Гамарджоба, панове!

Александр Архипов, 2019

Город терриконов и роз. Таким я запомнил Донецк после первого своего приезда в этот красивый город. А ещё запомнились и сбивали с толку странные мужики с «подведёнными» ресницами и чёрными ногтями. Угольная пыль, как оказалось. Шахтёры. С тех пор ничего в городе не изменилось. Терриконы на месте, город утопает в роскошных розах. Только вот мужиков на улицах меньше. Воюют шахтёры! Повесть о русских патриотах, ставших на защиту своей Веры, Языка, Земли и Семьи. Гражданская война. Жёстко. По-честному. В книге присутствует нецензурная брань!

Оглавление

© Архипов А., текст, 2019

© Издательский центр «Логос», 2019

* * *

Оптимисты изучают английский.

Пессимисты — китайский.

А реалисты — автомат «Калашникова».

Предисловие

Сейчас расскажу, а потом подумаю над сказанным. А чему вы удивляетесь? У нас все так делают. Правда, не все думают.

Наступил исторический момент, когда публичный патриотизм снова вошел в моду. Вроде так…

Кино, эстрада, печатные издания, телевидение — штормят от патриотизма. Всё и все поднимают нам дух, напоминают нам — кто мы есть и кто чего наследники. Нам это всё жутко нравится! Мы бьём себя в грудь, орём, как «тарзаны», машем флагами, ходим колоннами и не хотим другого вождя. Для подавляющего большинства патриотизм — это веление души, часть национального менталитета. Для избранных патриотизм — работа. Хорошо оплачиваемая и престижная. Понял я это не сразу. А когда понял, прекратил орать, отдал флаг рядом идущему, влюблённо посмотрел на портрет президента и примкнул к избранным. Правда, они об этом ещё не знают.

Мы, то есть русские, очень остро и правильно реагируем на фразу, пусть даже не внятно произнесённую: «…Наших бьют!!!». А услышав её, бросаем всё и бежим… не допив пиво, не доев шашлычок, не вытерев руки, не доцеловав, не уяснив зачем и не выяснив сколько их! Это не главное! Главное добежать, успеть… и вдарить! Чтобы вместе с «нашими» били и тебя. До звона в ушах, до хруста в костях, до ярко-красных брызг (обязательно) на белом (снегу, песке, рубашке).

Полгода тупо смотрел «ящик», звонил друзьям в Донецк, пил за «Крым — наш!», «сдавал укропам» Славянск и Красный Лиман, ковырял карандашом карту восточной Украины, матерился и ждал чего-то от Одессы и Харькова. Не дождался… Хотелось быть там, в гуще. Самому всё понять, непосредственно поучаствовать и написать что-то об этом стоящее. А когда понял, что без меня там ну никак, взял и поехал. Конечно, не сразу, не вдруг, и никто меня там не ждал. Звонил я, тираня друзей, принимающих решения. Звонили друзья-«решалы» своим друзьям, ручаясь за меня, тем незнакомого. Объясняли, какой я известный (в определённых кругах) и крутой писака. И, что своим творчеством, мол, могу влиять на общественное сознание. А для этого меня и нужно погрузить в это самое общество. Обещали поддержку, в основном моральную. В конце концов кому-то надоело, кто-то махнул рукой, закусил лимончиком и сказал: «Достал, бл…! Пусть едет!».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я