Окоп

  • Око́п — искусственное сооружение (укрепление), углубление в грунте, предназначенное для улучшения условий стрельбы и защиты военнослужащего, личного состава подразделения, вооружения и военной техники от поражения огня противника различными видами вооружения и предназначенное для стрельбы из него стрелковых войск (пехоты), пулемётов или артиллерии (орудий, миномётов).

    Окопы бывают стрелковые и артиллерийские (орудийные, миномётные). И как один из типов стрелкового окопа — пулемётное гнездо.

    Насыпь, присыпаемая с внутренней стороны к брустверу и подымающая орудие над горизонтом настолько, чтобы оно могло стрелять поверх бруствера, называется барбетом, а упомянутая прорезь — амбразурой.

    Окопная профиль укрепления — профиль редута, редана или других подобных укреплений, аналогичная полной профили стрелкового окопа с высотой бруствера 0,5 метра.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Транше́я (фр. Tranchée) — открытая выемка в грунте, как правило, трапециевидного сечения, и необходимой длины (от десятков метров до тысяч километров, при прокладке газо-нефтепроводов).
Огневой вал — артиллерийский тактический приём, широко используемый при непосредственной огневой поддержке наступающих войск. Заключается в создании и поддержании перед фронтом атакующих частей линии сплошной огневой завесы из разрывов артиллерийских снарядов, которая последовательно смещается вперед по мере развития наступления.
Положение «танк в окопе» — огневая позиция танка, при нахождении на которой во фронтальной зоне видимости находятся только ствол и лобовая часть башни танка, тогда как остальные его части полностью скрыты. По оперативно-тактическим нормативам скрытый таким образом танк соответствует трём-четырём танкам неукрытым .
Реду́т (фр. redoute от лат. reductus «удалённый, убежище») — отдельно стоящее укрепление сомкнутого вида, как правило (но не обязательно) земляное, с валом и рвом, предназначенное для круговой обороны от неприятеля (противника).
Долговре́менная огнева́я то́чка (ДОТ, дот, иногда «долговременная оборонительная точка») — отдельное малое капитальное фортификационное сооружение из прочных материалов, предназначенное для долговременной обороны и стрельбы различными огневыми средствами из защищённого помещения (боевого каземата).

Упоминания в литературе

Положение австро-венгерской армии было чрезвычайно тяжелым, но и русские войска также находились далеко не в блестящем состоянии. Они понесли большие потери, в результате которых сил армейского корпуса едва хватало для прикрытия фронта длиной в 30 км. Снарядный запас составлял только 200 выстрелов на орудие. Сильных резервов за тонкой линией русской обороны не было. Усугубляло положение и то, что части, привыкшие к победам, без особого внимания относились к укреплению собственных позиций, смотря, например, на колючую проволоку как на препятствие для своего будущего наступления, а не как на способ обороны. Сказывались и местные условия. Окопы в районе Горлице, на участке будущего прорыва, были отрыты «для стрельбы стоя со дна окопа». Углубить их не было возможности из-за высокого уровня грунтовых вод и мягкого лессового грунта.
По сведениям, которые приводит генерал Рендулич[120], передний край обороны 35-го ак представлял собой сплошную линию окопов глубиной по 1,5–2 м со ступеньками для стрелков. В 200–300 м от переднего края проходила вторая линия окопов, хотя она не везде была сплошной. За ней находилась сильно эшелонированная в глубину система отдельных опорных пунктов, часть которых была прикрыта проволочными заграждениями. Огневые позиции артиллерийских батарей оборудовались для ведения круговой обороны – с этой целью вокруг них отрывались стрелковые окопы и устраивались проволочные заграждения. В ряде мест устанавливались противотанковые мины. Основная масса батарей готовилась для стрельбы прямой наводкой по танкам на дистанции от 600 до 1000 м. Перед передним краем имелось сплошное проволочное заграждение шириной в три, а местами до 6 м. По обе стороны от него были поставлены противопехотные мины. Кроме того, значительная часть позиций прикрывалась противотанковыми минными полями. Оборону корпуса усиливали реки, по которым проходил его передний край. Левую половину фронта 34-й пд прикрывала Ока – широкая водная преграда с крутыми берегами. Остальная часть фронта 34-й дивизии, а также оборона 56-й и 262-й пехотных дивизий проходила по реке Зуше. Эту реку во многих местах можно было перейти вброд, однако благодаря своим крутым берегам и илистому дну она тоже была серьезным препятствием для танков. С другой стороны, сил для занятия всех подготовленных оборонительных позиций не хватало, поэтому на переднем крае войска распределялись по системе опорных пунктов, а тяжелое оружие, полевые и противотанковые батареи находились в глубине обороны.
Участок для танкового наступления был еще летом выбран начальником штаба Танкового корпуса полковником Фуллером. Район Камбрэ с выдающимся в сторону германцев фронтом располагал развитыми путями сообщения, местность здесь была ровная (разность высот не превышала 100 м) в целом вполне проходимая для танков. Серьезным препятствием мог оказаться только канал реки Шельды. На эти позиции немцы отошли в марте 1917 года и укрепили их достаточно сильно. Так, главная позиция глубиной 5–7 км состояла из 2–3 сплошных линий окопов, прикрытых во всю длину проволочными заграждениями шириной до 30 м. Имелись тут и прекрасно оборудованные оборонительные сооружения с хорошими секторами обстрела и многочисленные блиндажи. Крытые ходы сообщения гарантировали безопасность движения из одной траншеи в другую. Эта полоса обороны представляла собой лишь первую позицию.
Перекопский и Чонгарский перешейки и соединяющий их южный берег Сиваша представляли собой одну общую сеть заблаговременно возведенных укрепленных позиций, усиленных естественными и искусственными препятствиями и заграждениями. Начатые постройкой еще в период Добровольческой армии Деникина, позиции эти были с особенным вниманием и заботой усовершенствованы Врангелем. В сооружении их принимали участие как русские, так, по данным нашей разведки, и французские военные инженеры, использовавшие при постройках весь опыт империалистической войны. Бетонированные орудийные позиции, заграждения в несколько рядов, фланкирующие постройки и окопы, расположенные в тесной огневой связи, все это в одной общей системе создало укрепленную полосу, недоступную, казалось бы, для атаки открытой силой.
Новые пушечные бронеавтомобили хорошо зарекомендовали себя в первых же боях. Так, 15 апреля 1915 года два «Паккарда» (№ 20 и 30) получили задачу уничтожить опорный путь противника у деревни Бромерж. При разведке выяснилось, что это сооружение «в форме люнета, силою на роту», обнесенное проволочными заграждениями. За опорным пунктом находилась большая скирда соломы, на которой немцы устроили наблюдательный пункт: «Царя над всей местностью, находясь в непосредственной близости к нашим окопам и в сравнительной безопасности от огня нашей артиллерии, лишенной возможности, благодаря отсутствию закрытых позиций, выдвинуться ближе трех верст к Бромержу, этот наблюдательный опорный пункт держал весь гарнизон в течение двух месяцев в напряженном состоянии, днем и ночью обстреливая расположение полка и корректируя огонь своей артиллерии». Многочисленные попытки солдат 76-й пехотной дивизии сжечь скирду не дали результата, лишь привели к большим потерям.

Связанные понятия (продолжение)

Фортифика́ция — военная наука об искусственных закрытиях и преградах, усиливающих расположение войск во время боя и называемых поэтому фортификационными сооружениями (от фр. fortifier — укреплять, усиливать). Теорию фортификации разработал Альбрехт Дюрер.
Блинда́ж (фр. blindage, от фр. blinder — «покрывать заслонами») — постоянное или временное фортификационное подземное сооружение для защиты от пулемётного, артиллерийского, миномётного огня, от напалма и оружия массового поражения и для отдыха личного состава. По своей конструкции напоминает сруб, полностью заглублённый под землю. Поскольку эти строения строились в основном в военное время для размещения штабов, полевых больниц и т. п., то их старались делать как можно более сокрытыми от глаз противника...
Передний край обороны — условное понятие, под которым в военном деле понимается мнимая линия на местности, соединяющая ближайшие к неприятелю оборонительные окопы подразделений первого эшелона: стрелков, мотопехоты, огневых средств и т. п. При наличии подготовленной системы траншей передним краем обороны может быть ближайшая к противнику занятая войсками траншея первой позиции первого оборонительного рубежа.
Подземная война (иногда называемая минной или тоннельной войной, англ. tunnel warfare) — обобщающее название для военных (боевых) действий, ведущихся в тоннелях и других подземных полостях. Включает строительство подземных объектов в целях нападения или обороны и использование существующих подземелий естественного (пещеры) и искусственного (катакомбы, городские коммуникации и тому подобное) происхождения для военных целей. Целью таких действий является захват или уничтожение вражеских укреплений...
Брешь-батарея (королевская батарея), Брешбатаре́я — артиллерийская батарея, которая в ходе осадных работ строилась для производства бреши (отверстия или обвала в крепостной постройке, устраиваемые для облегчения запланированного штурма) и вооружалась артиллерийскими орудиями большого калибра.
Люне́т (фр. lunette — «лунка») — открытое с тыла полевое или долговременное укрепление, состоявшее не менее чем из трёх фасов: двух фланковых, или фланков (боковых, прикрывающих фланги), и одного — двух напольных, или собственно фасов (обращенных непосредственно к противнику).
Уличный бой, бой в городе или в англоязычных источниках MOUT (англ. Military Operations on Urban Terrain или MOBA, Military Operations in Built-Up Areas; боевые действия в городской местности/в условиях городской застройки) — вооружённое столкновение в пределах городской черты либо в условиях плотной застройки. Считается одним из наиболее сложных видов общевойскового боя, значительно превосходящим по сложности бой в лесу и горах ввиду того факта, что городская местность характеризуется сильно пересечённым...
Противота́нковый ёж — простейшее противотанковое заграждение, представляющее собой объёмную шестиконечную звезду.
Самохо́дная артилле́рия — обобщающее название формирований рода войск (ранее рода оружия — артиллерия) или представляющие его армейские и флотские части и подразделения в составе современных вооружённых сил различных государств мира, один из подвидов артиллерии.
Противотанковое ружьё (ПТР) — огнестрельное ручное оружие, характеризующееся большой дульной энергией пули и предназначенное для поражения бронетехники противника. Как правило, имеет калибр больше, чем у обычного стрелкового оружия (у ПТРД и ПТРС — 14,5 мм) и более длинный ствол.
Железнодоро́жная артилле́рия — особый тип артиллерии, применявшийся в XX веке. Железнодорожная артиллерия была представлена орудиями особой мощности, установленными на платформу или транспортёр.
Ожи́га — многоствольное огнестрельное оружие, распространённое среди казачества южных (окраинных) земель в XV—XVII вв.
Чехословацкое правительство построило систему пограничных заграждений, как и некоторых укреплённых защитных линий в самой стране, в период с 1935 по 1938 год в качестве защитной мере противодействия растущей угрозе со стороны Германии. Целью заграждений было предотвращение захвата ключевых точек противником — не только Германии, но также Венгрии и Польши — неожиданной атакой до того как армия Чехословакии могла бы полностью мобилизоваться а также для эффективной обороны до того как союзники — Великобритания...

Подробнее: Чехословацкие пограничные заграждения
Артиллерия (фр. artillerie, от старофранц. atillier — приготовлять, снаряжать)...
Panzerkampfwagen VI Ausf. H1, «Тигр» — немецкий тяжёлый танк времён Второй мировой войны, прототипом которого являлся танк VK4501 (H), разработанный в 1942 году фирмой «Хеншель» под руководством Эрвина Адерса. Наряду с прототипом фирмы «Хеншель» руководству Рейха был представлен и проект Фердинанда Порше — VK4501 (P), но выбор военной комиссии пал на вариант «Хеншель», хотя Гитлер более благоволил к изделию Порше.
Анфилада (фр. Enfilade от enfiler — в буквальном значении: «нанизывать на нитку») — устаревший военный термин, который обозначает продольный обстрел противника, когда выстрелы направлены параллельно его фронту (стороне строя, к которой военнослужащие обращены лицом).
Атака — в тактике стремительное и организованное движение войск (сил) против неприятеля с целью сближения на дистанцию, позволяющую его уничтожить.
Траншейная артиллерия — устаревший военный термин, который обозначал всю совокупность артиллерийских огневых средств, используемых в позиционной войне для стрельбы из траншей на небольшие дистанции (от 100 до 3000 метров), преимущественно навесным огнём.
Шмыговница или Гармоника (польск. Szmigownica, śmigownica) — название малокалиберного артиллерийского орудия, состоявшего из расположенных на одном специальном ложе от нескольких до 40 длинных мушкетных стволов, производящих выстрел последовательно от одного запала. Как правило, диаметр канала ствола был равен 24—27 мм, однако, встречались орудия с длиной ствола 3—4 м и диаметром ствола 100—150 мм. Пороховой заряд заряжался с тыльной стороны. Применялось в частях легкой полевой артиллерии армий разных...
Стрелковая цепь — боевое построение стрелковых (пехотных) или спешенных мотострелковых (мотопехотных) подразделений, которое нашло широкое применение при современной организации наступательно-штурмовых действий.
Стрелковая ячейка — фортификационный элемент хода сообщения, траншеи или окопа, предназначенный для размещения личного состава и ведения огня из стрелкового или гранатомётного вооружения.
Противотанковая граната — взрывное или зажигательное устройство, применяемое пехотой для борьбы с бронетехникой с использованием мускульной силы либо же устройств, не относящихся к категории артиллерийских. Противотанковые мины формально не относятся к этой категории оружия, однако существовали универсальные мины-гранаты и противобортовые мины, аналогичные по устройству гранатам. Противотанковые ракеты могут относится к категории «гранат», в зависимости от национальной классификации такого оружия...
Характер вооружённого противостояния в горах определяют географические и климатические условия высокогорного ландшафта, а сложность боевых действий обусловлена не столько сопротивлением противника, сколько необходимостью ориентироваться, выживать и решать боевые задачи в суровых природных условиях на труднодоступной местности. В уставах и полевых наставлениях война в горной местности рассматривается как боевая активность в особых условиях; ввиду множества специфических особенностей ведение таких...

Подробнее: Боевые действия в горах
Штурмово́е ору́дие — специализированная бронированная САУ на танковой базе для непосредственной поддержки наступающих пехоты и танков. Во время Второй мировой войны являлись прежде всего оружием сопровождения пехоты с дистанции около 300 метров, хотя их могли использовать и не по прямому назначению для решения срочных оперативных задач:43.
Пулемётное гнездо или Пулемётная точка — фортификационное сооружение (или окоп для пулемёта), созданное для установки пулемётной позиции, обычно хорошо замаскированное, имеющий легкое перекрытие, защищающее от осколков снарядов и шрапнели, и открытый с тылу. Термин уже применялся в Первую мировую войну.
Рубеж безопасного удаления (РБУ) — термин в тактике наступательного общевойскового боя. Описывает минимальное расстояние, где атакующие цепи стрелковых частей находятся вне зоны поражения своих средств огневой поддержки (например — артиллерии и РСЗО), которые в это время ведут подавляющий огонь по оборонительным порядкам противника. Иными словами: минимально допустимое удаление пехотной цепи вне укрытий от разрывов своих снарядов над линией вражеских окопов.
Маскировка в военном деле — комплекс мероприятий, направленных на введение противника в заблуждение относительно наличия, расположения, состава, действий и намерений своих войск (сил). В английском языке русское слово «маскировка» иногда используется в транслитерации англ. maskirovka для обозначения всеобъемлющей роли маскировки в советской военной доктрине.
«Атлантический вал» (нем. Atlantikwall) — система долговременных и полевых укреплений длиной свыше 5000 км, созданная германской армией в 1940—1944 годах после разгрома Франции вдоль европейского побережья Атлантики от Норвегии и Дании до границы с Испанией с целью предотвращения вторжения Союзников на континент.
Броневая каретка (нем. Fahrpanzer, сокращение от нем. Fahrbare Panzerlafette, буквально — «Самоходный бронелафет») — башенная артиллерийская установка. Известна также под названиями 5,3 см L/24 Fahrpanzer Gruson и Бронекаретка Шумана (нем. Schumann Panzerlafette/Fahrpanzer).
Миномёт — артиллерийское орудие, отличающееся отсутствием противооткатных устройств и лафета — их заменяет опорная плита, через которую импульс отдачи передается грунту или самоходному шасси (последнему — у самоходных миномётов). Кроме того, в СССР с середины 1920-х до середины 1930-х гг. к классу миномётов относили и мортиры, предназначенные для стрельбы надкалиберными боеприпасами (артиллерийскими бомбами; такие системы известны также как полевые бомбомёты или стержневые миномёты — впрочем, сейчас...
Панцершрек (нем. Panzerschreck — «ужас танков»; официально RPzB. 54, от Raketenpanzerbüchse — «реактивное противотанковое ружьё») — немецкий ручной противотанковый гранатомёт. Был снабжён щитком, в отличие от базовой версии «Офенрор» (Ofenrohr — «печная труба»; официально RPzB. 43).
Флеше́тта (также Флаше́тта, от фр. fléchette, нем. Fliegerpfeil, в русской печати 1910-х годов иногда именуется «Стре́лкой») — металлическая стрела-дротик размером с карандаш; особый тип авиационного оружия, разработанный в начале XX века и применявшийся ВВС противоборствующих сторон при атаках скоплений пехоты и кавалерии противника в боях Первой мировой войны, а также во время Гражданской войны в России.
«Большая Берта» или «Толстушка Берта» (нем. «Dicke Bertha») — немецкая 420-мм мортира.
Бру́ствер (нем. Brustwehr, от Brust — грудь и Wehr — защита) — насыпь в фортификационном сооружении, предназначенная для удобной стрельбы, защиты от пуль и снарядов, а также для укрытия от наблюдения противника; вместе с тем бруствер служит для образования боевой позиции, а в укреплениях представляет и дополнительную преграду на случай штурма.
Бронетранспортёр (броневой транспортёр, БТР) — бронированная транспортно—боевая машина (транспортёр) для транспортировки личного состава (стрелков и тому подобных) мотострелковых (мотопехотных, десантных и так далее) подразделений и их материальных средств, к месту выполнения боевой задачи и эвакуации раненых и поражённых с поля боя.
Капони́р (фр. caponniere — ниша) или полигональный фронт — фланкирующее сооружение для ведения флангового огня по двум противоположным направлениям.
Противотанковое оружие — оружие, предназначенное для поражения танков противника, бронированной и небронированной техники, а также живой силы в оборонительных сооружениях различного типа.
Стрельба с закрытых позиций — ведение артиллерийского огня по целям, которые находятся вне прямой видимости с огневой позиции.
Танк (англ. tank) — бронированная боевая машина, чаще всего на гусеничном ходу, как правило с пушечным вооружением, обычно во вращающейся полноповоротной башне, предназначенной в основном для стрельбы прямой наводкой.На ранних стадиях развития танкостроения иногда выпускали танки с исключительно пулемётным вооружением, а после Второй мировой войны проводились эксперименты по созданию танков с ракетным вооружением в качестве основного. Известны варианты танков с огнемётным вооружением. Определения...
Блокга́уз (нем. Blockhaus «бревенчатый дом») — фортификационное огневое сооружение, приспособленное для ведения кругового ружейного и артиллерийского огня и для проживания гарнизона.
Батальонная артиллерия возникла в Первую мировую войну. Необходимость появления батальонного орудия диктовалась необходимостью иметь лёгкое буксируемое оружие для огня по крутой навесной и настильной траекториям. Стояла задача совместить необходимую мобильность с возможностью уничтожения лёгких укрытий и укреплений, а также истребления пехоты в окопах. Проблемы со связью в годы ПМВ затрудняли оперативное применение артиллерии дивизионного звена в означенных выше целях. Решить задачу непрерывной поддержки...

Подробнее: Батальонное орудие
Сверхтяжёлые танки — танки, массо-габаритные параметры которых выходят за рамки принятых для тяжёлых танков. Обычно к таковым относят образцы бронетехники огромных размеров и массой свыше 75 тонн.

Подробнее: Сверхтяжёлый танк
Артиллерийская корабельная батарея специального назначения «А» — артиллерийское формирование (корабельная батарея специального назначения) РККФ Вооружённых Сил Союза ССР, во время Великой Отечественной войны.
Огневой налёт, артиллерийский налёт или артналёт — разновидность кратковременного артиллерийского или миномётного обстрела, который характеризуется массированостью, внезапностью, высокой плотностью и ограниченностью по времени.

Упоминания в литературе (продолжение)

Один из участников войны говорил, что при наступлении на Мюльгаузен (в Эльзасе) бойцы, еще не бывавшие в бою, бросали лопаты прочь, чтобы облегчить свою ношу. Через несколько часов они уже руками подкапывали под собой землю, чтобы спастись от убийственного огня. Он же дает резкую характеристику первых укреплений и тактики: «Окопы рыли стихийно, в виде сплошного рва, в котором части скучивались в тесноте: из-за узости окопов и переполнения людьми было невозможно проходить по ним; здесь же бойцы спали без смены. Не было предусмотрено необходимого для отправления естественных надобностей. Защиты против огня и непогоды не было, не было искусственных препятствий. Первые убежища представляли яму, покрытую парой досок с насыпанной сверху землей; понятно, что они предохраняли только от осколков. Окопов 2-й и 3-й линии и ходов сообщения не было. Атаки носили по-прежнему беспорядочный и неорганизованный характер: прямо выпрыгивали из окопов и устремлялись к окопам противника, который, впрочем, применял такую же “тактику”. Соседям не доверяли, и на флангах ставили искусственные препятствия, которые затрудняли взаимодействие частей в случае атаки. Окопы считали временной позицией и не заботились об их совершенствовании. Пулеметы и даже орудия прямо ставили в передовой линии на случай отражения атаки противника. Маскировка отсутствовала. Разноцветные мешки (с песком) давали противнику ясно очерченную линию для точной пристрелки».
Главная полоса обороны здесь имела глубину 5–8 км и состояла из первой позиции, включающей опорные пункты, которые соединялись одной сплошной и одной-двумя прерывистыми траншеями, и второй позиции в виде линии отдельных опорных пунктов, имевших тесное огневое взаимодействие и подготовленных для круговой обороны. Передний край обороны проходил по восточным окраинам населенных пунктов, по дорогам между населенными пунктами, по восточным опушкам лесов и рощ и по западным берегам рек. Как правило, все каменные и деревянные постройки были превращены в дзоты с перекрытием в три-шесть рядов бревен, предохранявших от прямого попадания 76-мм снарядов. В Погорелом Городище, например, каменные дома и подвалы были превращены в доты с двумя-тремя амбразурами. Сплошная траншея переднего края, к которой привязывалась большая часть огневых средств войск первой линии, установленных в особых сооружениях, соединялась с жилыми постройками, блиндажами и землянками (на отделение) при помощи ходов сообщения. Для скрытности передвижения эти ходы сообщения имели несколько выходов за обратными скатами. Некоторые дома и постройки, расположенные на возвышенности, использовались как наблюдательные пункты. Перед передним краем, в 20–100 м, устанавливалось сплошное проволочное заграждение в несколько рядов, которое состояло на отдельных участках из рогаток и так называемого немецкого забора (усиленный проволочный забор). Между проволочными заграждениями и окопами, в наиболее опасных местах, были проволочные заграждения из спирали Бруно. Проволочные заграждения усиливались полями противотанковых и противопехотных мин, расположенных в шахматном порядке или вразброс. В каждом опорном пункте имелось по несколько оборудованных позиций для противотанковых орудий, ротных и батальонных минометов. Для быстрого маневра позиции соединялись ходами сообщения.
Для защиты от осколков снарядов, камней и ударной волны был создан «бронированный кабель», который мы также проложили в окопах. Он был надежнее, чем полевой кабель, но чинить его при попадании было труднее. При постоянном тревожащем огне, под которым находился штаб бригады, часто происходили порывы кабеля; и потому возросла роль тех бойцов, которые занимались поиском места разрыва телеграфной линии. Днем и ночью они выполняли свой тяжелый долг, обеспечивая надежную связь для командования и своих товарищей. Телефонная связь между полевой и тяжелой артиллерией влияла на концентрацию огня. В мирное время об этом не позаботились. В частях тяжелой артиллерии еще с тех пор, когда она располагалась в казематах, использовались только громкоговорители. «Тяжелую артиллерию действующей армии» сделали маневренной, но не придали никакой телефонной связи, с помощью которой она могла связаться с другими родами войск, особенно легкой артиллерией. Теперь на фронте нам приходилось импровизировать. Это были небольшие самостоятельно решаемые технические задачи, благодаря которым я познакомился с каждым командиром, каждым капитаном роты или батареи. Они могли во многом помочь, что-то улучшить, встречали всегда заинтересованно. К тому же я изучил тактику пехоты и артиллерии на практических примерах. Особенно близко я сошелся с капитаном нашей саперной роты Реттером, два лейтенанта в которой, Бухман и Райнер, были моими школьными товарищами. Они показали свое новое оружие – самостоятельно изготовленные ручные гранаты и минометы, искусственные препятствия и штольни.
Начинающаяся зима серьезно ухудшила условия ведения боевых действий. Сплошные дожди, туманы, начинающиеся холода изматывали людей. Оршанское направление стало Пашендейлом советско-германского фронта, позиционным сражением в грязи. В истории 25-й танко-гренадерской дивизии ярко описываются тяжелые условия, в которых велись эти бои за автостраду: «Гренадеры, промокшие и переутомленные, стояли в своих затопленных грязью окопах. Мокрая одежда ночью замерзала на теле. Пулеметы и винтовки были полностью загрязнены, большинство из них непригодно к использованию. Бои велись ручными гранатами и холодным оружием. Поддержка со стороны артиллерии и систем залпового огня была великолепной и часто имела решающее значение»[25]. Фраза про гранаты и холодное оружие может показаться преувеличением, но она почти дословно повторяется в донесении ГА «Центр»: «Там, где из-за грязи отказывало стрелковое оружие, противника отбрасывали и уничтожали прикладами, лопатами и ручными гранатами»[26]. Понятно, что реальную работу в таких условиях, при отказе стрелкового оружия, делала артиллерия. В этот период отмечается централизация использования артиллерии немцами, когда по одной цели вели огонь значительно удаленные друг от друга батареи.
К началу сентября японская осадная армия получила пополнение более 15 тысяч человек, а также 11-дюймовые (280-мм) гаубицы, снаряд которых весил 200 килограммов и мог разрушать самые мощные перекрытия крепостных сооружений[5]. Пополнились склады боеприпасов и продовольствия. Они были максимально приближены к передовым позициям. Активизировалась разведка, в том числе агентурная. Проведен был ряд рекогносцировок на всех участках обороны русских. Очевидцем одной из них стал лейтенант Колчак, о чем он немедленно доложил по команде. Его инициативные действия были отмечены начальником оборонительного сектора полковником Семеновым. 6 сентября начался второй штурм Порт-Артура. Этот день для Колчака был памятен тем, что он получил письмо от Софьи, датированное, кстати, 12 апреля. Оно было трогательным и тревожным за судьбу Александра. Штурму предшествовала многочасовая артиллерийская подготовка. Главные удары противник наносил по северному участку обороны в направлении Кумирненского и Водопроводного редутов (их гарнизоны состояли из пехотной роты, усиленной минометами и пулеметами), а также против северо-западного участка в направлении гор Длинная и Высокая. Захват горы Высокая, господствовавшей над городом и портом, открывал возможность японцам вести прицельный огонь по жилым кварталам и по стоявшей на рейде порт-артурской эскадре. В районе горы Высокая, комендантом которой был капитан И. М. Сычев, и развернулись основные бои. Ее обороняли три роты 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка и рота моряков. Они имели семь орудий и четыре пулемета. К началу штурма гора была достаточно хорошо укреплена. Все ее скаты опоясывали сплошные линии окопов, на вершине подготовлены огневые позиции батарей. Оборонявшимся противостояло до двух полков пехоты при 88 орудиях.
Из воспоминаний маршала Голикова: «В районе Белёва было проведено эскарпирование крутостей, обледенение скатов и минирование наиболее удобных участков. Местами, особенно по окраинам населенных пунктов, были поставлены проволочные заграждения, хотя и неглубокие. В каменных и деревянных постройках, в том числе в древних монастырях, храмах, церквах, а также в жилых домах, были установлены пулеметы и орудия. Гитлеровцы в ожидании боя и в ходе его находились в тепле, даже могли лежать на печках. Хорошо была построена система фланкирующего, кинжального огня пулеметов и артиллерийских орудий, особенно противотанковых. (Они все время ожидали наших танков!) Каменные здания, а их было несколько сотен, фашисты оборудовали как самостоятельные опорные пункты: в них или возле них устанавливались отдельные орудия с пулеметами, отрывались окопы для автоматчиков, а впереди для прикрытия натягивалась колючая проволока. Все площади и большинство улиц простреливались. Церкви – их было 35 – использовались под наблюдательные пункты, артиллерийские и пулеметные огневые точки. Большой старинный монастырь в Белёве был превращен в настоящий форт. Его полутораметровые каменные стены имели много бойниц во все стороны. По своему местоположению монастырь господствовал над широкой поймой Оки и значительной частью города. К сказанному следует добавить, что между городом и селениями, так же как и между деревнями, существовала прочная огневая связь из всех видов оружия».
Соединение состояло из артиллерийских частей, получивших приказ поддерживать основное наступление. В него входили две батареи полевой артиллерии (14-я и 66-я) под командованием полковника Лонга и шесть корабельных орудий (два 120-миллиметровых и четыре 12-фунтовых) лейтенанта Оджилви с «Ужасного». Лонг имеет репутацию исключительно решительного и отважного офицера, чьи действия в битве при Атбаре в значительной степени обусловили успех всего сражения. К сожалению, варварские кампании, в которых можно безнаказанно допускать вольности, формируют пагубные традиции. Наш сомкнутый строй, наша приверженность к стрельбе залпами и (как в этом случае) использование артиллерии – все представляется наследием войн с дикарями. Но какова бы ни была причина, в начале боя пушки Лонга рванулись вперед, опередили пехотные бригады по флангам, оставили позади медленные корабельные орудия с воловьими упряжками и сняли орудия с передка примерно в тысяче ярдах от окопов врага. С этой позиции Лонг открыл огонь по Форт-Уили, который являлся центром находившегося перед полковником участка позиции буров.
Передний край главного рубежа проходил через ближайшие к городу села и хутора. Его протяженность по фронту составляла 80 км, а глубина – 3,5 км. Если все оборонительные сооружения главного рубежа вытянуть в одну линию, то длина их составила бы 250 км. Этот рубеж имел 32 батальонных района обороны, ротные и взводные опорные пункты, огневые позиции артиллерии и минометов. К 10 августа было построено 256 деревоземляных, кирпичных и железобетонных огневых точек. В батальонные и ротные районы входило до 1500 окопов различного назначения – на отделение и взвод. Они связывались между собой траншеями и ходами сообщения общей длиной в 42 км. Строя рубежи, советские военные инженеры стремились использовать рельеф местности, естественные преграды, сеть дорог. Район Одессы – слегка всхолмленная, равнинная местность, с уклоном в сторону моря. У морской береговой черты земля вздымается крутыми, обрывистыми валами. Это создает проблемы при обороне – наступающие войска имеют хороший обзор местности и благоприятные условия для маскировки. Обороняющиеся, напротив, не имеют хорошего обзора, а огневая поддержка кораблей не так эффективна, потому что из-за береговых круч не видно прибрежной суши.
Впервые в полосе 16-й армии была применена батарея реактивной артиллерии, так называемые «катюши». 16-я батарея «катюш» (три установки) под командованием старшего лейтенанта И. Т. Денисенко прибыла в оперативную группу Рокоссовского еще в конце июля. Рокоссовский поручил генералу Казакову организовать залп «катюш». Тщательно выбрав позицию, точно рассчитав расстояние, артиллеристы нанесли первый удар по ярцевскому вокзалу. Оставляя после себя огненные хвосты, 48 ракет понеслись в расположение врага. Раздался грохот и скрежет, над участком обстрела в небо взлетели шапки разрывов. «Мы вылезли из окопов и, стоя в рост, наблюдали эффектное зрелище, – вспоминал Константин Константинович. – Да и все бойцы высыпали из окопов и с энтузиазмом встречали залпы «катюш», видя бегство врага. Огонь этого оружия по открытым живым целям страшен. По окопавшейся пехоте он менее эффективен, так как для поражения цели требуется прямое попадание в окоп, а «катюши» в основном вели огонь по площадям с большим рассеиванием снарядов. Эту особенность в дальнейшем мы учитывали… Вначале применение реактивных установок на фронте ограничивалось в целях секретности такими инструкциями, что, бывало, хоть отказывайся от использования. Многие командиры-артиллеристы поговаривали, что с этими «катюшами» приходится возиться, как с капризной женщиной. Я был вынужден на свой риск внести некоторые упрощения. При умелом использовании реактивные установки давали хорошие результаты[213]».
Опорные пункты были рассчитаны на круговую оборону и располагались так, чтобы не допустить их обхода. Они обычно представляли собой одну или две линии стрелковых окопов, иногда усиленных стрелковыми блокгаузами. В глубине, сзади стрелковых окопов, располагались пулеметные гнезда, окопы для противотанковых орудий и минометов, а также наблюдательные пункты. С фронта все опорные пункты прикрывались двумя, реже – одной полосой проволочных препятствий типа усиленного забора или сети в два-три ряда кольев.
К 4 февраля боевая подготовка дивизии была закончена. Выбрали места для наблюдательных и командных пунктов больших и малых подразделений, разработали схему связи. Танки в точно установленное время проходили расстояние, которое им надлежало пройти во время боя. Инженерные войска оборудовали исходные рубежи, на флангах устроили окопы и блиндажи. Все было готово к атаке.
Бой в первой траншее тыловой оборонительной полосы на участке 4-й стрелковой роты лейтенанта Бакулова был расценен командованием 183 сд как чрезвычайное происшествие. По сути, оно и было таковым, потому что при построении обороны предусматривалось вести бой с танками и пехотой противника на расстоянии 200–400 м от первой линии окопов. Для этого создавались инженерные сооружения на подходе к ним: минные поля, противотанковые рвы, эскарпы, натягивали колючую проволоку и, наконец, выставлялось боевое охранение, которое должно было первым встретить врага, оповестить об этом командование, по возможности выявить его численный состав и отбивать атаки до поступления иных приказов.
Обстоятельство это предусмотрено, и начальник левого участка генерал-майор Дружинин напряг все усилия к тому, чтобы создать здесь прочный узел сопротивления: окопы идут в два, три ряда, хорошо применены к местности и во многих местах уже были закончены, а перед некоторыми были и искусственные заграждения. Побеседовавши с генералом Дружининым относительно возможности обстрела противником со стороны озера с катеров левого фланга наших позиций и указав ему на горку несколько впереди левого фланга, с которой открывался громадный кругозор на юго-запад, я советовал использовать ее как передовой артиллерийский наблюдательный пункт с тем, чтобы 2–4 орудиями открыть огонь по противнику с дальнего расстояния, заставить его развернуться в боевой порядок и обмануть относительно места наших настоящих позиций.
Огневые позиции батарей противника были хорошо оборудованы в инженерном отношении: орудия находились в окопах с накатами; орудийные окопы были связаны с землянками ходами сообщения. Землянки для личного состава покрыты бревнами в 2–3 наката; ходы сообщения имели перекрытия в один накат или маскировались сетями. Задульные конусы маскировались белыми полотнищами[57].
События первых дней обороны разворачивались вокруг Дальнего рубежа (1–2 ноября) и 3-го сектора Передового рубежа (с 3 ноября). Готовность Дальнего рубежа в этом районе была близка к нулю – отрыты лишь несколько окопов и небольшие участки противотанкового рва, построено несколько отдельных дотов и дзотов. Тем не менее рубеж был вполне удобен для обороны, при наличии достаточных сил, поддержке артиллерии и создании более или менее сплошной линии обороны.
По устройству классическая схема бомбомета практически полностью совпадает с конструкцией миномета, но имеет некоторые важные отличия. Например, в отличие от минометов бомбометная техника заряжается не с дульного отверстия, а с казны. Бомбометы недолго пробыли на вооружении, так как мощности посылаемого заряда было недостаточно для разрушения окопов, блиндажей и прочих укреплений противника, а применять такой род техники выборочно было невыгодно в связи с большой себестоимостью каждого орудия. Поэтому вскоре бомбометы уступают место минометной артиллерии.
Со второй половины сентября офицеры штаба и инженерных частей проверяли ход оборудования позиций. Почти всюду были вырыты окопы полного профиля с ходами сообщений. На танкоопасных направлениях устанавливались мины, а там, где возможно, рылись эскарпы и противотанковые рвы. Строили блиндажи и козырьки для огневых точек. К великому сожалению, инженерного имущества и мин было мало.
Сергей, не ожидавший, что его начнут потрошить прямо сейчас, под пронзительным взглядом особиста немного растерялся и сказал правду. Что, мол, это же вариант старых добрых габионов – фортификационного, а позже инженерного сооружения. Их еще со времен наполеоновских войн используют для быстрого создания укреплений. Тогда габион представлял собой плетеную корзину, наполненную землей. Из таких корзин воздвигали оборонительные сооружения, ими же обкладывали орудийные расчеты. Подобное укрепление габионами применялось и русскими войсками, в крымскую и русско-турецкую войну. Позднее, в Первую мировую войну, для этих же целей стали использовать специально пошитые мешки, которые набивали землей или песком и потом использовали как элементы создания защитных укреплений. У немцев, вон, даже в Наставлении от 1912 года был описан способ усиления защитных свойств стрелковых окопов от ружейно-пулеметного огня и от шрапнели противника при помощи мешков с песком, а также были указаны способы и порядок их укладки.
Непредвзятый анализ показывает, что никаким количественным превосходством армия вермахта по отношению к нашим войскам на начало данной операции не обладала: 270 тысяч немецких солдат, имея 3400 орудий и минометов и 400 танков, атаковали 540 тысяч наших бойцов при 5000 орудий и 1000 танков. Тем более что перед Сталинградским фронтом стояла задача: обороняясь, остановить продвижение противника. На подступах к городу возобновилось начатое осенью 1941 года и заброшенное после зимних побед Красной армии строительство оборонительных рубежей. Вместе с тем «позиции были размещены в голой степи, открыты для наблюдения и просмотра как с земли, так и с воздуха». Вместо траншей и ходов сообщения отрывались отдельные стрелковые окопы, что «в условиях открытой местности делало смертельно опасным маневр живой силой и огневыми средствами во время боя». В дополнение к этому разведывательные самолеты противника подолгу кружили над позициями, а наша авиация почему-то бездействовала.
ДОТы и ДЗОТы объединялись в узлы обороны и были связаны между собой хорошо продуманной системой артиллерийского, пулеметного и минометного огня. Между долговременными сооружениями находились позиции полевых войск – окопы, ходы сообщения, огневые точки – которые часто прикрывались броневыми и бетонными козырьками. Все сооружения на «линии Маннергейма» были отлично замаскированы и прикрыты целой комбинацией противотанковых и противопехотных заграждений, обычно в следующем сочетании: колючая проволока в три – четыре ряда, через 30–40 метров – каменные надолбы в несколько рядов, затем, через 20–50 метров – противотанковый ров или эскарп, на удалении от него 20–50 метров снова колючая проволока в два – четыре ряда. На расстоянии 150–200 м от последнего препятствия располагалась огневая точка (ДОТ или ДЗОТ). Близлежащие дороги, подступы к препятствиям и сами препятствия минировались.
Внутри воинской части № 3027 тоже было все готово к осаде. Окопы полного профиля, оборудованные по всем правилам военной науки стрелковые ячейки. Проемы окон в казармах превращены в пулеметные точки, выше находятся позиции снайперов. На крышах капитальных кирпичных мастерских разместились за мешками с песком автоматические зенитные пушки ЗУ-23-2. Еще несколько спаренных артустановок бдительно сторожили подходы на флангах.
Итоги Финской войны вновь оказались неоднозначными. С одной стороны, первое боевое испытание экспериментальных еще тяжелых танков Т-100, СМК и КВ было признано весьма успешным – новые машины оказались способны без какого-либо ущерба выдерживать десятки попаданий 37-мм противотанковых снарядов и свободно маневрировать на поле боя, по несколько раз пересекая линию вражеских окопов. С другой стороны выяснилось, что в качестве «лидеров» армад легких танков тяжелые машины использоваться не могут, а для самостоятельного прорыва их оказалось слишком мало. Легкие же танки массово расстреливались хорошо замаскированной противотанковой артиллерией финнов, вдобавок взаимодействие с пехотой было налажено крайне плохо – солдаты залегали под пулеметным огнем и за танками не шли.
Службе истребления живой силы противника огнем отдельных стрелков придавали значение, еще в 1915 году, даже австрийцы, располагая таких снайперов вне окопов в скрытых убежищах или ровиках, густо переплетенных проволокой. Как пример укажу на «сидение» роты 281-го Ново-московского полка (71 п. д.) на высоте 320, что южнее д. Грушка (28 верст юго-восточнее г. Станиславова в Галиции) в апреле 1915 г. Окопы наши и австрийские были расположены шагах в 60—100 друг от друга.
Мощная противотанковая пушка является важным, знаковым, но отнюдь не единственным компонентом системы противотанковой обороны. Ничуть не менее важным является быстроходное и вездеходное «средство доставки» орудия на огневую позицию. Проблема заключается в том, что расстояние в 1,5–2 км от рубежа развертывания до линии вражеских окопов танк неспешно проползает за 5 минут. Соответственно противотанковый дивизион, прибывший к месту прорыва с опозданием на полчаса, боевую задачу не выполнил и выполнить уже не сможет – танки противника скрылись за клубами дыма и пыли. Вопрос «быстроходности» в вермахте был решен отлично. Для транспортировки 37-мм орудий противотанкового дивизиона использовался трехосный грузовик фирмы «Крупп» Kfz 69. По шоссе эта достаточно легкая (2450 кг) для 110-сильного двигателя машина неслась со скоростью 70 км/час. Правда, без орудия. Ходовая часть 37-мм пушки не допускала транспортировки со скоростью более 30–35 км/час, так что высокая скорость Kfz 69 не могла быть использована на практике. Что же касается «вездеходности», то грузовик с двумя ведущими задними осями мог считаться «вездеходом» на автомагистралях Бельгии и Франции, но не на российском бездорожье.
Египетский укрепрайон в зоне высадки морского десанта представлял собой цепь железобетонных бункеров и укрепленных огневых точек, соединенных между собой глубокими окопами. Чтобы к ним приблизиться, следовало преодолеть три заградительные полосы: кроме самого Суэцкого канала, крутой земляной вал, канал с пресной водой и железнодорожное полотно, которое легко простреливалось со всех египетских позиций. Прежде чем высадить основную часть морского десанта, необходимо было захватить первичный плацдарм шириной в 250 метров и глубиной в 50 метров. Все участники операции прекрасно понимали, что захват первичного плацдарма будет сопровождаться тяжелыми боями. Египтяне ни при каких условиях не позволят израильтянам свободно форсировать Суэцкий канал и обрушат на десантные лодки всю свою огневую мощь, включая тяжелые пулеметы, артиллерию и минометы. Именно по этой причине эта задача была возложена на 20 бойцов спецподразделения «707», которые должны были вплавь пересечь канал и зацепиться за укрепрайон, пока не подойдут основные силы морского десанта.
Выбранный Ставкой участок наступления имел и свои весьма серьезные недостатки. Он изобиловал лесами, болотами, мелкими озерами и реками, между которыми лежали дефиле, превращающиеся с оттепелью в месиво грязи, глубина которой иногда доходила до оси колес гужевого транспорта. Преобладали грунтовые дороги, также весьма труднопроходимые в это время года. Немецкая оборона была неплохо подготовлена, она состояла из нескольких линий окопов глубиной до 2 км, прикрытых одной-двумя полосами заграждений, состоявших большей частью из рогаток и кольев49. Даже в случае, если бы прорыв фронта противника состоялся, использовать кавалерию для его развития было бы практически невозможно. Выбор участка наступления, таким образом, трудно назвать удачным. Он, очевидно, был вызван идеями стратегии сокрушения. В штабе Рузского люди, подобные
Даже лучшие, наиболее совершенные сооружения постройки конца 30-х годов были далеки от идеала. Некоторые из них даже не имели отопления. ДОТ-«миллионник», входивший в укрепленный узел у высоты 65,5 на шоссе Бобошино – Выборг, специального отопления не имел, хотя это был один из лучших ДОС «линии Маннергейма». Отопление было только у его однотипного соседа, Sj4 «Поппиус» на высоте 65,5. В бетонных коробках в общем случае жили только их гарнизоны. Пехотные дивизии и батальоны финнов находились в тех же условиях, что и советские войска. Они были так называемым «пехотным прикрытием» укрепленных районов, занимавшим обычные окопы. Младший сержант Мартти Салмиен из 14-го пехотного полка в своем дневнике, опубликованном в 1999 г., пишет: «21.12.39 часть нашей роты, находящаяся в резерве, укрепляла бревнами вкопанные в землю палатки. Мой взвод клал поверх двух палаток толстые бревна крест-накрест». Или запись от 25 января 1940 г.: «Утром была температура 38,4. Мог бы пойти в госпиталь, но остался в своей палатке» (выделено мной. – А.И.). Помимо палаток, были самостоятельно построенные во время боевых действий блиндажи. Когда Мартти сунулся во время обстрела в ДОТ, его с руганью выгнал под угрозой пистолета старший сержант пулеметной роты.
Пехота то залегала, то снова медленно двигалась вперед под прикрытием танков. Прямо перед нами и на правом фланге были видны отдельные точки залегшей пехоты противника. Наша артиллерия работала по площадям. Но огонь велся вяло. Были видны одиночные разрывы, в лучшем случае разовые залпы батарей. Артиллеристы берегли снаряды. Зато оставшиеся в живых стрелки в окопах не жалели боеприпасов. Ружейно-пулеметный огонь не прекращался ни на минуту.
Преследование противника продолжалось. Роты прошли дер. Ястржембна (южная) и заняли окопы на северной окраине этой деревни. Двигаться дальше не представлялось возможным за недостатком патронов, кроме того, необходимо было ожидать подхода частей 31 полка и нашего 3 батальона, который во время боя держался уступом за правым флангом боевого расположения. Как только роты заняли окопы, неприятельская тяжелая артиллерия открыла по ним сильный перекрестный огонь с трех пунктов:
Особое внимание было уделено проведению широкомасштабной дезинформации противника. С вечера 12 августа началось строительство окопов и позиций на участках частей и соединений первого эшелона, а на участках 36-й мотострелковой и 82-й стрелковой дивизий возводились ложные мосты. Всем бойцам 13 августа были розданы памятки об обороне, а из района 36-й мотострелковой дивизии была дана ложная телеграмма, содержавшая сведения о подготовке оборонительных работ. Одновременно с 2 часов ночи до 2 часов 45 минут с 14 по 17 августа передавались ложные сводки о проделанной работе по инженерному оборудованию местности. До 15 августа запрещалось проводить какие-либо сосредоточения на флангах. Выдвижение войск осуществлялось только в ночное время под шум моторов. С целью приучить противника «к шуму моторов и гусеничному шуму» южнее горы Хамар-Даба, в районе центральной переправы, осуществлялись демонстративные передвижения танков и тракторов до 16 августа включительно.
Красногвардейский сектор (граница слева – Александровка, Онтолово, Новая, Горки) имел протяженность 20 км по фронту. В его составе было 9 батальонных узлов обороны. Всего было возведено 96 км противотанковых рвов и эскарпов, 3,7 км надолбов и ежей, 10,3 км завалов, 14,7 км других препятствий, 59 артиллерийских дотов, 4 пулеметных дота, 10 артиллерийских броневых огневых точек, 9 пулеметных броневых огневых точек, 121 артиллерийский дзот, 58 пулеметных дзотов, 675 различных окопов, 24 км ходов сообщения, 10 КП, 94 убежища. В районе станции Тайцы было смонтировано семь броневых дотов под 76-мм пушку с 100—120-мм броней. Части, занимавшие Красногвардейский УР, имели численность 11 тыс. человек. Здесь отмечалась наиболее высокая концентрация зенитных орудий, всего 68 единиц, вокруг Красногвардейска.
Первый бой ополченцы приняли 25 июля, когда немцы атаковали позиции 1-го батальона 2-го полка дивизии под командованием полковника И. И. Лебединского. Перед атакой пехоты немцы предприняли артиллерийскую подготовку, после чего в атаку поднялась пехота. Эффективно использовать имеющиеся минометы не получилось, так как на огневые позиции не были подвезены мины в достаточном количестве. Отсутствие слаженности и боевого опыта привело к трагическим последствиям – отсутствие проводной связи со своей артиллерией не позволило скорректировать артиллерийский огонь, который пришелся по своим же окопам. При смене позиции третьей ротой она по ошибке оказалась обстрелянной бойцами первой роты своего же батальона.
Обычно танки оказывали огромное психическое воздействие на рифов, и при этом плане атаки возлагалась надежда на сокращение потерь среди пехоты. Окопы рифов опустели при приближении танков, открывших огонь, а те, кто в них находился, либо бежали, либо искали убежища в глубоких щелях в стенках оврагов между деревней Хаммар и высотой 505, а также южнее Лалла-Чакриа, где напротив поста Бу-Гануа зияли глубокие пещеры. Пещеры были недоступны для танков, но их без труда можно было обстреливать с расстояния. Своим огнем танки не давали рифам высунуться из пещер, пока туда не ворвалась пехота и не покончила с противником.
Согласно сводной ведомости оборонительных сооружений, подписанной начальником инженерного отдела ВОГ 6 апреля 1944 г., в период с июня 1941 г. в Кировском внтуригородском секторе внутренней обороны города были возведены артиллерийские и пулеметные долговременные огневые точки, деревянно-земляные огневые точки разных типов; оборудованы бомбоубежища и газоубежища, погреба для боеприпасов, командные пункты, землянки и наблюдательные пункты, отрыты окопы (стрелковые, пулеметные, минометные), противотанковые рвы полевого типа; устроены амбразуры в зданиях, 5950 заборов колючей проволоки и 12 550 баррикад[232].
Штаб начал разрабатывать план. Было очень трудно: обороняться наши войска уже более или менее научились, а вот положительного опыта наступления еще не было. Кроме того немцы, отказавшись от активных действий на участке 16-й армии, сильно укрепились по берегу Вопи. Оборона была глубоко эшелонирована: несколько линий окопов, множество дзотов и дотов, подготовленные и замаскированные минометные и артиллерийские площадки… Подходы к этим укреплениям были тщательно заминированы.
Главный рубеж обороны проходил в 8–12 км от города через Кадыковку, восточные скаты Сапун-горы, гору Сахарная Головка, Камышловский овраг, по реке Кача до горы Тюльку-Оба. Его протяженность составляла 35 км, глубина – от 300 м до 1,5 км. На рубеже было построено 25 артиллерийских, 57 пулеметных дотов и дзотов. Были отрыты окопы, ходы сообщения, оборудованы три командных пункта. Оборудование рубежа в основном было закончено в сентябре месяце[1].
Танки и бронетранспортеры на гусеничном и колесном ходу движутся по равнине. Облака пыли висят в колышущемся воздухе и плавно переходят на заднем плане в вертикальную стену над землей. Тут и там происходят разрывы снарядов между нашими боевыми машинами, пламя выстрелов из пушек русских танков вспыхивает навстречу наступающим войскам. Все отчетливее выделяются на местности вражеские Т-34. На некоторых участках наступление приостанавливается, происходят танковые дуэли. Но затем и противник приступает к маневру. Русские начинают отходить. Все реже вокруг нас разрываются снаряды. Русские танки выдвигаются из своих окопов, им не хватает пространства для маневра. Некоторые везут на себе маскировку, похожую на зеленый парик. Однако один танк задержался чересчур надолго и с запозданием, двигаясь через высоты, оказался под сосредоточенным огнем. Одно время Т-34 защищает надежная броня, чему способствует низкий силуэт и наклонное расположение листов брони. Видно, как бронебойные трассирующие снаряды отскакивают от наклонной брони корпуса танка и его башни с орудием, словно преломленные световые лучи, и уходят в небо. Когда танк наконец загорается в результате прямого попадания, экипаж выпрыгивает и бежит, спасаясь бегством в заросли, где его ждет плен.
В ночном бою нам пригодятся осветительные средства. После завершения скоротечного, в две-три минуты, шквального огневого налета во второй части боя необходимо уничтожить оставшихся в живых проводников каравана. Командир дает команду на пуск. Каждый из разведчиков имеет реактивные осветительные патроны. Обычно я беру две штуки. Мощные 40-мм заряды требуют направляющей при производстве выстрела. Корпус цилиндрического заряда размещаешь вдоль ствола автомата, обхватываешь ладонью и прижимаешь к нему. Оцинкованный цоколь упираешь в выступающую часть на цевье оружия. Рывок за капроновый шнур, и выброшенный на пятьсот метров вверх горящий факел, опускающийся на парашюте, на несколько секунд освещает поле боя. Важен угол стрельбы из РОП. Сорок-шестьдесят градусов – и будет подсвечена местность в районе цели. В одном из первых ночных боев, получив команду, я отправил заряд над собой, осветив тем самым и позиции группы. Это приостановило наш огонь на несколько секунд. Всем пришлось пригнуть головы за сложенные из камней брустверы окопов.
Временный переход к обороне допускался только для «экономии сил» на второстепенных участках, откуда снимались войска для наступления. Для укрытия предполагалось использовать лишь складки местности. Окапываться солдат не только не учили, но и запрещали, чтобы не испачкали форму, не утратили бодрого вида и наступательного духа. В приказах писалось: «Никогда французская армия не будет рыть окопы, она будет всегда решительно атаковать и не унизит себя до обороны». За месяц до войны один гусарский лейтенант угодил под арест за то, что познакомил эскадрон с рытьем окопов. Стратегических резервов не предусматривалось – все должно решиться в первых сражениях.
– Он слишком обширен. Первоочередные я вам обрисую, а дальше посмотрим. Вот, к примеру, взгляните, – Хмельков повел рукой, приглашая подпоручика пройти к столу, взял карандаш и очертил им часть схемы. – У нас в плачевном состоянии Гониондз. Его надо укреплять. Хотя бы редюитом[43] из группы окопов, ходов сообщения, проволочных сетей и блиндажей на высотах – вот здесь, у еврейского кладбища. Дальше до Центрального форта очень слабая полевая позиция. Проходит по песчаным холмам на совершенно открытой местности…
Лучше, чем остальные, оказался подготовленным 16-й стрелковый корпус генерал-майора М.М. Иванова. Еще в мае 1941 года личный состав корпуса оборудовал полосу обороны: были отрыты окопы, ходы сообщения, оборудованы деревоземляные огневые точки, на некоторых участках установлены проволочные заграждения.
И тем не менее подвижность на пересеченной местности у нового советского «супертанка» была вполне приемлемой – вражеские окопы он вполне мог «утюжить», равно как и идти на прорыв по «лунному пейзажу» после мощнейшей артподготовки.
После войны я посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов – появляющиеся. Это значит, что в окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: «Показать! Опустить!» Положено, чтобы мишень появлялась на 5–6 секунд, а один дольше продержит, другой меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и встречаться с ними в бою было очень опасно.
Я остался нач. штаба участка, л-нт Витязев ПНШ-2, Бирагов Уполн. ОО. Сейчас же направились в институт где находится КП Рабочего полка и полка НКВД. Проехали по району обороны. Трудящиеся Тулы спешно оканчивали отрывку противотанкового рва, установку надолбней. Необдуманно, противотанковый ров проходит у стен окраинных зданий города. Линия окоп обороны проходит между домов. КП – общежитие Т.М.И. находится в 400–500 метров от противотанкового рва. Подготовку обороны проведено скверно, но делать нечего, это уже факт, с которым мы вынуждены считаться.
Теперь требовалось провести широкомасштабные испытания модернизированных винтовок Федорова под 6,5 мм патрон. Удачный исход этих испытаний мог бы перевести русскую армию на совершенно новый тип оружия. К сожалению, тогда этого не произошло. В историю оружия вмешалась Первая мировая война. По распоряжению военного министра В.А. Сухомлинова все работы на Сестрорецком оружейном заводе были прекращены, а деятельность конструкторов и изобретателей прервана. Завод направил все свои силы на производство утвержденного стрелкового оружия для русской армии. В.Г. Федоров, несмотря на чудовищную загруженность делами завода, продолжил свою работу над оружием нового образца. В 1915 году талантливого ученого В.Г. Федорова командировали во Францию. Там оружейник смог, наконец, лично убедиться в необходимости перехода на автоматическое оружие: «Мое внимание привлекли также несколько пулеметчиков с новейшими ручными пулеметами системы Шоша, только что введенными во французской армии. Ручной пулемет развивал скорострельность в 150–200 выстрелов в минуту и мог заменить около 15 стрелков… Только здесь, в окопах около Монт-Сент-Элуа, я впервые воочию убедился в крайней необходимости для нас нового оружия… Не автоматическую винтовку, а именно ручной пулемет нужно было в первую очередь разрабатывать для русской армии! Здесь, в окопах, и зародилась у меня мысль превратить автоматическую винтовку в тип оружия, близкий к ручному пулемету – нечто среднее между винтовкой и ручным пулеметом, то, что мы называем теперь автоматом».
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я