«Собеседник любителей российского слова» (Добролюбов Н. А., 1856)

Библиографические заметки

(1) Н. И. Греч, объявив в своей учебной книжке{49} и в «Чтениях о русском языке» издателем «С.-Петербургского вестника» И. Ф. Богдановича, ввел в ошибку многих из последующих писателей. То же потом повторилось и в курсах литературы у Плаксина («История литературы», стр. 244), у Мизко («Столетие русской словесности», стр. 157) и др. Митрополит Евгений в «Словаре светских писателей» (ч. 1, стр. 117, Снегир. изд.) говорит, правда, что Богданович только участвовал в издании «Вестника» в продолжение шестнадцати месяцев с начала издания, но и этому трудно поверить после статьи в 7 № «Вестника» на 1778 год «Об историческом изображении России», соч. Богдановича, — статьи, которая, несмотря на свою крайнюю умеренность, возбудила в нем жесточайший гнев. Оскорбленный автор напечатал в 64 № «С.-Петербургских ведомостей» 1778 года ответ на этот разбор, где «дал восчувствовать гнев свой». Издателем «С.-Петербургского вестника», по свидетельству Евгения, был Григорий Брайко, поводом же к ошибке, вероятно, послужило то, что другой Богданович — Петр — действительно издавал другой, «Новый С.-Петербургский вестник», в 1786 году и издал три книжки, вместо обещанных двенадцати.

(2) Большею частью журналы в то время продолжались только по одному году, если успевали дожить до конца его. Некоторые, являясь и на другой год в том же составе, при тех же издателях, переменяли, однако, название; например, Новиков в 1769 году издавал «Трутень», в 1770 — «Смесь», в 1771 — «Живописец»; Рубан — в 1769 — «Ни то, ни се», в 1771 — «Трудолюбивый муравей», в 1772 — «Старина и новизна».

(3) Из произведений Державина помещены в «Вестнике»: 1) «Песнь Петру Великому» (1778, № 6); 2) Надписи, числом шестнадцать, из которых две внесены в «Полное собрание сочинений Державина», остальные же под сомнением (1779, № 2); 3) «Песенка отсутствующего мужа» (там же); 4) ода «На смерть князя Мещерского» (№ 9); 5) «Ключ» (№ 10); 6) «На рождение на Севере порфирородного отрока» (№ 12); 7) «На отсутствие императрицы Екатерины в Белоруссию» (1780, № 5); 8) Ода «К соседу моему» (№ 8); 9) «Песенка» (там же); 10) «Застольная песня», названная в собрании сочинений «Кружка» (№ 9); 11) «На Новый год» (1781, № 1). Большая часть этих стихотворений перепечатана в «Собеседнике». Ни одно из них не подписано.

Сатира Капниста помещена была в 6 № 1780 года и отсюда перепечатана в «Собеседник» с некоторыми изменениями.

(4) Из более обширных статей, помещавшихся в «Вестнике», заметим: «Об установлении патриаршества в России» (1778, № 9); «Описание Тибетского государства» (1779, №№ 3–4); «Краткое известие о театральных в России представлениях» (№№ 8–10); «О первом прибытии в Россию англичан» (1780, № 5); «О происхождении и разных переменах российских законов» (№№ 9–10); «Обретение пятой части света» (1781, № 1); «Раздробление и механическое строение тела человеческого» (№ 3). Таковы же большие критические статьи «О «Россиаде»«(1779, № 8) и «О «Потерянном рае»«(1780, №№ 6–7). Кроме ученых статей, находим здесь также и несколько повестей, довольно длинных для тогдашнего времени, например: «Повесть о блаженстве» (1778, № 12; 1779, №№ 1, 3); «Фонг-Кианг, или Торжество дружбы» (1779, № 2); «Розалия» (1780, № 11); «Повесть о Палемоне и Сильвии» (1781, № 3); «Повесть о человеческой бороде» (№ 5). Из одного этого указания видно уже отчасти, как было разнообразно содержание «Вестника».

(5) Из «Вестника», кроме семи стихотворений Державина, перепечатаны в «Собеседнике» многие эпиграммы, сатиры Капниста, несколько стихотворений Княжнина и статья «О правописании слова «драма»«.

(6) Довольно полный рассказ об этом находится, например, у Мизко («Столетие русской словесности», стр. 83–84); см. также словари Евгения и Бантыш-Каменского под именами Державина, Дашковой и Козодавлева. Подробнее же рассказано все это происшествие в объяснениях к сочинениям Державина, Львова (ч. II, стр. 6–9) и в статье г. Грота о «Фелице» и «Собеседнике» («Современник», 1845, № 11, стр. 120–125).

(7) Во второй книжке «Собеседника» (стр. 106–117) помещено послание Любослова, содержащее в себе несколько придирчивую критику на первую книжку. В третьей же части (ст. VI, стр. 39–43) помещено письмо от защитника Клировых мыслей, в котором неизвестный защитник выразился об издателях так, что они сочли нужным заметить, что, может быть, он писал так, «не зная, кто они» (стр. 45).

(8) Для библиографов выписываю здесь плод усердных разысканий моих в «С.-Петербургских ведомостях» 1783–1784 годов. Первое объявление о «Собеседнике» явилось апреля 14 1783 года, в 30 № «С.-Петербургских ведомостей». В 33 №, 25 апреля, оно было повторено. В 38 № (мая 12) помещено объявление, что первая книжка уже совсем готова и потому присланная статья «Египетская повесть» не будет уже в ней помещена. Мая 19, № 40, объявлено, что первая книжка выйдет завтра, 20 мая, в субботу. В последующем нумере объявлено о действительном ее выходе. Вторая книжка вышла 24 июня («С.-Петербургские ведомости», 1783, № 56). Третья книжка — июля 28, четвертая — августа 21, пятая — сентября 16, шестая — октября 10, седьмая — октября 28, восьмая — ноября 21, девятая — декабря 22. Таким образом, в 1783 году вышло девять книжек «Собеседника» (а не десять, как говорит г. Грот в своей статье, на стр. 128). Десятая книжка вышла в 1784 году, января 26, одиннадцатая — февраля 20, двенадцатая — марта 22, тринадцатая — апреля 23, четырнадцатая — мая 21, пятнадцатая — июня 21, шестнадцатая — сентября 6.

В объявлении о 13-м и 14-м № сказано, что они продаются по 80 коп., а все предыдущие по 1 рублю. В объявлении о 15 № назначено 50 коп., как за этот №, так и за все, прежде вышедшие. 16 № тоже объявлен за 50 коп. Большой промежуток времени между двумя последними книжками, которые при всем том обе очень тощи, показывает, что уже в это время были какие-то обстоятельства, задерживавшие издание.

(9) См. Остолопова «Ключ к сочинениям Державина», стр. 26; Полевого — «Очерки русской литературы», ч. 1, стр. 15; Греча — «Чтения о русском языке», ч. II, стр. 384; Савельева — предисловие к третьему изданию Державина, стр. XXXVII.

(10) Митрополит Евгений в словаре своем (см. «Дашкова») говорит, что в «Собеседнике» было помещено много сочинений княгини Дашковой и, между прочим, речь ее, говоренная при открытии Российской академии. Это известие перешло потом и в «Словарь» Бантыш-Каменского (ч. II, стр. 192), и в книгу г. Мизко (стр. 155), и др. Все они, без дальних справок, перепечатывали Евгения.

(11) Не имея под руками подлинных записок княгини Дашковой{50} (или Дашкавой, как тогда писали), я должен был ограничиваться отрывками из них, переведенными в наших журналах: «Москвитянин», 1842, №№ 1, 2, «Современник», 1845, № 1. В особенности интересен для нас отрывок, помещенный в «Современнике», потому что в нем рассказывается о назначении княгини директором Академии.

(12) Об издании карт русских губерний говорит сама княгиня Дашкова в своих записках, жалуясь на то, что тогдашний генерал-прокурор, кн. Вяземский, препятствовал ей в этом деле, «не присылая бумаг, которых она требовала, касательно определения границ между губерниями» («Совр.», 1845, № 1, стр. 28), и даже «задерживая те сведения, которые губернаторы, по ее просьбе, препровождали в Академию» (ibid., стр. 31). В «С.-Петербургских ведомостях» во все продолжение 1783–1784 годов помещались объявления о постепенном издании карт почти всех русских губерний. Продавались эти карты по 55 и 60 коп.

(13) Таковы, например, письмо А. Мейера, при посылке исторических надписей российским государям (кн. I, ст. XXX); критика на эти надписи (кн. II, ст. XV); письмо при посылке сочинения «О системе мира» (кн. II, ст. XXII); письмо, при котором присланы вопросы Фонвизина (кн. III, ст. XVI); письмо, приложенное к «Повествованию мнимого глухого и немого» (кн. IV, ст. X); письмо г. Икосова при посылке его оды (книга IV, ст. XI); письмо, содержащее критику на «Систему мира» (кн. IV, ст. XVI); письмо при посылке стихов г. Голенищева-Кутузова (кн. V, ст. VII); письмо Любослова о напечатании его «Начертания о российском языке» (кн. VII, ст. XV); письмо о «Былях и небылицах», с приложением предисловия к «Истории Петра Великого» (кн. VII, ст. XIX); письмо при посылке стансов на учреждение Российской академии (кн. IX, ст. IV); письмо с приобщением оды «К бессмертию» (кн. X, ст. XIII); письмо А. Мейера в ответ на критику его исторических надписей (кн. X, ст. XIV); письмо при посылке стихов Ломоносова (кн. XI, ст. XIV); письмо А. Старынкевича, с приложением «Стихов к другу» (кн. XI, ст. XVI); письмо при посылке стихов Р — Д — Н (кн. XIV, ст. V).

(14) Так, «сумнительные» предложения одного невежды присланы из Шлиссельбурга (ч. IV, ст. III); письмо со стихами Голенищева-Кутузова — из Симбирска (ч. V, ст. VII); письмо о дисциплине — из Карасубазара (ч. VII, ст. II); письмо при посылке оды «К бессмертию» — из Крыма (ч. X, ст. XIII); письмо при посылке «Притчи» — из Клина (ч. XI, ст. VII); письмо священника Старыикевича из Белоруссии (ч. XI, ст. XVI); письмо об одной ошибке в «Гамбургских ведомостях» касательно России — из Новгорода (ч. XII, ст. II); от архангелогородской кумы — из Архангельска (ч. XII, ст. X). Кроме того, много помещено писем, под которыми местность не обозначена. Во всех высказывается чрезвычайное уважение к «Собеседнику».

(15) Из Москвы прислано письмо о собачниках (ч. I, ст. XX); письмо Редкобаева (ч. II, ст. VII); письмо с приложением стихов Китайца к татарскому мурзе (ч. V, ст. I) г-жи М. С. и ее же письмо при посылке стансов на учреждение Российской академии (ч. I, ст. IV). Кроме того, подписью: «Прислано из Москвы от неизвестного» отмечены два стихотворения: «Сон» (ч. VI, ст. XIV) и «К самому себе» (ч. VII, ст. XVII).

(16) Письма из Звенигорода назывались всегда письмами Звенигородского корреспондента и пользовались, как видно, уважением самих издателей. В «искреннем сожалении» об участи издателей «Собеседника» (ч. III, ст. XV), в числе прочих средств улучшить журнал и придать ему интерес, советуется издателям деятельнее продолжать переписку с Звенигородским корреспондентом (ч. III, стр. 153). Из писем его первое помещено во второй части (ст. II) и заключает вопрос о воспитании; второе — в третьей части (ст. XV), содержит некоторые рассуждения об истинной и ложной чувствительности. На втором письме переписка эта и остановилась.

(17) Вот что, например, говорит о «Собеседнике» какой-то г. А. Г. в письме своем, напечатанном в 14-й книжке (ст. VI): «Книга ваша есть зеркало, где порочные видят свои пороки, а добродетельные находят утешение, усматривая, что хотя на словах получают возмездие за свои дела; книга ваша есть прут, которым развращение наказывается и очищаются нравы; книга ваша есть изображение благоденствия нынешнего века и процветания наук. Все благомыслящие люди читают ее с удовольствием и утверждают, что старанием какой-то любительницы муз российские словесные науки придут вскоре в такое совершенство, какому удивляемся мы у других народов» (стр. 145). В письме из Карасубазара говорится: ««Собеседник» читается уже и в Карасубазаре с таким же или, может быть, еще с большим вниманием и приятностью, нежели в Петербурге и Москве. Мы радуемся от истинного сердца, что новое сие издание, снимая последние с мыслей человеческих оковы, подает им отверстую дорогу для их просвещения» (ч. VII, стр. 8). Священник Старынкевич пишет, что небо послало ему счастие видеть первые четыре книжки «Собеседника» и что он «с толиким удовольствием листы полезнейшего сего сочинения прочитывал, с коликим утомленный долговременною жаждою из чистейшего источника опаленный свой язык орошает» (ч. XI, стр. 156). Подобных любезностей много можно найти в письмах к издателям.

(18) См. «С.-Петербургские ведомости», 1784, № 50, июня 21. Здесь помещено объявление о выходе 15-й книжки «Собеседника» и приглашение присылать свои статьи в редакцию. Объявление о понижении цены на первые книжки «Собеседника» сделано без всяких объяснений; просто сказано: «15-я книжка продается по 50 к.; по той же цене можно получать и все прежде вышедшие». То же повторено и в № 72, при объявлении о выходе 16-й книжки.

(19) Что княгиня Дашкова заведовала изданием «Новых ежемесячных сочинений», по крайней мере в первые годы, это видно из письма Капниста, помещенного в 1790 году в 47-й части «Новых ежемесячных сочинений», где он просит ее поместить в этом журнале его ответ «Певцу Фелицы». Кроме того, можно заключать об этом из некоторых мест послания Николева к княгине Дашковой («Новые ежемесячные сочинения», ч. 60, 1791), Здесь, между прочим, он обращается к ней с следующими стихами:

Составя круг ученых дум,

Ты поощряешь мысль и ум

К обогащенью росска слова…

В «Новых ежемесячных сочинениях» есть, по общему свидетельству биографов княгини Дашковой, и несколько собственных ее сочинений. (См. словари — Евгения, Бантыш-Каменского, энциклопедические — Плюшара и Старчевского. Впрочем, все они списывали показания митрополита Евгения.)

(20) В своих «Записках» княгиня Дашкова говорит сама, что она работала для «Собеседника» («Совр.», 1845, № 1, стр. 29), Митрополит Евгений, а за ним и другие говорят, что здесь помещено много статей Дашковой. Впрочем, узнать их наверное довольно трудно. Ниже представлены некоторые соображения наши об этом предмете.

(21) В «Записках» княгини Дашковой сказано, что «государыня сама иногда наполняла несколько страниц журнала». Но, вероятно, говоря это, княгиня Дашкова не имела в виду «Записок о российской истории». Кроме этих «записок» и «Былей и небылиц», в «Собеседнике» помещены еще следующие статьи, писанные Екатериною: 1) ответы на вопросы Фонвизина (ч. III, ст XVII); 2) ответ на письмо к автору «Былей и небылиц» (ч. VII, ст. XX); 3) письмо неизвестного каноника ignorante bambmelli, по поводу того же письма (ч. VII, ст. X); 4) «Общества незнающих ежедневная записка», подписанная: «Скрепил известный каноник» (ч. VIII, ст. VI). Кроме того, ей же принадлежат, вероятно, несколько предварительных слов к критике Любослова (ч. II, ст. XIII) и, может быть, «Записки разнощика», подписанные: Рыжий Фролка{51} (ч. IX, ст. II). Последних двух статей нет в «Полном собрании сочинений Екатерины», а первые четыре напечатаны в III томе, как-то посреди «Былей и небылиц». Тут же перепечатано, кстати, и письмо Фонвизина (стр. 53–57); а одно место из «Былей и небылиц», уже неизвестно для какой цели, напечатано два раза, на одной и той же странице (стр. 78), Здесь же перепечатано, неизвестно на каком основании, похвальное письмо к Екатерине по поводу «Былей и небылиц», помещенное в «Собеседнике» на стр. 175–178, VI части, и с примечаниями издателей.

(22) О Козодавлеве княгиня Дашкова говорит в своих «Записках»: «Из сотрудников журнала особенно деятелен был молодой адвокат Козодавлев, помещавший в нем и прозу и стихи» («Совр.», 1845, № 1, стр. 30). Из сочинений Козодавлева одно только подписано полным именем (ч. VII, ст. XIV); о других соображения представлены ниже.

(23) Из произведений Богдановича помещены в «Собеседнике»: 1) «О древнем и новом стихотворении» (ч. II, ст. XVIII; ч. III, ст. II; ч. V, ст. III; ч. VIII, ст. II); 2) басни: «Пчелы и Шмель» (ч. I, ст. XVII), «Журавли и Комар» (ч. II, ст. XXI), «Слух и Видение» и «Лев и Ребята» (ч. V, ст. IV); басня на пословицу: «воля со мною твоя, а по правде усадьба моя» (ч. VI, ст. XII); 3) письмо о великодушных чувствованиях (ч. I, ст. XXVIII); 4) идиллия белыми стихами, перепечатанная откуда-то в исправленном виде (ч. III, ст. IV); 5) «К Д. Г. Левицкому» (ч. IV, ст. V); 6) «К моему другу» (ч. V, ст. IV); 7) стихи на пословицу: «не всякая любовь свершается бедой» (ibid.); 8) «Гимн на бракосочетание великого князя Павла Петровича» (ч. VII, ст. XXI); 9) «Старина ненапечатанная» (ч. X, ст. Xll); 10) «Станс к Л. Ф. М.» (ч. XI, ст. V); 11) «Стане к М. М. Хераскову» (ч. XIII, ст. I); 12) «Приятность простой жизни» (ч. XVI, ст. VII). Все эти произведения были подписаны полным именем Богдановича и вошли в собрание его сочинений. Кроме того, в первой книжке «Собеседника» напечатаны без подписи его стихотворения: 13) «Разговор Минервы с Аполлоном» (ст. XIV) и «К деньгам» (ст. XV). Любослов сделал несколько мелких замечаний на эти стихотворения, Богданович под строками поместил «возражения сочинителя» и подписал их своим именем. Несмотря на это указание, оба эти стихотворения, впрочем, пропущены в собрании сочинений Богдановича. (24) В «Собеседнике» помещались стихотворения Державина, особенно в большом числе в первых книжках. Вот их перечень: 1) «Фелица» (ч. I, ст. I); 2) «Дифирамб на выздоровление покровителя наук» (ст. IV); 3) ода «На Новый год» (ст. VII); 4) ода «К соседу моему Г.» (ст. XX); 5) ода «На смерть князя Мещерского» (ст. XIX); 6) стихи «На рождение на севере порфирородного отрока» (ст. XXI); 7) ода «На отсутствие ее величества в Белоруссию» (ч. II, ст. I); 8) «Ключ» (ч. III, ст. I); 9) «Успокоенное неверие» (ч. II, ст. III); 10) «Благодарность Фелице» (ст. XIX); 11) ода «Решемыслу» (ч. VI, ст. I), подписанная: «Сочинял З…»; 12) ода «На присоединение Крыма» (ч. XI, ст. X); 13) «Бог» (ч. XIII, ст. VII). Ни одно из этих произведений не подписано именем Державина. Половина из них перепечатана из «Вестника», потому что (сказано в примечании) автор исправил их. Но поправки эти весьма ничтожны. Так, в оде «На смерть князя Мещерского» изменены следующие стихи:

в «Вестнике»: — в «Собеседнике»:

Зовет меня от жизни он. — Зовет меня, зовет твой стон.

Узрел я только лишь сей свет. — Едва увидел я сей свет.

Монарх и раб есть снедь червей. — Монарх и узник снедь червей.


Текут как в море речны воды, — Как в море льются быстры воды,

Текут так в вечность дни и годы, — Так в вечность льются дни и годы,


И миры ею разрушатся, — И солнцы ею потушатся,

Твореньям всем она грозит. — И всем мирам она грозит,


Не мыслит смертный умирать, — Не мнит лишь смертный умирать,


Громовы стрелы не быстрее — Ее и громы не быстрее

Взлетают к гордым вышинам. — Слетают к гордым вышинам.


Здесь персть твоя, а дух твой там. — Здесь персть твоя, а духа нет,

Он там, он там, а где — Не знаем, — Где ж он? Он там. Где там?.. не знаем,


Мы только плачем и взываем. — Мы только плачем и вздыхаем.


Где вкуса стол, там гроб стоит. — Где стол был яств, там гроб стоит,


Коим в державу тесны миры. — Кому в державу тесны миры.


Глядит на всех и на князей. — Глядит на пышных богачей.


За хаос в бездну улетели. — Хаоса в бездну улетели.


Не сильно жжет мя красота. — Не сильно нежит красота.


Желаньем пышности размучен. — Желанием честей размучен.

Влечет меня и чести шум. — Зовет, я слышу, славы шум.

Наградой чти судеб удар. — Благословляй судеб удар.

В оде «К соседу» изменен только один стих. Вместо А то веселье непорочно напечатано — Веселье то лишь непорочно.

В стихотворении «Ключ» изменены следующие стихи:

в «Вестнике»: — в «Собеседнике»:

Источник вижу я прекрасный. — Прекрасный вижу я источник.

Источник милый и прозрачный, — Источник шумный и прозрачный,

Поящий луги, долы злачны. — Луга поящий, долы злачны.

Гора, в день стадом покровенна, — Гора, в день стадом покровенну,

Любуется, в тебя смотрясь; — Себя в тебе, любуясь, зрит:

В твоих водах изображенна — В твоих водах изображенну

Дубрава, ветерком струясь, — Дубраву ветерок струит,

Со златом волнуются нивы. — Волнует жатву золотую.

О, как с высот приятно зрится, — Прекрасный брег твой становится…


Равно ночною темнотою — О, сколь ночною темнотою

Прекрасен вид твой при луне. — Приятен вид твой при луне.


Лирный звон с твоим стремленьем. — Лирный глас с твоим стремленьем.

В оде «На отсутствие ее величества в Белоруссию» изменены только три фразы: вместо сладкой песни — поправлено: громкой песни; вместо истина и совет — истина и совесть, и вместо с велелепием — в велелепии. Да еще поправлена опечатка: вместо совет напечатано зовет.

Столь же ничтожны перемены в стихах «На рождение порфирородного отрока». Здесь только вместо «полубог» поставлено — «некий бог», и вместо «возраждачи» — «возрождаючи», что в «Собрании сочинений» опять было изменено на «зарождаючи».

Более перемен сделано в оде «На Новый год». Впрочем, и они не важны.

Вот эти перемены:

в «Вестнике»: — в «Собеседнике»:

Мольбы и плески восшумели, — Сошел — и гласы раздалися,

Тимпаны, громы возгремели. — Мечты, надежды понеслися.

Среди текущего блаженства — И самого среди блаженства

Мы благ желаем совершенства. — Желаем блага совершенства.

Здоровье, хлеб и совесть права, — Меня здоровье, совесть права,

Одежда, сон и добра слава — Достаток нужный, добра слава

Меня равняют с королем. — Творят счастливее царей.


Бессмертный воин хочет славы, — Герой бессмертный славы жаждет,

Леандр фортуны при игре. — И счастия игрок в игре.


И в здешней жизни, пышной, страстной, — И в светской жизни коловратной


Нежнее гласы становятся. — Приятней гласы становятся.


Петры, Траяны, Гендрих, Титы, — Петры, и Генрихи, и Титы.

Стихотворения, которые в исправленном виде перепечатаны в «Собеседнике», более уже не переделывались, исключая двух или трех фраз. Так, в оде «К соседу» вместо «в твой парус» — в «Собрании сочинений» почему-то напечатано: «в твой Парнас» (т. I, стр. 203).

Стихотворения, напечатанные в первый раз в «Собеседнике», больших изменений также не потерпели в последующих изданиях. В оде «Фелица» исправлены только несколько стихов. Вместо «честно и правдиво» в последней поставлено «пышно и правдиво», вместо Лентягом и Брюзгой — лица из сказки о Хлоре, сочиненной Екатериной, — просто лентяем и брюзгой. Вместо стихов, замеченных еще Любословом:

В часы твоих отдохновений

Ты пишешь в сказках поучений,

поставлено:

В твои от дел отдохновенья

Ты пишешь в сказках поученья.

Наконец, вместо стиха

Да сладкого твоих слов тока

поставлено:

Да слов твоих сладчайша тока.

В оде «Бог» — следующие поправки:

в «Собеседнике»: — в «Сочинениях»:

Как в день, когда зимой — Как в мразный ясный день зимой,

В бездонной пустоте текут — В неизмеримости текут.


Как ежели сравнять с тобою — Когда дерзну сравнить с тобою,


Чтоб дух мой перстью облачился — Чтоб дух мой в смертность облачился.


Отец — в объятие твое — Отец, в бессмертие твое.


Неизъясненный, непостижный — Неизъяснимый, непостижный.

Много изменений в «Оде на приобретение Крыма», которая в первоначальном виде своем даже не имела смысла в иных стихах. Более других значительны следующие поправки.

Вместо «Увидя, Марс тоурит взоры» — впоследствии поправлено:


Увидел Марс, нахмурил взоры.


Вместо стихов:

Его стенанье раздалося

Внутрь сердца зависти, и ум,

Перо орудием имея,

Едва ль где столь торжествовавший,

Бессмертной славой воссиял,

поправлено:

Его паденье раздалося

Внутрь сердца зависти — и трость,

Водимая умом обширным,

Бессмертной пальмой обвилась.

Далее изменена целая строфа:

в «Собеседнике»: — в «Сочинениях»:

Текущего с полнощи света — Цирцея от досады воет,

Не может снесть Цирцеии взор; — Волшебство все ее ничто;

Стонает, что Минерва зиждет — Ахеян, в тварей превращенных,

Людей разумных из зверей. — Минерва вновь творит людьми.

Осклабясь, Пифагор дивится, — Осклабясь, Пифагор дивится,

Что мнение его сбылося: — Что мнение его сбылося,

Животных видит он людьми. — Что зрит он преселенье душ.

Несколько ничтожных поправок есть также в оде «К Решемыслу».

Львов, в объяснениях к сочинениям Державина, говорит, что в «Собеседнике» же были напечатаны стихотворения «Счастливое семейство» (ч. I, стр. 8) и «Видение Мурзы» (ч. II, стр. 13). Но это несправедливо: «Счастливое семейство» напечатано, по словам Львова же, в 1782 году, когда еще «Собеседник» не издавался, а «Видение Мурзы» явилось в 56-й части «Новых ежемесячных сочинений», в 1790 году. — Замечания Львова внесены и в смирдинское издание сочинений Державина, 1847; но Львов, кажется, совсем не знал «Собеседника», относя издание его то к 1782, то к 1792 году.

(25) В прозе Княжнин поместил здесь свою речь, говоренную на акте в Академии художеств, в 1779 году (ч. I, ст. XXXI); а в стихах: «Послание к российским питомцам свободных художеств» (ч. I, ст. XV); «Феридина ошибка» (ст. XXIII); «Мор зверей» (ст. XXV); «Рыбак» (ст. XXVII. Перепечатано из «СПб. вестника» 1788 года, № 9). В следующих книжках журнала поместил он оду «Утро» (ч. VII, ст. IX), «Стансы к богу» (ч. VIII, ст. IX; из «Вестника» 1780 г., № 8), «Исповедание жеманихи» (ч. VIII, ст. XII), не подписанное; сказку «Улисс и его спутники» (ч. X, ст. XI) и письмо к княгине Дашковой (ч. XI, ст. I).

(26) Ода эта написана была Капнистом в 1786 году по случаю указа 19 февраля 1786 года о том, чтобы на просьбах не подписывались раб, но «верноподданный» (см. «Полное собрание законов Российской империи», 1786, № 16329).

(27) В «Собеседнике», кроме сатиры (ч. V, ст. IX), напечатано письмо к Любослову, который считал неприличным то, что Капниста в письме к нему (в I части «Собеседника») назвали в эпиграфе mortel[242] (ч. VII, ст. III).

Сатира Капниста перепечатана из 6 №, 1779, «С.-Петербургского вестника». Там она была названа «сатира первая», а здесь прибавлено «и последняя». Хотя в примечании сказано, что она вновь поправлена, но исправление это весьма незначительно. В одном месте вместо дерзость поставлена хищность; в другом — вместо истреблять пороки — исправлять. Важно только исключение личных намеков, слишком уже явных. Так, в двух местах поставлено здесь имя дурного стихотворца — Мевий вместо Рубов (явный намек на Рубана). Вместо прежних двух стихов:

Котельский, Никошев, Вларикин, Флезиновский,

Обвесимов, Храстов, Восевкин, Кампаровский, —

в которых заключались изломанные немного фамилии здравствовавших тогда авторов{52}, — поставлено в «Собеседнике» просто:

Толпа несмысленных и мерзких рифмотворцев,

Слагателей вранья и сущих умоборцев.

Это, конечно, могло служить и хорошим комментарием к выставленным прежде именам.

Впрочем, одна личность даже прибавлена при переправке сатиры; но это самая невинная личность, на Василия Кирилловича Тредьяковского. Вместо стихов:

А разум с честностью так редко видим в свете,

Как гладкий умный стих в покойном Бредорете,

напечатано:

И, словом, в свете сем так редки Аристиды,

Как гладкие стихи в творце «Телемахиды».

(28) Из сочинений Кострова помещены здесь: эклога «Три грации» (кн. VIII, ст. III) и письмо к творцу оды «Фелица» (кн. X, ст. V). Оба подписаны: Ер. Кост.

(29) «Недоросль» явился, как есть предание, в одно время с «Фелицей» и разделял с нею общее внимание; впрочем, в «Собеседнике» ни разу о нем не упоминается. О «Бригадире» же говорится в одной эпиграмме: «На некоторую зрительницу комедии «Бригадир»«(«Соб.», ч. III, стр. 38).

(30) В «Собеседнике» помещены из сочинений Фонвизина: 1) «Опыт российского сословника» (ч. I, ст. XXIX; ч. IV, ст. XII; ч. X, ст. VIII); 2) «Примечания на критику российского сословника» (ч. III, ст. XII); 3) «Вопросы» (ч. III, ст. XVII); 4) «Челобитная российской Минерве» (ч. IV, ст. II); 5) «Поучение иерея Василия» (ч. VII, ст. VI).

(31) В числе сотрудников «Собеседника» помещают Хераскова — князь Вяземский («Фонвизин», стр. 262), Греч («Чтения о русском языке», ч. II, стр. 384), Грот в названной уже статье о «Собеседнике».

(32) Произведения, подписанные в «Собеседнике» буквами М. X., следующие: 1) «Комета 1767 года» (ч. I, ст. IX); 2) «Апрель» (ст. X); 3) «Княгине Дашковой» (ч. VI, ст. IV); 4) «Вечность» (ч. VII, ст. I). Кроме этих стихотворных произведений, есть еще две статьи в прозе: «Утро» (ч. I, ст. XII) и «Полдень» (ч. V, ст. II).

(33) Муравьева здесь два стихотворения: «Письмо к *» (ч. I, ст. XXXII) и «Время» (ч. II, ст. XVI). В одной критике («Собеседник», ч. IV, ст. XVI) эти стихотворения признаны справедливо очень дурными и названы опытами молодого писателя. В самом деле, не имея почти никакого содержания, по языку стихи эти могут быть сравнены разве с творениями Петрова.

(34) Д. Хвостов поместил в «Собеседнике» несколько притч: 1) «Мыши и орехи» (ч. IV, ст. XIV); 2) «Солнце и молния» (ч. VI, ст. V); 3) «Павлин» (ч. V, ст. XI). Нелединского-Мелецкого есть здесь «Ода на дружбу» (ч. VI, ст. VIII). Боброва — стихотворение «Действие и слова зиждущего духа», содержащее хвалы императрице Екатерине (ч. XII, ст. I). Подписано оно «С. Б.». Левшин поместил здесь свое «Путешествие на луну», названное в первых отрывках — «Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве», а потом — «Новейшее путешествие во сновидении» (ч. XIII, ст. X; ч. XIV, ст. II; ч. XV, ст. II; ч. XXI, ст. VIII).

(35) Плавильщиков, по показанию митрополита Евгения, родился в 1771 году и, следовательно, не мог участвовать в журнале, издававшемся в 1783–1784 годах, но это показание неверно: по другим известиям, Плавильщиков родился <в> 1760 году и ему действительно принадлежит стихотворение «Баталия», помещенное в XVI части «Собеседника» (ст. V, стр. 97–106).

(36) Другие авторы, участвовавшие в «Собеседнике» и подписывавшие свои имена, были следующие: А. Мейер, напечатавший «Исторические надписи в стихах государям российским» (ч. I, ст. XXX) и «Ответ» на критику их (ч. X, ст. XIV); В. Жуков, поместивший здесь «Сонет творцу оды к Фелице» (ч. III, ст. VII); Павел Икосов, напечатавший оду на рождение великой княгини Александры Павловны (ч. IV, ст. XI) и идиллию на тот же случай (ч. V, ст. VI); Д. Левицкий, поместивший свое письмо в «Собеседнике» (ч. VI, ст. III); Р — Д — Н, напечатавший «Цыдулку к *» (ч. VII, ст. XI), сонет С(ст. XII), эклогу (ч. VIII, ст. XI), письмо к издателям (ч. XI, ст. IV), стихи «К***» и эклогу (ч. XIV, ст. V); Прох. Соловьев, сочинивший «Разговор о музах» при открытии семинарии в С.-Петербурге (ч. X, ст. VII); Ф. Козельский, написавший надгробие графу Воронцову (ч. X, ст. XV); Лабзин, подписавшийся под своим стихотворением «Французская лавка» (ч. XI, ст. III) цифрами, из которых составляется его фамилия; Фед. Кам., поместивший стихи «К Ирисе» (ч. XVI, ст. IV).

(37) Это «Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф, когда я в 1761 году ехал просить о подписании привилегии для Академии, быв много раз прежде за тем». Стихотворение это, состоящее всего из десяти стихов, содержит обращение к кузнечику, который гораздо счастливее людей потому,

Что видит — все его, везде в своем дому,

Не просит ни о чем, не должен никому.

Стихи эти присланы кем-то из Москвы и напечатаны в XI части, ст. XIV.

(38) Из неизвестных авторов подписывались буквами, кроме вышеназванных: Н. М. и товарищи, под стихами «Народный обед» (ч. II, ст. VI); С. — под стихотворением «Городская жизнь», подражание немецкому (ч. II, ст. XIV); С. С. — под статьей «Маскерад» (ч. XI, ст. XVII); этому же автору принадлежит статья «Прогулка» (ч. VI, ст. XV); В. С. — под статьями «Волк и Лисица», басня (ч. XIV, ст. I); «Ночь», стихотворение (ст. VII); «Клеант» (ст. VIII); «Подражание английскому «Зрителю»«(ч. XV, ст. VI); «Некоторые рассуждения о смехе» (ч. XV, ст. V); Ва. Сев. — под одою «На кротость» (ч. XIV, ст. IX); М. С. — под письмом к «Татарскому мурзе» (ч. V, ст. I) и под стансами на учреждение Российской академии (ч. IX, ст. IV); X. X. — под стихами «Модное остроумие» (ч. III, ст. IX); N. — под одою «К любви» (ч. IV, ст. XV); N. N. — под сочинением «О системе мира»{53} (ч. II, ст. XXII; ч. V, ст. X); Др. — под письмом Катона к Юлию Цезарю (ч. VIII, ст. V); А. Кр. — под стихами гр. В. П. М. П. (ч. X, ст. IX); Д — й Р — ъ под стихами «Лизета и Дафнис» (ч. XIII, ст. IX); А. Г. — под письмом к издателям (ч. XIV, ст. VI); И. Ф. — под баснею «Комар» (ч. XV, ст. I). Из статей, вовсе не подписанных, замечательнее других: «Повествование мнимого глухого и немого», «Картины моей родни» и «Моя записная книжка», в прозе; о них много говорится ниже. В стихах замечательны: «Ода к бессмертию», «Дружеская песня», «Ода на злато», «Весна» (в XII ч.) и «Сновидение» (в XVI ч.). О них — ниже. Заметим, что в числе эпиграмм также есть несколько довольно удачных. Между прочим, в IV части (стр. 110) нашли мы эпиграмму Дмитриева:

Почто Ликаста осуждают,

Что вялым слогом пишет он?

Ведь им один лишь издан «Сон»:

Когда же складны сны бывают?

(39) См. митрополита Евгения «Словарь светских писателей», часть II, стр. 10 и 158. Очень может быть, что это показание тоже неверно. В «Собеседнике» почти нет ученых статей. Разве сочинение «О системе мира» можно, приписать одному из академиков?

(40) См. «Словарь светских писателей», под словом «Дашкова».

(41) В I книге 33 статьи, во II — 22, III — 18, IV — 16, V — 11, VI — 15, VII — 21, VIII — 13, IX — 8, X — 17, XI — 18, XII — 10, XIII — 11, XIV — 10, XV — 7, XVI — 12.

(42) Упоминания об этом находятся во всех курсах литературы, во всех биографических словарях наших, но подробностей нигде нет.

(43) Г-н Старчевский говорит («Литература русской истории до Карамзина», стр. 230): «Записки эти составлены из свода разных русских летописей, со многими синхронистическими таблицами и с критическими примечаниями». Более ничего не сказано для их характеристики.

(44) Г-н Соловьев поместил в «Архиве» г. Калачова статью о русских исторических писателях XVIII века, в которой разбирает некоторых писателей. Не знаем, почему именно тех, а не других. Если он хотел рассмотреть только замечательнейших, то неужели труды Елагина и Эмина замечательнее «Записок о русской истории»?{54}

(45) Замечания эти приведены в книге г. Старчевского, стр. 236.

(46) Известно, что при Екатерине начали издавать русские летописи. Много списков было собрано из Москвы и других мест, но, по неимению хорошо приготовленных к этому делу людей, издание тогда не состоялось.

(47) См. Старчевского «Литература русской истории до Карамзина», стр. 218. В биографии Чеботарева, в «Словаре проф. Моск. унив.», г. Соловьев говорит неопределенно: в это время Чеботарев занимался выписками из летописей. По ходу его изложения это может относиться к 1782–1790 годам. Промежуток довольно значительный.

(48) Г-н Старчевский говорит, что он «сам видел несколько выписок из наших летописей, сделанных для императрицы». Но он ничего не сообщает об их содержании.

(49) Первый том истории Щербатова вышел в 1770 году, а следующие четырнадцать в разные сроки выходили до 1792 года.

(50) Различие этих договоров доказано в недавнее время г. Срезневским (см. статью его в «Известиях II отделения Академии наук», 1852, т. I).

(51) Как видно, это сделано было по убеждению императрицы, потому что даже в ее замечаниях на Стриттера мы находим обвинение в том, что он возобновил нелепые басни о мести Ольги древлянам, выброшенные из («Записок о русской истории» (Старч., стр. 235).

(52) У Державина в стихотворении «На счастие» сказано о Екатерине:

Комедьи пишет, чистит нравы

И припевает: «хем, хем, хем».

Хем, хем — это дедушкин кашель в «Былях и небылицах». Львов же в Объяснениях (ч. I, стр. 22) выдумал какое-то небывалое сочинение императрицы «Разговоры дедушкины» и притом еще палату с чутьем для чтения и обсуживания этого сочинения. Не знаем, есть ли правда в последнем известии, но первое совершенно ложно.

(53) «Исповедание жеманихи» напечатано в VIII части «Собеседника» при «Былях и небылицах» как их заключение, оно даже не отделено особою цифрою, как делалось всегда в этом журнале.

(54) При этом-то дедушка и закашлялся особенно сильно. Из этого можно видеть, какие беспорядки ему не нравились. Львов говорит, что он припевал «хем, хем» только при виде какого-нибудь беспорядка.

(55) В 45 № «С.-Петербургских ведомостей» 1784 года причиною такого изменения выставляется то, что «издателям известно, что некоторые из присланных сочинений до них не доходили». К этому прибавлено в № 50: «А чтобы не принять неблагопристойного, то сочинение при принесшем же и прочтется, и буде оно согласно с расположением «Собеседника», то и примется для напечатания, буде же противно, то возвратится принесшему». Следовательно, в это время главный издательский труд — рассмотрение и выбор присылавшихся статей — лежал уже не на княгине Дашковой, а на советниках Академии, которые, таким образом, были в то же время и цензорами статей.

(56) Ниже представлены некоторые соображения касательно трудов Козодавлева, помещенных в «Собеседнике». Из других же его произведений, отдельно изданных, известны: перевод поэмы Тиммеля «Вильгельмина», СПб., 1783 (Сопикова библиография, № 8636), и комедий «Нашла коса на камень», в одном действии, СПб., 1781 (Сопикова библиография, № 5475), и «Перстень», в одном действии, СПб., 1781 (Сопикова библиография, № 5549). Ему же, вероятно, принадлежит и следующий перевод: «Древнего и нового века люди, или Уборный стол г-жи маркизы Помпадур, соч. г. Вольтера, перевел с французского О. К.», СПб., 1777 (Сопиков, № 3478).

(57) Княгине Дашковой принадлежат комедии: «Тоисёков» (Сопиков, № 5649 — «Тайсиоков»), в пяти действиях, СПб., 1786, и «Свадьба Фабиана». Кроме того, ее произведения помещены в «Невинном упражнении» на 1763 год и в «Трудах Вольного российского собрания при Московском университете» с 1774 года. В этом последнем издании именем ее отмечены: «Письмо к другу» (ч. I, стр. 78–86); «Опыт о торге», перевод из Юма (стр. 87–112); «Путешествие одной российской знатной госпожи по некоторым английским провинциям» (ч. II, стр. 105–147), перевод из английского «Смотрителя» о шутке (стр. 145–151). Ей же, кажется, принадлежат и следующие статьи, отмеченные подписью «Англоман»: «Письмо англомана» (ч. II, стр. 257–261); «Предложение об исправлении английского языка, перевод с английского, с примечаниями относительно языка русского» (ч. III, стр. 1–38); перевод стихов оксфордского студента к портрету Локка (стр. 72–73). В письме англомана представлен также опыт перевода знаменитого монолога Гамлета «Быть или не быть». О принадлежности этих статей княгине Дашковой свидетельствует сколько видное в них знание английской литературы и жизни, весьма мало тогда у нас распространенное, столько же и уменье владеть языком, и в стихах и в прозе, — уменье, которым, как увидим, также отличалась княгиня Дашкова.

(58) Видно, однако ж, что в свое время княгиня Дашкова всего более известна была своими стихотворениями. В словаре Новикова читаем: «Княгиня Дашкова… писала стихи; из них некоторые, весьма изрядные, напечатаны в ежемесячном сочинении «Невинное упражнение» 1763 года, в Москве. Впрочем, она почитается за одну из ученых российских дам и любительницу свободных наук» («Опыт исторического словаря о российских писателях» Новикова, 1772, стр. 55).

(59) В «Записках» своих княгиня Дашкова говорит: «Боль, Монтескье, Буало и Вольтер были из числа любимых моих писателей. Поздние занятия и расположение духа, происшедшее от такого изнурения, произвели во мне слабость и болезненные признаки, возбудившие опасения моего почтенного дяди». Доктор Бурхав сказал, что болезнь происходит от беспокойства духа, и вследствие того, говорит княгиня, «я подвергалась тысяче расспросов, однако ж не сказала истины. В то время, как я приписывала свой бледный и истощенный вид слабости нервов и головным болям, ум мой ежедневно крепнул и оживлялся от постоянного упражнения» (см. «Москвитянин», 1842, № 1, стр. 101–102, Материалы). Такого рода чтение, конечно, обещало самое богатое развитие и совсем не походило на то бессознательное пристрастие к французам, над которым так много смеялся «Собеседник». Касательно любознательности княгини Дашковой можно привести еще следующую заметку. «С самых ранних лет, — говорит она, — политика была для меня самым занимательным предметом; я расспрашивала каждого иностранца о его отечестве, форме правления и законах, и сравнения, к которым часто вели их ответы, внушили мне пламенное желание путешествовать» (см. «Москвитянин», ibid.).

(60) Кто знаком с литературою того времени, тот не станет, конечно, требовать подтверждения этих слов. Для незнакомых же достаточно привести хоть заглавия некоторых книг, выходивших в то время, — например: «Гермель, или Может ли добродетельная жена совершенно положиться на постоянство своего мужа?», перевод с французского, СПб., 1783; «Девушкины прогулки и молодкины увертки, или Лабиринт женских коварств», СПб., 1794} «Кошке игрушки, а мышке слезки, или Смешные проказы трех красавиц, чинимые над простосердечными их супругами, нравственное и счастливое творение», СПб., 1894; «Нежные объятия в браке и потехи с любовницами продажными, изображены и сравнены Правдолюбом», СПб., 1799, и т. д. Таких и еще более курьезных и бесцеремонных книг выходило в последней четверти прошлого столетия чрезвычайно много. Нельзя не заметить, что здесь всегда виден шутливый взгляд на предмет, тогда как с начала нынешнего века является уже более трагический элемент в самых заглавиях, как, например: «Мщение оскорбленной женщины, или Ужасный урок для развратителей невинности», М., 1803; «Жертва супружеского тщеславия, или Бедствия, от чрезмерной любви происходящие», М., 1809, и т. д.

(61) Чтобы не ходить далеко, укажем только на ход нашей комедии. Не говоря о Фонвизине и Капнисте, даже второстепенные, слабые деятели на этом поприще в прошлом столетии умели затрогивать живые общественные вопросы. Вспомним «Опекуна» и «Лихоимца» Сумарокова, «Вояжера» Ефимьева, «Несчастье от кареты» Княжнина и т. п. А ныне при больших средствах и талантах, при большем круге действия, что же делает комедия? Пробавляется картежниками, шулерами, вертопрахами, женящимися на богатых купчихах, отцами, насильно отдающими дочерей замуж, женами, обманывающими мужей, и т. д., всем, над чем ужо давно притупили свое остроумие комики всех народов. Правда, нельзя с грустью не вспомнить и того, сколько грубых порицаний и злобных обвинений в наше время навлек на себя писатель, осмелившийся поднять даже ничтожный кончик завесы, под которой скрываются пороки общества, да еще перенесший их в дальний уездный город…{55}

(62) Замечательно, что во время издания «Собеседника», несмотря на частные выходки некоторых журналов, в литературе нашей еще господствовали полное доверие и уважение к французам и их учению, «Собеседник» первый начал настойчивое их преследование; вообще же против них восстали у нас только после 1789 года. Тогда уже начали появляться насмешливые и ругательные брошюрки, в которых доставалось, разумеется, особенно Вольтеру, — таковы, например, «Заблуждения Вольтеровы», 1793; «Изобличенный Вольтер», 1792; «Ах, как вы глупы, гг. французы!», 1793, и пр.

(63) Равнодушие публики тогдашней не находит себе оправдания даже в дороговизне книг, которые сравнительно были тогда очень недороги. Так, например, по объявлению в «С.-Петербургских ведомостях» тех годов «Душенька» продавалась по 1 р. 10 к. асс., сочинения Ломоносова — 3 р., сочинения Сумарокова — 17 р., «Росслав», трагедия Княжнина — 60 к., «Вильгельмина», поэма — 35 к., «Сказка о царевиче Хлоре» — 15 к., «О царевиче Февее» — 8 к.{56}. Журналы тоже не были дороги: так, «Живописец» Новикова стоил 2 р. асс., «Вечерняя заря» — 4 р. все издание.

(64) Статья «Собеседника» заимствована, конечно, из «Письмовника», первое издание которого, под именем «Универсальной грамматики», вышло еще в 1769 году. Там статья эта носит название: «Повесть о том, как некоего юношу друзья его уверили, что он ослеп». Помещена она (см. пятое издание, 1793) там под № 234, тотчас после знаменитой в свое время «Потешной повести о педанте», которая одна даже могла бы дать понятие о нравах того общества, в котором печатались и имели успех подобные вещи.

(65) Мы никак не осмелились бы пропустить без внимания правописание «Собеседника», если бы только было в нем какое-нибудь правописание. К величайшему нашему сожалению, мы нашли в нем только непоследовательность и непостоянство в образе написания даже одних и тех же слов. Иногда, например, океан, генерал, грамматика пишутся с большой буквой, иногда — с маленькой; один раз встречаете желѣзо, терпѣть, а в другой — жѣлезо, тѣрпѣть и т. п. Конечно, мы могли бы последовать здесь примеру издателя, тщательно собравшего в своих примечаниях орфографические ошибки Пушкина{57}, но боимся употреблять во зло терпение читателей.

(66) В «Записках о Екатерине Великой» статс-секретаря. Грибовского (М., 1847) приводятся следующие слова, сказанные ему императрицей: «Ты не смейся над моею русскою орфографией. Я тебе скажу, почему я не успела ее хорошенько узнать: по приезде моем сюда я с большим прилежанием начала учиться русскому языку. Тетка Елизавета Петровна, узнав об этом, сказала моей гофмейстерине: полно ее учить, она и без того умна. Таким образом, могла я учиться русскому языку только из книг, без учителя, и это есть причина, что я плохо знаю правописание». «Впрочем, — замечает Грибовский, — государыня говорила по-русски довольно чисто и любила употреблять простые и коренные русские слова, которых она множество знала» («Записки» Грибовского, стр. 41).

(67) Чтобы оценить эти грамматические труды, нужно принять в соображение то, что тогда еще у нас существовали всего только две русские грамматики; Ломоносова (1755) и Барсова (1771), и что исследования о языке пришли в движение только после учреждения Российской академии, хотя, собственно, академическая грамматика явилась уже в 1802 году{58}.

(68) Произведения, имеющие какую-нибудь подпись в «Собеседнике», указаны в прим. 32 и 38. Неподписанные же статьи, названные здесь, помещены в следующих книжках «Собеседника»: «Сокращение катехизиса честного человека», кн. I, ст. VI; «Письмо к Капнисту», ibid., ст. XIV; «Обещать и исполнять суть два дела разные», кн. II, ст. X; «Об истинном благополучии», кн. III, ст. III; «Письмо из Карасубазара», кн. VII, ст. II; «Путешествующие», кн. XI, ст. IX; «Нечто из английского «Зрителя»«, кн. XVI, ст. III. Кроме того, не подписаны многие письма к издателям. Остальные из неподписанных статей указаны в самом тексте.

(69) Имени В. Жукова мы нигде более не встречали{59}. В росписи Смирдина и у Сопикова{60} есть Матвей и Петр Жуковы; но Василий нигде не упоминается. В старинных журналах тоже не попадалось нам этого имени.

(70) Из писателей того времени мы не знаем ни одного, в фамилии которого могли бы уместиться эти буквы. Только у Новикова находим упоминание о Николае Раздеришине, который, «будучи в Сухопутном кадетском корпусе, писал разные стихотворения, по большей части сатирические, в которых весьма много соли, остроты и хороших замыслов; но они не напечатаны». «Ныне, — прибавляет «Словарь» (1772), — он обер-офицером в армии» («Словарь», стр. 186). Может быть, ему принадлежат стихотворения, подписанные в «Собеседнике» Р — Д — Н; но, во всяком случае, не имея возможности сличить их с произведениями Раздеришина, не можем сделать никакого положительного заключения.

(71) Из известных нам писателей того времени подпись Др. может принадлежать троим: С. Друковцову, кроме хозяйственных своих изданий напечатавшему; «Бабушкины сказки», 1778, и «Сова, ночная птица», 1779; Дружерукову, известному «Разговором в царстве мертвых Ломоносова с Сумароковым», 1787, Я. А. Дружинину, переводившему шестую часть «Анахарсисова путешествия» и из Виланда «Пифагоровых учеников», 1794. Все эти лица, конечно, могли писать стихи в 1783 году, но действительно ли писали, этого сказать не можем.

(72) По указанию митрополита Евгения, А. С. Хвостов написал шутливую «Оду к бессмертию». Вероятно, эта самая ода и помещена в «Собеседнике»; по крайней мере другой мы не знаем. Из других литературных трудов А. С. Хвостова известны: перевод комедий Теренция (1777), перевод статьи о Португалии из Бюшинговой «Всеобщей географии» (1774) и собственная комедия «Любовные оборотни» (1770). Но всего более, по свидетельству князя Вяземского («Фонвизин», в приложении), митрополита Евгения («Словарь светских писателей», Хвостов), Аксакова («Семейная хроника», Шишков), А. С. Хвостов известен был своим остроумием.

(73) Кроме этих творений, Пав. Икосов написал еще достойные его имени творения; «Письмо похвальное пуншу», 1789, и дифирамб «Изображение ужасных деяний французской необузданности, или Плачевная кончина царственного мученика Людовика XVI», 1793.

(74) Неподписанных и принадлежащих неизвестным авторам стихотворений в «Собеседнике» было довольно много. Вот их перечень: 1) идиллия «Вечер 1780 г., ноября 8» (кн. I, ст. V); 2) две эпиграммы (ibid., ст. XXV); 3) «Гонор и Сальмира» (кн. II, ст. V); 4) «Послание к г. Чудихину» (ibid., ст. IX); 5) «Стихи, присланные от неизвестного» (ibid., ст. XII); 6) «Городская жизнь, подражание немецкому» (ibid., ст. XIV); 7) эпиграммы — 3 (кн. III, ст. V); 8) «Ода на злато» (ibid., ст. XI); 9) «Новые чудеса» (кн. IV, ст. I); 10) «Тирсис и роза» (ibid., ст. IV); 11) «Ответ на вопрос: что есть пиит» (ibid., ст. VII); 12) «Дружеская песня» (ibid., ст. VIII); 13) эпиграммы — 4 (одна Дмитриева) (ibid., ст. IX); 14) басня «Неравен путь к возвышению» (кн. VI, ст. X); 15) «Сон» (ibid., ст. XIV); 16) басня «Зазнавшаяся мартышка» (кн. VII, ст. IV); 17) «Хор на аллегорическое изображение России садом» (ibid., ст. XVI); 18) «Стихи к самому себе» (ibid., ст, XVII); 19) «На отъезд любовницы» (ibid, ст. XVIII); 20) басня «Заслуги свои часто измеряем несправедливо» (кн. VII, ст. VII); 21) «Слава» (кн. IX, ст. I); 22) эпиграммы — 3 (кн. IX, ст. III); 23) «На сочинения Финтакова», эпиграмма (ibid., ст. VII); 24) «Ее величеству Екатерине II» (кн. X, ст. I); 25) мадригал (ibid., ст. III) 26) «Стихи, присланные из Владимира» (ibid., ст. XVI); 27) эпитафия, присланная из Владимира (Р. И. Воронцову, отцу княгини Дашковой, ibid., ст. XVII); 28) «Притча» (кн. XI, ст. XII); 29) «Превращение форели» (ibid., ст. VIII); 30) «Счастие» (ibid., ст. XII); 31) «Беседа первая» (ibid., ст. XIII) и 32) вторая (кн. XIII, ст. III); 33) идиллия «Феб, Палемон и Дафнис» (кн. XI, ст. XV); 34) «Эпиграмма на Глупонова» (ibid., ст. XVIII); 35) «К шатру моему» (кн. XII, ст. III); 36) «Стихи на разлуку» (ibid., ст. IV); 37) эпиграмма (ibid., ст. VI); 38) «Надгробная жене от ее мужа» (ibid., ст. VIII); 39) эпиграмма (ibid., ст. IX); 40) «Старое и новое время» (кн. XIII, ст. V); 41) «Эпитафия мудрецу» (кн. XV, ст. III); 42) мадригал (ibid., ст. VII); 43) «Весна» (кн. XVI, ст. II); 44) «Подражание французским стихам на заданные рифмы» (ibid., ст. VI); 45) «Сновидение», сказка (ibid., ст. IX); 46) эпиграмма (ibid., ст. XI).

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я