё один стол притащу! — Крикнул мне афганец, с громким скрипом толкавший очередной массивный стол.

Легко сказать, сдерживай! Выглянув за дверь, увидел большую толпу мёртвых, неумолимо надвигавшихся на наше жутко ненадёжное убежище. Да ещё и со стороны лестницы всё громче слышалось стрекотание со скрежетанием, словно волна насекомых шла на нас. Не дай бог, если это так.

— Помоги! — Василий Филиппович успел раньше мёртвых, и мы упёрли ещё один стол в нашу баррикаду. Больше времени не было, поэтому афганец со скоростью пули носился из стороны в сторону, увеличивая кучу стульями.

Но вот до нас добрались мёртвые. Они даже не думали колоть своим оружием, лишь только, подобно варварам, били с широким замахом, попадая то в стену, то в мебель. Я своими уколами убивал их одного за другим. То, как легко умирали демоны, пусть и умершие уже когда-то, наделяло надеждой. Значит, и с живыми демонами можно справиться! Правда, эти мертвецы в подмётки не годятся тому же надсмотрщику:

Восставший солдат

Уровень: 10+

Уровень не сильно помогал мертвецам, да и как он поможет, если я своим мечом им все мозги перемешиваю? В какой-то момент трупы запутались в телах своих погибших друзей и стали падать один за другим. Это дало нам время, чтобы подтащить ещё один стол и окончательно перекрыть доступ к нам.

— Ну слава богу! — Облегчённо выдохнул я, вытерев пот со лба.

— Не расслабляйся, это не баррикада, а стыд один! — Подтолкнул меня афганец, кивая на ещё не использованные столы.

Мы подошли к очередному столу, усеянному пыльными стеклянными склянками, и хотели было всё это добро опрокинуть на пол, как вдруг наша баррикада часть рассыпалась, а из щели выползла чёрная гигантская многоножка со жвалами, что моя рука! Длиной насекомое было больше двух метров, а за ней лезли такие же монстры.

— Барра! — Воскликнул Василий Филиппович, бросаясь на многоножку с мечом наперевес.

Та щёлкнула жвалами и поползла навстречу, но её жвала оказались короче стального меча. Блестящее оружие ударило в хитин мелкой головы насекомого, не пробивая его, но заставляя насекомое дёрнуться, от чего контратаки не произошло.

— Получай! — Это уже я подбежал и ударил мечом поперёк тела многоножки, угодив в сочленение хитиновых пластин.

Критическая атака!

Такие надписи у меня появлялись, когда я мертвецам головы пробивал. Видимо, при атаке в определённые места, наносится критический урон. Большой он или нет, не важно. Главное, чтобы было эффективно. Хотя многоножку мой удар задел очень ощутимо. Она стала извиваться, роняя на пол тёмные капли своей крови. Тут же помог Василий Филиппович, ударивший примерно в район сочленения головы с телом. Удар оказался добивающим.

Уровень повышен до значения 5. Получено 2 единицы характеристик.

Почти одновременно со смертью первой многоножки, в помещение стали проникать другие. Новые были мельче, но их много! Судя по всему, убитая нами многоножка была главной, так что с остальными было легче справиться. У них практически не было жвал, зато имелся крепкий хитин и количество. Так что я, открыв окно своих параметров, почти не гладя добавил полученные единицы характеристик в ближайшее значение и вступил в бой.

Ударив ногой в хитин собирающегося прыгнуть на спину Василия Филипповича жука, я стал драться с большим летающим комаром, плюющимся каплями едкой гадости, разъедающей дерево. Благо, я так и не узнал, разъедает ли эта кислота мою кожу. Срубив мечом одно крыло комара, я обратным движением рубанул его по брюху, разрубив насекомое надвое.

— Вадим! — Позвал меня афганец, с трудом удерживающий двух больших сороконожек на расстоянии. — Спину прикрой!

И точно, какой-то зубастый красный червяк, оставляющий после себя горящие следы, подползал сзади к Василию Филипповичу. Не теряя времени, я бросился на него и одним ударом разделил монстра на две части, даже не останавливаясь рядом. К счастью, после удара я получил горящий труп, а не двух злобных червей.

Насекомых было очень много, но они не блистали большим разнообразием, поэтому мы уже наловчились побеждать их. К примеру, похожих на скарабея жуков достаточно было ногой перевернуть на спину и пробить незащищённое брюхо. Двух ударов было достаточно. Червей нужно было рубить, но не колоть, а нападать только сбоку. А с летающими насекомыми проблем ещё меньше.

Уровень повышен до значения 8. Получено 2 единицы характеристик.

Когда в очередной раз я повышал свой уровень, то уже не распределял характеристики, потому что некогда. Пускай основную мелочёвку насекомых мы истребили, но баррикада была сломлена, и мертвецы с более сильными насекомыми проникали на склад. Убежище стало ловушкой.

— Василий! — Позвал я афганца, как раз прикончившего многоножку. У меня пока было спокойно, не считая подбиравшихся мертвецов. — Нужно бежать отсюда! Иначе нас разорвут!

— Согласен! — Кивнул он.

И мы стали прорубаться к выходу. Это было очень тяжело, меня раз пять зацепило очень существенно, так, что здоровья осталось едва ли с четверть. Василий Филиппович пострадал меньше, его только жвалами за бок муравей-переросток зацепил, но афганец держался стойко. Оставив в глубине разгромленного помещения основную массу врагов, я первым выбежал в спасительный коридор, вытолкнув очередного мертвеца.

— Быстрее! Надо найти лестницу! — Поторопил меня Василий Филиппович, пронзив мечом собравшегося разрубить меня секирой мертвеца.

Задыхаясь от усталости, мы побежали по коридору. Но уже через пятьдесят метров я выдохся и просто сел, прислонившись к спине. Глаза застланы потом, мышцы налились свинцом, а ноги совсем окаменели, так что бежать дальше я не смог.

— Давай, сынок, немного осталось! — Поддерживал меня Василий Филиппович, но сил у меня совсем не осталось. Да и в графе «Запас сил» ноль грозил перерасти в минус. Тем не менее, слыша шорох бегущих насекомых, я поднялся и побежал, задыхаясь. Страх смерти толкал в спину, заставляя преодолеть свой порог.

— Смотри, свет! — Подбодрил меня почти не запыхавшийся афганец, махнув рукой в сторону очередного поворота, из-за которого лился тёмный фиолетовый свет.

Честно говоря, было боязно бежать в очередную пахнущую смертью неизвестность, но в спину дышали жаждущие нашей смерти монстры. Что ни говори, но всех их нам не одолеть. Мы просто выдохнемся и упадём от усталости раньше, а меня вообще убьют. Погодите-ка, мне кажется, или когда я убегал, здоровья было меньше?

На ходу открыв интерфейс, я увидел напротив графы «Дух» тройку, хотя была там единица. Видимо, случайно добавил. Неужели этот самый дух усилил моё восстановление? Ладно, в любом случае рискуем! Добавляю всё в этот параметр, доводя его до девяти.

— Это что за чертовщина? — Ошарашенно прошептал Василий Филиппович, вбежав в широкий зал, из которого, собственно, и лился свет.

Я не сразу понял, о чём говорил Василий Филиппович, ведь перед глазами стояла непрозрачная пелена, а в груди горело самое реальное адское пламя. Немного придя в себя, я поднял голову и посмотрел на источник света.

Посреди зала в воздухе висело крылатое существо, от которого в стены растекались яркие фиолетовые потоки, впитывающиеся в стены. Это крылатое существо наиболее напоминало человека, ведь из демонических признаков у него были только крылья и рога. На нём был надет блестящий доспех с металлическими вставками, а из-за спины выглядывал арбалет.

— И что дальше? — Спросил я запыхавшимся голосом.

Вдруг существо резко повернуло голову в нашу сторону, а фиолетовые потоки взвились смерчем, слившимся в сплошную стену, отрезавшую нам дорогу обратно. Догнавших нас существ просто испепелило. Существо всё больше вливало силу в стену, как вдруг поток прервался, а существо повалилось на пол, но тут же поднялось на ноги.

— Люди… — Гулким голосом произнесло существо, посмотрев на нас бледно светящимися фиолетовым светом глазами. — Как вы посмели потревожить меня?

— Слушай, Вадим, это попахивает хреновым голливудским ужастиком. — Шепнул мне Василий Филиппович, не поворачивая голову.

— Согласен. — Ответил я тем же шёпотом, поднимая меч.

— Я сожру ваши души… — Снова произнесло существо. От аналогии с американскими ужастиками мне почему-то стало смешно, но я сдержался. Видать, эмоциональный перегруз.

— Товарищ, нам просто нужно уйти. — Попытался я дипломатией решить вопрос. — Может, вы подскажите, где выход, и мы просто уйдём?

На мои слова существо громко захохотало, а эхо, отразившееся от магической стены, оглушало сильнее колонок в первом ряду на рок-концерте. Наконец-то закончив смеяться, демон произнёс:

— Пора вашим душам перейти ко мне!

И демон резко рванулся на нас, а в руках его засиял фиолетовым светом возникший из воздуха клинок. Демон ускорял себя взмахами крыльев, набрав такую скорость, что мы просто не рискнули принять его на штыки. Отпрыгнув в сторону, я перекатился и, взяв в свободную руку щит с одного из лежавших по всей зале трупов, приготовился.

Демон сверкнул глазами и ринулся на меня, посчитав, видимо, более лёгкой целью. Удар его меча я принял на щит, выдержавший атаку, правда, руку мне отбило знатно. Я в ответ уколол демона, но меч ударил в нагрудные пластины и просто соскользнул, не оставив и царапины. Пнув меня ногой в грудь, демон отправил моё тело в непродолжительный полёт.

— Йех! — Громко воскликнул Василий Филиппович. Подняв голову, я увидел болтавшегося в воздухе демона, у которого одно из кожаных крыльев было разорвано. Восстанавливая дыхание, я поднялся на ноги и стал ожидать.

Демон отлетел в другой конец залы и, злобно зарычав, взял в руки свой арбалет. Чудо инженерной мысли в его руках засияло фиолетовым светом, призрачная тетива сама натянулась, а демон лишь спустил её. Оставляя фиолетовый след в воздухе, магический болт полетел с бешеной скоростью в сторону афганца, но тот просто подогнул ноги, пропустив над своей головой смертельный снаряд, пробивший магическую стену и заставивший взорваться веером каменных осколков часть стены каменной.

— Вадим, нужно к нему подобраться, иначе он нас расстреляет! — Крикнул мне поднявшийся на ноги афганец, внимательно следящий за ним.

Видя, что демон целится не в меня, а в ранившего его Василия Филипповича. Используя момент, я побежал по краю залы, приближаясь к врагу. Усталость уже не так ощущалась, даже я бы сказал, что полностью отдохнул. Но вот голод и жажда сильно точили меня, лишая части сил.

— Не убежишь! — Неожиданно демон развернул арбалет в мою сторону и выстрелил. Но я просто лёг в воздухе, упав не пол и немного проехав, скользя, а болт снова взорвал стену за магической оградой.

Василий Филиппович тоже стал приближаться к демону. Тот, видя, что сейчас придётся вступить в рукопашную сразу с двумя противниками, взлетел, но тут же завалился в сторону. В мою сторону. Я взмахнул мечом со всей силы навстречу демону, скрестив свой клинок с появившимся вновь в его руках магическим мечом.

Понимая, что демон меня задавит силой, я стал атаковать. Бил очень часто, но очень слабо, но демон был вынужден отражать каждый удар, иначе мой меч мог ранить его в незащищённую часть. После третьего удара демон парировал мой клинок, заставив меня завалиться вперёд, ухватил за ладонь одной рукой, а второй с силой ударил меня в лицо.

Удар был страшен. Глаза застало кровавой пеленой, из разбитого носа и рассечённой брови текла рекой алая кровь. Выронив меч, я упал на спину и фактически выбыл из боя. Боль была невероятной, а вновь напомнившая о себе усталость подавила меня окончательно. Я просто лежал, не имея сил подняться.

— Вадим! — Услышал я словно сквозь вату голос афганца. А потом до слуха доносились приглушённые удары, звон металла и крики как Василия Филипповича, так и демона.

Ты должен встать. — Шептал мне мой внутренний голос.

— Я не могу. — Хрипло шептал я в ответ.

Ты просто не хочешь. Ты боишься.

— Я не боюсь. — Возразил я. — У меня нет сил. Враг слишком силён.

— Тебе нужно всего лишь вонзить в его грудь меч. Один удар. — Не отступал внутренний голос. — Если ты не встанешь, трус, то умрёшь в этом проклятом месте!

— Я не трус! — Злясь, сказал я.

— Тогда встань! Встань, чёртов трус, и убей этого крылатого урода!

— Я НЕ ТРУС!

Получившая безмерную волю ярость заставила кровь в моих жилах вскипеть. Свинец, не дававший мне двигаться, словно расплавился, с ненавистью обжигая всё тело и заставляя подняться. Кровавая пелена перед глазами разошлась, оставив лишь малую часть обзора, в которой был только ОН. Враг.

— Я не трус! — Рычащим голосом говорил я, толкая своё тело вперёд. Краем глаза я видел, как с потолка упала часть кладки, но наплевал на это.

Демон наседал на Василия Филипповича, заставив того закрываться за поднятым щитом без возможности контратаковать. Демон не замечал меня. Приблизившись к нему вплотную, я со всей возможной силой, умноженной яростью, ударил кулаком демона в голову. Он отшатнулся и махнул наотмашь своим мечом, но я пригнулся, пропуская его над головой, и выпрямился, кончиком меча оставляя глубокую рану на лице врага.

— Умри! — Орал я, мечом ударив в локоть противника, не отрубая, но ломая ему руку.

— Тварь! — Прошипел он, резко отпрыгнул назад и резко впитал в себя всю магическую энергию. За его спиной открылась уже знакомая багровая рамка портала, а вокруг уцелевшей руки демона засиял огромный фиолетовый шар.

— Не успеешь! — Закричал я и понёсся на врага, бросив меч, как ненужный балласт. За спиной слышался клич афганца, говорящего мне уйти от демона. Но я уже не мог остановиться.

Демон направил в мою сторону руку и отправил шар в стремительный полёт. Но залившая глаза кровь не дала демону точно прицелиться, а шар ушёл в сторону, с грохотом ударив в стену. Сильнейший взрыв оглушил, а взрывная волна подтолкнула в спину, подняв в воздух. В полёте я врезался в демона и нырнул с ним в портал.

Как только мы выпали совершенно в другом месте, портал закрылся, успев выплюнуть вслед несколько каменных осколков. Я упал сверху на демона, оглушённый взрывом. Так же дезориентированный демон слепым движением сбросил меня с себя и, пытаясь встать на непослушные ноги, двинулся в сторону.

— Стой… — хрипло сказал я, ползком догоняя демона. Тот не ушёл далеко и споткнулся в метре от меня.

Ухватив его за ногу, я подтянул своё тело и рукой достал до арбалета, чудом уцелевшего при падении. Самострел держался на спине демона, видимо, с помощью магии, которая оказалась истощена, так что арбалет послушно придвинулся ко мне. Ухватив тяжёлое оружие, я невероятным усилием воли заставил своё тело встать на ноги.

— Ты… — прошептал демон, перевернувшись на спину и сверля мою душу взглядом демонических фиолетовых глаз.

Подняв уже взведённый арбалет, я как мог, прицелился в демона и нажал на курок. Блеклый болт, едва ли не растворившийся в полёте, пронзил лоб демона. Поверженный враг безвольно упал на землю, не подавая признаков жизни. Последние силы я потратил на этот удар, поэтому ноги мои тут же подкосились. Сознание погрузилось в черноту ещё до удара об землю.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сталь против Пламени предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я