Засада (тактика)

  • Засада — тактический приём в военном деле, суть которого заключается в достижении решающего преимущества над противником за счёт заблаговременного расположения своих формирований на наиболее вероятном маршруте продвижения врага с соблюдением нескольких условий:

    * предварительный выбор тактически выгодных позиций для всех участников засадной группы,

    * тщательная маскировка исходных позиций и привязка их к местности,

    использование фактора внезапности.Целью засадных действий может быть не только разгром противника, но также его дезорганизация, захват пленных, важных документов, образцов вооружения и (или) трофеев.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Тактика «Мотти» (с фин. Motti — способ заготовки леса на дрова, при котором брёвна не складируются в штабели, а укладываются в отдельные поленницы объёмом 1 м3 для удобства подсчёта) — партизанская тактика ведения боевых действий, активно применявшаяся финнами в ходе Советско-финской войны. Заключается в разделении численно превосходящей группировки противника на отдельные обособленные группы, с отсечением их друг от друга и от основных сил противника, с последующим методичным уничтожением. Наиболее...
Манёвр (фр. manœuvre — действие, операция), в военном деле — организованное передвижение войск (сил) в ходе выполнения боевой задачи в целях занятия выгодного положения по отношению к противнику и создания необходимой группировки войск (сил) и средств, а также переноса или перенацеливания (массирования, распределения) ударов и огня для наиболее эффективного поражения группировок и объектов противника.
Атака — в тактике стремительное и организованное движение войск (сил) против неприятеля с целью сближения на дистанцию, позволяющую его уничтожить.
Найти и уничтожить (англ. Search and destroy или англ. Seek and destroy) — наступательная стратегия, разработанная в середине 1960-х годов в начале Вьетнамской войны главнокомандующим американскими силами Уильямом Уэстморлендом.
Разведка боем или силовая разведка — способ получения актуальной информации о противнике, идея которого заключается в навязывании ему боевого контакта со стороны специально подготовленных к этому частей. Считается действенным средством ведения войсковой разведки, но применимым только в тех ситуациях, когда возможности других методов уже исчерпаны.

Упоминания в литературе

Внезапным налетом, проведенным специально подготовленными диверсионными группами, можно сравнительно легко уничтожить вражеский объект. При окружении противника, как правило, пути отхода контролируются небольшим числом людей, а подступы охраняются засадами, расположенными таким образом, что после занятия своей позиции партизанами одной засады другая отходит, и так последовательно.
Потери танков, сопровождавшие такие контрудары заставляют задать закономерный вопрос: была ли такая тактика целесообразной? Немцы летом 1941 года владели стратегической инициативой и могли выбирать время и место нанесения ударов. Поэтому сидеть и поджидать противника в засаде было практически бесполезно – не было известно, где и в каком направлении немцы нанесут следующий удар. Напрашивалось единственное решение – контратаковать, заставляя противника парировать удар, перебрасывать части на угрожаемый участок фронта. Частичная успешность или полная безуспешность таких контратак объясняется многими факторами. В их числе и неудачная структура советских механизированных корпусов, с малоподвижной артиллерией и практически полным отсутствием пехоты, и промахами командиров из-за отсутствия боевого опыта, и плохое взаимодействие родов войск. Одну из решающих ролей играло снабжение. Для войны с Советским Союзом немецкое командование выделило 4078 танков и самоходных артиллерийских установок. Танковая дивизия Вермахта в своем составе имела 200 танков и 2147 автомобилей, советская – 375 танков и всего лишь 1360 автомобилей. Из-за нехватки транспорта и уничтожения немецкими танками тылов, советские тыловые службы не справлялись с подвозом горючего, боеприпасов и запасных частей. Это приводило к огромному количеству небоевых потерь. Даже легко поврежденные, вышедшие из строя из-за поломки или оставшиеся без топлива бронемашины оставались на территории, захваченной врагом. Еще одной чертой особенно новых танков Т-34 и КВ являлась их слабая механическая надежность. Характерным примером здесь является 12-я танковая дивизия 8-го механизированного корпуса. 26 июня на поле боя вышло всего 75 танков из 300. Спустя три дня в строю в дивизии было 9 тяжелых КВ и 7 средних Т-34. Только 12 и 27 соответственно было потеряно в бою, а 37 и 66 числились отставшими!
Бои в городе – это сложно, особенно в крупном городе. Это, пожалуй, самый сложный, непредсказуемый и быстро меняющийся вид боевых действий, имеющий свою специфику и зависящий от множества трудно прогнозируемых факторов. Начать с того, что поле боя в городе является не двухмерным, как на открытой местности (в поле, в степи и т. п.), а трехмерным, куда добавляются бои на высоте за счет многоэтажных зданий. Это само по себе уже на порядок увеличивает сложность планирования и ведения боевых действий. Добавьте сюда большие сложности с использованием бронетехники и артиллерии, ввиду их уязвимости, особенно при атаках сверху и из засад. Добавьте сложную, изломанную и зачастую взаимно перемешанную линию обороны, возможность скрытых перемещений сквозь нее по подземным коммуникациям. Добавьте, наконец, определенные преимущества обороняющихся в случае возможности заблаговременно подготовить инженерные и минные заграждения, опорные пункты и узлы обороны и всяческие иные сюрпризы для атакующего противника. Учитывая эти факторы, атакующая сторона – при прочих равных условиях – как правило, имеет потери в три-пять раз больше, чем обороняющаяся. Вот на все эти преимущества обороняющихся перед атакующими и надеялся Сергей, подготавливая материалы по уличным боям за Минск.
Засада – скрыто расположенная группа, подразделение для внезапного захвата или уничтожения противника, банды. Наряд выставлялся в местах, где они вероятнее всего должны были появиться. В случае надобности наряд мог осуществлять лишь захват. Количественный состав засады зависел от выполняемой задачи и мог насчитывать от 2–3 человек до нескольких подразделений. Большого состава засада могла включать в свой состав группу захвата, группу прикрытия и посты наблюдения.
Защитники Порт-Артура противопоставили противнику свои способы борьбы. Это были тактические приемы, найденные российскими солдатами еще в дни обороны Севастополя в 1854–1856 годах. Тогда важным средством борьбы с осаждавшими была максимальная активность обороны. Под Порт-Артуром этот подход к обороне крепости получил свое дальнейшее развитие. Защитники крепости проводили частые вылазки, срывали инженерные работы врага, подрывали его минные галереи, организовывали поиски и засады. Проводились вылазки и в ночное время. Для облегчения их действий и организации эффективной поддержки артиллерией широко применялись ручные светящиеся ракеты, созданные в мастерских крепости.

Связанные понятия (продолжение)

Оборона района (англ. area defense) — способ ведения позиционных оборонительных действий, предусмотренный боевыми уставами американской армии 60-х и 70-х годов XX века. После 1982 года этому термину на смену пришёл термин «позиционная оборона».
Окружение — военный стратегический (тактический) приём, заключающийся в изоляции определённой группировки войск (сил) противника от остальных сил и их союзников в целях уничтожения или пленения. В военном жаргоне нередко используются такие слова для окружения, как котёл, мешок, кольцо.
Танковая засада — засада с применением танков, заблаговременное и тщательно замаскированное расположение танкового формирования на наиболее вероятных путях движения противника в целях его разгрома внезапным ударом, уничтожения боевой техники и захвата пленных.
Штурм (нем. Sturm — атака, приступ), — способ овладения крепостью, городом или сильно укреплённой позицией, заключающийся в быстром нападении силами, превосходящими противника в уровне боевой подготовки или силами, имеющими численное превосходство.
Вертикальный охват или охват с воздуха (англ. Vertical Envelopment) — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается охват войск противника путём переброски по воздуху аэромобильных, воздушно-десантных или других частей в тыл или на фланги вражеских войсковых группировок.
Косóй стрóй, косвенный боевой порядок — приём военной тактики, когда наступающая армия концентрирует свои силы, чтобы атаковать только один из флангов противника.

Подробнее: Косой строй
Рейдовые действия (англ. raid, от древ.-англ. to rayer — стереть с лица земли) — один из способов военных (боевых) действий, применяемый войсками (силами) и партизанами в тылу противника.
Наступле́ние — основной вид военных (боевых) действий, основанный на атакующих действиях, в форме боёв, операций и сражений формирований вооружённых сил того или иного государства или союза государств.
Уличный бой, бой в городе или в англоязычных источниках MOUT (англ. Military Operations on Urban Terrain или MOBA, Military Operations in Built-Up Areas; боевые действия в городской местности/в условиях городской застройки) — вооружённое столкновение в пределах городской черты либо в условиях плотной застройки. Считается одним из наиболее сложных видов общевойскового боя, значительно превосходящим по сложности бой в лесу и горах ввиду того факта, что городская местность характеризуется сильно пересечённым...
Сдерживающие действия — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается последовательность боестолкновений, проводимых с наступающим противником на заранее намеченных и эшелонированных по глубине промежуточных оборонительных рубежах (сдерживающих позициях) с целью выиграть время, нанести ему максимальный ущерб и создать благоприятные условия для стабилизации линии фронта и перехода к обороне или в наступление.
Охранение: Комплекс мер по исключению внезапного нападения противника при совершении марша, при нахождении в пунктах постоянной и временной дислокации, а также в условиях, близких к соприкосновению с противником.
Военное искусство — теория и практика подготовки и ведения военных (боевых) действий на суше, море и в околоземном пространстве, составная часть военного дела.
Рубеж перехода в атаку или рубеж атаки — термин из тактики наступательного общевойскового боя. Обозначает условную точку местности, в которой войсковые части начинают непосредственные атакующие действия в боевом порядке. Выбирается за ближними укрытиями по возможности максимально близко к позициям противника (удаление не более 600 м), таким образом, чтобы штурмовые части имели возможность скрытного к нему выдвижения, а затем могли с минимальными затратами времени достигнуть переднего края обороны...
Марш-манёвр — устаревший военный термин, под которым понимается передвижение крупных масс войск (войсковых соединений и объединений) в походном порядке с целью занятия выгодного положения, перегруппировки, наращивания сил или выхода из угрожающей ситуации.
Танки дальнего действия — элемент боевого порядка стрелковых дивизий Красной Армии 30-х годов XX века, включавший в себя подразделения броневой и танковой техники, предназначенной для прорыва в глубину обороны противника во взаимодействии с частями пехоты.
Эшелони́рование войск (эшело́н — фр. échelon) — рассредоточение или расчленение войсковых формирований на определённо необходимой дистанции в глубину (друг за другом) и уступами (вправо, влево) при передвижении, расположении на месте (или биваке), а также при наступлении (или атаке) на противника.
Огонь на подавление — тактический прием современного общевойскового боя, который заключается в огневом воздействии на противника таким образом, чтобы кратковременно лишить его боеспособности, затруднить видимость поля боя и дезорганизовать координацию и управлениe. Применяется для развития атакующего манёвра или перемещения.
Ми́рное проникнове́ние — тактика австралийской пехоты, использовавшаяся в Первой мировой войне. Эту тактику также использовали войска Новой Зеландии. Мирное проникновение — промежуточная тактика между окопным рейдом и патрулированием. Цель была схожа с окопным рейдом (она заключалась в проведении разведки, контролировании нейтральной земли). Дополнительной целью было занятие вражеских застав с последующим захватом территории. Термин стал известен непосредственно перед войной. Британская пресса описывала...
Маскировка в военном деле — комплекс мероприятий, направленных на введение противника в заблуждение относительно наличия, расположения, состава, действий и намерений своих войск (сил). В английском языке русское слово «маскировка» иногда используется в транслитерации англ. maskirovka для обозначения всеобъемлющей роли маскировки в советской военной доктрине.
Вы́лазка — военный термин, под которым понимается неожиданное нападение защитников осаждённого укреплённого пункта (крепости) на осаждающих. Вылазка может быть выполнена как всем гарнизоном, так и частью его сил; даже при незначительном успехе она сильно повышает морально-психологическое состояние осаждённых.
Охва́т, Обхват — один из видов войскового манёвра с целью нанесения ударов по одному или обоим флангам противника, с целью дальнейшего окружения (блокирования).
Фланг (нем. Flanke, фр. Flanc, от франкского, hianka — сторона) — правая и левая оконечности расположения войск (сил), боевого, производного порядка войск (сил) (подразделений, частей (кораблей) и тому подобное) или оперативного построения войск называемые правым и левым флангом — правый или левый край строя.
Сквозная атака — один из учебно-тренировочных методов, практиковавшийся в русской армии в XVIII—XIX веках. Был создан фельдмаршалом Суворовым для обучения пехоты наступательным действиям и для приобретения солдатами физических и психологических навыков, необходимых во время реального боевого столкновения. Убеждённым сторонником использования сквозной атаки был российский генерал М. И. Драгомиров.
Аванга́рд (фр. avant-garde, дословно: «avant» — впереди; «garde» — стража) — передовое (головное) временное формирование в вооружённых силах (армии и на флоте), которое выдвигается вперёд по движению войска или флота, с целью выполнения функций походного охранения.
Свободная охота — тактический способ ведения боевых действий тактической единицы в военной авиации или военно-морском флоте.
Психическая атака — атака, рассчитанная на устрашение, подавление воли, психики обороняющегося. Такое определение даёт советская военная энциклопедия под общей ред. маршала А. А. Гречко. Психические атаки как вид тактики, согласно СВЭ, характерны для армий эксплуататорских государств. В качестве примера, СВЭ приводит атаку, которую применили кайзеровские войска во время Первой мировой войны, в ходе Гумбиннен-Гольдапского сражения — первого сражения на Восточном фронте Первой мировой войны — 20 августа...
Пикинёры — вид пехоты в европейских армиях XVI — начала XVIII веков, вооружённой преимущественно 5—6 метровыми пиками (в отличие от стрелков — мушкетёров и аркебузиров, вооружённых огнестрельным оружием).
Манёвренная война — война, в которой отсутствует стабильная линия фронта, а доминирующую роль играют широкомасштабные манёвренные действия в условиях быстро меняющейся оперативной обстановки на суше, на земле, в воде и в космосе.
Огневой налёт, артиллерийский налёт или артналёт — разновидность кратковременного артиллерийского или миномётного обстрела, который характеризуется массированостью, внезапностью, высокой плотностью и ограниченностью по времени.
Контрнаступление — разновидность наступления — одного из основных видов военных действий (наряду с обороной и встречным боем).
Огневой вал — артиллерийский тактический приём, широко используемый при непосредственной огневой поддержке наступающих войск. Заключается в создании и поддержании перед фронтом атакующих частей линии сплошной огневой завесы из разрывов артиллерийских снарядов, которая последовательно смещается вперед по мере развития наступления.
Танки непосредственной поддержки пехоты или танки НПП — вышедший из употребления военный термин, обозначающий танковые части, приданные для усиления пехоте и предназначенные для осуществления совместно с нею прорыва оборонительных линий противника.
Рубеж безопасного удаления (РБУ) — термин в тактике наступательного общевойскового боя. Описывает минимальное расстояние, где атакующие цепи стрелковых частей находятся вне зоны поражения своих средств огневой поддержки (например — артиллерии и РСЗО), которые в это время ведут подавляющий огонь по оборонительным порядкам противника. Иными словами: минимально допустимое удаление пехотной цепи вне укрытий от разрывов своих снарядов над линией вражеских окопов.
Подвижный отряд заграждений — элемент боевого или оперативного порядка в виде временного воинского формирования, которое создаётся из частей инженерных войск и армейской авиации.
Передовой батальон — советский военный термин времён Великой Отечественной войны, который обозначал усиленный мотострелковый, стрелковый или танковый батальон, предназначенный для разведки боем подготовленных оборонительных рубежей противника непосредственно перед наступлением главных сил.
Отряд — штатное или нештатное (временное) воинское формирование, создаваемое в вооружённых силах многих государств для выполнения боевой или специальной задачи.
«Ударил-убежал» («Hit & run», «Boom & zoom», «Бум-зум», «Соколиный удар») — тактика ведения боя, где целью боевых действий является не захват территорий, а нанесение ущерба противнику и немедленное отступление с целью избежать ответного удара. Такие атаки призваны понизить боевой дух противников.
Диве́рсия (от лат. diversio — «отклонение, отвлечение») — скрытные, тщательно подготовленные специальные мероприятия диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) или отдельных разведчиков — диверсантов — по выводу из строя наиболее важных объектов или их элементов путём подрыва, поджога, затопления, а также применением иных способов разрушения, не связанных с ведением боя для достижения цели.
Полоса обеспечения (зона прикрытия, предполье) (воен.) — полоса местности на пути вероятного удара противника, перед главным рубежом обороны.
Контруда́р — удар, наносимый противнику в ответ на его атаку, как правило, при условии не достижения цели удара противника. Если же удар противника достиг своей цели, то удар в ответ будет просто новым ударом, атакой. Контрудар всегда соединяют с каким-либо видом защиты, чтобы избежать атакующего удара противника — обычно первого, ведущего удара в атаке. В соединении с защитой движение при контратаке всякого основного удара видоизменяется под влиянием характера данной защиты.
Эшелонная война — термин, обозначающий способ ведения боевых действий вдоль железнодорожных магистралей.
А́рмия прикры́тия (ист.) — армия и исторический термин обозначающий название составной части вооружённых сил государства, которая предназначалась, до середины XX века, для прикрытия его границ от внезапного вторжения противника на суше, с моря и по воздуху, а также для создания временного запаса и других условий для обеспечения проведения мобилизации, сосредоточения и развёртывания главных сил ВС государства, в начальный период войны (военного конфликта).
Артиллерийская подготовка (Артподготовка) — действия артиллерии, предназначенные для уничтожения или подавления огневых средств противника, живой силы, оборонительных сооружений и других объектов противника перед наступлением своих войск.
Встре́чный бой — наступление на наступающего противника, вариант наступательного боя, во время которого каждая из противоборствующих сторон действует атакующе. При такой разновидности боевых действий противники, одновременно атакующие, отражающие контратаки врага или вводящие при оборонительном бое резервы для нейтрализации прорывов линии фронта, стремятся каждый захватить инициативу, нанести поражение также наступающему противнику и добиться стратегических целей за счёт высокой активности и решительности...
Стрелковая цепь — боевое построение стрелковых (пехотных) или спешенных мотострелковых (мотопехотных) подразделений, которое нашло широкое применение при современной организации наступательно-штурмовых действий.

Упоминания в литературе (продолжение)

Массовое отступление гитлеровских войск, которое осуществлялось как по основным, так и второстепенным дорогам в западном направлении, давало возможность партизанам повсеместно проявлять свое умение и приобретенную партизанскую тактику. Здесь характерными были операции партизан по блокировке путей отступления, устройство летучих засад на отступающие колонны и группы противника. При этом наиболее эффективными были действия партизан, согласованные с командованием наступающих войск.
Армия-победительница обладает инерцией натиска и свободой инициативы в выборе скорости и направления наступления, и ее передовые эшелоны могут иногда обгонять и отрезать отряды отступающих от их основных частей. Но, с другой стороны, если отступающую армию не тревожат непрестанными атаками, она может иметь сильное преимущество в тактической обороне. Тыловые отряды этой армии в периоды передышки в военных действиях могут находить подходящие места для того, чтобы стрелять в открыто двигающегося врага из своих укрытий, и успешно применять засады на вражеские силы, наступающие слишком рьяно.
Я неоднократно становился свидетелем того, как подразделение мгновенно меняло тактику действий в зависимости от обстановки и перегруппировывалось для решения конкретной задачи. Во время проведения налёта иногда приходилось неожиданно занимать оборону, а, находясь на марше, подразделение могло быстро перейти к атаке или устроить засаду, полностью меняя боевой порядок. Об одной такой ситуации мне рассказывал товарищ.
Наряду с этим здесь также следует указать и на другой субъективный фактор – психологию восприятия местным православным населением протестантов-шведов. Помимо увеличения количества легкой конницы и пленения Канефера, местные условия в православных Белоруссии и Украине, в отличие от католической Польши, благоприятствовали ведению агентурной работы в интересах русских (как писал Меншикову сам царь: «… с помощью шпигов (лучше, чем попы, не придумать)…»[97]), поэтому царское командование было хорошо осведомлено о движениях шведской армии (некий православный поп Елисей из Мстиславля был послан русским командованием на разведку в Могилев и успешно выполнил порученную ему шпионскую миссию). Это позволяло заранее занимать укрепленные пункты на пути шведов; навязывать противнику бои местного значения и устраивать засады; блокировать переправы через реки и уничтожать переправочные средства; уничтожать продовольственные и иные запасы в районах по направлению продвижения шведской армии. В результате шведы тратили время и силы на штурмы и обходные маневры, теряли в стычках людей и расходовали боеприпасы, лишались возможности организовать снабжение.
Естественно, фронтам ставилась индивидуальная задача перед любой операцией, и обстановка ее проведения была уникальной, что не могло не отразиться на характере действий разведки. Последними операциями в этой затянувшейся войне были Висло-Одерская, Восточно-Прусская и Берлинская. При подготовке к 1 – й из них в начале 1945 г. активно использовались ночной захват «языков», засады, скрытное наблюдение, разведка боем. Контроль деятельности немцев в глубине их территории осуществлялся с помощью авиации и соответствующей агентуры. Таким образом, вражеская оборона от Вислы до Одера была полностью известна. Нацисты постарались максимально усложнить проведение столь масштабной разведки и оборудовали за Вислой 7 оборонительных рубежей, эшелонированных на глубину до 500 км. Однако это им не помогло, и фронтовая разведка смогла вскрыть всю систему обороны противника. Благодаря этому в начале операции советские войска накрыли позиции гитлеровцев массированным артиллерийским огнем, причинив им значительный ущерб и полностью нарушив управление военными подразделениями.
9 сентября Рейнгардт был готов, и началась атака: 1-я танковая дивизия наступала по левому берегу Невы, 6-я танковая – по обе стороны железнодорожной магистрали, идущей к Ленинграду с юга. Обе дивизии вскоре застряли в сети противотанковых рвов и разбросанных полевых укреплений, сооруженных строительными батальонами и ополчением на предшествующей неделе. Эти оборонительные сооружения часто были плохо расположены и неважно выполнены, но их было много[60]. Русским не хватало артиллерии, да и всего, что не производилось на месте, в Ленинграде и пригородах. Зато у них было большое количество средних и тяжелых минометов, огонь которых, на дистанциях того первого дня боев, был почти так же эффективен, как и огонь регулярной полевой артиллерии. В прибрежном секторе между морем и Красным Селом двенадцатидюймовые орудия флота усиленно обстреливали тыл германской армии. На поле боя сражались танки KB, экипажи которых состояли из испытателей и механиков с Кировского завода, где и в то время продолжали выпуск танков, примерно по четыре единицы в день. Именно в такого рода действиях – в ближнем бою – типичные русские качества, такие, как храбрость, упорство, смекалка в использовании маскировки и засад, более чем компенсировали те недостатки в руководстве и материальной части, которые приводили к огромным потерям на открытой местности на границе и на Луге.
Финское командование уклонилось от решительного сражения, но продолжало выполнять ранее намеченный план, согласно которому оно противопоставило нашим войскам хорошо подготовленное предполье, обороняемое подвижными, хорошо вооруженными автоматическим и минометным оружием многочисленными отрядами силой батальон-полк каждый. Эти отряды устраивали засады, совершали внезапные налеты на фланги наших войск. Отдельные укрепленные опорные пункты войскам приходилось брать в упорных боях. Ивану Мироновичу Пядусову было непросто поддерживать огнем 142-ю стрелковую дивизию. Артиллерийским дивизионам 311-го пушечного полка приходилось перемещаться в полосе со слабо развитой сетью дорог, с многочисленными естественными и искусственными препятствиями. Были случаи отставания артиллерийских подразделений. Тем не менее, 142-я дивизия успешно продвигалась в предполье и вышла к главной полосе обороны противника к 4 декабря. Соединения и части 7-й армии, наступавшие в центре и на левом фланге, вышли к главной полосе к 12 декабря.
«После освежающего дождя 11 июля занялась утренняя заря, но противник молчал. Позже выяснилось, что ночью противник перебросил войска в район Прохоровки, так как понял бесперспективность попыток прорыва к Курску через Обоянь. Перед фронтом 1-й ТА и 6-й гв. А враг был вынужден перейти к обороне. 31-му тк ставилась задача прочно удерживать занимаемый рубеж на левом фланге армии и, во взаимодействии с 309-й сд, не допустить прорыва врага на Обоянь. В случае обнаружения отхода противника без промедления начать преследование в общем направлении Красная Поляна, Яковлево. К 18.00 11 июля был получен приказ командира корпуса оборонять район отдельными танковыми засадами, расположенными в боевых порядках 955-го сп. Основную часть танков иметь в готовности для действий в южном направлении. Все поставленные в засады танки окопать и тщательно замаскировать. Расставить их так, чтобы они могли вести фланговый огонь, видели друг друга и поддерживали огнём».
Если до сих пор марши проходили с соблюдением обычных мер по охранению и предосторожностей, то теперь войскам пришлось столкнуться с тактикой засад и приспосабливаться к ней. Почти ровный и лишь слегка холмистый ландшафт был непросматриваемым из-за бесконечных полей с зерновыми культурами, кукурузой и подсолнечником. Русские войска были рассеяны в результате быстрого преследования, но позже отдельные группы русских окапывались в полях и неожиданно со всех сторон открывали огонь по нашим войскам, прежде всего по обозам. Чтобы защитить их от нападений, нужно было менять походный порядок. Теперь обозы маршировали в составе боевых групп. Кроме того, справа и слева от марширующих войск вводились в бой подразделения, такие как обеспечивающие боковое охранение грузовые автомобили с легкими пулеметами и солдатами, метавшими при необходимости ручные гранаты. Они ехали через поля и со своего возвышенного положения могли заблаговременно подавлять очаги сопротивления противника.
Этот маневр в тыл противника был рассчитан на психологическое воздействие, основанное на тщательном изучении характера Фламиния. За этим последовало практическое осуществление плана. Двигаясь по дороге на Рим, Ганнибал организовал величайшую в истории засаду, увенчавшуюся успехом. В туманное утро следующего дня армия римлян, стремительно преследуя Ганнибала вдоль окаймленного высотами берега Тразименского озера, неожиданно подверглась нападению с фронта и с тыла и была уничтожена. Те, кто изучает историю и помнит эту победу, обычно не замечают психологического момента, сделавшего ее возможной. Однако Полибий в своих комментариях по поводу этого сражения пришел к следующему выводу: «Как корабль без рулевого со всем своим экипажем становится добычей противника, так и с армией на войне: если вы перехитрите ее командующего, то зачастую вся армия может оказаться в ваших руках».
Тактика имперской конницы на поле боя строилась таким образом, чтобы нанести противнику как можно больше чувствительных ударов. Силы конницы обычно располагались в трех линиях; первая, наносившая основной удар, поддерживалась подразделениями, находившимися во второй линии и располагавшимися через относительно большие интервалы друг от друга, чтобы не мешать передвижению войск. Подразделения, находившиеся в тылу, обычно на флангах, выступали в качестве резерва. Фланговые прикрытия охраняли основные силы от любого опасного маневра неприятеля, а в отдалении от флангов противника располагались еще два подразделения, в задачу которых входило пребывать в засаде и, если позволяла возможность, нанести неприятелю удар во фланг или в тыл.
«Многоэтажные» американские машины имели слабую броневую защиту, поэтому эффективно их можно было применять лишь из засад и против пехотных частей, не имевших поддержки танков и хорошо организованной противотанковой обороны. Но выбирать не приходилось, враг рвался в глубь рубежа дивизии. В этот момент было крайне важно дать возможность отходящим подразделениям оторваться от преследования и закрепиться на позициях в районе с. Быковка. Поэтому полковник И.М. Некрасов примерно в 14.00 бросил в бой одну танковую роту против боевой группы мд СС «Рейх» с задачей остановить ее продвижение. По немецким данным, наши танки вступили в бой на участке примерно 6 км сев. Березова, за высотой 233.2. В это же время еще две роты ударили по авангарду дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» в 1,5 км юж. Быковки. Это была первая контратака советских танковых частей в полосе эсэсовского корпуса. О ней офицер Генерального штаба при 6 гв. А подполковник Шамов так докладывал в Москву: «…Командиром дивизии была введена в бой рота 230-го отдельного танкового полка. Части дивизии при поддержке танков оказывали упорное сопротивление. Орудийные залпы, рокот моторов, взрывы бомб и треск пулеметов и автоматов слились в общий гул. Один за другим загорались немецкие танки»[93].
Изучив аэрофотоснимки района Рас-Гариб, сделанные накануне израильским самолетом-разведчиком, командир «Шайетет-13» пришел к выводу, что в принципе нет ничего, что могло бы помешать его морским коммандос провести незаметную высадку, обнаружить и уничтожить объект, предварительно заминировав автотрассу Рас-Гариб – Заафран. Как всегда, успех подобного рода операций на девяносто процентов зависел от неожиданности нанесения удара, учитывая тот факт, что действовать приходилось на вражеской территории, далеко от собственных границ, возможно, против значительно превосходящих сил противника. Пограничный опорный пункт египетской береговой охраны находился в нескольких сотнях метров от кромки моря. Он представлял собой небольшой полевой лагерь, окруженный укрепленными огневыми точками, в центре которого располагалось каменное строение. Поскольку израильтянам уже не раз приходилось высаживаться в этом районе, они хорошо были знакомы с местным береговым ландшафтом. Почти под прямым углом от кромки моря уходило неглубокое ущелье. Морские коммандос рассчитывали по горной тропе зайти в тыл опорного пункта египетской береговой охраны, миновав наблюдательные точки противника. Однако вышеупомянутое ущелье могло послужить не только удобным, скрытым от чужих глаз проходом, но и опасной ловушкой, местом, как нельзя лучше подходящим для организации засады. Даже в случае незначительной утечки информации ни у одного бойца «Шайетет-13», ступившего на побережье Рас-Гариба, не оставалось ни единого шанса на выживание. Именно по этой причине все хоть как-то связанное с подготовкой высадки было окутано непроницаемой завесой секретности.
Беларусь – край труднопроходимых лесов и болот, многочисленных рек и озёр. Сеть железных и автомобильных дорог здесь менее развита, чем на юге и в центре России. Наступать же вдоль просёлочных дорог опасно, так как велика вероятность попасть в засаду. Природа будто специально создала Беларусь как оборонительный форпост, который может выдержать удар даже самой мощной наступающей армии, необходимо лишь грамотно организовать защиту существующих рубежей, иметь в запасе свежие резервы и знать о намерениях противника.
Прорвалась через немецкие позиции и боевая группа из состава 172-й СД. П.А. Моргунов указывает, что 514-й СП по выходу в Севастополь имел в своем составе всего 103 человека, однако эта цифра относится лишь к тому личному составу, который двигался на автотранспорте по Алуштинскому шоссе. Значительная часть бойцов 172-й СД (383-й и 747-й СП и остатки танкового полка) вышла напрямую, включая два танка Т-34. При отходе один танк из-за нехватки топлива пришлось оставить в засаде с частью личного состава 747-го СП[135].
В изложении известного немецкого историка «тигров» Вольфганга Шнайдера это событие выглядит следующим образом: «22 июля 1944 года 2-я рота 502-го тяжелого танкового батальона под командованием лейтенанта Кариуса с восемью «тиграми» занимает прикрывающую позицию возле Кривани. Кариус атакует деревню вместе с танком фельдфебеля Кершера и подбивает 17 танков ИС-2 и пять Т-34. Затем боевая группа занимает позицию в 10 км восточнее Кривани, чтобы разбить остатки вражеской бригады. Когда главные силы вражеской бригады без разведки переходят в наступление, они попадают в засаду, 28 танков уничтожено».
Чтобы застать моджахедов врасплох и не дать организовать огонь, поначалу практиковались атаки со сверхмалых высот (до 50–60 м). Однако эта тактика, выработанная для европейского ТВД, не встретила энтузиазма среди летчиков, так как в условиях сложного рельефа в таких полетах на малой высоте приходилось уменьшать скорость, а при снижении в межгорья велик был риск нарваться на засаду или попасть под огонь сверху. Практичнее стало прокладывание безопасных «обходных» маршрутов, выход к цели с направлений, не прикрытых ПВО, уход на безопасные высоты.
В результате неудачно сложившегося для Советских Вооруженных Сил начала войны механизированные корпуса после первых контрударов, значительно ослабивших наступательный порыв врага, вынуждены были вести оборонительное сражения совместно со стрелковыми войсками. Большие потери в танках в первые недели военных действий и невозможность быстрого их восстановления заставили советское командование использовать танки только во взаимодействии с пехотой, для действий из засад, повышения устойчивости боевых порядков стрелковых войск в обороне, для проведения частных контратак. К осени 1941 все механизированные корпуса были расформированы, основными организационными единицами стали танковые бригады и отдельные танковые батальоны. Крупных соединений для проведения наступательных операций советское командование не имело. В результате принятых Советским правительством мер по организации производства танков и героических усилий тружеников тыла количество танков в действующей армии быстро возрастало. Если на 1 декабря 1941 было всего 1730, то к 1 мая 1942 стало 4065, а к ноябрю – 6014 танков. Уже весной 1942 оказалось возможным приступить к формированию танковых, а позже и механизированных корпусов. Были созданы также 2 танковые армии смешанного состава, в которые входили танковые, механизированные и стрелковые соединения. На основе боевого опыта в 1942 народный комиссар обороны издал приказ от 16 октября, который требовал использовать танковые бригады и полки для непосредственной поддержки пехоты, а танковые и механизированные корпуса в качестве эшелонов развития успеха с целью разобщения и окружения крупных группировок врага. В декабре 1942 автобронетанковые войска стали называться бронетанковыми и механизированными войсками; было образовано Управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками и введена должность командующего бронетанковыми и механизированными войсками. В 1943 на вооружение поступили самоходно-артиллерийские установки (САУ).
Для перехвата разведывательной авиации противника вблизи линии фронта устраивались площадки для организации засад, на которых постоянно находилось 2–4 истребителя, имевших постоянную связь с пунктом наведения.
Тем временем «Тотенкопф» упорно штурмовал Байну. В ночь на 4 января селение было атаковано немецкими гренадерами с фаустпатронами. Байна все больше становилась похожей на мышеловку. Утром 110-я бригада и полк ИСУ-122 были отведены от Байны на юг, заняв позиции на высотах и прикрывшись ручьем. Здесь на поставленные в засаду танки и САУ обрушились немецкие штурмовики. Согласно списку безвозвратных потерь 18-го танкового корпуса, за день 4 января в районе селения Байна вражеской авиацией были разбиты и сожжены авиабомбами пять (!!!) тяжелых самоходок ИСУ-122. Помимо этого 3–4 января в районе Байны были сожжены артогнем 15 Т-34. Однако исход боя за Байну решил прорыв наступавшего западнее «Викинга» к селению Мань. Хотя этот прорыв развития не получил, части 18-го танкового корпуса оказывались глубоко охваченными с фланга. K утру 5 января они были отведены на линию Мань – Жамбек. K тому моменту в 110-й танковой бригаде и 363-м самоходном артполку осталось 15 Т-34 и 8 ИСУ-122 (из 37 Т-34 и 19 ИСУ-122 на 1 января).
Не получив пехотного подкрепления и разрешения на рейд к Плевне, Тутолмин, выполняя «расписание» полевого штаба, распорядился, тем не менее, произвести разведку в ее направлении двуми сотнями подполковника Бибикова. 27 июня (9 июля) отряд Бибикова ночевал в Раденице. Утром следующего дня, выступив к Плевне и пройдя Гривицу, бойцы Бибикова завязали перестрелку с конной цепью противника, которая вскоре отступила. Опасаясь засады и прикрывая бежавших из Плевны болгар, отряд Бибикова стал вскоре тоже отходить. Командованию тем временем было послано донесение, что обнаружен «сильный неприятельский лагерь между Плевною и Гривицей, прикрываемый конною цепью»[359]. Обо всем произошедшем Тутолмин доложил в штаб IX корпуса. И вот здесь сомнения в целесообразности немедленного выдвижения к Никополю стали столь очевидными, что заколебался уже и сам Криденер.
Сбросить нас со своих плеч и размежеваться с нами на местности враг был не в силах. Лишь одна румынская часть с примкнувшими к ней подразделениями гитлеровцев оторвалась было и подалась по полевой дороге к озеру. Но на этом единственном на данном участке пути был предусмотрительно выставлен заслон. Там у озера находился в засаде кавалерийский дивизион с самоходной артиллерией. Колонну противника пропустили к озеру, затем прижали к воде и разгромили. В живых остались только те, кто вовремя поднял руки, но сделать это успели немногие, настолько внезапным и эффективным был удар из засады.
«Система обороны пр-ка на такой местности характеризуется тем, что имеющиеся небольшие проходы и дефиле между труднопроходимыми для танков участками или густо заминированы, или пристреляны орудиями прямой наводкой или самоходными пушками «Фердинанд». Последние в период боевых действий выдвигались из засад и, сделав 2–4 выстрела по нашим наступающим танкам прямой наводкой, снова уходили в укрытия. Такая тактика сделала эти орудия трудноуязвимыми»[108].
Немецкие источники сообщают, что первое столкновение с советскими танками (рота из 7 Т-34) состоялось около 13:00. В развернувшемся встречном бою были подбиты два Т-34 и два Pz.III. В свою очередь Журнал боевых действий 11-й танковой бригады отмечает, что танки бригады вступили в бой в 17:00 24 октября 1941 г. в районе Меркулово-2-е. Действуя из засады, советские танкисты подбили несколько танков противника и вынудили его отойти в Спасское-Лутовиново. Оба источника сходятся в одном – успех недолго сопутствовал 11-й танковой бригаде. К вечеру, по приказу командира дивизии генерал-майора К. И. Петрова, бригада сосредоточилась в районе Долматово, где и была атакована противником.
Довольно крупные авиационные силы ВВС 14-й армии и Северного флота 22 июня базировались на трех основных аэродромах: Ваенга, Шонгуй и Африканда. С началом боевых действий часть авиационных подразделений была переброшена на оперативную площадку Ура-губа, а в начале июля – и на аэродром Алакуртти. 26 июня вступил в эксплуатацию один из основных аэродромов Мурмаши, на котором до этого проводились работы по расширению. Несмотря на то что оперативный аэродром Ура-губа не был полностью готов, сюда с переполненного аэродрома Шонгуй 24 июня было переброшено 10 истребителей: один И-16 145-го ИАП и 9 И-15бис 2-й эскадрильи 147-го ИАП. В дневнике 145-го ИАП сказано, что И-16 перелетали в Ура-губу для выполнения задачи засады истребителей, то есть еще до начала активных боевых действий советские истребители использовали засады на оперативных посадочных площадках. Таким образом, к началу активных боевых действий 28–29 июня 1941 года советские ВВС в Заполярье имели довольно развитую аэродромную сеть, что позволяло командованию широко маневрировать авиацией.
Танковый взвод действует, как правило, в составе танковой роты, а в разведке, боевом, походном, сторожевом охранении и засаде может действовать самостоятельно.
Вводить в бой свои подошедшие из тыла части противник начал вчера поздно вечером. Примерно в 22 часа группа немецких танков и до батальона мотопехоты вклинились в расположение нашей N части и ворвались в селение. На окраине этого селения врага встретила наша танковая часть. На околице и на улицах завязался жестокий ночной танковый бой. Наши танкисты и артиллеристы били врага из засад, а затем атаковали его. Враг отошел, оставив на поле боя 17 подбитых танков. С утра к нему подошло подкрепление, и танковый бой возобновился с новой силой. До позднего вечера 20 ноября он еще не закончился. Обе стороны несут большие потери.
20 ноября 1-я автомобильная пулеметная рота была расставлена в засады по дорогам в прорыве между 5-й армией и левым флангом 19-го корпуса у Пабьяниц. На рассвете 21 ноября пятью бронеавтомобилями были уничтожены два полка немецкой пехоты, прорвавшиеся в охват левого фланга 19-го корпуса…
162-я пехотная дивизия Вермахта, курсанты двух юнкерских училищ от Ивацевичей начали наступление на Слуцк. Но уперлись в необходимость восстановления мостов и переправ. Лейтенант Маслов (опять же из батальона Седова) со своей боевой группой активно им в этом мешает, устраивая из засад артиллерийским огнем переправы и устраивая минные засады на пути движения колонн противника. Сейчас бои идут в районе села Мазурки.
Кстати, тот же Нордман вспоминал, как 28 июня 1941 года их отряд, который Василий Захарович Корж, руководивший партизанами в Восточной Польше еще в первой половине 20-х годов, сформировал еще 22 июня, вступил в первый бой: «На трассе Пинск – Логишен мы устроили засаду. Появились три немецких танка. Мы их забросали гранатами. Один танк захватили вместе с экипажем, двум другим удалось вырваться. Как выяснилось, это 293-я немецкая дивизия, наступавшая на юге Белоруссии, послала взвод разведки, чтобы узнать обстановку около Пинска. Запомнилось лицо пленного обер-лейтенанта, который был очень возмущен тем, что его, офицера вермахта, захватили в плен какие-то вооруженные гражданские люди. По его мнению, на это мы не имели права. У обер-лейтенанта отобрали хорошую кожаную записную книжку, видимо, подаренную ему девушкой, где на первой странице была надпись: “Прошу тебя написать здесь воспоминания о войне”. В той книжке с самого первого дня Корж вел дневник боевых действий отряда». Насчет книжки Эдуард Болеславович, наверное, не соврал. А вот насчет остального… Читателям остается только гадать, откуда в немецкой пехотной дивизии в июне 41-го года взялись танки, если по штату им даже бронетранспортеров не полагалось.
Поиски потерявшегося летчика начались в тот же день. На аэродром засады вылетел исполняющий обязанности командира полка майор Михаил Резник, в 18.40 он полным составом группы засады безрезультатно обследовал районы к востоку и северо-востоку от площадки. В 22.25 об исчезновении Дмитрия Гусарова было доложено лично Наркому Обороны СССР Ворошилову, начальнику Генерального Штаба Шапошникову и начальнику Политуправления РККА Мехлису.[9] Реакция Ворошилова была резкой, он отчитал командира 57-го Особого корпуса комкора Фекленко за задержку донесения и приказал немедля доложить обстоятельства. Тем временем на следующее утро поиски возобновились. В 5.20 было выслано четыре И-15бис; одна пара разыскивала Гусарова в районе гора Хамар-Даба, озеро Самбурин-Цаган-Нур, гора Барун-Хан-Ула, озеро Ихэ-Тошигай-Нур, вторая обследовала полосу шириной около 20 километров по левому берегу Халхин-Гола. В 11.50 еще две пары И-15бис искали Гусарова в районе Самбурин-Цаган-Нур, гора Хуху-Ундур-Обо, озеро Нарин-Нур, сместив таким образом зону поисков дальше на запад. После их безрезультатного возвращения майор Резник пришел к выводу, что Гусарова надо искать южнее Тамцак-Булака и направил уже шесть И-15бис на осмотр районов горы Хале-Хол, горы Цубура, колодца Баин-Цаган, Морин-Обо, озера Кейку-Нур, колодца Хурэ-Худук, гор Дзирикэ и Цаган-Ула.
Далеко убежать от танка не получится, поэтому пехоте вермахта предстояло не бегать, а бороться против Т-34 и КВ. Лобовые 75-мм броневые листы танка КВ имели наклон в 65 и 30 угловых градусов. Сравнивая эти цифры с параметрами бронепробиваемости новейшей длинноствольной (длина ствола 60 калибров, в то время как у KwK-38 «всего» 42) немецкой 50-мм противотанковой пушки Рак-38, мы приходим к выводу, что поразить в лоб 48-тонного монстра немецкие артиллеристы не могли. Единственно возможной тактикой борьбы с КВ могла быть только стрельба в борт, из засады, на предельно малой дистанции. Лобовой лист корпуса Т-34, хотя и имел толщину «всего» в 45 мм (литая башня имела толщину стенок в 52 мм), но был установлен под необычайно большим уклоном (60 градусов), что даже чисто геометрически увеличивает эффективную толщину брони до 90 мм. Практически же такой большой наклон бронелиста обычно приводил к рикошету бронебойной «болванки». Поразить Т-34 лучшая немецкая противотанковая пушка могла, только стреляя в борт корпуса (толщина брони – 40 мм, угол наклона – 40 градусов) или с малой дистанции в башню. Еще одним уязвимым местом «тридцатьчетверки» на протяжении всей войны оставался установленный на лобовом листе люк механика-водителя, который при прямом попадании бронебойного снаряда «проваливался».
В ответ на требования Стрельникова покинуть советскую территорию китайцы открыли огонь, расстреляв группу Стрельникова. Группа Рабовича, следуя вдоль берега, вышла за земляной вал и попала в засаду. Из 13 пограничников выжил только Г. Серебров. Позже он вспоминал: «Наша цепочка растянулась по берегу острова. Впереди бежал Паша Акулов, за ним Коля Колодкин, потом остальные. Передо мной бежал Егупов, а потом Шушарин. Мы гнались за китайцами, которые уходили вдоль вала в сторону кустарника. Там была засада. Едва выскочили на вал, как внизу увидели трех китайских солдат в маскхалатах. Они лежали в трех метрах от вала. В это время раздались выстрелы по группе Стрельникова. Мы открыли огонь в ответ. Несколько китайцев, находившихся в засаде, было убито. Стрелял длинными очередями»[11].
«Мессершмиты» повторили этот прием четыре раза. Пока один из них играл роль подбитой утки, другие искали свой шанс в засаде. В результате – пять сбитых самолетов за несколько минут. После этого поляки покинули поле боя, а «Ме-110» в самый раз пора было сделать то же самое и возвратиться на базу.
Те, кто был рядом с ним в том бою и потом выносил его еще живого к вертолету, рассказали, что место, на котором он лежал, было открытым, хорошо простреливаемым со всех сторон. Несомненно, что Саша, после того как заметил засаду, явно подвергая себя риску, осознанно не стал искать укрытия и сразу же открыл огонь по душманам. И отстреливался он до тех пор, пока товарищи не пришли ему на помощь. Но к этому моменту множественные ранения не позволили Александру Алфимову передвигаться. По словам его друзей-пограничников, площадка, где лежал Саша, была просто изрыта вражескими пулями.
Следует заметить, что к тому времени сложилась определенная система подготовки подрастающего поколения к военной службе. Уже с 10–11 лет мальчиков учили владеть деревянным оружием, а с 12 лет – настоящим. Достигнув совершеннолетия, молодые люди проходили жесткие испытания на посвящение в мужчин-воинов. Наряду с безупречным владением оружием они должны были хорошо плавать, знать тактику и технику засад, а также пройти испытание на выживание. Сюжет русских народных сказок, когда герой должен был пройти через многочисленные испытания, не что иное, как отражение ритуала посвящения в мужчины.
– владеть всеми способами ведения разведки: наблюдением, подслушиванием, засадами, налетами, разведкой боем;
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я