Кома

Александра Райт, 2021

Эта история о девушке с удивительной судьбой. В результате несчастного случая Лиза оказывается в коме, но ей выпадает шанс вернуться к жизни. Вот только все не так просто. Для того, чтобы вернуть свою прежнюю жизнь, девушке предстоит пройти по одной миссии за каждый год комы. Так Лиза оказывается в мире Коматоза, где ей предстоит завоевать сердце короля и предотвратить войну. Приключения, дружба, первая любовь и первое разочарование. Все это Лиза найдёт в чужом мире. Там она почувствует себя живой. Захочет ли Лиза продолжать бороться за жизнь, которую почти не помнит, или предпочтёт жизнь за гранью? А что бы выбрали вы?

Оглавление

  • Предисловие

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кома предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Предисловие

Мне всегда было интересно заглянуть за пределы человеческого разума, узнать какие тайны в себе хранит наше подсознание. Какие миры оно способно создавать? Что ждет нас там, за границей осознанного? Так много вопросов и так мало ответов.

Прежде, чем написать эту книгу, я пообщалась с несколькими людьми, пережившими кому. Я надеялась, что они прольют свет на интересующие меня вопросы, коих у меня было немало. Только один из опрошенных видел сны или видения, которые смог описать лишь отрывками. Кусочки воспоминаний из ранее пережитых событий, грезы о светлом будущем или бессвязные картинки, которые никак не складывались в единое полотно. Мне не оставалось ничего, кроме как начать фантазировать.

Эта история не имеет научного обоснования. Она основывается исключительно на моем творческом видении, которым я с удовольствием делюсь с вами.

Пролог

Все началось самым обыкновенным весенним утром. Ничего не предвещало беды. После короткой прогулки в парке молодая семейная пара возвращалась к себе домой. Ласковое майское солнце играло на лицах молодых людей. Они были неприлично счастливы. Слишком счастливы для того, чтобы оглядываться на других. Влюбленные были полностью поглощены друг другом и мыслями о предстоящем пополнении семейства. Они не обратили внимания на проезжающий мимо тонированный автомобиль, пока не услышали визг тормозных колодок. Красная “девятка” обогнала пару и резко остановилась на обочине. Стекло на водительской двери медленно опустилось. Женщина решила, что водитель заблудился и хочет спросить дорогу, но в окне показалось дуло пистолета. В пустынном переулке эхом разнеслись три выстрела. Мужчина разжал ладонь, в которой держал руку супруги и упал на асфальтированную дорожку. Он открывал рот, силясь вымолвить хоть слово, но так и не смог. Ромовые глаза распахнулись и остекленели.

Тогда одним выстрелом преступник убил сразу троих, вот только двоих с отложенным эффектом. Женщина упала на колени, рядом с еще теплым телом своего супруга. Подол ее ситцевого платья напитался кровью любимого. Ее тело сотрясалось, как от озноба, из глаз потоком лились слезы, но она изо всех сил зажимала раны супруга и умоляла его жить. Словно в трансе женщина раскачивалась над его телом. Она кричала, умоляла, требовала открыть глаза, целовала его лицо, а потом все сначала. Неизвестно сколько бы еще продлилась ее истерика, если бы у нее не отошли воды. Шел восьмой месяц ее беременности, возможно, именно поэтому преступники пощадили женщину. Сильное эмоциональное потрясение сделало свое дело. Начались редкие схватки. Машина убийцы уже давно скрылась за поворотом. Услышав выстрелы, в окон повысовывались жители ближайшей пятиэтажки. Кто-то из них и вызвал полицию и скорую.

В тот день прямо в карете скорой помощи на свет появилась Лиза, девочка с удивительной судьбой. Скорая не доехала до больницы всего пять километров. Крики роженицы вперемешку с рыданиями разрывали сердца фельдшеров. Они сделали все, чтобы облегчить ее физическую боль, но над душевной болью врачи были не властны. Так день смерти отца девочки стал днем ее рождения. Не похоже на начало счастливой жизни, верно?

Вот уже десять лет Лиза провела в коме. Возможно, именно эти годы могли стать лучшими в ее жизни, но об этом она не узнает. Девочка была лишена счастливого и беззаботного детства, но надеялась, что все изменится. Вскоре все действительно изменилось, но не так, как она рассчитывала.

Проснувшись рано утром в день своего рождения, Лиза побежала на кухню в надежде увидеть там свой именинный пирог или застать маму за готовкой. Девочка проскользила носками по паркету и едва не упала, когда увидела свою мать лежащей на полу. Из предплечья женщины торчал шприц. Ее карие глаза закатились так, что видны были лишь белки. Мать Лизы всегда была бледной, но такой, как в тот день не была никогда. Она страдала наркотической зависимостью, но умудрялась оставаться хорошим человеком. Женщина заботилась о дочери и любила как умела. Несмотря на то, что даже мимолетный взгляд на девочку возвращал ее в день трагедии. День, который отнял у нее мужа и надежду на счастливое завтра. Жизнь этой женщины остановилась восемь лет назад, и с тех пор будущего у нее не было.

Первые полгода после смерти супруга Лизина мама еще держалась, но потом от сердечного приступа умерла ее мать. Женщина осталась совсем одна, с кричащим младенцем на руках, надломленная и несчастная. Тогда она сломалась окончательно, тогда же началось ее пристрастие к наркотикам, а затем и зависимость. Наркотики помогали ей отключиться от реальности, забыться и не чувствовать боли, которая словно щелочь проникала в каждую клетку и без того израненной души и разъедала ее до основания. Это продолжалось несколько лет. Периодически она пыталась завязать, но у нее не получалось избавиться от зависимости окончательно. Когда она срывалась снова, становилось только хуже. Последние два месяца она провела под кайфом. Лиза же со свойственной ей детской наивностью, надеялась на то, что ради дня ее рождения мама сделает исключение. Напрасно.

Наследство, оставленное отцом Лизы, гарантировало им с матерью безбедное существование. Наверное, только поэтому женщина не обносила собственную квартиру и не приводила в дом дельцов. Чаще всего в семьях наркоманов все идет по более печальному сценарию. Хотя, сложно представить сценарий печальнее этого. Мать Лизы нигде не работала с момента беременности, хоть и закончила медицинский университет с отличием. Она могла бы стать выдающимся врачом. Женщина отложила карьеру ради материнства, а потом зависимость не позволила ей вернуться в профессию. Старые друзья и сокурсники отвернулись от нее. Весь ее внешний вид кричал о том, что она катится в пропасть. Слово “зависимость”, как неоновая вывеска на захолустном баре, мерцало у нее на лбу. Мать Лизы умерла задолго до передозировки. С момента потери супруга она не жила больше ни дня.

До того трагического случая у отца Лизы был бизнес в Екатеринбурге, сеть ломбардов. Дело отошло его партнеру, главному подозреваемому в убийстве отца девочки. Впрочем, доказать это полиция так и не смогла. Или не захотела. У того человека были возможности и связи для того, чтобы замять это дело, а затем и вовсе закопать в архиве. В нашем несовершенном мире часто случается так, что справедливость торжествует позже или не торжествует вовсе.

Обнаружив мать на полу, Лиза сразу поняла, что случилось. Отчасти, девочка даже была готова к подобному развитию событий. Ей пришлось повзрослеть очень рано. Большую часть времени девочка заботилась о себе сама, иногда и о матери. Телефона у Лизы не было, в то время для восьмилеток это было излишеством. Мобильник матери был заблокирован, пароль Лиза не знала, да и не интересовалась никогда. Единственным выходом было попросить о помощи взрослых. Соседей Лиза не знала, она побаивалась незнакомцев. Ближайшей взрослой знакомой Лизы была ее учительница. Девочка натянула на ноги кроссовки и прямо в ночнушке бросилась бежать, оставив дверь квартиры открытой. Учительница жила через дорогу. Девочка бежала так, будто ее скорость еще могла изменить то, что случилось с матерью, отмотать назад. Слезы пеленой застилали глаза ребенка, практически лишая зрения. Лизу оглушил пронзительный сигнал клаксона, но было слишком поздно. Она как в туннеле слышала хруст ломающихся костей. Вспышки боли сменились красной пеленой перед глазами. Физическая и душевная боль стали последними воспоминаниями девочки о собственной жизни.

Лиза больше не чувствовала своего физического тела и не слыша звуков извне. Она оказалась запертой в собственном сознании. Единственным человеком, с которым она могла общаться, был Патрик. Он называл себя наставником девушки. От него зависело, сможет ли Лиза вернуться к привычной жизни.

Чтобы вернуть свою жизнь, Лизе предстояло выполнить все миссии, которые поручит Патрик. Он появился, когда Лиза была на грани безумия. От одиночества она лезла на стены своего сознания. Девочка не понимала, где она, что происходит и почему. Патрик стал для нее проводником в новой реальности. Наставник научил ее всему, что девочка могла бы узнать в школе и университете. Мужчина делился с ней новостями по ту сторону ее сознания, но он никогда не говорил о том, каким образом сам их узнает. Благодаря Патрику, Лиза не остановилась в развитии на уровне второклашки. Наставник много времени уделял тому, чтобы подготовить девушку к миссиям. Он предупреждал, что Лиза не сможет умереть или быть убитой в процессе выполнения заданий. Непоправимое в обычном мире способно лишь отбросить Лизу в отправную точку Коматоза, и все начнется сначала. Только эти условия не распространялись на боль. Физическую боль и эмоции девушка испытает в полной мере.

За каждый год комы Лизе предстояло выполнить одно задание. На текущий момент в Лизиной копилке миссий был жирный ноль. Дело не в том, что девушка не справлялась с задачами, она просто не могла к ним приступить до наступления совершеннолетия. Такие у них правила в Коматозе. Теперь, ее ждали десять миссий.

Настал восемнадцатый день рождения Лизы и она с нетерпением ждала появления Патрика. Сегодня он должен был возложить на нее миссию, которая станет первым шагом на пути возвращения к жизни. Патрик мог поручить что угодно. Девушка даже представить не могла, что ее ждет. С момента начала и до самого конца миссии, у Лизы не будет возможности общаться со своим наставником. Она не сможет задать вопросы или попросить о помощи. Девушке было до дрожи страшно ступать в неизвестность, но она была полна решимости вернуть свою жизнь. Слишком много времени она потеряла здесь. Лиза уже лишилась большей части детства, она не могла позволить себе потерять еще и юность.

Стоя в мрачной пустоте Комы, Лиза слушала тишину. Она привыкла к ней, тишина была ее лучшей подругой, прекрасной слушательницей и хранительницей всех ее секретов. Тонкими пальцами Лиза гладила упругие стены своего сознания. Это место напоминало девушке батут, на который в детстве ее водила мама. Мягкий упругий пол, точно такие же стены и отсутствие потолка. Лизе казалось, если она хорошенько зажмурится и откроет глаза, то увидит цветной батут, но каждый раз, когда она открывала глаза, видела лишь черноту. Из задумчивости Лизу вырвал шум шагов и шорох плаща Патрика.

Патрик был молодым мужчиной, может лет тридцати или чуть меньше. Лиза часто думала о том, сколько лет на самом деле ее наставнику, но спросить так и не решилась. Черные волосы, усы и борода Патрика сливались с темнотой Комы. Костюм и плащ черного цвета делали его совсем незаметным, но только не для того, кто провел десять лет во мраке и тишине. Лиза могла различать оттенки черного. Она слышала не только ток крови в своих венах, но и дыхание Патрика за долго до того, как он приблизится к ней. В кромешной темноте засияли светло-голубые, льдистые глаза проводника.

— С днем рождения тебя. С днем рождения тебя. С днем рождения, дорогая Лиза. С днем рождения тебя, — пение Патрика раздавалось эхом. У Патрика был удивительный тембр голоса, он обволакивал, утешал, дарил надежду. Лиза могла бы слушать его пение бесконечно долго. Хотя, когда так долго живешь в тишине, приятно слышать даже воронье карканье или писк комара. Только не мелом по доске, этот звук Лиза хорошо помнила, ее коробило от одной лишь мысли о нем.

— Спасибо, — с натянутой улыбкой ответила Лиза. У нее были объективные причины не любить свои дни рождения.

— У меня для тебя подарок, — ободряюще улыбнулся Патрик. Он искренне переживал о судьбе своей подопечной, чувствовал себя ответственным за нее.

— Правда? Какой? Ты вернешь мою жизнь без заданий? — решила попытать удачу Лиза, хотя заранее знала ответ.

— Нет, это было бы слишком просто и скучно. Как ты вернешься к жизни, если у тебя совсем нет никакого опыта? Я, как твой наставник, этого допустить не могу, — он и вправду не мог.

— Тогда, что за подарок? — Лиза подняла бровь.

— В твое совершеннолетие я подарю тебе прекрасное романтическое приключение, — Патрик взял Лизу за руки. — Тебе предстоит влюбить в себя короля Дарсала.

— Смеешься? Где я и где король? Да я даже не в курсе, как привлечь внимание мужчины, — Лиза едва не заплакала от отчаяния. — Нельзя ли что-то попроще для начала?

— Все, что нужно для выполнения миссии, у тебя есть. Поверь мне, — Патрик сильнее сжал ладони Лизы. — Итак, ближе к делу. У тебя будет сто дней на выполнение миссии. От успеха этого задания будут зависеть сотни тысяч жизней подданных Дарсала и Катарды. Король собирается объявить им войну, но вмешавшись в его судьбу, ты изменишь ход событий.

— Что это за страны такие? Я никогда раньше о них не слышала, — удивилась Лиза.

— Эти страны не из мира людей. Они часть Коматоза, — пояснил Патрик.

— На каком языке они говорят? Как я смогу их понять? — волнение Лизы усилилось.

— Не переживай, все произойдет, само собой, — наставник по-отцовски погладил девушку по голове.

— Так ладно, а что будет если я не справлюсь с заданием и не смогу влюбиться или он не влюбится в меня? — в глазах Лизы плескалось отчаяние.

— Тогда тебя отключат от аппаратов из-за отсутствия рефлексов, а Ронан, твоя цель, погибнет в битве. У нас больше нет времени на разговоры. Первую миссию объявляю открытой! — Патрик топнул ногой, темнота под Лизой растворилась и девушка провалилась в густой туман.

Глава 1

Когда туман рассеялся, Лиза стояла на коленях посреди лесной дороги. На сотни миль вокруг не было ничего, кроме деревьев и кустарников. Солнечный свет едва проникал сквозь густую листву. Воздух был настолько чистым, что пьянил разум. Лизе казалось, что до этого дня она и не дышала вовсе. Девушка поднялась с колен и отряхнула белую больничную рубашку, испачкав руки в дорожной пыли. Лиза понятия не имела куда идти дальше. Она знала только то, что должна найти Ронана, короля Дарсала. Не просто найти его, но еще и влюбить в себя. У девушки не укладывалось в голове, разве можно влюбиться по щелчку пальцев или заставить кого-то полюбить себя? Что вообще может знать о любви девчонка, которая большую часть своей жизни провела в коме? Патрик часто рассказывал Лизе о любви, ее основах и «симптомах», но все это было теорией, а может и вовсе субъективным мнением наставника. Лиза никогда не задумывалась о любви, конечно в тайне о ней мечтает каждая девчонка. Вот только Лиза достаточно четко понимала, что ей о любви лучше и не думать. Неизвестно было, как закончатся ее миссии. Она предпочитала мечтать о том, что выполнит все задания Патрика и вернется к жизни. А уж там можно будет и о любви подумать.

Солнце клонилось к закату, лес становился реже. Именно это помогло девушке сориентироваться в пространстве. Закатное солнце светило справа, а это значит, девушка двигалась на Юг. Глаза Лизы, не привыкшие к свету, быстро уставали от буйства красок. Казалось, будто нерадивый художник, опрокинул палитру на белый холст и яркие, еще не смешанные краски растеклись. Время от времени Лиза закрывала глаза и потирала их пальцами. Девушка надеялась, что ей удастся найти ночлег до того, как окончательно стемнеет. Она рассчитывала, что встретит кого-то из местных жителей и раздобудет еды. В животе предательски урчало. Впервые за долгие годы Лиза испытывала голод, еще одно давно забытое ощущение. Кроме того, девушка боялась встречи с дикими животными. Пока ей не довелось встретить даже насекомых, но вдалеке она слышала голоса птиц. Патрик ничего не говорил Лизе о животном мире Коматоза, ей самой тоже не приходило в голову поинтересоваться. Девушка прекрасно понимала, что физически ее тело находилось не здесь, оно лежало на больничной койке. Худшее, что могло случиться с Лизой, это боль, которую она испытает и возврат в начальную точку миссии. Только это знание не умаляло волнения девушки. С другой стороны, ее разбирало любопытство, десять лет она не видела ничего кроме мрака и никого, кроме Патрика. Теперь все было иначе. Лиза чувствовала твердость земли босыми ногами, запахи ночных цветов и хвои. Лиза успела все это забыть и теперь, знакомясь с новым миром, она знакомилась с собой. Вспоминала, что ей доводилось видеть и чувствовать раньше, ловила ощущения, пыталась понять изменились ли они с тех пор.

Внимание Лизы привлекло озеро, низкие лучи вечернего солнца заливали его золотым светом. Девушке захотелось потрогать воду и взглянуть на свое отражение. За время комы у нее не было возможности посмотреть на себя. Лиза почти забыла, как выглядела раньше. Девушка свернула с дороги, молодая зеленая трава щекотала пятки. Лиза нарочно поднимала ноги очень низко, чтобы продлить это чувство. У кромки воды девушка опустилась на колени. Влажный песок чуть провалился под ее весом и она заглянула в воду. Сколько бы Лиза не смотрела в свое отражение, она не узнавала себя. Совсем взрослая девушка смотрела на нее из воды. Не было больше округлых детских щек, им на замену пришло тонкое лицо с отчетливыми скулами. Неизменными остались лишь медные волнистые волосы, тонкий ровный нос, пухлые розовые губы, две ямочки на щеках и большие полные детского восторга темно-карие глаза. Почти таким она запомнила лицо своей мамы, только в ее глазах не было жажды жизни. Патрик часто говорил Лизе, как она красива, но девушка не относилась к этому всерьез. Ей всегда казалось, что наставник просто жалеет ее и хочет подбодрить. Теперь же Лиза видела, что Патрик был честен с ней. Даже щедро усыпанные веснушками нос и скулы не умаляли ее красоты, скорее даже придавали очарования.

Лиза провела ладонью по водной глади, отражение пошло рябью. От холода волоски на руках поднялись, а кожа покрылась мурашками. Девушка растерла предплечья и поднялась с колен. Нужно было возвращаться на дорогу и продолжать путь. От солнца оставалась лишь тонкая красная полоска света.

Вскоре лес закончился, и Лиза оказалась на поляне. Юная девушка собирала цветы в подол нежно-сиреневого платья, она напевала балладу о любви скромного парня к принцессе и слегка пританцовывала. Девушка выглядела счастливой, на ее лице играла мечтательная улыбка. Легкий ветер трепал ее белокурые локоны. Она казалась хрупкой, невесомой, ее движения были легкими и плавными. Лиза зачарованно следила за каждым ее шагом и жестом. Почувствовав взгляд, девушка обернулась. Она приветливо махнула свободной рукой и направилась к Лизе. По пути она высыпала цветы у дороги, отряхнула ладони о подол платья, а затем протянула Лизе правую руку для приветствия. Это была непростая девушка. Она была кем угодно, но только не человеком. Руки незнакомки, как и все открытые участки тела были покрыты мягкой золотистой шерстью. Все, кроме лица и ладоней. Ступни девушки скрывали плетеные кожаные сандалии, больше похожие на пуанты. Лиза едва сдерживалась, чтобы не раскрыть рот от удивления. Патрик предупреждал ее, что это другой мир, но такого Лиза предвидеть не могла.

— Здравствуй, меня зовут Лея, — ее голубые глаза искрились озорством. — Ты, наверное, не местная?

— Привет, я Лиза. Прости, что разглядывала тебя, — немного смутилась и покраснела Лиза. — Да, я не местная, как ты догадалась?

— Ты выглядишь иначе и, очевидно, что таких, как я раньше не встречала. Я ури, — тихо рассмеялась Лея. — Не смущайся, я ведь тоже тебя разглядывала. Ты выглядишь так, будто заблудилась. Я могу тебе помочь?

— Так и есть, я не знаю куда мне идти. Я ищу кое-кого, но ничего о нем не знаю. На улице почти стемнело, и я проголодалась, поэтому я была бы рада любой помощи, — Лиза стушевалась, просить о помощи оказалось не так-то просто.

— Это отлично! Прости, я хотела сказать, что с удовольствием тебе помогу. Ты выглядишь милой, а в моей деревне одни старики. Я очень рада, что встретила тебя, — Лея хлопнула в ладоши от радости.

— Спасибо, — скромно улыбнулась Лиза. Открытость Леи удивляла и обнадеживала. Возможно, в этом мире будет проще, чем могло казаться.

— Поможешь мне связать в тюк эти лекарственные травы, чтобы их было удобнее нести? — попросила Лея. Лиза кивнула в ответ и подняла охапку цветов. Лея обвязала веревкой верх и низ стеблей, сделала лямку и перекинула ее через плечо. Лея протянула Лизе ладонь, и они направились в сторону деревни.

Девушки добрались до деревни уже затемно. Лиза хорошо ориентировалась в темноте, но ее удивило отсутствие фонарных и электрических столбов. Небольшие однотипные деревянные дома с низкими дерновыми крышами сменяли друг друга. Было непонятно, где заканчивалась земля и начинались крыши. Если бы в окнах домов не горел свет, то можно было бы и вовсе подумать, что это особенности местного ландшафта. Улицы здесь были настолько узкими, что даже вдвоем идти было тесновато. По таким дорогам ни один транспорт не проедет. Спустя пару переулков Лея остановилась у маленького дома и бросила тюк у крыльца. Она отпустила руку Лизы и толкнула дверь внутрь.

— Проходи, чувствуй себя как дома, — улыбнулась Лея и зажгла керосиновую лампу на подоконнике у двери.

Помещение наполнилось тусклым теплым светом. Комната была небольшой, но вместительной. Около окна стоял массивный дубовый обеденный стол, украшенный белой ажурной скатертью ручной работы, к нему были приставлены стулья. В центре зала стояла печь с уходящей в потолок трубой. За печкой у стены стояли две деревянные кровати, застеленные цветными покрывалами. Окна обрамляли льняные занавески. Аромат сухих цветов, развешанных по периметру печи, дарил умиротворение и чувство безопасности.

— Садись, где тебе будет удобнее. Сейчас я сварю кашу и погрею воды, чтобы мы могли помыться с дороги, — предложила Лея.

— Давай я тебе помогу? Так будет быстрее, — Лиза проявила инициативу.

— А ты умеешь варить кашу? — спросила Лея.

— Нет. Но, если ты скажешь, что нужно сделать, я справлюсь, — подумав, добавила Лиза.

— Хорошо. Тогда возьми котел, насыпь туда одну горсть вон той крупы, — она указала на банку, стоящую на печи. — Потом налей воды из кувшина, примерно половину, и добавь эти травы, — она бросила в руки Лизы пучок травы. — Затем поставь на огонь и помешивай, пока не загустеет.

Лиза четко следовала инструкциям. Она впервые готовила кашу. Еще до комы Лиза немного готовила, в основном, варила сосиски, макароны, яйца, или пельмени, иногда вареники. В общем, обладала скудным кулинарным опытом. А вот мама Лизы могла приготовить что угодно, но только, если не была под кайфом. От воспоминаний о матери на глаза навернулись слезы, но Лиза быстро сморгнула их, чтобы Лея не заметила.

В котелке забурлила каша, по комнате разлился сладкий аромат. Лиза взяла полотенце и убрала котел с огня. К этому времени Лея уже нагрела воду и позвала Лизу искупаться в чане. Он находился в отдельной маленькой комнате, больше похожей на кладовую. Одинокая керосиновая лампа тускло освещала помещение. В углу стоял табурет со стопкой из полотенец и чистой одежды. Лея стояла с ковшом в руках.

— Раздевайся и полезай в чан. Я тебе помогу, — по-матерински строго велела Лея.

Лиза послушно стянула с себя, уже порядком испачканную, больничную рубашку и переступила через деревянный край чана. Теплая вода согрела тело, навевая Лизе воспоминания о детстве, как мама купала ее, заворачивала в полотенце и целовала в лоб. Лея протянула Лизе шершавую мочалку и ароматное лавандовое мыло. Лиза хорошенько терла руки и ноги, особенно ноги, они были чернее комы. Лея помогла смыть пену водой из ковша, потом забрала мочалку и потерла спину гостьи. Ее движения были четкими, но бережными, будто она делала это сотни раз. Закончив с гостьей, Лея сменила воду и тоже вымылась.

Ощущение чистоты и запах лаванды успокоили и расслабили девушек. Вернувшись в комнату, они быстро перекусили и отправились спать. Кровати были направлены изголовьями друг к другу, так что девушки не могли друг друга видеть, но слышали хорошо.

— Спокойной ночи, Лея.

— Сладких снов, Лиза.

Не открывая глаз, Лиза потянулась в своей постели. Перина нежно обнимала ее тело. Она спала впервые после того, как оказалась в Коматозе. Находясь в коме, Лиза никогда не спала, была в полудреме, но в ее голове постоянно роились мысли. Сейчас, проснувшись с рассветом, Лиза чувствовала себя по-настоящему отдохнувшей. Лея услышала, как гостья закопошилась, выбираясь из объятий перин, и тоже открыла глаза.

— Доброе утро, ранняя пташка, — сонным голосом поздоровалась Лея.

— Доброе утро, Лея. Ты можешь еще поспать, если хочешь.

— Нет, нужно вставать. Много дел сегодня. Я должна сварить целебные отвары из тех трав, что мы вчера принесли, потом нужно будет отнести их в аптеку. Но сначала завтрак.

Лея согрела чай и испекла блины. Девушки уселись за стол, Лиза по-детски болтала ногами и дула в парящую глиняную кружку. Лучи солнца, проникающие, сквозь кружевной тюль, ласкали теплом лица девушек и заставляли щуриться. Аромат свежих блинов будоражил рецепторы.

— Боже, как вкусно! — выкрикнула Лиза, откусив кусочек.

— Я рада, что тебе нравится. Я люблю готовить, — скромно призналась Лея.

— Лея, прости мое любопытство, ты живешь одна? — этот вопрос мучил Лизу со вчерашнего дня.

— Да, я живу одна. Мои родители давно умерли, а два года назад от неизвестной хвори умер мой младший брат. С тех пор я изучаю и собираю лекарственные травы, чтобы помочь тем, кого еще можно спасти.

— Соболезную твоей утрате, — Лиза положила ладонь на руку Леи. — Ты делаешь очень важное дело, этим можно гордиться.

— Спасибо. Ты вчера сказала, что кого-то ищешь. Скажи кого, может я смогу тебе помочь.

— Я ищу Ронана, короля Дарсала, — ответила Лиза. Лея соскочила со стула и круглыми глазами уставилась на гостью. Кровь отлила от ее лица. — Что случилось? Ты знаешь его?

— Его все знают. Зачем он тебе? — голос Леи стал колючим.

— Я не знаю, как тебе объяснить, — стушевалась Лиза.

— Или выкладывай, или уходи немедленно, — безапелляционным тоном произнесла Лея.

— Хорошо, не сердись. Я расскажу, но учти, что это может показаться бредом, — заранее оправдалась Лиза.

Лиза рассказала, как оказалась в коме, как попала сюда и про Патрика. Закончила рассказ на своей миссии и ее цели.

— Да, дела-а-а… — смягчившись протянула Лея. — Я уж было подумала, что ты его шпионка.

— Почему ты так отреагировала? Он, что настолько ужасен? — взволнованно спросила Лиза.

— Он может и не ужасен, но мои родители погибли в войне с его отцом. Он хотел завоевать наши земли и поработить народ. Дарсал силен, у них огромная армия, они сильнее и выносливее нашего народа. Одним лишь чудом Катарду тогда не завоевали, если это можно назвать чудом. От вспышки чумы погибла почти половина солдат Дарсала, вместе с ними погиб и их предводитель. Они были вынуждены отступить. Это случилось десять лет назад. Тогда-то в двенадцатилетнем возрасте Ронан и занял трон отца, как его единственный наследник. Вместе с троном он унаследовал и ненависть нашего народа. А судя по тому, что ты рассказала, теперь он желает доделать то, что не смог его отец. Этот факт его не красит. Если по его вине погибнут ури, у меня появится реальный повод его ненавидеть. Надеюсь, что ты сможешь его остановить и вернуть свою жизнь в мире людей, — Лея вздохнула.

— Спасибо за то, что выслушала и поверила мне, — Лиза была рада возможности разделить свои переживания с подругой. На миг ей стало легче, от осознания, что она не одна.

— Я постараюсь помочь тебе. Как только закончим со снадобьями и отнесем их аптекарю, отправимся в библиотеку. Я видела там карту Коматоза, на ней есть все страны, включая Катарду и Дарсал. Это поможет тебе не сбиться с пути.

До обеда девушки провозились с травами, вываривая из них экстракты, разбавляя и смешивая. Перекусив остатками блинов, они сложили стеклянные пузырьки в сумку и отправились в аптеку. Аптекарем был пожилой мужчина, лет семидесяти. Внешность Лизы не заинтересовала его. Либо он был слаб зрением, либо же Лиза была не первым человеком, с которым ему довелось встречаться. Аптекарь поблагодарил Лею и вручил ей мешочек с монетами.

— Не нужно… — попыталась возразить она.

— Не спорь. Тебе есть нужно. Непонятно в чем душа держится, — проворчал старик, а потом по отечески похлопал Лею по тонкому плечу.

Библиотека находилась на окраине деревни. Она, как и другие дома напоминала нору. Теперь, в свете дня деревня приобрела очертания. Крыши домов, покрытые зеленью, местами даже деревьями, придавали поселению сказочный вид. Если смотреть на нее с неба, то только дымящие трубы домов, смогут выдать местоположение деревни. Иначе будет виден лишь сплошной ковер, сотканный из зелени. Внутри библиотека оказалась больше, чем выглядела снаружи. Девушки разделились и обшаривали пыльные полки стеллажей, то и дело, чихая и потирая носы. Поиски карты заняли больше часа. Теперь, когда карта была в руках Лизы, она стала на шаг ближе к своей прежней жизни. Проблема заключалась в том, что из библиотеки запрещалось что-либо выносить. Девушкам пришлось перерисовать карту. Чтобы избежать неточностей, они приложили карту и чистый лист бумаги к окну. Лиза держала бумагу, а Лея с въедливой точностью обводила контуры карты. Когда они закончили уже вечерело. Разумным было отложить дорогу до утра.

Глава 2

Первые лучи солнца пробивались сквозь занавески, рисуя узоры на стенах и печи. Девушки проснулись рано и уже готовились проститься. Они обе суетились и были взволнованы. Лея достала из-под кровати старую холщовую сумку и протянула Лизе.

— Держи, будем собирать тебя в дорогу, — Лея искренне хотела облегчить участь Лизы. Ее история тронула девушку до глубины души. Почти так же сильно, как ее собственное. Пережитое горе сроднило их.

— Хорошо, — Лиза приняла сумку из рук подруги.

— Прости, что не смогу пойти с тобой. Я уже говорила в моей деревне одни старики, не могу их бросить.

— Перестань. Ты и без того очень много сделала для меня. Правда. Спасибо тебе огромное.

— Не за что. Я рада, что хоть как-то могу помочь, — тепло ответила Лея.

Девушки испекли хлеб, позавтракали, а все, что осталось, сложили в сумку. Лея выделила подруге несколько своих платьев и выстирала ее рубашку. Лиза надела подаренное зеленое платье сарафанного кроя, на тонких бретелях до пят. Не самая удобная одежда для пешего путешествия, но вид у нее был приличнее, чем у больничной рубахи.

— Лови! — Лея бросила в Лизу сандалии.

— Какие красивые, — сандалии были сделаны из кожи и шнурками оплетали ногу почти до колена. Они оказались мягкими и удобными.

— Обычная обувка. Перестань разводить сантименты, — успокоила подруга. — Доставай карту, давай еще раз сверим дорогу.

— Вот, — Лиза развернула карту на кухонном столе.

— Смотри, мы тут, — Лея ткнула пальцем в карту с названием деревни Молби, она получила свое название из-за больших урожаев шелковицы в ее окрестностях. — Ты пришла отсюда, — теперь она ткнула пальцем на лес, севернее от деревни. — Мы находимся южнее Дарсала, а значит тебе нужно возвращаться и следовать этой дорогой до самой границы. Там ты упрешься в каменную стену. Точно не пропустишь. В последний раз, когда я собирала там травы, охраны на стене не было. Проблем с переходом границы у тебя возникнуть не должно, — заверила подруга.

— Сколько времени у меня должна занять дорога? — поинтересовалась Лиза.

— Если идти быстро и не делать длительных остановок, то около суток. С перерывом на сон будет чуть больше.

— Мне может угрожать какая-то опасность в лесу? — решила уточнить Лиза, ей не хотелось возвращаться в отправную точку и начинать все с нуля.

— В этой части леса нет, тут водятся только птицы и грызуны. Еще змеи, но они не ядовитые. А вот после границы с Дарсалом водится живность пострашнее. Я положила нож тебе в сумку, но думаю, если ты встретишь хищника, он тебе не поможет, — Лея похлопала подругу по плечу. — Просто будь осторожна и старайся не привлекать внимания. А если тебя отбросит, то жди меня на том же месте, и я снова помогу тебе.

— Угу, — вяло согласилась Лиза, понимая, что выбора у нее все равно не было.

— Ну что готова, спасительница Коматоза? — подбодрила Лея.

— Можно подумать, у меня есть варианты. Готова, — жалобно ответила Лиза.

— Я провожу тебя до дороги.

— Не нужно, я знаю дорогу. Так будет сложнее прощаться, — грустно улыбнулась Лиза. — Спасибо тебе за все. Не знаю, что бы я без тебя делала.

— Всегда, пожалуйста. Я очень рада, что встретила тебя. Надеюсь, мы еще увидимся, — Лея раскрыла свои руки для объятий.

Девушки обнялись на прощание, Лизе не хотелось уходить. Всего за пару дней она привязалась к Лее, как к родной. Может это потому, что с ней было легко и приятно общаться. А может потому, что Лиза слишком много времени провела в одиночестве, да и в детстве подруг не имела. Она дружила с одними мальчишками, с ними было проще. Лиза мысленно благодарила судьбу за то, что та послала ей Лею. Девушка выскользнула из пушистых объятий ури и молча пошла в сторону дороги. Она чувствовала ее взгляд у себя на спине, но не оборачивалась. Боялась расплакаться.

Выйдя на дорогу, Лиза еще раз сверилась с картой. Поправила сумку на плече и двинулась на север.

Три часа Лиза шла без остановок, солнце пекло ее яркую голову, а ноги начинали гудеть. Приблизившись к лесу, девушка решила ненадолго устроить привал в тени деревьев и утолить жажду. От жары тело Лизы покрылось испариной, солнце палило так будто она была на экваторе.

Устроившись в тени, она села на траву и оперлась спиной о ствол дерева. Лиза положила сумку на колени, достала бутылку с водой, сделала несколько глотков и обрызгала лицо. Воду нужно экономить. Лея успела показать на карте, где Лиза могла найти ручьи, чтобы пополнить запасы, но тогда ей пришлось бы отклониться с пути и потерять бесценное время. Отдохнув пару-тройку минут, Лиза поднялась и продолжила путь.

Как и обещала Лея, никакой опасности Лиза пока не встретила. Девушка подставляла лицо лучам солнца, проникающим сквозь листву, и слушала пение птиц. Голова кружилась от обилия звуков и запахов леса, которых так не хватало в коме. На короткий миг в ее голове промелькнула мысль: “Что если мне не нужно возвращаться? Можно мне было бы остаться здесь?” Спохватившись, Лиза тут же прогнала эту мысль, но ее сменила другая: “Нет, это все не настоящее. Даже если настоящее, то чужое. Это не мой мир”.

Идти в тени деревьев было стало легче, солнце уже так не пекло, а вскоре и вовсе начало клониться к закату. Лиза решила устроить еще один привал, чтобы утолить жажду и голод. Расположившись на пеньке у края дороги, она достала из сумки и отломила кусок хлеба. Проглотила несколько ягод шелковицы, которые приготовила для нее Лея, заботливо завернув их в кулек, чтобы ягоды не окрасили одежду. Лиза сделала пару глотков воды, сложила остатки еды в сумку, забросила ее на плечо и, расправив подол сарафана, продолжила путь.

Лиза все дальше и дальше уходила от Молби, солнце уже почти скрылось за горизонтом, медленно истончалась полоска малинового заката. Это означало, что Лиза преодолела почти половину пути до границы с Дарсалом. Пение птиц стихло, из звуков остались лишь стоны макушек старых деревьев под гнетом ветра и, кое-где, стук падающих шишек. Несмотря на сумерки, дорога была отчетливой. Лиза решила продолжать свой путь до тех пор, пока окончательно не устанет.

Преодолев еще пару часов пути, девушка поняла, что обессилила и больше не может идти. Лиза не знала, что ждало ее стеной. Лея не смогла рассказать об этом по очевидным причинам, она сама там никогда не бывала. Разумным было выспаться с безопасной стороны границы, а уж после шагать в неизвестность. Лиза отошла от дороги на несколько метров. Девушка выбрала для ночлега уютное место под разлапистой елью. Ее ветки заканчивались всего в полуметре от земли и могли бы надежно укрыть Лизу от дождя и ветра. А запах хвои, возможно, сумеет перебить ее собственный, чтобы обмануть хищников. Забравшись под ель, Лиза вытащила рубашку и накрылась ею, а сумку положила под голову. Усталость от продолжительного пути сделала свое дело, и девушка за считанные минуты провалилась в сон.

Лизу разбудил нестройный, но душевный хор первых птиц. В остальном же пробуждение нельзя было назвать приятным. Тело девушки затекло, сухая хвоя впивалась в кожу, а на лице красовался отпечаток от ладони, будто она только что получила знатную пощечину. Вот тебе и доброе утро.

Лиза достала карту из сумки и еще раз сверила маршрут. Запасы воды закончились, нужно было найти ручей. Кроме того, девушке хотелось умыться и прополоскать рот. Судя по карте, до ручья было не больше двадцати минут ходьбы. Лиза решила немедленно отправляться и позавтракать уже там.

Поднявшись на ноги, Лиза размяла затекшие мышцы и закинула поклажу на плечо. По телу девушки все еще бегали неприятные мурашки. Чтобы не терять зря времени, Лиза решила не выходить на дорогу, а срезать путь через лесную поляну. Спустя несколько минут послышался шум воды, и девушка ускорила шаг. Ей не терпелось смыть остатки сна и взбодриться. Ручей был ледяным. Как только Лиза опустила руку с бутылкой в воду, чтобы наполнить ее, кожу обожгло холодом. Наполнив бутыль, она отложила его в сторону. Брызнула в лицо ледяной водой и растерла его ладонями. От сонливости не осталось и следа. Журчание ручья ласкало слух и успокаивало накатывающее волнение. Совсем скоро Лизе предстояло переступить границу, и она не знала, что ждет ее по ту сторону. Ничто так не страшит как неизвестность.

Девушка наскоро перекусила тем, что оставалось со вчера, и вернулась к дороге, чтобы продолжить путь. До границы оставалось не больше пяти часов. А значит, уже к обеду Лиза должна быть там.

Было удивительно, что за целые сутки пути, Лиза так никого и не встретила на своем пути. Это радовало и настораживало одновременно. Возможно, это было связано с напряженными отношениями между двумя граничащими странами.

Над головой Лизы роилась мошка, мешая девушке наслаждаться видом безоблачного неба. Голоса птиц резко смолкли, по телу девушки прошла дрожь. Обычно птицы затихают перед грозой, но сейчас была чудесная погода. Лиза не успела углубиться в размышления, потому что заметила каменную кладку стены. Она прибыла на место даже раньше, чем планировала. Теперь ей нужно было найти вход.

Опустившись на колени, Лиза сняла сумку с плеча. Она нащупала карту, свернутую в узкую трубку, вытащила ее и приложила ее к одному из камней. Девушка хотела найти на изображении отметки, которые могли бы означать ворота. Она уткнулась носом в карту, чтобы разглядеть получше, но ее попытки оказались тщетны. Придется потратить время на поиски. Немного поразмыслив, Лиза решила двигаться вдоль стены к востоку.

Девушка вплотную подошла к стене и принялась ее ощупывать. В глаза бросился камень, который выпирал сильнее остальных. Лиза решила попробовать его вытащить, понадеявшись разобрать кладку и пролезть в образовавшуюся пройму. Камень был достаточно большим, около тридцати сантиметров и наверняка тяжелым. Обхватив его края двумя руками, Лиза потянула камень на себя. Не поддался. Девушка потерла руки и повторила попытку. Никак. Сделав несколько шагов назад, она еще раз оглядела стену, но ни справа, ни слева, в зоне видимости ворот не было. Одна сплошная преграда. Лиза вернулась туда, где оставила сумку, достала воду и оперлась спиной на стену. Раздался страшный скрежет и девушка почувствовала движение за спиной. Левая часть стены двигалась внутрь, а правая наружу. Между кладкой появился просвет. Сквозь щель Лиза увидела плотную поросль кустарников. Как только промежуток расширился, девушка схватила сумку и проскользнула вперед.

За стеной раскинулась поляна, усыпанная сотнями фиолетовых цветов, настолько ярких, что казалось будто они светятся. Вдоль стены росли кустарники с мелкими зелеными ягодами. Чуть поодаль раскинула ветви огромная яблоня, ее спелые плоды пробуждали аппетит, что было вполне объяснимо, ведь с завтрака прошло уже несколько часов. Уверенным шагом Лиза направилась к яблоне, стараясь не наступать на цветы. Она подошла ближе, и прямо перед ее носом упало яблоко. Еще чуть и Лиза бы повторила судьбу Ньютона. Девушка подняла плод с земли, хорошенько протерла подолом платья и откусила. Яркий кисло-сладкий сок растекся по ее языку, будоража рецепторы. На вкус оно было еще лучше, чем Лиза помнила. Она целиком съела плод и присела к стволу яблони, чтобы отдохнуть. Как бы Лиза не сопротивлялась, ее начало клонить в сон. Сознание девушки затуманилось и померкло.

Глава 3

Лиза очнулась в начальной точке, голова немного кружилась, а перед глазами мелькали темные пятна. Сумки с картой при ней не оказалось. Радовало девушку лишь то, что они с Леей заранее обсудили возможность подобного исхода. Лиза могла бы пойти сразу на север, но без карты за стеной далеко ей не уйти. Девушка не помнила даже примерный маршрут, а значит вернуться за картой было просто необходимо. В противном случае она потеряла бы куда больше времени, блуждая по северу. У нее осталось всего девяносто семь дней на спасение мира. Слишком дорогим оказался этот урок выживания в чужом мире.

Глаза девушки щипало от досады, но потерянного времени уже не вернуть. Слезы были лишними. Она ускорила шаг и уверенно двигалась по уже знакомому пути. Лиза перестала слушать пение птиц и скрип макушек деревьев. Теперь ей нужно было передвигаться вдвое быстрее, чтобы наверстать упущенные дни.

Спустя пару часов девушка прибыла в условленное место. Поляна оказалась пустой, Лиза вгляделась в даль, но так и не смогла отыскать подругу. Наверняка, Лея не была готова к тому, что Лиза вернется так скоро. Оставаться и ждать было бессмысленно. Девушка поправила сбившийся подол сарафана и направилась в Молби. Прошло не меньше получаса прежде, чем на горизонте появилась знакомая хрупкая фигура. Лея раскрыла свои объятия, Лиза громко всхлипнула и бросилась к ней.

— Что случилось? — взволнованно спросила Лея. Лиза утерла слезы и коротко пересказала события последних дней.

— Это не яблоки. Это гроти, их используют для заживления ран. Есть их нельзя. Страшно ядовитые. Ты еще легко отделалась. Обычно они вызывают галлюцинации и рвоту, прежде чем отправить тебя на тот свет, — пояснила Лея.

— Жаль, что я не знала этого раньше, — продолжала причитать Лиза.

— Наверстаешь. Когда ты ушла, я сходила в библиотеку и перерисовала еще одну карту, собрала вещи и немного еды, — Лея сняла сумку с плеча и передала подруге.

— Не знаю, как благодарить тебя? — Лиза снова всхлипнула.

— Для начала, не ешь что попало. Ну и выполни миссию, спаси мой мир, — с улыбкой ответила Лея.

Пожелав друг другу удачи, девушки обнялись на прощание и разошлись в разные стороны. Лея вернулась в Молби к своей привычной жизни, а Лиза отправилась в Дарсал навстречу неизвестности.

Спешка отнимала силы. Ноги Лизы опухли и гудели, как две пароходных трубы. Девушка устало опустилась на землю и скинула сумку. Она нащупала бутыль с водой и сделала два жадных глотка. Вода была сладкой, как березовый сок и почти не утоляла жажду, лишь распаляла ее. Девушка до конца осушила бутылку, когда вспомнила о необходимости экономить воду. Лиза размяла задеревенелые икры руками и попыталась встать. Вышло неловко. Она едва не завалилась на спину, но все-таки поборола гравитацию.

До темноты Лиза шла без остановок. Лес становился гуще. Лунный свет не помогал разглядеть дорогу, лишь пугал, рисуя замысловатые тени. Слева от дороги девушка заметила водоем и свернула туда. Она прошла вдоль озера и собрала сухие ветки для костра. На самом дне сумки Лиза отыскала спички и подпалила сухую траву. Она затрещала и заискрила. Спустя пять минут огонек окреп и помог девушке согреться. Лиза наблюдала за всполохами огня. Она пыталась сосредоточиться, но вместе с искрами огонь уносил ее мысли в небо. Девушке предстояло решить, что делать, когда она найдет Ронана. Лиза смирилась с тем, что сегодня она больше недееспособна и достала вещи, приготовленные Леей. Обмоталась двумя платьями и шалью, свернулась калачиком у костра и отключилась.

На сей раз не обошлось без сновидений. Лизе снилась мама. Это был один из редких периодов ее трезвости. Лиза тогда училась в первом классе. Мама пришла в школу, чтобы забрать ее после уроков и отвести в парк. Осень только началась, солнце было еще достаточно теплым, но холодный ветер уже заявлял свои права. Женщина остановилась на тротуаре, застегнула повыше молнию на детской куртке и поправила тонкую шапочку. Они молча шли по аллее, лишь изредка девочка бросала на маму вопросительные взгляды. Она пыталась понять, все ли в порядке с матерью. Поняв, что женщина трезва, Лиза улыбнулась и крепче сжала материнскую ладонь. В парке они купили мороженое и билеты на чертово колесо. Женщина помогла девочке забраться в кабину и взяла ее за руку.

— Тебе страшно? — спросила мама.

— Да, — коротко ответила Лиза, но она имела в виду не высоту, а то, что происходит с матерью.

— Не бойся, Лиза. Я рядом, теперь все у нас будет хорошо, — женщина погладила дочь по голове. Лиза не поверила ей, но ответила улыбкой. Это была не первая завязка ее матери и не первое подобное обещание. Больше всего на свете Лизе хотелось поверить ее словам, но она не могла. Не могла потому, что за этим последовало бы неминуемое разочарование.

— Да, мамуль. Все будет хорошо. Я люблю тебя, ты же знаешь? — Лиза попыталась поддержать мать.

— Знаю, я тоже люблю тебя, милая, — ответила она и начала растворяться в воздухе. Кабина колеса наполнилась туманом, девочка зажмурилась.

Открыв глаза, Лиза обнаружила себя лежащей у костра. Огонь уже потух и даже угли перестали тлеть. Девушку слегка потряхивало от холода. Она села и растерла кожу руками, чтобы согреться. Скоро утро. Лиза умылась водой из озера и решила проверить запасы. В сумке она обнаружила булочки и ягоды, которые и стали ее завтраком. Девушка еще раз взглянула на карту и вернулась к маршруту. Она хорошо помнила дорогу до стены, поэтому шла чуть быстрее, не делая продолжительных остановок.

Оказавшись на месте, Лиза быстро нашла нужный камень и вдавила его в стену. Как только проход открылся, она протиснулась в щель. “Ну что ж, дубль два. У меня осталось девяносто шесть дней”, — сказала себе Лиза, проходя мимо злосчастного дерева гроти.

Лиза набрала полные легкие воздуха и выдохнула, потом еще и еще. Так она морально готовилась к неизвестности, пыталась подавить волнение. Слева от цветочной поляны пролегала тропа. Продолжать путь девушка решила по ней, хоть ее и не было на карте. Судя по изображению, тропа должна была вывести Лизу к дороге и сэкономить пару часов пути.

Солнце начало клониться к закату, но Лиза не собиралась останавливаться. Она уверенно шла вперед, периодически сверяясь с картой. То и дело, девушка отвлекалась на пейзаж. Эта местность сильно отличалась от того, что она видела в Катарде. Все цвета здесь были ярче, контрастнее, лес гуще, а воздух прохладнее. Синее, почти ультрамариновое небо пленяло и ранило взгляд. Вдали виднелись заснеженные пики гор. Вид был потрясающим, но волнение не позволяло насладиться этой картиной в полной мере.

Преодолев пару сотен метров, Лиза поняла, что сумерки окончательно сгустились. Для ночлега она выбрала место рядом с огромным деревом, которое с двух сторон окружали кусты. Отличное место, защищенное от ветра и лишних глаз. Лея предупреждала Лизу про хищников с этой стороны стены. Желание укрыться было объяснимым. Девушка не только боялась животных, но и переживала, что снова потеряет время. Она натянула на себя все вещи, что у нее имелись, и развела костер. Долго греться у огня было нельзя, его свет и тепло могли привлечь зверей. Чуть отогревшись, Лиза затушила угли сырой травой и устроилась у дерева. Она прижалась спиной к стволу, притянула колени ближе к лицу и обняла их руками, стремясь сохранить тепло. Так и уснула.

Глава 4

Лиза улыбалась сквозь сон, что-то щекотало ее лицо. Осознание того, что рядом с ней не могло быть ничего щекотного, вырвало девушку из дремоты. Она распахнула глаза и увидела светящиеся красным глаза и огромный язык. Зверь лизал лицо девушки жестким как наждак языком. От ужаса Лиза не могла ни пошевелиться, ни закричать, ее будто парализовало.

Огромная вонючая пасть и горящие глаза, все что могла разглядеть Лиза, пока не привыкла к темноте. Теперь же ее взору предстала еще более ужасающая картина. Над девушкой нависло настоящее чудовище. Дикобраз с головой льва размером превышал медведя. Все тело зверюги было покрыто крупными иглами и шерстью, огромные мохнатые лапы и массивная морда, с выпирающей клыкастой нижней челюстью внушали первобытный страх.

Лиза мысленно готовилась к тому, что спустя секунду снова окажется в начальной точке либо от укуса этого зверя, либо от разрыва сердца. Прошла минута или две, но ничего не случилось. Девушка все еще была жива. Животное продолжало принюхиваться к ней и лизать ее бледное от страха лицо. “Может оно травоядное?” — подумала Лиза. Она зацепилась за эту мысль, ведь только в этом случае девушка могла рассчитывать на позитивный исход этой неожиданной встречи. Лиза протянула руку и попыталась отстранить огромную морду. Зверь зарычал и мотнул головой. “Ну и что мне делать? Бежать смысла нет, догонит. Оставаться — страшно”, — мысли суетились в голове Лизы. Пару минут спустя зверь потерял к девушке интерес и переключился на сумку. Он придавил ее лапой и попытался засунуть морду внутрь. Сверху лежали булочки, он легко добрался до них и двумя движениями челюстей сожрал все Лизины запасы. “Уж лучше так, чем меня”, — успокаивала себя Лиза. Убедившись, что ничего съестного в сумке не осталось, зверь бросил на девушку короткий разочарованный взгляд, развернулся и вразвалку побрел в чащу леса. На секунду Лизе показалось, что взгляд чудища был осмысленным. В таком состоянии ей что угодно могло причудиться.

Лиза провожала взглядом это ужасное и нелепое создание до тех пор, пока оно не скрылось из виду. Только после этого она смогла восстановить сбившееся дыхание. Подолом платья девушка вытерла свое обслюнявленное лицо, скидала все разворошенные зверем вещи обратно в сумку, и направилась к дороге. Уже начинало светать, можно было продолжить путь, да и оставаться в этом месте Лизе совершенно не хотелось. Зверь ведь мог и передумать.

Преодолев расстояние около пяти километров, Лиза остановилась, чтобы утолить жажду. В животе девушки урчало от голода, но все ее запасы были безжалостно съедены. Лиза сделала несколько больших глотков, убрала бутыль в сумку и достала карту. Ей нужно было отыскать ручей, чтобы восполнить запасы. Без еды она могла хоть немного протянуть, но без воды никак. Кроме того, после свидания со зверем лицо Лизы чесалось, ей просто необходимо было умыться. Девушка развернула карту и принялась изучать ее. Она провела тонким пальцем по шершавой бумаге, пока не уперлась в ручей. Он был всего в полутора километрах к востоку от дороги. Погода обещала быть солнечной, что вовсе не радовало Лизу, идти в жару было гораздо сложнее.

Услышав журчание воды, Лиза ускорила шаг. Ручей серебрился на солнце, отбрасывая мелкие блики. Вода была настолько прозрачной, что Лиза могла разглядеть каждый камешек на дне и даже мелких рыбешек. “Интересно, это съедобная рыба?” — голод напомнил о себе. Девушка понимала, что не сможет поймать рыбу, у нее не было ни инвентаря, ни навыков. Лиза опустилась на колени перед ручьем, набрала полные ладони воды и умылась. Затем она наполнила бутыль и сразу выпила половину. Вода была сладковатой на вкус, но отличалась от воды в Катарде. Утолив жажду, Лиза снова наполнила бутылку до краев и спрятала ее в сумке. Ноги ныли от усталости, кожаные шнурки натерли щиколотки. Лиза сняла сандалии и положила их в мешок. Босые ноги она опустила в ручей и взвизгнула от холода. Зато мышцы быстро расслабились и мозоли уже не так саднили.

Прежде, чем продолжать путь, Лиза еще раз сверилась с картой. Она решила больше не отклоняться от маршрута. Вернувшись на дорогу, девушка вновь сосредоточилась на звуках и то и дело оглядывалась по сторонам. Она не хотела снова внезапно встретить какое-то животное. Погода была прекрасной, легкий ветер ласкал лицо и трепал кудри Лизы. Тихий шелест листвы успокоил девушку и она перестала вертеть головой. Судя по карте до ближайшего поселения Лизе предстояло идти около суток. Нужно было передвигаться быстро, но при этом экономить энергию. Задача не из простых. Вода помогала Лизе притупить чувство голода, но этого не хватит надолго. Девушке нужно было продержаться сутки, есть неизвестные плоды у нее больше не возникало никакого желания. Тем более, что дни, отведенные на выполнение миссии и без того таяли на глазах. Уже перевалило за середину шестого дня.

Ветер гнал по розовеющему закатному небу облака, шевелил макушки деревьев и поднимал пыль с дороги. Он играл с подолом платья, который Лиза старательно придерживала. Босыми ногами она переступала, через камешки, чтобы не поранить ноги. Глядя под ноги, девушка не заметила, как ей преградил дорогу человек. Хотя, человеком это существо можно было назвать лишь с натяжкой. Мощный высокий мужчина в одних льняных штанах на завязках заслонил собой весь лес. Его рельефная грудь и плечи были изрезаны мелкими шрамами. Смуглая кожа блестела на солнце так, что девушке нестерпимо хотелось дотронуться до него и убедиться, что он настоящий. Длинные рыжие волосы, спадающие на плечи, и борода, которые вместе напоминали львиную гриву, придавали ему особенного мужского шарма. Лицо незнакомца пересекал крупный шрам. Он первым бросился в глаза Лизы, затем крупный нос с горбинкой и глаза изумрудно-зеленого цвета. За его плечами виднелись графитовые кожистые крылья с отростками, похожими на когти. По спине у Лизы прошла холодная волна. Она не моргая, смотрела на незнакомца снизу вверх. Девушка не сразу заметила, что открыла рот от удивления и, наверняка, выглядела как умалишенная.

— Ты кто такая? Что делаешь здесь, убогая? — обратился к Лизе неизвестный.

— Я не убогая! — ответила Лиза первое, что пришло ей в голову. — Я ищу Ронана, короля Дарсала. Можете мне указать дорогу?

— Шустрая какая, короля ей подавай. Сначала развлечешь моих воинов, а потом может я и укажу тебе путь, — рассмеялся мужчина, оголяя белоснежные клыки. Одним движением он закинул девушку на плечо и двинулся в ту же сторону, куда направлялась она.

— Отпусти меня, скотина! Да что вы за люди тут такие? — в ужасе Лиза молотила незнакомца кулаками по спине и дрыгала ногами в попытке выскользнуть из его хватки.

— Люди? Ты сказала люди? — он снова рассмеялся. — Нет здесь никаких людей и отродясь не было, мы про них только в сказках читали. Я — сакр, и все здесь сакры такие же, как я. А теперь лежи смирно, убогая, я не ем таких, как ты.

Теперь Лиза испугалась по-настоящему. Сможет ли выйти из комы человек, которого съели, или вернуться в отправную точку? Патрик ничего не говорил об этом своей подопечной. Хотя здоровяк и обещал не есть ее, но можно ли ему верить, Лиза не знала. Как не знала и имени того, на чьем плече висело ее хрупкое тело.

Здоровяк не особенно заботился о комфорте Лизы. При каждом его шаге тело девушки подпрыгивало и в ее ребра все сильнее впивалось плечо незнакомца. Дорога заняла не больше часа, но и этого времени хватило, чтобы тело девушки затекло и болело. Здоровяк обхватил ее талию двумя ладонями и аккуратно спустил на землю, как будто весила она не больше кошки. Лиза огляделась, стараясь оценить уровень угрозы. Вокруг были маленькие палатки, несколько шатров и костры. Детально осмотреть местность было сложно, уже порядком стемнело. Лизу немного потряхивало от холода и страха. Сакр заметил это и накинул на плечи девушки толстую белую шкуру.

— Не бойся, я пошутил на счет воинов. Или нет. Я еще не решил, — оскалился здоровяк. — Уже поздно. Переночуешь в моем шатре, а завтра я решу, что с тобой делать.

— Я хочу пить, — попросила Лиза.

— Хорошо, — кивнул мужчина и подтолкнул девушку в сторону центрального шатра.

Чем глубже в лагерь они заходили, тем больше сакров встречалось на их пути. Здесь были одни мужчины. Они вылазили из своих палаток и с любопытством разглядывали девушку, но ничего не говорили. Исподлобья, незаметно Лиза тоже разглядывала их. Они все, как братья, были похожи на здоровяка, разве чуть поменьше. “Этот видимо акселерат. Бройлер”, — Лиза улыбнулась своему остроумию.

У входа в шатер они остановились, и сакр обернулся к своим.

— Принесите еду и напитки, — буркнул он и толкнул Лизу внутрь.

Внутри круглое помещение освещалось несколькими керосиновыми лампами. В центре шатра находился топчан, по периметру стояли несколько деревянных сундуков, отделанных бронзой, а также кучи деревянных ящиков и мешков. Шатер больше напоминал склад, чем жилище.

— Что это за место? — Лиза обернулась к сакру.

— Я не должен тебе говорить. Вдруг ты шпионка? — он самодовольно улыбнулся. — Хотя, ты все равно отсюда не выйдешь, могу и сказать. Это военный лагерь. Точнее разведывательный пункт, отсюда удобнее всего совершать вылазки и следить за врагом. Грядет война, — сакр задумчиво потер свою рыжую бороду, но его размышления прервало покашливание у входа в шатер. Внутрь зашел мужчина, на вид значительно старше нового знакомого Лизы. Он молча поставил поднос с яствами на сундук и направился к выходу.

— Спасибо, — буркнул ему в след сакр.

— Доброй ночи, господин, — отозвался тот.

Лиза задумалась, почему этот мужчина назвал здоровяка господином? Он что какой-то военный начальник или титулованный человек, то есть сакр? Какая у них тут вообще иерархия? Пока Лиза размышляла над вопросами, ответов на которые у нее не было, хозяин апартаментов налил из кувшина воду в бокал и сунул ей под нос.

— Держи!

— Спасибо, — Лиза взяла в руки бокал и поразилась его красоте. Бокал был сделан из хрусталя и обрамлен тонкими вензелями серебра, его ножку украшали изумруды и рубины. Завораживающее сочетание форм и цветов. Она сделала несколько глотков и, утолив жажду, решила утолить и свое любопытство.

— Почему этот человек, прости, сакр назвал тебя господином? — спохватившись, исправилась Лиза.

— Потому что я его господин. Что за глупые вопросы? — огрызнулся мужчина.

— Эм-м… — Лиза поняла, что ее собеседник не очень разговорчив, но отступать не хотела. — Ты предводитель этой армии или что-то вроде того?

— Что-то вроде того, — нехотя ответил сакр. Плохо дело.

— А как тебя зовут? — не унималась Лиза.

— Зови меня господином, как все, — сакр отвернулся и сделал вид, что рассматривает рисунок на стене шатра.

— У тебя, что язык отвалится, если будешь отвечать нормально на вопросы? — начала злиться Лиза.

— А ты смешная, у сакров не отваливаются языки. А что у людей так бывает? — усмехнулся он.

— Постоянно, — сквозь зубы ответила Лиза.

— Тогда почему же твой острый язык до сих пор не отвалился? — съязвил сакр.

— Чем острее язык, тем крепче держится.

— Занимательно, — безразлично ответил сакр.

— Тебе самому разве не интересно узнать мое имя? — Лиза сверлила взглядом спину мужчины.

— Не особо. Но если тебе хочется, то можешь представиться, — мужчина обернулся и посмотрел на девушку, будто впервые увидел ее.

— Теперь не хочется, — с обидой произнесла Лиза.

— Эй, ты чего? Ну ладно, как тебя зовут? — сделал одолжение здоровяк.

— Меня зовут Лиза, — с улыбкой ответила девушка. Ей показалось, что лед начал таять.

— Странное имя, почти как лиса. Ты даже похожа на лису. Я буду звать тебя лисой.

— Хорошо. Я представилась, теперь твоя очередь.

— Мое имя — Ронан, но все зовут меня господином, — бесстрастно ответил сакр, а Лиза потеряла дар речи. Рот девушки открылся от удивления. Она потеряла счет времени, пока в ее голове складывались формулы. Мысли мелькали с сумасшедшей скоростью, но ни одной стоящей так и не появилось.

— То есть, ты и есть король Дарсала? — решила уточнить Лиза, во избежание ошибки.

— Да, — скучающе ответил Ронан. — Хватит болтать, девчонка, ешь свою пищу и ложись спать, — настроение короля резко изменилось, и он покинул шатер. Лиза была смертельно голодна и валилась с ног, поэтому с удовольствием подчинилась. Закончив с трапезой, девушка легла на топчан и накрылась шкурой с головой. Шкура впитала себя запах Ронана, теперь и сама Лиза впервые пахла мужчиной.

Глава 5

Проснувшись утром, Лиза поняла, что она все еще одна в шатре. Снаружи было слишком тихо, свет сквозь плотные стены шатра не проникал, девушка решила, что еще рано. Она потянулась, обняла шкуру и легла поудобнее. На мягких подушках в тепле лежать было значительно удобнее, чем на твердой сырой земле. Еще минут десять Лиза пролеживала бока, а затем собралась проверить, что происходит снаружи и почему так тихо. Ведь вчера здесь было полсотни сакров.

Девушка поднялась с топчана, выпила стакан воды и выглянула из шатра. Солнце было уже высоко, но на улице ни души, сакры будто испарились. Лиза вышла и прошлась по лагерю, но так никого не нашла. Она заглянула в палатки, тоже пусто. Уже на обратном пути к своей временной обители, она решила проверить соседний шатер. Там спала обнаженная девушку, судя по внешности, тоже из сакров. Единственными отличиями были: отсутствие крыльев на ее спине и цвет волос, они были русыми. Несколько минут Лиза стояла и пялилась на нее, размышляя, стоит ли разбудить девушку. Впрочем, делать этого не пришлось, она проснулась сама и вскрикнула, увидев незваную гостью.

— Какого черта приперлась, потаскуха? — злобно спросила она.

«Вот так здрасти!» — подумала Лиза, но ответила иначе. — Прошу прощения за то, что разбудила. Зачем же так грубо?

— Думаешь, что ты самая умная? В доверие ко мне решила втереться? — продолжала источать яд обнаженная собеседница.

— Я действительно считаю себя умной. Но зачем мне ваше доверие? — Лиза пожала плечами.

— Не прикидывайся дурочкой, я знаю, что у тебя на уме! — уровень децибелов в ее голосе повысился.

«Откуда она знает?» — подумала Лиза, но ответила, — и что же у меня на уме по-вашему?

— Ты хочешь залезть в постель к моему Рону, — ревниво заявила она.

«А вот это уже интересно!» — вслух же она произнесла другое. — И зачем мне это?

— Деньги, власть, секс, — незамедлительно ответила девушка.

— По себе судите? — Лиза устала от ее дерзости.

— Он любит меня, а ты очередная подстилка. Ты вообще не в его вкусе. Не просто так он ушел из своего шатра ко мне, — самодовольно заявила незнакомка.

«Так вот куда он ушел», — подумала Лиза.

— И вообще, ты не продержишься тут больше двух ночей, уверяю тебя. А теперь пошла вон отсюда, убогая! — взвизгнула новая знакомая.

Лиза молча вышла из ее шатра и побрела обратно. “Так, что мы имеем? Первое — короля Дарсала нельзя назвать красавчиком, да и милым, к сожалению, тоже. Второе — у него уже есть кто-то. Нужно было поинтересоваться, кем она ему приходится. Может вернуться? Нет, в другой раз. Она явно не в духе. Третье — я не в его вкусе. Ни один из этих фактов не приближает меня к цели. Нужно выяснить, что ему нравится, и постараться втереться в доверие”, — начала размышлять Лиза. — “Наверняка, эта девица хорошо знает Ронана, раз он наведывается к ней по ночам. И она разгуливала нагишом по шатру, значит ему такое нравится. Отлично. Пойду в шатер и буду там голой ждать его возвращения”.

Девушка вернулась в свое временное жилище и перекусила остатками еды на подносе. Раздевшись, она улеглась на топчан и стала ждать. Успела уснуть и проснуться. Затем прошел еще час, но никто так и не появился. От скуки Лиза снова задремала, а проснулась от утробного рыка. Она было испугалась, что в шатер забрались дикие звери, но, открыв глаза, увидела на пороге Ронана.

— Какого хрена? — рычал король. — Быстро одевайся. На тебя смотреть тошно, убогая!

— И тебе привет, — обиженно ответила Лиза.

— Ты что задумала? Хочешь отправиться на потеху моим воинам? — продолжал угрожающе рычать Ронан.

— Рон… — Лиза попыталась успокоить его.

— Не смей меня так называть! — он крикнул так, что девушка вздрогнула. — Только близкие могут обращаться ко мне по имени. Для тебя я — господин.

Лиза в жизни не испытывала такого унижения. Горячие немые слезы покатились щекам девушки, оставляя влажные дорожки. Она не понимала, что сделала не так. Не понимала, чем заслужила такую грубость. Неужели она и вправду убогая? Девушка прекрасно помнила свое отражение, может и не красавица, но хорошенькая. Или что, по меркам сакров, этого недостаточно? Лизе было обидно. Еще никто так не оскорблял ее. Плечи девушки задрожали, крупные слезы скатывались по щекам и падали на обнаженную грудь. Сквозь пелену слез она заметила голодный взгляд короля. “Что это? Он соврал, что я ему не нравлюсь? Зачем?” — не понимала Лиза. Во взгляде мужчины промелькнуло сожаление. Когда Лиза решила, что сейчас он извинится, король развернулся и вышел из шатра. Она снова осталась одна.

Немая истерика забрала все силы, поэтому через какое-то время Лиза забылась во сне. На сей раз, она оказалась во мраке Коматоза. Из темноты светились льдистые глаза Патрика.

— Не смей сдаваться. Это только начало. Я верю в тебя, Лиза, — наставник встряхнул девушку за плечи.

Лиза проснулась полной решимости все исправить. Безрассудная смелость не привела ее к должному результату, но кое-чему научила. Сейчас, оглядываясь назад, она понимала насколько глупо и жалко выглядела вчера. Еще и выставила себя не в лучшем свете. Теперь ей предстояло преодолеть еще один барьер — восстановление репутации. “Господи, ну почему я все время сначала делаю и только потом думаю?” — ругала себя Лиза.

Лиза решительно вышла из шатра, но лагерь оказался пуст. Лишь несколько сакров были заняты своими делами. Кто-то готовил на полевой кухне, кто-то охранял периметр. Девушка надеялась, что сможет поговорить с кем-то из них и передать сообщение королю. Это было единственной возможностью исправить ее ошибку. После того, что она учудила, сам он теперь вряд ли проявит инициативу в общении с ней. Если и проявит, то очень не скоро, а у Лизы каждая минута была на счету.

— Простите, — обратилась она к повару. — Могу я вам чем-нибудь помочь? Очень скучно сидеть в шатре без дела.

— А это ты? Наслышан, — беззлобно усмехнулся сакр. — Готовить-то умеешь?

— Чуть-чуть, но я быстро учусь, — заверила Лиза.

— Ну иди, помощница, будем готовить полевую кашу с уткой.

— Кашу я могу, — взбодрилась девушка.

За готовкой Лизе удалось получше узнать своего собеседника. Мужчину звали Идрис, до этого похода, он держал харчевню в Дарсале. Теперь там управлялась его жена. Сакр оказался разговорчивым. Он был наслышан о Лизе от той девушки из соседнего шатра, но не принял ее слова всерьез. А слова были не самыми лестными. Сакр сослался на то, что он слишком стар, чтобы верить сплетням. Закончив со своей частью будущего ужина, Лиза решилась попросить Идриса об услуге.

— Не могли бы вы передать господину, что мне нужно поговорить с ним? Это важно, — от волнения Лиза теребила подол рубахи.

— Передам, с меня не станется, — улыбнулся сакр.

Поблагодарив своего нового знакомого, девушка вернулась в шатер. Теперь она точно знала, что не все сакры одинаково грубы и бескомпромиссны. Это обстоятельство не могло не радовать ее. Значит шанс исправить незадавшееся знакомство с Ронаном все же был.

Лиза усердно гипнотизировала занавесь шатра, ожидая, когда она откроется и впустит Ронана. Девушка ждала, но страшилась этой встречи. Одновременно ей хотелось исправить мнение короля о себе и никогда больше его не встречать. Эти противоречивые чувства пугали девушку сильнее, чем предстоящая встреча.

— Мне сказали, ты просила о встрече, — вместо приветствия, входя, сказал король. — У тебя пять минут, после чего я уйду.

— Что ж, пять минут лучше, чем ничего. Я хотела извиниться за вчерашний инцидент. Я не знаю, что на меня нашло. Ты, наверное, подумал…

— Не льсти себе, я вообще не думал о тебе, — перебил ее Ронан.

— О… Хорошо, наверное… — неуверенно ответила Лиза. — Мне хотелось бы исправить мою ошибку. Можем мы начать сначала?

— Нам обоим это не нужно. Нет смысла начинать то, чему суждено закончится так и не начавшись, — в глазах Ронана мелькнуло сожаление.

— Ладно, но ты примешь мои извинения?

— Приму, если это поможет прекратить этот разговор.

Разговор, и впрямь, не клеился. Тишина мучительно затянулась.

— Если это все, то я пойду, — выдавил из себя король.

“Вот и поговорили” — Лиза сама не знала, чего ждала от этого разговора. Но то, что он состоялся, уже можно было считать успехом. Без криков, без ругани, на удивление спокойно.

Весь следующий день Лиза провела в гордом одиночестве, лишь ближе к вечеру на пороге появился гость. Девушка ожидала увидеть, кого угодно, но только не ее. Соседка Лизы пришла она для того, чтобы выразить свою обеспокоенность отсутствием визитов к ней короля. Она планировала застать здесь Ронана и учинить ему сцену ревности или обличить Лизу во всех грехах. Впрочем, узнав, что король больше не бывает в этом шатре она удовлетворенно хмыкнула, мотнула копной волос и скрылась за занавесью. Это было добрым знаком. Раз уж она отправилась на поиски Ронана, значит у нее он тоже не появлялся. Если король перестанет проявлять интерес к этой девушке, то у Лизы появится шанс. Мизерный, но все-таки шанс.

Повертев в голове эти мысли, Лиза решила подышать свежим воздухом, но прямо на выходе из шатра столкнулась с входящим в него королем.

— Ой, п-прости, — от неожиданности заикнулась девушка.

— Ты не виновата. Я не должен был приходить. Извини, — Ронан начал разворачиваться, чтобы уйти.

— Постой, — Лиза поймала его за руку. — Давай прогуляемся, если ты не занят? Пожалуйста.

— Только недолго, — снисходительно ответил Ронан.

Они удалялись от лагеря по тропе вглубь леса. За несколько минут никто из них не обмолвился и словом. Тишина угнетала. Им обоим было неловко в присутствии друг друга. Никто из них не знал, о чем говорить и стоит ли вообще заводить беседу.

— Не мог бы ты немного рассказать о своем мире? Я ведь ничего не знаю о месте, где оказалась, — решилась Лиза.

— Мир как мир. Такой же, как все, — безразлично ответил Ронан.

— Не такой. Взять хотя бы отличия ваших рас. Вы и ури. Я никогда раньше не встречала таких, — настаивала Лиза.

— Послушай, я не доверяю тебе. Не хочу, чтобы ты знала лишнего, — честно признался Ронан

— Какая опасность может исходить от хрупкой девушки? Разве ты не видишь, что я одинока и напугана? — Лиза пыталась воззвать к здравому смыслу.

— Я вижу только то, что вижу. Ты заговариваешь мне зубы, пытаешься втереться в доверие. А вот твои мотивы мне не ясны.

— Одиночество — мой мотив. Я совсем одна в этом мире. Человек — существо социальное. Нам важно быть частью общества, — попыталась объяснить Лиза.

— Что это? Манипуляция? — Ронан отказывался верить в чистоту намерений девушки.

— Боже, с тобой невозможно разговаривать, — развернувшись, Лиза пошла обратно к шатру. Уже у самого входа она с сожалением обнаружила, что никто даже не пытался ее догнать.

Усталость и разочарование стали постоянными спутниками Лизы. “Ну почему у меня ничего не выходит? Что я должна сделать? Почему он такой непробиваемый? Сколько боли должен пережить сакр, чтобы чувство доверия напрочь атрофировалось у него?” — Лиза боялась, что никогда не получит ответы на эти вопросы.

Несколько раз Ронан появлялся на пороге временного пристанища Лизы, но быстро уходил. Чаще всего они разговаривали на повышенных тонах или же не разговаривали вовсе. Они не обсуждали дальнейшую судьбу девушки в лагере, но она каждый день искала к нему подход. Лиза пыталась быть милой, проявляя заботу и внимание. Она заводила беседы, в попытке узнать его лучше, но все ее усилия были тщетны. Если король и вступал в беседу, то упорно избегал зрительного контакта. Когда Лизе удавалось поймать его взгляд, он отворачивался и уходил в соседний шатер. Ронан оставлял ее наедине с отчаянием, которое усиливалось после каждой их встречи. Лиза прекрасно понимала, что если она не справится, то они оба погибнут. Вот только Ронан об этом не знал, а если бы узнал, то вряд ли бы поверил.

Однажды вечером, когда Лиза уже готовилась ко сну, занавесь шатра открылась. На пороге стоял Ронан, он выглядел уставшим, под глазами залегли широкие тени, будто он не спал несколько суток.

— Ты хотела знать о моем мире? — на выдохе спросил он.

— Да.

— Я расскажу, — король присел на топчан рядом со лежащей Лизой. — Нашему миру три тысячи лет. Разумных рас всего две, представителей обеих ты уже встречала. Судя по карте, которую я у тебя нашел, с географией ты уже знакома, — победно заявил он. Лизу возмутило то, что он рылся в ее вещах, но она предпочла избежать конфликта. — У каждой страны есть свое преимущество. У нас руда, у Катарды плодородные земли. Нынешние торговые отношения нас не устраивают. Вот и вся история.

— Спасибо, что рассказал мне, — Лиза была рада тому, что Ронан пошел на уступку, рассказав хотя бы малую часть того, о чем она просила.

— Ну все, я пошел, — король покинул шатер Лизы, оставив ее в недоумении.

После ухода короля, Лиза еще долго не могла уснуть. Она завадавалсь вопросом: “Неужели он приходил только для того, чтобы удовлетворить мою просьбу?” — слишком много новых эмоций свалилось на Лизу. Она в своих то разобраться не могла, чего уж говорить о чужих.

Глава 6

Лизу разбудили звонкие голоса птиц, которые, казалось, щебетали прямо под сводами шатра. Открыв глаза Лиза убедилась в том, что ошиблась. Рядом с ней вновь никого не оказалось, ни птиц, ни Ронана, ни любопытной соседки. Впрочем, отсутствие последней скорее радовало Лизу, чем огорчало. Несмотря на радостные перепевки птиц, настроение девушки стремилось к нулю. Она не понимала, что должна делать, как переломить ситуацию. Лизу тошнило от одной мысли, что ей снова придется выслушивать хамство в свой адрес. Она не заслуживала подобного отношения. Лиза вообще не сделала никому в этом мире ничего плохого. От воспоминаний о вчерашнем вечере к горлу девушки снова подступил ком. Вчера Ронан был на редкость груб с ней и снова обещал отдать девушку своим воинам. Лиза поклялась сама себе, что больше никогда не заплачет из-за этого сакра. Она не доставит ему такого удовольствия, чего бы это ей не стоило. И унижать себя больше не позволит. Пусть, она и чужая в этом мире, но цель ее пребывания здесь благая. Ей не нужно было добиваться чьего бы то ни было расположения, Лиза и так была достойна уважения.

С этой мыслью Лиза накинула свою больничную рубашку и вышла из шатра. Девушка долго блуждала вокруг лагеря, прислушивалась к шепоту листвы. Деревья будто старались утешить девушку и подбодрить, они одни были на ее стороне. Проходя по узким тропинкам, Лиза гладила стволы деревьев тонкими бледными пальцами, выражала им признательность. Свозь листву девушка увидела, как под солнечными лучами бликует озеро и направилась к нему. Подойдя к самой кромке воды, Лиза окунула босые пальцы ног, проверила температуру. Озеро оказалось довольно холодным, но это не остановило девушку. Она вошла в воду по пояс и остановилась, позволяя телу привыкнуть к прохладе. Когда девушка перестала дрожать, то нырнула и проплыла до середины. Она откинулась на спину и закрыла глаза. Лучи солнца пробивались свозь кроны высоких деревьев и дарили тепло. Тихая вода держала ее тело на поверхности, позволяла расслабиться и отпустить тяжелые мысли.

Треск сломанной ветки, донесшийся с берега, разрушил момент единения с природой. Лиза распахнула густые черные ресницы и резко повернулась в сторону звука. На берегу стоял крупный мужчина. Сильные графитовые крылья и рыжая шевелюра выдавали его происхождение. Хотя увидеть здесь кого-то кроме сакров было бы странно. Никто бы не рискнул соваться в их военный лагерь. С такого расстояния Лиза не могла разглядеть незваного гостя как следует. Она подплыла поближе и поняла, что это не король. Этот парень выглядел моложе и дружелюбнее. Он смотрел на девушку с любопытством и улыбкой. Не подумав о том, как будет выглядеть, Лиза вышла из воды. Намокшая белая ткань рубашки плотно облепила тело девушки, не оставляя места для воображения. Глаза сакра заблестели, щеки залились румянцем, и он опустил взгляд в землю.

— Прости, я не хотел тебя смущать, — извинился незнакомец и протянул девушке полотенце. — Вот, держи. Я тоже пришел сюда искупаться.

— Спасибо, — Лиза приняла полотенце из его рук и обернула вокруг себя, прямо поверх рубашки.

— Как тебя зовут? — поинтересовался он.

— Лиза. А тебя?

— Эдрик, но друзья зовут меня Эд, — парень лучезарно улыбнулся, оголяя клыки.

Только сейчас Лиза заметила, насколько красивым был этот сакр. Такой же огромный и мускулистый, как остальные сакры, но с более мягкими и правильными чертами лица. Его смуглую кожу оттеняли невероятного цвета глаза. Они были аметистовыми с черными вкрапления. Лиза неотрывно смотрела в его глаза, представляя, что смотрит в космос. Перед ней гаснут звезды и рождаются новые, пролетают метеориты и разрывают полотна млечных путей.

— Очень приятно, Эд, — Лиза вырвалась из плена его глаз и улыбнулась. Она протянула Эду холодную и влажную руку.

— И мне, — парень ответил на рукопожатие, тепло его кожи окутало и согрело Лизу.

— Расскажи о себе, — Лиза присела на песок и похлопала по земле рядом с собой, приглашая парня сесть рядом.

— Хм, — Эд опустился на песок рядом девушкой, не нарушая личных границ. — Я воин армии Дарсала, мне двадцать лет. Мои родители врачи. Я учился на инженера, когда король призвал всех в военный поход. Сейчас мы в лагере разведки, отсюда удобнее всего отслеживать действия противника и готовить стратегию боя. Подожди, а почему ты спросила? Ты случаем не шпионка? — парень вопросительно поднял бровь.

— Вовремя спросил, — заливисто рассмеялась Лиза. — Нет, я не шпионка. Я бы ни за что не подставила такого милого сакра.

— Ты считаешь меня милым? — Эд снова залился румянцем.

— Это правда, я уже давно в лагере и таких, как ты еще не встречала.

— Ты тоже мне нравишься, — выпалил Эд и сжал губы, ожидая реакции девушки.

— Спасибо, мне очень приятно, — Лизе и вправду было легко и приятно общаться с ним. Особенно на контрасте со вчерашней беседой с королем.

— Лиза, расскажи о себе? — Эд с искренним интересом смотрел на девушку.

Больше всего на свете в эту минуту Лизе хотелось поделиться с ним своей историей, но она не могла быть уверена в том, что парень не помешает ее миссии. Каким бы хорошим ей ни казался Эд, прежде всего он был сакром и подданным своего короля. Учитывая риски, Лиза решила ограничиться полуправдой.

— Как ты мог заметить, я не местная. Я человек. Мои родители умерли, когда я была маленькой. С тех пор я совсем одна, — поделилась Лиза.

— Человек? — на лице Эда застыло изумление. — Но как ты здесь оказалась?

— Я не знаю, — Лизе пришлось соврать. — Я потеряла сознание, а пришла в себя уже здесь.

— Удивительно. Никогда раньше не встречал человека.

— И я никогда не встречала сакров, до недавнего времени, — ободряюще улыбнулась Лиза.

— Слушай, мне неудобно спрашивать об этом, но ты мне нравишься… Ты из этих? — замялся сакр. — Наложниц?

— О боже, нет, — Лиза лишь смутно помнила значение этого слова, но точно знала, что к ней это не относится.

— Просто, я видел, как господин привел тебя в лагерь и отвел в свой шатер, и ты все время проводила там. Прости, я не хотел тебя обидеть.

— Ты не обидел. Я не знаю почему, но ваш господин явно недолюбливает меня. Может ты знаешь? — Лиза надеялась, что с помощью Эда сможет понять причины холодности короля и исправить это.

— Догадываюсь, но я не уверен стоит ли говорить об этом, — Эд потупил взгляд.

— Расскажи, пожалуйста, — Лиза с надеждой взглянула на парня из-под ресниц.

— Ну хорошо, только это будет наш секрет, — Эд дождался, пока девушка кивнет в знак согласия, и продолжил. — Четыре года назад господин собирался жениться на принцессе Катарды, но она бросила его прямо перед алтарем, сбежав с его лучшим другом. С тех пор у него нет ни друзей, ни любимой женщины.

— Ладно, а я тут причем? И как же эта девица из соседнего шатра? — не понимала Лиза.

— Ты удивительно похожа на принцессу, не считая цвета твоих глаз и волос. Хотя, я бы сказал, что ты намного красивее, чем она. А что касается девицы из соседнего шатра, так Ярна обычная наложница. Господин ходит к ней справлять нужду, — Эд тяжело вздохнул.

— Справлять нужду? Прямо в шатре? — глаза Лизы округлились. Парень расхохотался.

— Я о другой нужде… Мужской нужде. Понимаешь?

— Да, теперь понимаю, — Лизе не хотелось развивать эту тему. Повисло неловкое молчание, которое продлилось несколько минут.

— Ярна — моя сестра. Ты не думай, она не плохая. Она с детства была влюблена в короля. Увязалась за ним, как бродячая кошка. Никого вокруг не замечала, хотя к ней постоянно ходили свататься. Оно и не удивительно, такая красавица, — грустно улыбнулся Эд. — Когда она узнала о помолвке короля, хотела наесться гроти, да родители ее остановили. Разрыв помолвки вновь вселил в нее надежду. Время шло, а господин в упор не видел в ней женщину. Отчаявшись окончательно, после одного из застолий, Ярна пришла к нему в спальню. Там ей удалось задержаться, вот только в сердце он ее так и не пустил.

— Вот почему она была так груба со мной, — предположила Лиза.

— Не суди ее строго. Она очень несчастна. Это страшная мука — быть нелюбимой тем, кто больше всего дорог твоему сердцу, — Эд встретился взглядом с Лизой, но она спешно отвела глаза в сторону лагеря.

— Наверное пора возвращаться, — неуверенно сказала Лиза. Ей было хорошо здесь, с ним. Эд был первым сакром, проявившим симпатию к ней. Впервые за все время, проведенное в лагере, Лиза не чувствовала себя одинокой. Она отчаянно хотела еще немного погреться в лучах доброты Эда, но понимала, что дружба с этим парнем может навредить миссии. Парень неохотно кивнул. Лиза начала подниматься на ноги, но поскользнулась на сырой траве и вывихнула ступню. — А-а-а… — девушка закричала от боли. Эд кинулся к ней и спас Лизу от падения.

— Покажи, — Эд усадил Лизу обратно и присел на колени у ее ног.

Парень принялся осторожно ощупывать стопы девушки. По ее телу легкая прошла дрожь, а к лицу прилила кровь. Реакция Лизы не укрылась от парня и по его лицу расплылась самодовольная ухмылка. Он и раньше прикасался к девушкам, но все те воспоминания меркли, когда Эд смотрел на Лизу. С первого взгляда он понял, что она особенная. Дело было даже не яркой внешности девушки. Эд кожей чувствовал свет, который она излучала, чистоту и доброту ее души. Если бы он верил в Патрона, то решил бы, что она его посланница. В местах, где бережные пальцы Эда касались Лизы, ее кожу пронзали мелкие электрические разряды. Ощупав ногу Лизы и убедившись, что перелома нет, парень поднялся с колен и подхватил девушку на руки.

— Что ты делаешь? — запротестовала Лиза.

— У тебя вывих. Тебе нельзя нагружать ногу. Я отнесу тебя в шатер, — заявил Эд тоном, не терпящим возражений.

— Спасибо, — неуверенно согласилась Лиза. Она не привыкла принимать заботу.

Одной рукой Лиза обхватила шею сакра, а другую положила на грудь. Ее влажные локоны разметались по плечам Эда. С полупрозрачной рубашки Лизы все еще капала вода. Теперь рубашка Эда тоже намокла так, что они оба могли чувствовать тепло тел друг друга. Границы между ними почти стерлись. Эд держал девушку очень бережно, на деле он не позволял себе ничего лишнего, но в мыслях он срывал с нее мокрую одежду. Его сердце отбивало безумный ритм прямо под ладонью Лизы. Ей стало неловко, она решила, что Эду, должно быть, тяжело нести ее. Когда сакр с девушкой вошли в лагерь, их встретили десятки удивленных взглядов и проводили до самого шатра. Эд наклонился и внес Лизу внутрь.

Внутри их уже ждали.

— Что здесь происходит? — спокойно спросил Ронан, но пылающие гневом глаза выдавали его настоящие эмоции. Эд с Лизой переглянулись, решая кто из них ответит на этот вопрос. — Я жду! — голос короля прозвучал грубее.

— Лиза подвернула ногу, и я помог ей добраться до шатра, — ответил Эд, продолжая держать Лизу на руках.

— Помог? — на лице Ронана появилась злая усмешка.

— Да, — коротко ответил Эд.

— Так может поставишь ее на ноги и не будешь продолжать испытывать мое терпение? — сквозь зубы прошипел король.

— Простите, господин. Я растерялся, увидев вас, — Эд извиняясь посмотрел на Лизу и опустил ее на пол.

— Спасибо, — одними губами прошептала Лиза.

— Можешь идти, Эд, — тон короля не терпел возражений, поэтому парень кивнул и вышел из шатра. После того как штора закрылась, Ронан повернулся к девушке. — Что ты себе позволяешь?

— Что я себе позволяю? — не понимая сути претензии, переспросила Лиза.

— Собираешься путаться с каждым моим воином? — взревел король.

— Я ни с кем не путаюсь и не собираюсь. Эд просто помог мне, больше мне добавить нечего, — Лизе было неприятно выслушивать беспочвенные упреки. Кроме того, она вообще не понимала, на каком основании король предъявляет ей претензии. — Может объяснишь, чем вызвана твоя реакция?

— Я не должен перед тобой отчитываться! — отрезал Ронан.

— И я не должна, но почему-то ответила, — Лиза пожала плечами.

— Ты должна! Я твой король, а ты моя… — Ронан не закончил предложение.

— Продолжай. Твоя кто? — Лизе было интересно, что он скажет.

— Никто, ты — никто, — произнес король и отвернулся.

— Что ж, славно поговорили, — сложившаяся ситуация начинала веселить Лизу. Благодаря Эду, она понимала, что король неравнодушен к ней. Это не могло не радовать девушку, но проблема была в другом. Она не привыкла ни подчиняться и ни терпеть грубости. — Может обозначим правила моего пребывания здесь, чтобы избежать всплесков эмоций?

Ответом ей стал лишь испепеляющий взгляд короля. Лиза устала мяться у порога. Нога постоянно ныла, и девушка не могла на нее долго опираться, поэтому прихрамывая она направилась в сторону топчана, на котором восседал Ронан. Лиза шла очень медленно, превозмогая боль в голеностопном суставе. Ей даже казалось, что нога вот-вот хрустнет и сломается, при малейшем неловком движении. На полпути Лиза встретилась с сочувствующим взглядом короля, но он даже не подумал о том, чтобы подняться и помочь девушке. С трудом преодолев десять метров, Лиза присела на край топчана в нескольких сантиметрах от сакра.

— Я пленница здесь? — Лиза посмотрела в его глаза, ожидая ответа.

— Нет.

— Получается, я имею право выходить из шатра, покидать территорию лагеря и общаться с другими сакрами. Верно?

— Нет.

— Хорошо, тогда какие у меня есть права? — Лиза продолжала настаивать на ответах.

— Ты можешь быть здесь, — тихо ответил король, и чуть подумав добавил. — Со мной.

— Но тебя почти никогда нет. А когда ты приходишь, то злишься на меня и уходишь снова. Я не понимаю, что делаю не так? — Лиза говорила спокойно и уверенно, надеясь на то, что он не закроется от нее. — Зачем я здесь?

— Я не знаю, что тебе ответить, — Ронан опустил глаза, боясь признаться самому себе в том, что с появлением Лизы его сердце начало оттаивать. — Ты хочешь уйти?

— Мне некуда идти и нет, не хочу, — Лиза опустила голову. Она почти потеряла надежду на то, что сможет хотя бы подружиться с ним, но сегодняшняя вспышка. Что это было? Может ревность? Если мысль Лизы окажется верна, то у нее появился шанс. Девушка решилась на вопрос. — Я тебе нравлюсь?

— Нет, — ответил Ронан, но, подумав, он добавил. — Не знаю. Я не знаю, что чувствую. Мне нравится власть, нравится руководить армией, нравится биться на мечах, нравится плавать на закате и дрессировать птиц. А быть с тобой мне не нравится, это сложно. Ты упрямая и дерзкая, ведешь себя непоследовательно. Я не знаю, чего мне ждать от тебя. Ты раздражаешь меня безумно, но еще сильнее меня тянет к тебе, — Ронан резко повернулся к девушке и заглянул в ее темные как пропасть глаза.

— Прости, — извинилась Лиза. Король снова отвернулся. Он сделал вывод о том, что девушка извинилась за отсутствие взаимности к нему. В следующую секунду прохладная ладонь девушке легла на его разгоряченное плечо. — Ронан, — она попыталась повернуть мужчину к себе. — Прости за то, что вывожу тебя из равновесия. Я хотела лишь сблизиться с тобой.

— Сблизиться? — Ронан наконец поддался и повернулся к ней. — Да зачем тебе это? Я же нарочно веду себя с тобой как дикий?

— Я совсем одна здесь. Мне одиноко, я уже говорила тебе. Я думала, мы сможем стать друзьями. Что я должна сделать, чтобы ты поверил мне? — Лиза не могла рассказать всего.

— Ничего. Ты ничего не сможешь сделать. Проблема не в тебе, — вздохнул Ронан. — Расскажи мне о себе, — он решил исправить, казалось бы, навсегда испорченное начало.

Лиза рассказала ему о своем детстве, о зависимости матери, о своих детских мечтах, даже о Патрике, но его девушка представила своим другом. Ей пришлось солгать, ведь она не могла говорить о миссии с ним, как и о ее последствиях.

— Мне очень жаль, — посочувствовал Ронан. — Я тоже рано потерял отца, мне не хватает его. Поэтому я и решил закончить его дело и присоединить земли Катарды. Хотя, если быть честным, не только поэтому.

Ронан поделился историей своей несостоявшейся личной жизни. Он должен был жениться на принцессе Катарды,это укрепило бы союз двух государств. Тогда, Ронан считал себя счастливчиком, большая редкость для правителя жениться на той, кого любишь. Чаще всего в их мире заключались политические браки, которые приносят больше пользы, чем счастья. Ронан был настолько окрылен происходящим, что не заметил того, что происходило прямо под его носом. В стенах его замка. Между его невестой и лучшим другом. Наверное, именно тогда Ронан разучился доверять.

Поздним вечером король пришел в спальню невесты, чтобы пожелать спокойной ночи и подарить ожерелье из драконьего глаза, передающегося из поколения в поколение в его семье. В спальне ее не оказалось, и Ронан направился в гостевой дом, где жил его друг Рурк. Король хотел обсудить с ним налаживание торговли между соседствующими странами. Дарсал владел прекрасными месторождениями, а соседи славятся плодородностью земель и скотоводством. Вдохновленный новыми перспективами, ожидая заручиться поддержкой друга, Ронан преодолел парковую дорожку и вошел в дверь гостевого дома без стука. Дружба длинною в жизнь порой освобождает от соблюдения норм дворцового этикета.

Дверь отворилась бесшумно, ничем не выдавая присутствия короля. В освещенной одним камином комнате Ронан увидел обнаженные тела двух самых близких ему друзей. Их сплетенные тени танцевали на стене. Гордость не позволила королю устроить скандал, он тихо вышел из этого дома и навсегда вычеркнул этих двоих из своей жизни.

Уже на следующий день Ронан выслал обоих из страны и разорвал все дипломатические отношения с Катардой. Теперь он не мог спать спокойно, зная, как счастливы те, кто разбил его сердце.

— Я разрушу их жизни так же, как они разрушили мою надежду на счастье, — закончил свой рассказ Ронан.

— Но ты еще можешь быть счастлив, — возразила Лиза. — Разве смерть твоих воинов и мирных жителей Катарды сделает тебя счастливее?

— Даже не пытайся меня переубедить, лиса. Я не отступлю. Слишком много времени потрачено на подготовку. Моя армия сильна, как никогда. Глупо упускать такую возможность. Сдадутся без боя — обойдемся без жертв. Судьба народа Катарды зависит только от их короля, — Ронан был непреклонен.

Глава 7

Ночь опустилась на лагерь. Своды шатра освещали несколько керосиновых ламп, отбрасывая тени танцующих языков пламени. В полумраке помещения лишь глаза Ронана сверкали изумрудами. В помещении повисла густая, объемная тишина. Впервые за долгое время Лизе с Ронаном было комфортно наедине друг с другом. Они оба боялись нарушить неловким словом это хрупкое перемирие. Ночная прохлада заволокла пространство, заставив плечи девушки вздрогнуть. Это движение не ускользнуло от глаз короля, повернувшись он укрыл ее плечи пледом. Девушка еще не понимала, что чувствует к нему, но ей была приятна эта забота. Лизе показалось, что пропасть, разделявшая их прежде, начала сокращаться и над ней появился хлипенький веревочный мост. Показалось.

— Мне пора, — чуть слышно произнес Ронан.

— Снова уходишь? — так же тихо спросила Лиза, но ответа так и не дождалась. Король, молча, поднялся с топчана и уже направился к выходу. Девушка не стала останавливать его. Она понимала куда, и зачем он идет. На долю секунды ее сердце предательски сжалось.

Еще несколько минут назад Лизе казалось, что этот день сблизил их, но Ронан вновь отвернулся от нее. Теперь она лучше стала понимать мотивы короля, Лиза даже начала сочувствовать ему. Достаточная ли это основа для любви, она не знала. Как и не знала способов заставить Ронана взглянуть на нее иначе. Лиза поймала себя на мысли, что хотела бы присвоить все его внимание себе, не оставить места мыслям о войне и той голой девице. Это было необходимо для успешного завершения ее миссии. Но только ли?

Мысли и сомнения терзали разум девушки, не давали заснуть. Она плотнее укуталась в плед и вышла из шатра. Миллиарды звезд смотрели на нее с ночного неба, они сплетались в созвездия, образуя сюжеты разных картин и сказок. Голова девушки кружилась от свежести воздуха или от того, что она долго стояла, запрокинув ее к небу. На миг ей показалось, что звезды погасли. Но разве такое возможно?

Огромное черное пятно двигалось по небу, все больше заслоняя собой звезды. Оно приближалось к лагерю. Несколько секунд спустя, Лизу оглушили хлопки огромных крыльев. Девушка оцепенела от страха. Ее ноги словно корнями вросли в землю. Боясь шелохнуться и привлечь к себе внимание, Лиза продолжала молча наблюдать за пятном. Оно рисовало круги над лагерем не меньше десяти минут, а затем начало удаляться. Как только пятно исчезло из виду, Лиза бросилась в шатер. Нырнув в топчан, она накрылась одеялом с головой, но еще долго не могла уснуть. Пытливый ум без устали подкидывал девушке все новые и новые гипотезы о происхождении этого пятна. Версии варьировались от летающей тарелки или дирижабля до огромной птицы. Лизе удалось уснуть лишь под утро, так и не найдя разумного объяснения тому, что она видела.

Истошные крики и ругань, доносившиеся с улицы, разбудили девушку. От недосыпа она едва могла сообразить, где находится. Все еще дезориентированная в пространстве, Лиза присела на топчане. Спустя секунду в шатер ворвались двое огромных сакров. Один из них за волосы стащил девушку с топчана и швырнул ко второму, который немедля скрутил ее руки за спиной и обвязал их веревкой.

— Ч-что п-происходит? — Лиза заикалась от страха и возмущения, но вместо ответа сакр вытолкал ее из шатра.

Глаза девушки ослепило зарево пожара. Весь лагерь был охвачен огненным кольцом. Сакры суетились, таская ведра с водой из озера и передавая друг другу. Они выливали воду в траву, но пламя не уменьшалось, будто землю облили горючим.

— Нужен песок, — тихо сказала Лиза, но громила ее услышал.

— Тащите песок! — крикнул он своим товарищам. — Ты это устроила? — спросил он, повернувшись к девушке.

— Нет. Меня разбудили ваши крики, — Лиза не понимала, почему ее подозревают в поджоге.

— Ладно, разберемся.

Сакры передавали по цепочке ведра с песком, дело пошло быстрее. Спустя час огонь был побежден. Он не успел нанести серьезного вреда, сгорели всего две палатки, которые находились ближе всего к очагу возгорания. Никто из сакров, к счастью, не пострадал. Лиза искала глазами Эда и Ронана, но ни одного из них не увидела. На плечи девушки опустились крупные горячие ладони. Она резко обернулась и встретилась с взволнованным взглядом Эда.

— Что происходит? — взгляд Эда опустился руки девушки. — Почему твои руки связаны?

— Этот громила решил, что я устроила пожар, — Лиза кивком указала на своего тюремщика.

— Почему он так решил? — Эд не убирал руки с плеч девушки.

— Спроси у него, — Лиза пожала плечами.

— Убери от нее руки, — раздался хриплый голос Ронана за спиной. Эд подчинился, но не отступил ни на шаг от девушки.

— Почему Лизу задержали? — обратился Эд к королю.

— Она была последней, кого видели дозорные в лагере ночью. Можешь идти, я сам разберусь, — практически прямым текстом Ронан велел Эду не лезть ни в свое дело. — В шатер! — скомандовал король, уже глядя на девушку.

Лиза обреченно опустила голову и вошла в шатер. Она ожидала, что сейчас начнутся нападки, но король сумел ее удивить. Он достал из ножен клинок и разрезал веревки.

— Я знаю, что ты не могла поджечь лагерь, — сказал он, объясняя свои действия. — Ты единственная чужачка здесь, поэтому все подумали на тебя.

— Конечно, это не я. Но как ты понял, что я не причастна к пожару? — поинтересовалась Лиза.

— В лагере нет и никогда не было столько горючего, чтобы устроить поджог, да и запасы его не уменьшились, — ответил Ронан.

— Ты знаешь, кто это сделал?

— Нет, — коротко ответил он и добавил. — Но узнаю. Ты заметила, что-то подозрительное, когда выходила ночью из шатра?

— Вообще-то, заметила… — Лиза замолчала, сомневаясь стоит ли продолжать. — Ты, наверное, решишь, что я сумасшедшая.

— Я и раньше так думал, не томи, — впервые за время их знакомства пошутил Ронан.

— Я ведь и обидеться могу, — ответила Лиза, но решила перейти к делу. — Мне не спалось, и я вышла из шатра, чтобы подышать свежим воздухом. Я долго смотрела в небо и заметила большое черное пятно, которое кружило над лагерем. Я испугалась и вернулась в шатер, потом еще долго не могла уснуть, но больше ничего не слышала. Я так и не смогла понять, что это было.

— Зато, я все понял. Правда, я считал его легендой. Это Фабул, покровитель Коматоза. Если быть точнее, дракон. Разумное существо, которое оберегает народы Коматоза от войн, голода и мора. Он подчиняется только Патрону. Это может усложнить мне задачу, — пояснил Ронан, но у Лизы сложилось впечатление, что король говорил сам с собой, потому что она не поняла ни слова.

— Можешь объяснить по-людски? Что такое Патрон? Откуда дракон и что ему нужно? Он опасен? — сыпала вопросами девушка.

— Отвечаю по порядку. По-людски не умею, объясню по-своему. Патрон — создатель Коматоза. Он создал этот мир и всех его обитателей, почти как ваш Бог. Только Патрон не отходил от дел, он постоянно вмешивается в судьбы народов, дергая нас за ниточки, как марионеток, — Ронан перевел дыхание. — Дракон опасен только для агрессоров, то есть для нас. Сейчас он не собирался причинять вреда, это было предупреждение. Но если мы не отступим, то он попытается нас остановить. Патрон не приемлет кровопролитий. В прошлой войне он наказал агрессоров чумой без прелюдий, в этот раз он решил дать шанс на отступление.

— Может, стоит воспользоваться этим шансом? — спросила Лиза голосом полным надежды.

— Мне нужно все обдумать, — Ронан поднялся с топчана и направился к выходу.

— Постой, — окликнула его Лиза. — Не уходи. Мне страшно.

— Я скоро вернусь и принесу еду. Ты ничего не ела со вчерашнего дня, — Ронан вышел, а девушка вздохнула с облегчением.

Лиза боялась, что он снова уйдет и оставит ее одну. Сложно привыкнуть к одиночеству, когда ты совсем одна, но еще сложнее быть одинокой среди сотен людей, которые и не люди вовсе. Лиза была чужой не только в этом мире, но и в своем тоже. Она чувствовала себя бумажным корабликом в ручье. Она не властна над течением своей жизни, у нее нет ни парусов, ни весел, ни якорей. Лизу несет поток. “Наверное, я тоже марионетка Коматоза”, — с горечью подумала Лиза.

Ронан, как и обещал, не заставил себя долго ждать. Спустя несколько минут он появился на пороге с подносом в руках, на котором красовались графин с темной красной жидкостью и какая-то птица. Король поставил поднос на топчан рядом с девушкой.

— Это утка и тутовинка. Ты любишь такое? — спросил он.

— Что это такое? Знакомое слово, — поинтересовалась Лиза.

— Тутовинка — это вино из шелковицы. Попробуй, — Ронан наполнил бокал и протянул девушке.

— М-м-м… — Лиза сделала маленький глоток и сладость ягод разлилась по ее языку, пробуждая рецепторы. — Как вкусно. Ты не поверишь, но я никогда раньше не пила вино, — девушка улыбнулась и сделала еще один короткий глоток.

— Правда? Сколько же тебе лет? — искренне удивился король.

— Восемнадцать.

— Я рад, что стал тем, кто открыл для тебя мир вина. Его приятнее всего пить в правильной компании. Надеюсь, ты не против моей компании?

— Нет, я рада, что ты не ушел, — тихо сказала Лиза, смутившись от своего откровения.

— Вот, держи, — пальцами отломив утиную ногу, Ронан протянул ее девушке.

— Спасибо, — Лиза приняла пищу из его рук, и по ее пальцам потекли струйки утиного жира вперемешку с медовым маринадом. Она поднесла пальцы к губам и облизала их.

Лиза подняла глаза и встретилась с голодным взгляд короля, направленным на ее губы. Он сглотнул и отвел взгляд, но его сердце билось так громко, что его стук эхом разносился по шатру. Теперь его сердцебиение больше напоминало барабанный бой. Ронан потянулся рукой к лицу девушки и провел пальцем по ее нижней губе от одного уголка к другому, стирая сок. Этот жест отозвался в теле девушки теплой волной, которая заполнила собой каждый его сантиметр. Лиза смотрела на свое отражение в изумрудно-зеленых глазах Ронана и теряла себя. Сакр отнял свою ладонь от ее лица, чем вырвал девушку из оцепенения.

— Прости, я должен уйти, — хриплым голосом произнес Ронан. Лиза читала в его глазах сопротивление, король не хотел уходить, как и она не хотела отпускать его.

— Нет, пожалуйста, останься, — Лиза положила свою ладонь на его руку, сдерживающим жестом.

— Зачем я тебе? — вздохнув, спросил Ронан.

Лиза глубоко задумалась. Только сейчас она начала осознавать, что рядом с Ронаном она совершенно забывает о настоящей цели своего пребывания в Коматозе. Лиза думает о чем угодно, о том, как он смотрит на нее, что говорит, что делает, даже о его безупречном теле, но только не о миссии. Погрузившись в мысли, Лиза медлила с ответом и это промедление сыграло с ней злую шутку. Ронан высвободил свою руку и поднялся с топчана.

— Подожди! Что ты хочешь, чтобы я тебе ответила? Что ты мне нравишься? — Лиза злилась и на него, и на себя. — Но, ведь ты и сам не откровенничаешь со мной. У меня совсем нет опыта в таких делах. Ты вообще второй мужчина, кто заговорил со мной за всю мою сознательную жизнь. Меня никогда не привлекал ни один мужчина. Мне даже сравнить не с чем. Чего ты ждешь от меня? — на глаза навернулись слезы, и Лиза отвернулась, чтобы Ронан не увидел их.

Король не сдвинулся с места, лишь медленно развернулся к Лизе. Его сильные горячие руки сжали ее плечи. Ронан поднял девушку на ноги и притянул к своей груди. Его большие руки плотно прижимали Лизу к себе, даря теплоту и защиту. Рубашка Ронана была расстегнута так, что Лиза носом уткнулась в его грудь. Мшистый древесный запах его тела окутал девушку, он одурманивал и притягивал ее. Если бы только она могла, то прижалась бы к нему еще сильнее, но между ними не оставалось ни одного миллиметра.

Плечи Лизы все еще немного вздрагивали, когда она ответила на его объятие. Тонкие девичьи пальцы скользнули по его пояснице за спину. Она чувствовала, как напрягаются мышцы Ронана под ее прикосновениями. Лиза осторожно гладила спину мужчины, пока не уперлась пальцами в основание крыльев, они оказались теплыми и нежными на ощупь. Ронан вздрогнул. Он был намного выше Лизы, голова девушки едва доходила до его груди.

Сердце короля отбивало четкий ритм, успокаивало расшалившиеся нервы Лизы. В его объятиях девушка снова была жива, ни на грани, ни за ней, она была самой живой на свете. Лиза уткнулась носом в его грудь и жадно втянула его запах, стремясь навсегда запомнить его. Горячее дыхание коснулось кожи Ронана, и он издал тихий мучительный стон, но не отстранился. Сакр запустил руку в спутанные волосы Лизы и пропустил их сквозь пальцы, еще и еще. Шатер вдруг показался слишком тесным и девушка сильнее прижалась к Ронану.

Лиза подняла глаза на Ронана, он тоже смотрел нее. Его взгляд пропитанный нежностью и заботой обнимал девушку так же, как и его руки. Лиза боялась, что если отпустит его сейчас, то он тут же растворится как утренний сон. Она смотрела на него глазами полными надежды. Он же отвечал ей взглядом-обещанием.

Руки сами потянулись вверх. Лиза поднялась на цыпочки и обняла Ронана за шею. Одним легким движением он поднял девушку и усадил на свои бедра. Она сама потянулась к его губам. Когда их губы встретились, сакр нежно улыбнулся и ответил на поцелуй. Мягкие теплые губы сакра лишь слегка касались девушки, но дарили ей такую ласку, которой она не испытывала никогда. Лизу наполняла эйфория и ожидание неминуемого счастья. Она больше не понимала, где заканчиваются его губы и начинаются ее. Борода Ронана щекотала шею девушки, запуская по ее телу новую волну мурашек. Осмелев, Лиза запустила руку в волосы мужчины и сильнее прижалась к его губам. Боясь нарушить идиллию, они оба не смели сказать ни слова. В разговоре двух сердец, слова излишни.

Ронан опустил девушку на топчан и, убрав поднос, лег рядом. Он уложил голову Лизы к себе не грудь и гладил ее мягкие волосы, пропуская локоны сквозь пальцы, до тех пор, пока дыхание девушки не стало ровным.

Глава 8

Утром Лиза не увидела Ронана рядом с собой. На секунду девушка подумала, что это все приснилось ей, а потом она прикоснулась пальцами к губам. Они все еще помнили горячие жадные поцелуи Ронана. Сердце девушки кольнуло, она снова почувствовала себя одинокой. Лиза уже собиралась подняться с постели, когда король вошел в шатер.

— Доброе утро, лиса, — поздоровался Ронан.

— Доброе утро, эм-м-м… — ответила Лиза, не зная, как к нему обратиться.

— Можешь называть меня, как хочешь, даже Рон. Я не стану возражать, — улыбнулся он.

— Рон, — повторила Лиза. — Я думала, что ты снова ушел.

— Еще нет, но уйду. Мне нужно готовиться к войне, лиса. Прости, — ответил король.

— Зачем тебе эта война? Вам что не хватает своих земель? — Лиза искренне не понимала необходимости войн, ни этой, ни какой бы то ни было другой.

— Во-первых, мне нужны их плодородные земли, чтобы кормить свой народ. Во-вторых, я не могу простить унижения, которое пережил. Они должны заплатить за свое предательство. В-третьих, этого хотел мой отец. Я считаю, что этих причин вполне достаточно, чтобы развязать войну, — безапелляционным тоном закончил Ронан.

— Но, — Лиза вновь попыталась переубедить его.

— Никаких «но». Не стоит испытывать мое терпение, — Ронан протянул руку к лицу девушки и убрал за ухо выбившуюся прядь.

Еще вчера Лизе показалось, что его покинули мысли о войне, но нет. Это она забывала обо всем рядом с ним, он же прекрасно помнил о своей цели. Спустя полчаса Ронан, как и обещал, покинул лагерь вместе с группой других сакров.

По утрам Ронан со своей армией отправлялся в разведку, а вечером возвращался к Лизе. Еще несколько раз девушка пыталась отговорить его от войны, но все эти разговоры заканчивались одинаково. «Не лезь не в свое дело, лиса!» — говорил Ронан. Потом нежно целовал ее в нос, как ребенка, окружал заботой и вниманием. Порой, Лиза снова забывала о своей миссии и просто отдавалась моменту. Она наслаждалась каждой минутой, проведенной с ним. Еще никогда и никто не вызывал в Лизе такой неудержимой нежности, она буквально ее распирала изнутри и рвалась наружу.

Однажды Ронан рассказал Лизе о том, как познакомился с принцессой. Она была яркой, веселой, азартной, с ней было невероятно весело. За этой веселостью он не заметил ее увлечения другим мужчиной. Даже если и были какие-то предпосылки, то они скорее походили на шутку. Тем более, на тот момент он был еще неискушенным юнцом и наивно полагал, что влюбленность не может быть односторонней. И если он счастлив с принцессой, то и она непременно счастлива с ним. Очень больно, когда мечты и надежды разбиваются о суровую реальность. Больно всем. И наивной девчонке и мужественному сакру. Лиза бы хотела, чтобы этого разочарования никогда не случилось с ним, но она не в силах изменить прошлого. Лиза могла лишь постараться скрасить его настоящее, а если повезет, то и будущее.

Девушке отчаянно хотелось окутать Ронана своим теплом, одарить своим светом, отдать все, что у нее было. Лиза чувствовала, что это взаимно. Может, он не так ярко демонстрировал свои эмоции, но она все видела в его глазах. Когда он ловил восхищенный взгляд Лизы, она видела в его глазах страх. Отчаянный страх лишиться этого взгляда, не оправдать ее надежд. Лиза и сама боялась этого. Она не обманывалась на его счет, но в глубине ее души теплилась надежда, что Ронан откажется от войны, когда осознает насколько дорога ему Лиза. Ведь именно об этом говорил ей Патрик: “Вмешавшись в его судьбу, ты сможешь изменить ход событий”.

Наступил тридцать третий день миссии. Рано утром Ронан вновь покинул лагерь, а Лиза решила искупаться и прогуляться по лесу. Когда она вышла из шатра, солнце было уже высоко. Листья деревьев блестели после ночного дождя и отражали солнечные лучи, делая картину еще более волшебной. Легкий ветер качал ветви, создавая тысячи солнечных зайчиков. Лиза вдохнула полной грудью запах сырой земли, мха и хвои. Улыбка непроизвольно расплылась по ее лицу. “Как же здесь хорошо”, — думала Лиза. Тропинка, ведущая к озеру, была усыпана хвоей и мелкими шишками, которые шуршали под ногами. Пение птиц эхом раздавалось над озером. Девушка сняла сандалии, отложила их в сторону и шагнула в воду. Сделав несколько шагов, она с головой нырнула и доплыла до середины водоема. Прохладная вода быстро взбодрила Лизу. Она старалась грести быстрее, чтобы согреться. Как только тело привыкло к холоду, откинувшись на спину, девушка позволила воде держать свое тело. Она закрыла глаза и представила, что парит в невесомости. Ее тело было легким, а сознание чистым, будто Лиза только что появилась на свет. Солнце ласкало ее лицо, его лучи проскальзывали сквозь ресницы, не позволяя девушке окончательно погрузиться в себя.

Вода в озере разволновалась, Лиза распахнула глаза и поняла, что она больше не одна. От берега к ней приближалась рыжая голова сакра, торчащая из воды. Вскоре Лиза поняла, что это Эд.

— Привет. Разве ты не должен быть на разведке вместе с Ронаном? — поинтересовалась Лиза.

— Доброе утро. Не сегодня, — Эдрик приблизился к девушке почти вплотную. — Я давно не видел тебя. Как ты?

— Все хорошо, спасибо, — ответила Лиза с мечтательной улыбкой и блеском в глазах.

— Узнаю этот взгляд, — сочувствующе произнес Эд. — Такой же был у моей сестры, когда король позвал ее с нами в поход, — он сказал это не то с упреком, не то с сожалением.

— Ты упрекаешь меня? За что? — Лизе стало обидно.

— Я не упрекаю тебя. Ты хорошая, мне просто жаль сестру, — честно ответил Эд. — Разве не понимаешь, он наиграется с тобой так же, как с Ярной, а потом оставит одну или еще хуже, отдаст своим воинам.

— Ты ошибаешься. Ронан не такой, — Лиза искренне хотела его переубедить.

— Нет, это ты ошибаешься. Я знаю его гораздо дольше и могу сделать соответствующие выводы. Я не смог отговорить сестру, так может тебя смогу уберечь от ошибки, — взволнованно ответил Эд.

В попытке избежать этого разговора, Лиза молча поплыла в сторону берега, но Эд нагнал ее и поймал за руку.

— Лиза, послушай, его интересует только война. У него нет сердца, оно было разбито и ничто не сможет этого изменить. Он не может дать тебе то, что ты заслуживаешь, — продолжал настаивать Эд.

Вырвав свою руку из его хватки, Лиза вышла на берег, подобрала сандалии и побежала к шатру. Она не хотела слышать ничего из того, что Эд говорил ей. Девушка бежала по тропинке, крупные капли слетали с ее мокрого платья и волос, оставляя следы на земле.

Эд вслед за Лизой вбежал в шатер и упал перед ней на колени. Он обхватив талию девушки руками так, что она не могла пошевелиться.

— Отпусти меня! — испугалась его порыва Лиза.

— Нет! Лиза, выслушай меня. Он не может любить. А я могу. Я уже люблю тебя, слышишь? С первой нашей встречи, я все время думаю о тебе. Я не встречал никого красивее и добрее тебя, — глаза Эда светились фиолетовыми всполохами.

Лиза не успела ничего ответить прежде, чем на пороге возникла фигура Ронана. Она попыталась высвободиться из хватки Эда, но ей не хватало сил. Король покашлял, чтобы привлечь внимание Эда. Когда он обернулся, то побледнел, увидев Ронана.

— Убери от нее руки! — рычащим голосом произнес король и Эд оторвал от девушки свои руки, но так и остался стоять на коленях. — Теперь поднимись и выйди! — скомандовал Ронан. Ослушаться Эд не мог.

— Рон, позволь мне объяснить, — начала Лиза, но он перебил ее.

— Мне нужно побыть одному, — с этими словами он покинул шатер.

Уже смеркалось, но Ронан еще не вернулся. От волнения Лиза грызла ногти. Девушка боялась, что Рон решит, будто она предала его так же, как бывшая невеста. Она раз за разом прокручивала в голове мысль о том, как больно ему было застать их вот так. За своими душевными терзаниями Лиза не заметила, как наступила ночь. Ронан так и не вернулся к ней. “Что если он снова пошел к своей девице?” — Лиза боялась потерять то хрупкое чувство, которое зародилось в них. Ей хотелось кричать от отчаяния, но она решила бороться.

Девушка выбежала из своего шатра и стремительно направилась в соседний. Она боялась того, что могла увидеть там. Лиза заранее не готовила речь, да и морально она не была готова застать Рона с другой женщиной. Лиза понимала, что с Ярной короля связывало гораздо большее, чем с ней, но она ощущала его своим. Ворвавшись в шатер, Лиза увидела обнаженную спину Ярны, мелкие капельки пота блестели на ее смуглой коже. Она двигалась плавно, извиваясь словно в танце. Кровь отлила от лица Лизы, ее руки похолодели, и она схватилась за штору, чтобы не потерять сознание. Ткань с треском разорвалась, и девушка вместе с ней полетела на пол, чем и привлекла внимание к своей персоне.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Предисловие

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кома предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я