Главный удар

  • Главный удар — понятие военной стратегии, обозначающее решающие военные действия (боевые действия) главной группы войск или сил флота. Главный удар наносится в направлении, которое имеет целью разгром войск (сил) врага и выход на позиции конечной цели боя.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Манёвр (фр. manœuvre — действие, операция), в военном деле — организованное передвижение войск (сил) в ходе выполнения боевой задачи в целях занятия выгодного положения по отношению к противнику и создания необходимой группировки войск (сил) и средств, а также переноса или перенацеливания (массирования, распределения) ударов и огня для наиболее эффективного поражения группировок и объектов противника.
Стратегическая наступательная операция — военная операция, в общем виде представляющая собой совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени одновременных и последовательных сражений, боевых и специальных действий, ударов, манёвров и действий войск (сил), проводимых по единому замыслу и плану путём наступления для достижения стратегической цели с целью разгрома сил противника и овладение определёнными районами местности на определённых стратегических направлениях.
Бой — организованное вооружённое столкновение, ограниченное на местности и во времени.
Тактика (др.-греч. τακτικός «относящийся к построению войск», от τάξις «строй и расположение») — составная часть военного искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями, частями (кораблями) и подразделениями различных видов вооружённых сил, родов войск (сил) и специальных войск на суше, в воздухе (космосе), на море и информационном пространстве; военно-теоретическая дисциплина.
Манёвренная война — война, в которой отсутствует стабильная линия фронта, а доминирующую роль играют широкомасштабные манёвренные действия в условиях быстро меняющейся оперативной обстановки на суше, на земле, в воде и в космосе.

Упоминания в литературе

К одной из причин неудачного начала войны относят неправильное определение советским командованием направления главного удара противника. Он ожидался на юго-западе, а реально наносился на западном (московском) направлении. Но это не имело столь решающего значения, как изображается, ибо и на юго-западном направлении, где были сосредоточены основные силы Красной Армии и где противник наносил не главный удар, наши войска все-таки потерпели поражение. К тому же направление сосредоточения основных усилий советским командованием выбиралось не в интересах обороны: таковая просто не предусматривалась, и в этом состояла одна из серьезных ошибок, а применительно совершенно к другой обстановке, когда планировалось, что западные военные округа, быстро отразив вторжение противника после завершения отмобилизования армии, идут в наступление.
Тем не менее после выдвижения резервов из глубины боевых порядков группы армий «Центр» к ее южному флангу у нее останется достаточно сил и средств для создания прочных узлов обороны. Поэтому следует полагать, что направление главного удара в ходе дальнейшей операции русских будет перенесено в полосу действий нашей 2-й армии. Целью ее будет, по-видимому, попытка взломать линию фронта группы армий «Центр» с правого фланга во взаимодействии с фронтальными ударами. Однако противник сможет сохранить преимущество лишь в том случае, если будет в дальнейшем так же инициативно проводить свои операции.
Тем не менее после выдвижения резервов из глубины боевых порядков группы армий «Центр» к ее южному флангу у нее останется достаточно сил и средств для создания прочных узлов обороны. Поэтому следует полагать, что направление главного удара в ходе дальнейшей операции русских будет перенесено в полосу действий нашей 2-й армии. Целью ее будет, по-видимому, попытка взломать линию фронта группы армий «Центр» с правого фланга во взаимодействии с фронтальными ударами. Однако противник сможет сохранить преимущество лишь в том случае, если будет в дальнейшем так же инициативно проводить свои операции».
В общей системе артиллерийского огня особое внимание уделялось обеспечению стыков и флангов как наиболее вероятным участкам главного удара противника. Опыт ведения оборонительных боевых действий убедительно показал стремление противника использовать стыки и фланги для нанесения ударов с целью окружения наших войск как в тактическом, так и в стратегическом масштабе. Надо отметить, что командный состав противника с самого начала войны, как правило, неукоснительно соблюдал этот принцип ведения наступления, ему его прививали с первых шагов военной службы. Такой признанный авторитет в военном искусстве Германии, как Шлиффен, на протяжении всей своей жизни пропагандировал этот принцип как один из основных. «Конечно, не все заключается в одном обходном движении; к нему надо прибавить еще сам бой и победу. Но решительная победа возможна только тогда, когда целью атаки служит неприятельский тыл или, по крайней мере, фланг»[83]. А вот еще одна из многих его рекомендаций: «Фронтальная атака должна начинаться до начала фланговой атаки. Противник должен быть совершенно связан и не быть в состоянии избежать флангового удара. Если охваченный противник перейдет во фронтальную атаку… то тем лучше; если же нет, то охватывающая сторона должна, конечно, взять это бремя на себя»[84].
2. Для этого, вопреки положениям оперативной директивы, необходимо, чтобы с самого начала главный удар безусловно наносился южным флангом, то есть силами группы армий «А», а не группы армий «Б», кроме того, вопрос о нем не может оставаться открытым. По существующему плану в лучшем случае можно лишь нанести фронтальный удар по англо-французским силам во время их продвижения в Бельгии и отбросить их к Сомме, после чего операция может остановиться.

Связанные понятия (продолжение)

Операция (от лат. operatio «действие») — форма ведения военных действий оперативными (оперативно-стратегическими) объединениями вооружённых сил, совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту, времени ударов, манёвров , боёв и сражений разнородных войск (сил) видов ВС, которые проводятся одновременно и последовательно в соответствии с единым замыслом и планом для решения задач на театре военных действий или театре войны, стратегическом или операционном направлении (в определённой...
Демонстрация — военная хитрость, целью которой является отвлечение сил и внимания противника от направления главного удара путём имитации удара на второстепенном направлении.
Марш-манёвр — устаревший военный термин, под которым понимается передвижение крупных масс войск (войсковых соединений и объединений) в походном порядке с целью занятия выгодного положения, перегруппировки, наращивания сил или выхода из угрожающей ситуации.
Окружение — военный стратегический (тактический) приём, заключающийся в изоляции определённой группировки войск (сил) противника от остальных сил и их союзников в целях уничтожения или пленения. В военном жаргоне нередко используются такие слова для окружения, как котёл, мешок, кольцо.
Контруда́р — удар, наносимый противнику в ответ на его атаку, как правило, при условии не достижения цели удара противника. Если же удар противника достиг своей цели, то удар в ответ будет просто новым ударом, атакой. Контрудар всегда соединяют с каким-либо видом защиты, чтобы избежать атакующего удара противника — обычно первого, ведущего удара в атаке. В соединении с защитой движение при контратаке всякого основного удара видоизменяется под влиянием характера данной защиты.
Фактор внезапности или просто внезапность — один из ключевых принципов военного искусства, суть которого заключается в достижении успеха путём действий, которые имеют эффект неожиданности для противника. Использование фактора внезапности во многих ситуациях позволяет парализовать волю противника к сопротивлению, дезорганизовать управление войсками и нанести ему поражение при недостатке сил и средств. Очень часто внезапность воздействия ставит перед противником жёсткие временные рамки на ликвидацию...
Удар — в боевых искусствах это импульсное направленное движение; действие, заключающееся в поражении объекта или субъекта с целью изменения его физического состояния. Удар — это комплексное понятие, включающее в себя совокупность наступательных действий ударного характера, которые человек способен выполнять конечностью тела, корпусом или головой. Также удар может быть нанесен оружием (холодным или огнестрельным), предметом хозяйственного предназначения или любым случайным предметом, по размерам пригодным...
Удар по вторым эшелонам, иногда также атака войск второго эшелона, концепция борьбы со вторыми эшелонами или концепция поражения войск второго эшелона (англ. Follow-On Forces Attack или FOFA) — оперативная концепция ведения боевых действий странами блока NATO, возникшая в конце 70-х годов XX века в связи с растущими наступательными способностями войсковых соединений стран Варшавского договора. Основой концепции на европейском театре военных действий стала ставка на дальнобойные системы неядерных...
Вертикальный охват или охват с воздуха (англ. Vertical Envelopment) — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается охват войск противника путём переброски по воздуху аэромобильных, воздушно-десантных или других частей в тыл или на фланги вражеских войсковых группировок.
Свободная охота — тактический способ ведения боевых действий тактической единицы в военной авиации или военно-морском флоте.
Встре́чный бой — наступление на наступающего противника, вариант наступательного боя, во время которого каждая из противоборствующих сторон действует атакующе. При такой разновидности боевых действий противники, одновременно атакующие, отражающие контратаки врага или вводящие при оборонительном бое резервы для нейтрализации прорывов линии фронта, стремятся каждый захватить инициативу, нанести поражение также наступающему противнику и добиться стратегических целей за счёт высокой активности и решительности...
Отвлекающий удар (также ложная атака) — военная хитрость, целью которой является отвлечение сил и внимания противника от направления главного удара путём нанесения удара на второстепенном направлении.
Далаван Бастон (Добле Бастон) — филиппинское боевое искусство. Техника Добле Бастон разделяется на ряд тренировочных упражнений, таких как синавали и редондо, и способов их боевого применения. Основой боевого применения техник раздела Добле Бастон являются входы в атаку противника, обезоруживания и завязки рук.
Славянский стиль самозащиты (СлавСтС) — русский стиль рукопашного боя, отличительной чертой которого является установка на защиту от нападения нескольких противников, максимальное расслабление во время боя, отсутствие захватов за одежду (конечности) и своеобразная ударная техника.
Господство в воздухе — решающее превосходство авиации одной из воюющих сторон в воздушном пространстве на театре военных действий. По масштабам может быть стратегическим, оперативным и тактическим. Решающая роль в завоевании господства в воздухе принадлежит ВВС и войскам ПВО.
Живая сила ( от греч.ζωντανή δύναμη) термин, применяемый главным образом по отношению к личному составу войск противника, участвующих в бою (операции), как объекту поражения (в отличие от оружия, военной техники и др.
Разведка боем или силовая разведка — способ получения актуальной информации о противнике, идея которого заключается в навязывании ему боевого контакта со стороны специально подготовленных к этому частей. Считается действенным средством ведения войсковой разведки, но применимым только в тех ситуациях, когда возможности других методов уже исчерпаны.
Защи́та (англ. defense) — в шахматах и шахматной композиции отражение наступающих действий соперника.
Боевые действия — организованное применение сил и средств для выполнения боевых задач частями, соединениями и объединениями родов войск (сил) видов Вооруженных Сил, отдельных родов войск, специальных войск и служб, то есть ведение войны на оперативном, оперативно-тактическом и тактическом уровнях.
Изоляция района боевых действий (англ. Interdiction mission) — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается воспрещение передвижению войск противника и подвозу материально-технических средств на какой-либо участок боевых действий. По взглядам американских специалистов изоляция района боевых действий считается приоритетной задачей военной авиации на любом театре военных действий, она решается как в тактическом, так и в стратегическом масштабе. На основе опыта учений НАТО под решение...
Косóй стрóй, косвенный боевой порядок — приём военной тактики, когда наступающая армия концентрирует свои силы, чтобы атаковать только один из флангов противника.

Подробнее: Косой строй
Время «Ч», час «Ч», «Ч» — время начала операции, условное обозначение начала действия войск (в речи военных).
Психическая атака — атака, рассчитанная на устрашение, подавление воли, психики обороняющегося. Такое определение даёт советская военная энциклопедия под общей ред. маршала А. А. Гречко. Психические атаки как вид тактики, согласно СВЭ, характерны для армий эксплуататорских государств. В качестве примера, СВЭ приводит атаку, которую применили кайзеровские войска во время Первой мировой войны, в ходе Гумбиннен-Гольдапского сражения — первого сражения на Восточном фронте Первой мировой войны — 20 августа...
Стратегическое отступление (также скифская тактика, скифская война, планомерное отступление, стратегический отход) — отступление или отход, в стратегии, с тем, чтобы измотать противника, растянуть его линии снабжения и занять более выгодные позиции для будущей борьбы. В истории войн часто сочеталась с тактикой выжженной земли, поскольку их воздействие на противника усиливается.
План игры́ — совокупность следующих одна за другой стратегических операций, выполняемых по самостоятельному замыслу в соответствии с требованиями создавшейся на доске позиции.
Теория глубокой операции — теория ведения скоротечных военных действий, разработанная советскими военными теоретиками в 1930-х годах. Её появление стало возможным благодаря радикальным изменениям в структуре вооружённых сил СССР и их оснащению новыми видами вооружения. Сущность теории заключается в нанесении удара по всей глубине обороны противника, взлом её в нескольких местах и введении в прорыв высокомобильных механизированных частей для развития тактического прорыва в оперативный успех.
Удар рукой — импульсное возвратно-поступательное или вращательное движение рукой, целью которого является достижение изменения физического состояния объекта или субъекта. В спорте удар рукой может носить различный характер и использоваться для: 1) задачи физического вреда (спортивные единоборства), 2) задачи определенного ускорения (спортивные игры). В боевых искусствах удар рукой — это комплексное понятие, включающее в себя совокупность наступательных действий ударного характера, которые человек...
Ночные боевые действия — организованная активность любых видов вооружённых сил, ведущаяся в тёмное время суток (при высоте солнца над горизонтом не более 18°) с целью достижения эффекта внезапности или поддержания непрерывности воздействия на противника.
Военная стратегия (др.-греч. στρατηγία, стратегиа — «искусство полководца») — наука о ведении войны, одна из областей военного искусства, высшее его проявление. Охватывает вопросы теории и практики подготовки к войне, её планирование и ведение, исследует закономерности войны, составная часть военного дела.
Рейдовые действия (англ. raid, от древ.-англ. to rayer — стереть с лица земли) — один из способов военных (боевых) действий, применяемый войсками (силами) и партизанами в тылу противника.
Ударная техника — в боевых искусствах это совокупность средств, способов и методов выполнения ударов. Техника выполнения ударов является предметом изучения в таких боевых искусствах как бокс, кикбоксинг, тайский бокс, ушу, каратэ, тхэквондо и тому подобное.
Наступле́ние — основной вид военных (боевых) действий, основанный на атакующих действиях, в форме боёв, операций и сражений формирований вооружённых сил того или иного государства или союза государств.
Сражение — столкновение двух армий или флотов (значительных масс войск или сил), приведшее к более или менее существенной перемене обстановки на театре военных действий или театре войны, и определившее участь целой операции или кампании.
Контрподготовка — совокупность заранее подготовленных, спланированных и реализуемых в сжатые сроки массированных огневых ударов по главной ударной группировке противника, которая изготовилась к наступлению.
Свёртывание обороны противника — способ развития успеха в наступлении, суть которого заключается в продвижении наступающих войск в стороны от бреши, пробитой в оборонительной линии врага. Тактика свёртывания обороны противника используется в целях расширения участка прорыва, обеспечения флангов своих войск, выхода на фланги обороняющимся и создания благоприятных условий для перехода в наступление на других направлениях. Как правило, для её реализации задействуются силы и средства воинских частей...
Второй удар (Удар возмездия) — понятие ядерной стратегии, обозначающее массированный ответный ядерный удар по агрессору.
Уличный бой, бой в городе или в англоязычных источниках MOUT (англ. Military Operations on Urban Terrain или MOBA, Military Operations in Built-Up Areas; боевые действия в городской местности/в условиях городской застройки) — вооружённое столкновение в пределах городской черты либо в условиях плотной застройки. Считается одним из наиболее сложных видов общевойскового боя, значительно превосходящим по сложности бой в лесу и горах ввиду того факта, что городская местность характеризуется сильно пересечённым...
Ша́хматная та́ктика — совокупность приёмов и способов выполнения отдельных шахматных операций, входящих в стратегический план и его завершающих.
Фланговое движение (также фланговый марш) — движение войск, производимое параллельно фронту расположения противника. Подобные движения предпринимаются, например, при обходах противника, при сосредоточении войск к известной точке стратегического фронта, при перемене пути действий. Фланговые движения затруднительны и опасны. Затруднения происходят оттого, что войскам приходится во время марша прикрывать движение тыловых частей. все время находясь между ними и противником, что снижает скорость движения...
Боевая задача (Тактическая задача) — задача, поставленная вышестоящим командиром (командующим, начальником) формированию вооружённых сил, либо одному или нескольким военнослужащим для достижения определённой цели в бою (операции).
Охва́т, Обхват — один из видов войскового манёвра с целью нанесения ударов по одному или обоим флангам противника, с целью дальнейшего окружения (блокирования).
Воздушный бой — организованное вооружённое противостояние лётчиков (самолётов (экипажей)), авиационных подразделений и частей в воздухе с целью уничтожения воздушного противника и отражения его атак. Включает в себя различные фигуры пилотажа.
«Кубанская этажерка» — боевой порядок самолётов-истребителей, применявшийся советской истребительной авиацией во время Великой Отечественной войны.
Сковывающая группа — исторический военный термин, обозначавший один из элементов боевого порядка воинского соединения или части, предусмотренный уставами Красной Армии 30-х годов XX века, который некоторое время существовал в рамках советской концепции «глубокого боя» в связке с понятием ударной группы. Основным назначением сковывающей группы были действия на сковывающем направлении, которое по фронту значительно превышало ширину полосы действий ударной группы, в целях сковывания противника и пресечения...
Позиционная война — война, в которой вооружённая борьба ведётся, в основном, на сплошных, относительно стабильных фронтах (позициях) с глубокоэшелонированной обороной.

Упоминания в литературе (продолжение)

а. Организация дальнейшего наступления 4-й армии. [2-ю] танковую группу Гудериана не следует усиленно гнать вперед, однако она должна продолжать наступление, имея достаточно ясно выраженное сосредоточение сил на направлении главного удара. Наилучшим участком для нанесения удара, видимо, является район южнее Могилева.
К недостаткам подготовки к войне надо отнести то, что оставалось неясным, как будет действовать армия. Направление главного удара ставилось в зависимость от действий противника, силы которого явно недооценивались. Эта недооценка сил и средств противника привела к просчетам в части определения границ театра военных действий и обеспечения его необходимыми ресурсами. Наконец, то обстоятельство, что Главная квартира считала возможным иметь вместо одного два операционных плана, чуть не привело русскую армию к катастрофе. Лишь своевременный отказ от предложений Фуля дал возможность перейти к формам действий, отвечающим сложившейся обстановке.
Впрочем, решающим для победы на западе было количественное и качественное превосходство немецких танковых и военно-воздушных сил. Во время Первой мировой войны почти до конца оборона была самой сильной формой ведения военных действий, убойная сила огнестрельного оружия из-за отсутствия средств нападения использовалась не в полной мере. С того времени, благодаря развитию моторостроения, произошло решающее изменение условий ведения войны. Современные танки и самолеты представляли собой средства нападения высочайшей пробивной силы, действовавшие с высокой скоростью. Им можно было противостоять, только обладая таким же оружием. Оборонительного оружия, которое одновременно получило развитие, уже было недостаточно. Гитлер, являясь технически грамотным человеком, понял это своевременно и потому старался всячески ускорить строительство танков и самолетов. Немцы объединяли танковые и моторизованные дивизии, корпуса и крупные оперативные группы, которые использовали для достижения решающего прорыва, на участке главного удара. Они были мобильными и действовали умело. Большое значение имела хорошая организация совместных действий с военно-воздушными силами, которые располагали весьма эффективными средствами поддержки наземных войск, в первую очередь пикирующими бомбардировщиками. В отличие от немцев французы в своих взглядах на основные принципы использования танковых войск не слишком далеко ушли от лета 1918 года. Они почти всегда использовали танки для непосредственной поддержки пехоты. В то же время французские военно-воздушные силы совсем не имели пикирующих бомбардировщиков, да и вообще современных боевых самолетов у них было так мало, что те не могли оказать сколь бы то ни было существенного влияния на ход наземных операций.
Гальдер отнесся к первым разработкам плана нападения на Советский Союз критически и искал новые решения. По его мнению, планировать нанесение главного удара по Украине было нецелесообразно по нескольким причинам, а именно: серьезным препятствием для развития успеха в глубину являлись такие крупные водные преграды как Днестр и Днепр, а также отсутствие необходимых политических предпосылок для тесного сотрудничества с Румынией, где должны были сосредотачиваться крупные немецкие силы. А главное – предусматривался слишком длинный обходной путь для овладения Москвой с юга. Он считал, что чем короче будет путь к захвату Москвы, тем быстрее удастся одержать победу над СССР. Он был склонен развертывать наиболее мощную стратегическую группировку немецких войск в Восточной Польше для наступления на Москву прямым путем, с ее последующим поворотом на юг, чтобы выйти в тыл советских войск на Украине и вынудить их сражаться перевернутым фронтом.
Цель и в этом случае все-таки ставилась масштабная, стратегическая. Но план операции таил в себе существенные недостатки. Самое уязвимое его звено – это район, из которого предполагалось нанести главный удар. Речь идет о Барвенковском выступе. Противник стремился ликвидировать его и считал это своей ближайшей задачей в летнем (1942 г.) наступлении. В связи с этим немцы планировали нанести под основание выступа два встречных удара: из района Балаклеи и из района Краматорска; общее направление – на Изюм. Могло ли это оставаться неизвестным командованию Юго-Западного фронта, тем более – главкому направления? Вряд ли. Допустим, разведывательные данные на этот счет отсутствовали, но обычным аналитическим путем (одним взглядом на конфигурацию фронта) можно было сделать вывод о судьбе Барвенковского выступа, т. е. представить, как может в этом случае поступить противник.
«Неудача, постигшая нас под Вязьмой, – пишет Василевский, – в значительной мере была следствием не только превосходства противника в силах и средствах, отсутствия необходимых резервов, но и неправильного определения направления главного удара противника Ставкой и Генеральным штабом, а стало быть, и неправильного построения обороны.
Белорусская операция характеризуется умелым выбором направлений главных ударов фронтов и решительным массированием на них имевшихся сил и средств. Нанесение мощных одновременных ударов на шести далеко отстоящих друг от друга участках позволяло дробить оборону врага, причём на многосоткилометровом фронте. В таких условиях германское командование при всём своём желании не могло парировать наши удары. Впервые за годы войны большая часть подвижных групп и армий фронтов была введена в сражение после прорыва тактической зоны обороны противника. Был осуществлён новый метод артиллерийской поддержки пехоты и танков – двойной огневой вал.
Суть дела в том, что советское командование при отсутствии общего превосходства в силах и средствах сумело искусно создать мощные ударные группировки на направлениях главных ударов. В качестве примера можно привести Юго-Западный фронт, ширина полосы которого составляла 170 км. На участке прорыва шириной в 22 км (около 9 % общей протяженности фронта) было сосредоточено до 50 % стрелковых дивизий, все танковые и кавалерийские корпуса, 85 % артиллерии усиления. В интересах этой группировки действовала и вся авиация фронта. Аналогичным образом создавались ударные группировки на Донском и Сталинградском фронтах. Добавим к этому – правильный выбор направлений, выводивших ударные группировки в тыл врага; точное определение момента перехода в контрнаступление; одновременное образование внешнего и внутреннего фронтов окружения; надежную организацию воздушной блокады войск противника, попавших в гигантский «котел».
Вопрос о направлении главного удара вермахта – на Москву или Киев – оставался открытым[190]. Как видно из этих соображений, Гитлер прибегнул к классической схеме стратегического наступления, которой традиционно придерживался германский Генштаб, в том числе и накануне Первой мировой войны: нанесение глубоких ударов, охватывающих главные силы противника с целью их окружения и последующего уничтожения.
В ночь с 18 на 19 августа, после заключительной «вспышки» передвижений противника по всему фронту, всякое движение замерло. 19 августа во второй половине дня после примерно получасовой артиллерийской подготовки противник на нескольких участках фронта группы армий атаковал наши позиции, как правило, силами не более батальона. Это была лишь прелюдия к грядущему наступлению – разведка боем, с помощью которой советское командование хотело еще раз прощупать нашу систему обороны, определить эшелонирование наших сил и выявить наиболее уязвимые места. Возможно, русские намеревались захватить более выгодные позиции и одновременно ввести нас в заблуждение относительно подлинного направления своего главного удара. Эти первые атаки удалось успешно отразить; противник понес большие потери в живой силе.
Последним, кто работал над планом «Восточного похода», был заместитель начальника немецкого Генерального штаба генерал-лейтенант Фридрих Паулюс – будущий командующий погибшей под Сталинградом 6-й полевой армии. Ключевой задачей Вермахта по плану «Барбаросса» стало уничтожение Красной Армии: «Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных Войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено». Направлением главного удара было выбрано московское. В Директиве № 21 было сказано: «Театр военных действий разделяется Припятскими болотами на северную и южную части. Направление главного удара должно быть подготовлено севернее Припятских болот. Здесь следует сосредоточить две группы армий. Южная из этих групп, являющаяся центром общего фронта, имеет задачу наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из района Варшавы и севернее ее и раздробить силы противника в Белоруссии». Завершалась Директива № 21 словами Гитлера: «Я ожидаю от господ главнокомандующих устных докладов об их дальнейших намерениях». То есть командующим группами армий сформулировали их задачи в общем виде и предлагали им разработать свои детализированные предложения по ведению операций.
Созданные в играх группировки войск сторон соответствовали утвердившимся осенью 1940 г. взглядам советского стратегического руководства, согласно которым Германия с целью захвата Украины может сосредоточить свои главные силы (110–120 пехотных дивизий, основную массу танков и самолетов) на юге в районе Седлец, Люблин для нанесения главного удара в общем направлении на Киев, а из Восточной Пруссии, где будет сосредоточено 50–60 немецких пехотных дивизий, может последовать вспомогательный удар.
Летом 1916 г. активизировались и военные действия на восточном фронте. Инициативу проявило командование русской армии, выполнявшее решение декабрьской конференции в Шантильи. При этом материальное обеспечение, комплектование войск, их моральный дух вселяли большую тревогу. Затянувшаяся война вызывала все большее недовольство солдатской массы, экономика России с трудом справлялась с военной нагрузкой. Тем не менее, стремясь оттянуть силы противника от Вердена, русская ставка разработала план наступления на протяжении всего фронта от Балтики до Румынии. Главный удар предполагалось нанести частями западного фронта. Северо-Западный и Юго-Западный фронты должны были нанести вспомогательные, отвлекающие удары. Стратегия этих операций в точности повторяла действия союзников – сосредоточение ударной группировки на одном узком участке и последующие бои на уничтожение, «перемалывание» противника. Однако русские войска были не готовы к таким изнуряющим сражениям. Шансов на успех было немного, и командующие фронтов любыми средствами оттягивали начало активных действий. Иной тактический замысел предложил командующий Юго-Западным фронтом генерал А. А. Брусилов. Его штаб разработал принципиально новый план маневренного «дробящего» наступления одновременно по нескольким направлениям на широком, до 450 километров, участке фронта. Противник в этом случае не мог сосредоточить крупные силы для отражения основного удара.
Перед Россией стратегическая обстановка ставила трудную проблему. Главную массу живой силы неприятеля на русском фронте образовывали австрийцы, и русский удар, чтобы не быть направленным впустую, должен был нацеливаться преимущественно на австрийский фронт. Но так как Германия, конечно, являлась менее восприимчивой к тяжелому поражению армий своего союзника, чем к вторжению русских войск непосредственно в ее пределы, то для разгрузки французского фронта русские, согласно военной конвенции, обязаны были, одновременно с наступлением против Австрии, наступать и на германском фронте. В связи с возможностью направления главного удара Германии не на французский фронт, а на русский, план войны русского генерального штаба предусматривал два варианта: Г, в случае обнаружения сосредоточения крупных сил германцев в Восточной Пруссии, и А, когда главным врагом являлась Австрия. По плану Г против Германии направлялось 672 б‑на, а против Австрии – 552 б‑на; по плану А – против Германии – 480 б‑нов, против Австрии – 744 б‑на. Принят был к выполнению план А, так как нарушение нейтралитета Бельгии ясно обнаружило направление главных сил Германии на французский фронт.
Заранее планировать «стратегическую оборону» в 1941 г. было просто бессмысленно. Если мы проигрываем гонку перевозок войск на железных дорогах, то на каком этапе она будет проиграна, предсказать никак невозможно. Соответственно, вводная любого плана – положение своих войск – будет многовариантной до полного абсурда. Мы заранее не знаем результат сражений у границы, станций, где застанет армии внутренних округов удар главных сил противника по армиям прикрытия. Столь же бесперспективно угадывание планов противника с точностью до направлений ударов и глубины их нанесения. Возможно, что разведка (Зорге в Токио) нам нагадает на волшебном шаре или узнает у духов Маркса и Энгельса, что главный удар будет в Белоруссии. Но Белоруссия большая, и точно вычислить направление удара почти невозможно. Возможности воздушной разведки в условиях мирного времени куда скромнее, чем в военное время. С послом в Японии командующие трех немецких групп армий свои планы, конечно же, не обсуждали.
Следует подчеркнуть несколько ключевых моментов. Во-первых, белые смогли на практике приступить к реализации своих планов на наступление только после перехода через Тобол. До этого, при отступлении от Челябинска, им это не удалось. На сей раз это стало возможным по причине ослабления сил красных на петропавловском направлении из-за вывода частей в резерв и переброску на другой фронт. Таким образом, Главное командование Красной армии, а вслед за ним и командование Восточного фронта белым объективно помогли. Во-вторых, на участке 5-й армии белые главный удар направляли как раз на Звериноголовский тракт, против постепенно растягивающегося правого фланга 5-й армии, который, после выполнения фронтовой директивы, остался слабо защищенным.
Одной из причин неверной оценки советских планов в полосе группы армий «A» являются советские дезинформационные мероприятия. Г.К. Жуков позднее писал в мемуарах: «В процессе подготовки операции были проведены дезинформационные мероприятия, чтобы скрыть масштаб предстоящего наступления и направления ударов, особенно главного удара. Мы пытались создать у противника впечатление о сосредоточении основных сил фронта против Варшавы и восточнее ее»[8]. Сейчас можно вполне определенно утверждать, что эти дезинформационные мероприятия сработали. Согласно оценке, сделанной OKH/FHO, так называемым «Отделом изучения армий Востока» 5 декабря 1944 г., эту наживку немцы с удовольствием съели: «Первой задачей 1-го Белорусского фронта, по всей видимости, будет являться захват района Варшавы с помощью обхода города с двух сторон. Основные силы фронта в настоящий момент сосредоточены в западной и северо-западной части плацдарма Варка для наступления на запад-северо-запад и северо-запад. Это подтверждается концентрацией крупных сил 16-й Воздушной Армии восточнее плацдарма»[9]. Спустя месяц, 5 января 1945 г., за считаные дни до начала советского наступления, эта оценка сохранилась: «Основная масса сил 1-го БФ, первой задачей которого является захват района Варшавы путем охвата города с двух сторон, подготовлены для удара с плацдарма Варка сначала на юго-запад с последующим скорым поворотом на запад-северо-запад и северо-запад»[10]. Это заставляет весьма высоко оценить мероприятия по маскировке грядущего наступления, проведенные командованием 1-го Белорусского фронта.
В ходе Вяземской оборонительной операции советские войска потерпели крупное поражение. «Неудача, постигшая нас под Вязьмой, – пишет Василевский, – в значительной мере была следствием не только превосходства противника в силах и средствах, отсутствия необходимых резервов, но и неправильного определения направления главного удара противника Ставкой и Генеральным штабом, а стало быть, и неправильного построения обороны. Вместо того чтобы выделить Западному и Резервному фронтам самостоятельные полосы для обороны с полной ответственностью каждого из них за эти полосы в целом, как по фронту, так и в глубину, 24-я и 43-я армии Резервного фронта к началу наступления противника занимали оборону в первом эшелоне, находясь между левофланговой армией Западного и правофланговой армией Брянского фронтов. Остальные три армии Резервного фронта, растянутые в одну линию на широком участке, находились на позициях в непосредственной глубине обороны Западного фронта по линии Осташков – Оленино – Ельня. Оперативное построение крайне затрудняло управление войсками и взаимодействие фронтов. Даже в результате хорошо, правильно организованной обороны на направлении главных ударов врага ни Западный фронт, ни войска направления в целом не имели превосходства»[158].
А. Задача. Распределение сил. Стратегическое развертывание. Политические требования к соседям. Перенос главного удара с Запада на восток и последствия этого в политической, экономической и военной областях. Окончательная группировка сил перед началом операции…
Таким образом, при определении направления главного удара надо было выбирать между Чонгаром и Перекопом. Так как Перекоп, в силу большей ширины, открывал более широкие возможности в смысле развертывания войск и вообще представлял больше удобства для маневрирования, то, естественно, наш решающий удар был нацелен сюда.
В случае принятия «Варианта Г», подразумевающего перенос главного удара противника на Восточный фронт, развертывание русских армий относилось назад. В соответствии с оборонительным планом войны, семьдесят пять процентов всех сил отправлялось к северу от Полесья против Германии, в то время как прикрытие операционных путей к Днепру против всех австрийских вооруженных сил возлагалось только на 3 ю и 8 ю армии. В случае наступательного характера действий более половины русских сухопутных сил отправлялось против Австро-Венгрии, пока две армии (1 я и 2 я) будут наступать в немецкую Восточную Пруссию, дабы оттянуть на себя войска противника из Франции.
Известно, что при планировании летней кампании 1942 г. советское руководство допустило просчет: германское верховное командование решило нанести главный удар на южном направлении. Планы вермахта на лето определяла директива ОКВ № 41 от 5 апреля 1942 г. Хотя конкретных планов нового наступления на Москву у немецкого командования не было, при разработке летней кампании 1942 г. оно рассчитывало создать благоприятные условия для завершающего удара по центральной группировке советских войск. Захватив Сталинград, предполагалось отрезать центр страны от юга, а захватив Мурманскую железную дорогу, – от севера. Сохранению плацдарма в центре советско-германского фронта придавалось очень большое значение для дальнейших действий: «Следует учитывать возможность быстрого перебазирования авиации на центральный и северный участки фронта; для этого по возможности сохранить существующие аэродромы». Летом же планировалось очистить тылы группы армий «Центр», а затем осуществить две наступательные операции: ударами 9-й от Ржева и 16-й армий с демянского плацдарма на Осташков окружить войска Калининского фронта, а силами 4-й и 2-й танковых армий срезать выступ между Юхновом и Болховом. Позднее в директиве № 45 ОКВ от 23 июля 1942 г. говорилось, что операции «на участках фронта групп армий «Центр» и «Север» должны быть проведены быстро, одна за другой. Таким путем в значительной мере будет обеспечено расчленение сил противника и падение морального состояния его командного состава и войск». Именно стремлением удержать исходный удобный плацдарм и объясняется тот факт, что весь 1942 г. немецкое командование и держало здесь самую крупную группировку своих войск – около 1/3 соединений, действовавших на советско-германском фронте.
Нарочское наступление – результат ошибочного завышения приоритета союзнического долга, неправильного выбора направления главного удара, сделанного под давлением Франции и Великобритании, технической неподготовленности к операции такого масштаба. Ответственность за это можно равномерно распределить на императора, начальника штаба его Ставки и военного министра. Кроме того, эта операция показала несостоятельность в новых условиях весьма распространенной в русской армии теории превосходства духа над техникой. Неверными оказались даже не столпы «драгомировской школы», а использование отдельных ее положений в конкретных условиях. В русских штабах, в том числе и у Алексеева, еще в бытность его командующим Северо-Западным фронтом бытовала следующая концепция, весьма точно замеченная современником. Следующая цитата за полгода до боев в марте 1916 г. дает почти точное их описание: «Русская теория состоит в том, что Россия может выдержать потери, какими бы большими они ни были, почти неопределенно долго, и что она, в случае необходимости, будет брать на себя бремя уничтожения немецкой волны снова и снова, зная, что каждый приступ неприятеля приводит его к окончательному истощению»94.
«Осенний» план 1939 года, известный как «План ОКХ», представлял собой ухудшенную версию плана Шлиффена. Вновь, как в 1914 году, главный удар наносился через Бельгию (силами группы армий «Б»), На сей раз предполагалось, что противник будет готов к такому развитию событий, однако, считалось что Бельгию удастся захватить до того, как союзники окажут ей помощь. Далее предполагалось продвижение на юго-запад «в пределах возможного». План не предусматривал разгрома противника, речь шла только о получении позиционных преимуществ и прикрытии Рура.
Главный удар на Волоколамско-Гжатском направлении наносила 20-я армия, на Юхновско-Вяземском направлении – 50-я армия и группа генерала Белова. Таким образом, решения командования Западного фронта отвечали замыслу и директиве Верховного главнокомандования. Однако для нанесения сокрушающих ударов противнику на Ржевском и Вяземском направлениях необходимо было иметь сильные ударные группировки, способные взломать оборону противника и обеспечить быстрое продвижение в глубину, чего фронты без дополнительного усиления сделать не могли. Фактическое соотношение сил в полосах действий главных в операции – Калининского и Западного – фронтов было таково, что их войска лишь незначительно превосходили противника по личному составу в боевых частях (1,1:1) и по количеству танков (1,3:1). По артиллерии в целом они находились в равном положении с противником, но уступали ему, как и прежде, в противотанковой артиллерии (1:2,8) и орудиях крупных калибров (1:1,7). Противник все еще превосходил авиацию наших фронтов почти в два раза.
Практическое использование военно-теоретических взглядов на морские десантные операции в ходе оперативной (боевой) подготовки и боевых действий было менее эффективным. В январе 1930 г. Штаб РККА, обосновывая кораблестроительную программу и произведя расчет сил и материальных средств, необходимых для решения поставленных перед Морскими силами Балтийского и Черного морей задач, сделал вывод о том, что основное и решающее значение приобретает создание мощных воздушных сил, без которых невозможно решение ни одной задачи.[237] Так, считалось, что для разгрома англо-французского флота на Балтике необходимо «создание мощного боевого авиационного кулака для нанесения главного удара по линкорам противника», а также «создание боевого ядра флота, могущего эту атаку поддержать, развить и эксплуатировать».[238] Главной задачей МСЧМ было недопущение крупного десанта противника на кавказское побережье.[239] Для ее решения предусматривалось нанесение сосредоточенного удара по десантному отряду на переходе морем или в ходе его высадки надводными и подводными силами, а также авиацией.
Очень важный урок вытекает по стратегической разведке, которая в целом не смогла правильно раскрыть замысел противника, состав его оперативных группировок и направление их главных ударов.
– Да. На начальном этапе операции выделенных мне сил действительно хватит, но как только немецкое командование определится с направлением главного удара, оно перебросит туда дополнительные силы из Вильно и Лепеля, чем остановит нас. Кроме того, оно может со стороны Вильно нанести несколько ударов общим направлением на Молодечно и Лиду. Свободных резервов на тех направлениях нет, а раз так, то немцы смогут прорвать нашу оборону и продвинуться к Минску. Кроме того, они смогут отрезать нас от главных сил и отрезать нам пути отступления и обеспечения. Таким образом, наш прорыв на Докшицы будет обречен. Что в этом случае я должен делать?
Что же касается моих непосредственных обязанностей, то первым делом нужно было позаботиться о стабилизации фронта и о создании войскам приемлемых условий существования. Требовалось произвести довольно масштабную перегруппировку сил: перебросить некоторые воинские соединения, сосредоточенные в местах главных ударов, на слабо защищенные участки фронта. Пехотные дивизии должны были сменить кавалерийские части. Прошло немало времени, прежде чем эти перестановки благополучно завершились и все войска заняли отведенные им позиции. Но о полном покое не могло быть и речи. Позиции следовало обустроить по всем правилам военного искусства, причем отдельным подразделениям приходилось осваивать оборонительные рубежи большой протяженности, что требовало от солдат значительных дополнительных усилий. Линия обороны, как правило, проходила там, где остановилось наступление, однако трудно защищаемые пункты обычно добровольно оставляли врагу, что, разумеется, не давалось легко ни командирам, ни солдатам.
В более подробном виде задачи 7-й армии были зафиксированы в директиве командующего ЛенВО № 4717 от 21 ноября 1939 года. Главный удар должен был наноситься на Выборг смежными флангами 19-го и 50-го стрелковых корпусов. На армейскую операцию, которая должна была состоять из трех этапов, командованием отводилось в целом 10–12 дней. Первый этап, длительность которого была запланирована в двое суток, заключался в преодолении предполья[38] обороны противника. К концу первого этапа войска должны были выйти к главной оборонительной полосе линии Маннергейма[39]. Затем планировалась трехдневная оперативная пауза, которую следовало использовать для перегруппировки войск и их подготовки к прорыву главной оборонительной полосы. На третьем этапе операции предполагался прорыв за 4–5 дней главной укрепленной полосы финнов. Средний темп наступления войск 7-й армии на операцию был запланирован 8—10 км в сутки[40].
26 сентября фон Бок подписал приказ № 1620/41 о наступлении{185}. Войскам 4-й армии с подчиненной ей 4-й танковой группой предстояло наступать в общем направлении по обе стороны дороги Рославль – Москва. После осуществления прорыва армия, прикрываясь с востока, должна была повернуть крупными силами в направлении шоссе Смоленск – Москва с обеих сторон Вязьмы. На 9-ю армию с подчиненной ей 3-й танковой группой возлагалась задача по прорыву обороны советских войск между шоссе и районом Белый и выходу к железной дороге Вязьма – Ржев. Главный удар силами моторизованных частей при поддержке пехотных соединений предусматривалось нанести в общем направлении на Красный Холм. Кроме того, намечался поворот части сил восточнее верхнего течения р. Днепр в направлении автодороги западнее Вязьмы при одновременном прикрытии с востока. На внутренних флангах 4 и 9-й армий между районом Ельня и шоссе предписывалось, впредь до получения возможности наступления на этом участке, вводить советские войска в заблуждение, создав видимость наступления и путем отдельных сосредоточенных ударов с ограниченными целями максимально сковывать противника.
Уже во второй половине дня 5 июля командование Воронежского фронта определило направление главного удара и выработало основные мероприятия по укреплению обороны. Тогда главным средством борьбы наших войск стали многочисленные инженерные заграждения в сочетании с огнем артиллерийских и стрелковых частей. Танки оставались пока в резерве. На 6 июля планы командования Воронежского фронта изменились. Оно готовилось наряду с прежними методами борьбы активно использовать танковые и механизированные корпуса. Предполагалось, что именно они остановят продвижение противника и не допустят расширения участка вклинения в сев. – вост. направлении. Поэтому все танковые резервы Ватутин расположил во втором эшелоне – на направлении главного удара, а также на прохоровском направлении, справедливо предполагая, что неприятель в ближайшее время попытается использовать его для прорыва на Обоянь.
Советское командование ранней весной 1942 г. разработало планы операции на весну – начало лета, исходя из главной идеи активной стратегической обороны, накопления резервов, а затем перехода в решительное наступление. Вместе с одновременным переходом к стратегической обороне намечалось провести на ряде направлений частные наступательные операции, чтобы закрепить успехи зимней кампании, удержать стратегическую инициативу и сорвать подготовку нового немецкого наступления летом 1942 г. Обоснованные данные советской разведки о подготовке главного удара врага на юге не были учтены: на юго-западное направление выделено меньше сил, чем на западное, стратегические резервы сосредотачивались в основном возле Тулы, Воронежа, Саратова, Сталинграда. Как пишет А.М. Василевский, «…самым уязвимым оказалось (в плане. – Примеч. авт.) одновременно обороняться и наступать»[76].
Задача второго стратегического эшелона Красной армии состояла в том, чтобы начать общее контрнаступление в соединении с контратаками и контрударами четырех передовых оперативных фронтов. Однако, поскольку ни приграничные военные округа, ни пять резервных армий не завершили к 22 июня свое развертывание в соответствии с намеченными планами, вторжение по плану «Барбаросса» захватило военно-политическое руководство СССР врасплох13. Эта агрессия также застала Красную армию в ее переходный период, когда так называемые реформы Тимошенко, санкционированные Сталиным после некоторых удручающих уроков советско-финской войны 1939–1940 гг., были завершены лишь наполовину, и она оказалась не в состоянии осуществить мобилизацию и предписания Плана обороны. Усугубляя положение дел, Сталин значительно недооценил стратегическую ситуацию, и, поскольку старшие генералы беспрекословно выполняли инструкции вождя, советские военные планировщики чересчур выдвинули к границам силы первого стратегического эшелона Красной армии и сосредоточили их в областях, уязвимых для быстрого охвата противником, таких как, например, Белостокский выступ. Хуже того, поскольку эти планировщики ожидали, что немцы нанесут первый удар к югу от Припятских болот, то сосредоточили основные силы Красной армии вдоль юго-западной оси. В результате наступательный удар главных сил танковых и моторизованных сил вермахта севернее Припяти вывел Красную армию из равновесия и обусловил череду катастрофических поражений.
2-й Украинский фронт имел задачу подготовить и провести операцию, нанося главный удар на Первомайск через Кировоград. Частью сил фронт должен был наступать в общем направлении на Христиновку, где, соединившись с 1-м Украинским фронтом, разгромить противника в районе Звенигородка – Канев.
Фон Бок был отнюдь не уверен в том, что ему удастся вовремя выйти на намеченные позиции в районе Роттердама. Однако, когда я без обиняков сказал ему, что судьба десанта, да и операции, проводимой группой армий, полностью зависит от своевременного прибытия на место механизированных частей сухопутных войск, фон Бок заверил меня, что сделает все, что в человеческих силах, чтобы не опоздать. Чтобы ему было легче давать это обещание, я гарантировал ему максимальную поддержку с воздуха. Было очевидно, что для того, чтобы не допустить разрыва между передовыми частями 18-й армии и частями, действующими на левом фланге, последним придется продвигаться вперед с максимальной быстротой. Помимо прочего, продвижение 6-й армии могло помочь нанесению главного удара группой армий под командованием фон Рундштедта, которая должна была действовать левее против французов.
В проекте фигурировали следующие основные положения[328]: 1) противник временно перешел к обороне и укрепляет свои позиции перед фронтом 2-й и 2-й танковой армий, намереваясь приложить все усилия, чтобы удержать плацдарм западнее линии Белгород, Курск, Тросна, завоеванный им в ходе зимнего наступления; 2) для уничтожения противника на этом плацдарме предлагается наступление 9-й армии на юг с целью захвата Курска и окружения противника во взаимодействии с войсками группы армий «Юг»; 3) 9-я армия наступает тремя ударными группировками с фронта Тросна – Малоархангельск в направлении на Щигры, Курск и Фатеж, продвигаясь главными силами до возвышенностей севернее и восточнее Курска, тогда как западная и восточная группы обеспечивают фланги и образуют внешний и внутренний фронт окружения; 4) сосредоточение ударных соединений 9-й армии проходит в период с 24 апреля по 4 мая, они приводятся в боеготовность к 10 мая, материальная подготовка операции завершается к 15-му числу этого месяца – желательный срок начала наступления; 5) ввести противника в заблуждение относительно времени и направления главного удара можно лишь посредством тактической внезапности; 6) противник будет опираться на заранее подготовленную позиционную оборону и проводить контрудары с западного и восточного направлений; 7) расчет времени наступления – два дня на прорыв главной полосы обороны противника и четыре дня для выхода к Курску; 8) непременным условием выполнения предстоящих задач является пополнение личного состава, вооружения и техники, в особенности поступление новых танков и самоходных орудий, а также подкрепление авиации дополнительными летными частями пикирующих бомбардировщиков и истребителей.
В проекте фигурировали следующие основные положения[328]: 1) противник временно перешел к обороне и укрепляет свои позиции перед фронтом 2-й и 2-й танковой армий, намереваясь приложить все усилия, чтобы удержать плацдарм западнее линии Белгород – Курск – Тросна, завоеванный им в ходе зимнего наступления; 2) для уничтожения противника на этом плацдарме предлагается наступление 9-й армии на юг с целью захвата Курска и окружения противника во взаимодействии с войсками группы армий «Юг»; 3) 9-я армия наступает тремя ударными группировками с фронта Тросна – Малоархангельск в направлении на Щигры, Курск и Фатеж, продвигаясь главными силами до возвышенностей севернее и восточнее Курска, тогда как западная и восточная группы обеспечивают фланги и образуют внешний и внутренний фронт окружения; 4) сосредоточение ударных соединений 9-й армии проходит в период с 24 апреля по 4 мая, они приводятся в боеготовность к 10 мая, материальная подготовка операцию завершается к 15 числу этого месяца – желательный срок начала наступления; 5) ввести противника в заблуждение относительно времени и направления главного удара можно лишь посредством тактической внезапности; 6) противник будет опираться на заранее подготовленную позиционную оборону и проводить контрудары с западного и восточного направлений; 7) расчет времени наступления – два дня на прорыв главной полосы обороны противника и четыре дня для выхода к Курску; 8) непременным условием выполнения предстоящих задач является пополнение личного состава, вооружения и техники, в особенности поступление новых танков и самоходных орудий, а также подкрепление авиации дополнительными летными частями пикирующих бомбардировщиков и истребителей.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я