Копьё

  • Копьё (устар. ланец) — метательное, колющее или колюще-рубящее древковое холодное оружие.

    Копья бывают двух видов: метательные и для ближнего боя. Обычное копьё состоит из деревянного древка и металлического наконечника, форма которого может быть самой разнообразной.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Ассега́й (также ассагай) — название разновидности копья, применявшегося у народов Южной и Юго-Восточной Африки.
Английский длинный лук, или большой лук (англ. longbow) — лук в рост человека или выше, распространённый в средневековой Англии. Считается основным оружием, с помощью которого англичане одерживали победы в Столетней войне.
Плюмба́та (лат. (hasta) plumbata от plumbum — свинец) — позднеантичное и раннесредневековое метательное оружие: короткий дротик, утяжелённый свинцовым грузилом. Упоминается в трудах Вегеция, Маврикия и анонимном трактате «О военных делах» («De rebus bellicis»). В настоящее время известно не менее пяти десятков археологических находок, датируемых III—VI веками.
Щит — вид вооружения, предназначенный для защиты от холодного ручного и метательного оружия и в какой-то степени — от огнестрельного.
Годенда́г (нидерл. goedendag, буквально «добрый день») — средневековое древковое оружие ударно-колющего действия: тяжёлая дубина в рост человека с расширявшимся вверху древком, окованным железом и снабжённым острым шипом. Наибольшее распространение получило во Фландрии XIV века.

Упоминания в литературе

Копье – один из самых ранних и самых простых видов оружия. Начав свою жизнь обычной заточенной палкой, оно успешно использовалось примитивными народами и дожило до наших дней. Наконечники копий бронзового века существенно отличались по форме и размерам: одни были широкими и плоскими, другие – длинными и треугольными. Дротик – более короткий вариант такого же оружия. Египтяне широко использовали именно дротики, за исключением случаев, когда вели бой на палубах судов, – тогда они применяли большие кинжалы. Первоначально греки вооружались двумя копьями: коротким для нанесения удара и длинным для метания; эта практика до сих пор сохранилась у зулусов и других африканских племен. Пилум, или короткое копье римского легионера, использовалось и для нанесения удара, и для метания. Длинное копье постепенно стало основным оружием средневековой пехоты. Оно иногда оснащалось короткой крестовиной, расположенной под наконечником. Копье впоследствии трансформировалось в пику XVI века. Копье всадника – это особое копье, которое использовалось только в кавалерии. Оно оставалось легким, сравнительно коротким, и его можно было свободно держать в руке. Только после появления стремени, благодаря гуннам под предводительством Аттилы, рыцарь получил возможность твердо сидеть в седле и держать более тяжелое копье под рукой. Это более совершенное оружие имело острый стальной наконечник и диск на древке для защиты руки. Само древко состояло из продольных секций, с увеличением диаметра до и после рукоятки. Эти копья были очень тяжелыми и требовали специальной опоры, закрепленной на правой стороне нагрудной пластины рыцаря.
Главным средством ведения войны в Месопотамии после 3500 г. до н. э. была колесница с вертикально установленным впереди высоким щитом. Обычно она использовалась при прямых фронтальных атаках. Экипаж состоял из возничего и воина, вооруженного метательным и ручным копьями. Основным назначением колесницы было врезаться в ряды противника и посеять панику. Бой начинался с метания копий, с промежуточного расстояния, а после сближения в ход шли ручные копья. Позднее, между 2000-м и 1500 гг. до н. э., с появлением колеса со спицами и облегченного кузова возросла маневренность. Ослов сменили кони, впервые попавшие в Месопотамию из северных степей приблизительно в 2000 г. до н. э. С появлением составных луков возросла огневая мощь. Широко использовалась булава, но с внедрением прочных шлемов ее тупой удар стал менее эффективным и предпочтительнее стал боевой топор. В третьем тысячелетии изготавливались боевые топоры с бронзовыми насадками, применявшиеся как в качестве колющего, так и режущего оружия; ими были вооружены как пешие воины, так и всадники. Меч впервые появился в Месопотамии, где овладели техникой изготовления и придания формы лезвия длинным полоскам твердого металла. Первые мечи походили на кинжалы: короткие, прямые и обоюдоострые. Позднее появились кривые серповидные для удара сплеча. Однако знания распространялись медленно и в других местах железные мечи стали обычным оружием лишь начиная с XIV в. до н. э. До того общепринятым оружием месопотамской фаланги было копье с длинным металлическим наконечником, которое в походе несли на плече, а в атаке держали горизонтально.
Судя по всему, везде, где люди сражались на колесницах, использовался один и тот же метод – воин атаковал противника с помощью лука, дротиков, или метательного копья, или, на близком расстоянии, меча (в Британии сражающийся часто бежал впереди между двумя лошадьми для того, чтобы подобраться к врагу как можно ближе). Второй же (не слуга, а более молодой человек того же социального статуса) в это время правил лошадьми и прикрывал первого своим щитом. Вполне логично будет предположить, что такой способ ведения боя диктовал и форму этого самого щита: без сомнения, в колеснице продолговатый вариант наподобие изделия из Баттерси был куда эффективнее круглого. Интересно, что приблизительно в 1200 г. гиттиты использовали изделия, несколько похожие на британские – они заметно сужались посередине. На рис. 31 (барельеф в храме Рамзеса III, в Фивах) показано, как их использовали.
Скорее всего, человек научился использовать орудия для защиты задолго до того, как они потребовались для военных действий, ведь уже в самом начале развития человеческого общества люди должны были не только защищаться от диких зверей, но и убивать их во время охоты. Это было необходимым для выживания. Первым подобным орудием стала дубина или палица, а вскоре заостренная палка стала применяться как копье или дротик (метательное орудие). Постепенно эти орудия улучшались благодаря обжигу заостренной части, а затем и закреплению на них острой кости, заточенного камня или кремневого наконечника. В позднейших копьях, как и в их современных аналогах, использовали медные, бронзовые, железные или стальные наконечники.
Целых два столетия ушло на признание факта, что оружию требуется дальнейшее усовершенствование. Тогда ему придали форму конуса, сделали на конце древка утолщение, а поперечным упорным диском избавили от возможности проскальзывания под рукой. Центр тяжести подобрался ближе к человеку, а опорный крюк на защитном доспехе, о котором мы уже упоминали, сделал «несение» копья почти комфортным. Это мощное наступательное оружие существовало в армиях Европы до самого конца шестнадцатого века, пока его окончательно не вытеснили вначале тоже немаленькие, но уж никак не размером с копье винтовки и пистолеты…

Связанные понятия (продолжение)

Кинжа́л — холодное оружие с коротким (до 40 сантиметров) прямым или изогнутым клинком, заточенным с двух сторон.
Цвайхендеры немецких ландскнехтов имели, как правило, массивный эфес, длину до 1,8 м и весили 2-3,5 кг.
Меч — вид холодного оружия с прямым клинком, предназначенный для рубящего и колющего ударов, в самом широком смысле — собирательное название всего длинного клинкового оружия с прямым клинком.
Спата (лат. spatha) — прямой и длинный обоюдоострый меч, размером от 75 см до 1 м, использовавшийся на территории Римской империи c I по VI века нашей эры.
Конча́р (тат. Kandzar, польск. Koncerz) — тип восточного и древнерусского колющего холодного оружия. Представляет собой меч с прямым, длинным (до 1,5 м) и узким трёх- или четырёхгранным клинком. Ограниченно применялся в странах Азии, восточной и центральной Европы в XII—XVII веках.
Са́риса, са́рисса (совр.) (др.-греч. σάρισα, σάρισσα, лат. sarissa) — длинное ударное копьё, пика.
Катафракта́рии (от др.-греч. κατάφρακτος — покрытый бронёй) — тяжёлая кавалерия в Античную эпоху. Как правило, термин катафракты применяют к парфянской коннице, тогда как катафрактарии — к аналогичным римским и византийским родам ударной кавалерии. Вооружение таких отрядов было представлено длинным копьем контосом — смертоносным при натиске, но бесполезным в гуще сражения. А потому после столкновения с вражеским отрядом катафрактариев следовало отводить для повторного штурма, так как из-за отсутствия...
Топфхельм (в оружиеведнии XIX—XX вв. нем. Topfhelm — «горшковый шлем» , англ. Great Helm — «Большой Шлем», фр. Heaume — «Шлем») — шлем для кавалерийского боя, появившийся примерно в конце XII века во времена крестовых походов. Состоял из тульи, собранной из нескольких пластин (реже — цельнокованной), предличной пластины и назатыльника.

Подробнее: Топфхелм
Молния — метательное оружие народов Африки, представляющее собой разнообразные варианты железного многолезвийного ножа или клинка причудливых очертаний. Использовалась на войне и охоте. Выполняла также роль символа власти и статуса человека, а также магического предмета и эквивалента денег. В последнем случае это могли быть, например, небольшие бронзовые предметы соответствующих форм, не имеющие заточки, с отверстиями для переноски. У разных народов для него существовали свои названия: гангата (Центральная...
Пика (фр. pique) — колющее холодное оружие, разновидность длинного копья. Состоит из древка длиной в 3—5 метров и трёхгранного или четырёхгранного металлического наконечника длиной 12—57 сантиметров. Общий вес составляет 3—4 килограмма. Данное оружие было предназначено для защиты пехоты от атак кавалерии, а также использовалось в кавалерии — в казачьих, уланских и конных пикинерских полках. Имело распространение в XV — первой половине XX веков.Обычно перечисляются следующие отличия пики от копья...
Лук — метательное оружие, предназначенное для стрельбы стрелами. Для выстрела стрелок натягивает тетиву, запасая тем самым энергию в согнутой дуге лука, после чего отпускает тетиву, и дуга, быстро разгибаясь, преобразует запасённую потенциальную энергию в кинетическую энергию быстро летящей стрелы.
Патерелла (другое название петрария) — наиболее простой тип боевой рычажно-пращевой метательной машины, работавшей при помощи ручной силы.
Гла́диус или гла́дий (лат. gladius) — римский короткий меч (до 60 сантиметров). Предположительно, был позаимствован (и усовершенствован) римлянами у древних жителей Пиренейского полуострова.
Цзянь (кит. трад. 劍, упр. 剑, пиньинь: jiàn; кантонский: Gim3) — китайский прямой меч, в классическом варианте с длиной клинка около метра, но встречаются и более длинные экземпляры. В эпоху бронзы (Западная Чжоу и начало Чуньцю) длина клинка обычно составляла менее полуметра. Первые литые бронзовые цзяни появились в эпоху Западная Чжоу, наибольшее же распространение они получили в эпоху Воюющих Царств, тогда же часть цзяней стали ковать из стали. В эпоху династии Тан цзянь в войсках стал уступать...
«Черепа́ха» (лат. testudo) — боевой порядок римской пехоты, предназначенный для защиты от метательных снарядов во время полевых сражений и осад. В армии Византийской империи аналогичное боевое построение именовалось «фулкон» (греч. φούλκον).
Болас, бола, болеадорас (исп. bola — «шар») — охотничье метательное оружие, состоящее из ремня или связки ремней, к концам которых привязаны обёрнутые кожей круглые камни, костяные грузы, каменные шары и т. п.
Элеары (польск. Elear, от венг. Eloljaro — «Скачущий впереди», либо от лат. Eligeri — «Избранные») — тип лёгкой кавалерии Речи Посполитой, существовавший в конце XVI — первой половине XVII века.
Канабо (яп. 金棒 Канабо:) — оружие самураев феодальной Японии, разновидность тэцубо в виде металлической палицы с круглой рукоятью, имеющей утолщение с кольцом на конце, и, зачастую, дополненной небольшими незаточенными шипами. Схожим оружием такого же типа являются нёибо, консайбо и арарэбо.
Люцернский молот — разновидность боевого молота, возникшая в Швейцарии в конце XIV века и бывшая на вооружении европейской пехоты до XVII века включительно. Название происходит от кантона Люцерн в Швейцарии. Представляет собой длинное (до 2 метров) окованное древко с боевой частью в виде пики длиной до 0,5 м и молота в её основании. Молот ковался двухсторонним — одна сторона в виде клюва (клевца) для выполнения зацепов, вторая в виде зубчатого молотка для оглушения противника (как корончатый наконечник...
Моргенште́рн (нем. Morgenstern, букв. — «утренняя звезда») — холодное оружие ударно-дробящего действия в виде металлического шарика, снабжённого шипами.
Боевой цеп, молотило, боевой бич — контактное холодное оружие ударного и ударно-дробящего действия, состоящее из двух (реже — трёх) гибко сочленённых твёрдых палок. Большинство разновидностей этого оружия происходит от сельскохозяйственного цепа.
Полэкс — европейское древковое оружие XV—XVI веков для пешего боя. Был одним из самых популярных видов оружия для пешего боя (особенно турниров) в золотой век падармов.
Кантабри́йский круг (лат. circulus cantabricus) — тактический приём, предположительно применявшийся кантабрийскими конными лучниками и/или метателями дротиков, с которыми римляне столкнулись в ходе Кантабрийских войн. Упоминается в труде Луция Флавия Арриана «Тактика» (136/137 г. н. э.) и в речи императора Адриана к африканской армии (128 г. н. э.).
Китайские доспехи — общее название средств индивидуальной защиты (доспехи) военнослужащих войск в Китайской империи, различных династий.
Вели́ты (лат. velites) — разновидность лёгкой пехоты в древнеримской армии. Часто использовались как застрельщики. Название происходит от латинского слова velox — быстрый.
Охотничье оружие — совокупность моделей, марок и образцов огнестрельного и холодного оружия, предназначенного для добывания дичи в промысловых, спортивных, или любительских целях.
Требуше́т, также требюше (от фр. trébuchet — «(рычажные) весы с коромыслом») — средневековая метательная машина гравитационного действия для осады городов.
Фаланга (др.-греч. φάλαγξ) — боевой порядок (строй) пехоты в Древней Македонии, Греции, а также ряде других государств, в том числе Древнем Риме, Карфагене. Строй представляет собой плотное построение воинов в несколько шеренг. Упоминание фаланги встречается также в отношении некоторых варварских царств и племён античности (в разной степени её использовали галлы и белги, возможно германские племена), что говорит об универсальности идеи данного строя (зачастую античные греческие и римские авторы описывали...
Ре́йтары (нем. Reiter — «всадник», сокращение от нем. Schwarze Reiter — «чёрные всадники») — конные полки в Европе и Русском царстве XVI—XVII веков. Название «чёрные всадники» изначально использовалось по отношению к конным наёмникам из Южной Германии, появившимся в годы Шмалькальденской войны между германскими католиками и протестантами.
Кира́са (фр. Cuirasse, также панцирь, корслет (Corslet) и так далее) — элемент исторического нательного защитного снаряжения, состоящий из грудной и спинной пластин (иногда — только из грудной), изогнутых в соответствии с анатомической формой груди и спины человека. В древности кираса могла изготовляться из войлока и покрываться прочной кожей или медными листами; несколько позже появилась цельнометаллическая железная кираса, затем ей на смену пришла стальная. Кираса могла выступать как в роли самостоятельного...
Пельтасты (др.-греч. πελταστής) — разновидность лёгкой пехоты в Древней Греции, часто использовались как застрельщики, метавшие дротики. Получили наименование по названию щита — пелта; в сражениях, как правило, играли вспомогательную роль, но известны случаи (Битва при Лехее), когда при численном превосходстве разбивали фалангу, лишённую прикрытия из конницы и лёгкой пехоты.
Мечи, сделанные из железа (в противоположность бронзовым) появляются начиная с раннего железного века (примерно с XII века до н. э.), но не получают широкого распространения до начала VIII века до н. э.

Подробнее: Меч железного века
Пу́гио (лат. pugio) — древнеримский обоюдоострый широкий кинжал. Использовался как личное оружие легионеров, ауксилариев (солдат вспомогательных частей) и младшего командного состава римской армии (центурионов, опционов, знаменосцев).
Турнирное копьё — разновидность боевого кавалерийского копья, созданная специально для конной копейной сшибки в ходе рыцарского турнира.
Македонская фаланга — боевое построение пехоты в армии древней Македонии с IV до начала II в. до н. э.
Боевая коса — это древковое оружие пехоты, которое представляло собой древко или шест, с насаженной на него хозяйственной косой, шинковочным ножом или специально изготовленным двулезвийным клинком, чаще дугообразной формы. Оружие это употреблялось польскими мятежниками (см. Косиньер), а также встречалось в вооружении китайцев.
Ко́льчатый доспе́х — доспех, сплетённый из железных колец, металлическая сеть для защиты от поражения холодным оружием. Носила (в зависимости от разновидности) различные названия: кольчу́га, панцирь, байдана, яцерин. Использовались разные виды кольчуг — от кольчужной рубахи, прикрывавшей только туловище и плечи до полных хауберков (hauberk), покрывавших тело полностью, с головы до ног.

Подробнее: Кольчуга
Са́бля — рубяще-режущее клинковое холодное оружие. Клинок сабли, как правило, однолезвийный (в ряде случаев — с полуторной заточкой), имеет характерный изгиб в сторону обуха. Средняя длина клинка — 80—110 см. Сабли в различных модификациях были широко распространены в Восточной Европе и Азии в период с IX по XX века как основное холодное оружие конницы и частично — пехоты. По основным физическим признакам, так называемый «японский меч» катана и его более древняя, позднее чисто парадная разновидность...
Забрало — подвижная часть шлема, которая служит защитой лица и глаз. Забрала примерно в XIV веке стали частью рыцарских доспехов. Некоторые современные шлемы тоже имеют забрала, например шлемы для мотоциклистов или рабочие шлемы.
Стре́мя, стремено́ — седельная принадлежность, помогающая всаднику сесть на коня и сохранять равновесие во время верховой езды. Изобретено в IV веке кочевниками и быстро распространилось по всему миру. Благодаря использованию стремян у всадников появилась возможность наносить сабельные удары и более точно поражать противника из лука. Это позволило кочевникам изменить тактику и стратегию военных действий, поменять вооружение.
Шуангоу (кит. упр. 双钩, пиньинь: shuāng gōu, буквально: «парные крюки») или просто гоу (кит. упр. 钩, буквально: «крюк») — китайское холодное оружие.
Копи́с (др.-греч. κοπίς) — разновидность холодного оружия с лезвием на внутренней части клинка, предназначенное в первую очередь для рубящих ударов. По-гречески κόπτω означает «рубить, отсекать».
Холодное оружие Древней Руси — холодное оружие, предназначенное для поражения противника и применявшееся на территории Руси в период с IX до XIII—XIV веков.
Балли́ста (лат. balistarum, от греч. βαλλιστης ← βαλλειν «бросать») — античная двухплечевая машина торсионного действия для метания камней. Позднее в первых веках нашей эры под баллистами стали подразумевать стреломёты.
Кираси́ры (в буквальном переводе — ла́тники, фр. cuirasse — латы) — род тяжелой кавалерии, одетой в кирасы. Появились в XVI веке во многих странах Европы как тяжёлая кавалерия, созданная в целях компенсации малочисленности рыцарской кавалерии и одетая в относительно недорогие неполные латы, покрывавшие две трети тела — с головы до колен, и называвшиеся кирасирскими, от которых к XIX веку постепенно остались только шлем и кираса: последние постепенно утолщались и тяжелели с ростом пробивной способности...

Упоминания в литературе (продолжение)

Основным оружием пехоты было тяжелое копье, примерно десяти футов в длину, которое использовалось как колющее, а не как метательное оружие. По упоминанию в «Анабасисе» о том, что азиатские копья «имеют всего одно острие», можно сделать заключение, что греческие копья имели два острия – одно обычное, впереди, а второе на другом конце древка для упора в землю. По сравнению с копьями, применявшимися в фалангах Фив и позднее в Македонии, длина копья значительно увеличилась. Во времена Полибия[14] (201–120 до н. э.) длина копья, называемого сарисой, составляла от 21 до 24 футов, так что обороняющаяся фаланга «ощетинивалась» острием шести рядов опущенных копий. Такая сарисса, разумеется, применялась совершенно другим способом, чем короткое копье былых времен, точно так же как и сама фаланга применяла другую тактику.
Местные жители были более ловкими в метании. Высокогорные племена предпочитали пращу, которая представляла собой ремень, сделанный из шерсти или волокон, длиной 2–4 фута. Его складывали вдвое и в середину помещали метательный снаряд, обычно камень размером с яблоко. Ремень раскручивали над головой, а затем один его конец отпускали. Камень, пущенный из пращи, попадал в свою цель со смертельной силой и точностью. Прибрежные племена использовали приспособления для метания копий, острия которых они закаляли в огне. Самым эффективным оружием против кавалерии был длинный лук, но он редко использовался в армии инков. Лесные индейцы применяли луки и стрелы так же, как и в настоящее время. Для их производства в лесах было много гибких и упругих деревьев, а в густых лесных зарослях стрелы были идеальным оружием для попадания в цель. Всякий раз, когда армия инков вела боевые действия вблизи лесов Амазонки, они могли пополнять свои ряды за счет отрядов беспощадных лучников из лесных племен, но инкам не удавалось с пользой применять это прекрасное оружие в горах.
В третьей линии боевого порядка (отсюда их название триарии или третьи) стояли испытанные бойцы-ветераны от 40 до 45 лет, чья воинская сноровка уже была не той, что раньше, но они еще были способны на многое, в частности, стоять насмерть! Облачались они в такие же как у принципов, шлемы и доспехи, среди которых встречалась и дорогая кольчужная безрукавка. Кольчуги, несмотря на их дороговизну, высоко котировались среди легионеров, поскольку они не сковывали движений, гарантировали неуязвимость при рубяще-режущих ударах мечом либо кинжалом, неплохо защищали от колющих снарядов (стрелы и дротики) и были не столь эффективны лишь против таранных ударов тяжелых копий. Считается, что триарии бились более длинными, чем у гастатов и принципов, мечами и длинными тяжелыми копьями – гастами, пригодными только для ближнего боя. Занимая оборону, они становились на одно колено, выставляли перед собой большие щиты и длинные копья, втыкая их тыльным концом в землю.
Низкие боевые качества ополчения обуславливались также его слабым вооружением: «Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые (с места на место). Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильно действующим…» «Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагами». Интересно, что подобные широкие кожаные пояса до сих пор являются важной деталью этнографического костюма некоторых карнатских и балканских славян (гуцулов, словаков, болгар) и могли в какой-то степени выполнять защитную функцию, прикрывая живот воина.
Интересно отметить, что после внедрения любого нового оружия или новых доспехов, от него защищающих, стратегические планы полководцев не требовали изменений, за исключением деталей, потому что результаты, которых они пытались добиться, оставались абсолютно неизменными. Были ли два племени вооружены дубинами или копьями, усилия были теми же и средства их осуществления тоже. Каким бы ни было оружие – дубины или копья, – план всегда состоял в том, чтобы как можно быстрее нанести врагу удар в самое уязвимое место. А желательность нападения на него с фланга, изоляция его от источников снабжения или препятствование его отступлению были все теми же как в одном, так и в другом случае. То же справедливо, если оружием являлись луки и стрелы, если лучники сидели верхом на лошадях или действовали в пешем порядке, если применялись колесницы с лезвиями на колесах, или баллисты, или тараны и катапульты. Стратегический план операции оставался без изменений.
Стрельба на такое короткое расстояние означает, что австралиец должен быть хорошим охотником и следопытом, ведь ему нужно подобраться к своей добыче – кенгуру – на расстояние удара. До сих в Европе не находили мустьерских приспособлений для метания копья, но мы вполне можем предположить, что изобретению короткого копья предшествовало множество орудий более простого типа. Австралийцы делают деревянные щиты, которые являются усовершенствованной формой тасманийского снаряжения. Они гораздо уже средневекового щита, имеют форму длинного овала и составляют от 2 до 2 футов 6 дюймов в длину и от 6 до 12 дюймов в ширину. С внешней стороны щит закруглен, а с внутренней выдолблен так, чтобы осталась вертикальная рукоятка. Его наличие свидетельствует о ссорах и схватках, поскольку его единственным предназначением может быть защита обладателя от ударов копья. Однако нам неизвестно, пользовался ли щитом мустьерский человек.
За Английским каналом (Ла-Маншем) военная история развивалась параллельно с той, что имела место на континенте, за исключением формы, которую приняло ее развитие. Подобно франкам на континенте, англы и саксы во время завоевания ими Британии были народом пеших воинов, вооруженных длинными ясеневыми копьями, палашами, широкими колющими кинжалами и изредка боевыми топорами[18]. Защитным средством почти исключительно служил щит, или «круглая боевая доска» с большой железной розеткой (умбоном). Кольчатая рубаха, хотя и известная им с давних времен, встречалась, по всем свидетельствам, крайне редко. «Серая боевая накидка» или «кольчуга из сомкнутых колец», магическая принадлежность Беовульфа, была доступна только королям и принцам. И шлемом, «кованным из железа, с мордой вепря», обладал крайне ограниченный круг воинов. Если монарх и его гезиты (дружинники) имели такое оснащение, то набиравшиеся по всей стране и составлявшие главную боевую силу союза англов и саксов рекруты были полностью лишены всего этого.
В течение XV столетия появилось много различных новшеств, направленных на дальнейшее снижение риска для участников получить на турнире серьезные ранения. Одним из таких самых важных и имевших большое значение нововведений было появление барьера при конном поединке на копьях. Довольно большое количество увечий всадников на турнирах происходило вследствие столкновений их коней, иногда случайных, а иногда и намеренных. Идея введения барьера с целью устранения подобных случаев витала в воздухе. Барьер сначала был простой веревкой с навязанными на ней лоскутами материи и протянутой вдоль ристалища по его середине. Позднее появился деревянный барьер, вдоль которого соперники скакали навстречу друг другу, держа в правой руке копье, склонив его справа от конской шеи к барьеру и целя им в блестящий на солнце доспех своего противника. Барьер оставлял единоборцам достаточно ограниченное пространство для движения, и им часто не удавалось коснуться друг друга копьями. С устранением опасности столкновения рыцарь мог нестись навстречу сопернику с гораздо меньшим риском для жизни.
Итак, уже в I в., судя по тренингу, германцы употребляли два вида конных атак, которые позднее использовали готы. Первая – это фронтальная атака на построение врага. Подобным образом действовала остроготская конница еще в битве при Тагине (Procop. Bel. Goth., IV, 32, 7). Причем при такой атаке для придания ей особой мощности и скорейшего перехода врукопашную с целью уничтожения противника первым натиском иногда приказывалось не пользоваться метательным оружием. Обычно же готская конница атаковала по-иному: первая атака сменялась второй. Тацит отмечает, что германцы обучают лошадь скакать с правым поворотом по кругу. Это не случайно. Скача слева направо, можно кидать во врага копья, при этом прикрываясь щитом – типичным оружием германского всадника (ср.: Plut. Marius, 26). Сам же тренинг-скачка по кругу имитирует возобновление атаки всадников, которые после первого нападения, повернув по кругу, производят повторную атаку. Готские всадники, которые, как увидим, в своем большинстве не имели щита, могли атаковать подобным образом, когда бой был метательным[164].
2. Пилум стал лучше сбалансирован и приобрел большую мощность благодаря уменьшению длины наконечника. Сходство между пилумом Полибия и испанской фаларикой предполагает, что это изменение могло стать результатом римского опыта сражений с испанскими племенами. Последующая замена пилумом гасты на двух передних линиях обусловила необходимость для легионеров иметь эффективное оружие ближнего боя. Эпитет «испанский», который Полибий применяет к гладию, указывает на вытеснение старого короткого заостренного меча и предполагает, что колюще-рубящие мечи испанских племен настолько впечатлили римлян, что они стали постоянно использовать обоюдоострые клинки, отдав им предпочтение в сравнении с длинным незаостренным оружием галлов. Наконец, сохранение гасты как наступательного оружия триариее даже после их организации в манипулы показывает, что Рим пока еще не был убежден в абсолютном превосходстве пилума в любых обстоятельствах и предпочитал полагаться на ударное копье для финального подкрепления атаки или, наоборот, если гастаты и принципы отступят, для удержания последней линии обороны.
Вместе с тем любой самурай, не стремившийся почетно пасть на поле брани в расцвете сил, непременно овладевал целым набором дополнительных техник, прибегать к которым случалось не редко. В пылу благородного сражения в чистом поле воин запросто мог лишиться мощного меча либо копья, сломав их или просто выронив от молодецкого удара противника. После такой неприятности оставалось лишь прибегнуть к спасительной помощи малого меча (вакидзаси), ножа или какого-нибудь иного оружия. Довольно популярными среди самураев были различные варианты цепей, железные веера тэссэн и гумбэй-утива, а также всевозможные метательные лезвия и пластины, в том числе всем известные сякэны («звезды»), необоснованно относимые к монопольной и чуть ли не главной принадлежности ниндзя. Между прочим, только шпионы предпочитали маленькие, легкие пластинки, но они смазывали их острия крепким ядом, целясь притом в шею, лицо и т. д., а настоящие боевые звезды были большими, диаметром до 150—180 мм, коваными и тяжелыми, рассчитанными на изрядное пробивное действие и глубокое проникновение в тело.
3 сентября 36 года до н. э., в условленный день, флоты сошлись для битвы. Это сражение, известное как битва при Навлохе, отличалось невиданным ранее по массовости применением различного рода средств дистанционного поражения. Флоты сходились, выстроившись правильными фронтальными линиями. Еще в фазе сближения с их палуб и башен противники открыли друг по другу просто ураганную стрельбу, бросая как машинами, так и собственными руками зажигательные снаряды, копья, стрелы и камни. Через короткое время строи кораблей столкнулись. Таранные удары наносились с огромной силой – некоторые приходились в борт, другие – в эпотиды, третьи были лобовыми. Эти последние не разрушали, как правило, корпуса судна, однако от сильнейшего толчка воины, как правило, просто слетали с башен, как и многие гребцы и моряки, сбрасываемые со своих мест. В результате многие суда становились временно небоеспособными – десятки и сотни людей беспорядочно карабкались по всем корабельным конструкциям, стараясь занять должное место для боя или управления судном. Очень ярко проявилась роль малых вспомогательных кораблей и либурн. Они сновали между сражающимися судами и стали главным спасательным средством: множество оказавшихся в воде людей были подобраны именно ими. Многие корабли сознательно или случайно промахивались при лобовой атаке и, проплывая друг мимо друга, буквально осыпали противника копьями и метательными снарядами. В некоторых случаях доходило до абордажного боя.
Эдуарда III сопровождали в этой кампании Джон из Хайнолта и фламандские наемники, которые могли привезти с собой с континента какие-нибудь новшества. Первой новинкой, никогда не виданной шотландцами, были «tymbris» – геральдические эмблемы на шлемах. Второй оказались «cracys of wer», и нам следует определить, что же это было такое. Барбур точно указывает, что в предыдущей битве, произошедшей в 1319 году при Бервике, инженер Крэб «не имел «gynis» для «crakys». Таким образом, «crakys» были бесполезны при отсутствии «gynis». Это означает, что «crakys» не были пушками, а являлись принадлежностью какого-то другого оружия. Старые «огневые книги», написанные до начала использования пороха, содержали способы изготовления ракет, «греческого огня» и «crackers» – хлопушек. Эти хлопушки, как видно, и дают искомый ответ. Они не приводились в движение с помощью метательных взрывчатых веществ, а забрасывались к врагу, производя устрашающий грохот, при помощи машин под названием «gin», «gyn» или «gun». Утверждается, что термин «gun»[17] происходит от «gönne», «gynnis» или «мангонель» – названия применявшихся ранее метательных машин. Привычка использовать старые термины для обозначения новых изобретений была широко распространена, например, название «рибодекэн» относилось прежде к несущей копье повозке, а позднее стало обозначать разновидность огнестрельного оружия. Это само по себе интересно, но также приводит к значительным трудностям при определении времени изменения значения термина.
Вот чего ожидал Голиаф – что навстречу выйдет подобный ему воин и вступит с ним в рукопашный бой. Он и помыслить не мог, что сражение будет вестись на каких-то других условиях, и подготовился соответственно. Чтобы защитить тело, надел искусной работы броню, изготовленную из сотен бронзовых чешуек. Она закрывала его руки и доходила до коленей и весила при этом более 45 килограммов. Ноги защищали бронзовые поножи, а стопы – бронзовые пластинки. На голове был надет тяжелый металлический шлем. Все три вида оружия отбирались для рукопашного боя. В руках великан держал острое бронзовое копье, способное пронзить щит и даже броню. На бедре висел меч. В качестве основного оружия он выбрал специальное копье для ближнего боя с металлическим древком, «как навой у ткачей». К копью была привязана веревка и сложный набор грузов, позволяющих метать его с поразительной силой и точностью. Историк Моше Гарсиэль пишет: «Израильтянам казалось, что это необычное копье с тяжелым древком и длинным тяжелым железным наконечником, пущенное мощной рукой Голиафа, в состоянии пронзить вместе и бронзовый щит, и бронзовую броню». Теперь понимаете, почему никто из израильтян не решался принимать вызов Голиафа?
Относительно оружия славянских воинов Маврикий писал: «Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия или (не воспользуется) другими вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела». Кроме лука и дротиков для метания, о которых говорит Маврикий, славянский воин имел копье для удара, секиру, бердыш и обоюдоострый меч.
Теперь исходя из всей обстановки III и IV веков, а особенно из того факта, что популярность в войсках была чрезвычайно важна для кандидатов в императоры во время многочисленных гражданских войн, мы понимаем, что довести дисциплину пехотинцев до такой степени, которая давала им возможность противостоять атаке кавалерии, было нелегко. Плотные боевые порядки и замена тяжелого ударного копья длинной пикой, которая держит кавалериста на большем расстоянии, были поэтому естественными приемами.
Эти усовершенствования были введены лишь тогда, когда в Японии воцарился относительный покой. Теперь боевое искусство, особенно фехтование на мечах, стало не столько методом решения конфликтов и способом самозащиты, сколько символом особого статуса самураев. Не уметь сражаться на катанах и нагинате (алебарде) самурай не мог, зато возросла вероятность того, что в жизни он не применит своего мастерства. Тренировочные бои на настоящих мечах без защитного снаряжения оказались ненужными. Кроме того, высшая цель «Пути меча» уже формулировалась не как победа в бою благодаря убийству соперника, но как победа над собой благодаря раскрытию духовной глубины в боевом искусстве. Именно эти тенденции и приводят к созданию игрового поединка на весьма условном оружии. Стальные мечи были заменены бамбуковыми, а на острия копий насаживали тряпичные шарики.
В Афинской республике в основу комплектования и организации армии легли законы Солона, по которым все свободные граждане были разделены на четыре имущественные группы. Самые богатые афиняне из первых двух групп комплектовали кавалерию. Граждане из третьей группы комплектовали главный род войск – гоплитов. Гоплиты – тяжеловооруженные пехотинцы, сражавшиеся в плотном строю. Основное оружие – длинное копье с металлическим наконечником длиной 2-3 метра. Копье во время боя держали на уровне плеча. Также на вооружении находился короткий меч, изготовленный из железа и используемый для рубящих и колющих ударов. Для защиты воин имел щит (гоплон) из дерева с бронзовым покрытием, льняную кирасу с металлическими пластинами и шлем. Неимущие афиняне из четвертой группы составляли легковооруженную пехоту или несли службу на военных кораблях.
Теперь я хотел бы сказать о вооружении наших современных войск. Для обороны пехоте даются железные латы, а для нападения – копье длиною в девять локтей, называемое пикой; у бока прикреплен меч с концом более закругленным, чем острым.
Использование железа сделало вооружение ассирийских воинов «самым» современным. Из этого дорогостоящего тогда металла первоначально делали только наконечники копий и стрел, мечи и кинжалы, им оковывались палицы. Шлем теперь имел подвеску, прикрывающую затылок и боковые части головы. Щиты не отличались единообразием: они могли быть и круглыми, и четырехугольными, легкими и тяжелыми со специальным навесом, защищавшим человека сверху. У тяжеловооруженной пехоты щиты могли быть только большими.
Для забрасывания снарядов во вражеские окопы использовались даже катапульты и требюше, как в Античности и Средние века. Уже к середине 1915 г. на Западном фронте было около 750 катапульт и бомбометов. Например, катапульта Клода Лича, использовавшаяся уже в Дарданелльской операции, представляла собой увеличенную копию рогатки, метала килограммовый груз на 200 м и стоила менее 7 фунтов. Капитан Викс разработал Baby Catapult, стрелявшую примерно на 100 м, а капитан Уэст (West) – версию античного камнемета. Некоторые французские катапульты использовали для натяжения велосипедные передачи, цепи и педали, другие представляли собой полутораметровый упругий рычаг в яме такой же глубины. При наилучших условиях снаряд катапульты преодолевал 75 м за 4,25 секунды, рекордом был выстрел на 300 м меньше чем за 5 секунд. Как отмечали австралийцы, траншейная катапульта при весе в 50 фунтов (около 25 кг), длине около 3,5 м и стоимости в 12 фунтов позволяла при должной тренировке закинуть две из трех гранат в метровую траншею со 120 ярдов (чуть более 100 м). Несмотря на сравнительно долгий полет, дававший противнику время укрыться, и быструю потерю эластичности, катапульты обладали и явным преимуществом перед обычной артиллерией – бесшумностью. Однако не все разделяли оптимизм создателей. Например, Гай Чепмен в 1915 г. считал, что на практике метательные машины скорее способны запустить снаряд прямо в воздух, откуда он падал на головы расчету, или обезглавить неосторожного солдата, наклонившегося слишком близко к их механизму. Поэтому в 1916 г. с появлением более совершенных видов оружия от катапульт начали постепенно отказываться.
Но безопасности за пределами крепостных стен не было по определению. В любом месте можно было нарваться не на нео, так на какого-нибудь робота времен войны, не на робота, так на стаю животных-мутантов, не на мутантов, так на одну из многочисленных и разнообразных аномалий, некоторые иногда могли перемещаться. Если для пеших разведчиков главным оружием была скрытность, то для конных – быстрота и готовность к маневру. Полусотня шла боевым порядком. Трое дружинников впереди в поле зрения, затем – основные силы и арьергард. Арбалеты и несколько имеющихся при отряде автоматов заряжены, копья наготове, мечи в любой момент готовы покинуть ножны, сектора же обзора распределены еще перед выходом.
Ассирийские барельефы IX века до н. э. показывают, что такие снаряды использовались в осадных операциях уже в то время, а греческие и римские авторы описывают их применение в различных военных кампаниях Античности. Вергилий, Ливий, Тацит и Аммиан Марцеллин говорят об огненных стрелах и копьях, которые нельзя было потушить водой. Конечно, такие снаряды сеяли ужас на полях сражений, а их влияние на упряжных животных, должно быть, было и того сильнее. В Древнем мире огонь считался самым эффективным средством устрашения. Такие летучие носители огня в действительности были предками зажигательных снарядов, выстреливаемых из орудий. Однако, чтобы перейти от идеи до фабричного производства, этой концепции потребовалось более двух тысячелетий.
Главным оружием индейца были копья самых различных видов. Наконечник из кремня или кости тщательно затачивался, а затем обжигался на огне лагерного костра. Очень большое значение имело открытие возможности использовать копье в качестве метательного орудия: для этого стали применять меньший по размеру дротик, а также копьеметалку – атлатль, при помощи которого дротик можно было метнуть с большей силой и на большее расстояние. Атлатль[28] (это слово является ацтекским) представлял собой короткий кусок дерева с кремневым или костяным гнездом на конце, в которое вставлялось копье или дротик; он выполнял роль рычага, придававшего копью и дротику существенное ускорение. Конечно, требовалось немало времени и сил, чтобы научиться искусно владеть таким оружием, но индейцы осваивали и совершенствовали свое оружие с не меньшим упорством, нежели белые – свои кольты и дерринджеры.
В Европе причина популярности рукопашного поединка заключалась именно в том, что его участники были защищены латами, и противника не так-то просто было поразить с помощью оружия – меча или копья. Популярными были и некоторые бойцовские приемы, например бросок с разворотом. Главными в ходе боя все же оставались удары. Обычно разрешалось наносить их не только руками, но и ногами. Допускались удары в живот и грудь, но преобладающими являлись удары в голову.
Использование оружия было для первобытного человека естественным, так как помимо необходимости добывать пропитание его величайшей заботой была самозащита. «Первобытные люди должны были отгонять диких зверей, которые на них нападали, и, в свою очередь, убивать этих зверей. Но самыми страшными врагами первобытных людей, в свою очередь, были представители их же биологического вида. Таким образом, на этой, самой низкой из известных ступеней развития цивилизации, войны уже начались, и человек сражался с человеком, используя те же самые палицу (дубину), копье и лук, которые он использовал против диких зверей. Самыми ранними видами оружия были, несомненно, случайно подобранные палка или камень, использовавшиеся при необходимости. Мы должны признать, что первобытный человек пошел на этот шаг в целях самозащиты, так как даже обезьяны-приматы используют палки и бросают камни в тех, кто вторгается в их жизнь. «При этом кажется, что предшественник человека, живший в эпоху плиоцена, если он хотя бы немного опережал в развитии современных шимпанзе, не должен был испытывать особенных затруднений, когда он пересек своего рода «границу» и превратился собственно в человека, вооружив себя следующим оружием: грубыми деревянными дубинками, частично для метания, частично для удара рукой, пиками и копьями, первоначально бамбуковыми, а позднее делавшимися из обожженного на огне дерева... Он также мог использовать метательные камни. К сожалению, если читатель посмотрит на этот список, он поймет, что спустя тысячи лет единственным орудием, которое могло бы быть узнано, остается камень. Все остальное имеет непродолжительную жизнь и должно было исчезнуть, не оставив и следа от того, чем в реальности был вооружен доисторический человек».
Кельтские воины также носили пару копий с широкими лезвиями, использовавшихся для метания (рис. 16). Ранние ирландские саги часто о них упоминают. В определенный момент в ходе поединка со своим названым братом Кухулин выбрал копья в качестве оружия. «Тогда испытаем тяжелые длинные копья, – сказал Кухулин, – быть может, удары копья быстрее разрешат наш спор, чем вчерашнее метание. И пусть приведут лошадей да запрягут в колесницы, ибо не пешими будем сегодня сражаться».
Приблизительно до 1340 года многие состоятельные и следовавшие за модой воины пользовались усиленными кольчугами. Однако снаряжение такого типа было весьма уязвимым для алебарды и лука. Почему? Дело в том, что эти средства защиты имели соединительные швы, которые можно было проколоть, расширить, вонзить туда острие меча или наконечник копья. Кроме того, такое снаряжение было многослойным – кожаный камзол, стеганая прокладка, хауберк, дублет или бригандина, верхняя накидка – все это делало рыцаря неуклюжим и неповоротливым. Вскоре то, что причиняло неловкость при движениях, стало неэффективным и вышло из употребления. В результате появилось полностью облегающее тело гибкое сочлененное защитное снаряжение, которое оказалось в каком-то смысле шагом назад, к кольчуге, но при изготовлении теперь стал использоваться материал с твердой, непробиваемой поверхностью.
Через несколько лет Цзюэюань мог без труда увернуться от летящего в него копья, кулаком разбивал каменные плиты, ударом пальца проделывал углубление в камне, дробил гальку в порошок у себя на ладони, великолепно владел всеми шаолиньскими видами оружия, а комплексы с мечом и копьем, которые выполнял Цзюэюань, его собратья в восхищении называли «чудесно-одухотворенными». От Бай Юйфэна он к тому же перенял искусство боя пяти животных, которое до этого времени не входило в шаолиньский арсенал. Долгими годами по крупицам Цзюэюань воссоздавал шаолиньское искусство. Он привносил в свою систему все то, что казалось ему рациональным и разумным, к тому же монах решил не ограничиваться лишь поисками исключительно шаолиньских истоков ушу и довольно либерально принимал всякие новшества. На основе самого раннего шаолиньского комплекса «18 приемов архатов» он разработал принципиально новый комплекс в 72 базовых приема. Затем, дополнив его при помощи своих учителей, он создал систему, в которую вошли 173 приема, ставшие классикой шаолиньского ушу. Система Цзюэюаня выглядела следующим образом. 18 классических приемов были расширены до 18-ти базовых связок, или дорожек (лу), имевших завершенный вид короткого комплекса. Каждая дорожка состояла из 18 приемов, и, таким образом, получалось 324 приема – практическое удвоение 173 приемов, если отбросить повторяющиеся движения. Каждая из 18-ти дорожек имела свой ключевой прием. Во времена Цзюэюаня классические приемы выглядели следующим образом:
Через несколько лет Цзюэюань мог без труда увернуться от летящего в него копья, кулаком разбивал каменные плиты, ударом пальца проделывал углубление в камне, дробил гальку в порошок у себя на ладони, великолепно владел всеми шаолиньскими видами оружия, а комплексы с мечом и копьем, которые выполнял Цзюэюань, его собратья в восхищении называли «чудесно-одухотворенными». От Бай Юйфэна он к тому же перенял искусство боя пяти животных, которое до этого времени не входило в шаолиньской арсенал. Долгими годами по крупицам Цзюэюань воссоздавал шаолиньское искусство. Он привносил в свою систему все то, что казалось ему рациональным и разумным, к тому же монах решил не ограничиваться лишь поисками исключительно шаолиньских истоков ушу и довольно либерально принимал всякие новшества. На основе самого раннего шаолиньского комплекса «18 приемов архатов» он разработал принципиально новый комплекс в 72 базовых приема. Затем, дополнив его при помощи своих учителей, он создал систему, в которую вошли 173 приема, ставшие классикой шаолиньского ушу. Система Цзюэюаня выглядела следующим образом. 18 классических приемов были расширены до 18-ти базовых связок, или дорожек (лу), имевших завершенный вид короткого комплекса. Каждая дорожка состояла из 18 приемов, и, таким образом, получалось 324 приема – практическое удвоение 173 приемов, если отбросить повторяющиеся движения. Каждая из 18-ти дорожек имела свой ключевой прием. Во времена Цзюэюаня классические приемы выглядели следующим образом:
Можно с уверенностью сказать, что этот очень важный предмет конской сбруи удвоил эффективность действий всадника. Твердая, уверенная посадка в седле позволила в полной мере использовать ударную мощь конницы; теперь можно было эффективно применять длинное копье, да и пеший воин не мог больше так просто стащить всадника с коня, схватив его за ногу, – весьма важный фактор в гуще боя. Не совсем понятно, почему конница так долго не знала этого предмета снаряжения, но впервые стремена упомянуты в «Стратегиконе», хотя по некоторым фразам можно заключить, что ко времени написания этого трактата они уже были в ходу.
Первый музей в Чечне открылся в ноябре 1924 года. Это был Окружной музей Грозненского отдела народного образования. Основ его фондов составило собрание оружия древних времен и периода Кавказской войны XIX века: шамилевские ружья, пистолеты, ценнейшие коллекции древнеперсидского и русского вооружения (кольчуга, мечи, копья, щиты, самострелы и т. д.), предметы культа, быта, декоративно-прикладного искусства и художественных промыслов чеченского и других народов области63. Во время Северо-Кавказской историко-бытовой экспедиции, проводившейся Историческим музеем в 1936-37 годах, в селе Цонторой была приобретена польская сабля 1614 года, в селе Дарго членам экспедиции показали венгерскую (XVIII в.) и немецкую (XIX в.) сабли. Обычно, в ходе боевых действий, иностранные клинки снабжались рукоятками местной работы64. В конце XIX века широкое распространение среди вайнахов получили клинки дагестанского типа, характерными признаками которых являются более внушительные размеры, ромбовидность в сечении и по одному желобку, расположенных не на одной линии. Кинжалы эти были широко известны среди чеченцев. Отличны от них традиционные вайнахские кинжалы, которые единичны, более легки, в сечении имеют более сложный рисунок, два или более желобков на плоскости65.
Каноны живописи XVI века не допускали реализма, и мастер, взяв для картины «Мученичество святого Маврикия» библейский сюжет, не собирался нарушать правила. Однако в образах фиванского полководца и его соратников присутствуют черты иберийских вождей: именно их, а не чужаков, сделал главными героями великий испанский живописец. В отличие от гранитных бронзовая пластика имеет более четкие формы. Здесь вооруженные кривыми мечами воины представлены в тех же длинных куртках. Их головы покрывают каски с гребнями, тела обвивают портупеи, а в свободных от оружия руках – большие чаши для Святых Даров. На отдельных фигурах шлемы отсутствуют как, впрочем, и одежда: напоминая картину Эль Греко, обнаженные воины держат щит и кривые мечи поперек тела. В особую группу следует выделить бойцов, по греческой традиции облаченных в плащи; оставляя открытым одно плечо, все они удерживают копье правой рукой, тогда как их круглые щиты подвешены за спиной.
Действительно, местность в Пруссии и Ливонии, изобиловавшая густыми лесами, болотами и реками, была не слишком пригодной для традиционного рыцарского конного боя. Поэтому, в отличие от классического ведения рыцарями военных действий на территории Святой земли и Европы (преимущественно конного), тевтонским братьям-рыцарям часто приходилось вести бой пешими и биться нередко нетипичным для рыцарей оружием. Так, например, брат-рыцарь Генрих фон Таупадель (разумеется, прекрасно владевший копьем, мечом, топором и булавой) особенно прославился своей меткой стрельбой из (ручной) баллисты, то есть из самострела, кущи, или арбалета (хотя в составе войска ордена имелись наемные арбалетчики и лучники, как, впрочем, и отличная наемная пехота и легкая кавалерия – туркополы, подчинявшиеся, как и в ордене иоаннитов-госпитальеров, особому орденскому должностному лицу – туркопольеру).
Я, естественно, обиделся и ответил классическим приемом боевого самбо: сместился с линии атаки, разворачиваясь и мягко отводя стальное жало, перевел блок в захват отполированной частым употреблением палки, и, поскольку оказался боком к противнику, выстрелил стопой тому в живот. Грубо, мощно, эффективно: бедолагу отнесло на пару метров, при этом копье, что характерно, осталось у меня.
Корабль содрогнулся, когда в бронированную обшивку парящего линкора врезался очередной снаряд. Правда, зачем именно его выпустили, было не слишком-то и понятно. «Змий» и так падал. С грацией очень большого кирпича и примерно с той же скоростью. Только грамотное расположение центра тяжести мешало стремительно теряющему высоту воздушному судну начать вращаться вокруг своей оси. Ну а на его обычные средства для контролируемого полета надежды не было никакой. Стандартные левитационные артефакты отключились после того, как в корпус вонзилось громадное зачарованное копье. Видевший его мельком на подлете Олег счел стоящее на балансе противника спецсредство ближе скорее к ракете, чем к холодному оружию. Во всяком случае, аналог электромагнитной боеголовки, только не для компьютеров, а для волшебства, у нее имелся. И даже штатно сработал, на минуту или около того расстроив работу всех мало-мальски сложных артефактов, в том числе обеспечивающих эффект антигравитации. А также помогающих автоматронам двигаться. Личные силы чародеев данный эффект не затронул, однако имеющиеся на борту аэроманты не могли заставить судно остановить падение. В лучшем случае они заставляли стальную махину слегка притормаживать. Во время памятного Олегу неудачного разведывательного вылета на борт из крепости погрузили действительно всех чародеев воздуха, которых смогли найти. А сейчас в связи с перетасовкой кадров их число уменьшилось на треть, а совокупный магический потенциал и вовсе оказался в два раза меньше.
Мужчины в Трое, что вполне естественно, имели каменное, а может быть, и металлическое оружие. (Рис. 10.) И хотя в данном культурном слое никакого оружия из меди найдено не было, тем не менее раскопки среднего поселения принесли фрагмент керамической литейной формы для отливки лезвия ножа или наконечника копья, дополнительную жесткость которому придавало выступающее продольное ребро округлой формы – нервюра. Без сомнения, этот достаточно совершенный образец оружия стал результатом многократного предшествующего экспериментирования. Металлические ножи в Трое I тоже существовали – к такому выводу можно прийти после обнаружения нескольких точильных камней.
Индоевропейцы переняли это изобретение (первыми, вероятно, хетты), но существенно его усовершенствовали. В двухколесную колесницу впрягали от одного до четырех коней, а сама она была намного легче прототипа: этому способствовало изобретение колес со спицами. Экипаж состоял обычно из возницы и лучника – он же орудовал копьем и дротиками, скорость которых из-за сложения движений значительно возрастала. Но, как видим в «Илиаде», реалии которой, можно полагать, не очень отличались от более ранних хеттских (троянцы, скорее всего, были хеттам этнически близки), колесницы чаще были не подвижной «огневой точкой», как махновская или буденновская тачанка, а средством доставки: выбрав себе достойного соперника, облаченный в медные доспехи аристократ спешивался – и начинался поединок.
«Он расположил свои отряды в садах, а на стены замка и в его садах поставил арбалеты на колесах, снабдив их острыми стрелами. Со своей стороны горожане, под начальством своего сеньора, укрепили барьеры, заняли местность, окружавшую город, и развернули во многих местах свои знамена с двумя красными крестами и гербом графа (Раймунда VI Тулузского). На временных стенах и навесных галереях были поставлены самые храбрые и стойкие бойцы с запасом камней, которые они должны были бросать на голову врагов. Внизу, на земле, остались другие, вооруженные копьями и дротиками, чтобы защитить листы и не допустить солдат противника к палисадам. Лучники, стоявшие у амбразур и бойниц, должны были защищать парапеты и площадки, стреляя из длинных луков различного вида и арбалетов. Повсюду стояли ведра[26], полные стрел для луков и арбалетов. Везде стояли толпы народа, вооруженного дубинами, топорами, кольями с железными наконечниками, а благородные дамы и простые горожанки подносили глиняные горшки и большие камни, которые легко можно было поднять и бросить на голову врагов. Ворота города хорошо укреплены и там поставлены самые храбрые защитники города, но французские бароны, не имея недостатка в метательных средствах и лестницах, в тяжелых камнях, которые подтащили к стенам города из разных мест для обстрела барбиканов[27], тоже храбры и настроены очень решительно…»
Искусство вести поединок, кроме превосходного владения оружием, координации движений, ловкости, требовало огромной выносливости. Как правило, побеждал боец, имевший опыт подобных состязаний и превосходивший соперника ростом и силой. Выдержать десятки ударов деревянным копьем в голову и грудь, не вылетев из седла, удавалось далеко не каждому. По правилам победителем становился тот, кто не просто сломал больше всех копий, а переломил их ударами по шлему противников. В том случае, если копье ломалось о нагрудные латы или седло, выигрыш не засчитывался.
В русской армии имелись тяжелая и легкая конницы. На вооружении находились мечи, сабли, боевые топоры, луки, самострелы, копья. Появились метательные машины для обстрела противника камнями и большими стрелами. Исход сражений на протяжении всего периода решался в рукопашной схватке с противником. Боевой порядок назывался «стеной». Первую боевую линию составлял передовой полк. Основу боевого порядка, вторую линию, составлял срединный полк (большой, центр, чело), к которому примыкали левое и правое крылья (полки правой и левой руки). Впереди передового полка действовала легкая конница. Фланги обычно прикрывала тяжелая конница. Вопросы стратегии и тактики решались предварительно на военных советах. К сожалению, из-за амбиций князей, особенно в период феодальной раздробленности, некоторые князья в сражениях, например, с половцами действовали по своему усмотрению, что обычно приводило к тяжелым последствиям.
Ход истории имеет тенденцию ко все большему ускорению. Империи больше не исчисляют срок своего существования столетиями. Однако срок в пятьдесят лет, за который нация (в течение ряда веков изолированная от всяких контактов с западной цивилизацией) прошла путь от полуварварского феодализма до уровня мировой державы, представляет собой феномен, равного которому мир еще не видел. Коммодор Мэтью К. Перри[2] увидел страну, воины которой сражались облаченными в доспехи; страну, национальным оружием в которой были меч, копье и лук, а самая современная военная техника была представлена несколькими древними орудиями и фитильными мушкетами. Сорок лет спустя японские военные корабли сражались в устье реки Ялу с современными броненосцами, а японские транспортные суда высаживали десант воинов, вооруженных и подготовленных в лучших европейских традициях.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я